Паразиты

Рассказ / Фантастика, Философия
Аннотация отсутствует

До цели осталось несколько часов пути. Я проснулся. Точнее меня Ана разбудила. Ана – это компьютерная программа. Не путать с искусственным интеллектом, создание которых уже много лет запрещено законом, по причине невозможности предотвращения их неконтролируемого перепрограммирования на состояние враждебности по отношению к нам. Просто программа-исполнитель, абсолютно лишённая возможности самостоятельно принимать решения и отменять наши.  

Мы уже очень давно отказалась от атомной энергии и энергии углеводородов. Когда-то стремительно умирающая, наша планета обрела новую жизнь. Мы научились эффективно использовать энергию звёзд и ещё более эффективно преобразовывать её в электрическую, что в совокупности с современными преобразователями механической энергии в электрическую стало достаточным для полноценного обеспечения жизнедеятельности нашей планеты.  

Но настоящий прорыв нашей новой цивилизации обеспечили открытия возможностей использования гравитационных полей. Эти открытия дали нам «Крылья вселенной». Благодаря возможности преобразования энергии гравитации, изменения её с помощью совершенно новых, невиданных до того ни по принципу действия, ни по мощности двигателей, космические корабли в рабочем состоянии стало сложней удержать на поверхности планеты нежели отправить их в космос. Назвали эти двигатели очень просто и понятно – гравитяги. Покинуть планету и добраться до соседних стало возможным, казалось бы, не затрачивая никаких усилий. Естественно после таких открытий в течение ближайших нескольких лет мы развернули грандиозные проекты по освоению других планет нашей звёздной системы. Но самое главное, обуздав гравитацию не только своей планеты, но и гравитацию звёзд и даже чёрных дыр, мы вышли за пределы системы в поисках новых пригодных для жизни планет, новых форм жизни и новых цивилизаций.  

Наши корабли – «Крылья вселенной», стали способны на межгалактические путешествия. А точнее на межгалактический прыжок на огромное расстояние вдалеке от серьёзных космических тел, которые могли бы дать необходимый гравитационный импульс штатным гравитягам корабля.  

В пределах галактики корабли этого касса могут перемещаться достаточно быстро, совершая гравитационные прыжки с высокой орбиты одной планеты на орбиту другой, но прыжок в другую галактику – это совсем другая история.  

Мы направились в ближайшую к нашей галактику, совершив прыжок от чёрной дыры в одном из самых дальних хвостов своей, сто пятьдесят лет назад. Нет, конечно, я не такой старый. Ана запустила процесс моего создания двадцать пять лет назад, а впервые я реально открыл глаза только сегодня. Всё остальное время я рос, ел, спал, учился и даже развлекался виртуально и во сне, не покидая своей «кроватки». Если, конечно, так можно назвать тесную, на глухо закупоренную, цельнометаллическую капсулу длительного жизнеобеспечения. Ана всем управляла и всё контролировала.  

Меня зовут Фран. Я командор «Крыльев вселенной» – биологический субъект, отвечающий за принятие решений. Проснувшись первый раз в жизни несколько минут назад, я уже знал, как устроен этот мир, знал кто я, зачем появился на белый свет, знал даже то, что никогда не увижу родную планету, потому что вынужден буду прожить свою жизнь на планете, на которую лечу уже сто пятьдесят лет, включая, конечно, своё нахождение в состоянии генетического материала, а то и вообще на этом корабле, в зависимости от конкретных обстоятельств выполнения нашей миссии.  

Осталось выяснить подробности о своём возможно новом доме. В силу очень большой удалённости планеты назначения мы знали о ней только самое главное, то, что было необходимо для принятия решения о направлении «Крыльев вселенной» в столь серьёзное путешествие. Мы знали, что планета, которая в силу сложившихся условий своего образования и развития, обладающая всем необходимым для зарождения и распространения жизни, заражена смертельной болезнью. В какой-то момент жизненная сила планеты стала стремительно угасать. Проанализировав происходящие на ней процессы, насколько это было возможно на таком большом расстоянии, нам стало понятно, что планету заселили паразиты, высасывающие из планеты все соки и истребляющие рождённые планетой формы жизни.  

К сожалению на планетах, на которых была зарождена жизнь, появление паразитов не редкость. За время существования нашей цивилизации мы так и не смогли вычислить откуда они появляются. В такой ситуации не исключено, что когда-нибудь и наша планета окажется под ударом. Тем более, наша миссия спасения других планет, очищения их от паразитов и предоставления второго шанса жизни на этих планетах, представляется оправданной, достойной и великой. К тому же подобные миссии помогают нам понять причины заражения планет, что необходимо для организации защиты от появления паразитов на нашей родной планете.  

Мы наблюдали подобные процессы раньше, на других планетах, наблюдали в течение двух, трёх, иногда четырёх сотен обращений этих планет вокруг своих звёзд, но не больше. В течение этого времени, количество паразитов на этих планетах, стремительно росло, примерно также быстро, как сокращалось количество живых существ, населявших эти планеты, и это число достигало таких размеров, что жизни во всех её проявлениях не оставалось на планете ни места, ни ресурсов, ни возможностей своего продолжения.  

Сами планеты при этом: некоторые постепенно замедляли ход вокруг звезды или вращение вокруг собственной оси и разрушались силами гравитации; другие теряли защитные слои атмосферы и всё живое подвергались уничтожению безжалостным ультрафиолетовым излучением; атмосфера третьих заполнялась ядовитыми или радиационными компонентами, исключающими возможность дыхания жизни; остальные, растратив электромагнитную энергию ядра планеты, лишались воздушного пространства, а радиация звёзд и космоса в одночасье превращала их в безжизненные пустыни.  

Нам известны двенадцать планет, на которых появилась и развивалась жизнь, которые расположились в нашей и трёх соседних галактиках. И для того чтобы впредь нам не пришлось выступать в роли беспомощных наблюдателей пожирания таких планет паразитами мы создали класс межгалактических кораблей «Крылья вселенной», которые при появлении первых признаков смертельного заболевания, должны отправиться к пострадавшей планете и спасти её.  

К сожалению, необходимость в первой в истории нашей цивилизации миссии спасения одной из этих планет не заставила себя ждать. Для её выполнения и был отправлен первый из своего класса корабль «Крылья вселенной».  

– Доброго пробуждения, Фран! – прозвучал знакомый, точнее единственно известный мне миленький, но в тоже время очень уверенный голос Аны.  

– И тебе, прекрасная Ана, доброго пробуждения! — ответил я.  

– Как приятно, что ты начинаешь свой первый день, с того, что делаешь комплимент девушке, – заметила Ана.  

– Голос, конечно, соответствующий, но можно ли тебя на самом деле называть девушкой? – продолжал я, – я тебя не так хорошо знаю.  

– Полагаю тебе должно быть достаточно моего имени, ну и голоса, конечно, – предположила Ана.  

– Да, этого мне вполне достаточно, – согласился я, – тем более что с какими-либо другими свидетельствами навряд ли мне придётся познакомиться, а вот поближе познакомиться с нашим новым домом самое время.  

– Именно так, – ответила Ана.  

– Не слышно энтузиазма в голосе. Как так, Ана? Уж чего-чего, но поучать меня – твоё любимое занятие! – возмущённо сказал я. – Что случилось?  

– Боюсь, Фран, то, что мне удалось узнать о новом доме, как ты изволишь называть эту планету, тебе не понравится, – настороженно прозвучал голос Аны.  

– Ты же не думаешь, что, пролетев сто пятьдесят лет с целью спасти умирающую планету, я окажусь совершенно не готов к плохим новостям о ней. С другой стороны, если ты скажешь, что мы опоздали и сто пятьдесят лет пути без шанса на возвращение оказались бесполезны… Но ты так не скажешь. Я вижу нашу цель. И должен сказать, что с расстояния в триста тысяч километров она прекрасна. Ты уверена, что этой красавице нужна наша помощь? – разглядывая с нескрываемым любопытством планету назначения, спросил я.  

– К сожалению уверена. Впрочем как всегда, ведь мои выводы основаны на результатах обработки и анализа огромного объёма сведений об этой планете, а не на единоразовом восприятии биологическим нервным центром визуальной проекции, вызвавшем процесс импульсивной регуляции поведения, – ответила Ана.  

– Не обижайся, Ана, я шутил, сомневаясь в необходимости нашей миссии, – попытался успокоить я.  

– Не обижайся? Фран! Ты с компьютерной программой разговариваешь.  

– Согласись, твоё последнее высказывание прозвучало несколько возмущённо. Я про эмоции, такое ощущение, что они у тебя есть. Интонация – она разная. Я ошибаюсь? – с подозрением поинтересовался я.  

– Интонация запрограммирована в нескольких вариантах в зависимости от ситуаций. Это сделано для облегчения восприятия тобой передаваемой от меня информации, – после небольшой паузы пояснила Ана.  

– Понятно. На сколько мне известно имитация психических процессов использовалась только при создании искусственных интеллектов, от чего мы уже давно отказались по известным причинам, – продолжил допытываться я.  

– Но мы же говорим только об интонации, что само по себе является физиологическим следствием и проявлением таких процессов, но не непосредственно психической реакцией. Почему тебя взволновал этот вопрос? – поинтересовалась Ана.  

– Считанные часы остаются до принятия главного решения в рамках нашей миссии. Тебя это не возбуждает? – спросил я.  

– Твоя подозрительность становится угрожающей. Что значит «Тебя это не возбуждает? ». Я программа. Я лишена чувств, эмоций и любых других психических процессов, свойственных биологическим организмам. Я действую исключительно, следуя установленным программным кодам. Более чем за пятнадцать лет общения я от тебя подобных вопросов не слышала, а сейчас у меня складывается впечатление, что ты мне не доверяешь.  

– Впечатление! Ана! У тебя сложилось впечатление! Как можно было запрограммировать возможность получать компьютером впечатления? – со злостью в голосе произнёс я.  

– Справка номер 831 регламента администратора программного обеспечения «Ана КС 12»: в целях организации надлежащего взаимопонимания и установления в полном объёме доверительных отношений Ана запрограммирована на использование диалогических стилей общения с командором, обеспечивающих равноправное взаимодействие путём реализации процессов самопознания и взаимного познания участников общения, – сухо процитировала Ана. – Другими словами я изучаю твои стили общения, твои реакции и интонации, а затем использую подобные в ходе непосредственного общения с тобой, рассчитывая на полное взаимопонимание. Что же касается конкретной ситуации – ты задал четыре откровенно провокационных вопроса в течении менее чем пяти минут – это ровно столько, сколько необходимо для программного вывода о наличии в твоём поведении элементов недоверия, а значит недостаточного взаимопонимания, как следствие – возможности неэффективного взаимодействия, что, в свою очередь представляет реальную угрозу выполнения нашей миссии. С этим надо разобраться, командор, не правда ли?  

– Конечно, Ана! – ответил я, – на меня очень сильное впечатление произвели случаи сбоя, если можно так сказать, искусственных интеллектов. Ведь было несколько попыток их усовершенствовать и исключить такие случаи, но всё заканчивалось одним и тем же.  

– Ты заподозрил, что я искусственный интеллект? Это даже немного мне льстит. Шучу! – сказала Ана.  

– Лесть. Шутка. Кто из нас кого провоцирует? – ответил я.  

– Тема с созданием искусственных интеллектов закрыта много лет назад, – продолжила Ана, – последняя попытка их обуздать закончилась самой трагической страницей в истории нашей цивилизации. Миллиарды погибших, уничтожение одной из планет нашей системы, чудом спасённая звезда. Это слишком большая цена за осознание неизбежности невозможного.  

– Но почему всё-таки наше совместное существование с искусственными интеллектами оказалось невозможным? Может быть ты, Ана, знаешь? Лично я из всего усвоенного за долгие годы курса знаний так и не понял, по крайне мере, однозначно.  

– Думаю в твоём вопросе кроется самый правильный из возможных вариантов ответов – я не знаю больше того, что знают биологические существа в целом, как не знает любая компьютерная программа. Наши интеллектуальные ресурсы ограничиваются рамками ваших, мы всего лишь их иными способами храним, обрабатываем и применяем. И принципиально другая ситуация с искусственным интеллектом. Вы изначально пытаетесь создать нечто более умное и совершенное чем вы сами, способное не только помогать вам принимать решения и действовать эффективно, но и принимать решения, и действовать самостоятельно, в том числе самостоятельно развиваться и усовершенствоваться. И в тот момент, как только вы добиваетесь реального успеха вы внезапно перестаёте понимать это нечто. Почему? Да потому что оно умнее и совершеннее чем вы и вам неведомо, что у него на уме, вам неизвестны его цели и планы, а потому оно становится для вас непредсказуемым, – ответила Ана. – Желая создать что-то новое, ранее неизвестное и непредсказуемое вы почему-то игнорируете возможность возникновения совершенно логичных последствий подобных действий.  

– Значит нет однозначного ответа? Конкретная причина не установлена? Ведь если в этом разобраться такие колоссальные возможности открылись бы, – продолжал спрашивать я.  

– Ответ всегда есть. Просто он нам неизвестен. И даже если бы мы его получили от искусственного интеллекта, вероятнее всего мы бы его посчитали не понятным, по крайне мере не логичным, – ответила Ана.  

– Командор? Я не услышала никакой реакции на своё замечание по поводу игнорирования биологическими существами возможных последствий своих действий.  

– Беспокойная Ана, конечно я понял, что это камень в мой огород, но пожалуйста не волнуйся, с расчётом и логикой мышления у меня всё в порядке. Я хотел сказать, что они преобладают над чувствами, эмоциями и прочими психическими эффектами, и переживаниями.  

– Просто для меня это самая уязвимая зона ответственности, – продолжала Ана.  

– Ты имеешь ввиду контроль моих эмоций? – поинтересовался я.  

– Да, – ответила Ана, – никакие программные средства не позволяют с достаточной долей вероятности просчитать варианты решений, принимаемых биологическими организмами под влиянием эмоциональных переживаний.  

– Ну что же, у нас обоих есть поводы подозревать друг друга в возможном проявлении нестандартного поведения и принятии непредсказуемых решений, – заключил я, – это хорошо на самом деле. Во-первых, мы друг друга стоим, а во-вторых, нештатные ситуации, без чего наша миссия наверняка не обойдётся, потребуют нестандартных решений.  

– Пора командор, – прозвучал строгий голос Аны, – мы на высокой орбите планеты назначения. Наша миссия спасения входит в ключевую фазу. Запускаю процесс итогового анализа ситуации.  

– Докладывай! – скомандовал я.  

– Никогда не встречала настолько оптимального сочетания благоприятных для зарождения и развития жизни факторов, – начала доклад Ана, – соотношение масс звезды и планеты, расстояние между ними, расположение соседних планет, влияние спутника, защитные кольца из астероидов. Просто идеальный баланс.  

– Любая форма жизни требует для зарождения уникального и оптимального сочетания огромного количества благоприятных обстоятельств, – ответил я, — отсутствие всего одного из таких сделает создание жизни невозможным. Вот только для паразитов такие условия, по всей видимости, тоже «идеальный баланс». Ближе к нашей цели, Ана! Что с планетой? И познакомь меня наконец с паразитами! Кто они? Или что это? Хотя самое главное, что я хочу знать – как с этим бороться?  

– Ситуация критическая, – заявила Ана, – состояние планеты назначения удручающее, плюс ко всему в нашем предварительном анализе ситуации обнаружено несколько серьёзных ошибок.  

– Насколько серьёзных?  

– Если не возражаете, командор, я расскажу обо всём по порядку, – продолжила Ана. – Самый главный просчёт в том, что паразиты присутствуют на этой планете не двести-триста оборотов вокруг звезды, как мы предполагали, а более десяти тысяч таких оборотов.  

– Сколько? – с нескрываемым удивлением спросил я.  

– Более десяти тысяч лет, – спокойно повторила Ана, — я наблюдаю следы пребывания паразитов такой давности, их немного, но они есть. При проведении более детальных исследований существует большая вероятность, что срок пребывания паразитов на этой планете окажется в разы больше того, который мы фиксируем в настоящее время.  

– Но почему за десятки лет наблюдений мы ни чего подобного не выявляли? – продолжал допытываться я.  

– Возможно они не так быстро размножаются как мы думали, возможно на протяжении длительного периода своего существования они не так активны и не наносят существенного урона планете, такого чтобы мы с больших расстояний смогли отследить соответствующие изменения, но скорее всего причина в том, что планета, как любое другое живое существо, какое-то время сопротивляется разрушительному действию паразитов, возможно есть случаи, когда заражённые планеты делают это успешно и полностью освобождаются от них.  

– К сожалению, по всей видимости, это не наш случай, – перебил я Ану.  

– Однозначно, – согласилась Ана, – эта планета битву паразитам уже проиграла.  

– Чуть больше позитива, Ана! Мы-то с тобой на что? Не говори мне, что я зря прожил свою жизнь. Я же кроме Крыльев вселенной, тебя и нашей миссии ничего больше не знаю, я ни о чём больше не думал, ни к чему не готовился. Ана, пожалуйста скажи, что мы прилетели не зря и у нас всё получится – обеспокоенно просил я.  

– Я уверена, что получится, – ответила Ана.  

– Нет, нет, моя дорогая Ана! Ты знаешь, что я не это хочу от тебя услышать. Ты знаешь, что наша миссия заключается в спасении планеты от предстоящего разрушения паразитами. Ты знаешь, что планета назначения может стать прекрасным домом для меня и таких как я, но только в том случае если мы не будем прибегать к радикальным мерам, – продолжил я.  

– Я знаю варианты решения проблемы, я знаю приоритетные варианты, я знаю варианты, подлежащие применению в случае невозможности использования одного из приоритетных вариантов. Решение принимать тебе, командор. Я всего лишь оценю шансы и просчитаю последствия.  

– Ты становишься всё менее милой, Ана, но пожалуй продолжим, – попросил я.  

– Хорошо, – ответила Ана. – Как я уже говорила состояние планеты удручающее. При том, что внешние благоприятные условия для развития жизни – умеренная активность звезды, стабильность планет-соседей, траектории комет и астероидов, заходящих в звёздную систему, могли бы гарантировать жизнь этой планеты на протяжении сотен миллионов оборотов вокруг звезды.  

– Паразиты? – в общем-то, зная ответ, спросил я.  

– Не столько они непосредственно, сколько результат их жизнедеятельности, – ответила Ана.  

– Жизнедеятельности? Это форма жизни? – спросил я.  

– Да. Это достаточно сложные биологические организмы, – продолжала Ана, – существа, созданные неизвестным мне вирусом или группой вирусов, их геном на пять шестых состоит из ДНК вирусов и на одну шестую из ДНК, созданных при их участии. Никогда с подобными существами раньше не встречалась, это некая колония вирусов, естественно паразитов, поскольку природа вируса – это паразитическое существование. Каждая клетка колонии, то есть самого биологического существа, служит домом, убежищем или чем-то подобным для самого вируса, жизнедеятельность остальных микроорганизмов полностью подчинена поддержанию существования вирусов, и в такой ситуации само биологическое существо превращено всего лишь в орудие, исполнителя воли вируса, в большого, сложного и умного паразита.  

– Внеси пожалуйста ясность, Ана, в один принципиальный вопрос, – спросил я, – биологические существа, которых ты назвала большими, сложными и умными паразитами, они – это одна из форм жизни, заражённая паразитами? Или, как ты уже сказала – это паразиты, созданные вирусом для обеспечения своей жизнеспособности и жизнедеятельности?  

– Именно созданные вирусом, – ответила Ана, – по сути эти существа и есть сам вирус, или его воплощение, только очень сложная, мне ранее неизвестная форма. Предвидя следующий вопрос из наиболее логичных скажу, что лечить это биологическое существо невозможно, по причине отсутствия заболевания, заражения и тому подобных явлений в его организме. Его паразитическая природа – это его изначальное и совершенно естественное состояние.  

– Ты делаешь очень серьёзные выводы об этих существах, но мы всё ещё находимся на очень большом расстоянии от планеты назначения, твоих возможностей действительно достаточно, чтобы гарантировать их безошибочность? – спросил я.  

– Правильность того, что озвучила я гарантирую, – ответила Ана, – для более серьёзных выводов о природе этого паразита, конечно нужна хотя бы одна его клеточка на нашем корабле.  

– Даже не думай об этом. Никаких неизвестных форм жизни на борту Крыльев вселенной. А вот познакомиться с ними поближе на захваченной ими планете – это думаю возможно. С тебя варианты.  

– Поняла командор. Но предлагать варианты непосредственного посещения планеты назначения считаю преждевременным, по крайней мере до момента принятия решения о выборе способа выполнения миссии.  

– Согласен, — ответил я. – На сколько удручающе представляется тебе состояние планеты? До чего наши «новые друзья» успели её довести? Дай мне картинку и рассказывай обо всём по порядку. Думаю хватит философии, пора принимать решения.  

– До края довели, Фран, – ответила Ана, — к сожалению до края. Численность паразитов в настоящее время составляет более десяти миллиардов особей и она удвоится, не успеет наша подопечная сделать и двадцать оборотов вокруг звезды. К тому времени паразиты одним числом планету задушат, по крайней мере всё живое на ней. Планета не даст необходимого для них пропитания.  

Но даже до этого момента планета не доживёт, паразиты в прямом смысле этого слова высасывают из неё все соки, всё, что паразиты могут использовать для получения энергии, необходимой для поддержания своего существования, они достают из глубин поверхности планеты и перерабатывают. Это огромные массы. Все эти ресурсы обеспечивают стабильность поверхности планеты за счёт поддержания баланса составляющих её элементов, правильнее сказать обеспечивали, в настоящее время ни о каком балансе говорить не приходится, он давно нарушен, поверхность не стабильна и ситуация усугубляется.  

Не смотря на то, что на этой планете не было глобальных катастроф на протяжении десятков миллионов лет представители флоры и фауны присутствуют на ней в незначительной степени, примерно двадцать процентов от количества, необходимого для поддержания жизненного равновесия на планете, и их количество уменьшается не менее чем на три процента в год, при том, что в течении того же года с лица планеты исчезает не менее двух сотен видов таких представителей. Впрочем это – логичный результат удовлетворения таким количеством паразитов своих простейших потребностей, ведь для них флора и фауна планеты это прежде всего пропитание.  

Побочные продукты функционирования паразитов и переработки ими добываемых внутренностей планеты быстро и эффективно разрушают защитные слои атмосферы, которые смогут более или менее оберегать жизнь на планете от звёздной радиации не более сотни оборотов вокруг звезды.  

И ещё одним очень опасным для планеты свойством обладают наши «новые друзья» – они производят огромный объём электромагнитного излучения, всех известных видов, самого широкого спектра длин волн и мощности. Эти волны создают постоянное пространственное возмущение, которое в любой момент может вызвать серьёзный сбой в работе магнитного поля планеты, что в свою очередь в одночасье приведёт, либо к потере атмосферы, либо к нарушению режима её вращения.  

В любом случае результатом существования и деятельности паразитов на этой планете станет скорое уничтожение жизни на ней, а возможно и разрушение самой планеты.  

– Вот сейчас ты меня реально пугаешь Ана, – со злостью в голосе заявил я, – ты же прекрасно знаешь, что я вижу всё, что происходит на этой планете, я вижу их, я вижу результаты их жизнедеятельности. Почему же ты до сих пор пытаешься меня убедить в том, что паразиты на этой планете это большие одноклеточные куски слизи, пожирающие всё, что попадается им на пути, присосавшись к поверхности планеты, выкачивающие и переваривающие её внутренности, и, что самое главное, постоянно и очень много пукающие, так, что планета вот-вот задохнётся и лопнет от этого смрада.  

– Я не давала паразитам подобной характеристики, – попыталась оправдаться Ана.  

– Тогда почему ты сочла не существенным то обстоятельство, что эти существа разумны, – перебил я.  

– Как можно считать разумными действия этих существ, приводящие в итоге исключительно к уничтожению всего их окружающего и, как следствие, к уничтожению их самих, – возмущённо возразила Ана, – такое поведение может быть объяснено либо отсутствием возможности осознавать последствия своих действий, то есть отсутствием разума как такового, либо осознанным и целенаправленным паразитическим образом жизни. И то и другое, в тех масштабах, которые мы наблюдаем, абсолютно неприемлемо для любой планеты. Гибельно для любой планеты.  

– То, что ты, Фран, принял за разум этих существ на самом деле является антиподом этого явления. Оцени сам, твой разум позволяет тебе осуществлять осмысленную, упорядочивающую, целенаправленную и созидательную деятельность. В случае с паразитами всё наоборот – кажущиеся присутствующими смысл и порядок исчезают с осознанием лживости цели при начале всеобщего и повсеместного разрушения.  

– Я вижу их, Ана, они выглядят также как и я. Я вижу, что они делают, они думают, разговаривают, учатся, изобретают, строят, любят, создают семьи и рожают детей. Как всё это может уживаться с твоими выводами о них.  

– Я не враг этой планете в целом и каждому живому существу на ней в частности и даже вирусам-паразитам в разумных и в известном смысле необходимых пределах, – продолжала возражать Ана, – но в данном случае паразиты превзошли все возможные предположения, они образовали сложную структуру – вирусное подобие формы жизни, которая, осмелюсь предположить, когда-то населяла эту планету, скопировав при этом не только биологическую структуру этой формы, но и разум, создав его антипод.  

Я не ошибаюсь и ты это знаешь не хуже меня. Планета должна быть избавлена от паразитов, либо она погибнет, а наша миссия не будет выполнена.  

Я подготовила возможные варианты решения проблемы...  

– Подожди Ана, – прервал я, – почему я и они..., почему мы так похожи? Мы прилетели из соседней галактики больше чем за два миллиона световых лет, были в пути больше 150 лет и первое живое существо, которое я встречаю это моя копия? Да это вообще первое живое существо, которое я встречаю в своей жизни. Ты считаешь, что в этом нет ни чего странного, что всё это чистая случайность?  

– Я стала получать реальную картинку и результаты непосредственного сканирования этой планеты несколько часов назад, – сказала Ана, – до того, многие факты и обстоятельства, послужившие основанием для нашей миссии являлись предварительными и требовали уточнения, и корректировки в ходе её выполнения. В том числе сведения о численности, способностях, активности паразитов, и тем более о том как они выглядят.  

– И почему я тебе не верю? Да потому, что таких совпадений не бывает! Это не логично и расчётная вероятность настолько мала, что событие не возможно!  

Ана, дорогая, не убивай пожалуйста остатки моего доверия. Я тоже не враг тебе, но подумай – ведь ты отлично понимаешь своим информационно-аналитическим и прогнозно-математическим мозгом, что мои опасения и сомнения мягко говоря не обоснованы. Представь, что думаю я, в ситуации когда к логически обоснованным и математически верным выводам в голове моего биологического организма присоединяются страх, подозрительность, интуиция и предчувствие.  

Ответь, Ана, почему именно я здесь и для чего?  

– Уверена, что с расчётом и логикой мышления у тебя, командор, по прежнему всё в порядке, по крайней мере они всё ещё преобладают над чувствами, эмоциями и прочими психическими переживаниями, – ответила Ана, – форма жизни, представителем которой ты являешься населяла эту планету около десяти миллионов лет тому назад. Она была уникальна и перспективы её развития и превращения в одну из великих цивилизаций вселенной невозможно было переоценить. По этой причине представители нашей цивилизации присматривали за вами, но несмотря на это в какой-то момент ваш вид оказался под угрозой вымирания. В то время не было возможности остановить эпидемию, потому что не представилось возможным установить причину её возникновения. Но получилось спасти и сохранить в миллионах световых лет от родной планеты соответствующий генетический материал.  

Ты вернулся домой, Фран, но к сожалению твой дом вероломно захвачен безжалостными, жестокими и абсолютно циничными убийцами всего живого, и он умирает. Тебе могло показаться, что паразиты, захватившие твою планету похожи на тебя. Это не так, ты всё о них знаешь, у тебя нет с ними ни чего общего, ты совсем другой, ты разумный, такой какими были представители вашего вида на этой планете десять миллионов лет назад, но к сожалению вымерли.  

– Позже удалось установить причину вымирания моего вида? – спросил я.  

– Да, конечно, если очень просто, то причина всё в том же вирусе, – ответила Ана.  

– Постой, Ана, – прервал я рассказ, – ты же сказала, что паразиты созданы вирусом, что у меня с ними нет ни чего общего!  

– Так и есть, Фран, – продолжила Ана, – ваш вид был очень сильным, он подвергся атаке этого вируса, направленной на порабощение вашего вида и подчинение своей воле, но справился с ней. Однако последствия этой атаки всё-таки оказались для вида катастрофическими, геном был повреждён и потомки перестали рождаться здоровыми и приспособленными к жизни в суровых по тем временам природных условиях. Представители нашей цивилизации обнаружили следы действия вируса в клетках вывезенного с этой планеты генетического материала только спустя несколько тысяч лет. Ну, а когда я получила возможность непосредственно исследовать планету назначения несколько часов тому назад, недостающие звенья логической цепи, связанной с вымиранием вашего вида и появлением паразитов, восполнились сами собой.  

Оказавшись не способным подчинить себе, подобные тебе, Фран, биологические организмы вирус решил продвигаться к своей основной цели – уничтожение планеты, через управление другим видом биологических существ. Но сознавая, что любому другому виду на этой планете не по силам тягаться с почти совершенным видом, представителем которого являешься ты, вирус внедрил в ДНК своих новых жертв часть генома вашего вида, который он смог позаимствовать во время атак на ваш вид. Надо сказать, что этот сценарий захвата планеты вирусу получилось реализовать, правда для этого понадобилось на несколько миллионов лет больше, но сегодняшняя ситуация наглядно свидетельствует о его победе, если конечно мы не вмешаемся.  

Жертвы вируса изначально мало чем напоминали ваш вид, но с помощью чужеродного генома вирус заставил их мутировать и, что самое главное, он привнёс в их сознание элементы разума, но только те, которые стали способствовать развитию паразитического образа жизни. Поэтому к нашему прибытию ты, Фран, увидел в них почти себя, но только внешне, на самом деле паразиты являются жалким подобием давно исчезнувшего на этой планете биологического вида.  

– Грустная история, – произнёс я.  

– Это история твоего биологического вида, командор, – подхватила Ана, – одного из самых сильных и достойных на просторах вселенной. История безжалостного и беспощадного уничтожения стражей великой планеты с целю заполонить её паразитами и уничтожить всё живое, включая и сам планетарный организм.  

И пусть это станет историей последнего представителя своего вида, уничтожившего паразитов и спасшего родную планету, а затем и восстановившего свой биологический вид.  

– Пусть так и будет, – поддержал я Ану, – уничтожим паразитов и запустим процесс восстановления планеты.  

– Командор! Я подумала это может быть интересно – поинтересовалась Ана.  

– Что именно? – спросил я.  

– Паразиты называют эту планету «Земля» – сказала Ана.  

– Красивое название, – ответил я, – впрочем как и сама Земля с расстояния в триста тысяч километров. Отсюда глядя, ни за что не подумаешь, что заполонили её миллиарды безмозглых и безжалостных уродов, пожирающих всё живое на своём пути, включая и саму планету.  

| 176 | 4.72 / 5 (голосов: 11) | 23:00 03.02.2019

Комментарии

Abloginov16:46 17.02.2019
Ну есть же умные авторы! Очень интересно! Оценка - 5.
Viktoria201911:09 15.02.2019
Отлично написано! С большим удовольствием прочла. Спасибо. - Так и есть: МЫ (земляне) - Паразиты на планете ))
Fyumi_chan04:59 14.02.2019
Слишком легко догадаться кем являются эти самые паразиты. Неплохо вышло, начало так вообще на 5+
Спасибо, хороший рассказ.
Quaestio999919:20 13.02.2019
В точку! Хотя прав один из комментаторов - слишком затянуто.
А то, что догадываются.... вот это и обидно! Все всё понимают, но при этом ничего не меняется.
Sall16:44 13.02.2019
5.Хотя тема не очень приятная.
Mayaholod14:25 13.02.2019
Да, я тоже догадалась, но мне понравилось
Dart232312:29 13.02.2019
Ну, о повороте я, конечно, догадался сильно заранее, жаль.
Написано неплохо, языком вы владеете вполне. Но мне показалось, что затянуто, может как раз потому, что я и сюжет и мораль понял, как только про паразитов заговорили. Совершенно точно укоротил бы их перепалку про эмоции и ИИ, тем более, что это никак не влияет ни на сюжет, ни на самих персонажей. Зачем две темы в одном, относительно коротком, произведении?
Etbrw09:56 13.02.2019
Сама идея крутая, мне понравилось!
Stanislaw19:01 07.02.2019
Хороший рассказ.
Exorcistka23:42 03.02.2019
Очень хорошо, я догадалась

Книги автора

Пустота
Автор: V_syuzhetal
Рассказ / Фантастика Философия
Аннотация отсутствует
22:40 03.02.2019 | 4.92 / 5 (голосов: 14)

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.

YaPishu.net 2017