Невеста водяного.

Рассказ / Мистика, Другое
Аннотация отсутствует

 

 

–Ма – а- ам, ну почему я должна проводить летние каникулы в какой – то деревне? – Люба пинала спинку водительского сиденья, на котором, не сводя напряженного взгляда с дороги, сидела ее мать.  

–Свежий воздух пойдет тебе на пользу. – сказала женщина.  

–Говном там воздух пропитан. – буркнула девочка.  

–Не говном, а ценным удобрением. – поправила мама, а потом спохватилась. – И не смей так выражаться! Это неприлично!  

–За то – правдиво.  

Лена вздохнула. Она считала себя отчасти виноватой в том, что ее дочери, привыкшей к дорогому заграничному отдыху, придется три месяца жить в Богом забытом месте. Но, другого выхода женщина не видела.  

После того, как глава семейства проиграл свой бизнес и недвижимое имущество в подпольном казино, в дом семьи Решетниковых заявились хмурые дядьки в черных кожаных куртках, с затылками бритыми «под мясо», и дали напуганным жителям два часа на сборы.  

Они забрали все, за исключением машины ( отогнанной а гараж подруги Лены, так как та попросила ее на пару дней), и шкатулки с драгоценностями, которую Лена спрятала в старого плюшевого медвежонка Любы.  

Продав камни и золото, Лена и ее дочь смогли бы еще долгое время жить безбедно, но женщина не хотела рисковать. Тем более, что теперь они остались одни. Муж Лены пропал без вести.  

Впервые за тринадцать лет домохозяйствования, Лене предстояло окунуться в трудовые будни, чтобы обеспечить дочери достойную жизнь. Поэтому она и устроилась на работу в другой город, и ее испытательный срок – два с половиной месяца.  

А так как, после исчезновения отца Любы, странным образом исчезли из их жизни и все прежние друзья, девочку оставить было не с кем. Тут Лена и вспомнила про дальнюю родственницу своей матери, у которой часто гостила в детстве. Потом та уехала за границу, но совсем недавно вернулась и решила доживать свой век в деревеньке, откуда была родом.  

Лене было очень стыдно. Столько лет ни слуху ни духу, а теперь помощь старушки потребовалась. Но, бабушка Маша была не против. Наоборот – она с радостью согласилась приютить у себя Любу.  

– Любонька, я обещаю, что следующее лето мы проведем где – нибудь за границей. Хочешь в Испанию? – Лена попыталась подбодрить дочь, но у нее это плохо получалось. Она прекрасно знала избалованный характер своей девочки. И в этом тоже была ее вина. Не думала молодая жена миллионера, что настанет день, когда она и ее ребенок окажутся в буквальном смысле – на улице.  

– Мам, ну почему я не могу поехать с тобой? – продолжала канючить девочка. – Ты же знаешь, я ненавижу деревенщин. Тупые они. Даже про интернет не слышали…  

И тут мать разозлилась. Она сама когда – то приехала из деревни в большой город. Она была сильной, и внутри ее крепко сидело чувство справедливости. Она никогда никого не обидела, и помогала людям чем могла. И этому ее научили в ее родной деревушке, где порой были перебои со светом, а за водой приходилось бегать к колодцу на самом ее краю.  

–Да что ты понимаешь, соплячка? Я смотрю ты у нас очень умная? Может быть, поэтому тебя на второй год оставить хотели, но пожалели из – за ситуации в нашей семье? Если я еще раз услышу что – то подобное, ты сама навсегда забудешь, что такое интернет. Ты меня поняла?  

Люба промолчала. Она редко видела мать до такой степени разозленной, что повышался ее голос. В такие моменты девочка готова была спрятаться куда – нибудь, где ее не будет видно. Но сейчас – то она в машине.  

–Ты поняла меня? – повторила Лена свой вопрос.  

–Поняла. – пискнула Люба.  

Остальную часть пути они ехали молча. Люба находилась в раздумьях, как сделать так, чтобы время прошло быстрее. Лена молча корила себя за то, что позволила себе разозлиться на своего ребенка.  

Деревня появилась, будто из – под земли. Только что была нескончаемая дорога, и вот. Состояла она из нескольких покосившихся домиков по краям той дороги, которая уже начала сводить с ума как Лену, так и ее дочь. Каждая избенка обнесена старым, подгнившим забором, за которым буйно росла черная смородина. У некоторых и дома были обсажены ею же.  

На лавочках сидели сгорбленные старички, покинувшие свои дома, чтобы немного погреть косточки на летнем солнце. Они разглядывали красную иномарку, медленно проезжающую мимо них, будто это был инопланетный корабль.  

Люба совсем приуныла.  

Все лето с этими…  

– Кажется, мы приехали. – проговорила мать с некоторым сомнением в голосе.  

Ее глаза, как и глаза ее дочери смотрели на серую бревенчатую избушку, просвечивающую сквозь редкий частокол забора. Любе даже подумалось, а для чего здесь вообще забор? На этот дунешь, и он развалится. Но, видимо, красть у старушки было нечего, на ее почти почившее тело вряд ли кто – то позарится, или же люди здесь настолько доверяют друг другу, что необходимость в подновлении забора отпала сама собой. А, способную разбежаться по окрестностям, скотину, бабушка не держит.  

Лена остановила машину в паре метров от калитки.  

–Выходим. – сказала она дочери.  

Люба вжалась в спинку сиденья, пытаясь раствориться в нем. Врасти. Только бы не выходить. Лена повернула к ней голову.  

–Ты не поняла? Сколько раз мне нужно повторить, Люба?  

Девочка протяжно вздохнула и открыла дверь. Ее нога ступила на деревенскую землю, и она почувствовала ее жар даже сквозь подошву сандалия.  

Когда девочка вылезла из машины полностью, и полной грудью вдохнула запах «ценного удобрения», она осознала, что она теперь здесь, и это ее судьба. Придется смириться и потерпеть.  

Лена, напротив, выпорхнула из машины, и подошла к багажнику, потягиваясь в пути. Она устала в дороге, и времени на отдых не было. Хоть так разогнать кровь.  

Люба оглядела окрестности, задерживая взгляд на каждом из домов, сравнивая их и оценивая. Все похожи один на другой. Ничего интересного.  

А потом она заметила их. Это были две девочки, того же возраста, что и сама Люба. Одна рыженькая, с короткими завитушками. Вторая – настоящая русская красавица с длинной русой косой. На девочках были одинаковые пестрые платья, и открытые сандалии. Деревенский магазин одежды разнообразием не баловал.  

Девочки во все глаза разглядывали Любу. Потом рыжая что – то шепнула на ухо подруге, и они звонко рассмеялись. Люба только хмыкнула и отвернулась.  

–Кого – то увидела? – поинтересовалась мать, передавая дочери чемодан.  

–Да. Стоят вон там… – Девочка дернула плечом.  

–Кто? – Мать посмотрела поверх головы дочери.  

–Матрешки две. – огрызнулась та.  

Лена приветливо помахала рукой детям. Те заулыбались в ответ.  

–Видишь, как хорошо. – сказала Лена. – Здесь есть твои сверстники. Подружитесь, и так скучно не будет.  

–Где второй чемодан? – Люба нырнула в багажник, пресекая дальнейший разговор.  

 

–Какая же ты красавица! – Бабушка Маша стиснула Любу в объятиях. Так крепко, что девочка резко выдохнула. Она и не ожидала, что сухонькая, почти прозрачная, старушка может обладать богатырской силой.  

–Мы вас не очень потревожили? – виновато спросила Лена, теребя в руках ключи от машины, и отведя глаза в сторону.  

– Да ты что! – Маша отпустила Любу, и потрепала ее по щеке. – Я только рада буду! Здесь так одиноко бывает, порой. Мне только в радость присутствие этой юной леди.  

Бабушка ласково посмотрела на девочку, и той ее взгляд не понравился. « И через два с половиной месяца в старой избушке нашли только кости и одежду бедного ребенка…» – подумала Люба, и отодвинулась к матери. Женщина обняла ее на прощание.  

–Веди себя хорошо. – шепнула она. – Пообещай.  

–Обещаю. – сдалась Люба.  

 

Люба сидела за столом и, подперев кулаком щеку, наблюдала за тем, как суетится бабушка Маша. Сейчас она ощущала себя хомяком. Они тоже вот так проводят свои дни, наблюдая за жизнью своих хозяев. Только прутьев решетки не хватает.  

Несколько раз Люба безуспешно пыталась выйти в интернет на смартфоне, но оставила эти попытки. Сеть здесь появится не раньше, чем через пятнадцать лет. После того, как на месте вымершей деревни появится город. Если появится.  

–Бабушка, – позвала девочка. – А как мне с мамой связаться?  

–А что случилось, деточка? – Старушка разогнулась и посмотрела на Любу.  

–Просто… Вдруг поговорить захочу. Мне ей письмо почтой отправить?  

–Нет. – Бабушка улыбнулась. – Мы не такая уж и глушь. Поднимешься на гору, там связь есть. Правда, с перебоями работает, но дозвониться можно.  

–Отлично. – Люба снова загрустила.  

–А сходи – ка ты на озеро! – предложила Маша. – Вода там целебная и очень чистая. Плавать умеешь?  

Люба встрепенулась. Плавать она всегда любила.  

–Далеко? – спросила она, вставая.  

–Дом по правой стороне обойдешь, и по тропинке. Не пропустишь.  

–Тогда, я побежала. – обрадовалась девочка.  

Она быстро натянула купальник, поверх него – сарафан. Потом впихнула в пляжную сумку полотенце, бутылку с минеральной водой, кусок пирога, завернутый в газету, который протянула ей бабушка, и выпорхнула за дверь, улыбаясь тому, как старушка перекрестила ее «на дорожку».  

Люба сделала так, как велела ей бабушка Маша. Она обошла дом, и вприпрыжку пустилась по тропинке, вдыхая ароматы ( теперь они уже не казались ей противными ), деревенского лета.  

Трескотня кузнечиков, порхающие бабочки, жужжание ос – все это, плюс ласковые лучи солнца, наполняли душу ребенка радостью, которую девочка давно уже не ощущала. Зачем ей Испания, Турция, Египет, где она раньше отдыхала? Куча народу и жесткое горячее солнце. И почему мама раньше не возила ее в деревню? Люба сама удивилась, что ее голову посетили такие мысли.  

 

Озеро открылось ей во всей своей красе. Отороченное по краям травой, отражающейся в водной глади – оно было похоже на зеркало в зеленой оправе. Оно было настолько гладким, что издали напоминало каток, по которому плыли пузатые облака. Точные копии тех, что были разбросаны по голубому покрывалу над головой.  

Люба осторожно подошла к этому чуду. К самой кромке. Сквозь кристально – чистую воду она могла видеть дно, усыпанное мелкими камешками, сквозь которые пробивались редкие водоросли. Между ними суетились мальки, потревоженные нависшей тенью девочки.  

Люба отошла. Она бросила на траву сумку, скинула сарафан, и, прямо в сандалиях бросилась в воду, визжа от радости, и разбрасывая тучи водяных брызг, что распугали водомерок.  

Плавала Люба около полу – часа, держась поближе к берегу. Перевернувшись на спину, девочка продрейфовала почти до середины. И тут ей показалось, что она слышит чей – то голос. Люба перевернулась и едва не ушла под воду. Она бросила взгляд на берег, где стояли те самые девочки, которых она видела у соседнего дома, когда выгружала вещи из машины. Глаза девочек выражали испуг.  

Люба помахала им рукой.  

– Плыви назад! Быстрее! – крикнула рыжая.  

–Зачем? – не поняла Люба.  

– На середину нельзя!  

– Почему?  

Подруги переглянулись, а потом та, что с косой, неуверенно ответила : « – Водяной там! »  

Люба расхохоталась так, что вода попала ей в рот, и она закашляла.  

–Это правда! – с большей убежденностью, поддержала подругу рыжая.  

–Сказки! – пренебрежительно бросила Люба, развернулась и поплыла к центру озера.  

–Стой! – в отчаянии прокричала рыжая, но Люба была непреклонна в своем желании доказать всю абсурдность заявления о водяном. Она уже порядком подустала, но середины все же достигла.  

Остановилась.  

Развернулась.  

Глаза девочек неотрывно следили за ней, а их хозяйки крепко держались за руки.  

–Ну и где он? Водяной ваш? – спросила Люба, перебирая под водой руками и ногами, стараясь удержаться на плаву.  

Девочки не ответили. И их, наполненный ужасом взгляд, теперь был устремлен поверх головы Любы, над которой поднималась волна.  

Девочка заподозрила неладное, но обернуться не успела. Что – то холодное скользнуло по ее лодыжке. Будто чья – то рука попыталась ухватить ее за ногу, но промахнулась. За спиной раздался всплеск.  

–Плыви к берегу! – закричала рыжая. Ее подруга закусила губу.  

Люба метнулась вперед. В этот момент вода показалась ей тягучим желе, с огромным сопротивлением ринувшимся ей навстречу. Девочка гребла изо всех сил, не сводя глаз со спасительного берега, где стояли две перепуганные селянки, и что – то кричали ей. А она не могла разобрать слов. Страх гудел в голове.  

Ледяные пальцы вновь коснулись ее, но уже выше. Оно дотронулось до коленки. Люба завизжала, брыкаясь в воде и теряя сандалии.  

Лишь тогда, когда она оказалась в паре метров от берега, девочки рискнули войти в воду, подхватили ее и вытащили на траву.  

Раздался очередной всплеск и хлюпанье. Через пару секунд все стихло, и озеро приняло свой первоначальный вид.  

– Ч-ч-что это было? – прохрипела Люба, стоя на четвереньках и выкашливая воду из легких. Рыжая присела рядом, убирая волосы с лица Любы, и похлопывая ладонью по спине.  

–Мы предупреждали. – мягко проговорила она.  

–Водяной! – Люба выплюнула это слово.  

–Нет. – Девочка с косой смотрела на озеро. – Это было она. Его невеста.  

Люба, икнув, подняла на нее взгляд.  

 

Девочки расположились на расстеленном на траве полотенце, подальше от озера. Рыжая – Даша, и ее подруга Марьяна наперебой рассказывали Любе деревенскую страшилку об утопленнице.  

Невестой Водяного считалась семнадцатилетняя девушка по имени Александра. Десять лет назад она утопилась в озере из-за неразделенной любви. И с тех пор, каждый год, в ночь с десятого на одиннадцатое июня, она выходит из озера – так как только в эту ночь Водяной не имеет над ней власти – и горько плачет, сидя на берегу. А к утру возвращается в озеро.  

–Не может этого быть. – скептически фыркнула Люба, выслушав рассказ. – Мертвые не ходят. Только в кино.  

–Да? А кто гнался за тобой? – спросила Даша.  

–Не знаю. – Люба пожала плечами. – Рыба какая – нибудь.  

–Озеро не очень большое. – возразила Марьяна. – Здесь не может водиться рыба таких размеров.  

–Может отходы радиоактивные в ваше озеро сбросили? Вот рыбка – то и подросла? – предположила Люба. Она никак не хотела верить в деревенские сказки.  

– Из озера каждый год воду на экспертизу берут. – сказала Даша. – У нас самая чистая вода. Из города комиссия специальная приезжает. И ученые.  

Люба промолчала. Бесполезно рассказывать девчонкам о том, что, возможно, ученые по другому поводу приезжают.  

–Хочешь на нее посмотреть? – предложила Даша, после чего получила ощутимый толчок в бок.  

–На невесту Водяного?  

Даша кивнула.  

–Хочу! – выпалила Люба.  

–Это опасно. – почти прошептала Марьяна, и в ее голубых глазах заметался страх.  

–Не увижу – не поверю! – Люба сложила руки на груди, выжидательно глядя на побледневшую Марьяну.  

–Если она увидит тебя, – проговорила та. – Если ваши взгляды хоть на секунду встретятся, она заберет тебя с собой. Ты никуда не сможешь убежать. Она найдет тебя везде.  

–Я не буду смотреть ей в глаза. – пообещала Люба. – За куст спрячемся и оттуда посмотрим. Если вы мне не врете, конечно.  

Даша вздернула подбородок.  

– Мы никогда никому не врем. – гордо сказала она. – Мы зайдем за тобой после полуночи. Смотри не усни.  

Люба улыбнулась. Такое приключение она не проспит.  

 

Очень трудно было Любе дождаться, когда же бабушка Маша, наконец, уснет. Легла – то она рано, но в течении всего времени, пока Люба притворялась спящей, старушка несколько раз вскакивала с кровати и шла доделывать те дела, о которых забыла.  

–Склероз. Проклятый склероз. – повторяла она, уходя. Люба в этот момент старательно сопела.  

Наконец, уставшая, но довольная собой, старушка угомонилась. Легла. И заснула. Теперь уже точно до утра.  

Люба, уже порядком вспотевшая в одежде, ужом выскользнула из – под одеяла. Она несколько секунд постояла посреди комнаты, вслушиваясь в едва различимое похрапывание бабушки.  

Убедившись, что та действительно пребывает в стране грез, девочка бесшумно вышла из дома, плотно прикрыв за собой дверь.  

Она спустилась с крыльца. Огляделась. В деревне фонари горели в пол – силы, но все равно было светло, так как, помимо полной Луны, небо было густо усыпано звездами.  

За калиткой Любу ждали трое. К ее новым подругам присоединился мальчик лет одиннадцати. Худой и высокий.  

–Андрей. – представился он, как только Люба подошла к ним.  

–Люба. – безразлично ответила девочка и повернулась к Марьяне и Даше. – Идем?  

–Ты уверена, что не испугаешься? – на всякий случай, еще раз спросила Марьяна.  

–Уверена! – раздраженно ответила Люба. Ее рука проверила, лежит ли в кармане легкой ветровки смартфон. Если девчонки не врут, у нее будет фото, доказывающее существование невесты Водяного.  

В полном молчании все четверо обогнули дом, и пошли в сторону таинственного озера, на встречу с его знаменитой обитательницей.  

–Бабушка Маша ничего не говорила о вашей невесте. – прошептала Люба, поравнявшись с Марьяной.  

–Взрослые не верят в нее. – ответила девочка.  

–А те, кто видел? Кто это был? – допытывалась Люба.  

– Пара рыбаков своими глазами видели. – сказала Марьяна. – Но им тоже не поверили.  

–Почему?  

–Они всю ночь на озере самогон глушили. Им и не поверили.  

–А может и вправду, привиделось?  

–Тихо там! – зашипел на девочек Андрей. – Сказано же – видели! Значит так и есть!  

Марьяна хихикнула, и была окинута злым взглядом мальчика.  

–Его отец – один из тех рыбаков. – пояснила Даша.  

–Еще слово, и вы одни пойдете. – пригрозил мальчик.  

–Все, все. Извини. – Даша подняла руки, показывая, что сдается. Смех разрывал ее изнутри, но она сдержалась и даже сделала серьезное лицо.  

Дети пошли дальше.  

–Почему мы его слушаем? – едва слышно поинтересовалась Люба у Даши.  

–Ему отец показал то место, где невесту видел.  

–А вы сами – то ее видели?  

–В прошлом году пойти хотели, но родители не пустили. Кто – то проговорился. – И Даша с укором посмотрела на Марьяну.  

–Говорю же, это не я! – стала защищаться девочка.  

–Заткнитесь! – рявкнул Андрей. Он остановился. Девочки тоже.  

–Последнее предупреждение!  

–Все! Молчим! – Даша изобразила, как запирает рот на замок.  

 

Дети прошли немного дальше того места, где днем купалась Люба. Там рос высокий кустарник, за которым они и спрятались в ожидании невесты Водяного.  

Любе на этот раз, озеро показалось зловещим. Темно – синее, с крапинками отражавшихся в нем звезд, слегка подрагивающее – оно вселяло смутную тревогу.  

А что, если это не сказки? Что, если сейчас из озера вылезет полуразложившийся труп ( или скелет? Столько времени прошло! ), и утащит их на дно?  

Отступать было поздно. Признаваться в своей трусости стыдно.  

Девочки притихли, спрятавшись за узкую спину Андрея, и стали ждать.  

Долгое время ничего не происходило. Озеро оглашалось кваканьем лягушек. Над головами пищали голодные комары, весьма недовольные тем фактом, что их ужин так хорошо упакован в одежду. Самых смелых из них, рискнувших попировать, несмотря на плотную ткань, ожидала печальная участь. И со временем все больше и больше маленьких трупиков падало к ногам детей.  

–Что – то не спешит невеста. – разочарованно проговорила Люба.  

– Надо ждать. – прошептал Андрей. – И молчать!  

–Думаешь, она сквозь толщу воды нас услышит? – усмехнулась Люба.  

– Она сквозь толщу земли тебя услышать может. – сказал Андрей.  

–А может, у нее сегодня выходной? Тусовка с русалками из местного болота? Или с Лешим изменяет?  

Андрей медленно развернулся, и в его глазах, едва различимых в темноте, промелькнул огонек злости. Даша и Марьяна отступили на шаг назад.  

–Городские все такие тупоголовые, как ты? – со злой усмешкой спросил мальчик.  

–А за тупоголовую ответишь! – Теперь уже разозлилась Люба.  

–Рискни, селедка!  

–Я тебе покажу селедку! – И тут Люба со звериной яростью набросилась на мальчика.  

–Ой, смотрите! – пискнула Даша, прижав ладони к лицу.  

Дети оттолкнули друг друга и пригнулись, сквозь ветви разглядывая озеро, в центре которого что – то зашевелилось  

По воде побежал первый круг. За ним второй.  

Четыре пары глаз с восторгом, граничащим со страхом, уставились на ровные круги. Рука Любы нащупала в кармане смартфон. Девочка достала его и включила камеру.  

К ней обернулась Марьяна.  

– Ты что делаешь?  

–Сфотографировать хочу.  

–Нельзя. Она заметит.  

–Ой, смотрите же… – Даша замерла, когда из воды показалось что – то темное, дергающееся из стороны в сторону.  

Люба навела резкость. Переключилась на режим ночной съемки, но все равно картинка была слишком темной. Почти ничего не видно. А бесформенная масса, тем временем, продолжала подъем с глубины озера под застывшее безмолвие детей.  

И тут Люба нарушила чарующую картину немого кино, дотронувшись до красного кружочка на экране смартфона. Сработала вспышка.  

По озеру пошла сердитая рябь.  

–Она нас увидела! – пронзительно закричала Марьяна. – Она смотрит!  

–Бежим! Скорее бежим! – вторила ей Даша. Она побежала первой, оттолкнув стоявшую рядом Любу. Девочку охватил такой страх, что она, не раздумывая, бросилась вслед за рыжей. Марьяна побежала последней, но быстро их обогнала. И только Андрей, чья нога увязла глубоко между корней кустарника, остался на месте, удивленно глядя в след улепетывающим подругам.  

–Вот дуры! – выругался он, и медленно повернул голову к озеру.  

 

Девочки бежали, боясь не то что, что вскрикнуть, даже громко дышать. Они были уверены, что невеста Водяного, это черное чудище, уже выбралось из озера и мчится вслед за ними. Так как Люба устала, и уже успела подвернуть ногу, она бежала предпоследней. Как она думала. Когда девочка справилась с первым страхом, она оглянулась, чтобы удостовериться, что Андрей бежит за ней, прикрывая ее спину. Но тропинка, позади нее, была пуста.  

А бежал ли Андрей за ними?  

Дом бабушки Маши был уже близко, и Люба остановилась.  

–Даша! Марьяна! Стойте! – прокричала девочка.  

–Бежим! – повторила Даша.  

–Андрей пропал!  

Девочки тоже остановились. Марьяна встала так резко и внезапно, что Даша врезалась в нее.  

–Он…наверное…там…остался… – запинаясь, проговорила Люба.  

Даша и Марьяна несмелым шагом подошли к ней. Они втроем вглядывались во тьму, из которой только что вырвались под тусклый свет фонарей.  

Они ждали.  

А время тянулось, словно жевательная резинка. На тропинке не появлялся худенький мальчик.  

–Она утянула его в озеро. – заплакала Даша. – Андрюшка… Что мы его родителям скажем?  

–Это я виновата. – всхлипнула Люба.  

Тут бы еще зарыдала и Марьяна, если б на тропинке не появилось то самое чудище, небольшого роста, покрытое кудрявой шерстью, с которой стекала вода, вместе с ошметками тины. Чудище шло медленно. Покачиваясь. Оно нацелило на девочек корявую руку со скрюченными белыми пальцами.  

Люба завыла первой. Даша рванула ее на себя.  

Теперь уже останавливаться было нельзя.  

Калитка, как на зло, оказалась запертой, но этот факт не смутил девочек, перемахнувших через забор.  

–В дом. Быстрее. – шепотом позвала Люба.  

–Нельзя. – Марьяна потянула ее в сторону небольшой бани с покосившейся крышей.  

–Твоя бабушка еле ходит. Она не сможет убежать от невесты.  

–Да. Точно. В баню!  

–Говорят, Банник с Водяным не дружат. – продолжала Марьяна. – Он прогонит невесту!  

– Даша, не спи на ходу! – Люба схватила подругу за руку, и, толкнув дверь, первой пропихнула ее в предбанник. Захлопнула дверь. И чуть не разрыдалась, когда поняла, что ни задвижки, ни щеколды на дверях вообще нет.  

Девочки забежали в парилку, вооружившись тазиком и вениками – единственным «оружием», которое они отыскали в темноте.  

Дрожа и поскуливая от страха, они сбились в кучку в самом дальнем углу парилки, окутанные непроглядной тьмой, пропитанной запахом дерева и можжевельника.  

Любе казалось, что она слышит отчаянный стук не только своего сердца, но и девочек.  

Дверь в предбанник отворилась, и по помещению разнесся гулкий звук тяжелых шагов.  

Девочки затаили дыхание, готовые броситься на мертвую невесту Водяного ( ну, или прямо в углу помереть от страха).  

Она прошлепала к парилке и остановилась, заполнив все вокруг запахом тины, псины и разложения. А так же звуком капающей на деревянный пол, воды.  

Настал черед двери в парилку. Та протяжно заскрипела, и в свете Луны, падающем из маленького окошечка, появилась мохнатая фигура.  

Девочки поудобнее перехватили средства защиты и нападения, и дружно…заревели.  

–Вот дуры. – сказала невеста голосом Андрея. А потом мохнатая шкура, источающая отвратительный запах, с чавкающим звуком, шлепнулась на пол.  

Андрей включил маленький карманный фонарик, и прошелся его лучом по зареванным лицам девочек.  

–Че, испугались? – самодовольно спросил он, а потом указал на шкуру. – Видали, какая шуба? Просушить, и на сено стелить можно. Вот папаня обрадуется! Любит он иногда у сарайчика в стоге поспать, когда маманя домой не пускает. Да колется сено очень. А тут – вот! Я ее едва достал. Прикиньте, браконьеры сеть поперек озера установили. А когда тянуть стали, шубейка – то и всплыла. Еле выловил. – И Андрей широко улыбнулся.  

–Р – р – рыбак, блин. – еле выговорила Люба, почти физически ощущая, как седеет прядь ее волос.  

 

Ласковые лучи утреннего солнца скользнули по спокойной озерной глади, пробежались по ней, и добрались до грустного лица белокурой девушки с огромными зелеными глазами. Она слегка улыбнулась, почувствовав тепло на своей коже. Потом встала, и легкой походкой направилась к озеру, оставив на берегу девчачьи сандалии, украшенные бусинками.  

| 45 | 4.75 / 5 (голосов: 4) | 23:07 05.01.2019

Комментарии

Louna23:54 15.01.2019
stanislaw, Большое спасибо Вам!)
Stanislaw23:35 15.01.2019
Заинтересовало с первых предложений. У Вас талант, это готовый сценарий, можно спокойно снимать картину.
Labrador09:30 08.01.2019
Браво!
Легко читать, нет необходимости задумываться над каждым словом. Все просто и понятно.
Vesta423:45 07.01.2019
Читается на одном дыхании , очень хорошая фантазия у автора , спасибо , мне очень понравилось ))

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.

YaPishu.net 2017