Квартирка.

Рассказ / Мистика
Аннотация отсутствует

 

 

Милена была в восторге от квартиры, которую ей удалось снять. Пусть и однушка, но в самом центре города. Огромный балкон – лоджия, дорогой евроремонт, третий этаж. И все это за сущие копейки.  

Хозяйка сдаваемого помещения – восьмидесятисемилетняя бабулька в старомодном костюме, и с аккуратной прической, провела полную экскурсию по ее – как она выразилась – скромному жилищу, после чего вручила девушке ключи. Милена не удержалась и спросила, отчего такая низкая цена? Она могла бы найти более обеспеченных жильцов, и сдать им квартиру за хорошие деньги. Сама же Милена являлась студенткой, и в данный момент была на мели. Подработка в кафе приносила маленький доход. Надежда Вениаминовна лишь рукой махнула. На ее объявление откликнулись многие, но все они были либо с маленькими детьми ( а она опасалась за дорогой ремонт и технику ), либо – подозрительные личности не внушающие прозорливой старушке доверия.  

Милену ей посоветовала давняя подруга – Валентина. Эта, необъятных размеров, женщина работала поваром в студенческой столовой. Она расписала девушку в самые светлые тона – не пьет, не курит, с сомнительными компаниями дружбу не водит, чистоплотная. Вот только с деньгами туговато.  

А у Надежды Вениаминовны с деньгами все было очень даже хорошо. Да и сроки поджимали. Через пару часов она должна быть в аэропорту, откуда улетит к детям в Германию.  

–Так что, – закончила женщина, – тебя я, ну как сторожа что ли, пустила. Ты уж не обижайся. На тебе мой уголок. Ответственность несешь. А захочешь съехать, там, в тумбочке, в верхнем ящике лежит блокнот с номерами телефонов. Первый – номер моего сына. Позвонишь, и я снова объявление в интернете дам. Я лечу где – то на год. Правнучка у меня родилась.  

–О, поздравляю! – искренне сказала Милена.  

–Спасибо, девонька. – улыбнулась старушка, и ее бирюзовые глаза засветились счастьем.  

–Да, и еще одно. – Бабушка скосила глаза в сторону Милены так, будто выведала какую – то ее тайну. – Парней сюда не водить. Ну, если только одного. Самого любимого.  

Милена засмеялась.  

–Нет у меня парней. – ответила она. – Даже одного.  

–Какие твои годы, девонька! – Надежда Вениаминовна похлопала Милену по плечу.  

 

Дверь за хозяйкой квартиры закрылась, и Милена осталась одна в своем новом временном жилище. Она подсчитала в уме зарплату, плюс стипендию, и подвела итог – если сократить расходы на продукты и одежду, денег ей хватит. Трудновато придется, но в пропахшее пылью и затхлостью общежитие, она не вернется.  

Девушка еще раз, теперь уже с видом хозяйки, прошлась по квартире, разглядывая светло – бежевые обои, встроенный в стену шкаф с зеркальными дверями, домашний кинотеатр, и гордость Надежды Вениаминовны – большой диван, цвета «горький шоколад». Ее немного смутили картины, развешанные на стенах. На них были изображены животные, но, какие – то неправильные животные. Кот с головой быка. Поросенок с рогами. Медведь с хвостом крокодила и тремя головами. И остальные в таком же духе.  

–Да, странноватый у вас вкус, Надежда Вениаминовна. – вслух произнесла Милена, поудобнее устраиваясь на шикарном диване, с телефоном в руке. Она набрала номер лучшей подруги.  

Надежда Вениаминовна запретила приводить в квартиру парней, но она ничего не говорила о подружках.  

 

– Вот это да! – Виола обвела взглядом комнату. – Тебе повезло, девочка! Ты даже не представляешь, как тебе повезло!  

–Я сама до конца еще не поверила. – улыбнулась Милена.  

–А старушенция – то не бедствует! Почему однокомнатная?  

–Не знаю. Много ли нужно одинокой женщине?  

–Ну да, ну да. – Виола двинулась к стене, заинтересованная одной из картин. Это был кролик с человеческим лицом.  

Девушка некоторое время молча разглядывала ее, а потом повернулась к Милене, ожидавшей ее вердикта.  

–Теперь я понимаю, почему она тебе квартиру за гроши сдала. Она чокнутая.  

–Не говори так. – Милене не понравился тон подруги. – Что скажешь о картинах?  

Виола обратила свое внимание на каждую из них. Очень пристальное внимание.  

–Написаны профессионально, – изрекла она. – Но они бессмысленные.  

–И это говорит опытная художница? – усмехнулась Милена. – Разве ты не видишь в них посыл?  

–Я послала бы того, кто это сотворил. – сказала Виола, но что – то в ее голосе насторожило Милену. Будто она испытала сильные чувства от созерцания полотен, но предпочла скрыть их глубоко внутри себя. Это было странно. Обычно Виола бурно реагировала на любой вид искусства, даже на посредственность, в которой она могла найти что – то и для себя.  

–Угостишь рюмкой чая? – улыбаясь, поинтересовалась Виола, и, не дожидаясь ответа, сама направилась в кухню.  

Чаепитие было заменено бутылочкой красного вина, которую Виола принесла с собой, чтобы отметить новоселье подруги.  

Девушки весь вечер говорили о планах на будущее, смеялись, вспоминая жизнь в общаге, обсудили парочку парней ( как же без этого? ), но на этот раз их беседа немного отличалась от предыдущих. И виной всему были те самые «бессмысленные» картины, на которые постоянно отвлекалась Виола. И когда она в очередной раз бросала на них взгляд, она теряла нить разговора.  

–Может, ты их снимешь? – перед уходом, предложила Виола.  

–Может и сниму. – пожала плечами Милена. На нее саму эти произведения изобразительного искусства, не производили абсолютно никакого впечатления. Есть они, нет их – ей было все равно. В конце концов, у всех свои причуды. Хозяйка квартиры любит странные вещи, ну и что из того?  

–Увидимся в понедельник. – на прощание сказала Милена и закрыла дверь за Виолой. Она глянула на картины. Зевнула. И отправилась мыть посуду.  

 

Глубокой ночью ее разбудил шум. Ей показалось, будто кто – то прошелся по комнате. По лицу пробежала струйка прохладного воздуха. Милена открыла глаза. Она могла поклясться, что видела тень, скользнувшую в кухню.  

Стараясь не поддаваться надвигающейся панике, Милена села и включила бра над диваном. Как только комната озарилась светом, цепкие ручонки страха отпустили девушку.  

По своей натуре она не была из тех, кто впадает в дикий ужас от странных звуков и теней на стенах. Испугавшись, начинала мыслить логически, и почти всегда находила объяснение всему.  

Вот и на этот раз, Милена встала, и бодрым шагом прошла в кухню. Включила свет. Как и ожидала девушка, здесь никого не было. Ну, если только, ее таинственный посетитель не спрятался в холодильнике?  

Проверять Милена не стала.  

Она погасила везде свет, после чего растянулась на диване.  

Перед тем, как уснуть, она еще раз открыла глаза, и обвела взглядом комнату. В это время мимо дома проезжала машина, и свет фар двумя полосками скользнул по стене, всего на пару мгновений высветив картину медведя с хвостом крокодила. Милена была уверена, что в этот самый момент хвост двинулся, а одна из голов повернулась в другую сторону.  

Она зажмурилась.  

 

Наутро голова раскалывалась от боли. Будто внутри били молоточки.  

Милена встала и пошатнулась. Ее руки легли на затылок и лоб. Температуры нет, да и похмельем это не назовешь. Одна бутылка легкого вина на двоих.  

Девушка прияла пару обезболивающих таблеток, и подошла к той самой картине, что напугала ее ночью. Она пригляделась, буравя взглядом существо на ней изображенное. На этот раз много мыслей пронеслось в ее голове.  

Она последовала совету Виолы, и следующий час снимала полотна и убирала их в кладовую, где хранился пылесос и другие принадлежности для уборки. Ей было немного стыдно от того, что она делала, ведь это – часть жизни женщины. Но сейчас – то она – Милена, является хозяйкой, и может себе позволить на время избавиться от того, что смущает ее.  

Довольная собой, девушка отправилась в душ.  

 

После обеда пришло два сообщения. Первое от Виолы. Она написала, что нашла в интернете художника, пишущего в том же стиле, что и тот, кто намалевал странных существ, коими «чокнутая» увесила стены. Виола вновь настоятельно просила Милену снять их, так как по словам того художника, они несут в себе негативную энергетику, и пишутся в основном для «особых» людей, проводящих «особые» ритуалы.  

Прочтя сообщение, Милена позвонила подруге, но абонент оказался вне зоны действия сети.  

Второе сообщение порадовало девушку. На ее счет поступили деньги, собранные ее родителями. По мере возможностей, они, чем могли, помогали дочери.  

Милена попыталась связаться сначала с матерью, а потом с отцом. Но и в этом случае, у нее ничего не получилось. Сбой сети.  

Она набросала список необходимых продуктов, рассчитанных на неделю, после чего отправилась в ближайший супермаркет. А по возвращении оттуда, была остановлена у подъезда двумя пожилыми соседками, обсуждающими на лавочке новый сериал.  

–Здравствуйте. – вежливо ответила девушка на приветствие одной из них. Она водрузила на скамейку тяжелые пакеты.  

– Вы новенькая у нас? – Старушка в симпатичном платочке улыбнулась Милене. – Я вас вчера с чемоданами у подъезда видела.  

–Да. Меня зовут Милена. А вас?  

–Я Наталья Владимировна, а мою подружку зовут Мария Ивановна. Приятно познакомиться.  

–Взаимно. – Милена еще раз улыбнулась.  

Вторая соседка – обладательница светлой шляпки с лентой – так же, с улыбкой, кивнула, и поправила большие очки.  

–Вы купили квартиру на пятом? У Соловьевых? – поинтересовалась Наталья Владимировна.  

–Нет. Я сняла жилье у Надежды Вениаминовны.  

Лица старушек изменились. Они переглянулись. Марина Ивановна вернулась к прерванному вязанию розовой пинетки.  

–Что – то не так? – Милена почувствовала холодок внутри. Она села на лавочку, сдвинув в сторону пакеты.  

–Плохая квартира. – сказала Наталья Владимировна, глядя на девушку в упор.  

–Почему?  

Женщина оглянулась. Пробежала глазами по пустым балконам, опасаясь, что ее могут услышать. Потом снова посмотрела на Милену.  

–Дела там всякие творятся.  

–Какие дела?  

–Ты не первая, кто эту квартиру снимает. Пятая уже.  

–Может быть, Надежде Вениаминовне очень нужны деньги?  

–Ха! Денег у нее навалом! А знаешь, что странно? Все ее жильцы – молодые девушки твоего возраста. Всем сдает апартаменты свои за копейки.  

–Помогает бедным студенткам? – предположила Милена.  

Мария Ивановна громко хмыкнула, не отрываясь от вязания. Ее подруга глянула не нее, и продолжила: – Она и добросердечность – вещи не совместимые. Я никогда еще не встречала более озлобленного человека. Она ведь даже на похоронах собственной дочери не плакала. Глаза сухие. Злющие. Только один вопрос задала – почему так рано? На кладбище не поехала. Домой вернулась и заперлась там на неделю.  

–Люди горе по – разному переживают. – с сомнением произнесла Милена. – А что случилось с дочерью?  

–Вены себе вскрыла. В ванной. До этого вести себя как – то странно стала. Бывало, идет по улице, вся черная, шатается. Остановится и по сторонам глядит, будто преследует ее кто. А потом – как побежит! За неделю полностью изменилась. А однажды ночью я от ее крика проснулась. Я этажем выше живу. Крик. Вой. «Не трогай меня» – кричит. Утром за ней из морга приехали. Сын Надькин через девять дней, после смерти сестры, уехал в другой город. А оттуда в Германию улетел.  

Милена молча разглядывала старушку. Затем подняла взгляд на окна квартиры. Ее воображение нарисовало картину – ванна, залитая кровью, и молодая девушка в ней. Посиневшая. С приоткрытыми мертвыми глазами.  

–Это еще не все. – врезался в ухо шепот Натальи Владимировны.  

« Ах, еще не все? » – подумала Милена, корящая себя за то, что вообще остановилась, чтобы поболтать с соседками.  

–После того много лет пролетело. Надька состарилась. Еще злее стала. А потом квартиру сдавать начала. Много людей снять ее хотели. Семейные пары. Милые люди с чудесными малышами. Казалось бы – лучший вариант. Но нет. Только девочки молоденькие кастинг проходили. Заселится очередная – веселая, красивая. А через неделю, словно труп ходячий. Потом крик среди ночи, а на следующий день выходит из квартиры – свеженькая. Поздороваешься, а она, в лучшем случае – надменно глянет в ответ. Поживет с годик и исчезает. А потом Надька возвращается из очередной своей поездки. Картины какие – то привозит. И все по – новой. Меняет девчонок квартира эта. И куда они потом деваются?  

Милена встала и ухватилась за ручки пакетов.  

–Спасибо за ценную информацию. – натянуто улыбнулась девушка. – Обещаю никогда не хамить в ответ на приветствие. Мне пора уже.  

–Заходи в гости, Миленочка! – пригласила Наталья Владимировна. – Чаем вкусным угощу с ватрушками! Моя квартира прямо над тобой!  

–Непременно забегу! – пообещала Милена, направляясь к подъезду, и давая себе зарок – никогда больше не болтать на лавочке с любительницами детективных сериалов.  

–И эту обработают… – донесся до ушей девушки вздох Марии Ивановны.  

 

До самого вечера Милена никак не могла успокоиться. Она находилась под впечатлением от рассказа соседки. Почему Надежда Вениаминовна ничего не рассказала ей о самоубийстве дочери? Здесь? В этой квартире? В ванной, в которую ей теперь и заходить – то неприятно? А с другой стороны – почему она должна делиться с незнакомым человеком постигшем ее, однажды, горем? Тем более – случилось это давно, и вообще ее никак не касается. А другие девушки, жившие здесь раньше… Да мало ли что с ними могло случиться? У людей разные характеры. Сегодня улыбаются, а завтра и послать могут.  

Обдумав все, Милена пришла к выводу, что словоохотливые соседки хозяйки квартиры испытывают к то что – то, вроде зависти. А уж если это чувство прибрало к рукам чье – то сердце, оно, дав в нем росток, будет цвести пышно и долго.  

Еще раз пообещав себе больше не ввязываться в пересуды, Милена набрала номер Виолы.  

Абонент вне зоны действия сети.  

До родителей тоже дозвониться не удалось.  

 

Стрелка настенных часов добралась до цифры три. В этот же самый момент зеркальная дверь шкафа приоткрылась. Милена повернулась на спину и вздохнула. На ее лицо, освещенное лунным светом, лившемся из окна, упала тень. Ресницы девушки дрогнули, и она открыла глаза. Так же, как и в прошлую ночь, ей показалось, будто что – то темное вылетело из комнаты. Только теперь оно юркнуло в сторону ванной, и просочилось через щель приоткрытой двери.  

Милена села. Она долго всматривалась в полумрак, в ожидании увидеть хоть какое – нибудь движение, но больше ничего не происходило.  

По мере того, как ее глаза все больше привыкали к темноте, она могла видеть все больше очертаний предметов, а когда повернула голову вправо, заметила приоткрытую дверь шкафа. Девушка вскинула руку и включила свет, чувствуя, как ее сердце ускоряет свой бег, а дыхание учащается. На этот раз ей стоило немалых усилий встать с дивана. Логическое объяснение открытой двери ( петли разболтались, подземный толчок, забыла закрыть), не хотело укладываться в голове.  

Она, затаив дыхание, распахнула дверь и заглянула в шкаф. Сдвинула развешанную на плечиках одежду. Ничего. И никого.  

С тяжело бьющимся сердцем, девушка закрыла дверь.  

И тут в ванной что – то грохнуло. Милена аж подскочила на месте, зажав рот рукой, чтобы не закричать. Стоит ей это сделать, и ее собственный крик даст начало истерике.  

Несколько минут она стояла у шкафа, чувствуя, как ее бросает то в жар, то в холод. И неизвестно, сколько бы она так простояла, если б не скрипнула дверь ванной.  

Это нужно было сделать быстро. Как пластырь отрываешь. Милена в пару секунд преодолела расстояние до ванной комнаты, и рванула на себя дверь, предварительно щелкнув выключателем. Она застыла, парализованная тем зрелищем, что предстало перед ней.  

В ванне, наполненной красной водой, лежала молодая темноволосая девушка. Ее голова почти погрузилась в воду. Видны были только глаза бирюзового цвета. И радужная оболочка была будто присыпана белесой пудрой.  

Руки девушки, с перерезанными запястьями, все еще сочащимися кровью, ухватились за бортики ванны, подтягивая тело. Голова полностью показалась над водой, и самоубийца повернула к Милене серо – синее лицо, обезображенное жуткой кривой ухмылкой.  

–Беги отсюда, девочка. – пробулькал труп и зашелся в диком, сотрясающем воздух, смехе.  

И Милена тоже засмеялась, сраженная истерическим припадком. А потом она закричала…  

…и проснулась, слетев с дивана вместе с одеялом, запутавшимся у нее в ногах.  

Наступило утро, и лучи солнца, проникшие в квартиру, сводили на нет все ночные кошмары.  

Милена сидела на полу, высвобождая ноги из текстильных пут, стараясь привести дыхание в норму, и поскорее отвлечься на позитивные мысли, только бы забыть страшный сон. Мысленно она отругала соседок за рассказ о самоубийце, ставший основой ее ночного кошмара.  

Наконец, нижние конечности были свободны. Их хозяйка, не способная встать ( ноги будто ватой набили ), заползла обратно на диван.  

Снова болела голова. Но теперь еще к ней добавилась боль в горле. Видимо, она кричала в полную силу своего голоса. Как одна из тех, кого ночью слышала Наталья Владимировна.  

Милена сжала виски, гоня от себя как воспоминания, так и мысли.  

–Это был просто сон. – прохрипела она, покосившись на шкаф с зеркальными дверями.  

 

–Виолка, ну где же ты? – застонала Милена, слушая голос подруги, записанный на автоответчик. До родителей в этот день дозвониться она и не пыталась.  

Знобило. Начало тошнить. А теле была такая слабость, что весь день Милена провела в лежачем положении, смотря телевизор. На какое – то время она засыпала, но во сне ей мерещились те самые существа с картин, что пылились в кладовке.  

Вечером, с трудом приняв душ, Милена вернулась на диван, и забылась сном, не выключая свет.  

А когда проснулась среди ночи в полной темноте, побоялась открыть глаза. Ей казалось, что на постели кто – то сидит. Она даже коснулась пальцем ноги чьей – то одежды. Девушка поджала ногу, делая вид, что спит. Но тот, кто был рядом, прекрасно знал, что она притворяется. И что она напугана.  

Ее гость встал, отчего едва слышно скрипнул диван. Он подошел ближе и замер у самого лица девушки.  

Время для нее остановилось, когда над ухом раздался шепот. Он лился словно какое – то заклинание на непонятном языке. Проникал прямо в мозг, а оттуда растекался по всему телу колючими иголочками.  

Милена оцепенела. Даже если бы она сейчас вскочила, и попыталась убежать, у нее все равно ничего не получилось бы, так как шепот пригвоздил ее к дивану.  

Девушка почувствовала, как с внешнего уголка глаза скатилась горячая слеза. Ей было страшно. Впервые в жизни она на собственной шкуре узнала, что такое леденящий ужас. Это то состояние, когда тело отказывается подчиняться мозгу, а слово «логика» – пустой звук.  

–«Господи…» – подумала она, и в этот же самый момент на ее лицо опустились две руки.  

 

Пробуждение было тяжелым, но ей все же удалось разлепить, будто намазанные цементом, веки. Комната плыла перед глазами. Прямоугольники картин уходили в сторону.  

Картины! Они все были на своих местах!  

Милена поднялась и присмотрелась к одной из стен, надеясь, что ей просто мерещится. Или это сон? Очередной кошмар?  

Она собрала всю свою волю в кулак и встала. А потом спотыкаясь, ища руками опору, подошла к полотнам. Коснулась одной картины, и, почувствовав ее шершавую поверхность, глупо захихикала. К горлу подкатил комок.  

Не понимая, как у нее это получилось, она все же смогла добраться до ванной комнаты, где ее вырвало. На какое – то время она отключилась на холодном полу.  

–Просто уходи… – Голос. Нежный голос над ухом привел ее в чувства. Глубоко дыша, тряся головой, она поднялась и залезла в ванну, больно ударив ногу о ее бортик. Как только прохладная вода коснулась лица, ей немного полегчало.  

Под душем, прямо в ночной сорочке, она просидела почти час, пытаясь вырвать свой разум из окружавшего его тумана. Она думала о картинах. Как они вернулись на свои места? Она сама в приступе лунатизма развесила их? Но никто никогда не говорил ей, что она страдает этой болезнью. Уж точно заметили бы. Что с ней происходит? Заболела? Вероятно – вирус. Почему Виола не отвечает на звонки и сообщения?  

Она понимала, что все – не то. Было что – то еще. Что – то, что она упускает. Какая – то мысль. Может воспоминание? Но заблокированное воспоминание. Она что – то забыла. Что – то, отчего все сжимается внутри.  

Не хотелось выходить из душа. Прохладная вода несла с собой ощущение облегчения. Она смывала усталость, и понижала растущую температуру. В том, что она больна, Милена была уверена.  

День пошел своим чередом. А точнее – потянулся. Милена, словно робот, выполняла все возложенные на нее задачи и функции.  

Уборка. Стирка. Обед. Снятие картин и возвращение их в кладовку. Курсовая. Ужин. Звонок Виоле. Какая – то книга. Мытье посуды. Душ.  

Она сменила постельное белье и легла. Глаза безучастно смотрели в потолок. Сознание было настолько заторможенным, что даже мысли не пролетали в мозгу, а ползли.  

–Она ничего не знает…  

–А ведь еще есть шанс…  

–Но у нас не получится ее предупредить…  

–Она и смотреть – то на нас не хочет…  

–Но скоро она будет с нами…  

Голоса, как показалось Милене, шли из кладовки. Она, одурманенная своей болезнью ( ведь это болезнь? ) просто прислушивалась к ним, постепенно растворяясь в бессознательности.  

 

Поляна была настолько зеленой, что болели глаза, хотя врачи утверждают, что зеленый цвет, наоборот, лечит зрение. Над поляной нависло небо темно – голубого цвета. Оно будто падало на нее. Давило.  

Милена сидела на траве в окружении существ, сошедших с полотен чокнутой старухи. Здесь был и кролик с человеческим лицом, и поросенок с рогами. И тот медведь. Он смотрел на Милену двумя( глаза центральной головы были закрыты) парами глаз на трех головах. Хвост дергался.  

–Не нравится глядеть на нас? – спросила правая голова медведя. Левая при этом ухмыльнулась. А той, что посередине было вообще все равно. Она пребывала в состоянии дремы.  

Милена промолчала. А кому понравилось бы?  

–Скоро и на тебя будет противно смотреть. – захрюкал поросенок.  

–Перестаньте! – разозлился кролик. – Нужно что – то делать, иначе это никогда не закончится.  

–Она не сможет. Слабая слишком. – И поросенок пристально посмотрел на Милену.  

–Она шепчет. – Медведь поднял свои головы, вглядываясь в небо, откуда лился шепот.  

–Тебе бы проснуться, девочка. – посоветовала центральная голова. – Так ей сложнее будет.  

И он со всего размаху ударил Милену хвостом по лицу. Хоть это и был сон, боль она ощутила в полной мере. Глаза ее распахнулись и она увидела! Увидела того, кто сидел на диване, положив руки на ее живот. Лица девушка не разглядела. Гость был облачен во что – то, вроде балахона с большим капюшоном, нависшим над лицом. Он заметил, что девушка проснулась, но не спешил убирать руки и прерывать, режущее слух, заклинание, будто кислород из девушки выкачивающее.  

И в этот момент злость, охватившая все существо Милены, из солнечного сплетения разбежалась по венам и сосудам, придавая ей силу. Логика, которой она обычно придерживалась, возобновила прерванную работу. Перед ней сидел ЧЕЛОВЕК! Не призрак. Обычный человек. Из плоти и крови. Что он делает здесь? Что он делает с ней? Отравляет ее? Одурманивает токсином?  

Она собралась, напряглась, и изо всех сил ударила «гостя» коленями в бок. Тот слетел с дивана со странным хрипом. Девушка перевернулась, привстала и вскинула руку к бра, чтобы зажечь свет. Адреналин, бушевавший в ней, вернул утраченную прыть. Она уже почти дотянулась до выключателя, когда цепкие пальцы ухватили ее за длинные волосы, и сильная рука оттащила от стены, бросив на пол.  

Девушка кричала и брыкалась. Но, всего несколько секунд. Руки приподняли ее голову над полом, и с неимоверной силой соединили с ним ее лоб. И в этот же момент, после короткой тупой боли, стало легко. И темно.  

 

–Открой! – Откуда – то издалека доносился голос Виолы. Ее лучшей подруги. Даже больше, чем подруги. Ее сестры. Но почему она так далеко?  

–Милена, открой дверь! – Звук ударов.  

Ей удалось это сделать. Удалось открыть глаза, увидеть потолок, ощутить ноющую боль в черепе, которая пульсировала даже в скулах, носу и зубах. Ей даже удалось встать и открыть дверь, за которой стояла не только ее подруга, но и кто – то из соседей. Она не смогла удержаться на ногах, и рухнула бы к ногам Виолы, если б та вовремя не подхватила ее.  

–Все в порядке! – обернулась она к соседкам. – Я ей помогу!  

Девушка втащила подругу обратно в квартиру и захлопнула дверь. Она помогла ей устроиться в кресле, что стояло по правую сторону дивана. Потом сбегала на кухню, где смочила холодной водой полотенце, после чего положила его Милене на лоб. Поставив стул напротив кресла, Виола села. Милена не открывала глаз, но она была в сознании.  

–Что случилось, Милен? На тебя напали? Кто это сделал? Почему ты мне не звонила?  

Один глаз Милены приоткрылся и обратился на Виолу.  

–Я звонила тебе. – прошептала она.  

–Нет. Не звонила. Я звонила, но ты была вне зоны. Я думала, ты к родителям поехала. А потом ты не пришла на занятия.  

–Так в понедельник же…  

–Сегодня понедельник!  

Второй глаз девушки тоже открылся. Она дернулась и полотенце упало. Она не сводила взгляда с подруги.  

–Когда ты приходила ко мне? – спросила Милена.  

–В прошлый вторник. Когда ты переехала.  

–Прошла почти неделя. – сказала Милена задумчиво. – Последние дни… я их не помню. – Она закрыла глаза, и из – под век потекли слезы.  

–Я ничего не помню. Только картины. И ОНО…  

–Кто тебя покалечил? – допытывалась Виола.  

–Он…оно… что со мной?  

Виола поднесла к лицу подруги зеркало, хоть и не собиралась этого делать, но та уговорила ее. Когда Милена глянула на себя, и увидела опухшее лицо с фиолетовыми синяками под глазами, с огромной черной шишкой на лбу, она застонала, уронив отражатель правды.  

–Ты расскажешь?  

И Милена все рассказала. Все, что помнила. И про сны, и про картины, которые она снимала дважды, так как они вернулись как – то ночью, и про самоубийцу, и про того, кто приходил к ней ночью. Ее рассказ был прерывистым, с истерическими нотками, но она точно знала, что подруга поверит ей. И она поверила.  

–Позволь мне сегодня переночевать у тебя? – попросила Виола. – А завтра мы соберем все твои вещи и ты съедешь отсюда.  

–Почему не сегодня?  

–Подождем до завтра.  

 

Остаток дня Виола провела рядом с подругой, не выпуская ее из поля своего зрения. Она приготовила куриный бульон и заставила Милену съесть целую тарелку, хотя девушка уверяла, что не голодна.  

–Ты говорила что – то про художника. – напомнила Милена, все так же сидя в кресле и наблюдая за тем, как Виола аккуратно складывает ее вещи, и убирает их в чемодан. Девушка коротко взглянула на нее.  

–Он рассказал мне о картинах. Они что – то вроде ловушек.  

–Для чего?  

–Для души. Я все тебе объясню, но позже. Хорошо?  

–Хорошо.  

 

Как только Милена уснула, ее подруга бесшумно покинула диван, и прошла в кухню. Там она села за стол и стала ждать.  

Ровно в три часа ночи скрипнула дверь шкафа. Потом, спустя несколько секунд она распахнулась и оттуда сала вываливаться черная масса, оказавшаяся человеком в балахоне. Он обернулся и оглядел пустые вешалки в шкафу, а потом приблизился к дивану, сел, и положил руки на оголившийся живот Милены. Девушка вздрогнула, но не проснулась. Полился свистящий шепот. Фигура в черном раскачивалась из стороны в сторону, произнося слова на непонятном языке. В эти минуты, во сне, Милена чувствовала, как леденеют пальцы на ногах. Существо чуть повысило голос, и четкие слова превратились в напевные.  

Дальше слушать Виола не стала. Она неслышно вышла из кухни, прокралась в зал, и стоя позади фигуры, хлопнула рукой по выключателю. Помещение залил свет трех электрических лампочек люстры. Милена проснулась и закричала. А фигура, издав звериный рык, вскочила, развернулась и бросилась к Виоле. Девушке удалось вывернуться, но лишь для того, чтобы напасть самой. Что она и сделала, вцепившись одной рукой в горло, а другой срывая капюшон с головы Надежды Вениаминовны, глаза которой горели бирюзовым огнем ярости.  

Старухе удалось вырваться. Она бросилась обратно к шкафу, но, полностью пришедшая в себя Милена, захлопнула дверь.  

–Отойди, девка. – прошипела старуха.  

–Хрен тебе, ведьма поганая! – крикнула Виола, опуская на голову женщины тяжелую бронзовую статуэтку. Та пошатнулась, но не только не потеряла сознание, но и равновесие ее не подвело. Одним взмахом руки она отбросила от себя Виолу. Девушка, не ожидавшая такого поворота событий, не успела сгруппироваться и очень чувствительно приложилась головой и спиной к стене. Она упала на пол, цепляясь за остатки ускользающего сознания.  

Старуха, тем временем, развернулась к Милене. Теперь ее жертву некому защитить, и ритуал будет закончен. Ее новое тело прослужит ей целый год, как и тела тех, чьи трупы превратились в прах, после того, как она покидала каждое из них в поисках новой «одежды». А старушечье тело поспит пока в соседней квартирке. В морозильной камере.  

–Ты будешь лисой с лапами паука. – как бы между прочим, сообщила ведьма Милене. – Твоя картина почти готова. Твой новый дом!  

И она вцепилась в волосы девушки, притянула ее к себе, и с удвоенной силой зашептала. У Милены закружилась голова. Лишь на несколько секунд ее отрезвила резкая боль. То была рука старухи, царапающая кожу и пытающаяся ее разорвать.  

 

Виоле все ее друзья настоятельно советовали бросить курить, но девушка никак не хотела расставаться с пагубной привычкой. Могла ли она предположить, что зажигалка, с которой она не расставалась никогда, однажды спасет ей жизнь?  

Это заняло всего несколько секунд. Очнувшись на полу, Виола увидела совсем рядом маленький зеленый прямоугольник. Руки сами схватили его. Палец сам крутанул колесико. Языки пламени весело побежали по простыне, рожденные из малюсенькой искры, сдобренной порцией газа из сломанного пополам средства прикуривания.  

Милена начала задыхаться от боли. Она не могла двинуться, стиснутая словами заклинания. А слова становились все громче. Отчетливее. Девушке даже показалось, что в кладовке застонали картины. Старуха вошла в раж. Ее глаза теперь полыхали синим пламенем. Волосы растрепались. Она резко вдохнула, чтобы на выдохе произнести финальное слово заклинания, тем самым запечатав ритуал. Но вдруг она закашляла, согнувшись и ослабляя хватку. Милена пошатнулась. Она ощутила руку Виолы. Девушка, пригнувшись, поволокла ее к выходу.  

Надежда Вениаминовна, прикрывая рот и нос широким рукавом своего одеяния, двинулась вслед за девушками, с бессильной яростью пытаясь дотянуться хотя бы до одной из них. Если она пропустит этот ритуал, она навсегда потеряет возможность возвращаться в молодость.  

Дым выедал глаза. Виола пыталась нащупать ролик замка на входной двери, но у нее ничего не получалось. За ее спиной раздался сухой скрипучий кашель. Она отпустила Милену, осевшую на пол, и развернулась. Противно ухмыляющаяся старуха, протянула к ней худую руку.  

–Сгори, ведьма. – прошептала Виола, бросившись вперед, и толкнув ее прямо на горящий диван. Она не стала смотреть, как пламя пожирает извивающееся тело. Ей достаточно было истошного вопля.  

 

Когда девушки выбрались на улицу вместе с другими напуганными жителями, к дому уже подъезжала пожарная машина. Огонь потушить удалось не сразу. Квартира Надежды Вениаминовны выгорела полностью. Досталось и соседней, что примыкала к ней. Когда рухнул шкаф, огонь быстро выел фанерную дверь, соединяющую две квартиры. Как выяснилось позже – пустая двухкомнатная квартира тоже принадлежала одинокой бабушке.  

Виоле и Милене пришлось бежать, пока на них не обратили внимания.  

 

Девушки смотрели вчерашний выпуск местных новостей, сидя на диване в общежитии. Они молчали, наблюдая за тем, как выносят черный пластиковый пакет с телом жертвы пожара. Вслед за ним появились и картины. Огонь уничтожил все, кроме них. Их рамы были лишь слегка обуглены.  

Чьи – то души. Игрушки в руках коварной ведьмы.  

–Ей нравилось, что они наблюдают за ней? – спросила Милена. Ей не захотелось слушать то, что вчера пыталась рассказать ей Виола о картинах. Она итак все прекрасно поняла.  

–Да. Ей доставляло удовольствие знать, что они смотрят. – сказала Виола. – Надеюсь, она горит в аду.  

–Почему ей это нравилось?  

Виола молча пожала плечами. Милена устало откинулась на спинку дивана, и на пару секунд закрыла глаза. А когда открыла, они сверкнули пламенем бирюзового оттенка.  

| 145 | 5 / 5 (голосов: 6) | 20:35 11.01.2019

Комментарии

Louna20:25 05.03.2019
seragov, Да, и хозяйка...)
Seragov17:59 05.03.2019
Очень нехорошая квартирка!
Louna19:34 07.02.2019
quaestio9999, Скорее интерес к подобным темам) Спасибо большое за прочтение и оценки!)
Quaestio999910:34 06.02.2019
Что тут скажешь - у Вас определённо талант к этой теме. Успехов!
Quaestio999910:33 06.02.2019
С плюсом!
Louna19:39 05.02.2019
fox222, спасибо большое!))
Fox22222:29 03.02.2019
Интересно написано. (Завидую белой завистью) Хорошо.
Louna21:00 31.01.2019
Анонимный комментарий, думаю, умеете вы писать))) А дело ...да, будет жить!
Анонимный комментарий09:27 29.01.2019
А.Н
Анонимный комментарий09:27 29.01.2019
Мыслей много, а сам писать не умею к сожалению, но вдохновляюсь.... (( Я был почти уверен что эта ведьма воскреснет и вот опять я ошибся))) Ну а так концовка тоже хорошая, дело ведьмы будет жить) Спасибо вам муза моя!)
Louna18:20 20.01.2019
abloginov, согласна) думаю немного переделать. Спасибо за отзыв)
Abloginov20:39 19.01.2019
Начало интригует, но концовку Вы упростили.
Louna21:42 15.01.2019
stanislaw, спасибо Вам большое!
Stanislaw21:38 15.01.2019
Рассказ впечатляет. Что и говорить..
Louna19:09 12.01.2019
gexxogen, спасибо Вам за чтение!)
Gexxogen19:07 12.01.2019
Хорошо написано. Жутковато.
Louna23:42 11.01.2019
vesta4, и Вам большое спасибо за прочтение и высокую оценку!)
Vesta423:36 11.01.2019
Мурашки по кожи. Мне очень понравилось. Сюжет захватывает. Автор спасибо )))

Книги автора

Невеста водяного.
Автор: Louna
Рассказ / Мистика Другое
Аннотация отсутствует
23:07 05.01.2019 | 4.85 / 5 (голосов: 7)

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.

YaPishu.net 2017