Режим чтения

О родине, гда курлычат журавли

Роман / История
Аннотация отсутствует
Теги: край родной журавли Уралтау предки Зауралье история

Вводное слово. Журавлиная песнь

Борис Хайретдинов  

 

В краю поющих журавлей. (Роман-воспоминание)  

 

Вводное слово  

 

Мы дети послевоенных лет, поколение 50-х годов XX столетия выросли в трудные послевоенные годы, но, будучи детьми, думали, все вокруг нормально, что жизнь такая и должна быть. Особенно гордились своими отцами и дедами, которые ковали победу, не жалея жизни своей, и победили фашистскую Германию и вернулись домой живыми. Так же знали, у многих детей старше нас, отцы и братья, деды, другие близкие остались там навечно, на чужой земле, будучи героями. Потом узнали, что Вторая мировая война и война Отечественная поистине главное событие XX века, после которого мир изменился. Мы, дети послевоенных лет, воспитывались на патриотизме, играли в войну, где никто не хотел стать немецкой стороной.  

 

Пройдено 70-летняя дорога жизни, поэтому есть возможность, что рассказывать более молодому поколению о нашем времени, чтобы они лучше поняли нас, а мы – их. На нашу долю выпало «счастье» жить при социализме и при капитализме и мы хорошо помним и знаем плюсы и минусы социалистического и капиталистического развития страны. Мы хорошо понимаем стремление народа и государства к демократии, но не понимаем, почему эта демократия на деле оказывается далеко от народа. Понятно, что «без труда не вынешь рыбку из пруда», труд – основа жизни, но не понятен процесс безработицы, сокращение рабочих месть, хотя можно было давно наладить систему профилирования в стране. В то же время не понятна зарплата рабочего и служащего по сравнению с такими государствами как США, Япония и ряд других стран.  

Мы, дети послевоенной эпохи еще не понимали, что в результате второй мировой войны изменилось соотношение сил в мире. Страны-победительницы, в первую очередь Советский Союз, увеличили свои территории за счет побежденных государств. К Советскому Союзу отошла большая часть Восточной Пруссии с городом Кенигсбергом (ныне Калининградская область РФ), Литовская ССР получила территорию Клайпедской области, к Украинской ССР отошли территории Закарпатской Украины. На Дальнем Востоке, в соответствии с договоренностями, достигнутыми на Крымской конференции, Советскому Союзу были возращены Южный Сахалин и Курильские острова (включая и четыре южных острова, не входящих ранее в состав России). Увеличили свою территорию за счет германских земель Чехословакия и Польша.  

 

Мы узнали попозже, уже когда выросли, что после Второй мировой и и Великой отечественной войны изменилась обстановка внутри западного мира. Потерпели поражение и утратили роль великих держав страны-агрессоры – Германия и Япония, значительно ослабли позиции Англии и Франция. В то же время выросло влияние США, которые контролировали около большую часть золотого запаса капиталистического мира. Все это нам был не нужен. Главное для каждого человека, чтобы была возможность спокойно жить, иметь элементарные условия жизни: крыша над головой, нормальное питание, одежда и обувь для всех четырех сезонов природы.  

 

Мы просто росли в трудные годы, когда кому-то не хватало некоторых продуктов питания, однако спасало сельчан личное подворье. Питались в основном тем, что имели у себя, сельское население получало пшеницу, овес, ячмень и т. д. из колхоза (совхоза) для муки, а так же и для корма домашних птиц.  

 

С малых лет росли мы патриотами своей Родины, даже игры наши были военными: играли в красных и белых, в партизан и фашистов. Не зная, что наши соседи, а так же отец, участники и герои Великой Отечественной войны, ими гордились.  

Тогда, в годы после войны, в каждой семье было по 5-10 детей, даже бывало 14 детей, а кто имел троих, их считали малосемейными. В те годы природа была союзницей всех детей, все старались быть на улице, играть на свежем воздухе, даже зимой. А вечерами, особенно в вечернее время собирались возле лампы и готовили урок по очереди или читали художественные книги, слушали сказки взрослых. Тогда, в 50-е годы прошлого столетия, в наших деревнях электричества еще не было. Соответственно, не было ни радио, ни телевидения, не говоря о компьютерах и других приборах бытового назначения, как холодильники, стиральные машины и т. д. И ничего не было удивительного в той жизни потому, что когда мы родились, так было и так и продолжалось. А если какие-то изменения происходили на наших глазах – вот это было удивительно и ново.  

 

При свете лампы, часто слушая разные рассказы, сказки и легенды, рассказанные родителями или бабушкой, коротали вечера, а что-то оставалось в памяти на долгие годы. Крепко запало в память легенда о поющих журавлях, легенда, связанная с нашей родной стороной, Зауральем, конкретно с Баймакским районом (райцентр – г. Баймак), где я проживаю. Приведу текст этой красивой легенды.  

 

Журавлиная песнь.  

 

В древности среди зауральских башкир жил один могучий батыр. Был у него конь — сивый тулпар. Он мог перенести хозяина, куда бы тот не пожелал. Не было равного человека этому батыру по силе, храбрости и уму.  

 

Если на его край нападала вражеская рать, он беспощадно уничтожал врагов, защищая своих сородичей и родную землю. К тому же батыр этот был прославленным кураистом и певцом. Когда он, взобравшись на Ирендэк, играл на курае, звуки его курая были хорошо слышны в аулах, расположенных среди горных долин.  

 

Батыр этот женился, но только спустя много лет жена родила ему сына-крепыша, такого тяжелого, словно налитого свинцом. Дитя росло не по дням, а по часам. «Храбрее отца будет», — говорили о нем люди с восхищением.  

 

И в самом деле, став юношей, он во всем походил на отца, и даже превзошел его. Как говорят в народе: что птенец в гнезде видит, то и в полете делает. Прославился джигит и игрой на курае.  

 

«Женю-ка я сына своего пока сам жив», — подумал отец и сосватал ему невесту. Отдал ему сивого трехгодовалого жеребца, рожденного от сивого тулпара, и в один из солнечных весенних дней молодой батыр отправился в дом будущего тестя.  

Приехав, оставил жеребца своего на лугу, неподалеку от дома.  

 

Утром, когда джигит пришел за жеребцом, он услышал удивительно прекрасную мелодию, так что застыл пораженный. Затем в нетерпении побежал в ту сторону, откуда доносились звуки. Приблизившись, притаился и стал наблюдать. На поляне, собравшись в круг, играла стая маленьких серых журавлей. В центре стояла журавушка. Стоило ей, взмахнув крыльями начать мелодичное курлыканье, как остальные тут же присоединялись к ней и принимались кружиться.  

 

Джигит с упоением слушал звенящую мелодию журавлей, слушал до тех пор, пока не запомнил ее. Боясь, как бы не забыть песню птиц, вскочил на коня и стрелой помчался в дом тестя. Спешившись, он взял свой курай и заиграл журавлиную песнь. Собрался народ — и стар и млад.  

 

— Откуда тебе ведома эта странная, удивительная мелодия? Уж не сам ли сложил? — спросил джигита один аксакал.  

 

— Нет, дедушка, — сказал джигит, — и поведал о случившемся. Взволновался народ: как бы беда какая не нагрянула. А старец сказал:  

 

— Это ведь песнь журавлей. Там, где они играют, суждено произойти большому сражению, в котором много людей погибнет, — говорили в старину наши деды.  

Услышав эти слова, батыр тут же отправился домой. Дома все, как есть, рассказал отцу.  

 

— Да, сынок, в старину говорили, что там, где играют журавли, будет побоище, нагрянет на страну бедствие. Таких боев отец твой на своем веку повидал немало. Теперь я стар стал, силы во мне не те. Свое боевое снаряжение тебе вручаю, — сказал старый батыр. — Будь храбрым, не запятнай честь рода. Будь беспощаден к врагам-чужеземцам и верен роду и родной земле, — только тогда будешь счастлив. Это мой тебе завет. А сейчас собери войско из самых надежных людей.  

 

Молодой батыр бросил клич джигитам страны, собрал войско и был готов к битве.  

И в самом деле, прошло совсем немного времени, и на землю его рода напали чужеземцы. Молодой батыр поднял своих стрелков, и те стали поражать врагов на расстоянии, видимом глазу.  

 

Когда стихли бои, несколько дней подряд праздновали победу. Джигита прозвали батыром страны. А напев, услышанный им от журавлей, с тех пор называется Журавлиной песнью. Озеро же, у которого было побоище, называют Яугуль. Оно находится в Баймакском районе, в 10-15 километрах к югу от Сибая, в 70 километрах от моего родного угла.  

 

Вот почему я принял решение назвать свой роман-хронику «В краю поющих журавлей» не только потому, что легенда «Журавлиная песнь» сохранился в народе, а еще потому, что журавли до сих пор любят леса и просторы Зауралья: гнездятся, а когда пора отправляться в южные страны, собираются большими стаями в лесных полянах, отдыхают и готовятся к долгому пути в неведомые страны. Когда никто и ничего не мешает, танцуют и звонко курлычат свои журавлиные песни.  

 

Вся Россия любит журавлей и боготворит, а журавли прилетают в нашу страну, чтобы продолжить свое существование в птенцах.  

 

Необходимо заметить, что сказания или истории связанные с журавлями имеется не только у башкир, но и у других народов.  

 

Многие, наверное, помнят историю хиросимской девочки Садако Сасаки, в четырехлетнем возрасте пережившей атомную бомбардировку и в 14 лет умершей от лучевой болезни. Садако начала складывать бумажных журавликов с надеждой, что они помогут ей выздороветь, но успела сделать лишь 643 журавлика. Последнего она сложила, уже потеряв зрение. Оставшихся до тысячи 357 журавликов сложили дети из класса, в котором училась Садако. Садако стала прообразом скульптуры, установленной в Парке Мира в Хиросиме в память детям – жертвам атомной бомбы. Отлитая из бронзы фигура девочки держит журавлика, своего последнего. В какой-то мере поверье о сэмбадзуру в отношении Садако оправдалось. Она умерла, но и осталась жить в памяти. Стало традицией, по которой приезжающие на экскурсии в Хиросиму школьники обязательно посещают Парк Мира и приходят к памятнику, оставляя у него связки заранее подготовленных бумажных журавликов.  

 

Российский народ всегда почитал прилетающего весной журавля как птицу всеобщего счастья и радости. На раздолья пробуждающейся природы нередко выходила вся деревня, едва заслышав долгожданное курлыканье. К птицам обращались с просьбами о плодородии, здоровье, благополучии в семье. В старину говорили: «Ежели кто весной в первый раз увидит пару журавлей – скоро гулять ему на свадьбе». Наблюдение целой стаи птиц иногда считали знаком грядущего пополнения семейства или встречи с родственниками.  

 

Способность птиц преодолевать огромные расстояния с недоступной человеку скоростью издревле привлекала человека. В древности птицам приписывались магические свойства. Считалось, что птицы могут принести счастье и что после смерти души усопшего переселяется в птицу. Картина дружного журавлиного отлета ассоциировалась в народе с обильным урожаем, поэтому крестьяне так внимательно относились к этому явлению и выходили прощаться с птицами.  

 

Улетающий осенью клин журавлей, напротив, символизировал невероятную тоску по родному краю. И вправду, прощальное курлыканье журавлей никого не оставляет равнодушным, настолько явно звучат в голосах птиц нотки отчаяния и скорби. Жители деревень порой долго бежали вослед журавлиному клину и кричали: «Колесом дорога», чтобы птицы вернулись весной домой. Иногда говорили, что этими словами якобы можно задержать улетающих журавлей, а вместе с ними – и наступление заморозков.  

Народ всегда считал хорошей приметой неожиданно увидеть в небе летящего журавля. Он верил, что если журавли присядут отдохнуть на поле, то смело можно ожидать от него богатого урожая.  

 

Увидеть танцы журавлей тоже было предзнаменованием везения и радости. Убийство журавля почиталось за большой грех. Верили, что вскоре согрешившего человека и его семью постигнут несчастья или даже смерть. На летящих птиц запрещали указывать пальцем, потому что от этого, по поверью, они могут заблудиться. В старину люди, зная места обитания журавлей, старались не нарушать их покой. Разрешалось только немного посмотреть на птиц, случайно встретившись с ними, и тихо уйти, не побеспокоив. Кстати, существует мнение, что прообраз сказочной «жар-птицы» – не кто иной, как журавль.  

 

Неповторимое курлыканье журавлиного клина, разрезающего небесную синь, всегда приковывает к себе внимание людей. Необъяснимым образом журавли пробуждают в душах чуткость и искренность, вынуждая поднять взор к небесам и задуматься о чем-то важном, неуловимом, вечном...  

 

«Я плыл по лодке вниз и вдруг услышал, как в небе кто-то начал осторожно переливать воду из звонкого стеклянного сосуда в другой такой же сосуд. Вода булькала, позванивала, журчала. Звуки эти заполняли все пространство между рекой и небосводом. Это курлыкали журавли».  

Так выразительно описывает клин журавлей К. Паустовский в рассказе «Наедине с осенью». С древнейших времен люди относились к журавлям с чувством особенного трепета и благоговения. Удивителен факт, что у представителей разных культур и народов журавль всегда занимал почетное место священной птицы, приближенной к Богу и духовному миру.  

 

Российский народ всегда почитал прилетающего весной журавля как птицу всеобщего счастья и радости. На раздолья пробуждающейся природы нередко выходила вся деревня, едва заслышав долгожданное курлыканье. К птицам обращались с просьбами о плодородии, здоровье, благополучии в семье. В старину говорили: Кто весной в первый раз увидит пару журавлей – скоро гулять ему на свадьбе». Наблюдение целой стаи птиц иногда считали знаком грядущего пополнения семейства или встречи с родственниками.  

 

Способность птиц преодолевать огромные расстояния с недоступной человеку скоростью издревле привлекала человека. В древности птицам приписывались магические свойства. Считалось, что птицы могут принести счастье и что после смерти души усопшего переселяется в птицу. Картина дружного журавлиного отлета ассоциировалась в народе с обильным урожаем, поэтому крестьяне так внимательно относились к этому явлению и выходили прощаться с птицами.  

 

«И журавли, печально пролетая  

Не жалеют больше ни о чем... »  

 

Какие прекрасные слова русского поэта Сергея Есенина о журавлях и об уходящей жизни!  

 

По славянским поверьям, журавли тоже являлись посланниками божьими. Верили, что по осени журавли уносят в нездешний мир души усопших. А весной сопровождают души младенцев, которым вскоре суждено родиться. Конечно же, по отлету и прилету журавлей судили о приближении зимы и весны.  

 

Улетающий осенью клин журавлей, напротив, символизировал невероятную тоску по родному краю. И вправду, прощальное курлыканье журавлей никого не оставляет равнодушным, настолько явно звучат в голосах птиц нотки отчаяния и скорби. Жители деревень порой долго бежали вослед журавлиному клину и кричали: «Колесом дорога», чтобы птицы вернулись весной домой. Иногда говорили, что этими словами якобы можно задержать улетающих журавлей, а вместе с ними – и наступление заморозков.  

На Руси всегда считалось хорошей приметой неожиданно увидеть в небе летящего журавля. Славяне верили, что если журавли присядут отдохнуть на поле, то смело можно ожидать от него богатого урожая.  

 

 

Лицезреть танцы журавлей тоже было предзнаменованием везения и радости. Убийство журавля почиталось за большой грех. Верили, что вскоре согрешившего человека и его семью постигнут несчастья или даже смерть. На летящих птиц запрещали указывать пальцем, потому что от этого, по поверью, они могут заблудиться. В старину люди, зная места обитания журавлей, старались не нарушать их покой. Разрешалось только немного посмотреть на птиц, случайно встретившись с ними, и тихо уйти, не побеспокоив. Кстати, существует мнение, что прообраз сказочной «жар-птицы» – не кто иной, как журавль.  

 

Еще в Древнем Египте журавля называли птицей солнца. У римлян журавли ассоциировались с лучшими человеческими качествами: верностью, рассудительностью, добротой, отзывчивостью, дружелюбием. Если верить старинным восточным представлениям, души людей после смерти превращаются в птиц. По кавказской легенде, души поверженных храбрых воинов перевоплощаются в журавлей. Отсюда – бережное и уважительное отношение к ним.  

 

В странах Востока журавлей наделяли весьма незаурядными способностями. В китайских мифологических сюжетах они выступали как посредники между земным и потусторонним мирами. Раньше верили, что они сопутствуют ангелам и душам умерших. Китайцы считали, что боги посылают журавлей на землю с определенными поручениями. Существовало поверье, по которому журавли способны принимать человеческий облик, превращаясь в бедных странников и служителей церкви.  

 

Говорили, что журавлей, принявших вид человека, отличает проницательный и понимающий взгляд. Поэтому к нуждающимся незнакомцам должно было относиться с почтением и заботой. Безусловно, за необычайную верность, журавлиную пару всегда считали символом верной любви. Часто двух журавлей вышивали в надежде обрести собственное счастье в любви. Журавлиную пару изображали на сувенирах, предметах интерьера, картинах, посуде.  

 

Неповторимое курлыканье журавлиного клина, разрезающего небесную синь, всегда приковывает к себе внимание людей. Необъяснимым образом журавли пробуждают в душах чуткость и искренность, вынуждая поднять взор к небесам и задуматься о чем-то важном, неуловимом, вечном...  

Думаю, что край поющих журавлей не только Зауралье, Урал, но и вся наша страна – Россия. Поэтому считаю, что название хроники соответствует содержанию.  

 

1. Родина предков – Уралтау  

 

Каждый человек боготворит свою малую Родину. Несмотря на холодный климат, чукчи любят Чукотку, казахи возносят свой степной край и каждый может рассказать о своем родном городе, деревне сколько угодно красивых историй и воспевать красоту родных мест. Я тоже горжусь со своей малой Родиной.  

 

Родина предков и соответственно и моя Родина – в Уральских горах, а точнее в Зауралье. Эти горы башкиры называют «Уралтау». Уральские горы известны всему миру: имеется Северный Урал, Средний Урал, Южный Урал, мы относимся к Южному Уралу. А Южный Урал как раз проходит и по Башкирии. На Урале живут почти все народности и нации, обитавшие в России.  

 

Что можно сказать об Уральских горах?  

 

Более чем на две тысячи километров протянулись Уральские горы. На севере они подходят к берегам Северного Ледовитого океана, южные отроги их теряются в знойных степях Казахстана. Нет в нашей стране другого хребта, равного по протяженности Уральским горам.  

 

Слава о природных богатствах Урала давно разнеслась по свету. И как только в древности его не называли! У античных ученых встречается название Гиперборейские горы, позже появились другие наименования: Рифей, Каменный Пояс, Большой Пояс, Земной Пояс, Камень Большого Пояса, Пояс Мира или Земли. Такой разнобой в обозначении гор наблюдался в течение многих веков, пока за ними не утвердилось название Урал. Откуда оно пошло?  

 

Слово "Урал" не русское. Это отмечали все исследователи, изучавшие данный термин. Одни из них считали, что оно пришло к нам от северного народа манси, другие склонны были искать его истоки в языке коми-пермяков, третьи высказывали мысль о возможном его марийском происхождении. Но большинство авторов считает слово "Урал" башкирским, которое означает «Возвышенность перед взором» (Ур- возвышенность, ал – перед). В пользу этого мнения много доводов. Слово это уходит своими корнями вглубь башкирского народного эпоса. Известна старинная народная поэма о герое Урале-батыре (Урале-богатыре), легендарном защитнике башкирского народа.  

 

Кроме того, в древних былинах и песнях Урал воспевается как священная родина башкир, надежная природная крепость, которая защищает их от врагов. Ни у какого другого народа, населяющего соседние территории, в народном эпосе нет сказаний об Урале.  

 

В одном из шежере племени Бурзян повествуется о том, что правнуки Бурзян-бия (зачинателя рода бурзян), Урал и Арал, являясь родными братьями, выбрали себе земли для постоянного жительства: Арал выбрал место у одного моря, которую стали называть Аральским в честь Арала, а Урал выбрал себе горную местность, горы, которых стали называть Уральскими горами после его смерти.  

 

В русском языке слово "Урал" появилось уже после присоединения Башкирии, находящейся на территории Южного Урала, к России.  

 

До этого, за всю многовековую историю проникновения русских людей на Северный Урал, оно не было известно на Руси. По документам XVII – XVIII столетий можно заключить, что это название относилось в то время именно к горам Южного Урала, но никак не Северного.  

 

Весь хребет стал называться Уралом позже. Впервые термин "Урал" (Аралтова гора) встречается в "Книге к Большому чертежу" 1627 года. Эта гора помечена на территории Башкирии. Современный хребет Уралтау находится там же.  

В русских источниках XVII века употребляются такие написания слова, как Урал, Оурал и Аралтовы горы.  

 

Часто можно услышать, что башкирское слово "Урал" переводится на русский язык как пояс. Действительно, горы долгое время называли Каменным Поясом, но подобное толкование неверно. Пояс по-башкирски "кушак", или "билбау", а дословного перевода термина "Урал" не существует. Урал – это тюркское мужское имя. В упомянутой выше башкирской поэме легендарный батыр по имени Урал победил смерть, пожертвовав при этом своей жизнью. Над его могилой люди насыпали курган, который со временем вырос в Уральские горы, а останки Урала-батыра превратились в золото, серебро, железо.  

 

Таким образом, древний башкирский народный эпос о батыре Урале дал имя горам. В научной литературе термин "Урал" впервые появился в книге историка и географа Г. Ф. Миллера "Описание Сибирского царства", которая была издана в Петербурге в 1750 году, и в конце XVIII века названия Урал и Уральские горы стали общеизвестными.  

Как происходило заселение Южного Урала башкирами?  

 

Одна из основных версий гласит так: на территории Южного Урала тюркоязычные племена появились с началом Великого переселения народов (IV—V вв. ). В середине VI века Южный Урал оказался под властью Тюркского каганата. Протобашкирское население в IX—X веках было этнически смешанным, они разделены были на 2 группы: одна населяла территорию по соседству с печенегами, граничившую с Византией (Румом), впоследствии смешалась с мадьярами и другими народами; другие населяла территорию близ Волжской Булгарии (нынешний Татарстан) с востока и находилась в политической зависимости от царя булгар или в военном союзе. По мнению Р. Г. Кузеева, древняя история башкир начинается с их переселения с юга в степи Бугульминской возвышенности с выходом на Волгу — эту территорию он отождествляет с «Древней Башкирией», где шло становление башкирского этноса до XII века. Основу древнебашкирского этноса составили племена бурзян, усерган, тангауров, тамьянцев, байларцев. В Южном Приуралье башкиры вошли в контакт с племенами булгаро-мадьярской группы (юрматы, еней, гайна-тархан, буляр и др. ); на следующем этапе развития смешались с местными племенами Западного и Южного Приуралья — носителями бахмутинской культуры (финно-угорской языковой группы) и, вероятно, с аланами и сарматами. В XII—XIII вв. происходило дальнейшее заселение Южного Урала кочевыми башкирами: айле и др. Племена огузского происхождения заселяли Восточное Зауралье, бассейны рек Ай и Юрюзань по маршрутам традиционных кочевок. Р. Г. Кузеев не устанавливает прямую генетическую связь между северо-западными башкирами и местным населением 1 тыс. н. э. (пьяноборцы, бахмутинцы); считает, что башкиры пришли на территорию современной Республики Башкортостан не ранее XII в., когда эти земли не были населены людьми. А преобладающий европеоидный антропологический тип у них сложился в результате поздних контактов с западными соседями. С вхождением башкирских земель в состав Золотой Орды (1236) начался новый этап кыпчакской миграции на Урал (XIII—XIV вв. ). В составе башкир появились новые родоплеменные группы как кыпчак, катай, табын и мин, составлявшие общий компонент в этногенезе казахов, узбеков, каракалпаков. Территория центра и современной Челябинской области осваивали катайцы и табынцы. Внутриполитическая борьба и распад Золотой Орды, усиление Ногайского ханства привели к заметным изменениям в расселении башкирских племен. Покинувшие Бугульминскую возвышенность башкиры появились в пермских лесах (кон. XIV — 1-я пол. XVI вв. ), на берегах реки Чусовой и других северных землях, закрепленные за башкирскими племенами (2-я пол. XVI в. ). К 16 в. относятся косвенные сведения о появлении, башкир в районе «Чулмана» (река Кама) и областей «Сибирь и Ибирь». Из-за давления Российского государства ногаи (одна из племен монголов) с Волги были вынуждены откочевать за р. Яик (р. Урал) — в казахские степи и на Кубань. На освободившиеся земли в нижнем течении р. Демы с запада пришли минцы; на левобережье среднего течения р. Белой — юрматы. Значит, расширили свои пределы кыпчаки, бурзяне, усергане, тамьянцы и тангауры. В кон. XVI — XVII века востосчные и южные границы башккирских земель ограничивались Яиком и его притоками. После взятия Казани башкиры получили от царского правительства жалованную Грамоту на эти земли (подтверждена в 1661). В начале XVII в. с падением Сибирского ханства продолжалось дальнейшее расселение башкир на восток (по свидетельству историка А. А. Дмитриева, двигались «по главной башкирской и вообще инородческой дороге из Европы в Азию» от Уральских гор к озеру Большие Касли, по реке Караболке, притоку Синары, впадающей в р. Исеть. Первыми откочевали сальюты. За короткое время они расселились на территориях от Ухтузских заводов на севере до реки Уй, притока Тобола. Племя катай разделилось: западные катайцы заняли верховья реки Белой и долину реки Инзер; восточные катайцы — предгорья Урала и Зауралье, где позднее возникла Бала-Катайская волость. В 1640-х гг. «отошли на Уфу» бикатинцы; в 1730-е гг. «Бекетинская волость» занимала обширную территорию в Екатеринбургском и Шадринском уездах Пермской губ. С XVII века башкиры из горно-лесных областей стали переселяться на удобные для скотоводства земли в лесостепной долине реки Демы. К началуXVIII века часть юго-восточных башкир откочевала дальше в Заволжье. В 1620-х годах границы башкирских земель подходили к Тоболу, из-за чего возникали споры с калмыками, в 1630 правительство запретило калмыцким тайшам кочевать по Тоболу. В XVIII в. с целью добычи охотничьего ясака, башкиры выходили в верховья рек Тобол и Тогузак, там со временем появились башкирские селения. В XVII—начале XVIII веков род айлинцев закрепилась «по Аю и за Уралом в разных местах по озерам»; табынцы — «в Бельских вершинах, и по Уралу в Яицких и в Уйских вершинах, и по Миясю и по озерам», образовав Табынскую и Кара-Табынскую волости, «по Яику и по Мендяку» — Кубеляк-Табынскую волость. В 1644 башкирский князь Едигей «уступил иноку старцу Далмату» небольшой участок, где впоследствии возник Долматовско-Успенский монастырь. В «Истории Сибири» Г. Ф. Миллера «Айские волости» упоминаются с 1606. Близ «Кунгурской проезжей дороги» (по р. Уфе) жили сызгы; в 1730 «за Уралом по Миясю и по озерам» находилась «Сызгинская волость». Башкирские племена упей и кошсы имели вотчины «по левую сторону Лемезы речки», по реке Уфе, по Аю; мурзалар — по Ерезаню». В междуречье рр. Чусовой, Пышмы и Исети жили племена мякотин (бикатин), катай, сальют, сынрян, терсяк; их кочевья достигали рек Сылвы и Ирени. В 1740—1750-е годы. мякотинцы продали значитительную часть своих земель Каслинскому и Кыштымскому заводам. Вотчинные бикатинские деревни остались у озера Алабуга, Бердениш, Кирпичики, Маян, Урускуль. В 1823 из Верхотурского уезда ушли «в отдаленные места» сынрянцы с кучумовичами, достигнув междуречья Иртыша и Оби, Барабинской степи. Они не создали своей волости, но приняли участие в этногенезе западно- сибирских татар. В нач. XVIII в. вотчинные земли табынцев от верховьев рек Ай, Яик, Уй, Увелька и Миасс расширились до Зауральской степи. В Зауралье башкиры образовали особую территориально-этническую группу зауральских башкир, представленных. родоплеменными объединениями: Ай, Бикатин, Катай, Сальют, Табын и другие.  

На Южном Урале в горах обосновались племена Бурзян, Тангаур, Усерган, Тамьян, Кыпсак.  

 

Древние предания племен усерган, тангаур и борзен связывают их первоначальное местопребывание до переселения на Урал с долиной Сырдарьи и Приаральем. «Прадед башкирского народа» Муйтен, — рассказывает усерганское шежере, — жил «со своим родом на Сырдарье». Внуков родоначальника борзен Борзен-бия звали Арал-бий и Урал-бий: Урал-бий перекочевал в долину р. Яик, Арал-бай остался па старой родине и вместе собратьями Апэком и Бускыном кочевал «в восточных степях... вокруг Аральского озера» (Мирасов, 1930, стр. 73)[3]. Эти повествования перекликаются с многочисленными сказаниями юго-восточных башкир о переселении их предков на Урале Сырдарье или с берегов легендарного моря Ар, которое ассоциируется сказителями с Аральским морем. Предание о переселении гласит: «В те далёкие времена предки башкир жили на Сырдарье, они но велению судьбы вынуждены были покинуть свою прежнюю родину. Однако башкиры заблудились в безбрежных степях; когда их гибель казалась неизбежной, в некотором отдалении от кочевников появился волк. Волк не подпускал к себе людей, но и не покидал их, все время держась в некотором отдалении от них. Тогда аксакалы сказали: «Следуйте за волком; пусть волк будет вашим предводителем.  

 

Предки башкир шли много дней и много ночей за волком. Если волк шел, шли за ним и люди; если волк останавливался, останавливались и люди. Когда «ни дошли до Уральских гор, волк неожиданно исчез. И поняли аксакалы, что, горы Урала, плодородные его долины и степи станут новой родиной башкир»[5]. В аналогичных сказаниях всегда превалирует главная идея: усерганы, тангауры и борзене приобрели новую родину благодаря волку — тотему-покровителю древних башкир.  

Р. Г. Кузеев и ряд ученых, изучая древнюю историю башкир, пришли к выводу, что на территории Башкирии с древнейших времен участвовали этнические образования разного происхождения, как автохтонные, так и пришлые; что основным содержанием этнических процессов было взаимодействие и смешение финно-угорских, сармато-аланских и тюркских племенных групп.  

 

( Р. Г. Kузеев. Происхождение башкирского народа. Этнический состав, история расселения. М., 1974. С. 29-30).  

 

Имеется еще одна точка зрения о происхождении башкирского народа о том, что этот народ был автохтонным на Южном Урале, жил с первобытных времен на этих землях. При этом опираются на эпос «Урал-батыр», который повествует о жизни первобытных людей, живших примерно 40-45 столетий назад. Так, например, один из историков Радик Вахитов пишет так:  

 

«При чтении башкирского эпоса «Урал-батыр» не остается сомнений, что предки современного башкирского народа зародились на Урале в раннем каменном веке, с самых начал первобытно-общинного строя. В письменных источниках они появляются в V веке до н. э. в сочинениях греческого Геродота под именем аргиппеев Еще в 1940 году франсузский историк С. Я. Лурье назвал «лысых» людей Геродота – аргиппеев Геродота предшественниками древних башкир. Действительно, древнебашкирское племя Тазлар (лысые) известно в башкирской истории и нынешние потомки помнят свое этническое название».  

 

Радик Вахитов. От Урал-батыра до Салавата Юлаева. Уфа, Китап, 2000. С. 182).  

 

От себя остается добавить, что рядом с Тазларами в окрестностях нынешного города Уфы проживало племя «Ара упеев» (вкратце «Упей»), название которых, возможно, транслировался в аргиппеев. Можно так же предположить, Что Лурье считал их предшественниками башкирского народа.  

 

(Лурье С. Я. История Древней Греции. Ч. I. Л., 1940. С. 100).  

 

Что можно сказать об этнониме "башкурт" (башкорт)?  

 

Имеется много версий о происхождении этнонима «башкурт». Вообще-то, этноним содержит в себе сведения о формировании. Назовем некоторые из них.  

По одной версии в X веке разные племена жили в союзе под руководством хана по имени Башкорт. Поэтому племена, входившие в это объединение стали называть племенами хана Башкурта, потом башкуртами (русский перевод – башкир).  

 

В некоторых легендах и преданиях башкирского народа упоминается о том, откуда произошел этноним «башкурт». Приведем одну из них:  

 

Давным-давно в этих местах, богатых лесом и горами, жили старик со старухой из кыпчакского рода. В те времена на земле царили мир и покой. На необозримых просторах степей бегали ушастые косоглазые зайцы, косяками паслись олени и дикие лошади-тарпаны. В водах водилось множество бобров и рыбы. А в горах находили себе пристанище красавицы-косули, степенные медведи, соколы-белогорлики.  

 

Старик со старухой жили, не тужили: пили кумыс, держали пчел, занимались охотой. Много ли, мало ли прошло времени, родился у них сын. Старики только им и жили: берегли его, поили рыбьим жиром, заворачивали в медвежью шкуру.  

 

Мальчик рос подвижным, шустрым, и скоро медвежья шкура стала ему мала — так он вырос и возмужал. Когда умерли отец с матерью, он отправился куда глаза глядят. Однажды в горах джигит встретил девушку-красавицу, и они стали жить вместе. У них родился сын, когда вырос — тоже женился. Появились дети и у них. Род увеличивался, умножался.  

 

Шли годы. Эта родовая ветвь постепенно превратилась в большой род. Отец их был главой этого рода. Слово «башкорт» происходит от баш (голова), — кор (род), т. е. оно означает «главный род».  

 

Этнонимы содержат в себе сведения о формировании того или иного народа. Объяснить возникновение этнонима порою оказывается почти настолько же сложным, как и происхождение самого народа. Этноним башкорт в тех или иных вариациях начинает появляться в арабских источниках с IX века. Они упоминают башкир в различных вариантах: башгирд (Ибн-Фадлан), башжард (Аль-Балхи, баджгард (Масуди), башгарт (Казвини), башкирт (Махмуд Кашгари).  

 

(Археология и этнография Башкирии. Т. II. Уфа, 1971. С. 314).  

 

Заки Валиди об этнониме башкурт пишет:... После образования великого монгольского государства посол Плано Карпини, направляясь из Европы в каган Монгольстана, прошел по югу Уральских гор, башкир того времени упоминает под именем «басжарт», посол Франции Рубрук (1253 год) упоминает под именем «баскатур»...  

 

(Ахметзаки Валиди Туган. История башкир. Уфа, Китап, 1994).  

 

Археолог-профессор Н. А. Мажитов предполагает, что в древности, видимо, существовал этнос или род под названием «башкурт»:... Этнографически выделяемые самые древние башкирские этнические образования состояли из ряда самостоятельных групп: бурзяне, усергане, тангауры, тамъяне и др. Хотя они были носителями башкирского этноса, они имели собственные названия, которые имеют широкое территориальное распространение у тюркских народов. Но названия эти не объясняют происхождения самоназвания башкирского народа – башкурт, возникновение которого, надо полагать, связано с реально существующим этносом. В связи с этим возникает предположение о том, что все указанные племена становились башкирами в результате прихода в страну башкир, но сохранив при этом свое племенное название.  

 

(Мажитов Н. А. Южный Урал. М., 1977. С. 186-187).  

 

Этнограф Н. В. Бикбулатов приводит версию, согласно которой конечная часть слова «курт» или «корт» трактуется как «пчела». Из этого следует, что этноним этот означает «главный пчеловод», указывая на особенность народа, одним из традиционных занятий которого было пчеловодство.  

 

Но он сам склоняется к версии, что название народа возможно взято от имени хана, военного предводителя, бия, под руководством которого племена с различными названиями прибывали в военно-политическом союзе или подчинялись непосредственно. Этнограф пишет:  

 

«... О военачальнике под таким именем имеются сведения и у Гардизи, который пишет: «Башгирд был из высших чинов хазар. Он расположился между хазарами и кимаками с 2000 всадников... можно предположить что упомянутый в источниках предводитель 2000 всадников и был той реальной личностью, от имени которого берет начало этноним башкорт.  

 

(Бикбулатов Н. В. Этноним башкорт. В книге «Башкирская этнонимия». Уфа, 1987. С. 30-31, 40); Башкирская этнонимия. Уфа, 1987. С. 30-31, 40-43).  

 

Н. В. Татищев об этнониме башкорт пишет, что их называли главными ворами, «или башкурт имяновали, и то название им осталось. Они же сами, сие имя производят от начального из мурзы Башкир – Главный волк.  

 

(Татищев Н. В. История Российская. Л., 1968. Т. 7. С. 402).  

 

Самые крупные исследования принадлежат С. И. Руденко, проведшему антропометрические измерения около 2000 индивидуумов, которые практически представляли основные группы башкир начала XX века. По наиболее важным показателям С. И. Руденко объединил башкир в три территориальные группы:  

 

1. Зауральские, восточные башкиры: катайцы, табынцы, усергане, тангаурцы, бурзяне. Они характеризуются крупными размерами лица при короткоголовости, относительно широком лице с выступающими скулами, низкорослостью и хорошо выраженной пигментированностью. Ближе стоят к казахам, киргизам, а происхождение их тесно связано с центрально-азиатским антропологическим типом.  

 

2. Северо-западные башкиры: таныпцы, гайнинцы, булярцы, киргизы и др. Отличаются от остальных меньшей пигментированностью, меньшими размерами лица. Они по физическому типу стоят ближе к татарам, удмуртам – ближайшим соседям в Прикамье.  

 

3. Третья группа локализована в центральной и юго-восточной Башкирии. К этой группе относятся: кыпчаки, юрматынцы, минцы. Они занимают промежуточное положение между первыми двумя: они средне пигментированы, короткоголовы, относительно высокорослы.  

 

(С. И. Руденко. Башкиры. Историко-этнографические очерки. М. -Л., 1955. С. 329-339).  

 

На этом краткий экскурс в историю и антропологию башкирского народа, пожалуй, можно пока закончить, так как выше написанное достаточно для понимания основной темы.  

2. История моего села  

 

Мое село расположено на территории Баймакского района Башкортостана, который находится между Уральскими горными грядами и Ирандыком. Район имеет 5432 кв. км земли, является центром 90 деревень и поселок под названием Тубинск. Самое крупное село Темясово, там проживает около 6 тысяч населения. Всего в районе проживает более 61 тысячи граждан разных национальностей: башкир (80%), русских, татар, украинцев, кавказских народов и других.  

 

Село Второе Иткулово находится на линии перехода от лесных массивов к степи. Соседние деревни Нигамат, Баим, Саитбаттал. Были так же хутора Такасуккан, Сарбия, Мурзийка, однако они исчезли в 70-80 – е годы прошлого столетия.  

С западной стороны нашего села начинаются темные леса, но ныне леса стали «светлыми», так как безалаберно рубят их те, кому не лень заниматься этим делом. С востока село подпирают горы и возвышенности, каждый из них имеет свое название и за которыми начинается безбрежная степь. Рядом с селом протекает река Сыбалаир, к нему протекает Малая река, а так же речки Матим и Беркут. А внутри села текут реки Ражап и Тавлы. Все они стремятся к Сакмару и соединяются на южной стороне от села.  

 

Вокруг села имеются горы под названием Актау (Белая гора), Кунтушмас (место, куда на заглядывает солнце), Куряй, Девичья гора и т. д. Гора Куряй названа именем батыра, который когда-то перебрался с семьей в эти края из южной границы с казахами и обосновался на склоне этой горы. Актау-Белая гора называется так потому, что в любое время года на вершине ее днюют и ночуют белые облака и она всегда находится в густом тумане. Актау – одна из высоких гор Урала. Большую высоту имеет так же и гора Кунтушмас, которая тянется с востока на запад. Подъем с южной стороны имеет протяженность около пяти км, а на западной стороне очень крутой спуск и действительно туда солнце не заглядывает. На этой горе мои родители и мы, дети, ежегодно косили сено.  

 

Девичья гора называется так потому, что там, начиная с весны, любили собираться девушки села, чтобы играть в разные народные игры и танцевать. А где девушки, там и парни. Ныне молодежь туда не ходит, но осталось название.  

 

На северной стороне села находится возвышенность под названием Иген тауы, что означает «Пшеничная гора». Дело в том, что в начале XX века приезжий агроном из Оренбурга организовал посев пшеницы на склоне этой горы. Удача улыбнулась ему, и он в течение ряда лет сумел получать неплохой урожай. Отныне местное башкирское население стал покупать пшеницу у агронома, нежели на базаре.  

 

Возле хутора Саитбаттал находится гора Асебейек, что означает «Соленая вершина». Действительно на вершине горы имеются различные минеральные соли и туда за солью постоянно приходят лесные звери и домашние животные.  

 

Жители села Второго Иткулова Баймакского района из Бурзянского рода башкир. Первое наименование села Аиткужино в силу того, что первым сюда поселился тархан Аиткужа Исянкаев. Его отец Исянкай, сын Кадирбака тоже заслужил звание тархана за геройство в русско-турецких войнах того времени.  

Родной братишка Аиткужы Алдар (полное имя Алдарбай) Исянкаев– известный в России личность, герой Азовского похода Петра Первого 1696 года. За его неоднократное геройство Петр Первый наградил саблей с золотым эфесом, присвоил звание тархана. Дело в том, что ему до начала сражения, как было предусмотрено тогдашними порядками выпала борьба на смерть один на один с первым батыром турков из черекеского племени. В этом кинжальном сражении, умертвив своего врага, Алдар победил. Позже он приволок «языка» из лагеря противника, который оказался высокопоставленным офицером со штабными документами. Таким образом, к имени Алдара прибавилось прозвище батыр, то есть герой.  

 

Алдар-батыр родился в деревнее Атек нынешнего Бурзянского района Башкортостана, а с трех лет жил в селе Второе Иткулово и воспитывался у своего брата Аиткужи до совершеннолетия. Поэтому жители села считают его своим героем. После женитьбы молодой Алдар перебрался на берег реки Кана и обосновался там. Так в 6-7 километрах к западу от села появился хутор Алдарово.  

 

По документам известно, что Аиткужа имел сына Иткула. В монографии историка Асфандиярова А. З. имеется документ, где сказано, что в 1816 году старику Иткулу было 88 лет. Дальше автор исторической монографии продолжает:  

 

В это время старик Иткул проживал в в д. Иткулово, ранее она называлась Аиткужино. Известны сыновья и внуки Иткула Аиткужина. Старший – Байкий, 1766 года рождения. Его дети Сулейман, Даут Тавлукай, Мухаметзаман. Байкий с детьми и племянниками Аюпом, Юсупом, Якупом в 1815 году переехал в вновь заведенную деревню Мукасеву. Младший сын Султангул рано умер, оставив сына Балхию (1784 года рождния). Дети Балхии Багаутдин и Ишмурза. Иткул жил с внуком Балхией Султангуловым (д. 204).  

 

(Асфандияров А. З. История сел и деревень Башкортостана. Уфа, «Китап», 1988, с. 24-25).  

 

В 1795 году в деревне Второе Иткулово было 326 жителей, в 1859 – 840, в 1855 – 648, в 1920 – 615. Этим годам соответствовали цифры о количестве дворов 35, 130, 135, 139. В этих дворах жили семьи разных типов. Малая семья, которая господствовала, и редко встречающаяся неразделенная семья в отцовской, братской формах. Единобрачные семьи в XIX веке составляло 90-95% всех семей. Остальные семьи были полигамными. Полига;мия, многобрачие это – форма брака, при котором супруг одного пола имеет более одного супруга противоположного пола. По ревизии 1816 года в деревне зафиксирована пережиточная форма брака – левират. 14-летний Янтуря Тенибяков был женат на 35-летней снохе, вдове умершего родного брата Кутлугильды. У нее было трое детей 4, 5, 7 лет. Янтуря был вынужден следовать обычаю и оформить ранний брак со снохой вследствие того, что у него не было никого, кроме престарелого 72-летнего отца.  

 

В грозный час для независимости России башкиры всегда вставали грудью на ее защиту. Так было и в 1812 году. В составе 15-го башкирского полка в 1814 году дошли до столицы наполеоновской Франции победным путем из нашего села урядник Баязит Алимбетов, рядовые Мухаметгал Ниятшин, Мукмин Абдулсалямов, Саитбаттал Ирмяков – кавалеры серебряных медалей.  

 

Второиткуловцы занимались скотоводством, выезжали с жителями деревень Баимово, Исхаково, Нигаматово, Саитбатталово на Уральские горы по речкам Бетера, Салажа, по ключам Аликей и Кашка-Айгыр, в районе озера Сереккуль и по реке Сакмаре. В 1839 году из 116 дворов кочевало 88 кибиток. 707 человек владело 480 лошадьми, 1100 коровам и 400 овцами. В 1843 году посеяли 88 пудов озимого и 984 пуда ярового хлеба. Занимались различными промыслами. Еженедельно проводился большой базар, на территории которого в 1885 году имелось 6 постоянно торгующих лавок. Имелись две мечети, при одной из них действовала начальная школа.  

 

Жителями села Второе Иткулово на местах древних хуторов были основаны новые деревни после того, как власти с начала XIX века стали запрещать башкирам выезд на хутора и яйляу.  

 

В 1812 году 17 семейств из села создали новое поселение Якшигулово (Бурзянский район) на берегу реки Агидель. Через 37 лет в этой деревне в 29 дворах проживало 182 человека. А в 1920 году в 35 дворах было 182 человека.  

 

Второитуловцы так же основали деревню Мукасово за Ирандыкскими горами. На новое место жительства в 1815 году перебралось восемь семей. Они обосновались на месте хутора их родственника Мукаса Райманова (1722-1812). В новой деревне были деревенский начальник, десятник, сотник, выполняющие полицейские функции.  

 

Летом почти все мукасовцы находились на яйляу. В 1839 году 35 дворам с 226 жителями принадлежало 300 лошадей, 650 коров, 150 овец, 20 коз. Земледелие только внедрялось в быт жителей деревни. В то время ежегодно сеяли по 28 пудов озимого и 552 пуда ярового хлеба.  

 

В Мукасево жил Килдекей Кадыргулов с сыном Нигаматуллой. Они с 15 семьями основали новую деревню Нигаматово, в 5-6 километрах вниз по течению реки Таулы от Второго Иткулова, где эта река впадала в Сакмару.  

 

При речке Таулы в 70-х годах XVIII века возникла деревня Баимово, Эта деревня выселок Второго Иткулова. Ее в первое время называли Муллабаимово в силу того, что первопереселенец Баим Тенебяков служил указной муллой. Основное занятие жителей Баимово – скотоводство. Все семьи в количестве 262 человека ежегодно выезжали на яйляу. В их собственности было 200 лошадей, 320 коров, 85 овец. Перепись 1811 года зарегистрировала казахов Узенбая, Яныбая, Кильмухамета Калкановых.  

 

Все эти данные об истории древних сел хранятся в различных архивах Башкортостана, как Центральный государственный исторический архив РБ, архив Уфимского национального центра РАН и другие, так же отражены в исторических монографиях русских, башкирских историков, этнографов и писателей.  

 

В период кантонной системы управления вотчинные башкиры, как и русские казаки, переводятся на военное сословие, служат в иррегулярных войсках с 17 до 45 лет, по другим источникам от 20 до 50 лет. Эта система коснулась и Зауралье, значит, и наше село. В ирригулярных войсках служили так же и мои односельчане. Их рассказы о кантонной системе управления передавались из поколения в поколение. По их рассказам известно, что при защите южных границ России им не выдавались ружья, боясь бунта башкирских воинов. Они вооружались за свой счет саблей, пикой, луком со стрелами.  

 

Что такое кантонная система управления? Это система управления, введённая по указу царя 10 апреля 1798 и превратившая коренное население башкир, тептярей и мишарей в военно-казачье сословие, из которого формировалось иррегулярное войско, которое называлось Башкиро-мещерякское войско. Территория Башкирии была разделена на военные кантоны, то есть округа. Посредством кантонного управления царизм переложил на местное население всю тяжесть военно-сторожевой службы на восточных границах, использовал его во время военных действий на западе (Отечественная война 1812, Крымская война 1853—1856 и т. д. ) и разобщил многонациональное население, привлекая на свою сторону башкирских феодалов и предоставляя им по службе значительные льготы. Введение этой системы управления ликвидировало остатки башкирского самоуправления, в результате чего образ жизни и хозяйственная деятельность коренного населения стали регламентироваться военными начальниками; вводились военные суды. В полную зависимость от военных властей было поставлено мусульманское духовенство. Кантонное управление с небольшими изменениями просуществовало до 1865. Но она оставила свой след в воспоминаниях наших предков. Да, трудна была служба башкир при кантонах. Приведем только один из эпизодов службы башкир во время кантонной системы. Речь пойдет о Хивинском походе генерал-губернатора Оренбургской губернии Перовского.  

 

Хозяин Оренбургской губернии генерал Перовский, которого одни уважали, другие проклинали за его дела, остался верен своим словам: начал готовиться к военному походу в степной край, то есть в Среднюю Азию. Готовились тщательно, изучили существующие дороги и кратчайшие пути для следования военных. Запланировали начало похода на весну 1840 года, однако нетерпеливый губернатор перенес срок выхода на осень 1839 года. Это привело к большой ошибке.  

 

Большой отряд, состоящий из 5 тысяч военных, из которых около 4 тысяч составили башкирские воины, выдвинулся из Оренбурга в конце осени. К этому времени пороша белела везде. В первое время дни стояли ясные. Дул слабый и мягкий ветерок. Степные птицы крутятся на небе, то там, то тут перебегают дикие козы. Значит, в случае необходимости этими дикими козами можно кормить военных. В этом отношении можно быть спокойным.  

 

В отдельном мягком экипаже–карете ехал сам губернатор, так как, по мнению Перовского, наиболее удобным, дорогим и комфортабельным экипажем была карета, отличавшаяся полностью закрытым кузовом, с обязательными рессорами. Кучер располагался на передке – козлах, подвергаясь, в отличие от ездоков, всем воздействиям непогоды. «Правильно сделал, что не послушался советов «умных», которые советовали отказаться от похода в период поздней осени – подумал Перовский – Вон, какая прекрасная все еще теплая погода. Солнце светит щедро». Он был очень довольным началом похода. Однако вскоре настроение губернатора и идущих по дороге военных сменилось на худшую сторону. Через неделю солнце куда-то пропало, небо покрылось тучами, пошел липкий мелкий снег и вдруг повалил хлопьями. Прошло еще три дня. Спокойная безветренная погода сменилась: начались бураны, не было видно ни зги. Буран затруднял движение, не давал возможности открывать глаза, земля и небо слились в белую стену. Еле-еле с трудом перешли реку Илек, дальше началась необозримая степь. Степная метель все время усиливалась, которая превратилась в пургу. Легко одетых солдат и башкирских казаков одежда не спасала от холода. Первым делом обмораживали лицо, затем руки и ноги. Они гнили, принося страдания и боль. Некоторые воины умирали во время сна, некоторые прямо на марше. Лекари, как бы не старались, не смогли помочь. Лошади башкирской породы выдерживали пургу и холод, но верблюды умирали ежечасно. В снежной степи нечем было кормить лошадей и верблюдов, не было источника воды. Лошади тебеневкой кормили сами себя, а верблюды не умели так, поэтому они пали первыми от холода и голода. Вскоре верблюдов вообще не осталось, поэтому пушек потянули лошади. Снежные заносы продолжали прибывать.  

 

Люди от холода пытались спасти по-всякому: кто-то делал берлогу из снега на ночь глядя. И там было много непроснувшихся, уже окаменелых. Трупы так и оставались лежать на дороге на корм шакалам и волкам. Несмотря на запрет, воины стали сжигать сани, лодки, чтобы погреться и тем самым остаться в живых. Трудно было идти по сугробу, некоторые жалели, что не взяли с собой лыжи.  

 

Когда дошли до укрепления Амба, оказалось, что из отряда осталась всего половина воинов. Многие из живых уже были инвалидами, кто-то не мог ходить, у кого-то не были кисти пальцев. Несмотря на неутешительную картину, Перовский приказал продолжать путь в Акбулакскую крепость. Вот тебе командир!? Пурга все больше усиливалась, но это не остановило командиров походного отряда. Кому-то нужна слава, чин, ордена, медали. А трупы? Трупы не в счет. Они уже не могут что-то сказать, не пожаловаться.  

А отряд Бизянова, вышедший из Калмакской крепости в тот же день, как и армия Перовского, достиг Амбу раньше на 10 дней, чем Перовский и там не было ни одного обмороженного воина.  

 

В походе Циолковского от голода и холода пало полтора тысячи верблюдов, 2 тысячи верблюдов просто оставили по дороге, так как они не годились ни к чему. Оставили их еще живых, без никакой помощи. Вот какие они эти люди! Впрочем, не до каких-то животных, не до человечности, когда ты сам еле живой передвигаешься по метровому снегу. Каждый в этой ситуации старался как-нибудь выжить и жить дальше.  

 

– Не послушав советов некоторых, мы, видимо, допустили ошибку, – изрек Перовский, кутаясь в тулуп. – Как ты думаешь, Станислав?  

 

Тот от прямого ответа почему-то уклонился. Ответил:  

– Буран – явление природное, генерал. Он метет независимо от того, кто, что, когда-то, о чем-то сказал. – И замолчал. Больше сказать было нечего.  

– У башкир имеется пословица: «Советуйся со старшими, потом – с младшими». Пожалуй, сказано очень верно.  

 

Перовский чуть-чуть понимал башкирский говор, потому и знал некоторые народные пословицы и поговорки, в разговорах приводил их. Ах, как он поверил командующему башкиро-мищерякского войска. А вот что получилось! Он был недоволен положением дел в походе. «Сделаешь добро – жди зла... »  

 

Ели дотащились до Акбулака. Но толку не было. Пурга продолжала свирепствовать, сено для лошадей не было, так же не было и дров. В это время хиаинцы напали на русских, началась осада Акбулака, но хивинцы были отброшены казаками.  

 

Что же делать в такой ситуации? Перовский только что понял, что продолжение похода смерти подобно. После мучительных раздумий он отдал приказ возвратиться. Как только не просил Циолковский отменить этот приказ, он был непоколебим. На этот раз он не стал слушать советы своего командующего.  

 

Выдвинулись на обратный путь. А буран продолжался еще с новой силой. Правда, сильного холода не было, но прилипший снег к лицу, к одежде усиливал чувство холода. Пока дошли до укрепления под названием «Амба», отдали богу души еще три десятка воинов. На обратном пути люди страдали и от голода, так как продуктов питания давно не было. Но надо двигаться, как говорят, через не могу. Жалкий отряд все же достиг города Оренбурга. В последние дни воинам помогла природа: появилось солнце, ветер стих, стало теплее.  

 

Таким образом, остатки Уральского, Оренбургского, Башкиро-Мещерякского войска и 1-го Оренбургского полка возвратились ни с чем, а добрая половина казаков и солдат остались навечно в степи.  

 

В итоге для Российской империи поход оказался безуспешным. Войска вернулись в Оренбург, потеряв в походе многих военных, преимущественно из-за холода и болезней. Из вернувшихся 604 человека были положены в госпиталь в связи с заболеванием цингой, многие из них не выжили. 600 русских пленных, отставших от отряда, а также взятых хивинцами в плен на пограничных постах ещё до начала похода, вернулись в Россию в октябре 1840 года. Одновременно с возвращением пленных, хан Хивы издал фирман, в котором его подданным запрещалось брать в плен русских или даже покупать их у других степных народов. Очевидно, что несмотря на неудачный исход похода Перовского, Кули-хан не хотел дальнейшего обострения отношений с Россией.  

 

(Нугуманов Идрис. Между двух огней. Сибай, 2015, с. 140-144).  

 

***  

 

Кстати, еще до внедрения кантонной системы управления, указом царя Русского 1737 года башкирам было запрещено держать кузницы. В результате этого везде появляются тайные кузни, где по-прежнему ковали оружие, амуниции для лошади, хозяйственно-бытовые предметы обихода как лопаты, вилы, ножи, шарниры, скобы и так далее.  

 

 

(Очерки по истории Башкирской АССР, т. 1, ч. 2, Уфа, 1959, с. 33—64).  

 

Начинается XX век. В 1909 году русский купец Николай Воробьев из поселка Кананикольск (поселок находится в 80 километрах от нашего села) построил деревяный магазин по улице Таулы. Видимо, дела у него пошли хорошо, через два года он построил жилой дом, перенес семью и поставил еще один каменный магазин. В 1912 году вслед за Воробьевым в нашем селе основал и организовал свое торговое дело другой русский купец Степан Морозов и вскоре он тоже стал богатым человеком. После Октябрьской революции 1917 года эти купцы внезапно пропали, оставив здание магазинов. В 1926 году лесоуправление разобрало каменное здание и построило пилораму. Другие деревяные здания купцов, включая их жилые дома, использовались лесоуправлением как канцелярия, клуб и склад.  

 

Односельчане часто вспоминали голодный 1921 год. Отец мой, родившийся в 1920 году, каким-то чудом остался жив, а его шестилетняя старшая сестра умерла. Голод в тот год охватил не только Башкирию, но и Поволжье.  

 

В Башкирии голод начался в феврале 1921 года, и охватило значительное население — 2—2, 5 миллиона человек. В годы голода население Башкортостана сократилось на 650 тысяч человек или на 22 %. Подобного массового голода в истории края никогда не было, в народе известен как «Большой голод».  

 

 

Причины голода банальны. Непосредственно по территории Башкортостана долгое время проходил фронт Гражданской войны, с обеих сторон были отмечены массовые случаи мародёрства, грабежей и других преступлений против мирного населения. К примеру, по подсчётам правительственной комиссии только в трёх кантонах (Тамьян-Катайском, Бурзян-Тангаурском и Кипчак-Джетировском) пострадавшими оказались 100 тысяч дворов, были уничтожены 5377 хозяйств, до основания разрушено 2826 жилищ, 50 тысяч человек вообще не имело хлеба. Большая часть скота была реквизирована в годы войны или пала от бескормицы в засушливом 1920 году. Национализация лесов в 1918 году лишило возможности также заниматься традиционными кустарными лесными промыслами. Были разрушены производительные силы сельского хозяйства.  

 

В 1918—1920 гг. происходила продразвёрстка, которая из Башкортостана по существу выкачала все продовольственные ресурсы, особенно из районов с преимущественным проживанием башкирского населения, объявленного «контрреволюционным». Летом 1920 года к власти в Башкирской АССР пришли некомпетентные в местных вопросах люди из других окраин страны, которые решили произвести продразвёрстку любой ценой, забирали весь урожай и даже семена. К началу февраля 1921 года было реквизировано на территории Уфимской губернии — 13 млн. пудов зерна и фуража, 12 тыс. пудов сливочного масла, 12 млн. шт. яиц. На территории «Малой Башкирии» — 2, 2 млн. пудов зерна, 6, 2 тыс. пудов сливочного масла, 39 тыс. голов крупного и 82 тыс. голов мелкого рогатого скота, 2, 2 тыс. пудов мёда.  

 

Подавление повстанческого движения 1918—1921 гг. (в том числе Бурзян-Тангауровского, Бураевского и Вилочного восстаний), сопровождалось широкомасштабным террором, грабежами, конфискациями имущества, изыманием продовольствия у башкирского населения.  

 

Несмотря на голод в 1921 году из Уфимской губернии было вывезено по железной дороге 685, 3 тысячи пудов хлеба, а в 1922 году — свыше 1, 5 миллиона пудов и примерно столько же водным путём.  

 

Для населения лучшим хлебом стал «зеленый» — из лебеды и других трав, худшим — с примесью коры деревьев. Питались собаками, кошками, крысами, воронами, лягушками и другими, выкапывали из земли остатки прошлогодней мерзлой картошки, коренья. В июне 1921 года в Бирском уезде и Усерганском кантоне вспыхнули голодные бунты, были убиты местные чиновники и коммунисты. В некоторых кантонах были зафиксированы случаи людоедства. Распространились эпидемии сыпного тифа и других болезней.  

 

(Давлетшин Р. А. Голод в 1921-1922 гг. //История башкирского народа//, том 7, с. 231-468).  

 

О страшном голоде и о его некоторых причинах односельчанин и аксакал села Шагаргази Габдиев написал в своем дневнике так:  

 

1921 год для второиткуловцев был самым трудным и трагичным. Уже год раньше чувствовалось, что в природе что-то не так. Пришла холодная зима без снега. Земля вся была черная и в трещинах. Сильный ветер унес гумосный слой почвы и семена озимой ржи. Весна пришла холодная, запаздалая...  

 

Жители села, в основном, старики, женщины и подростки как могли, так и провели посевную компанию. Однако в течение всего лета не было ни капли дождя. Солнце пекет и жгет, травы и посева не стало. Домашние животные пали от бескормицы. Не было хлеба. Голод приближался со дня на день. А сначала 1921 года начались трагические дни. Люди от голода умирали каждый день. Их не успевали хоронить. Поэтому тела усопших стали складывать в один из сараев. Поставили караул, чтобы их не похитили. Все это я видел своими глазами. От безысходности и от того, что не могу помочь никому ничем, постоянно плакал... В войнах 1914-1918 годах из нашей деревни погибло 19 человек, а во время гражданской войны 1918-1920 годах – 31. Только из улицы Таулы от голода 1921 года погибло 336 человек.  

 

(Шагаргази сэсэн. Под редакцией А. А. Тажетдинова. Уфа, 2005, с. 18)  

 

Как нам известно, Габдиев Шагаргази, сын Шагибала был первым советским учителем нашего села. Мне неоднократно приходилось встречаться с ним в то время, когда я работал председателем сельсовета, затем директором местной средней школы. Как-то он рассказал о том, где и как учились в нашей деревне до революций 1917 года так:  

 

– В конце XIX- начала XX века в нашем селе существовало две мечети. При мечетях учились дети. Мугаллимами были Баязитов Галим, сын Нугумана и Давлетшин Тагир, сын Хисаметдина. Оба мугаллима получили знания в медресе города Троицк совместно с Мифтахетдином Акмуллой. Мифтахетдин известен среди башкир и казахов как просветитель, стихотворец и сэсэн. С начала века дети начали заниматься по новометодному направлению. Дети, кроме религиозных уроков и арабской грамматики, стали изучать и светские предметы, как арифметика, история, география и т. д. Все желающие учиться не помещались в мечетях. Поэтому еще две группы детей в своих домах учили Шарипов Габдулла, сын Гаитбая и Давлеткильдин Габдулла, сын Габди. В 1905 году по инициативе Аминева Махмута было построено медресе по улице Таулы. В этом же году появилось и второе медресе, благодаря стараниям Мансура Вахитова.  

 

Школа советского типа открылась в 1924 году, однако там получали знания одни мальчики. Не было ни парт, ни столов. Дети занимались сидя на полу. Отдельное здание школы появилось в 1927 году. По указанию руководства Второиткуловского лесоучастка «Золотопродснаб» были разобраны здания мечетей и дом купца Степана Морозова и из этих материалов поставили здание начальной школы. В 1937 году она превратилась в семилетнюю школу.  

 

Еще до начала коллективизации в 1926 году группа инициативной молодежи решили на одном из пастбищ организовать Товарищество по совместной обработки земли (ТОЗ). Выбрали широкую поляну на берегу Сакмары между деревнями Нигаматово и Кактугай и 21 семейство, построив жилье, перебралось туда. Зилаирский банк сельского хозяйства выделил деньги. Председателем ТОЗ был избран Габбас Аминев, счетоводом – Хамза Аминев. Таким образом, на новом месте появился хутор под названием «Красная сосна». На территории этого хутора организовали МТС, то есть машино-тракторную станцию для ремонта сельскохозяйственной техники. ТОЗ получил 10 конных граблей, 5 железных плуга, молотилку и веялку. В 1938 году МТС был перебазирован в Бикешево, а артельные земли были переданы колхозу «Красный маяк».  

 

В сороковых годах прошлого столетия Второе Иткулово являлось крупным селом в районе. В селе функционировали: колхоз, лесничество, лесоучасток «Золотопродснаб»а, лесопилка, сельпо, местный совет, школа, амбулатория, родильный дом, пункт хранения зерновых, пекарня, столовая, дом инвалидов, 3 библиотеки, 4 магазина, 3 ларька, 2 клуба, почта, парикмахерская, радиоузел, своя электростанция. В связи с закрытием мощного лесоучастка многие обьекты социально-культурного значения были так же закрыты.  

 

3. Наша семья  

 

Всегда трудно писать о своих близких людях, о родителях, о родственниках, о знакомых и т. д. Всегда думаю, что, вообще-то, мы никому не интересны кроме наших родителей, супругов и ближайших друзей, наше существование никого не заботит. Люди интересны друг другу настолько, насколько они друг другу полезны. О нас могут прочитать, если найдут что-то интересное и оригинальное. Но, как правило, не всем можно быть оригинальным и интересным. Тем не менее, писать-то надо, хотя бы для того, чтобы прочитали дети и внуки и стараться писать так, чтобы было интересно и читатель тогда, думаю, дойдет до конца книги.  

 

Родился я в деревне Второе Иткулово Баймакского района Башкирской АССР. Хорошо помню, в послевоенное время в этой башкирской деревне, расположенной у подножья Уральских гор, кроме башкир проживали и русские, их было более двадцати семей и несколько татарских семей. Русские жили компактно, у них была своя улица под названием «Новостройка». Была восьмилетняя школа, с параллельными русскими и башкирскими классами.  

 

Отец мой Ишмурзин Мухамет Хайретдинович (1920-2005) уроженец этой же деревни, родился в ту пору, когда разразилась голод в Башкирии и Поволжье. По рассказам моей бабушки Хашии, матери отца, она сделала все возможное и невозожное, чтобы ребенок не умер от голода. В семье бабушки и дедушки Хайретдина в начале двадцатых годов прошлого столетия, до рождения моего отца, были мальчик по имени Юлмухамет и девочка, которая умерла во время голода 1921 года. Позже, в 1935 году, родился еще один мальчик дали ему имя Фазылгаян. А дедушка Хайретдин умер еще в 1936 году, поэтому я его не помню, не осталось ни единой фотографии.  

По рассказам моего отца, он начал учиться с 8 лет в деревенской школе. Их научили тогда читать или и писать по арабской графике, а в 1928 году арабскую вязь заменили латинской графикой. В тридцатые годы вышли учебники на латинице, но вскоре они не стали нужны. Как только освоили и латинскую графику, в 1940 году школы перешли на русскую графику письма и чтения.  

 

Дело было в том, что еще 1938 году на бюро Башкирского обкома ВКП(б) был поставлен вопрос о переходе на кириллический алфавит. 23 ноября 1939 года новый алфавит был утверждён, а в 1940 году введён в употребление. В 1950 году в алфавит была введена буква Ё-ё, и он принял современный вид.  

 

(А. Г. Биишев. О башкирском алфавите. //Вопросы совершенствования алфавитов тюркских языков СССР. – М., Наука, 1972. С. 49-58).  

 

После окончания семилетней школы в родной деревне отец поступил в Темясовское педучилище, которое находилось в двадцати километрах от родного села. Не успел окончить первый курс этого училища, умер его отец. Пришлось ему бросить учебу, чтобы содержать семью, где мать осталась с маленьким ребенком. Вскоре отца пригласили на работу секретаря местного сельского Совета, где он проработал до призыва в армию.  

 

Отцу моему пришлось служить в течение 9 лет: призвали в армию в 1938 году. Вскоре началась Вторая мировая война, затем Великая Отечественная. Он, старшина роты, участвовал в обороне Москвы. После изгнания фашистов из-под Москвы, его направили в небольшой городок под названием Балахна, занимались обучением солдат для фронта.  

 

Старшего брата моего отца Юлмухамета в первый же год Великой Отечественной войны призвали в армию, вернее, на фронт, и он погиб где-то под Ленинградом. Кроме похоронки не было других сведений. Без отца осталось его семеро детей.  

После победы над Германией отцу дали краткосрочный отпуск и он, вернувшись в родную деревню, познакомился с нашей матерью. Оказывается она приехала к родной сестре, чтобы ее повидать, Сестра ее тогда работала во Втором Иткулове фельдшером-акушером. Познакомились и поехали они к родителям моей матери, чтобы получить их согласие на женитьбу. Получив благословление, сразу уехали вдвоем на место службы отца в городок Балахна.  

Краткие сведения о моем отце имеются в известном многотомнике «Они вернулись с победой».  

Писатель односельчанин А. А. Тажетдинов в своей очередной книге «Не прошли еще душевные раны» (на баш. яз. ) о моем отце пишет:  

 

Ишмурзин Динмухамет Хайретдинович родился 20 мая 1920 года во Втором Иткулове. Отец его старик Хайретдин был трудолюбивым человеком, приторговывал лесом. На своих лошадях доезжал до Орск и продавал дрова, бревна. В весенние дни на плотах доплывал до Оренбурга и тоже продавал лес. Спасая лошадей, весной окунулся в ледяной воду реки Урал, заболел и умер. Мать Динмухамета Аминева Хашия, дочь Магасума из деревни Исяново, что в 20 километрах от нашего села. По ее рассказам, известный в Башкирии неоднократный победитель по национальной борьбе Аминев Халил, является родственником.  

 

Как рассказывает Динмухамет агай, после Октярьской революции в деревне была только начальная школа «В той школе, – продолжает он, – мы учились читать и писать на основе арабского вяза, затем в 1928 году ввели латинскую графику, а 1940 году стали читать и писать на современной графике. После окончания семилетки, я поступил в Темясовское педучилище, была мечта быть учителем. Однако в связи со смертью отца на втором курсе пришлось бросить учебу и поступить на работу, чтобы содержать семью в составе матери и младшего брата».  

 

Его, считая в то время достаточно грамотным человеком, сразу назначили на пост секретаря местного сельского совета. В 1938 году призвали в Красную армию. Дошел до старшины роты и являлся инструктором солдат по рукопашному бою. Когда началась война и немцы приблизились к Москве, их перевели для обороны столицы, переодели в форму НКВД, поставили задачу борьбы с паникерами, шпионами. Эту задачу они выполнили на отлично.  

 

Они так же участвовали и в боевых действиях под Москвой против немецких атак. После того, как отбросили противника из-под Москвы, старшину отправили обратно в Балахну Горьковской области для обучения новобранцев. В 1947году возвратился в родное село.  

 

Семья его большая: было трое мальчиков и пятеро девчонок. Все они выросли и нашли свое место в жизни. После сорока лет он принял мусульманскую веру и построил первый мечеть в родной деревне. Был избран имам-хатибом мечети и служил долгое время. На путь мусульманства его направил Мужавир-хазрет, известный в этих краях своим лечением, предвидением событий. Динмухамет-хазрет ушел из жизни в 2005 году в возрасте 85 лет.  

 

(Азамат Тажетдинов. Не прошли еще душевные раны. Уфа, 2010, с. 74-76).  

 

Вернемся к послевоенному времени. В 1947 году мать отца бабушка Хашия внезапно заболела. При болезни бабушка написала несколько писем своему сыну, моему отцу, с настоятельной просьбой, чтобы он вернулся домой, что в случае смерти 12-летнего сына оставить не с кем. И мои родители навсегда вернулись в родной очаг. Случилось так, что бабушка вскоре оправилась, прожила долгую жизнь, ушла в 94-м году жизни.  

 

Мать Минникамал Асылбаевна уроженка д. Шарипкул Кармаскалинского района Башкирии, с 1925 года рождения. Хорошо помню родителей моей матери, так как, повзрослев, в годы учебы в университете города Уфы, частенько приезжал к ним, чтобы их повидать. Бабушка Мушбика была дочерью состоятельного татарского купца, но полюбила дедушку, парня из бедной башкирской семьи и против воли родителей вышла замуж за деда. Поэтому она не общалась с родителями, была, видимо гордой. Прадед по материнской линии после НЭП-а был арестован и отправлен в одно из лагерей. Дед Асылбай, участник Первой мировой войны, вернулся с фронта без левой руки. Несмотря на это он, приладив косу, косил сено и подбирал одной рукой, выращивал овощи на своем огороде, держал скот.  

 

Я был первым ребенком в семье, родился ранней весной 1948 года. Меня зовут Борис в честь русского солдата Бориса Иванова, который, в дни защиты Москвы осенью 1941 года умер от пулевой раны в руках моего отца. По словам отца, перед смертью он сказал отцу: «Миша, мне скоро конец, но я умираю как защитник своей Родины. Если ты останешься жив, и у тебя родится мальчик – назови моим именем! ». Естественно, отец дал обещание. После моего рождения появились еще семеро: двое братьев и пять сестер, в воспитании которых как старший брат непосредственное участие пришлось принимать мне, когда оба родителя целый день бывали на работе. Все они нашли свое место в жизни, прожили и проживают достойную жизнь.  

 

Родители часто вспоминали жизнь в городке Балахна. По словам отца, там жизнь была сытнее, чем здесь, люди не испытывали голода и жили богаче. В Балахне издавна жили люди разной национальности, как мордва, марийцы, муромы, потом появились русские. Рядом река Волга, которая дает рыбу сколько надо. Древний город был окружен частоколом, чтобы защититься от нападения татарских племен, население постепенно увеличивается. В 40-50-х годах прошлого столетия в Балахне проживало более 25 тысяч человек. Кроме военных частей там функционирует целлюлозно-бумажный комбинат, картонная фабрика, ГРЭС. Волга-матушка дает дополнительное пропитание, имеется железная дорога, работают железнодорожные станции. Город богат церквями. Там расположены такие церкви, как Никольская шатровая Троицкая, Сретенская, а так же мужской монастырь. Базар славился своей щедростью, богатым ассортиментом, так как по Волге приплывали из разных мест для продажи и покупки товаров.  

 

С отпуска 1947 года старшина Ишмурзин вернулся с женой. Поэтому им выделили отдельную двухкомнатную квартиру в доме офицеров.  

Мать рассказывала так: тогда мне было 20 лет. Когда прибыли в полк, жены офицеров с интересом смотрели на меня, наблюдая за мной. Они оказались отличными женщинами. Познакомились и с первых дней стали мне помогать. Расспрашивали, кто я и откуда, сообщили, что нам выделена квартира, обещали принести ключ от квартиры. Все эти женщины молодые, красивые и задорные. А семьи старших офицеров, оказывается, проживали в самом городе. Пока столовались в столовой, женщины успели открыть квартиру, привести в полный порядок, помыли, поставили кровать, диван, два стола и несколько стульев. Быстро подружилась с ними. Заметила, что некоторые говорят на русском с акцентом. Узнала, что некоторые прибыли из Валахии, Молдавии. По внешнему виду больше походи на цыган. Тут жили русские, украинцы, белорусы, молдаване, марийцы, мордва. Только я, башкирка, была одна.  

На другой день женщины повели меня в город, чтобы познакомить с достопримечательностями. Сразу видно, что церквей много. Город есть город, живет по своим правилам. Рядом течет широкая и полноводная река Волга. Туда и направились в первую очередь. На берегу было много привязанных лодок и катеров. По реке плывут пароходы, баржи, на все это смотреть интересно. А противоположенный берег Волги заметен еле-еле, в сизом тумане. Мои знакомые начали купаться в реке, а я боюсь войти в воду, так как впервые вижу такую широкую и полноводную реку с крупными волнами. В обратном пути подруги мои уговорили зайти в парикмахерскую, и я согласилась коротко отрезать волосы. Вот так началась моя жизнь на новом месте. А базар работает каждый день, в выходные дни проводятся ярмарки. Все здесь продают: промтовары, рыба, консервы, мясо, хлеб, пряники и т. д. У нас из пайка тоже остается консервы, хлеб, мясо. Что делать? Начал менять свои продукты на одежду. Так у меня появились несколько платьев, свитер, модное в то время пальто. Город был очень удобным для житья.  

– А почему вы вернулись в деревню, если там можно было жить хорошо, – как то спросил я у матери.  

 

– Когда ты в чужой стороне душа тянется в родные места. С другой стороны, охота общаться с людьми на родном языке. Кроме этого бабушка твоя написала письмо, чтобы мы вернулись домой. Долго не думая осенью 1947 года мы возвратились домой.  

Раннее мое детство осталось в памяти эпизодами, и урывками. Помню переезд в другой дом, купленный отцом у одного русского человека. Тогда мне было всего 2, 5 года и я катался в телеге с одного дома на другой, в котором перевозили домашний скарб. Этот дом был старый. Помню, с замазанным стенами и побелкой изнутри и извне. Состоял из двух комнат. Из чулана было два выхода: на улицу и в сарай. Дом находился в лощине, где речка «Ражап» впадала в реку «Таулы», а дальше эта река впадала в Сакмару. Таулы в переводе означает «Горная», а вторую речку назвали так потому, что когда-то в этой реке утонул мальчик по имени Ражап.  

 

Помнится, было теплое и солнечное лето, а я заболел какой-то болезнью, лежал в постели целую неделю. Не было сил передвигаться, кроме холодной воды и чая ничего не принимал. К обеду вернулся отец, держа новенький трехколесный детский велосипед. Радости не было конца, и я через силу встал с постели. Хотя ноги еле-еле держали, с велосипедом вышел на улицу. Собралась разношерстная толпа мальчиков. Они посадив меня на велик толкали по очереди и сами катались. Через какое-то время мои силы вернулись, я уже тверже стоял на ногах, и страшно хотелось уже есть и пить. Одним словом, я выздоровел за полчаса. Как это так получилось – объяснить не до сих пор не могу.  

 

Пришла зима. Начались бураны, к утру так замело, что наш дом остался под снегом. Не было возможности выходить на улицу, так как дверь от чулана открывалась наружу. Отец не смог уйти на работу до тех пор, пока соседи нас не выкопали.  

Как-то зимой отец, будучи тогда секретарем сельсовета, запряг лошадку в сани, выехал в районный центр город Баймак, что в 40 км от села за деньгами. Получил три мешка денег (тогда деньги были крупного размера), а по пути следования при очередном повороте дороги домой мешок денег утерял. Узнал об этом только дома. К вечеру он опять выехал на дорогу, обследовал – все бесполезно. Вечером с матерью говорили о том, что придется продать и дом и скотину, чтобы расплатиться за потерянные деньги, шибко горевали, кажется, ночью и не спали.  

Настало утро. К нам ввалился человек с мешком денег и сказал, что нашел в пути все это вчера вечером. У родителей не было конца радости, завалив домашними заготовками, они проводили гостя с большим уважением, говоря, что честный человек при любых обстоятельствах остается честным. В этом доме мы прожили в течение двух лет, здесь родились сестренки Раиса и Роза.  

 

4. Детство и школьные годы  

 

Я был первым ребенком в семье, родился ранней весной 1948 года. Меня зовут Борис в честь русского солдата Бориса Иванова, который, в дни защиты Москвы осенью 1941 года умер от пулевой раны в руках моего отца. По словам отца, перед смертью он сказал отцу: «Миша, мне скоро конец, но я умираю как защитник своей Родины. Если ты останешься жив, и у тебя родится мальчик – назови моим именем! ». Естественно, отец дал обещание. После моего рождения появились еще семеро: двое братьев и пять сестер, в воспитании которых как старший брат непосредственное участие пришлось принимать мне, когда оба родителя целый день бывали на работе. Все они нашли свое место в жизни, прожили и проживают достойную жизнь.  

 

Раннее мое детство осталось в памяти эпизодами, и урывками. Помню переезд в дом, купленный отцом у одного русского человека. Тогда мне было всего 2, 5 года и я катался в телеге с одного дома на другой, в котором  

перевозили домашний скарб. Этот дом был старый. Помню, с замазанным стенами и побелкой изнутри и извне. Состоял из двух комнат. Из чулана было два выхода: на улицу и в сарай. Дом находился в лощине, где речка «Ражап» впадала в реку «Таулы», а дальше эта река впадала в Сакмару. Таулы в переводе означает «Горная», а вторую речку назвали так потому, что когда-то в этой реке утонул мальчик по имени Ражап.  

 

Помнится, было теплое и солнечное лето, а я заболел какой-то болезнью, лежал в постели целую неделю. Не было сил передвигаться, кроме холодной воды и чая ничего не принимал. К обеду вернулся отец, держа новенький трехколесный детский велосипед. Радости не было конца, и я через силу встал с постели. Хотя ноги еле-еле держали, с велосипедом вышел на улицу. Собралась разношерстная толпа мальчиков. Они, посадив меня на велик толкали по очереди и сами катались. Через какое-то время мои силы вернулись, я уже тверже стоял на ногах, и страшно хотелось уже есть и пить. Одним словом, я выздоровел за полчаса. Как это так получилось – объяснить не до сих пор не могу.  

 

Пришла зима. Начались бураны, к утру так замело, что наш дом остался под снегом. Не было возможности выходить на улицу, так как дверь от чулана открывалась наружу. Отец не смог уйти на работу до тех пор, пока соседи нас не выкопали.  

Как-то зимой отец, будучи тогда секретарем сельсовета, запряг лошадку в сани, выехал в районный центр город Баймак, что в 40 км от села за деньгами. Получил три мешка денег (тогда деньги были крупного размера), а по пути следования при очередном повороте дороги домой мешок денег утерял. Узнал об этом только дома. К вечеру он опять выехал на дорогу, обследовал – все бесполезно. Вечером с матерью говорили о том, что придется продать и дом и скотину, чтобы расплатиться за потерянные деньги, шибко горевали, кажется, ночью и не спали.  

Настало утро. К нам ввалился человек с мешком денег и сказал, что нашел в пути все это вчера вечером. У родителей не было конца радости, завалив домашними заготовками, они проводили гостя с большим уважением, говоря, что честный человек при любых обстоятельствах остается честным. В этом доме мы прожили в течение двух лет, здесь родились сестренки Раиса и Роза.  

 

Через пару лет отец своими руками построил новый дом по улице Сейакай («Вишнянка»). Так неофициально называли свою улицу жители, так как она располагалась на подножье невысокого холма, где росли и цвели вишни. В новом доме появились кроме Раисы и Розы баратья и сестры: Флюра, Фарит, Фания, Фиргат и Зиния. Таким образом, наша семья была большая, состояла из восьми детей. Но, несмотря на то, что семья большая, мы не росли голодными. А ведь послевоенные годы считаются трудными годами, тогда не хватало многого.  

Родители работали в сфере торговли, торговали в сельском универмаге, естественно, получали зарплату тогда, когда еще не было денежной оплаты для колхозников. Кроме того, в нашем личном хозяйстве имелись коровы, мелкий скот, лошадь и куры. Поэтому молоко, катык, сметана и масло имелось в достаточном количестве для детей.  

За картофельным огородом протекала речка Таулы, (что значит – горная) где мы, дети разных возрастов, в жаркие и не в жаркие летние дни купались до отвала, до полного пресыщения. Попозже, ниже на 200 метров, в точке слияния двух рек колхоз запрудил водоем, получилась мощная плотина, что было на руку нам, мальчишкам. На берегу пруда кто-то загорал, кто-то готовился к экзаменам, кто-то просто отдыхал после купания.  

 

Несмотря на то, что была обувь, мы, дошкольники и школьники начальных классов любили бегать босыми ножками, в маечке и в трусиках. В то время везде было чисто и зелено, а наши подошвы, помнится, вскоре делались такими твердыми и пыльными, что мы мыли ноги каждый раз, когда возвращались в дом.  

 

Тогда каждый мальчишка имел прозвище. У меня было несколько прозвищ. Как-то на макушке лета несколько дней я оставался в пруду, не бегая домой на обед. За это меня прозвали «лягушкой». В другой раз соревновались, взбираясь на телеграфный столб без каких-либо приспособлений, где я, десятилетний мальчик добрался до конца, за что получил прозвище «обезьяна». Друг по имени Бурзян имел прозвище «забияка», а Ахмет – «петух» за свои характеры. Я крепко дружил с соседними такими же босоногими мальчишками. Ирик Бикметов мечтал быть зоотехником, повзрослев, стал им, получил звание кандидата сельскохозяйственных наук, работал руководителем колхозов и других сельскохозяйственных предприятий, автор нескольких книг и сотни публикаций по теме сельского хозяйства. Амир Нурасов хотел быть шофером и тоже добился своего. Всю жизнь работал не покладая рук, живет в двухэтажном коттежде. Ришат Абдульминов тоже мечтал быть водителем и выучившись сел на лесовоз, построил прекрасный и просторный дом и работал в местном лесничестве до пенсии, получил ордена и медали за трудовую доблесть. К сожалению, его сейчас нет. Все они были хорошими семьянинами, достойно вырастили своих детей.  

 

Школа была деревянная, в помещении каждого класса стояла печь из красного кирпича, и ее топили березовыми дровами каждый день с раннего утра. Кроме пионерской комнаты, учительской и библиотеки всего в семилетней школе было 4 класс-комнат, поэтому старшие классы занимались с утра, а младшие – после обеда. Во дворе школы был отдельный домик из трех комнат, там проводили уроки труда. В старших классах были параллельные классы. Когда не хватало комнат, какой-то класс зачастую занимался в пионерской комнате, а иногда в библиотеке или в учительской.  

С весны 1956 года началась строительство пристройки из четырех класс-комнат и к сентябрю оно закончилось. Получилось 8 класс-комнат, здание нашей школы напоминало большую букву “г”. Но две смены существовала еще долгое время.  

В 1958 учебном году году вышло постановление Верховного Совета СССР “Об укреплении связи школы с жизнью и дальнейшем развитии среднего образования СССР”, где предусматривалось преобразование семилетки в восьмилетнюю. В связи с этим началась дополнительная учеба учительских кадров, начали готовить новые школьные программы для восьмилетнего обучения. Об этом нам рассказывали на классных часах. Однако в нашей школе впервые закончили восьмой класс в 1963 году. Мы попозже тоже получили свидетельства об окончании восьмилетней школы.  

 

В школе работали кружки по шахматам, по шашкам, кружок танца, спортивный кружок и мы, ученики, охотно посещали эти кружки. В связи с тем, что наши родители работали целый день (они были продавцами сельского универмага), нас дома нас дома ждала нескончаемый поток обязанностей: надо было присматривать за меньшими членами семьи, по вечерам пригонять скот: теленка, корову, овец и коз. И зимой за нами оставались ряд работ, как чистить сарай, напоить домашних животных, присматривать за сестренками и братьями. Поэтому мало оставалось время для игр на улице, затов воскресные дни, когда родители были дома, вволю катались на коньках, санках и лыжах, благо, что горы окружали село со всех сторон.  

 

А история нашей школы начинается с 1700 года. Известно, что в начале XX века здесь существовало так называемое новометодное медресе (мусульманская школа) для мальчиков, где наряду с арабской грамотой и историей давали знание по истории, географии, математики. Это было медресе, дающее среднее образование. И во время Первой мировой войны, и после медресе в полной мере выполняло свои обязанности. Об этом в свое время записал в своем дневнике односельчанин сэсэн Шагаргази Габдиев так:  

 

«Это событие произошло в 1914 году. Я только что окончил в селе Тавлыкаево медресе, дающее среднее образование, под руководством муллы Халила абыза. Село это, кстати, находится в 18 км от нашего села. Возвратившись в родное село, сразу начал обучать детей в связи с тем, что предыдущего мугаллима (учителя) забрали на фронт. Как-то моя мачеха Гайша при мне предложила моему отцу женить меня, притом выбрать в невесты из села Темясово, где много грамотных девушек. Он сама была уроженкой Темясова, а там тоже было медресе для девочек и мальчиков, которое давало среднее мусульманское образование. Под напором отца мне пришлось жениться. Работал в медресе до того момента, покане призвали на фронт империалистической войны...  

 

(Шагаргази сэсэн. Под ред. А. А. Тажетдинова. Уфа, 2005, с. 21-22).  

 

О том, что в деревне медресе существовало и работало с 1700 года, опираяясь на более древнее источники, пишет имам Габдрахманов в своей книге так:  

«Село Второе (Верхнее) Иткулово своей историей связано с родным братом Алдара батыра Исякаева Аиткужой. Он основал эту деревню. Известно, что здесь в 1700 году существовало 2 мечети, оба давали начальное образование.  

 

( Имам Гариф-хажи Габдрахманов. Духовные лица Баймакской земли.  

Сибай, 2010, с. 41).  

 

Данная школа не работала в голодные 1921-1923 годы. В 1924 году в селе открывается светская начальная школа советского типа. Первым советским учителем назначают Ш. Габдеева, фронтовика, участника Первой мировой войны, того грамотного человека, который до этого тут учил детей и в какой-то мере имеет преподавательские навыки. Скаждым годом увеличивается число обучающихся. Попозже, в 1927 году из зданий двух медресе построили начальную школу, а в 1935 году начальная школа превращается в семилетнюю школу, в 60-х годах – в восьмилетнюю, а попозже – в среднюю.  

 

Итак, я пошел в первый класс. Оказалось, что в русском параллельном классе меньше учеников, а в башкирском – больше положенного. Поэтому меня и еще одного ученика Айрата в первы же день пересадили в русский класс. Сели, оглянулись, смотрим, видим, что знакомых лиц, с которыми мы играли не видать. Поэтому на другой же день мы вдвоем опять переметнулись в башкирский класс, но никто нам ничего не сказал и за это не стали ругать.  

 

Школа находилась на макушке холма, в ста метрах от нашего дома. До сентября родители готовили меня к школе. Тогда было время дефицита товаров. Съездив в г. Магнитогорск, родители купили мне школьную форму, рубашки, сандалии и красивую сумку. Будучи работником сельского Совета, отец в свидетельстве о рождении записал мне новую фамилию имя деда – Хайретдина. Учительница, не зная об этом и зная отца хорошо, написала в классный журнал мою фамилию по отцу – Ишмурзин. Так и пошло до окончания восьмого класса. Когда пришло время заполнить сведительство о восьмилетнем образовании, понадобилось свидетельство о рождении и, после этого я стал обладателем другой фамилии.  

В начальных классах с первого по четвертый нам давала знания прекрасная учительница Зиган Сулеймановна Галина. Она в первую очередь воспитала в нас любовь к книгам. На первом месте, видимо, стоял патриотизм. В третьем классе мы, ученики, стали октябрятами, воспитывали и друг-друга и пели октябрятские песни:  

 

Мы – веселые ребята,  

Мы – ребята-октябрята.  

Так назвали нас не зря –  

В честь победы октября...  

 

Старших мы все уважаем  

Младших мы не обижаем.  

Так назвали нас не зря,  

А в честь победы Октября.  

 

Я с малых лет любил слушать музыку, любая музыка вдохновляла меня. Появилось желание научиться играть на каком-то музыкальном инструменте. Тогда в селе почти не было музыкальных инструментов, а у кого была гармошка или мандалина – никто не давал нам, пацанам, в руки. Мало что случится с таким ценным инструментом. Только в школе имелся баян, единственный в селе.  

 

Как-то летом издалека к нам в гости нагрянули родные братья матери с женами Шамиль и Факиль. Кроме гостиниц у одного из них был красивый ящик неправильной формы. Ящик не стали открывать. После чаепития все мужчины вышли во двор, отец зарезал барана, а гости помогали разделывать. После этого два брата, взяв меня с собой, направились в горы, которые находились рядом на задах, на восточной стороне села и с удовольствием залезая на очередную вершину, удивлялись природе этих мест, показывая друг-другу на бескрайние леса за деревней. Оказывается на той стороне, где они проживают нет ни лесов, ни гор, поэтому ландшаф наших мест очень умилял их. Тогда я спросил у братьев, что находится в ящике, так как любопытство распирало меня.  

 

– Это мой баян, – ответил брат Шамиль. – Можешь, если хочешь попиликать. Я сразу понял, что это такое в силу того, что до этого видел рисунки музыкальных инструментов и обрадовался полученному разрешению. Когда возвратились в дом, я сразу взялся за баян, однако ничего путного не получилось, а меня все же зачаровал звуки баяна. Вечером была трапеза в честь прибывших гостей, пили гости брагу и кумыс, ели бишбармак, затем Шамиль абзый (брат) взял в руки баян, полилась музыка, задевая слабую душу ребенка. Под баян гости пели башкирские, татарские и русские народные и современные для своего времени песни. Я зачарованно слушал все это и боялся только одного, чтобы меня не прогнали в другую комнату. Слава всевышнему, этого не случилось. До сих пор звучит в ушах бытовая песня наших гостей, где имеются такие слова:  

 

Как бы мне добраться до луны,  

Взяв пожитки свои.  

Наблюдал бы постоянно  

За вами, родные мои.  

 

Гости наши уехали на другой же день, но осталась в душе их песни, мелодия баяна и тяга к такому музыкальному инструменту.  

 

В начальной школе на уроках музыки в течение четырех лет мы изучили, как помнится, три песни: “Белая береза” композитора Масалима Валеевана слова Ярмаки на башкирском, “Взвейтесь кострами” и “Песня октябрят” на русском языках.  

Родители мои тоже любили петь, но это получалось у них иногда. Помню, по вечерам отец, сидя на корточках перед горевшей печкой негромко пел песню со словами:  

На закате ходит парень возле дома моего,  

 

Поморгает мне глазами и не скажет ничего.  

И кто его знает, чего он моргает,  

Чего он моргает, чего он моргает.  

 

Мать иногда пела песни из репертуара известной башкирской певицы того времени Фариды Кудашевой. Голос у нее был тихий и приятный. В послевоенное время в селе не было ни телевизора, ни радиоприемника, а в каждом доме было так называемое радио, которое работало утром, в обед и вечером около двух часов. Радиопровода были связаны с каждым домом, а репродуктор покупал сам хозяин дома.  

 

После того, как гости из далекого края уехали, я вышел на улицу поиграть. Там уже играли мои сверстники Ирик, Илгиз, Амир, Ришат. Подошел Бурзян, который мало общался с нами, так как жил дальше всех пацанов. Они расспрашивали о моих новоявленных родственниках и я рассказал, что о них, попутно вспомнив, что у них был баян и они дали мне поиграть на нем. Сказал о свем желании о том, что когда-нибудь научусь играть на музыкальных инструментах.  

 

–Да ладно, не ври, – возразил Ришат, – ты все равно музыкантом не станешь. Это очень трудное занятие. А вот я буду шофером.  

 

– Я тоже стану шофером и ездить, куда хочу, – поддержал Ришата Амир.  

– Я буду зоотехником или ветеренаром, – продолжил Ирик.  

 

– А я хочу быть военным генералом, – сообщил о своей мечте Илгиз.  

 

– Я стану и музыкантом, и писателем, – крикнул Бурзян.  

 

– Я буду и музыкантом, и учителем, и писателем, и поэтом, – подхватил я разговор моих друзей-сверстников.  

 

Следует заметить, что все они, будучи взрослыми выполнили свои мечты и нашли свое место в жизни. Ришат и Амир стали водителями, Ирик – зоотехником и кандидатом сельскохозяйственных наук, Илгиз – генерал-майором, Бурзян стал и музыкантом и писателем, кандидатом филологических наук а я стал баянистом, преподавал по музыке и по истории, получив соответствующие специальности в Сибайском педучилище и на историческом факультете Башкирского государственного университета, написал десятки книг по истории края и сборники своих песен.  

 

В то время мы, мальчики, в теплое время года, особенно летом бегали босыми ногами. Тогда везде было чисто, везде росла буйная трава, нигде не было мусора в современном смысле этого слова. И машин и тракторов тогда почти не было, поэтому и колеи не было. К середине лета наши подошвы становились твердыми, как копыта лошадей и пыльными, что, заходя в свой дом, каждый раз приходилось мыть ноги.  

Еще один эпизод так ясно укоренился в памяти. Как-то мы играли на улице, проходивший мимо нас какой-то мальчик подошел к нам и спросил:  

 

– Вы не хотите увидеть настоящую овчарку?  

 

Конечно, мы все хотели увидеть, потому почти хором ответили:  

 

– Хотим. Где она?  

 

– На начале улицы Таулы. Там, где полно народу, увидите сразу.  

 

Мы побежали туда. Все верно: народ собрался и чего-то ждет, а во входе в дом стоит привязанная настоящая овчарка, именно такая собака, которых мы видели в кино с пограничниками. Вскоре стало ясно, почему здесь появилась овчарка с группой милиционеров, которые то заходили, то выходили из дома. Оказывается, хозяин этого дома ограбил магазин хутора Такасуккан, что в 12 километрах от нашего села. По звонку завмага милиция прибыла в хутор с собакой, та сразу нашла след грабителя, шла по нему и привела в этот дом. Видимо, милиция чего-то искала в доме, но не нашла. Наше внимание было, в основном, на собаке, такую красивую классическую овчарку, мы, мальчики, видели вживую в первый раз.  

Через некоторое время один из милиционеров развязал собаку и она сразу потянула своего хозяина за сарай. Дойдя до навоза собака стала копать его, милиционер, взяв вилы, стал помогать. Не прошло не очень много времени, на анших глазах овчарка вытащила, держа в зубах, хозяйственную сумку, где была целая сумка денег, сворованных с хуторского магазина. Милиционер открыл сумку и почкму-то показал все это народу. А в это время овчарка сильно тянула своего хозяина в сторону гор, что за деревней и тот пустил собаку по следу, сам следуя за ней, держа собаку на длинной веревке. Прошло около часа. Милиционер с собакой вернулся с хозяином дома, который недалеко ушел от деревни и сидел за горой. Естественно, того вора посадили.  

 

Наша улица, названная Вишнянкой, не длинная. Здесь проживают много участников и ветеранов войны, как и мой отец. Участники Великой Отечественной войны: наш учитель математики, который потерял одну ногу до колен Галеев Файзрахман Хайруллович, его жена-медичка Галеева Асия Гилемхановна. У них трое детей: Альмира, Альфира и Фарит. Через дом проживал участник войны, отец моего друга Ирика Бикметов Нигамат и его старший сын бывший лейтенант Советской армии Бикметов Явдат Нигаматович. Все эти ветераны были многосемейными, работали образцово и на совесть, были примерами для других более молодых мужчин, по вечерам часто собирались перед домом, сидя на бревне впоминали военные годы, а мы, дети, иногда слушали их, находясь на расстоянии.  

 

В то время люди не страмились к богатству, а старались выживать и жить честно, не очерняя свою репутацию. Тогда, при отсутствии хозяев дома, двери вообще не закрывали на замок. Вместо замка вешали согнутвй гвоздь, что означало, что хозяева дома в настоящее время отсутствуют. Практически воров-домушников не было. Впрочем, были и такие семьи, которые не вписывались в общую картину жизни села. На верхней стороне нашей улицы, рядом с Галеевами жила татарская семья, которая прибыла в село еще до войны и осталась жить тут. У них был единственный сын, старше нас на два года. Старик Багаутдин со своей старухой жили очень бедно, ходили, на наш взгляд, в лахмотьях. Держали корову и овец, выращивали овощи. Сын умер когда учился в шестом классе, говорили, что того толкнули и он ударился на край парты и получил внутренюю травму. Когда я стал работать в школе после окончания педуилища и женился, услышал, что старик Багаутдин умер, а на следующий день умерла и жена. Поэтому сельский совет решил продать их имущество желающим. Услышал я, что дом купил председатель колхоза Рауил Буканбаев для свое матери, а так же, что продается угольный самовар. Моей новоявленной семьи дозарезу нужен был самовар и пошел туда купить. В доме работала комиссия. Они пересчитывали каких-то денег. Оказывается, все эти деньги находились в матрасе и в ножках старомодной кровати. Зачем они берегли эти деньги – уму непостижимо.  

Зиган апай (в смысле сестра) вела нас с 1-го по 4-й класс. За наши шалости она никогда нас не ругала, а спокойно объясняла, почему так не надо делать. Временами сетовала, что в классе собрались одни дети сельских начальников, поэтому всем им необходим особый подход. Она говорила правду. Мой отец тогда работал секретарем сельсовета, отец Ахметхана Галина и Зифы Сафиной – заведующими животноводскими фермами, отей Бурзяна Баимова – заведующий почтой, Хурмата Баимова – учителем, Альберта Гумерова – председателем сельсовета, Забиры Давлетшиной – заведующий кузничным цехом и так далее.  

В середине прощлого века для письма мы использовали простые деревяные ручки, перья и чернильницы-непроливайки.  

 

Современные школьники не догадываются что это за предметы. В школах, до появления шариковых ручек, писали чернилами и перьевыми ручками. Для чернил и служила чернильница из толстого стекла или подобная. Стояла она на каждой парте. Два человека, сидящие за одной партой макали в нее ручки. Через несколько написанных букв ручку опять надо было макать в чернила. Потом случился, почему-то, дефицит на чернила, и чернильница стала одна уже на две парты. Сидящим на передней парте приходилось поворачиваться назад, чтобы окунуть ручку в чернила.  

После окончания уроков чернильницу надо было забирать с собой, поставить аккуратно в портфель, так как в этот класс приходила вторая смена. Для предохранения от пролива при падении, чернильница в верхней части имела конус, направленный узкой часть во внутрь чернильницы. Поэтому ее и назвали «непроливайка». Но это помогало, если чернил было налито немного и чернильницу быстро поднимали. А как было уследить детворе за чернильницей внутри портфеля! А если еще этим портфелем надо было кого-нибудь огреть по спине или голове. Или прокатиться зимой на портфеле вместо санок! Поэтому, часто случалось, что чернила разливались внутри. Вымазывался портфель, содержимое, потом — руки при попытке все это вытянуть. За размазывание тетрадей или книг зхаслуженно получали тумака или ругательства. Бывало, при драках некоторые мальчики использовали перо в качестве дротика, втыкали своему противнику. Тогда тот получал серьезную рану, из-за чего поднимался шум и гам и тогда вмешивалась учительница.  

 

Так что появившиеся в продаже шариковые ручки оказались очень кстати. А вот непосредственный переход на шариковые ручки как-то не остался в памяти. Видимо это прошло спокойно без соответствующих указаний. С появлением шариковых ручек отпала запись слов с нажимом, скоро отменили и урок чистописания.  

Детство – время золотое. В то время кажется, что мир не имеет ни начала, ни конца. Тогда реки были полноводны, рыб много, леса густые. По обеим берегам рек росли ивы и разные кустарники. Однажды колхоз построил пруд в точке соединения двух рек Ражапа и Таулы. Мы, мальчики, летом, в теплое время, там проводили свое свободное время. Более взрослые юноши приходили туда с конспектами, книгами и готовились к урокам и экзаменам. А Дамир Бактыбаев ходил на пруд с гитарой, пел под гитару разные песни. Он мне научил играть на семиструнной гитаре.  

Музыку любил и мой одноклассник Бурзян Баимов. Бывало, у кого-то берем гармонь и по очереди пиликаем, иногда пытаемся создавать стихи. Правда, у меня была игрушечная гармошка с семью кнопками, но она не устраивала нас потому, что не у него не хватало клавиш для многих мелодий.  

 

Наша учительница начальных классов Зиган апай (апай – сестра и мы ее называли сестрой) видимо, любила нас. Были шалости, но она никогда не ругала, повышая свой голос, а терпеливо обьясняла, почему так делать нельзя.  

 

В четвертом классе толькот наш класс ходил с униформой. Дело в том, что наша учительница заказала частной швее всем девочкам серые платья, а мальчикам серые гимнастерки, брюки и фуражки, с широким титулом, как у офицеров. Целый год шеголяли мы в этой новой форме, но дальше невозможно было носить, так как она стала уже тесной.  

 

В пятом классе учителей-предметников стало больше. Кутлугужина Закия Рахметовна, заслуженная учитетельница БАССР, была назначена нашим классным руководителем, вела географию. Ее муж Ниятшин Саит Газизович, заслуженный учитель БАССР, был директором восьмилетней школы, вел уроки истории. Завуч школы Сынгизова Гайша Саляховна, отличник народного просвещения, вела математику. По математике преподавал так же Галеев Файзрахман Хайруллович. Биккулов Шариф Валеевич вел физику, Тажетдинов Азамат Агзамович – башкирский язык, Маннапова Роза Галиевна – биологию, Сулейманов Аглей Фазлыевич – фикультуру и так далее. Тогда в нашей школе учились дети из ближайших деревень и хуторов, как Такасуккан, Сарбия, Баимово, Саитбаттал, Нигаматово, Верхнее Нагаево. Были паралеллельные русские и башкирские классы. Наш классный руководитель Закия Рахметовна дневала и ночевал в школе, находилась на рабочем месте до вечера. Под ее руководством учились танцевать, играть в шахматы и шашки, собирали металлалом и золу для кохозных полей. Каждый год после окончания занятий мы под руководством классного руководителя ездили на экскурсии по разным местам: были на озере Талкас, В магнитогорск, в Уфе и в других городах и селах.  

 

До сих пор в памяти экскурсия в город Магнитогорск. Город есть и город, асфальтовые улицы с трамваями, троллейбусами и автобусами, многоэтажные дома. В этом отношении этот город особо не отличается от всех других городов. Нас удивило и обрадовало посещение Московского зоопарка, который остановился в Магнитогорск на месяц. Многих зверей и животных вживую мы видели вперые. Этот верблюд, который ловко плеет, гималайский медведь, полярный волк, азиатский шакал, росомаха, еновидная собака, пума, сурикаты и другие. Особо нас, детей, заинтересовал десятиметровый удав и неугомонная обезьяна. Когда мы подошли к клетке удава, как раз объявили, что будут кормить змею. Народ быстро собрался перед клеткой удава. Картина кормления поразила меня до глубины души, что я тихо заплакал, жалея жертву удава. Дело в том, что работник зоопарка бросил в клетку удава здорового кролика. Тот бедный весь задрожал и откатился к дальнему уголку. Удав неторопливо повернул свою ужасно большую голову, уставился на кролика и открыл свой большой рот. Как будто какая-то сила притягивала кролика, его что-то двигало в сторону удава, а он сопротивлялся и сжимался в уголок, отодвигаясь передними лапами. Тут случилось что-то невообразимое. Кролик с расстояния двух-трех метров сам прыгнул в рот удава, и тот сомкнул челюсти. В итоге в теле рептилия появился небольшой шар. Мы прошли дальше. В следующей клетке находилась обезьяна. Люди кормили ее семечками. Тот за несколько секунд сьедал стакан семечку, притом кожура семечек выходила изи рта постоянным потоком, как грязная струя воды.  

 

После окончания 7 класса мы всем классом побывали в Уфе. Город нам понравился вежливыми людьми, чистыми и широкими улицами. Во время экскурсии нам помогал выбирать обьекты и провожал наш односельчанин, широко известный ученый-экономист, профессор, доктор экономических наук Исянбаев Мазгар Насипович, с которым я дружу до сих пор. Посмотрели много обьектов, как здание телевидения, памятник Салавата Юлаева, здание цирка, г. Уфы, в том числе и Башкирский государственный университет по улице Фрунзе (ныне улица Валиди). Очень тогда захотелось учиться в этом великолепном здании и эту мечту я смог осуществить через многиу годы. В 1977 году закончил исторический факультет БГУ.  

 

Школьные годы остались в памяти как непрерывный сон. В зимние дни всем классом читали детские книги. Под влиянием этого я пристрастился к книгам. Сперав читал книги на башкирском, затем и на русском языке. Перечитал башкирские и русские народные сказки. Самыми любимыми были русские сказки: “Снежная королева”, “12 месяцев”, а из башкирских сказок и эпосов “Урал батыр” Ерянся сэсэн” и другие. В скором времени начал читать историческую и приключенскую литературу, как “Радость нашего дома” Мустая Карима и другие. Мне нравилось творчество Аркадия Гайдара. Егшо книги как “Тимур и его команда”, “Р. В. С. ”, “Военная тайна”, “Чук иГек” читал перечитывал запоем. Очень нравился “Дубровский” Александра Пушкина, “Голова профессора Доуэля” Беляева, “Пятнадцатилетний капитан” Жюль Верна, “Граф МонтеКристо” Александра Дюма, “Хижина дяди Тома” Бичера Стоу, “Приключения Тома Сойера”, “Приключения Гекельберри Финна” Марка Твена.  

 

В летнее время открывается лагерь труда и отдыха, где мы выращивали картошку, свеклу, капусту и другие виды овощей. Один-два раза в неделю смотрим бесплатное кино в школе. Здесь имеется свой узкопленочный киноаппарат.  

 

В то время фильмы показывали в клубе один-два раза в неделю. Цена билета была 5 копеек. Во второй половине XX века мы любили смотреть отечественные патриотические и иные кинофильмы как «Судьба человека», «Полосатый рейс», «Тимур и его команда», «Летят журавли», «Мы – из Кронштадта». Затем появились фильмы «Вий» Гоголя, «Любовь и голуби», «Кавказская пленница», «Джентльмены удачи (1971), «В бой идут одни старики», «Они сражались за Родину» (1975), «А зори здесь тихие» и так далее. Таким образом, до окончания восьми классов перечитал почти все книги школьной, а затем и клубной библиотеки. Читали мы по вечерам при свете обыкновенной керосиновой лампы. В тот год, когда мы начали учиться в 5-м классе, появился свет: потянули провода в каждый дом, на стенах домов прибили переключатели и на конце свисающего провода прикрепили патроны для лампочки. Рядом с колхозной пилорамой нашли помещение, занесли двигатель трактора ДТ-54 и свет начали давать в темное время суток до 12 часов ночи. В 5 часов утра свет появлялся опять. Такая новинка была радостным событием для нашего села. Когда бывало семейные торжества и свет нужен был и после 12 часов ночи, хозяин того или иного дома с брагой в руках направлялся к мотористу и договаривался с ним. В те дни свет блистал до утра. Через 2-3 года появился и постоянное электричество. Появились световые радиоприемники. В 70-е годы прошлого столетия в домах появились газовые плиты. Газовые баллоны привозили из города Сибая один раз в неделю в недостаточном количестве для всех и потому возле пункта раздачи возникали потасовки и раздоры. Каждый хотел получить долгожданный газ. А телевизоры в селе появились в 80-е годы. Все эти события для нас, жителей деревень, были радостными. Мы воочию видели, как после войны село потихоньку поднималось с колен.  

 

Наш родной дом состоит из двух комнат, общая площадь 5х8 метров. Передняя комната служит и кухней и столовой для детей. Здесь имеется большая, так называемая русская печка, где мать печет хлебушку, а рядом печка, покрытой плитой, где варили картошку, мясо, бишбармак и разные каши. Напротив печей стоит большой стол, где мы, дети, столовались по очереди, то есть, в первую очередь самые младшие, затем старшие. Рядом со столом нары, где могут умещаться 3-4 человека взрослых. Эта комната азиатская стандартная. Следующая комната больше тянет на европейскую стандартную, где стоит небольшая печка-голландка, две мягкие кровати, деревянная скамейка, сделанная местным мастером и большой стол со стульями и табуретками. Эта комната служит и гостиной, и местом приготовления уроков, и комнатой отдыха. В этом доме, кроме меня и моих сестер Раисы и Розы, родились и выросли еще пятеро детей: Флюра, Фарит, Фания, Фиргат, Зиния.  

 

Восьмой класс окончили 18 учеников. Когда заполняли свидетельство о восьмилетнем образовании, случился со мной курьезный случай. Велели принести свидетельство о рождении. По классному журналу и имел фамилию Ишмурзин, имя – Барис, сын Динмухамета. По свидетельству о рождении получилось так, что моя фамилия Хайретдинов, имя Борис (через «о»), а отчество – Мухаметович. Так после окончания 8-й школы я, получается, полностью обновил и фамилию, и имя, и отчество. Спросив у отца, почему так написано в документе о рождении, узнал, что он обновил старую фамилию на имя деда Хайретдина, а имя Борис связан с именем героя обороны Москвы Борисом Ивановым, который погиб в руках моего отца от пулевой раны.  

В период заполнения документов прибыла в школу представительница из музыкального педучилища г. Уфы, узнав, что я и Бурзян Баимов занимаемся музыкой, пригласил в это училище, гарантируя, что мы поступим обязательно, так как пока мало музыкально одаренных детей, записал наши фамилии. Баимов поехал и поступил в это училище, а меня не отпустили родители, сказав, что такое же училище есть в ближайшем городе Сибае и мне пришлось согласиться и начать подготовку к поступлению в педучилище города Сибая.  

 

5. В Сибайском педагогическом училище  

 

Сибайское педучилище открылось как раз в тот год, когда мы окончили восьмилетнюю школу. Это был 1963 год.. Вообще-то, до этого педагогическое училище существовало в селе Темясово Баймакского района с 1936 года. Она переехала в Темясово из Оренбурга, выпускала учителей до 1956 года, затем указанное учебное заведение закрыли, а студентов перевели в Белорецкое училище. История Темясовского и Сибайского педучилищ достаточно глубоко освещено в книге ветерана просвещения, писателя Рамазана Утягулова.  

 

(Рамазан Утягулов. Тропою знаний. Баймак, 2000).  

 

Как бы не было, открытие Сибайского педучилища было для жителей Зауралья радостным событием, так как оно находилось для многих районов, как говорится, под боком. Сдав экзамены, мы начали обучение именно в этом училище.  

Первым директором стал широко известный, талантливый и опытный педагог, заслуженный учитель Российской Федерации и Республики Башкортостан Мамбеткулов Бадри Мужавирович. В одном из встреч со студентами он о себе рассказал следующее:  

«В 1930 году меня направили в Мустаевскую начальную школу Баймакского района, которая только что была открыта. Прибыв на место назначения при помощи местных активистов привели в порядок дом, который был выделен для обучения детей, своими руками изготовили несколько парт и стол для учителя, а так же классную доску. Вот так началась моя учительская деятельность: днем учил детей, а вечером обучал взрослых. В то время проводили политику ликвидация неграмотности населения. Нам, учителям, выдавал продукты питания и зарплату Туркменский сельсовет. Моя мать и другие члены семьи, хотя они живут отдельно, являются иждивенцами и им тоже выделяют продукты.  

 

В тридцатые годы учителей не хватало, поэтому в селе Темясово открыли курсы подготовки учителей начальных классов. Из нашей семьи на этих курсах начал заниматься отчим Мухаметша, сестра моя Шамсиямал и сестренка Бибинур, а так же наш родственник Абузар агай. После окончания курсов их направили в разные школы района. Таким образом, шестеро учителей с фамилией Мамбеткулов начали работать в школах одновременно.  

 

В конце 1930 года вместо кантонов и улусов Башкирию разделили на районы. Соответственно создали районный отдел народного образования. Первым заведующим РОНО стал Чанышев Адигам Мидхатович. Он направил меня в августе 1931 года директором Темясовской опорной школы. Коллектив школы состоял из более десятка опытных учителей. Проработал ту я недолго, в начале 1932-1932 учебного года направили меня заведующим Татлыбаевской школы. Здесь имеется сельсовет и центральная бригада колхоза. Этот колхоз объединяет 9 деревень и является крупным сельхозобъединением. Со мной рядом работала моя жена Биби, коллегами по работе были Исхак Янбеков и Вали Даутов. Они остались в моей памяти как прекрасные воспитатели.  

 

В августе 1933 года в очередной раз направили меня заведующим Первоиткуловской школы. Эта школа в районе считалась образцовой, он была методическим центром для районных учителей. Когда я принимал школу здесь было всего 4 классной комнаты. При помощи районных руководителей построили новое здание школы. Стало просторно.  

Тогда не территории Первоиткуловского сельсовета было 8 колхозов. Мы, учителя, часто выезжали в соседние колхозы и вели агитационно-массовую работу, выступали с докладами и концертными номерами. Вскоре школа получила почетное звание «Ударник первой пятилетки, а мне вручили диплом « Ударник народного образования.  

Летом 1934 года РОНО направил меня в Москву на курсы подготовки инспекторов школьного образования. После завершения учебы стал работать инспектором в Баймакском РОНО, однако долго не пробыл на этой должности. В ноябре того же года меня призвали в Красную Армию. Попал я в Украину, служил в кавалерии. В течение года учился в полковой школе на кавалериста, после ее окончания присвоили мне звание старшего сержанта. Мои старания не прошли даром: стал отличником военно-политической подготовки, моя фамилия значилась на доске почета кавалерийского полка. Таким образом, в военных трудах прошло два года, и я в ноябре 1936 года возвратился в родные края. Стал работать инспектором, а через два года назначили меня заведующим РОНО, избрали членом Баймакского РК ВЛКСМ, внесли в список активистов районного совета. Все поручения вышестоящих старался организаций выполнять четко и своевременно: во время посевных, уборочных и сенокосных работ выезжали в села в качестве уполномоченных и находились в колхозах неделями.  

Однажды объявили так называемый культпоход. Главная задача: вести работу среди населения за чистоту, за здоровый образ жизни, за культуру. В это время была распространена трахома. Меня направили в Муллакаево, где я пробыл в течение месяца. Каждый день ходили из дома в дом, объясняли, как содержать чистоту в доме. Говорили, что необходимо иметь полотенце каждому, мыть руки с мылом несколько раз за день. Иметь свою постель, ходить в баню не реже одного раза в неделю и так далее. Выступали с лекциями на заданную тему, выпускали бюллетени здоровья, выступали с концертными номерами.  

 

У меня давно возникло желание продолжить обучение в высшем учебном заведении и я поступил на заочное отделение Уфимского пединститута. Вскоре меня приняли в ряды Коммунистической партии.  

 

В начале 1940 года меня опять призвали в ряды Красной Армии и отправили на фронт. Воевал против белофиннов в качестве командира взвода разведки. В середине марта война закончилась, а нас почему-то домой не отпустили. Через полгода, присвоив звание младшего лейтенанта, демобилизовали.  

 

Приехав в Баймак опять стал работать заведующим РОНО, а в декабре 1941 года был призван в ряды армии. В период Великой Отечественной войны служил в Башкирской кавалерийской дивизии командиром кавалерийского эскадрона. В 1943 году из-за ранения вернулся домой и меня назначили заведующим военного отдела Баймакского райкома партии. На этом посту проработал до января 1945 года. Трудное было время. Командировка за командировкой, не хватает ни конного, ни машинного транспорта. Если не попадается попутный транспорт, пешим ходом добираешься до колхозов и остаешься там надолго. В деревнях ходили из дома в дом, выясняли голодающих и организовывали необходимую помощь. В январе начал работать инспектором РОНО. Моя зона школы по реке Сакмара. Чтобы было удобно работать перевез свою семью во Второе Иткулово. Мне дали лошадку, верхом на лошади обхожу школы моей зоны, проверяю состояние дел, оказываю методическую помощь учителям. В 1947 году первели меня директором Тубинской средней школы №2. На новом месте главным моим помощником была Бикбулатова Фарида Гарифовна, завуч школы. Проработав тут 16 лет, переехал в город Сибай.  

 

(Борис Хайретдинов. Родина наша – Уралтау. Сибай, 2015, с. 58-61, на баш. яз. ).  

 

И так, мы из нашей школы: Забира Давлетшина, Ишбика Ишназарова, Нурмухамет  

Давлетбаев и я, а так же работавший пионервожатым в школе Давлетбай Ибрагимов, поступили в Сибайское педучилище. Объявили о зачислении и отправили по домам до сентября месяца, то есть до начала учебного года. А дома нас ждут нескончаемые дела по хозяйству. Мне поручено присмотреть за остальными детьми семьи, так как родители оба работают в сельском универмаге. Ухаживать за скотом, пригнать их во двор ежедневно – тоже на мне. Затеи настал сенокос, и так быстро прилетело летнее время. А к 1 сентября мы прибыли на место учебы. Первый день был только классный час, где мы знакомились с учителями, друг с другом. Второго сентября объявили, что необходимо ехать на работу в соседний район на месяц, чтобы помогать в уборочных работах. Ни у кого не было рабочей одежды, пришлось ехать на уборку урожая в одежде, что было на теле. Нашу группа 1»г» попала в  

отделение Абдрашитово совхоза «Урал» Абзелиловского района. Поместили нас прямо на току, где были помещения с нарами. Наша работа, в основном, на току, но я изъявил желание поработать прицепщиком трактора ДТ-54 на вспашке зяби. Мое желание не было отвергнуто, и меня прикрепили к трактористу по имени Ильяс. Тракторист этот был мужчиной средних лет, имел многодетную семью из пяти детей. Заметил сразу, что у него нрав спокойный, он и трудолюбивый механизатор. Сидя на стуле прицепа, прицепщик должен толкать рычаг лемеха и опустить на заданную глубину, при необходимости тем же рычагом поднимать. Дни стояли теплые, днем начиналась жара, поэтому приятно было работать на открытом воздухе, когда теплый ветер дул сбоку. Но когда встречной ветер, вся пыль из-под гусениц трактора шел на тебя и ты быстро становился негром. Всегда думаю, почему тогда нам не выдавали защитные очки и спецодежду. Может тракторист пожалел меня это мне не ведомо, он предложил мне место возле себя, натянул веревку от рычага прицепа в кабину. Моя обязанность оставалась прежним: дергать веревку при необходимости. Конечно, в кабине трактора не было столько пыли, сколько за ним, однако в кабине было очень жарко. Ильяс агай под рукой всегда имел 10-литровую канистру с чаем, которого мы полностью выпивали до обеда, а после обеда он опять заполнял свою посуду чаем. Через некоторое время водитель трактора стал доверять, давая поработать мне на этом тракторе, заодно следя за прицепом. Сам, бывало, отдыхал час-полтора на соломе на краю поляны под березой. Я быстро научился правильно вести трактор по борозде, что неоднократно Ильяс агай хвалил. Может хвальба была методом приобщения молодых людей к труду механизатора? Так прошел месяц и мы, получив первую полноценную зарплату, возвратились в Сибай и начали заниматься в стенах здания педучилища. Было уже начало октября. Занятия начались с того, что еще раз уточнили по группам, классные руководители объяснили порядки в училище: где висит расписание уроков, когда и как выдают стипендию, как и кому обратиться со своей просьбой и т. д. Наша классная Фарида Ахметовна вела у нас уроки русского языка и литературы. Поэтому она каждый день общалась с нами, оберегала нас, как могла, кроме уроков давала советы по жизни и они, как помню, пригодились нам. Одним словом, стала нашей матерью. Не помню, что она кого-то за что-то ругала. Или она имела спокойный характер, или мы были хорошими студентами до сих пор не пойму.  

 

В нашей группе было 25 девушек и 5 юнцов – мальчиков: Иштимир, Камил, Ислам, Гирфан и я. Гирфан был городским мальчиком, может поэтому он был курящим человеком, Остальные мальчики не курили.  

 

В начале второго курса в период уборки урожая нашу группу направили работать в совхоз «Красная Башкирия». Его центральное отделение находилось в деревне Давлетово Абзелиловского района, другие отделения назывались Селивановка, Янаул, Кушай, видимо, по названию деревень. Нас, студентов, устроили по 2-3 человека в частные дома. Три раза питаемся в столовой центрального тока, надо подчеркнуть, что кормили вкусно и доствточно. Мы, трое, подростков-одноклассников, Иштимир, Гирфан и я попали в дом русской семьи, у которых детей не было, жили муж и жена. Хозяин дома курит, по словам Гирфана, хорошие сигареты и он потихонечку без спроса временами начал вытягивать сигареты из пачки, что лежала на столе свободно и курить. Исчезновение сигарет заметил хозяин дома. Он вежливо спросил у нас:  

 

– Ребята, кто из вас курить?  

 

– Гирфан, – ответили мы двое некурящие. Хозяин дома обернулся к Гирфану и сказал:  

– Если тебе невтерпеж курить, то попроси разрешения и бери. Ты будущий учитель, не должен заниматься мелким воровством, вообще –то и курить не должен. Какой из тебя воспитатель после этого.  

 

Естественно, нам было неловко и мы вдвоем с Иштимиром еще раз пожурили его, и он сразу прекратил это дело.  

 

В нашей группе было 25 девушек и 5 юнцов – мальчиков: Иштимир, Камил, Ислам, Гирфан и я. Гирфан был городским мальчиком, может быть, поэтому он был курящим человеком, Остальные мальчики из деревень не курили, сказывалось, видимо, деревенское воспитание.  

 

Работали мы в «Красной Башкирии» с 8-ми утра до 8-ми вечера. А по вечерам выходили и проводили время до сна на скамейке. Каждый раз к нам подходили наши девчата-одноклассники. С нами проводила вечера девчонка-старшеклассница из соседнего дома. Девчонка как девчонка, нет особых черт, чтобы обращать внимание. Оказывается, Гирфан успел влюбиться в эту девушку и не знал, как подойти к ней. Такое было время, когда скромность ценилась выше, чем наглость. В очередной раз когда мы крутились перед домом Гирфан подошел ко мне и сказал:  

 

– Друг мой, познакомь меня, пожалуйста, с той девушкой. Зовут ее Раиса.  

 

– Как познакомить?  

 

– Уведи в сторонку и скажи, что я хочу с ней познакомиться.  

 

– Почему сам напрямую не знакомишься с нею, – спросил я.  

 

– Не могу и все.  

 

Я уверенно подошел к местной девчонке, поздоровался, повел в сторонку и сказал, что с ней очень хочет познакомиться Гирфан. Добавил, что он парень видный, городской. В их семье он единственный ребенок.  

 

– Я не хочу знакомиться с ним, – вдруг заявила она.  

 

– Почему не хочешь дружить с ним, – спросил я удивленно.  

 

– Я, во-первых, не уважаю курящих, от них пахнет дурно а, во-вторых, с тобой хочу познакомиться, а не с ним, – ответила Раиса. – Так и передай ему.  

 

Конечно, я передал эти слова Гирфану, он стал бледным и сразу ушел в дом спать. Мы с Раисей водили дружбу в течении недели, уходя от остальных, на свидании бывали по 5-6 минут, целовались неумело, можно сказать по детски и возвращались к скамейке, где толпились наши студенты. Скоро мы уехали Тогда меня пуще интересовала овладение музыкальным инструментом – баяном, нежели дружба с девчонками. Видимо, тогда я еще не дорос до настоящей любви. А дружба с деревенской девушкой осталась в памяти, как эпизод подросткового периода. Потом услышал я, что она закончила медучилище, вышла за муж за военного.  

 

К началу октября вернулись в чвое учебное заведение. У нас постоянно вели уроки: Субхангулова Фарида Ахметовна – по русскому языку и литературе, Биккулов Сахи Валеевич – по математике, Фарида Гарифовна Бикбулатова и Фарида Нуриахметовна Фазлыева – по башкирскому языку и литературе. Шагимов Шугаип Закирович – по истории, Тесля Анатолий Федорович – по рисованию, Клара Кинзябаевна – по музыке. Уроки педагогики и психологии вела Карпова Надежда Ивановна. Маматов Анвар Фаризунович – по химии. Вели уроки Е. И. Широкова, Т. А. Палагичева. По физкультуре вел уроки Валерий Александрович Качалов, ленинградец. Он требует ходить на уроки в спортивной одежде, а такая одежда дефицит, каждый не может достать. У кого нет спортивной одежды просто сидели и наблюдали за игрой других. Физрук приобщил меня к теннису, и мы с ним свободное время постоянно играли в теннис и стали в какой-то мере мастерами по этому виду внутри училища. Кроме тенниса я стал посещать хоровой кружок, бокс.  

 

По баяну и нотной грамоте преподавал Марс Ваганович, прекрасный музыкант, слепой с рождения. Он с палкой прекрасно ориентировался на улицах города самостоятельно приходил на занятия и уходил. Удивительное явление: по топоту ног безошибочно узнавал, кто зашел в помещение. Большинство студентов не любило занятия по баяну, а я шел туда с радостью, а вскоре преподаватель превратился в моего кумира. Он говорил мне:  

 

– Борис, ты занимайся больше, самостоятельно и вне программы. Из тебя выйдет хороший баянист и ты никогда не останешься без работы. Любой человек может быть министром, даже руководителем государства, а хорошим музыкантом – нет.  

Из-за нехватки классов иногда занимались в три смены. Третья смена обычно заканчивалась поздно, где-то в одиннадцатом часу.. В течение первого курса из-за нехватки мест в общежитии, мне пришлось жить в доме у дальних родственников, которых нашла моя мать. Дед Биктимир и его жена Миннибика жили на Первом участке города по улице Речная, в маленьком доме с небольшой кухней во входе, как спартанцы. В доме было 2 кровати, в одной спали муж жена, другая досталась мне, а дети: Салима, Салих, Умугульсум, Миннирайса, Минзаля спали прямо на полу. Последние двое – дошкольники, остальные учились в городских школах. Свою стипендию в сумме 20 рублей я полностью отдаю хозяйке, так как вижу, что они живут впроголодь. Иногда перебивались на хлебе и чае без сахара, используя вместо чайной заварки цветки душицы, которые росли за городом. Душицу собирали к концу лета и хранили, как они говорили, на черный день. Хозяин дома не имел постоянной работы, занимался случайными работами, а хозяйка, естественно, не работала, воспитывала и обслуживала своих детей. Как обычно, дед Биктимир пропадал на неделю и являлся с деньгами, после чего он уходил в разгульное пьянство, а хозяйка вырывала у него остатки денег для питания. А иногда он приходил без копейки денег, тогда в семье возникала ссора. Однажды семейная ссора закончилась печально. Хозяин дома вернулся с бутылкой водки, выпил маленькую часть и вышел покурить. Придя из учебного заведения, я его увидел во дворе. Он, увидев меня, обрадовался и предложил мне, подростку, распить содержимое бутылки. Я, естественно, отказался, сказав, что никогда не пробовал водки. Мы вошли в дом, как раз в тот момент, когда хозяйка выходила из помещения. Дед Биктимир настаивал, сказав, чтобы я выпил только одну рюмку и он дальше наливать не будет. Я согласился, чтобы быстрее отвязаться от него На столе уже стояла налитая рюмка, которую он мне передвинул, а себе налил в стакан, взяв из шкафа. Когда выпил случилось непредвиденное: во рту и внутри стало все гореть и я упал без чувств. Оказывается, хозяйка влила в рюмку своего мужа какое-то зелье, чтобы он бросил пить и вышла. А эта рюмка попала мне. Услышав о беде, мне помогли соседи, они вливали в меня много молока. А Дед Биктимир так сильно избил свою жену, что она больше не могла ходить. Через пару дней я оправился и ушел из этого дома, нашел другую квартиру, где жила работящая хозяйка с сыном-подростком. На новом месте долго не прожил, написал заявление на имя директора учебного заведения с просьбой выделить место в общежитии и моя просьба была уважена.  

 

Фарида Ахметовна всегда спрашивала, особенно у мальчиков, не голодны ли мы? А мы и не голодали, 20 рублей стипендии хватало на питание. В общежитие училища на Первом участке города в каждой комнате было по 5-6 мальчиков и девушек. Мы, подростки из одной комнаты, после получения стипендии собирали с каждого по 10 рублей, покупали хлеб масло, сахар, чтобы столоваться по утрам и вечерам, а днем ходили в рабочую столовую строителей, что находилась рядом с нашим общежитием в 20 метрах. В столовой кормили хорошо, а блюда были дешевые. Как помню, кусок хлеба стоило одна копейка. Стакан чая – 2 коп, щи, – 5 коп, рассольник – 6 коп, котлеты, бифштексы – по 8-10 коп, а гарниры и салаты по 3-5 коп. За 20 коп можно было питаться вполне нормально. В самом здании педучилища постоянно работал буфет, где можно было перекусить, покупая пирожки, беляши, чай, компот, кисель, сок и т. д. Приходилось заниматься в первую, а иногда во вторую смену. Тогда училище имело небольшое двухэтажное здание, оставленное школой № 1. Поэтому иногда занимались в классных кабинетах горного техникума или школ города.  

О первых шагах Сибайского педучилища первый директор Мамбеткулов Б. М. вспоминал так:  

1963 года Министерство просвещения по предложению Баймакского райсовета (председатель райисполкома Х. Кашанов, заведующий роно Р. Утягулов) назначило меня директором Сибайского педагогического училища. Прибыл в Сибай. Удивился: ничего там не было, даже ни одной комнаты для учебного заведения. Как-то ведь надо было начинать работу. Начал с того, что написал объявление в местных газетах, что училище набирает абитуриентов. Где принимать документы? После недолгого раздумья пошел в гороно, Тогда заведующим работала К. Г. Варапаева. Она для себя занимала отдельный просторный кабинет. Я при ее отсутствии поставил еще один стол со стулом и начал работу. Вскоре ко мне начали являться молодые люди с документами. В первую очередь взял в штат секретарем-машинистом Раю Ксенофонтову, бухгалтером Александру Васильевну Качалову и заместителя по учебно-воспитательной работе Надежду Ивановну Карпову.  

 

Первые экзамены принимали в здании школы №1 города. Учебу начали в здании горного техникума в трудных условиях. Учителей не хватало, поэтому пришлось пригласить преподавателей из средних школ. Несмотря на то, что не было своего здания стали получать учебники, методическую литературу, наглядные пособия. Купили необходимую мебель и поместили в одном сарае на окраине города. Когда с первого участка города получили два барака, их отремонтировали и устроили студентов из районов и других городов. Количество учащихся постепенно росло. В первый год было 120 студентов, на следующий год 180. Принимали на базе восьмилетнего, а одну группу на базе десятилетнего образования. Первыми учителями в училище были Н. Карпова, А. Палагичева, Ф. Субхангулова, С. Биккулов, Ш. Шагимов, Юнусов и другие. В штате появились так же другие должности: комендант (Н. Баранова), завхоз (Ф. Намазкаев), библиотекарь (Кидрасова), лаборантка (Ю. Вахитова) и другие...... Второй год обучения (1964-1965) мы начали в здании школы-интерната. Завучем учебного заведения стала работать Фарида Гарифовна Бикбулатова, отличный педагог и методист. А Надежда Ивановна Карпова была переведена заведующим педагогической практике. В 1965-1966 году мы начали заниматься в старом здании школы №2, которую нам выделили и мы ее отремонтировали. Коллектив училища работал с ранней поры до глубокой ночи: собрания, педсоветы, методические совещания обычно начинал в 9 или 10 часов вечера, чтобы не мешать учебному процессу. Несмотря на трудности, мы выдержали, в классных кабинетах поставили новую мебель, в достаточном количестве накупили учебников, книг, физприборов, карт и наглядных пособий. Постепенно внедрили кабинетную систему обучения. Надо было дальше укрепить материально-техническую базу училища, в первую очередь расширить учебный корпус. Пришлось не раз бывать в Министерстве просвещения, Совете Министров БАССР, Госплане и подготовить документы на строительство. Когда был в Москве, заглянул в Строительный отдел Министерства народного образования, получил поддержку. В результате хождений включили в план строительство пристроя к основному учебному корпусу на 320 мест и поручили выполнение строительных работ Тресту «Башмедстрой». Таким образом, за короткий срок у нас появилось дополнительное учебное здание со спортзалом. Нам осталось оборудовать кабинеты. Так же начали строительство общежития для студентов на 360 мест. В училище проходили республиканские совещания учителей, воспитателей, директоров школ. Они уезжали с положительной оценкой нашей работы.  

 

В период работы в училище несколько раз меня избирали депутатом городского совета, членом горкома, были и другие общественные обязанности. Например, долгое время был председателем общественной организации «Знание» города.  

 

Б. Мамбеткулов, первый директор педучилища,  

заслуженный учитель РСФСР.  

 

(Рамазан Утягулов. Звезды Ирандыка. Сибай – 2001, с. 79-81).  

 

Мы, студенты, во время каникул стремились всегда домой в родные села и города. Только было плохо то, что между городами Сибай и Баймак курсировали маловместимые автобусы, и их было редко, то есть 3-4 рейса за день. А студентов набиралось более тысячи. Давка при штурме автобуса была обыкновенной картиной. Дальше от города Баймака в наше село вообще автобусы не ходили, приходилось ждать попутку, а если не было машины – ночевать в райцентре. Иногда уезжая от деревни приходилось ехать в кузове машины поверх дров, загруженных полностью, качаясь вместе с дровами на ухабах и неровностях проселочной дороги то налево, то направо Несколько раз пришлось добираться до села пешком, пройдя все 40 километров. Запомнился один дорожный эпизод. Была середина декабря, стояли холода. Мы, третьекурсники, кое-как доехали до Баймака и на окраины города ждем попутную машину. Так и прождали попутку до вечера. Ноги мерзли несмотря, что у нас были зимние ботинки. Они не согревали ног при двадцати пяти градусном морозе. Начали подумывать переночевать в Баймаке. Но у меня знакомых в городе не было, пришлось бы провести ночь на улице. В это время, к счастью нашему подвернулась грузовая машина, остановилась, водитель вышел и спросил, куда мы едем. Когда узнал, что ехать надо до Второго Иткулова сказал, что может подвести до Бекешево, сам оттуда повернется направо и направится в поселок Тубинск. Бекешево находилось в 15 километрах от нашего села. Это было такое расстояние, что за два часа можно было пешком пройти. Мы, естественно, очень обрадовались тому, что окажемся ближе к родным местам. Поехали. Когда проехали около десятка километров начался сильный буран, кругом ни зги не видно, небо и земля соединились, не видно, где дорога. Так доехали до деревни Куянтаево, что находилось в 15 километрах от Баймака на ощуп. Внезапно появилась ровная дорога и машина пошла по ней. Ехали минут 15, дорога внезапно оборвалась, машина бухнулась в сугроб, стала буксовать на одном месте и, несмотря на усилия шофера, засела крепко: ни вперед, ни назад. Никто не знал, где мы находимся. Мы, пятеро студентов мерзли, по очереди заходили в кабину и согревались, но ноги невозможно было согревать. Через некоторое время, чтобы сохранить бензин, водитель выключил мотор, велел идти нам налево, направо и искать потерянную дорогу. Буран к полуночи ослабел и полностью стих. Но в квадрате 100-200 метров дороги не было, кругом была бескрайняя и ровная степь. Там и тут стояли скирды соломы. Оказывается, мы попали на ржаное поле хозяйства, а дорога была тракторная, по которой тянули скирды от поля. Как человек бывалый, водитель спросил, у кого имеется спичка. А спички ни у кого не оказалось. «Если спички не найдем, то здесь мы погибнем» – сказал он вдруг и начал искать их в бардачке. Девушки от безысходности начали всхлипывать. Через минуту водитель нашел у себя пустую коробку с двумя спичками, тем самым обрадовал нас. Велел принести охапку сухой соломы в кузов и топором стал разрубать борт машины на щепки. Одной спичкой зажег костер, мы обложили костер снегом, чтобы он не распространялся дальше. Водитель сказал:.  

 

– Я не хочу сидеть в тюрьме, потеряв вас, одеты слишком легко. В дорогу надо выходить в валенках, все-таки здесь Зауралье. В первую очередь снимите ваши ботинки, нагревайте ноги до суха, затем руки и остальную часть. Так и сделали. К утру погода полностью прояснилась, звезды мирно мерцали и мы увидели слабые огоньки деревни. Все стало на свои места, мы ориентировались. Копая «окоп» до твердой дороги, вытащили машину из плена. Без приключений доехали до Куянтаевской, зашли, согрелись и продолжили путь дальше. Водитель оказался добрым человеком, довез нас до села, однако не взял с нас ни копейки, говоря, что он верующий человек и добро сторицей вернется обратно. Помог вам не я, а Всевышний.  

На третьем курсе кроме учебы я усиленно занимался в спортивных секциях, ходил в кружок «Бокс», секцию настольного тенниса, посещал хоровой и музыкальный кружки. В свободные дни со своим баяном подрабатывал в школе-интернате, на их мероприятиях играл на баяне, вел танцевальный кружок, за что платили мне значительную сумму денег в сумме 60-80 рублей. Эта тогдашняя зарплата молодого учителя. Поэтому все дни после занятий были заняты до вечера. Заработанные деньги я тратил для покупки одежды и обуви и для питания. Купил фотоаппарат, красный фонарь и начал заниматься фотографированием. Многие парни уже дружили с девчонками, а я еще не дорос до этого. В связи с этим помню один курьезный случай: я еще не понимаю, что такое любовь, а в меня влюбилась девушка по имени Галина и всякий раз хотела со мной встретиться. А я не хотел этого, чтобы не нарушать расписание моих внеклассных мероприятий. Как-то раз она взяла мою самую нужный учебник и не отдавала. Сказала: «приходи в эту воскресенье ко мне в квартиру к обеду и получишь учебник». Она снимала квартиру на 34-м участке города. Я пошел туда к ней, Захожу в дом, поздоровался, вижу, что стол празднично накрыть, светится одна белая и одна красная. Сказал, что чувствую, что тут будут гости и хотел бы быстро уйти. Он сказала:  

 

– Стол накрыт для тебя, больше никого не будет.  

 

 

– А где хозяйка дома?  

 

– Она уехала к родным.  

 

–Где книга?  

 

– Вот рядом с тобой лежит. Раздевайся.  

 

Но я не разделся. Взяв книгу в руки, заторопился к выходу, думал тогда, что ни в коем случае не надо связаться с девчонками, дабы не иметь проблем. Она обняла меня, слезно просила, чтобы я остался, но я ушел, оставив заплаканную девушку. Попозже я понял, что тогда обидел прекрасного человека, молодую, простую девчонку. Надо было принять угощение и понять друг друга. Но этого не случилось. Больше мы не встречались, она обиделась капитально и правильно сделала.  

После окончания третьего курса нас направили в пионерские лагеря. Я попал в детский лагерь «Березка» Башкирского медно-серного комбината (БМСК). Лагерь расположен на берегу знаменитого озера Талкас, на склоне горы Ирандык, на территории Баймакского района. Рядом пионерский лагерь Баймакского машзавода, дальше Исяновский дом отдыха. В двух километрах расположена деревня Исяново, которая имеет свою богатую и уникальную историю и широко известна благодаря целебному озеру Талкас.  

 

Это живописное горное озеро с чистой и прозрачной водой находится в солнечной Башкирии, у западного склона хребта Ирендык. За чистоту его порой сравнивают с Байкалом, считается одним из самых красивых в Башкортостане. В переводе с башкирского Талкас – «тихая вода».  

 

Расположенное в узкой горной котловине озеро тектонического происхождения вытянулось в длину на 4 километра. Ширина достигает 1 километр. Площадь водной поверхности – 3, 9 кв. км, объем воды почти 16 млн. м3. Средняя глубина озера – 4, 5 метра, максимальная – 12 метров. Озеро имеет сезонный сток, его уровень воды постепенно снижается. Восточный берег озера более высокий, над ним высятся горы. Этот берег покрыт смешанным лесом, южный и западный берега, напротив, безлесные. По берегам встречаются скальные выходы (распространенные горные породы – порфириты, вулканического происхождения). Скальные выходы есть и на дне озера. Южный и северный берега наиболее пологие и частично заболоченные. По западному берегу проложена автодорога.  

 

За время своего существования на дне озера Талкас накопились многие тонны лечебной грязи – сапропеля. Залегает на площади 3 млн м2, запасы лечебного сапропеля – около 5, 5 млн тонн. Местный сапропель используется для лечения пациентов в санатории «Талкас», основанном в 1931 году. В воде озера содержится радон, что тоже благоприятно сказывается на здоровье пациентов (особенно при лечении кожных заболеваний). На озере гнездятся утки, серые гуси, редкая для Башкирии гагара чернозобая. Также можно встретить редких чернозобых гагар и турпанов. Из рыбы встречаются карась, карп, лещ, щука, окунь, уклейка. Очень много раков.  

 

С 1978 года озеро Талкас по праву считается памятником природы республики Башкортостан, нуждается в охране. В выходные сюда приезжает множество туристов. Туристы, приезжающие отдохнуть на озеро Талкас, не упускают возможность подняться на живописный хребет Ирендык, что на восточном берегу. По сути, это потухший вулкан. Высота гор достигает 987 метров. На вершине есть выходы яшмы. С высоты открывается красивейший вид на озеро и окрестности!  

 

Мне очень нравится работа с детьми, может быть, поэтому с ними быстро нахожу общий язык, и они находят во мне старшего друга. Здесь меня назначили физруком. Моя работа начинается в 8 часов с того, что, построив весь лагерь провожу утреннюю гимнастику на свежем воздухе. Вскоре стал и руководителем по плаванию, вкратце плаврук. Это – самая опасная работа. В случае гибели ребенка в воде – уголовная ответственность. А дети стремятся больше быть в воде, Несмотря на ежедневный инструктаж, выплывают за пределы отгороженного места купания. При купании детей следят за ними сразу несколько пионервожатых, одни с лодки, другие с берега. Слава Всевышнему, в период моего присутствия там, ЧП не случилось. В лагере работа идет по режиму. По просьбе начальника лагеря Артыкаева, в необходимых случаях заменяю баяниста, пионервожатого и поэтому, по его словам, он доволен моей работой. Вот и наш первый 24-дневный заезд закончился. Начальник лагеря очень просил меня остаться работать еще один заезд, но я вежливо отказался, сказав, что надо помогать родителям в период сенокошения. Получив положенные 80 рублей, отбыл в город Сибай в автобусе БМСК, который прибыл, чтобы забирать детей. В город Сибай. Забрав свою одежду из общежития, решил ехать домой. Но первым делом просто так зашел в двухэтажный универмаг. Вижу: продают баяны, стоимостью 80 рублей, а тогда они были дефицитным товаром. Долго не раздумывая, я купил баян, очень обрадовался, хотя в кармане не осталось ни рубля. Пришлось занять у знакомых денег на проезд до села.  

 

Четвертый курс в основном прошел в так называемой педагогической практике. Ходим в разные городские школы и проводим уроки под контролем заведующего педагогической практики или учителей училища. К каждому уроку готовимся тщательно, до урока конспект несколько раз проверяется, дополняется, изминяется В конспекте все расписано от «здравствуйте» до «до свиданья» После урока тщательный анализ, где говорят о положительных и отрицательных сторонах урока, критика идет беспощадная. Только работая учителем мы поняли: сколько труда вложили наши учителя, чтобы мы стали методически подкованными и отличными учителями.  

Долгая зима прошла быстро, настала пора государственных экзаменов, которых мы, первые выпускники училища, сдали успешно и своевременно. Почему-то крепко запомнился эпизод сдачи экзамена по истории СССР. Принимают экзамен директор училища Б, М. Мамбеткулов – председатель экзаменационной комиссии, экзаменатор Ш. З. Шагимов, наш учитель истории, член комиссии Ф. А. Субхангулова, наш классный руководитель. Зашел я один из первых, вытянул билет, о, боже, попался такой билет с вопросами, которых я знал отлично. Пока остальные 5-6 студентов, получив свои билеты, рассаживались, я подождал и обратился к экзаменатору, что буду отвечать без подготовки. Они не сразу согласились, но я настаивал. Разрешили. В билете, как я помню, было два вопроса:  

 

1. Коренной перелом в ходе ВОВ. Сталинградская битва.  

2. XX съезд КПСС. Шестой пятилетний план. О культе личности Сталина.  

 

Рассказав вкратце об основных этапах Сталинградской битвы, перешел к « Дому Павлова». Рассказал о пленении фельдмаршала Паулюса и о роли Башкирской кавалерийской дивизии в этой битве, вспомнив и о геройстве самого Б. М. Мамбеткулова и других моих односельчан, как Мирза Хамитович Валеев и другие. Чувствую: члены комиссии остались довольны. Перешел к второму вопросу, рассказал об основные решениях XX съезда и о его дерективах по сельскому хозяйству, после этого перешел к культу личности Сталина и сделал вывод, что он является главным героем войны и не надо было осуждать однобоко. Экзаменаторы начали слушать меня с подчеркнутым вниманием, видимо, им стало интересен мой вывод. Когда я закончил свое изложение председатель комисси Бадри Мужавирович задал вопрос:  

 

– Скажи-ка, молодой человек, откуда такая уверенность, что Сталин не виноват в некоторых неудачных военных операциях?  

 

– Сталина уважает мой отец, участник ВОВ, и другие участники войны моего села, – ответил я. – Они говорят, что шли в атаку со словами: «За Родину», «За победу». И вы, Бадри Мужавирович, рассказывая о военных дейчтвмях вспоминаете о Сталине только с положительной стороны. Тогда армия, Родина и Ставка Верховного главнокомандования составляли одно единое целое. Во главе армии стоял Сталин, может быть, были какие-то упущения его, но мы победили благодаря Сталину, Жукову, другим военачальникам и массовому героизму наших солдат.  

 

Установилась полная тишина. Максимализм будущего учителя, видимо удивило их, а я почувствовал, что сказал, наверное, лишнее. Думаю, что-то не понравилось комиссии, но молчу. Председатель комиссии решил не задавать дополнительных вопросов, просто сказал:  

 

– В целом ты рассказал все верно, Однако ты пока молод, чтобы рассуждать о положительных отрицательных сторонах Сталина. Я тебе рекомендую поступать в исторический факультет любого ВУЗ-а, так как чувствую, что ты любишь историю. А пока забудь о культе личности Сталина и выводы не делай. Работай, набери опыта, и не лезь куда не надо. Мы, конечно, поставим пятерку за ответ.  

 

– Да, да, поставим пятерку, – вмешался в беседу экзаменатор Шугаип Закирович, вы, поколение строителей коммунизма, должны быть лучше, чем мы.  

Обрадованный, что получил такую оценку, сам не заметил, как ляпнул что-то несуразное:  

 

– А коммунизма не будет.  

– Почему? – удивился Шугаип Закирович.  

 

– Потому, что о нем говорят только руководители партии и государства, а простые люди об этом никогда и не вспоминают, а кто вспоминает, то с неверием. За ближайшее 100-200 лет мы еще не дойдем до коммунизма, так как много нерешенных бытовых и государственных проблем.  

 

Фарида Ахметовна уже махал мне рукой, делая знак, чтобы быстрее ушел отсюда. Через три года после окончания педучилища, помня слова Б. М. Мамбеткулова, я поступил и окончил истроческий факультет Башгосуниверситета.  

 

Сибайское педучилище действительно стало кузницей учительских кадров Зауралья. За 50 лет своего существования, оно выпустило более 10 тысяч специалистов. Среди выпускников имеются видные научные работники, ученые, как Р. Г. Буканова – доктор исторических наук, С. А. Мухамедьянов – доктор философских наук, А. Гайсин – доктор математических наук и другие. Сотни учителей, окончивших Сибайское педучилище, ныне колледж, стали известными. Это Салихов А. А. – директор Баймакского лицея-интерната, С. Файзуллин – редактор газеты «Оскон» («Искра») Абзелиловского района, Л. К. Давлетшина – директор Баймакской центральной библиотеки. Это список можно добавить дальше. В книге «Звезды Ирандыка» упомянуто несколько творческих работников, окончившие данное учебное заведение. Автор в частности пишет:  

 

Среди выпускников немало и творческих работников: Ю. Х. Муратов – самодеятельный композитор, заслуженный учитель Республики Башкортостан; Б. М. Хайретдинов – самодеятельный композитор, лауреат республиканских и российских конкурсов и лауреат премии Батыра Валидова, заслуженный работник культуры Республики Башкортостан; А. Бахтиева и Г. Бикбулатова – популярные артисты, лауреаты зональных, республиканских, российских конкурсов. Магадеева Сания из села Амангильдино Абзелиловского района – отличник народного просвещения, кавалер ордена «Знак Почета», самодеятельный композитор...  

 

(Рамазан Утягулов. Звезды Ирандыка. Сибай, 2001, с.. 77).  

 

Город Сибай, где мы получили профессиональные навыки учителя, остался в памяти, как прекрасный город горняков и студентов. Городок имеет свою небольшую, но интересную историю. Начале XX века группа жителей деревни Сибай переехали на эту местность, где ныне расположен город и назвали новое поселение Новым Сибаем, а деревню, откуда они переехали Старым Сибаем. Один из переселенцев Амир Худайбердин заметил, что в глине имеется слитки золота и серебра. В 1912 году он, целый мешок глины повез в Баймак и сдал Кабанову, который в то время занимал пост директора Южно-уральского Горного акционерного общества. Анализ показал, что в глине имеется примеси золота и серебра. Начинается работа. В первое время руду из Сибая на лошадях возили в Баймак. Во время гражданской войны Сибайский рудник пришел в негодность и его снова открыли только в 1939 году, а уже в 1944 году, несмотря на трудности военных лет, в Сибае начинается строительство завода по переработки медной руды и он вскоре дает свою продукцию. Через 4 года тут появляется обогатительная фабрика, брикетная фабрика, медно-серный завод, электростанция и начиается плановое строительство жилья. Если в 1947 году в Сибае здесь проживало 7 тысяч человек, то в 1955 году, когда получил статус города, было 20 тысяч человек. В настоящее время Сибай имеет 63 тысячи жителей.  

Одну из стихов я посвятил Сибаю, написав так:  

 

В молодые годы этот город  

Принял в объятии свои.  

Здесь прошли мои лучшие годы,  

Годы становления мои.  

 

Прошло время, стали мы учителями,  

Вспоминаю я пройденный путь.  

Друг мой, однокашник временами  

О городе вспомнить не забудь.  

 

Сибай – центр Зауралья,  

Сибай – город горняков.  

Из года в год ты зорошеешь  

На зависть соседей-степняков.  

 

(Борис Хайретдинов. Родина наша – Уралтау. Сибай, 2015, с. 82-83)  

 

6. Учителя  

 

Когда речь идет об учителях, в первую очередь вспоминается наши учителя, давшие нам знания в педагогическом училище. Это Б. М. Мамбеткулов, первый директор этого учебного заведения, заслуженный учитель РСФСР, обладатель медали Ушинского, человек с большим педагогическим и практическим опытом работы в системе народного образования. Бадри Мужавирович директором училища проработал 9 лет (1963-1972) до выхода на заслуженный отдых. В эти годы происходило становление педагогического коллектива, появлялись свои традиции, укреплялась учебная база училища. Первые учителя были укомплектованы из числа педагогов, имеющих большой педагогический опыт в системе школ и училищ. Хорошо помню первого заместителя директора по педагогической практике Н. И. Карпову, работавшую до этого преподавателем Магнитогорского педучилища, Она заслуженный учитель БАССР, отличник народного просвещения РСФСР, с 1964 года вплоть до выхода на заслуженный отдых проработала заведующим по педагогической практике, преподавала педагогику, психологию, методику преподавания. Ф. А. Бикбулатова в должности заместителя директора работала с 1964 по 1980 годы.  

 

Она заслуженный учитель РСФСР, кавалер ордена Знак Почета – замечательный педагог, методист высокого уровня.  

 

Работали в училище бывшие преподаватели Темясовского педучилища, опытные педагоги Е. И. Широкова, Т. А. Палагичева, С. В. Биккулов. Большой педагогичесуий опыт имели учителя Ф. А. Субхангулова, Ш. З. Шагимов, бывший выпускник Оренбургского педучилища А. А. Кужахметов. В 1960-1970 годы педагогический коллектив пополнился прекрасными преподавателями как А. Ф. Маматов, В. И. Маматова, Р. К. Искужина, В. А Качалов, А. И. Юмаев, Т. Б. Шамсутдинов, Л. В. Зайцева, Л. П. Самойлова, В. П. Петрищев, С. К. Янтурина, Ф. М. Бикбаев, Ф. Д. Бикбаева, Я. Н. Сулейманова, Р. Ш. Аллабердина, Я. Х. Сараев, А. Ф. Тесля, З. Р. Халимова, Ф. С. Кусяпкулова, Н. Ионова, О. Базыкаев, А. М. Шакиров, Ю. М. Вахитова, Н. Д. Баранова, Л. Г. Абдрахманова, К. А. Чанышева, С. Г. Сулейманова и другими.  

 

Педагогическим училищем (позже – колледжом) руководил Хуснутдин Хайбуллович Хамитов в течение 26 лет (1972-1998) –заслуженный учитель РСФСР. В течение 9 лет училище занимал первое место среди педагогических училищ БАССР.  

 

В 1994 году Сибайское педучилище было преобразовано в педагогический колледж, а в 2015 году реорганизовано в государственное бюджетное профессиональное образовательное учреждение Сибайский педагогический колледж. Сегодня колледж – это современное образовательное учреждение, имеющее богатую историю и традиции, реализующий профессиональные образовательные программы, обеспечивающие повышенный уровень квалификации по шести специальностям (Преподавание в начальных классах, Дошкольное образование, Прикладная информатика (в образовании), Физическая культура, Музыкальное образование, Педагогика дополнительного образования). В 1998 году директором стал Тагир Махмутович Вагапов, заслуженный педагог РФ. После Т. М. Вагапова работала директорами колледжа З. Р. Янбекова (2003-2017). С 2017 года колледжем руководит кандидат педагогических наук, доцент Ильдар Салихьянович Хамитов.  

 

Сибайский педагогический колледж является кузницей педагогических кадров для районов Башкирского Зауралья. На сегодняшний день в колледже обучаются более 500 студентов по очной и заочной формам обучения. За время своего существования колледж подготовил и выпустил более 9 тысяч дипломированных специалистов, которые востребованы на рынке труда. Анализ показателей трудоустройства за последние 3 года выявил, что востребованность в выпускниках педагогического колледжа составляет более 60%. Особым направлением в функционировании системы социального партнерства и деятельности в области дополнительного профессионального образования является организация курсов по подготовке лиц, желающих принять на воспитание в свою семью ребёнка, оставшегося без попечения  

родителей. На сегодняшний день в соответствии с договором о передачи полномочий с Зилаирским, Баймакским районами и г. Сибай данные курсы прослушали более 128 семей. Представляется интересным опыт организации летней педагогической практики студентов, колледж является одним из ведущих образовательных организаций осуществляющих подготовку квалифицированных педагогических кадров для работы в оздоровительных учреждениях г. Сибай и районов Башкирского Зауралья. Кроме основной учебной деятельности, преподаватели и студенты колледжа ведут активный образ жизни, участвуя на олимпиадах, научно-практических конференциях, спартакиадах как городского, так и республиканского, всероссийского, международного уровня. С целью приобщения студентов к здоровому образу жизни в колледже функционируют секции по легкой атлетике, баскетболу, настольному теннису, куреш, волейболу, шахматам. Для развития своих творческих, художественных способностей студенты могут посещать кружки по вокальному пению, стать участником народного ансамбля «Акйондоз. Состояние учебно-материальной базы колледжа позволяет осуществлять учебно-воспитательный процесс в соответствии с требованиями ФГОС СПО. Лицо учебного заведения – это коллектив единомышленников, преподавательский состав и сотрудники, среди которых есть педагоги, имеющие почетное звание «Заслуженный учитель РБ», «Заслуженный работник культуры РБ», «Заслуженный работник физической культуры», «Почетный работник СПО РФ», «Отличник образования РБ».  

 

Музыкальное отделение открыто в 1993 году в связи с необходимостью подготовки учителей для общеобразовательных школ в районах Зауралья. Заведующей отделения была назначена И. Г. Капинос. Она начала работу над созданием условий для открытия отделения. В 1997-1998 учебном году отделение возглавила отличник народного просвещения РФ Л. К. Зияитдинова, через год – Н. М. Иманова.  

Так живет и трудится дружный коллектив студентов, преподавателей и сотрудников одного из старейших образовательных учреждений Республики Башкортостан, сохраняя и поддерживания добрые традиции учебного заведения, прикладывая все усилия для реализации перспективных направлений в образовании.  

 

Мы, первые абитуриенты, этого образовательного учреждения окончив учебу и получив направление, разошлись по районам Зауралья. Тогда учителей на работу принимал и увольнял районные и городские отделы народного образования. Я отбыл в свой Баймакский район и сразу явился в РОНО, который находился на первом этаже здания райсовета. Принял заведующий Юламанов Ахияр Музафарович, Взяв мой диплом и направление в руки и посмотрев воскликнул:  

 

– Ого-о! Вы, оказывается, учитель с музыкальными наклонностями, так написано в направлении. А у нас как раз учителей музыки не хватает. Вот вам две школы: Темясово и Тубинск. Выбирайте!  

 

–Я хотел бы в свою родную школу села Второго Иткулова, где я прошел педпрактику, знаком с учительским коллективом и знаю учеников.  

 

Одним словом, я настоял на своем и приказом РОНО был направлен во Второиткуловскую среднюю школу. Директор школы принял меня радужно, сообщил, что не хватает учителей и по физике, по рисованию и возможно, что будут давать и другие предметы как физика, математика и другие. А пока до сентября я свободен. Воспользовался небольшой свободой своеобразно: решил жениться, так как на четвертом курсе я полюбил студентку третьего курса Асию Сулейманову, уроженку села Первого Иткулова Баймакского района, которая находилась в 40 километрах от моего села. Уговорил ее, она согласилась, уговорили родителей, провели скромную молодежную свадьбу. Отец Асии – Хамза Юмагужевич Сулейманов был в то время известным учителем математики в Баймакском районе, участвовал в ВОВ, сражался, имея лейтенантские погоны, имел ранение в голову, чудом остался жив. Мать ее рано ушла из жизни. Пятерых детей воспитала мачеха Зугра, которая была второй матерью для них.  

 

Так в сентябре 1967 года начали работу вчерашние студенты Ибрагимов Д. С., его жена Мавлютова Р. Ф., Давлетбаев Н. Х., его жена Аллаярова В. М. и я.  

В то время наша семья была большая, и я, работая в школе, продолжал жить в своей семье. Кроме родителей было 8 детей, которые потом нашли свои места в этой жизни:  

 

1. Автор этих строк, самый старший член семьи, с 1948 года, воспитал двух дочерей и сына. Все они стали педагогами;  

 

2. Раиса (1950-2003), работала продавщицей в магазинах, воспитала сына;  

 

3. Роза, с 1951 года рождения, всю жизнь проработала учительницей иностранного языка, имеет высшее образование. Воспитала троих сыновей, живет в Балакатайском районе с мужем, пенсионерка;  

 

4. Флюра, с 1953 года рождения, швея, воспитала сына и дочь. Живет с мужем в д. Калинино Баймакского района, пенсионерка;  

 

5. Фарит (1955-1980), трудился разнорабочим, ушел рано. Имел сына, который погиб в 18 лет;  

 

6. Фания, с 1957 года рождения, работала поваром, живет в г. Кумертау, пенсионер;  

 

7. Фиргат (1960-2005), работал пожарником, водителем в местном колхозе, имел трех сыновей;  

 

8. Зиния, с 1967 года рождения, педагог с высшим образованием, поэтесса, автор нескольких книг, работает в Уфимской типографии имени Зайнаб Биишевой.  

 

В том же 1967 году мой близкий друг-одноклассник Бурзян Сафич Баимов, окончив Уфимское музыкально-педагогическое училище, начал работать в Сибайском педучилище. Кроме музыки он увлекался поэзией, сочинял стихи. Поэтому мы были духовно близки с ним. Затем он, окончив ВУЗ, занялся народным творчеством, написал несколько художественных и научных книг по башкирскому фольклору.  

Он любил писать стихи. На его несколько стихов я написал мелодию. Вот один из них:  

 

Где де вы, друзья юности нашей  

 

Одноклассниками мы были долго,  

Разлетелись, как пташки из гнезда.  

Первый урок и первый учитель  

В памяти остался навсегда.  

 

Припев:  

 

Вереницей идут года,  

Но в душе осталось навсегда,  

Школа средь лесов и полей,  

В окружении берез и тополей.  

 

Годы идут, и дороги наши  

Зигзагами жизни обросли.  

Где же вы, друзья юности нашей,  

Помните ли вы, как мы росли.  

 

Припев.  

 

Птицы, улетевшие на юг,  

Возвратились, и это не ново.  

Где же вы, друзья юности нашей,  

Очень хочу увидеть вас снова.  

 

Припев.  

 

Другой мой друг, инвалид-колясочник с детства Петр Нефедьев тоже увлекался поэзией, писал прекрасные стихи. Его стихи публиковались в газетах « Ленинец», «Советская Башкирия», «Правда», «Комсомольская правда» и другие. В свободное время я начал общаться с ним более тесно. Ушел он рано. В моем домашнем архиве как-то сохранилась пара его стихов. Приведу их текст.  

 

О Родине  

 

Голубая дымка над зеленой нивой,  

Солнечная сочность яровых полей.  

Даже в одиночестве буду я счастливой  

Глядя в дали дивные Родины моей.  

 

Юную березку выберу в невесты  

А шумливый тополь другом назову.  

Отыщу в лугах я место поцветистей,  

Отдохнуть прилягу в полдень на траву.  

 

Жаркую усталость освежит прохладой  

Юная березка, в тень ветвей приняв.  

И ошибки жизни, и души утраты –  

Оценю по совести я ее обняв.  

 

Другу Борису  

 

Без тревоги сердце остывает  

Как огонь без топлива в печи.  

Если одиночество сжигает  

В домик мой ты смело постучи.  

 

Я тебя к чаю приглашаю,  

Чтобы душу новую открыть.  

И стихи о счастье почитаю  

Если нечем будет угостить.  

 

Мы по-русски подзаварим чаю,  

Чтобы дружбу крепче завязать.  

Мысли золотые не скрывая,  

Сможем все друг-другу рассказать  

 

Доброта – она не в угощении,  

А в большом стремлении людей.  

Быть друзьям хорошим в услужении  

Совестью и верностью своей.  

 

Чтобы радость в горе засветила  

Словно лучик солнечный в ночи.  

Чтобы чувство дружбы не остыло,  

Как огонь без топлива в печи.  

 

Получив стихи Петра, я написал ответный стих и отбыл на учебу в Уфу.  

 

Другу Петру  

 

Мне знакома зелень яровых полей,  

Близок шелест шумливых тополей.  

Мы можем друг друга с полуслова понять,  

Нашу дружбу крепкую никому не отнять.  

 

Мне с тобою весело и всегда не скучно,  

И время летит, как космический спутник.  

Читая стихи твои, написанные сочно  

Сижу я задумчиво, как усталый путник.  

 

В жизни встречаем мы много народа,  

Все они прекрасно, но только один,  

Нужен тебе, как глоток кислорода,  

С тем и хочется дружить до морщин.  

 

 

Но дружить до морщин не получилось. Когда через 12 дней возвратился домой, Петра Нефедьева не было…  

 

И так, я начал работать в родной восьмилетней школе учителем, где недавно был учеником. Состав педагогического коллектива прежний. В школу приходят заниматься из других близлежащих деревень и хуторов как Нигамат, Саитбатталово, Матимово, Ишеево, Такасуккан, Мурзий, Сарбия и Актырнак. В период политики укрупнения деревень, хутора как Такасуккан, Матимово, Актырнак, Сарбия, Мурзий пропали, люди из этих населенных пунктов разбрелись кто куда. Кроме меня в 1967 году пополнился коллектив педагогов пятью учителями. Они: Ибрагимов Д. С., Мавлютова Р. Ф, Давлетбаев Н. Х., Давлетбаева В. М. Хайретдинов Б. М., а через год зашла в коллектив школы, окончив Сибайское педучилище моя жена – Сулейманова Асия Хамзевна (1949-1996). В школе, кроме названных новых учителей работали:  

Ниятшин Саит Газизович – директор школы, историк. В 1969 году его заменил Тажетдинов Азамат Агзамович, филолог;  

Сынгизова Гайша Салаховна – завуч, математик;  

Арсланова Факига, библиотекарь.  

Заманов Адигам Сахиевич, филолог;  

Камалов Ахматзия Нургалиевич, труд;  

Кутлугужина Закия Рахметовна, география;  

Маннапова Роза Галеевна, биология;  

Мамбеткулов Рафаэль Хибатович, физика;  

Хазмухаметова Назиля Губайтовна, старшая пионервожатая.  

Хасанова Марзия Лутфулловна, башкирский язык;  

Хамитов Алтынгужа Килдиярович, химия;  

Альмухаметова Рамзия Умурзаковна.  

Названные учителя приняли эстафету от учителей старшего поколения, которые работали в трудные военные и послевоенные годы. Вот они:  

Аминев Факил Хамзевич, химия, биология;  

Баимов Галимьян Фаттахович, физкультура;  

Баишева Янылбика Гатаулловна, начальные классы;  

Биккулов Шарип Валеевич, физика;  

Биккулова Нафиса Галимовна, начальные классы;  

Быстрова Евдокия Васильевна, русский язык;  

Галина Зиган Сулеймановна, начальные классы;  

Галина Ляля Гайфулловна, русский язык;  

Галеев Файзрахман Хайруллович, математика;  

Горюнова Евдокия Егоровна, начальные классы;  

Зубаирова Танслу, пионервожатая;  

Ибрагимов Ахмет Юсупович, русский язык;  

Исянгужина Райфа Динисламовна, история;  

Ляпкина Анна Артемовна, начальные классы;  

Назарова Хумайра Хажгалеевна, география;  

Ржевская Тамара Николаевна, начальные классы;  

Сулейманов Аглей Фазылевич, музыка, физкультура;  

Сулейманова Фаузия Фазыловна, немецкий язык;  

Тришина Валентина Васильевна, начальные классы;  

Усманова Равиля Сибагатовна, русский язык;  

Хазмухаметов Губайт Гарифович, труд;  

Хасанов Ахмет Рахимович, география;  

Янбекова Хаирниса Абдрахмановна, начальные классы.  

Директорами школы были в семилетней и восьмилетней школе:  

Сырлыбаев Гиният Шарифович, 1934-1938;  

Ахмеров Нажметдин Сулейманович, 1938-1941;  

Дияров Карим Мухамадиевич, 1941-1942;  

Бочкарева Надежда Тимофеевна, 1942-1951;  

Лукманов Мансур Ибатуллович, 1951-1958;  

Ниятшин Саит Газизович, 1958-1965;  

Сулейманов Юнай Гиззатович, 1965-1966;  

Ниятшин Саит Газизович, 1966-1968.  

В средней школе:  

Тажетдинов Азамат Агзамович, 1969-1977;  

Хайретдинов Борис Мухаметович, 1977-1979;  

Буранбаев Булат Гайнетдинович, 1979-1980;  

Абдуллин Радомир Акрамович, 1981-1984;  

Хусаинов Явдат Фазлиахметович, 1984-1987;  

Мухамедьянов Фарит Абдрахимович, 1987-1995;  

Ишмурзина Зульфия Ахметовна, 1995-2013;  

Валев Марсель Камилович, 2013-2014;  

Хусаинов Айтуган Сибагатович, 2014-1017;  

Ишьяров Азамат Мусович, с 2017 года.  

Краткие сведения о Второиткуловской школе и ее учителях отражены в «Баймакской энциклопедии» так:  

 

Второиткуловская средняя общеобразовательная школа. Основана в 1905 году как медресе для мальчиков, с 1924 – начальная школа, с 1937 – семилетняя, с 1960 – восьмилетняя, с 1975 – средняя школа. Первыми учителями работали Ш. Ш. Габдиев, М. Халисова-Мустафина, Х. Х. Назарова, Н. Х. Акназаров. Современное здание школы построено в 1975. Имеет краеведческий музей имени Д. С. Ибрагимова, мастерские обслуживающего и технического труда, учебно-опытный участок. Действует программа «Одаренные дети» (с 2003). В школе функционируют детские организации (с 1997): «Салаватовцы» (1-4 классы), пионерская дружина имени Алдара батыра (5-8 классы), организация «Самоуправление» (9-11 классы). Работает кружок по пчеловодству, спортивные секции (волейбол, баскетбол, национальная борьба курэш, ансамбли вокальный, кураистов, кубызистов (с 2008). В 1956 году производственная бригада школы награждена дипломом участника ВСХВ. В 2008-2013 около 30 учащихся стали лауреатами районных и призерами республиканских конкурсов и олимпиад в том числе, Республиканского конкурса исследовательских, краеведческих работ  

«Дорогами Отечества» (Г. Р. Сырлыбаева 3-е место, 2008), Республиканского творческого конкурса «Я – молодой» в номинациях: «Поэзия» (Г. К. Давлетшина, 1-е место), «Фотография» (Г. Р. Буранбаева, 2-е место), «Публицистика» (Р. А. Якупова, 2-е место; все – 2010), Республиканского конкурса исследовательских работ в рамках Малой академии наук школьников РБ в номинации «Биология» (Г. М. Мухаметкулов 2-е место, 2013). В 1975 -2012 школу окончили 2500 человек, в том числе 10 медалистов. Среди выпускников Б. С. Баимов, И. Н. Бикметов, Г. Д. Ибрагимов, М. Н. Исянбаев, З. Р. Кутлугужина, Р. Фэ Мавлютова, У. С. Мустафин, З. Г. Нафикова, А. Б. Рамазанов, Р. Р. Рахимов, И. Г. Тангатаров, Б. М. Хайретдинов, З. И. Халилов. Известные педагоги: Д. С. Ибрагимов, И. Н. Исянбаев, С. В. Ишмухаметов, Г. Д. Хайруллина, заслуженные учителя БАССР Х. Ф. Аминев, Н. Г. Биккулова. Руководители: Г. Ш. Сырлыбаев, Н. С. Ахмеров, К. М. Дияров (с 1937), Н. Т. Бочкарева (с 1942), С. Г. Ниятшин (с 1951 с перерывом, 1955-69. ), М. И. Лукманов (в 1952-1955), Ю. Г. Сулейманов (1965-1966), А. А. Тажитдинов (с 1969), Б. М. Хайретдинов (с 1977), Б. Г. Буранбаев (с 1979), Р. А. Абдуллин (с 1981), Я. Ф. Хусаинов (с 1984), Ф. А. Мухамедьянов (с 1987), З. А. Ишмурзина (с 1995), М. К. Валеев (с 2013). В школе М. Н. Исянбаевым учреждена премия за спортивные, учебные, и творческие достижения (с 2003). В 2005 музей школы стал лауреатом Республиканского смотра-конкурса государственных и общественных музеев Боевой и трудовой Славы, посвященной 60-летию Победы. Школа – дипломант Республиканской экологической акции «Первоцвет» (г. Уфа, 2003). На территории школы установлена стела, посвященный уроженцам села – защитникам г. Петроград в годы гражданской войны. ( 1987; автор – Д. С. Ибрагимов).  

 

(Баймакская энциклопедия, Уфа, «Башкирская энциклопедия», 2013, с. 181-182).  

 

7. Заслуженные и знаменитые односельчане  

 

Мне, естественно, можно гордиться своими заслуженными и знаменитыми односельчанами, которые в разные эпохи делали все возможное, чтобы наша жизнь стала чуть-чуть лучше. Вот они.  

 

-А-  

 

Алдар батыр Исянкаев (Исекеев, Исянгильдин) – (1670-1740)  

Потомственный тархан Бурзянского рода, известный герой (батыр) Азовского похода Петра Первого. Родился он в хуторе Атиково. В малом возрасте его родной брат Айыткужа забирает его к себе в деревню Аиткужино (позже – Второе Иткулово). Организатор башкирских восстаний 1704-1711, 1735-1740 годов. Во время азовского похода 1696 года был полковником, командиром башкирского кавалерийского полка. Перед началом генерального сражения вышел один на один на схватку с турецким батыром и победил его. Через некоторое время взял в плен важного турецкого штабного офицера-пашу и передал в руки командиров русской армии. За его неоднократные подвиги Петр Первый наградил его с саблей с золотым эфесом. Погиб в 1940 году от рук карателей в Мензелинск. Подвиг и жизнь Алдара-тархана следует рассматривать шире, поэтому ограничимся на этом.  

 

Альмухаметов Хамит Хужахметович (1861-1923).  

 

Известный народный сказитель, поэт-импровизатор, сэсэн нашего села. Родился, рос и жил во Втором Иткулове до конца своей жизни. Начальное образование получил в родном селе под руководством мугаллима (учителя) Тагира Давлетшина (1843-1914). Затем продолжил учебу в Муллакаево в медресе Габдуллы Саиди. Там он познакомился еще с одним известным сэсэном Габитом Аргынбаевым из деревни Идрисово. Они начали дружить и через некоторое время породнились. Габит-сэсэн женился на родной сестре Хамита-сэсэна Альмухаметова. Ее звали Загида.  

Мухаметша Бурангулов в 1907—1908, 1910 гг. на территории нынешнего Баймакского района нашел сразу двух сэсэнов, имена которых теперь знакомы всем нам. Записанный им от этих сэсэнов кубаир «Урал батыр» благодаря переводу его на русский, турецкий, английский, немецкий, румынский, венгерский, абхазский, чувашский и другие языки ныне стал достоянием многих народов мира. А хранителями и исполнителями его на языке оригинала были Габит -сэсэн Аргынбаев из деревни Идрисово и Хамит-сэсэн Альмухаметов из деревни Иткулово 2-е нынешнего Баймакского района. От Габит-сэсэна М. А. Бурангулову удалось записать также кубаиры «Идель и Яик», «Акбузат», «Хары-мулла», «Кусяк-бий», «Тамьян», «Батырша», «Карасакал», «Салават»Габит Аргынбаев и Хамит Альмухаметов были не только сэсэнамиисполнителями. Они и сами сочиняли кубаиры, и сами же исполняли как свои, так и чужие произведения. Приведем небольшую часть кубаира Хамита сэсэна под названием  

Урал  

 

На Урале птицы поют звонко,  

Здесь рай для животных, птиц, людей.  

Чтобы прибрать к рукам это богатство  

Много раз верхом нападал злодей.  

 

Домашним животным тут привольно,  

Щиплют с разными цветами траву.  

Здесь горы до небес, темные леса, –  

Блещут красотой тут, где я живу.  

 

-Б-  

 

Баимов Бурзян Сафич (1948-2004)  

 

Фольклорист, писатель, кандидат исторических наук (1993). Лауреат премии имени Сагита Мифтахова (1987). Член союза журналистов РБ (с1989), союза писателей РБ (с 1993г). Родился в с. 2-е Иткулово Баймакского района БАССР в феврале 1948 года. Похоронен на родине.  

 

Окончил Башгосуниверситет (г. Уфа, 1980). В 1983-1998 годах работал в Институте истории, языка и литературы Уфимского научного центра РАН, затем в Башкирском институте развития образования (г. Уфа, 1998-1999). Научная деятельность посвящена изучению песенных жанров башкирского фольклора. Один из составителей свода «Башкирское народное творчество» («Баш;орт халы; ижады»). Автор книги «Неугасимая звезда Амантая», посвященной жизни и творчеству Г. Амантая, выпустил сборник стихотворений «Дары леса и «Ночь с приключениями» для детей, «Бери гармошку, пой такмак», «Незаконченное путешествие», «Башкирские народные такмаки», повесть «Месть». Все произведения написаны на башкирском языке. Перевел на башкирский язык учебники по истории Башкортостана для средних школ.  

В период перестройки писатель Б. С. Баимов был один из первых, кто обратил внимание на жизнь и творчество репрессированного и расстрелянного Мухтара Баимова, которого реабилитировали в 1957 году. Бурзян Сафич написал обширную статью на страницах журнала «Ватандаш» на эту тему.  

 

(Баимов Б. Мухтар Баимов //Ватандаш//. 2003, №1).  

 

Байназарова (Ишмурзина) Зиния Мухаметовна (с 1968 г. р. )  

 

С 1968 года рождения. Известная в республике поэтесса, лауреат республиканского поэтического фестиваля “Родники вдохновения”. Родилась и выросла во Втором Иткулове восьмым ребенуком в семье. Отец Ишмурзин М. Х., ветеран ВОВ, известный мусульманский деятель, имам-хатип села. Мать Минкамал Асылбаевна – воспитатель школы-интерната села Второе Иткулово.  

После окончания сельской школы окончила Кумертауское педагогическое училище в Башкортостане, работала учителем школы №15 г. Кумертау. Поступила и окончила филологический факультет Башгосуниверситета. Автор нескольких сборников стихов. Первая книга под названием “Волшебство” увидела мир в сборники стихов “Останусь тут навеки, Родной Куметау”. В 2001 году ее избранные стихотворения была опубликованы в сборнике стихов “Лучи костра ”, затем было выпущено сборник стихов под названием “Птичка моя – задушевная подружка”. Работает в республиканской типографии имени Зайнап Биишевой в Уфе. Продолжает писать стихи, воспитала и воспитывает двух дочерей.  

 

Бикметов Ирик Нигаматович  

 

Уроженец села Второе Иткулово. Год рождения – 1948. Кандидат сельскохозяйственных наук (1988), заслуженный работник сельского хозяйства. После восьми классов обучения в местной школе, окончил Баймакский сельскохозяйственный техникум (г. Сибай, 1968), Башкирский сельскохозяйственный институт (г. Уфа, 1979). С 1968 зоотехник Суванякского совхоза, далееслужил в рядах Советской армии. С 1971 – зоотехник Мерясовской бригады колхоза колхоза имени 50-летия Октября. Работал корреспонденом районной газеты «Октябрское знамя». С 1978 – главный зоотехник, с 1982 председатель колхоза «Таналык», одновременно директор Баймакского межрайонного племенного обьединения. В 1990 году избран председателем колхоза имени Салавата. С 1996 года проживает в Сибае, где начал работать генеральным директором Сибайского молочно-консервного комбината. С 1999 года начальник агробиостанции. С 2010 преподаватель Сибайского филиала Башгосуниверситета. Является председателем курултая башкир города Сибая. Имеет многочисленные публикации по проблемам сельского хозяйства. Соавтор научного издания по истории д. Мерясово и сел Нигаматовского сельского совета. Был избран делегатом IV съезда колхозников СССР, делгатом I, IV Всемирного курултая башкир. Имеет медаль Всемирного курултая башкир и медаль «За военную доблесть» в честь столетия В. И. Ленина, «За служение Баймакскому району». Победитель республиканского конкурса шежере и автор книги об истории рода Бикметовых. Почетный гражданин села Мерясово.  

 

Буканбаев Равиль Якупович (с 1932 года)  

 

После окончания Второиткуловской семилетней школы поступил в Челябинскую советско-партийную школу и окончил ее. Начал свою трудовую деятельность счетоводом в колхозе «Кызыл Байрак», центр которого находился во Втором Иткулове. Затем избирался секретарем партийного комитета колхоза имени Ленина, имени Фрунзе, председателем колхоза «Урал» (центр село Второе Иткулово). Позже переехал в город Баймак, стал учителем СПТУ – 105, где проработал до выхода на пенсию. В одно время возглавил клуб аксакалов « Атайсал» города Баймака на общественных началах.  

 

-Г-  

 

Габдеев Шагаргази Шагибалович (1898-1979)  

 

Он тоже известен как сэсэн. Родился в селе Второе Иткулово в бедной крестьянской семье. Отец его Шагибал, будучи грамотным человеком своего времени, обучил своего сына читать и писать на тюркском и арабском языках. После домашнего обучения продолжает обучение в медресе д. Тавлыкаево и Муллакаево. В 1915 году Ш. Ш. Габдеев начал обучать детей в родном селе. Через год поступает в Темясовскую русскую школу для углубления образования. Он – местный поэт, сэсэн, первый учитель села советской школы. Участвовал в Первой мировой, Финской, Второй мировой войне. После возвращения из империалистической войны начинается Гражданская война, его ставят под ружье то белые, то красные. В одно время он воевал в полку Мусы Муртазина. Участвовал в обороне Петрограда, воевал против Юдинича. После Гражданской войны продолжает учить детей по советскому формату. В 1925 году его избирают председателем местного совета. Через год из-за жалобы, якобы, за критику советской власти, Ш. Ш. Габдеева подвергают аресту и высылают на 10 лет на основании статьи 58 уголовного кодекса РСФСР, как «противника советской власти». Вернувшись со ссылки, работал в лесоповале, собирал историю сел, шежере родов и родовых подразделений, писал стихи, кубаиры, однако не имел возможности выпустить книгу. Это дело выполнено было благодаря А. А. Тажетдинову, ветерану просвещения и местному писателю.  

 

-И-  

 

Ибрагимов Ахмет Юсупович (1919-1977)  

 

После окончания Второиткуловской семилетней школы поступил в Темясовское педучилище (1938) и, успешно закончив, стал работать в родной школе учителем, затем его перевели в Матраевский район в д. Первый Мурза, где он стал заведующим учебной частью школы – завучем. Оттуда в 1941 году ушел на войну, прошел всю войну и живым возвратился в свое родное село. Начал снова работать учителем. Окончил Магнитогорский педагогический институт (1952), Башкирский государственный университет (1958).  

 

Работал директором Яратовской школы (1946-1948), Тавлыкаевской школы (1956-1960), завучем Темясовского школы-интерната Баймакского района. С 1962 года директор Первоиткуловской школы, затем директор Второиткуловской школы. В 1966-1976 годах завуч Старосибайской средней школы. Его награды – ордена: «Знак Почета», «Трудового Красного Знамени». Медали: «За героизм», «За оборону Советского Заполярья», «За победу над Германией в 1941-1945 гг. », «За освоение целинных земель». Он «Отличник просвещения РСФСР», занесен в книгу «Трудовая Слава» Республики Башкортостан (1970).  

 

Ибрагимов Гайнислам Давлетбаевич (с 1968 г. р. )  

 

Переводчик, языковед. Кандидат филологических наук, лауреат Республиканской молодежной премии имени Ш. Бабича. Член Союза писателей РБ и РФ. Окончил Баш. гос. университет и Анкарский университет. С 2000 работает в Баш. гос. университете, с 2008 года зав. кафедрой востоковедения. Перевел на турецкий язык эпосы «Урал-батыр», «Акбузат», стихотворения Салавата Юлаева и М. Акмуллы. Научные исследования посвящены истории башкирской письменности, сопоставательной грамматике тюркских языков. Автор многих научных трудов и монографий.  

Ибрагимов Давлетбай Сулейманович (1941-2004).  

 

После окончания Второиткуловской школы работал разнорабочим в Сибайском строительно-монтажном участке, лесорубом Второиткуловского сельпо, затем перешел в местную школу на должность пионервожатого. Окончил Сибайское педагогическое училище (1967), Башгосуниверситет. Работал учителем, заместителем директора по воспитательной работе, инструктором орготдела Баймакского РК КПСС (1968-1970). Активно участвовал в художественной самодеятельности села. Имеет Почетные грамоты ЦК ВЛКСМ и ОК ВЛКСМ. Заслуженный учитель БАССР.  

 

 

Исхакова Фарида Гибатовна (с 1937 года)  

 

Заслуженный работник культуры БАССР. Родилась в деревне Ишмухаметово Баймакского района, живет во Втором Иткулове. Работник клубных учреждений, библиотекарь. Окончила Стерлитамакскую культурно-просветительскую школу (1958). Работала заведующим клубом, затем директором Вториткуловского дома культуры (1980-1992), библиотекарем. Пенсионерка. Проживает во Втором Иткулове.  

Исянбаев Ильяс Насипович (1933-2000).  

 

Окончил Второиткуловскую семилетнюю школу, Темясовское педагогическое училище, Уфимский педагогический институт. Учительствовал. Работал директором Матраевской средней школы (1995-1976), собственным корреспондентом газеты «Совет Башкортостаны». Он заслуженный учитель БАССР, заслуженный работник культуры БАССР.  

 

В восьмидесятые годы прошлого столетия, когда я работал председателем рабочего комитета Сибайского совхоза Баймакского района, Ильяс Насипович часто приезжал в это хозяйство, интересовался состоянием дел, а затем репортажи, заметки появлялись на страницах газеты. Был очень начитанным и в то же время скромным человеком.  

 

Исянбаев Мазгар Насипович (с 1936 г. р. )  

 

В 1955 году Мазгар Насипович с отличием окончил Темясовское педагогическое училище. В 1956 году поступил и в 1961 году с отличием окончил Башкирский государственный университет. Женился на пятом курсе университета, а после его окончания вместе с женой Фавзилей Лутфурахмановной он уехал в Баймак на работу преподавателем в средней школе № 1. С 1963 года работал в отделе экономических исследований Башкирского филиала АН СССР (Институт социально-экономических исследований Уфимского научного центра РАН). В 1971 году избран старшим научным сотрудником, в 1973 году — заведующим сектором эффективности общественного производства ОЭИ БФАН СССР. В 1977—1981 и 1987—1990 одновременно работал заместителем заведующего отделом экономических исследований БФАН СССР по науке. В 1987 году защитил докторскую диссертацию.  

 

В 1990—1997 гг. М. Н. Исянбаев работал заведующим отделом социально-экономических проблем Президиума Верховного Совета и Государственного Собрания Республики Башкортостан по экономическим вопросам. С 1998 года он работает в Институте социально-экономических исследований Уфимского научного центра РАН заведующим отделом и сектором проблем региональной экономики. С 1989 года — профессор, С 1991 года — член-корреспондент Академии наук Республики Башкортостан. Академик Российской инженерной академии (1993 г. ), академик Российской академии естественных наук (1994 г. ), академик Академии наук Республики Башкортостан (2002 г. ). Область научных интересов Исянбаева: теория и методология региональной экономики. Им были усовершенствованы методологические основы формирования хозяйственных комплексов республик в составе Российской Федерации как региональных подсистем единого народнохозяйственного комплекса страны в условиях перехода экономики на рыночные отношения. Его труды были использованы Советом Министров СССР, СОПС при Госплане СССР, ЦЭНИИ при Госплане РСФСР, отраслевыми научно-исследовательскими и проектными институтами, научными Советами АН СССР, плановыми и хозяйственными организациями используются органами государственного управления Республики Башкортостан.  

 

М. Н. Исянбаев в настоящее время является членом специализированного совета по присуждению учёных степеней доктора и кандидата экономических наук при Уфимском научном центре РАН, членом редакционной коллегии и научно-методического Совета энциклопедии «Башкортостан», членом редакционной коллегии научно-гуманитарного и общественно-политического журнала АН РБ «Ядкар».  

 

Звания и награды:[Заслуженный деятель науки Республики Башкортостан, заслуженный деятель науки Российской Федерации. Награждён Почётными грамотами Академии наук СССР, Кабинета Министров Республики Башкортостан, Президиума Башкирского филиала АН СССР, Общества «Знание» Российской Федерации. Академик Российской инженерной академии (1993), академик Российской академии естественных наук (1994), академик Академии наук Республики Башкортостан (2002).  

 

Работы: М. Н. Исянбаев — автор более 190 научных работ, в том числе 50 монографий.  

«Дорогой науки». Издательство «Гилем». — Уфа, 2005.  

«Методологические основы формирования и функционирования хозяйственных комплексов республик». — Уфа, 1992.  

«Формирование лесного комплекса и охраны лесосырьевых ресурсов». — Уфа, 1992.  

«Научные основы управления экономическим и социальным развитием Республики Башкортостан в условиях перехода к рыночным отношениям». — Уфа, 1998.  

«Развитие реформы и становление новых экономических отношений в Республике Башкортостан». — Уфа, 2000. Он: Доктор экономических наук, профессор. Член-корреспондент Академии наук РБ, заведующий отделом проблем экономики Института социально-экономических исследований, заведующий кафедрой региональной экономики Башгосуниверситета. Председатель Научного Совета по экономическим проблемам отделения социальных наук АН РБ, член Исполкома Всемирного курултая башкир. Член редакционной коллегии энциклопедии «Башкортостан», член Объединенного Совета по защите диссертации на соискание ученой степени. Доктора и кандидата экономических наук.  

 

(Башкирская энциклопедия. 2007 г. т. 3. Уфа).  

 

Ишмурзин Динмухамет Хайретдинович (1920-2005)  

 

Родился и вырос в бедной крестьянской семьи. В его младенческие годы начинается голод. В голодные годы его старшая сестра умирает, брат Юлмухамет выжил, был активистом в создании колхозного строя, участвовал в Великой Отечественной войне и в первый же год войны пропал без вести. В голодные годы выжил и Динмухамет. Его отец Хайретдин занимался лесными делами: рубил лес и продавал их в Орск. Умер в 1936 году. Долгие годы работал секретарем, председателем местного совета, был уполномоченным министерства заготовок. Работал в колхозе « Урал» заместителем председателя, полеводом, затем перешел в лесничество, где заготавливал древесный уголь, одновременно был сторожем этого хозяйства. Он – первый имам-хатип мечети своего родного села, хазрет, уважаемы аксакал села. Первый мечеть в селе был открыт по его инициативе. Будучи имам-хатибом мечети открыл курсы по изучению арабского языка.  

 

После окончания семилетней школы Динмухамет Хайретдинович поступил в Темясовское педучилище, однако его призвали в Советскую Армию (1938) и он не смог окончить это учебное заведение. С начала военных действий он участвовал в обороне Москвы (1941), затем был направлен в тыл для подготовки нового контингента воинов для Красной Армии. Вернулся из армии только в 1947 году. Имел многочисленные медали и ордена и восьмерых детей. Я всегда гордился своим отцом.  

 

-Н-  

 

Ниятшин Газизьян Мухаматзянович (1886-1956)  

 

Участвовал а Империалистической войне 1914-1918 годов. За военную доблесть и геройство награжден орденом «За героизм». Ушел на войну 1914 году, возвратился в 1916. После возвращения в свое родное село, как грамотного и бывалого человека, Ниятшина Г. М. выбирают старостой села. В первые годы становления советской власти был сторонником новой власти, активистом за построения новой жизни на формате власти советов. Он был избран первым председателем Второиткуловского сельского совета (1918), первым председателем колхоза «Сталин» (1930). Попозже его выбирают на должность председателя исполкома Темясовского волостного комитета.  

 

Ниятшин Саит Газизович (1919-1971)  

 

Окончил Темясовское педагогическое училище и пединститут г. Магнитогорск. Начал свою педагогическую деятельность в Темясове учителем школы, затем долгие годы работал директором, учителем во Второиткуловской школе, также занимал пост заведующего Баймакского РОНО, секретаря партийного комитета колхоза «Кызыл Байрак» («Красное Знамя»). Ниятшин С. Г. Заслуженный учитель Башкирской АССР. Я хорошо помню Саита Газизовича с той поры, когда он работал директором школы в период нашего обучения в школе, а затем под его руководством я начал свою педагогическую деятельность. Был простым и открытым человеком  

 

-К-  

 

Камалова Лира Шариповна (с 1935 года)  

 

Герой Социалистического Труда (1978), Заслуженный учитель школы Башкирской АССР (1975), Отличник образования Республики Башкортостан (1995). Имеет Орден Трудового Красного Знамени (1971), Орден Ленина (1978). Родилась в Кугарчинском районе, но в связи с переездом родителей во Второе Иткулово получила семилетнее образование тут. Родители работали учителями в местной школе. Отец Биккулов Шарип Валеевич преподавал физику, мать Нафиса Галимовна обучала детей начальных классов. Камалова Л. Ш. после окончания семилетней школы продолжала обучение в Темясовском педучилище. В 1960 году она окончила Башкирский государственный университет с красным дипломом.  

 

После окончания университета она работала учительницей русского языка и литературы Бурибаевской средней школы Хайбуллинского района, затем работала заместителем директора по учебно-воспитательной работе, с 1971 г. — директором этой школы. Л. Ш. Камалова относилась к работе с творческим подходом — школу полностью перевела на кабинетную систему, много сделала по укреплению её материальной базы. Кабинеты оснащались наглядными пособиями, библиотекой и техническими средствами обучения. Старшеклассники изучали автодело и при выпуске из школы получали удостоверение на право вождения. В школе ученики полностью обеспечивались горячим питанием. За большие заслуги в деле обучения и коммунистического воспитания учащихся Указом Президиума Верховного Совета СССР от 27 июня 1978 г. Л. Ш. Камаловой присвоено звание Героя Социалистического Труда. В 1985—1987 гг. Лира Шариповна работала директором уфимской средней школы (ныне гимназии) № 20, в 1987—1993 гг. — заведующей кабинетом воспитательной работы Башкирского института усовершенствования учителей Министерства образования Республики Башкортостан. Многократно избиралась делегатом съездов учителей БАССР и РСФСР, была делегатом XXVI съезда КПСС, членом президиума Всесоюзного педагогического общества. Последнее место жительство – г. Уфа.  

 

(Герои труда/ Справочник о Героях Социалистического Труда и кавалерах ордена Трудовой Славы трех степеней из Башкортостана. / сост. Р. А. Валишин [и др. ]. — Уфа : Китап, 2011, с. 432).  

 

-М-  

Мустафин Урал Сабирович (с 1951 г. р. )  

 

Уроженец села Второе Иткулово. После окончания восьмилетней школы поступил на факультет инженер-механика Уфимского авиационного института. В 1993-1995 годах служил в армии. Офицер запаса. В 1975-1982 работал инженер-технологом на заводе «Красный пролетарий» города Стерлитамака. С 1983 года начальник отдела транспорта и промышленности Баймакского РК КПСС, с 1990 года главный технолог и заместитель Темясовского кирпичного завода. Затем был направлен в систему «Сельхозтехника», где занимал должность генерального директора. Из-за ДТП остался инвалидом-колясочником.  

 

В 2000 году приходит в литературу, пишет стихи, занимается прозой. Автор книг «Сила вдохновения» (Уфа, 2005), «Шлейф смерча» (Уфа, 2013). Лауреат премии Батыра Валида (2002).  

 

Мухамедьянова Масура Бариевна (1953-2006)  

 

Уроженка села Второе Иткулово. Жила и работала в д. Нигаматово. Библиотекарь. Заслуженный работник культуры РБ (1998). Окончила Уфимский библиотечный техникум (1992). Работала пионервожатым в Нигаматовской средней школе, а в 1973-2006 гг. – заведующий сельской библиотекой. Работая в сельской библиотеке она плотно общалась с населением, часто организовала встречи с известными писателями, поэтами, создала так называемые библиотечные уроки. При библиотеки работали такие клубы как «Атайсал», «Тансулпан», народный театр «Сакмара». Народный театр, выезжая в соседние села, часто показывал спектакли известных драматургов. В период работы М. Б. Мухамедьяновой Нигаматовская сельская библиотека считалась передовой среди других библиотек района.  

Р  

Рахимова (Ахметова) Зайтуна Рашитовна (с 1948 г. р. )  

 

Ударник коммунистического труда (1979), заслуженный работник здравохранения РБ (1998). Награждена медалью «Ветеран труда» (2003), Почетной грамотой Министерства здравоохранения РБ и Республиканского комитета профсоюза работников здравоохранения РБ. Уроженка Второго Иткулова Баймакского района БАССР, росла в многодетной семье. С малых лет мечтала быть сельским фельдшером. После окончания двухгодичных курсов медсестер в Баймаке в 1966-2008 годы работала фельдшером в Карамалинском фельшерском пункте, с 2002 – заведующая.  

 

Рахимов Ришат Рашитович  

 

Кураист, певец, музыкант, педагог. Родился и вырос в селе Второе Иткулово. Он заслуженный работник культуры Республики Башкортостан (1982), народный артист РБ (1995), член общества кураистов РБ, Награжден медалью Всемирного курултая башкир « Озари народ лучом света». Окончил Уфимское училище искусств (1977), Башгосуниверситет (1990), Уфимский государственный институт искусств. С 1976 года преподаватель по классу курая, с 1992 года заведующий отделом башкирских народных инструментов Уфимского училища искусств. Продолжатель исполнительских традиций кураистов Башкирского Зауралья. В репертуаре инструментальные варианты десятки башкирских песен. Автор более 50 этюдов для курая, автор свыше 20 песен и мелодий как «Фиалки», «Хажимурат» и другие. Организатор ансамбля кураистов «Азамат» в Башкирском государчтвенном аграрном университете г. Уфы. Автор ряда учебно-методических пособий; участвовал в разработке учебных программ по классам думбры, курая для музыкальных школ, училищ. Рахимов Р. Р. записал и нотировал сотни произведений музыкального фольклора. Лауреат Международного фестиваля исполнителей башкирской и татарской песни «Песня дружбы» (1997, г. Нефтекамск). Написал учебно-методическое пособие под названием «Курай» (Уфа, 2011), «Созвездие талантов» ( оГ. Сулейманове – соавтор. Уфа, 2012).  

 

-С-  

 

Сырлыбаев Файзулла Сайфуллович (с 1932 г. р. )  

 

Кавалер ордена «Трудового Красного Знамени», ударник коммунистического труда 9-й, 10-й, 11-й, 12-й пятилеток. Имеет медаль «Ветеран труда» и другие медали. Родился и рос во Втором Иткулове. С 1951 года лесоруб участка Кушкупер БМСК. В 1963-1993 годах работает в Баймакском машиностроительном заводе, являлся передовым рабочим, постоянно показывая пример другим в труде, всегда перевыполнял плановые показатели.  

-Т-  

 

Тажитдинов Азамат Агзамович (с 1938 г. р. )  

 

Родился в д. Баимово Баймакского района. Педагог, краевед, журналист, писатель. Заслуженный работник культуры Республики Башкортостан (2013). Награжден медалью «Ветеран труда» (1987), знаком «Отличник просвещения РФ» (2003). Лауреат премии имени Батыра Валида. Награжден Почетной грамотой Министерства просвещения СССР (1987). Окончил Белорецкое педагогическое училище, Башкирский государственный университет (г. Уфа, 1965). С 1965 года инспектор Баймакского РОНО, директор Второиткуловской средней школы (1969-1977), затем, завуч, учитель в этом же коллективе учителей до 1998 года.  

 

Автор книг, написанных на башкирском языке «Мы – Баимовцы» (2003), «Через бури» (2005), «Шагаргазсэсэн» (2005), «Моя жизнь – судьба моей семьи» (2008), «Путешествие в страну в страну сэсэнов» (2009), «Не залечены душевные раны» (2010) и другие, посвященные истории родного края, природе, жизни знаменитых людей своего района. Делегат 2-го Межрегионального Курултая башкир (г. Уфа, 2002).  

 

Тажитдинов Ильшат Азаматович  

 

Государственный деятель. Действительный государственный советник РБ 2-го класса, советник по гражданской службы РФ 3-го класса. Кандидат экономических наук.  

Родился в 1969 году в селе Второе Иткулово Баймакского района. Окончил Башкирский государственный университет, Башкирскую академию госслужбы и управления г. Уфы. С 1997 года научный сотрудник Научно- исследовательского и информационно-аналитического центра Башкирской академии гос. службы и управления. С 1998 года специалист Информационно-аналитического управления Администрации Президента РБ, с 2000 начальник отдела финансирования образования, науки и культуры Министерства финансов РБ. С 2004 начальник Управления экономического развития и социальной политики Администрации Президента РБ. С 2008 заместитель и исполняющий обязанности руководителя Управления Федерального казначейства по РБ, с начала 2010 1-й проректор по экономике и финансам Башгосуниверситета. С июля 2010 заместитель Премьер-министра Правительства РБ – Руководитель Аппарата Правительства РБ. Научные исследования посвящены межбюджетным отношениям, бюджетному федерализму, распределение полномочий между уровнями власти, управлению стратегическим развитием территориальных, социально-экономических систем на основе субрегионального подхода, механизму и мониторингу реализации стратегии развития территорий.  

 

По инициативе Президента РБ Р. З. Хамитова И. А. Тажитдиновым обоснован и внедрен субрегиональный подход к управлению развитием депрессивных территорий. Организована разработка Среднесрочных комплексных программ экономического развития Зауралья и социально-экономического развития северо-восточных районов РБ до 2015 года. За время реализации программ удалось создать 3 тысячи рабочих мест, привлечь для развития депрессивных субрегионов порядка 5 млрд. рублей. Автор более 60 научных трудов. Ряд научных трудов посвящены программам социально-экономического развития муниципальных образований, региона, Зауралья. Среди них имеются труды:  

Управление развитием муниципальных образований: финансовое обеспечение. Уфа, 2007 (соавтор);  

Формирование стратегии развития муниципальных образований. Уфа, 2007 (соавтор);  

Среднесрочная комплексная программа экономического развития Зауралья на 2011-2015 годы. М., 2011;  

Среднесрочная комплексная программа социально-экономического развития северо-восточных районов Республики Башкортостан на 2011-2015 годы. М., 2012 (соавтор);  

Стратегическое планирование и аудит социально-экономического развития региона. М., 2012.  

 

(Баймакская энциклопедия. Уфа, 2013, с. 501-502).  

 

Тажитдинов Нур Азаматович  

 

Депутат Государственного Собрания – Курултая Республики Башкортостан по Сибайскому одномандатному избирательному округу № 22. Родился 14 мая 1963 года в деревне 2-е Иткулово Баймакского района, башкир, образование высшее – окончил Уфимский нефтяной институт. Трудовую деятельность начал в 1985 году после учебы в институте мастером-геодезистом ПМК-545 АПСО «Башмедьстрой» города Баймака, затем работал главным инженером ПМК. В 1994–1995 годах – начальник планового отдела, в 1995–1997 годах – заместитель генерального директора, в 1997–1998 годах – начальник строительного управления № 2, в 1998–2001 годах – начальник управления механизации и специализированных работ ОАО «Башмедьстрой» города Сибая. В 2001–2003 годах – помощник исполнительного директора, главный инженер ОАО «Башзауралстрой».  

 

С 2003 года – генеральный директор ЗАО «Строймеханизация». Избирался депутатом городского округа город Сибай Республики Башкортостан первого, второго, третьего созывов, председателем Совета городского округа город Сибай первого, второго созывов, заместителем председателя Совета городского округа город Сибай третьего созыва. Заслуженный строитель Республики Башкортостан.  

 

Тангатаров Илгиз Газизович ( с 1950 г. р. )  

 

Генерал-майор, уроженец с. Второе Иткулово. Награжден орденом «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР» 3-й степени, медалями «За отличие в воинской службе» 2-й степени, а так же «За безупречную службу» 1-й, 2-й, 3-й степеней. Почетной грамотой РБ. Окончил Саратовское высшее командно-инженерское училище ракетных войск (1973), Военную артиллерийскую академию (г. Ленинград). С 1973 командир взвода управления, заместитель командира батареи, начальник группы боевого применения на ракетнов военном полигоне Капустин Яр Астраханской области. С 1986 командир отдельной ракетной дивизии Группы советских войск в Германии (г. Борна), с 1989 заместитель командира 90-й ракетной бригады, командир 136-й ракетной бригады Закавказского военного округа, с 1992 – 153-й ракетной бригады в Дальневосточном военном округе, с 1996 – войсковой 39941 в Приволжском военном округе. В 1998-1999 годах начальник Сибайской автомобильной школы РОСТО. С 2000 председатель Совета регионального отделения ДОСААФ России.  

 

-Х-  

 

Хайретдинов Борис Мухаметович (с 1948 г. р. )  

 

Заслуженный работник культуры БАССР, педагог, общественный и хозяйственный деятель, лауреат республиканских и российских конкурсов по песенному творчеству. Лауреат всесоюзного смотра самодеятельного художественного творчества, посвященной 40-ю Победы (Уфа, 1985) Лауреат имени Батыра Валида (2003). Сэсэн-импровизатор, победитель конкурса сэсэнов района (2008). Председатель районного клуба сэсэнов и исполнителей кубаира (с 2007). Известный музыкант, поэт, автор более ста песен, десятки книг и многочисленных статей по истории и культуре края. Организатор и председатель Объединения самодеятельных композиторов Баймакского района (с 1999). Председатель районного клуба аксакалов «Атайсал».  

Окончил Сибайское педучилище (1967), Башгосуниверситет (1977). В 1967-1968, 1970- 1971 – учитель, с 1977 года директор Второиткуловской средней школы, в 1979-1982 –Татлыбаевской средней школы, с 1995 директор, с 1996 заместитель директора Ишбердинской средней школы, с 1999 – учитель средней школы №4 г. Баймака. Затем работал в школе №1, №3 города.  

 

Его книги: «Семь родов, один из них – Бурзян ( книга 1-я, 1999); «Стремление» (2013, книга 2-я), «Наша Родина – Уралтау» (2015, 3-я книга трилогии); «Прошлое не вернуть» (сборник своих песен и стихов, 1997); «Узоры жизни» (сборник собственных песен и стихов, 2013); «Жизненный путь» (сборник собственных песен, стихов кубаиров и мунажатов, 2016), «Шежере башкир и народные песни как дополнительные источники по истории Башкортостана» (20014). Его песни опубликовались в сборнике песен самодеятельных композиторов под названием «Земля моя родная, единственная» (Уфа, 1996), в книгах «Путешествие в страну сэсэнов», «Через бури» А. А. Тажетдинова, «Жемчужины Ирандыка» (2009) и так далее.  

(Баймакская энциклопедия. Уфа, 2013 с. 358).  

 

Награды:  

 

– Орден “За заслуги перед партией”- 2009  

– Орден “За партийную доблесть” (2011)  

 

– Медаль “Лауреат Всесозного смотра самодеятельного художественного творчества, посв. 40-летию победы” (1985);  

– Медаль юбилейная “ Октябрьской революции – 90 лет” (2007)  

– Медаль « 90 – лет ВЛКСМ» (2008);  

– Медаль « 90 – лет Советских вооруженных сил (2008);  

– Медаль « В ознаменование 130-летия со дня рождения И. В.  

Сталина ;  

– Медаль «В ознаменование 140-летия со дня рождения В. И.  

Ленина (2010);  

– Медаль “65 лет Победы советского народа над гитлеровской Германией в ВОВ 1941-1945 гг. ” (2010);  

–Медаль “50 лет космонавтики” (2011);  

–Медаль “70 лет Великой Победы” (2015);  

–Медаль “Дети войны” (2015).  

 

Хайретдинов Мурат Борисович (с 1968 г. р. )  

 

Учился во Второиткуловской средней школе до 3-го класса. В связи с переездом родителей стал учеником Татлыбаевской средней школы (4-7 классы), затем – Старосибайской средней школы (8-10 классы). После окончания средней школы (1985) начал работать в Сибайском совхозе разнорабочим. Поступил учиться в орденоносный Зилаирский совхоз-техникум Баймакского района на факультет механизации. На третьем курсе техникума призвали в Советскую Армию, два года служил в Германской Демократической Республике. После демобилизации с армии продолжает обучение в указанном техникуме. После окончания учебы в 1990 году, свой трудовой путь начал в Сибайском совхозе трактористом. В 1990-1992 годах работает в Баймакском леспромхозе (д. Ишберда Баймакского района) станочником. Затем его переводят инженером по ТБ, позже – мастером строительного цеха леспромхоза.  

В 1992 году поступил в Стерлитамакский педагогический институт и начал работу учителем физкультуры и истории Ишбердинской средней школы. В 1995 году команда учителей-баскетболистов школы под руководством М. Б. Хайретдинова на районной спартакиаде заняла первое место, награждена Почетной грамотой оргкомиссии. С 1997 года работает учителем истории Бекешовской средней школы Баймакского района, военным руководителем школы-интерната г. Уфы имени Рами Гарипова. С 2000 года переведен в систему МВД. Является отличником милиции. За безупречную службу ему досрочно присвоено звание капитана, вручен медаль «За отличную службу», имеет множество Почетных грамот от МВД РБ. С 2011 года переведен сотрудником центра общественной безопасности Уфимской городской администрации.  

 

Хайруллина Гульназира Давлетбаевна (1974-2013)  

 

Педагог. Заслуженный учитель РБ (2003). Окончил Баш. гос. университет (1998). С 1992 года учительница начальных классов Второиткуловской средней школы, С 2001 года учитель, заместитель директора школы № 12 г. Сибая, с 2009 – директор школы № 1 Сибая. Победитель конкурса лучших учителей РФ в рамках проекта «Образование», обладатель Гран-при Межрегионального конкурса «Учитель года башкирского языка и литературы» (г. Уфа, 2003).  

 

Халилов Зия Ишбулдович (1953-2009)  

 

Родился и вырос в селе Второе Иткулово. Кураист, певец. Заслуженный работник культуры БАССР (1986). Член Союза кураистов РБ. Окончил Учалинское музыкальное училище (1976), Башгосуниверситет (г. Уфа, 1991). С 1976 редактор Комитета по ТВ и радиовещанию при Совете Министров БАССР. С 1977 солист-вокалист и солист-кураист Башгосфилармонии, с 1980 актер Башкирского государственного театра кукол (г. Уфа). С 1981 руководитель башкирского фольклорного ансамбля имени К. Арсланова Центра народного творчества «Алмаз» и одновременно зав. отделом народного творчества Республиканского культурно-методического цента «Дружба» (г. Кумертау). Мастер по изготовлению курая и кубыза. Лауреат Республиканского конкурса художественной самодеятельности (1982), Республиканского конкурса молодых певцов на приз имени Г. Альмухаметова, Республиканского радиоконкурса, посвященной творчеству Салават Юлаева. Гастролировал по России.  

 

Халитов Динар Дитарович (1959 г. р. )  

 

Заслуженный архитектор РБ (2004). Уроженец Второго Иткулова. Награжден Почетной грамотой Министерства строительства, Союза архитекторов РБ. Член Союза архитекторов РФ (с 1997). После окончания Уфимского нефтяного института работал архитектором Баймакского районного совета народных депутатов, с 1990 заместитель главного архитектора г. Сибай, с 2004 заместитель главного архитектора г. Уфы. Делегат 5-го съезда Союза архитекторов РФ. Автор генерального плана д. Бахтигареево, проектов социально-культурных объектов в г. Баймак, бюста А. А. Валидова в с. Темясово. Проживает в г. Уфа.  

 

Так же известны в республике имена следующих односельчан:  

 

Зайнуллин Нуриман Билалович – кандидат экономических наук;  

Ибрагимова Гульсасак Давлетбаевна – кандидат филологических наук;  

Ишмухаметов Сафа Вафович – заслуженный работник народного образования РБ, Почетный работник народного образования РФ;  

Мустафин Сулейман Галимьянович – заслуженный механизатор БАССР;  

Сиргалин Илдус Исхакович – заслуженный механизатор БАССР;  

Тажетдинов Гульнур Азаматовна – инженер Сибайской городской связи;  

Файзуллин Шарифьян Зарифьянович – кандидат медицинских наук.  

 

Награждены орденами:  

 

Альмухаметова Миннур – орден Трудового Красного Знамени;  

Байтурин Яганур – орден Трудового Красного Знамени;  

Буляков Хамитьян – орден «Знак Почета»;  

Гумеров Миннигали – орден «Знак Почета»;  

Йылкибаев Фазылгаян – орден Трудовой Славы, 3-я степень;  

Каипкулова Зубайда – орден Трудового Красного Знамени;  

Мажитова Марфуга – орден Трудового Красного Знамени;  

Узянбаев Фазулла – орден Трудового Красного Знамени;  

Хайруллин Зиннат – орден «Знак Почета»;  

Хисаметдинов Хасан – орден «Знак Почета»;  

Якупов Ишдавлет – орден Трудовой Славы, 3-я степень.  

 

Ветераны Великой Отечественной войны (по с/с):  

 

Абдрахманов Баймухамет – колхозник;  

Альмухаметов Умурзак – колхозник, охотник;  

Аминев Саит – работник лесозаготовки;  

Арсланов Усман – колхозник;  

Баимов Сафа – работник почты;  

Байтимиров Афтах – инвалид 1-й группы;  

Валеев Мирза – лесничий Второиткуловского лесничества;  

Галеева Асия – фельдшер ФАП села;  

Галеев Файзрахман – учитель местной школы;  

Галин Гилман – колхозник;  

Гумеров Хажмухамет – завхоз школы;  

Давлетшин Гайнулла – колхозник;  

Давлетшин Ишбулды – колхозник;  

Заманов Набиулла – колхозник;  

Ишмурзин Динмухамет, секретарь сельсовета, имам-хатип села;  

Каипкулов Сагади – работник местной почты;  

Мажитов Ахметшараф – служащий местной школы;  

Мамбеткулов Хибат – колхозник;  

Мустафин Сабирьян – колхозник, механизатор;  

Мухаметкулов Динислам – сельский мулла;  

Мусин Юмагужа – колхозник;  

Рахмангулов Гали – колхозник;  

Сафин Зиннат – колхозник;  

Тутаев Зулькарнай – колхозник;  

Халитов Мутагар – колхозник, мулла;  

Халилов Ишбулды – колхозник.  

К сожалению, когда я пишу эти строки, никого из них не осталось в живых, однако они живут в нашей памяти.  

 

9. В шежере племен и родов – история народа, история села.  

 

Что такое шежере?  

Полный ответ на этот вопрос мы можем найти в монографии Р. Г. Кузеева о башкирских шежере.  

 

(Башкирские шэжэре. Составление, первод текстов, введение и комментарии Р. Г. Кузеева. Уфа, 1960).  

 

Из всех известных источников башкирские шежере несоменно занимают особое место, так как они являются источниками и письменными документами самих башкир. То, что не известно внешним источникам и авторам сочинений, прибывших в страну башкир на краткий срок – известно шежере.  

 

Например, в тексте шежере племени Биляр отражено событие о разгроме этого племени монголами – татарами после непродолжительной битвы.  

Ряд башкирских ученых убеждены в том, что в тексте отдельных шежере лежат утерянные или частично сохранившиеся данные старинных хроник, ханских ярлыков, царских грамот.  

 

Несмотря на слишком критическое отношение к источникам типа шежере, царившие до середины XX века внимательное изучение текстов известных шежере позволяют совершенно по-другому взглянуть на значимость этих источников.  

Если в 60 -х годах XX столетия, по словам Р. Г. Кузеева было известно около 60-ти шежере, то к середине 70-х годов найдено более 150 таких источников. И число найденных шежере постепенно увеличивается.  

Что же собой представляют шежере?  

 

Необходимо заранее отметить, что они составлялись преимущественно как родоплеменные генеологии, а потом только как тексты значимых исторических или бытовых сообщений. Первые шежере служили как родоплеменные летописи, с воникновением крупных деревень появились генеологические таблицы и тексты шежере отдельных деревень, даже родовых подразделений, которые в народе называется ара. До сих пор продолжается сбор шежере и нельзя пока еще говорить, что все они полностью найдены.  

 

Шежере башкирского племени Кыпсак известно в 9 вариантах, шежере табынцев – в 17, минцев – в 16, юрматинцев – в 4, усерганцев – в 8 вариантах. Ныне известны многие шежере или их фрагменты западно – башкирских племен. Почему – то мало сохранились шежере у северных башкир.  

 

Хотя трудно классифицировать их, тем не менее по сюжетам можно попытаться подразделить в нижеследующем порядке:  

 

1. Шежере, освещающие исторические события, связывая с библейскими сюжетами. В этом смысле они более похожи на русские летописи;  

2. Реальные исторические события привязываются к завоеваниям Чингис- хана и его сыновей;  

3. Шежере, где исторические сведения переплетаются с эпическими сказаниями;  

4. Шежере, в которых позднее включены исторические документы, грамоты, договора и т. д.  

5. Генеологические таблицы племени, рода, родового подразделения, деревни;  

6. Шежере-легенды о происхождении рода, родового подразделения, сел и деревень;  

Следует заметить, что по форме изложения башкирские шежере известны в прозе и в стихах.  

 

Само слово ”шежере” на арабском языке означает “дерево” и переводится на русский язык как “родословие”. Однако данный перевод не исчерпывает действительного значения этого термина. В исторической литературе эти письменные памятники толкуются по-разному. Лоссиевский называет хроникой, Юматов – преданием, Соколов – летописью. Кузеев Р. Г. предлагает применять слово “родословие”, так как у башкир издавна существует обычай составлять родословную своего рода. Знание родословной было необходимостью в силу патриархально – родовых обычаев, отсюда и рядовые башкиры должны были запоминать своих предков до 10 -15 колен. Но обязательным считалось знание семи колен своего рода потому, что восьмое колено у многих родов, например, у Бурзян не признавалось родственным.  

 

Иногда встречаются и другие термины как “система родства” или “этногенетическое предание”.  

 

Необходимо заметить, что ни один из этих терминов нельзя считать полностью исчерпывающим содержание шежере, так как одни шежере действительно являются только родословными, а другие в большей степени приближаются к летописям. Встречается и такой вид, где родословная связь тесно переплетается с историей рода или легендами местностей, на котором этот род проживает.  

При определении термина “шежере” необходимо помнить об своеобразных исторических периодах Башкортостана и эволюциях текстов. Немаловажным является и тот факт, что родовая организация у башкир могла превратиться в родовое подразделение, влившись в состав другого, как правило, более сильного рода.  

 

В период господства патриархально родовых отношений шежере, передаваясь от отцов к детям, внукам, правнукам стали сопровождаться рассказами о событиях, которые происходили при жизни того или иного вождя. Так из поколения в поколение эти шежере стали передаваться как и история данного рода. Рассказы отражали и происхождение рода, племени и события, связанные с межплеменной борьбой или войнами против чужестранцев.  

 

Следует так же заметить, что родословная, начатое одним автором, продолжалось другим, завершалось третьим, четвертым и так далее. Следовательно, среди них могли быть представители различных социальных групп башкирского общества и от этого зависило направление родословной. Одни подразделения родов могли исчезнуть из лица родословной, другие могли отражаться более подробно и с комментариями. А в более древний период истории народа шежере – рассказы передавались из поколения в поколение устно. Поэтому иногда могли быть и некоторые искажения.  

Примерно в XV-XVI веках и позднее шежере многих родоплеменных групп башкир стали слишком громоздкими. Их уже трудно было удержать целиком, без искажений в памяти отдельных аксакалов, биев или более простых, но смышленных и грамотных людей, как муллы. Поэтому, естественно, их стали записывать. Более точно определить время превращения устных шежере в письменные документы пока невозможно.  

Шежере племени Юрматы было написано под диктовку Татигас-бия муллой Бакием. Установлено, что Татигас-бий умер в 972 году хиджры. Указанный год хиджры оказывается соответствует к 1664-1665 годам летосчисления (2, с. 35). Следовательно, Юрматинское шежере стало записываться с середины XVII века. Исследуя данный текст шежере можно предположить, что Татигас-бий не только выдавал информацию из своей памяти, но и пользовался с более ранними источниками. Эти ранние источники, к сожалению, для нас остаются тайной.  

Необходимо учитывать и то обстоятельство, что шежере не являются плодом индивидуального творчества. Однако во многих случаях авторы шежере остаются неизвестными. Только у нескольких шежере известно авторы. Это – шежере юрматинцев, продиктованное Татигас-бием мулле Бакыю, шежере айлинцев, написанное Тажетдином Ялсыгуловым и известное шежере Табынского рода Мухаметсалима Уметбаева. Но даже в том случае, когда известны составители или передатчики, это не означает, что они единственные авторы этих рукописей. Будет правильнее их считать авторами или переписчиками нового списка шежере, так как составленные ими тексты шежере опираются на факты и сведения, дошедшие до них в устной или письменной форме от их предков. Тажетдин Ялсыгулов, например, сам же указывает в шежере, что написанное им историческое предание он узнал от одного человека в Астраханском крае (2, с. 171). Авторы, как правило, добавляли в шежере описание только тех событий, в которых они сами были свидетелями или современниками.  

Составители подавляющего большинства шежере вообще не известны. Это нормально и закономерно, так как в конечном итоге шежере – результат коллективного труда. Тексты шежере точно так же как генеологические таблицы создавались и расширялись постепенно, переходя от одного поколения к другому.  

 

Исходя из выше сказанного можно сделать вывод о том, что шежере, передаваемое устно в ранний период истории народа позднее стали записываться для того, чтобы сохранить тексты целиком и без искажения, причем они записывались в течении нескольких поколений.  

 

Таким образом, на мой взгляд, для башкирских шежере можно дать следующее определение:  

 

Башкирские шежере – это генеологическая и историческая летопись того или иного рода, племени, которые включают в себе события прошлого и настоящего, иногда переплетаются с библийскими и эпическими сказаниями и передаются из поколения в поколение в прозе, стихах или в виде генеологической таблицы.  

Не надо забывать еще о том, что без критического подхода к каждому тексту шежере мы не сможем уяснить истинные исторические факты. Ведь они стали записываться в условиях классового феодального общества и социальные условия этой эпохи в какой-то мере не могли не отразиться на их содержании. Из текстов шежере видно, что основная родословная часть их постепенно превратилась в генеологию башкирской родоплеменной знати. Составители шежере иногда включали в текст содержание ханских ярлыков, предания о знатном происхождении своих родовых предков, а позднее, после присоединения Башкортостана к России – грамоты на право вотчинного владения землей, раздельные акты и т. д. И поэтому эти родословные без сомнения переходят на разряд юридических документов, так как они подтверждали право участия того или иного рода в вотчинном владении землями. В этом отношении ценность шежере несомненно возрастает.  

 

Говоря о башкирских шежере Ф. Т. Кузбеков отмечает, что они сильно отличаются от русских летописей.  

 

«... Если для русских летописей характерно наличие различных редакций, их обновление и изменение, то для башкирских шежере такие изменения недопустимы. Шежере лишь дополнялись, однако начальные части сохранились в первозданном виде. Внесение изменений в то, что написано предками и аксакалами, считалось непозволительным».  

 

(Ф. Т. Кузбеков. История культуры башкир. Уфа, Китап, 1997, с. 36).  

 

Таким образом, они содержат интереснейшие материалы по истории Башкортостана ранних веков и восполняют в какой-то мере «пробелы» по быту, истории, этнографии башкирского народа. Они так же отражают историю отдельных деревень. Для наглядности рассмотрим шежере села Второе Иткулово, записанное от старожила села Ш. Ш. Габдеева.  

 

Как видно из истории, башкиры не раз поднимались на восстания против феодально-крепостнического гнета. И поэтому подвергались немыслимым казням: каратели дотла сжигали деревни, женщин и детей увозили в рабство. Вот почему башкиры большими группами уходили в леса и горы, чтобы выжить. В то время и соседы-татары нашли приют у башкир. Вот такая история расселения народа.  

 

При Александре Втором Романове вышел указ о ликвидации хуторов и укрупнению деревень. Поэтому люди с хуторов по р. Матим, Таулы, Ражап переселились в д. Второе Иткулово.  

 

А до этого много лет назад под давлением казахов сюда переселился сын Айыукары Алибак. Выбрал место для житья устье р. Тавлы. Вверх по реке от этого места проживал тархан Аиткужа в одноименном хуторе. Его сын Иткул. Об Иткуле: в детстве он потерялся, оказывается его увели казахи; повзрослев сбежал оттуда и возвратившись женился на дочери Алибака, обосновался недалеко от тестя возле деревни. Деревня разрасталась и хозяйство Иткула слилось с деревней. После смерти Аиткужы деревню стали называть Иткул, поэже Верхний Иткул, потом Второе Иткулово.  

Сыновья Иткула – Котлогилде и Султангул; Сын Котлогилде – Худайбирде, его сын Саиткул, его сыновья – Исянгилде и Якуп.  

 

Сын Исягилде – Жаббар. Он был очень богатым человеком. Его сыновья – Аллаяр и Сурагул, вкратце Сура. Аллаяр любил лошадей, каждый день своего коня чистил скребницей. Отец ему дал прозвище «скребок». Сура по характеру был нелюдимым, неразговорчивым. Надвинув ушанку поглубже собеседнику смотрел исподлобья. По 5-6 дней он пропадал в лесу, взяв с собой только палицу. Увидев, как Сура собирается в лес отец с улыбкой проговаривал: «Смотрите, двуногий волк опять собирается навещать своих лесных родственников». Сура от отца имел прозвище «волк». Эти прозвища перенеслись на их потомки.  

Сыновья Аллаяра: Ниятша, Гадельша, Давлетша;  

Сыновья Ниятши: Амин, Амир, Альмухамет, Мухаматгали, Мухаматьян и Давлетбирде.  

 

Сын Ниятши – Амин мулла. Его сыновья: Хажимухамет, Шарафетдин, Хусаин, Султан, Харис.  

От Хажиахмета – Габдулла, Габдельгани и Махмут от первой жены, Зайнулла, Гарифулла; Габдулла сыновей не имеет.  

От Габдельгани – Хидятулла и Ильяс; Сын Хидиятуллы – Зиннат; Сыновья Ильяса: Рафаиль и Рауил.  

Сын Рауиля – Махмут, его сыновья: Хайривара, Габдрахим, Бадретдин; От Хайривары – Габдельварис, его сыновья: Габдрахман и Габдрафик.  

От Бадретдина – Мазгар, его сыновья: Зайнулла, Билал, Хамза, Шугаип, Габдельхай.  

От Билала – Нуриман и Акрам; От Хамзы – Факил; От Шугаипа – Фатих; От Габдельхая – Талгат.  

Сын Иткула – Султангул, его сын – Балхия, его сын – Ишмурза. От него пошел род Ишмурзиных его сын – Гадельша Ишмурзин. Сын Гадельши – Хайретдин, его сыновья: Юлмухамет, Дильмухамет, Фазылгаян;  

От Юлмухамета – Ражап и Рашит;  

Сыновья Дильмухамета: Борис ( Габделварис), Фарит и Фиргат; Сын Бориса – Мурат; сын Фарита – Мирас; сыновья Фиргата:Марсель, Венер, Юнир.  

Второй сын Султангула – Йосоп, его сын – мулла Якуп. Он построил первую мечеть в деревне. Сын Алибая Карим разобрав мечеть поставилего на новом месте на устье р. Тавлы. Люди продолжали селиться по р. Ражап (“Криваая улица”) и Тавлы (“Волчья улица“). После смерти муллы Якупа мечеть перевезли и поставили на Кривой улице. Жена муллы Якупа была татаркой. В связи с этим потомков Якупа стали называть “Татарский род ”, вкртце «Татары», хотя название рода не должно быь связано с именем женщины.  

Сыновья Якупа: Мансур, Ахмет, Тагир. От Мансура – Шагивали, Шагимырдан, Габделлатиф. Файзрахман, Абузар. От Шагивали – Кузайфа, Зиннат, Хибат; От Кузайфв – Янузак, его сы – Рахмет, его сын – Рахимьян.  

Второй сын Якупа муллы – Ахмет, его сын – Хуснутдин, его сыновья: Хабибулла, Габдулла, Файзулла, Валиулла, Гайзулла, Шарифулла. ; От Хабибуллы – Ибрагим, его сын – Усман. Третий сын Якупа – Тагир. Сыновья Тагира: Хайрулла, Сахиулла, Ахметшараф, Губайдулла. Сыновья Хайруллы: Масалим, Агзам, Баязит, Адигам, Мужавир; От Масалима – Гузаир, Зубаир, Забир.  

 

“Волчья род” потомки Жаббара. Младший сын Жаббара – Сурагул, его сыновья Сыртлан и Габулла. Сыновья Сыртлана: Исянгужа, Заман, Музафар; Сын Исянгужы – Давлетгарей, его сын – Апсалям, его сын – Динислам, кго сын – Мидхат. Сын Замана – Губайдулла, его сыновья: Шайхигаллям и Тухватулла. От Шайхигалляма – Сахиулла, его сыновья: Нигматулла и Шарифулла.  

Еще одно родовое подразделение села называется “Пасынки волка).  

 

Однажды старик Кильмухамет, который прибыв откуда-то обосновался здесь, ходил по лесу в поисках сарына (;арна). Услышав плач ребенка подошли поближе и увидели шапку-ушанку на ветке дерева с младенцем. Стали ждать родителей, но тн не пришли. Тогда решили взять младенца домой, не оставлять же его на верную смерть. Чтобы избежать кривотолков распространил слух, что принес из леса маленького волчонка и стали воспитывать мальчика не показывая никому. Младенцу дали имя Маляуша (м;л;; – лапаточка для выкапывания корней трав) в честь лапаточки, которая вывела их на ребенка. Через некоторое время сверсники мальчику дали прозвище “пасынок волка” и потомков его называли так.  

 

У него родился сын по имени Худайгул, его сыновья: Мулкаман, Калкаман, Габделвали. От Габделвали – Сафиулла, Галаутдин, Самикан; от Сафиуллы – Мингажетдин, его сыновья: Фазлетдин, Габделхамит, Гилметдин; от Фазлетдина – Анвар, Абрар; от Габделхамита – Сагит, Гилметдин, Нуретдин.  

О роде “Тавлы”. В давние времена прибыв из д. Ишдавлетово тут обосновались братья Акмамбет и Акназар. Сыновья Акмамбета: Имангул, Юмагул; от Имангула – Мухаматвали, его сыновья6 Тажетдин, Зайнетдин, Мухаматдин. Старшие братья Мухаматдина сыновей не имеют.  

 

Сын Мухаматдина – Гималетдин, Галляметдин; от Гималетдина – Гибадат, его сын Ражап.  

От Галляметдина – Хакимъян, Шакиръян, Салимъян, Галимъян, Сабиръян; от Хакимъяна – Акмамбет, его сын Юмагул, его сын Давлетбай, его сыновья: Габдулла, Гибадулла, Абдулла.  

Второй сын Хакимъяна – Акназар, его сын – Байназар, его сын – Ситдык, его сыновья: Суфиян, Файзрахман, Хабибрахман, Ахматзаки; от Суфияна – Рамазан, его сын – Хабибрахман, его сын Нуретдин, его сын – Фахретдин.  

Родовое подразделение “Щенки” связано с именем сына Каипкула Кусуккулом, вкратце Кусук. Сыновья Кусуккула: Ирмак, Аллагош, Утяш, Килдегош; сыновья Ирмака: Йылкыбай, Бактыбай, Тулкебай.  

 

От Йылкыбая – Мухаметкул, его сын – Аллаяр, его сыновья: Динислам и Якуп; от Динислама – Юсуп, его сын – Салават, его сын – Рафкат.  

 

От Бактыбая – Мухаметшариф, его сыновья: Ситдык и Сахиулла. ; от Ситдыка – Юмагужа, его сыновья: Амир, Дамир, Мурит.  

Сын Тулкубая – Сафа, его сыновья: Магафур и Исхак; сыновья Магафура: Зиннатулла, Галимъян, Гилман; сын Исхака – Шарифулла, его сын – Сабиръян, его сын – Утяш, его сын – Ибрагим, его сын – Арслангали, его сын Махмут, его сын – Сулейман, его сын – Давлетбай, его сын Гайнислам.  

 

Родовое подразделение «Мунаш» берет свое начало от Мухамата, сына Ейянбирде. Ейянбирде был богатым человеком. У него от первой жены не было детей. Тогда он привез вторую жену, но дети не появились. Однажды молодая жена обратилась к мужу с просьбой отправить ее на лечение в Оренбург. Муж согласился. Вместе с кучером, молодым человеком, доехали до Оренбурга, там врачи сказали, что она не способна к деторождению. Она возвратилась домой и побывав дома более полгода опять выехала в Оренбург, чтобы там, якобы родить ребенка. Через четыре месяца, в хороший летний день, женщина со своим кучером выехала на обратный путь. По дороге, обещая деньги, предложила кучеру выкрать чужого ребенка. Когда тот согласился стали по дороге заезжать налево и направо в поисках ребенка. На одной полянке по названию «Мунаш» наткнулись на ребенка, который лежал на телеге. Рядом не было никого и они, схватив ребенка, спешно продолжили путь к дому. Ребенку дали имя Мухамат. Как-то тот кучер раскрыл секрет появления Мухамата и люди узнав, стали над ним подтрунивать говоря, что он сын русского из Мунаша. Мухамат решил уехать со своего аула и, приехав сюда, обосновался в нашей деревне.  

Сын Мухамета – Сагит, его сын – Алмагул, его сын – Валиулла, его сын Ахмар; от Ахмара – Иблиамин и Баймурат. Сыновья Иблиамина: Бахтияр, Садик, Загидулла, Камалетдин, Хамза; от Бахтияра – Гиният и Губайт; сыновья Гинията: Фазылгаян, Файзрахман. Губайта сын – Ишбулды, его сын Садик...  

Много лет назад Усерган-бий, бии рода Кара Кыпсак и Сугун Кыпсак совместно продали башкирские земли русскому заводчику Масалову за 300 рублей. Через некоторое время Масалов перепродает эти земли Пименову, котрый еще дальше расширил свои владения за счет башкирских земель.  

 

Знайте: убийца Бурзян-бия из племени Кыпсак. Кыпсаки состоят из родов: Карагай-Кыпсак, Кара-Кыпсак, Бушман-Кыпсак, Сугун-Кыпсак, Бурзян-Кыпсак.  

Место основного жительства бурзянцев по р. Сакмара и по склонам Ирандыка. Предки наши Мостай, Гадельша, Исянбат основали одноименные деревни на восточных склонах Ирандыка и занимали земли до р. Яик. За Яиком жили казахи и не раз случались сражения между башкирами и казахами во время барымта и карымта.  

 

Как-то Куряй-батыр из деревни Аптряшово (нынешний Абзелиловский район) разгромил большую группу казахов и боясь их мести переселился и обосновался рядом с нашей деревней на склоне горы. Эта гора называется “Гора Куряй-батыра”.  

Проходят года, и начинается волна прибывания русских, калмыков, мишаров и татар, которые обосновали отдельные деревни.  

 

Основатель Бурзянского рода – Бурзян-бий. Сын его – Йылкыса, его сыновья: Ямаш, Йомаш, Темяс, Каракулумбат. Сын Каракулумбата – Аликай тархан, его сыновья: Гадельша, Мустафа, Айыукара; сын Гадельши – Атангул и Саитбаттал.  

 

Сыновья Аюкары: Исянбирде, Алибак и Кадирбак. Сын Кадирбака – Исянгилде (Исякай), его сыновья: Давлетбай, Айыткужа, Алдарбай. Сыновья тархана Алдарбая: Мурат, Муса, Юсуп, Максут, Мансур, Мысыр, Саитбаттал, Бахтигарей, Адилгарей.  

Знайте: сын Аиткужы Иткул основал д. Иткул, Ямаш, Йомаш, Темяс основали своих одноименных деревень.  

 

Сын Аликай тархана Гадельша, его сын Атангул и второй сын Саитбаттал (Куяндар) тоже основали одноименные деревни.  

 

Сын Алибака Исянбай положил основу д. Исян.  

 

Зачем надо знать свою родословную?  

 

Во-первых, потому, чтобы знать о своих предках хотя бы в семи поколениях, чтобы, например, ненароком не жениться на девушках своего рода. Восьмое колено уже не считается родственником. Во-вторых, потому, чтобы общаться со своими близкими и дальними родственниками, знать свои корни, перенимать то хорошее и положительное, которое было у предков. В третьих, потому, чтобы знать свою нацию и идентифицировать себя до тех пор, пока нации и народности останутся. Придет время, по моему мнению, нации не будут иметь свои названия, а все те, кто живет в данной территории, назовут названием территории, как американцы или англичане, россияне и  

ли китайцы, хотя в этих территориях живут множество племен, родов, народов.  

Если, скажем, у тебя нет шежере, то сам начинай это дело, узнай о предках и нарисуй таблицу. Придет время и эту генеологическую таблицу будут продолжать твои дети и внуки. Автору этих строк пришлось восстановить более десяти колен предков и узнать, как и когда люди основали село и другие поселения.  

 

***  

 

Шежере моего рода  

 

Исянкай, его сын Аиткужа, его сын Иткул, его сын Султангул, его сын Юсуп, его сын Балхия, его сын Багаутдин, его сын Ишмурза, его сын Гадельша, его сын Хайретдин, его сыновья: Юлмухамет, Дильмухамет, Фазылгаян. Сыновья Дильмухамета Борис, Фарит, Фиргат. Сын Бориса Мурат, сын Фарита Мирас, сыновья Фиргата: Марсель, Венер, Юнир.  

 

Самым знатным односельчанином мы считаем героя Российской империи Алдар-батыра.  

 

10. Родословная Алдар-батыра  

 

Алдар Исенкеев родился в 70-е годы XVII века в Бурзянской волости Ногайской дороги (сейчас Баймакский район РБ). Родом он был из семьи феодала – тархана. Его отца звали Исекей Кадырбакин. Алдар жил в своей деревне Алдарово на реке Кана. А его родной брат тархан Аиткужа Исянкеев обосновался в бассейне р. Таулы, притоке р. Сакмары. В его семье рос Алдар. С середины XVIII века деревня Аиткужино известна как Иткулово, по имени сына Аиткужи, тоже наследственного тархана Иткула Аиткужина.  

 

Как известно, с добровольным присоединением Башкирии к Русскому государству, военная служба башкир стала постоянной. Исторические источники свидетельствуют, что башкиры с первых лет присоединения к Русскому государству начали участвовать в походах и войнах, которые велись Россией с другими государствами.  

 

К XVII веку Российское государство не имело выхода к морям, за исключением Архангельска. Этот северный порт не мог удовлетворить потребности страны из-за своей удаленности от основных центров страны, мировых морских путей, из-за тяжелых климатических условий. Сотни лет Россия упорно пробивалась к морю. Устье Дона с городом Азовом было наиболее привлекательной точкой приложения усилий.  

Азов уже брали казаки, и только неготовность государства в конкретных внешнеполитических обстоятельствах вынудила отдать его туркам. В ходе русско – турецкой войны 1686 – 1699 гг. Петром I были организованы два похода на Азов – турецкую крепость с гарнизоном в семь тысяч человек. В этих походах принимали участие и башкирские конники в составе отряда донских казаков под командованием атамана Минаева.  

 

Первый поход состоялся в 1695 году. Азов обложили с суши, но два штурма оказались безуспешными и принесли большие потери. Причинами неудачного похода явились: отсутствие единого командования; набеги крымских татар с тыла; снабжение гарнизона крепости с моря, из-за отсутствия морской блокады. Было ясно, что до зимы турок не сломить, а в поле можно уморить армию. Осаду сняли, армию отвели на зимние квартиры и решили строить Азовский флот в Воронеже.  

 

Второй поход состоялся в 1696 году и был успешным. Русская армия обложила крепость с суши, русский флот блокировал Азов с моря. началась бомбардировка крепости с суши и с моря. После продолжительной бомбардировки командование русских войск направило в крепость парламентеров, с предложением о сдаче крепости без боя. Командование крепости ответило отказом и через парламентеров передало условие начать битву со схватки батыров на кинжалах с обеих сторон. Из многотысячного русского войска честь защиты достоинства российских войск была предоставлена башкирскому батыру Алдару Исенкееву. В тяжелейшей смертельной схватке с черкесским батыром, за счет своей силы, опыта и сноровки, победу одержал Алдар-батыр. Эта победа стала счастливым предзнаменованием благополучного исхода всего сражения. Во время осады и сражения за крепость Азов Алдар-батыр совершил еще один геройский поступок. Он во главе нескольких башкирских воинов совершил вылазку во вражеский стан, и они, рискуя своими жизнями, захватили в плен очень важного "языка". «Язык», захваченный Алдаром-батыром, оказался ценным трофеем. От него смогли узнать о резервах и позициях конников крымского хана, о планах турок и военной силе Азовской крепости. Через несколько дней крепость пала, турки, не веря более в свой успех, добровольно сдали Азов. Взятие Азова было большой и важной победой русского войска. Это было первой победой русского флота. Россия получила выход к морю и начала превращаться в морскую державу. Больше всех этой победе рад был сам царь Петр I. При награждении героев битвы, проявивших большую отвагу, он одним из первых вручил своими руками ярлык-грамоту батыру из батыров Алдару Исенкееву и наградил его саблей с золотыми ножнами.  

В работе В. В. Вельяминова-Зернова "Источники для изучения тарханства, жалованного башкирам русскими государями" приводитсясписок, где указаны фамилия, имя тархана, имена его детей, и некоторых знакомых, причины назначения тарханского сословия, а также заслуги тархана перед государями. Про Алдара-батыра можно прочитать следующее: "Указ канцелярии Оренбургской экспедиции Уфимского уезда тарханам и башкирам 1734 году, декабря 24. Ногайской дороги Бурзянской волости:  

 

1) Тархану Алдарбаю Исекееву (так в документе), детям его, племянникам и внучатам – за бытие им Алдаром в Крымском и Азовском походах, за три полученные им раны, за убивство сразившегося с ним черкашенина, за поимку языка крымчанина объявление Его императорскому Величеству блаженные и вечные славы, достойные памяти государю императору Петру Первому".  

 

В конце работы В. В. Вельяминова-Зернова дана копия с архивных документов о тарханах. В этих копиях приведены имена детей, племянников и внуков Алдара Исянкаева (Исекеева). Тарханское звание получали его сыновья: Мурат, Муса, Юсуп, Максют, Мансур, Мысыр, Сеитбаттал, Бахтыгирей, Адылгирей Алдаровы; племянники: Арасланбек Деветеев, Качкар Деветеев; внуки: Алтынялил и Утеган Муратовы, Худаменде, Уткилде и Чувашбай Мусины, Абдесь Юсупов, Худайназар Максютов; правнуки: Чурай, Якшидавлет, Багузя и Лянузя Арасланбековы, Егутя Чурин.  

После возвращения из Азовского похода слава, военные подвиги Алдара-батыра и грамота, полученная им из рук Петра I, еще выше подняли его авторитет среди соплеменников. Его признали воином- мужем, равным деду Кадырбеку и отцу Исянгильде, ранее в Крымских походах за героизм получивших тарханское звание.  

Летом 1704 года, в связи с введением российским правительством дополнительных налогов и ряда мер, затрагивающих религиозные чувства башкир, началось восстание. Это восстание охватило территорию от реки Тобол до Волги, от среднего течения Яика до Казани, Вятки и Кунгура. Осенью 1707 года движение приобрело массовый характер. Башкиры Ногайской и Казанской дорог во главе с Алдаром Исекеевым и Кусюмом Тюлекеевым в октябре 1707 года разгромили полк Хохлова около Соловаренного городка. Многие крепости края подверглись штурму. Разгромив укрепления Прикамья, овладев Зайскими, Новочишминскими, Мензелинскими крепостями, окружив Каракулино и Сарапул, восставшие вышли к Каме. В декабре повстанцы, перейдя через Каму около Елабужской крепости, вторглись в соседние Кунгурский, Вятский и Казанский уезды. В плане восставших было взятие Казани, но оно не осуществилось. В начале 1708 года российское правительство направило против повстанцев карательные силы во главе с П. И. Хованским. Правительство обратилось к башкирам с предложением начать переговоры. Хованский от имени правительства обещал простить повстанцев и рассмотреть жалобы на произвол местных властей. Башкиры согласились прекратить борьбу. но власти нарушили условия соглашения. Весной 1709 года восстание возобновилось на территории Сибирской и восточной части Ногайской дорог. В Зауралье развернулась борьба под руководством Алдара Исянгильдина и Уракая Юлдашбаева. Повстанцы установили связь с каракалпаками и совместно с ними нападали на остроги, слободы, заводы, монастыри и села, расположенные на башкирских землях в бассейнах рек Исеть, Миасс и Теча. Правительство направило в Зауралье два полка под командованием И. Я. Якушкина. Восставшие были вынуждены прекратить борьбу. Восстание длившееся семь лет, все же сделало свое дело. Царское правительство было вынуждено подтвердить вотчинное право башкир, отменить новые налоги, осудить произвол и насилие местных властей, и в конце 1711 года выступления в крае прекратились. Алдар-батыр став главным предводителем восстания, сыграл немалую роль в том, что движение стало одним из крупных и результативных.  

 

Алдар Исекеев был членом посольства в Младший Казахский жуз и способствовал мирному принятию казахами русского подданства.  

 

Казахстан в начале XVIII века представлял собой соединение трех жузов – Младшего, Среднего и Старшего. Накануне и в период присоединения Казахстана к России над казахским народом нависла угроза порабощения со стороны среднеазиатских ханов, и единственным спасением было принятие им российского подданства. Инициатором принятия казахами российского подданства выступил хан Младшего жуза Абулхаир. географически и исторически Младший жуз был ближе к России, чем остальные два. Его связывали с северным соседом давние торговые и хозяйственные отношения. Абулхаир надеялся использовать российское подданство также для укрепления собственной, единоличной власти во всем степном крае. 9 февраля 1731 года императрица Анна Иоановна подписала грамоту хану Абулхаиру о принятии их в российское подданство. В 1733 году за большие заслуги в присоединении к России казахских ханств указом императрицы Анны Иоановны за Алдаром Исекеевым навечно закрепили тарханское звание, переходящее по наследству к потомкам. Ему вручили много подарков и среди них – именную саблю с серебряными ножнами.  

 

Восстание 1735-1740 гг. явилось реакцией башкирского населения на строительство царским правительством в Башкортостане крепостей, заводов, сопровождавшееся изъятием земли у башкир, на ликвидацию местного самоуправления, увеличения военных и трудовых повинностей. Толчком к восстанию послужило выступление из Уфы отряда Оренбургской экспедиции к усью р. Ори для постройки города. Для подавления восстания в Башкирию был направлен генерал-лейтенант А. И. Румянцев, который начал переговоры с восставшими. Начальник Оренбургской экспедиции И. К. Кириллов и его помощник А. И. Тевкелев (до крещения Кутлумухамет, потомок татарских мурз) использовали только силу. Последний расправился с башкирами аула Сеянтус Балыкчанской волости. Все 1000 жителей, в том числе женщины и дети, были жестоко убиты, а 105 человек заживо сожжены. Разгромив восставших, осенью 1738 года власти приступили к переписи коренного населения. Башкиры связывали с ней дальнейшее ухудшение своего положения. В 1739 году восстание возобновилось. Алдар-батыр оставался в стороне. Оставаясь преданным царю, одной рукой писал верноподданческие письма начальникам, другой спасал бунтовщиков от опасностей и истязаний. Везде щитом ему служило его высокое имя, звание и доверие.  

 

Весной 1740 года глава Оренбургской комиссии генерал-лейтенант Урусов вызвал Алдара Исекеева в Самару для переговоров. К генералу Алдар-батыр прибыл вместе с несколькими башкирскими старшинами, которые тоже должны были участвовать в переговорах. По прибытию в Самару, их тут же арестовали и, заковав в кандалы, отправили в Мензелинск к начальнику Комиссии Башкирских дел генералу Соймонову. Их допрашивали и пытали как изменников и бунтовщиков. После жестоких пыток 16 марта 1740 года Алдару Исекееву, Кузяку Буляшеву, Каныкаю Аллаярову, Илекаю Усянову, Сеиту Алканину, Якупу Аблаеву, Искуже Карашеву, Алдакаю Мурякову и Яммету Бикаеву вынесли смертный приговор и повесили.  

 

Так оборвалась жизнь славного батыра башкирского народа, героя Азовских походов Петра I, предводителя восстания 1704-1711 гг., посла России в Казахстане, потомственного тархана Алдара Исянкаева.  

 

Родословная генеология Алдара-тархана  

 

Байсары, сын его Байбахты сын его Исенкей-тархан, его сыновья:Кадирбак, Аиткул, Давлетбай, Алдар. Сын Аиткула Иткул. Сыновья Алдара: Ядкар, Мурат, Максют, Саитбаттал, Муса, Мансур, бахтигарей, Юсуп, Мысыр, Адильгарей.  

 

 

11. Хлопоты молодой семьи  

 

В то лето, когда я окончил педучилище и устроился на работу в своую родную школу, решил жениться. Моя любимая девушка Асия закончила 3 курс, ей необходимо было проучиться еще год, но я ее уговорил. Решил жениться потому, чтобы до армии узаконить наши отношения, чтобы она ждала меня с армии, так как я ее очень любил. Через пару месяцев, в ноябре 1967 года меня должны были забирать в армию, однако этого не случилось, из-за нехватки учителей в школе, дирекция ходатайствовало перед военкоматом оставить меня на гражданке еще на один год.  

 

Известив родителей с обеих сторон, я должен был поехать к родителям моей будущей жены просить ее руки. В то время отца моего дома не было, он работал в Волгоградском тракторном заводе. Перед поездкой возникло ряд проблем: из-за карантина не пропускали ни одну машину ни в селе, ни из села. Тогда в селе не было так называемых легковых машин, до села не ходили рейсовые автобусы. Время сенокоса и потому у кого-то попросить лошади для поездки было невозможно. Надо было найти грузовую машину. Мой двоюродной брат Рашит Ишмурзин в то время работал шофером бензовоза, вот мы с матерью его уговорили. Из-за карантина невозможно было выехать по той дороге, которая вела бы туда, куда мы собрались. Между селами Второе Иткулово и Первое Иткулово расстояние равнялось 40 километрам. Мы решили так: выехать в лес, где не было карантинного поста и через кружевной путь попасть в Первон Иткулово. Правда, расстояние удлинялось до 100 км. Так и сделали, по ухабам и буеракам, по еле заметным лесным тропинкам и дорогам через хутора Такасуккан и Комуннар мы доехали до села. Мы это: шофер, мать моя и я. Асия и ее родители, оказывается, нас давно ждали. Нас встретил отей ее Сулейсанов Хамза Юмагужович, известный в районе учитель математики. Познакомились и с хозяйкой дома, мачехой Асии, звали ее Зугра, так как ее родная мать давно покинула этот мир.  

 

Слава Всевышному, родители Асии быстро согласились с новым оборотом дел. Там же провели так называемый вечер благословления родителей называемой – бата. Расписались в местном совете и, забрав свою молодую жену, отправились обратно и мы включились в страду сенокошения для личного хозйства.  

Тогда моему свекру, оказывается было всего-то 43 года (с 1925 г. р. ). Он не только известный учитель, а участник ВОВ, в чине лейтенанта прошел войну, остался жив, хотя имел рану около виска, имел много военных наград: орденов и медалей. Хорошо помню, что он имел орден “Красной звезды”, медаль за освоение целинных земель и т. д. Краткая биография Сулейманова Х. Ю. такова: родился, вырос, учился в Первом Иткулове. Окончил Темясовское педучилище. В 1941 году был направлен учителем в Ишбердинскую начальную школу, где он проработал более года и ушел на фронт. Вернулся в 1946 году и начал работать в Первоиткуловской школе. Тут он познакомился с пионеовожатой Танслу Маликовой, матерью Асии и вскоре они поженились. Хамза Юмагужевич учительствовал недолго, его избирают вторым секретарем РК ВЛКСМ. В эти годы он окончивает Стерлитамакский пединститут. В 1952-1955 годах он назначается директором Первоиткуловского детского дома. Но в семью пришла беда: оставив пятерых дочерей ( Асия, Суфия, Закия, Зульфия, Кунслу) умерла жена. Свекру пришлось жениться вторично на девушке-татарке Зухре из села Юлук. Родились еще двое дочерей и мальчик: Альфия, Файруза, Халит. Я очень уважал отца и тещу Зухру за то, что они воспитали прекрасных детей, четверо из которых стали педагогами и за то, что они были честными, простыми и умными тружениками села, принимали своих зятьев как своих детей. О моем свекре тепло вспоминает в своей книге воспоминаний Зекерия Шарафутдинович Акназаров, который четверть века занимал пост председателя Совета Министров БАССР. Он пишет так:  

 

“Особенно запал в мою память учившийся со мной Хамза Сулейманов, семья которого была хорошо известна в округе, ведь старший сын Сулеймановых Агзам дослужился на фронте до звания полковника. Хамза был очень талантливым человеком, прекрасным математиком. Вместе с ней мы учились в педучилище, потом он закончил институт и отлично преподавал математику в родной школе, продолжая традиции этого сильного учительского коллектива.  

 

(З. Ш. Акназров. Время. Люди. Мысли. Уфа, 1995, с. 19).  

 

Жизнь есть жизнь, она продолжается всегда независимо от тебя. И так, в конце августа 1967 года я начал работать в школе, а Асия отправилась на учебу в г. Сибай. Мне, молодому учителю дали несколько уроков музыки, истории, физики и русский 5 “б” класс. Тогда были параллельные башкирские и русские классы. Около половины учащихся прибыли из хуторов Такасуккан и Сарбия, где в основном проживало русское население. Дети устроились в школном общежититие. С этими милыми ребятами я сразу нашел общий язык, с ними работать было весело. Каждый раз после занятий бываю в школьном общежитие, вместе готовимся к урокам, играем в разные игры. Они часто вспоминают своих родителей, дом родной, по сути дела они только что оторвались от родного дома и потому их, маленьких еще детей, легко понять. Одним словом, я очень полюбил своих школьных детей. Над сказать правду: школьное здание ветхое, класс-кабинетов не хватает, поэтому дети учатся в две смены. Начальные классы, как правило, занимаются во вторую смену. В каждой классной комнате имеется обыкновенная печка, которая греет все помещение. Технички школы топят их рано, около пяти часов и уходят закрыв дымоход, когда остаются одни живые угли.  

 

Как-то после обеда я остался в школе, чтобы провести кружоу вокала. делам, В тот момент руководители школы и учителя старших классов не было, они только что ушли домой. Смотрю заходит в школу незнакомый длинного роста человек, дошел до меня, молча подал руку, но не представился, а сразу грубо задал вопрос:  

 

– Ты кто такой?  

– Я – учитель этой школы, – ответил я.  

 

– Где директор школы? Где завхоз? Где учителя?  

 

– Они только что ушли по домам, ведь время обеда. Завхоз недавно ходил тут. А вы кто? – Мне пришлось задавать встречный вопрос.  

 

– Я – Сырлыбаев, работник райкома. Иди позови завхоза ко мне!  

 

Я поискал по территории школы завхоза, но не нащел. Он со мной пошел по классам и заглянув за печь стал выбрасывать оттуда дрова, ведро- поломойку и половую тряпку, приведя в полный беспорядок классное помещение. Сам постоянно задавал мне вопросы:  

 

– Почему эти вещи лежат тут?  

– Их некуда больше деть.  

– А их нельзя хранить в сарае?  

– Но это вопрос завхоза школы.  

– Пойдем, посмотрим внешние туалеты.  

 

Я отказался, говоря, что провожу кружок и дети должны вовремя уйти на полдник. Тогда представитель райкома стал ругать меня, опуская до уровня преступника и отбыл в райцентр.  

 

Тогда удивился тому, что работник отдела агитации и пропаганды райкома вместо того, чтобы побеседовать о делах школы стал сразу копаться в “грязном белье”. Тогда я почему-то подумал, что если в райкоме все такие, то партийную систему не поддержат ни учителя, ни руководители, ни народ и тогда этой системе придет конец. В тот момент решил, что не надо войти в ряды коммунистов только из-за того, что там есть наглые и грубые люди, хотя местный секретарь парткома мне не раз предлагал написать заявление а принятии в партию.  

 

Другой случай изменил мои думы. Как-то во время длинного перерыва между уроками в учительский появился учтивый молодой человек. Представился, со всеми поздаровился по рукам, поинтересовался учебой и внеклассными мероприятиями школы, положением дел агитколлектива и пропагадисткой работы. Изъявил желанье кратко выступить перед учителями и сказал, что он Фатих Сафаргалеевич Исхаков, работает в отделе пропаганды и агитации, был до этого директором Тубинской школы. В десятиминутном выступлении он вкратце изложил работу райкома, четко показал главные направления агитационной и пропагандисткой работы среди населения. Когда прозвенел звонок на урок, он тут же закончил свое выступление. Этот простой райкомовский представитель очень нам понравился тем, что показал себя очень начитанным и грамотным агитатором и политическим деятелем. Я сам очень обрадовался тому, что, оказывается, в райкоме работают и прекрасные люди, знающие жизнь сельчан, быт простых людей и сельской интеллигенции.  

 

Осталось в памяти еще один эпизод из жизни школы, когда я начал только что работать. Директор школы вошел в конфликт с техничкой Шагидой Альмухаметовой говоря, что она плохо топит печку, моет полы грязно. Написав представление в местком профсоюза школы он просил дать разрешение на увольнение этой технички. Местком, где я был тоже членом, не дал такого согласия и Альмухаметова продолжала работать дальше. Директор школы обратился в райком профсюза РОНО с просьбой отменить решение месткома и уволить с работы указанную техничку. Прибыл председатель райкома работников просвещения. Он был сам за рулем ГАЗ-69, так как с ним не было никого. Он собрал местком, пригласил и техничку и объявил, что решение месткома отменяется, а решением райкома профсоюза дается согласие на увольнении этой технички. Поэтому она с завтрашнего дня не работает. Альмухаметова заплакала, просила, чтобы оставили на работе, так как она воспитывает двух девущек и больше дохода не имеет. Но все было напрасно. Заседание длилось недолго, 6-7 минут. Представитель райкома резко закончил заседание и вышел, чтобы ехать обратно. Тогда та техничка, выйдя следом за ним, стала проклинать его со словами, чтобы он на этот раз не доехал до дома, чтобы его машина перевернулась на полпути. При этом она сняла свой платок и обращаясь к Всевышнему читала какие-то молитвы. Представитель молче сел в машину и укатил. Через час мы получили сообщение, что у того представителя перевернулась машина в 15 километрах от нашего села на Бекешовской возвышенности, и что он оказался мертвым. Это событие меня взволновало и очень удивило, так как я своими ушами слушал проклятия и уыидел, как оно сработало. Неужели эта была случайность? Какбы то не было, я, работая руководителем сельсовета, директором нескольких школ, рабочкомом Сибайскогосовхоза и секретарем парткома Баймакского леспромхоза никогда дело не доводил до увольнения подчиненных за каие-то упущения, помятуя, что за каждым работником стоит его (ее) семья и детям надо есть все время, независимо от того, что их родители плохо или хорошо справляются со своими обязанностями. Это сугубо мое мнение, может кто-то думает иначе.  

 

Прошел еще один трудовой год. Успешно окончив педучилище, жена вернулась в наше село и трудоустроилась в школу учителем начальных классов. Пришла пора сенокоса во время которой произошло одно курьезное событие. Жена, несмотря на то, что была в положении, изьявила желанье идти со мной на сенокос. С нами пошла и сестренка Роза. Наши сенокосные угодья находятся в 7-8 километрах от села в сторону хутора Такасуккан. Ходим пешим ходом, втроем прошли это путь за два часа, неторопясь. Здесь как раз начинаются темные безбрежные леса со своими зверями и лесными животными. Во время сенокоса иногда ненароком замечаешь, как медведь или лось наблюдают за твоими действиями и учуяв, что ты обратил свой взор к ним, быстро и незаметно пропадали. Лесным обитателям в этих краях пища хватала, поэтому звери, как медведь или волк, не трогали людей. Зная об этом мы тоже не боялись их, при встречах спокойно уходили прочь с холодеющими спинами.  

 

Целый день втроем работали как могли: подбирали валы, ставили копна, трапезничали возле своего шалаша. Мы с женой хотели переночевать в лесу, а Роза должна идти домой и на следующее утро возвратиться с продуктами. Работу звкончили где-то ы одиннадцатом часу. Вечерело. Сестренка забоялась идти одна и уговорила Асию идти вдвоем. Та согласилась, но, пройдя пару километров, обратно вернулась из-за того, что почувствовала слабость во всем теле и не могда дальше шагать. Я проводил их, стало уже темно. Поскучав возле щалаша решил тоже вернуться домой, но другой дорогой, которую я считал более пряямой. Когда вернулся домой было двенадцати часов, Роза сидела и чаевничала во времянке. А я думал, что жена ушла спать. Спросил у нее, когда невестка уложилась спать. Она ответила, что невестка Асия обратно вернулась в шалаш но почему молчала об этом до сих пор? Это сообщение меня удивило и испугало. Ужинать не стал, взял велосипед, продуктов и обратно иза всех сил направился к своему шалашу. Дорога до сенокоса все время идет на гору и это затрудняло движение. За час доехал до шалаша. Что это такое? Никого тут нет! Стал громко кричать -бесполезно, Ищу – не нахожу, сразу подумал, что жена, видимо, попала в лапы какого-то зверя. Смотрю на часы – третий час ночи и тьма тьмучая. Сел отдохнуть аозле шалаша думая, что с рассветом возобновить поиски. Решил, что ее в живых уже нет. Сел, задумался, услышал музыку. Что это такое? Может быть, просто послышалось от перенапряжения? Дальше слушаю: вдруг заговорил мужчина. Ага! Значит поблизости кто-то имеется и у него работает радиоприемник. Слава Всевышнему, все тропинки-дороги знаю наизусть и я уверенно шагнул по еле заметной тропинке в сторону музыки. Прошл примерно полтора километра, звуки музыки стали ясными. Вдали замаячил слабый костер возле какого-то шалаша и увидел две фигуры старика и своей жены. Оказывается, старик из соседней деревни Нигаматово здесь косит сено и постоянно остается на ночлег. Радости не было предела когда я нашел свою жену. Поблагодарив за прием и приют, мы вернулись в свой шалаш к утру, когда заря уже начала светать.  

14 ноября 1968 года у нас родился сын Мурат. С Бекешовской больницы я забрал их 18-го, а 19 числа пришла повестка из военкомата и 20-го числа я выехал в Сибайский военкомат, чтобы отправиться в армию. Меня провожали всей школой.  

 

 

 

11. В Советской Армии  

 

После прибытия в военкомат мы сразу были отправлены в так называемый Уфимский сборный пункт, где мы пробыли в течение недели. Здесь нас разделили на группы по 50 человек. Таких групп с номерами набралось более десятка. Из-за нехватки нар многие спали прямо на полу. Прибывшие ночью призывники ходят через тех, кто коротает ночь на полу, поэтому о сне не может быть и речи – просто дрема сопаской, чтобы в темноте ходившие не наступили на тебя, хуже всего на голову. Кормят один раз в столовой, она находится вне сборного пункта. Обед начинается с 12-ти и кончается тогда, когда все группы полностью проходят. Обеденный час проходит так: из рупора слышится команда “Группа номер такой-то, строиться на прием пищи”. Мы строимся у ворот, нас еще раз пересчитывают, открываются ворота и нас ведут в столовой. Возле него остагавливаемся и по команде вереницей заходим туда и стоя у столов ждем пока все зайдут. После этого по команде присаживаемся и едим. Время обеда три минуты. Через три минуты звучить команда: “Встать” и когда вме встают подается следующая команда покинуть помещение. Многие не успевают дойти до второго блюда и уже звучить команда “Встать!, Выходить! ”. Многие умудрялись начинать трапезу стоя, и когда звучала команда садиться, они уже ели второе блюдо. После команды “Встать” – допивали компот стоя. Таким образом, они успевали полностью докушать все блюда, поставленные перед ними. Вообще-то в столовой готовили вкусно и сытно. Это тоже осталось в памяти.  

На восьмой день всех призывников, находящих в сборном пункте построили, повели на поезд и поместили в специальном эшелоне и состав помчался на восток. Когда доехали до Куйбышева (ныне г. Самара) нашу группу оставили там имы оказались в воинской части под номером 73 403 в районе Кряжа. Здесь была так называемая учебка, где из нас сформировали роту водителей военных машин, химиков гражданской обороны и радистов-радиотелеграфистов. Я попал в роту водителей и очень обрадовался тому, что приобрету еще одну специальность, которая ценилась тогда и на гражданке. Однако, узнав по документам, видимо, что я близок к музыке, меня перевели в роту радистов-радиотелеграфистов. С первых дней мне понравилось певучий звук ключа, это дало мне возможность легко усвоить азбуку морзе. Многим радистам эта новая специальность не нравилось и, может быть, поэтому только половина обучающихся смогли сдать экзамен по приему и передачи информации после шести месяцов обучения. Всех обучающихся направили в другие части Приволжского Военного Округа. Кто сдал – стал служить радистом, а кто не сдал – попали в пехоту. А я, слава Всевышнему, не только сдал, но и вышел на первое место по скорости передачи и на второе место по скорости приема. Поэтому меня оставили в этой части, чтобы дальше служить радистом, перевели в соседнюю казарму на второй этаж. Нам троим, новым радистам показали радиостанцию части, которая находилась в автомобильном парке части и держала постоянную связь со штабом Приволжского Военного Округа. С нами провели соответствующий инструктаж. Мы, трое военнослужащих, лучшие радисты из нашего выпуска, должны были дежурить по 8 часов, разделив сутки на три днем и ночью, держать постоянную связь со штабом Округа, то есть принимать все радиограммы штаба и немедленно доложить дежурному офицеру по части сразу после окончания приема. Радиограммы состояли обычно из одних цифр, обычно приходил дежурный офицер со штаба в сопровождении солдата с карабином и уносил. В штабном шифровальном отделении расшифровывали содержимое радиограммы и, привратив в обыкновенный текст, передовали командиру полка. Иногда сами передовали в штаб Округа радиограмму, состоящую только из цифр. На всякий случай имелась и телефонная связь со штабом округа, телефон стоял на столе. Правда, он, этот телефон, больше молчал, нежели работал. А мы, трое радистов, уже не подчинялись общему распорядку дня полка: не выходили на гимнастику, не участвовали в других мероприятиях, не ходили в столовой совместно с другими. Наш распорядок дня был таким: после отработки восьми часов на радиостанции принимали пищу и нам пологалось спать. Следующий 8 часов бодроствовали, приводили себя в порядок и готовы были подменять дежурившего радиста в случае надобности. Ведь человеку иногда охота попить воды, покушать, сходить по нужде, покинув помещение радиостанции. А это помещение находилось в закрытом кузове военной машины, если не ошибаюсь, ЗИЛ-130 с подведенной электроэнергией. В помещении было всегда тепло от работы большой станции в передней части помещения, горел свет. В случае необходимости можно было включать электрообогревы. Горела одна лампочка, по обеим бокам была сиденье-лежанка, а перед радиостанцией столик для работы с ключом. Там же находился и телефон. Эта станция работала в двух вариантах: принимала и передавала морзянку, если надо – можно было перейти на звуковой прием и передачу, то есть просто вести разговор. Габариты радиостанции были, по моему мнению, достаточно большие, примерно два квадратных метра. Состояла из блоков, а в блоке лампы. Если в одном блоке, например, сгорела лампа, то станция указывала, что такой-то блок не работает. Достаточно было открыть блок одним нажатием на кнопку, и посмотрев на марку, сгоревшую лампу просто заменить. Быстро и удобно!  

Что же такое азбука Морзе или морзянка?  

 

Это чередование кратких ( точечных) звуков с более длинными звуками, которые образуются когда нажимаешь на ключ. Вот эти звуки называются тире или точка. Тире длиннее точки в три раза. Для тех, кто интересуется морзянкой приве Буквы:  

А=точка, тире=. _ = та, тиии (арбууз)  

Б=тире, точка, точка, точка =_... = тиии, та, та, та (бееей ба-ра-бан)  

В=точка, тире, тире=. _ _= ти-тааа-тааа (ва-сиии-лиий)  

Г=тире, тире, точка=_.. = (гаа-беее-лин)  

Д=тире, точка, точка= _.. =тааа-ти-ти= (даай ку-рить)  

Е (ё)= точка=. = ти (ель)  

Ж=тире, 3 точки, тире= _... _ =тааа-ти-ти-ти-тааа (жууу-ли-ки и-дууут)  

З=тире, тире, точка= _ _. = тааа-тааа-ти (зааа-хооо-ди)  

И=точка, точка=.. = ти-ти (и-рис)  

Й=точка, 3 тире=. _ _ _ = ти- тааа-тааа-тааа (е-гооо-руууш-кааа)  

К=тире, точка, тире _. _ = тааа-ти-тааа (кааак де-лааа)  

Л=точка. тире, точка, тире. _. _ = ти-тааа, ти-тааа (ле-нооо-ли- ууум)  

М=тире, тире _ _ = тааа-тааа (мааа-мааа)  

Н=тире, точка _. =тааа-ти (нааа-ша)  

О= 3 тире _ _ _ = тааа-тааа-тааа (ооо-рааа-кууул)  

П=точка, тире, точка, тире. _. _ = ти-тааа, ти-тааа (пи-ааа-ни-нооо)  

Р=точка, тире, точка. _. = ти-тааа-тит (ра-кеее-та)  

С=3 точки... = ти-ти-ти (се-кун-да)  

Т=тире _ = тааа (тааам)  

У=точка, точка, тире.. _ = ти-ти-тааа (ук-роп гдеее)  

Ф=точка, точка, тире, точка.. _. = (фа-за-трооо-ник)  

Х=4 точки.... = ти-ти-ти-ти (ха-ра-ки-ри)  

Ц= _. _. = тааа-ти, тааа-ти = (цааа-пай, цааа-пай)  

Ч=3 тире, точка _ _ _. тааа-тааа-тааа-ти (чааа-пааай плыыы-вет)  

Ш=4 тире _ _ _ _ тааа-тааа-тааа-тааа (шиии-рооо-кааа-реее-кааа)  

Щ=тире, тире, точка, тире _ _. _ тааа-тааа-ти-тааа (щууу-кааа и-дееет)  

Ь (Ъ) 2 тире, точка, 2 тире _ _. _ _ тааа-тааа-ти-тааа (мяяяг-кииий  

знак тааа-кооой)  

Э=2 точки, тире, 2 точки.. _.. ти-ти-тааа-ти-ти (Эль-за гдеее-же-ты)  

Ю=2 точки, 2 тире.. _ _ ти-ти- тааа-тааа (Ю-ля тыыы гдеее)  

Я=точка, тире, точка, тире. _. _ ти-тааа, ти –тааа (я тууут, ты гдеее)  

 

Цифры:  

1). _ _ _ _ ти-тааа-тааа-тааа-тааа  

2).. _ _ _ ти-ти, тааа-тааа-тааа  

3)... _ _ 4)=.... _ 5)=..... 6) _.... 7) _ _... 8) _ _ _.. 9) _ _ _ _.  

0) _ _ _ _ _  

Знаки препинания:  

Точка =..... ; запятая=. _. _. _ ; двоеточие= _ _ _.. ; тире=_...._ ;  

знак вопроса=.. _ _.. ; знак деления= _... _ ; скобки=_. _ _. _ ;  

восклицательный знак= _ _.. _ _ ; ошибся=........ (8 точек);  

конец связи _. _ или.. _. _ (повторить 2-3 раза с паузами).  

 

Во время дежурства на радиостанции нельзя ее оставлять без внимания ни на одну секунду. Мы, роадисты, слушая эфир, читали книги, а иногда слушали негромкую музыку. Радиосигналы обычно передавались ночью, когда эфир был более чистым от ненужных сигналов. Дежурный, а он имеет свой позывной, который меняется каждый день, постоянно слушает эфир на своей волне и, услышав свой позывной, немедленно начинает принимать сигналы морзе, то есть радиограмму. После окончания приема звонит в штаб, оттуда приходит дежургый офицер в сопровождении вооруженного солдата и забирает радиограмму. Вот и вся схема нашей работы. Иногда нас поощряли увольнительными, то есть выпускали на несколько часов в город. Мы, обычно группа из 3-4-х солдат знакомимся с городом, бродим по зеленым паркам, широким улицам, доходми до Волги и, если летнее время, купаемся. Если в уывальнительном билете указано возращение, скажем, 17-00, то ты к этому времени должен быть на территории полка, иначе – гауптвахта.  

 

Что можно сказать о самом городе?  

 

Наш полк расположен в районе Кряжа, который окружен реками Волга и Самара. Перед нашим полком имеется широкая поляна, за которой располагается авиационная часть. Мы не раз видели, как прыгали парашютисты. Постепенно узнали, что в городе Куйбышеве имеется и гражданский аэрапорт “Безымянка” в Кировском районе, а так же аэрапорт “Смышляевка” возле одноименной деревни. Имеется крупная железнодорожная станция, которая соединяет Сибирь, Урал, Среднюю Азию. Высота железнодорожного вокзала около 20 метров, говорили, что он самый высокий вокзал в Европе. В городе около сорока высших учебных заведений, в том числе известный всей стране Самарский государственный экономический университет, Куйбышевский авиационный институт, Государственный университет, Медицинский институт и т. д. Так же функционировал 51 средних учебных заведений и около двухсот общеобразовательных школ. Для культурного отдыха людей работал Драмтетатр им. Горького на площади Чапаева, Академический оперный и балетный театр на площади Куйбышева. Мы увидели прекрасно изваянные памятники Василию Чапаеву, Владимиру Высоцкому, Валериану Куйбышеву. Своей величавостью притягивают внимание Монумент Славы на площади Славы, барельеф “Родина-мать”. Для отдыха открыты центральный парк и парк под названием “Воронежские озера”. Стало понятно, что Куйбышев один из крупных городов нашей страны. Если в 1967 году в городе проживало 992 тысяч человек, то к концу 1968 года численность населения составило более миллиона человек. Город сперва назывался Самара, так как расположен по берегам рек Самара и Волга. В 1935-1991 годах назывался Куйбышевым в честь известного советского политического деятеля Валериана Владимировича Куйбышева. На берегу Волги длинный пляж, который “кипел” в теплое время. Для спасения утопающих и контроля над купающимися, тут имеются моторные лодки, команда спасителей и машина скорой помощи. В самом пляже вино-водочные изделия не продаются, однако находятся люди, которые приносят с собой, пьют по свински и начинают купаться. Вот они как раз и находятся в списке кандидатов на спасение. А на Волге, по-моему, волны крупные, в ветряную погоду доходят до полуметра и более.  

 

Запомнилось одно прелюбопытное событие, связанное с Волгой. В одном из летних дней двое солдат из нашего полка, найдя укромный уголочек на краю пляжа, решили купаться. Разделись, остались в трусах. Галифе и гимнастерку положили поверх сапог, чтобы не испачкать. Начали купаться, кувыркаться, не обращая внимания на то, что на берегу появились мальчики лет 10-12 и внимательно наблюдали за ними. Когда через некоторое время они вышли из воды, то оказалось, что мальчики сперли всю одежду, оставив только две пары сапог. Как быть? Слезами горе не поможешь. Эти двое в одних сапогах и трусах пробежали несколько улиц до полка, изображая соревнование по бегу среди военных. А потом за деньги, присланные родителями купили военную форму, равную пропавшей. Их пожурили, но не наказали.  

В нашей роте связи были ребята из разных регионов страны: из Москвы, Татарстана, Башкирии и т. д. Были узбеки и казахи, дагстанцы чеченцы и т. д. в других ротах и батальонах. Жили мы дружно, никакой дедовщины не заметили, служили честно. Я особенно подружился с прекрасным парнем из Башкирии Петром Романовым. Наши койки в казарме были рядом, мы быстро нашли общий язык и в свободное время старались постоянно общаться. В связи с нашей дружбой произошел один забавный случай. После завершения обеда наша рота выходила из столовой. Шли быстро. Я шел за Петей и увидел, как один из служащих, стоящий возле двери, подставил подножку ему со словами: “Куда бежишь? ” и он с лету упал. Петя встал и повернувшись к этому солдату дал пощечину. Началась настоящая драка. Тогда я, подойдя тому солдату, схватил его, толкнул вон и остановил Петра. Тот убежал, вернулся с дежурным офицером и показав мне сказал: “Вот он избил меня! ” Несмотря на возражения и недовольствия окружающих дежурный лейтенант арестовал меня и посадил в гауптвахту. Гакптвахта находится в караульном помещении с отдельным входом. Маленькое окошко ее смотрит на комнату отдыха караульного помещения, откуда подают положенную трапезу. Кроме одной лампочки там ничего нет. Пол цементный, кроме одного стула нет даже кровати. Холодновато, но можно терпеть. Там я пробыл примерно около двух часов. Пока я сидел, оказывается, мой друг Романов ходил к самому командиру полка Бутузову, доложил, что меня посадили несправедливо. Полковник допросил еще двух-трех военнослужащих дополнительно, которые были свидетелями этой потасовки и принял решение освободить меня, что и было выполнено. Друг мой Петр был настоящим другом и моим земляком. Он тоже был из Башкортостана, как выходец из чувашского народа, он, кстати, свободно говорил на русском, чувашском, татарском языках.  

 

Во время службы были и встречи с друзьями, знакомыми и родными. Весной 1968 года получаю письмо от Ахтяма Хасанова, моего сокурсника по Сибайскому педучилищу. Он пишет, что узнал мой адрес еще до призыва, с целью написать письмо, но не сделал этого. А когда призвали тоже попал в Кряж, просил, чтобы я его посетил. В одном из дней я обратился к дежурному офицеру с вопросом, где находится часть, указанный в моем письме. Он вывел меня за КПП и мазнув рукой на восток, показал на еле видную воинскую часть за аэродромом в двух километрах от нас. Оказывается, Хасанов служил рядом, совсем близко. Поэтому я, сняв военную форму вышел за КПП своей части побегать и быстро дойдя до него встретился со своим другом-земляком. Его быстро нашел старший по КПП их части, велел явиться. Вторая встреча для меня была нежданная. Как-то мне сообщили из КПП части, что возле них части стоит милийцийская машина-патруль с тремя милиционерами. Они хотели бы встретиться с тобой. Поэтому необходимо срочно явиться в КПП. Один из милиционеров оказался моим товарищем детства, с которым мы вместе росли. Амир Нурасов, призванный на год позже, оказывается, служил в милицийских частях и они по очереди дежурили в нашем районе Он с рождения жил рядом с нами на одной и той же улице. мы проводили вместе все свое свободное время в играх. Встретились, поговорили. Я взял увольнительную до вечера и мы катались по всему району, заодно они наблюдали за порядком на улицах города. Летом 1969 года без каких-либо предупреждений явился отец. Он в то время работал на тракторном заводе Волгограда. Командиры наши, видимо, были добропорядочными. В нужный момент без лишних слов мне всегда выписывали увольнительную, а я в свою очередь старался оправдывать доверие командиров по своему, никогда не опаздывал с увольнения и немедленно докладывал о своем возвращении. Мы с отцом бродили по улицам города, были в кафе, поговорили вдоволь. Вечером он отбыл на поезде в Волгоград, который находился от Куйбышева на расстоянии 633 км по прямой. Визит отца сразу стало известен нашей и моей семье. Прибыть на место службы мужа изъявила желанье и моя жена Асия Об этом она написала в письме, где сообщала, что сын Мурат, который уже самостоятельно ходит и принимает любую пищу, останется под присмотром моей матери. В то время нас направили в командировку в поселок Новосемейкино под Куйбыщевом, который находился в 20 км от города, где мы занимались консервацией радиостанций Р-105, то есть в болльшом складе переносных радиостанций дополнительно мазали специальной мазью внешную часть Р-105, упоковали их в спецмешок, а мешок ложил в ящик. После этого тщательно закрывали этот ящик. Таким образом, готовили радиостанции для отправки в разные военные части. До командировки я сообщил Петру, что приедет жена моя, показал ее фотографию просил, чтобы он встретил ее и немедленно сообщил мне. “Не беспокойся, Боря – ответил он, – все будет в ажуре, я встречу и немедленно сообщу тебе. А если вдруг опоздаешь – увезу в дом тестя в Новокуйбышевск.  

 

Валентина – жена Петра, поженились недавно. Я, как ближайший друг, с начала до конца присутствовал на их свадьбе, естественно, поздравил их с началом семейной жизни как полагается с подарком. Деньги на подарок заработал так: из разноцветных проводов, которых было здесь пруд пруди я научился плести красивые ремни для брюк и продавал их солдатам за рубль. Вскоре у меняя набралось значительная сумма. На свадьбе я играл на баяне плясовые мелодии и русские народные песни. Очень звучно и красиво получались хоровые народные напевы. Узнав, что я башкир, гости проссили спеть мне башкирские песни без перевода, что и было выполнено. К моему удивлению, песни мои им очень понравились. Семья родителей Валентины жила на улице “Железнодорожная”. Отец ее работал на железнодорожных путях, мать была домохозяйкой. В семье кроме старшей дочери Валентины были взрослые уже сестренка и брат. Семья жила на окраине города, близко к железнодорожной станции. Скот они не держали, зато был у них большой и прекрасный сад, где было сотни яблоневых и других деревьев и кустарников.  

И так, к концу рабочего дня позвали к телефону. На проводе был Петр Романов. Он радостно сообщил, что приехала моя жена, что он встретил ее у КПП, сейчас он оформляет увольнительную и они поедут в Новокуйбышевск в дом родителей его жены. Просьба: срочно возвратиться и приехать в этот известный мне дом.  

 

Обьяснив ситуацию и взяв увольнительную у старшего по званию, я на электричке направился в Новокуйбышевск. Электрички между этими городами ходили частот и круглые сутки, поэтому к 12 ночи я добрался до Новокуйбышевск. Жена моя была уже там же. В доме уже была праздничная атмосфера, все познакомились с Асией и показывали свое уважение в мелочах, трапезничали громко и радостно. Меня тоже встретили с громкими возгасами и шумом. Праздник продолжался до утра. На другой день жена моя уехала, я поводил ее до железнодорожного вокзала и сразу уехал в Новосемейкино. Дом родителей Валентины осталось в памяти как сказочный дом, где жила счастливая и дружная семья, где и мы на чужбине чувствовали себя как дома. Прежнее название Новогуйбышевск – станция Липяги. Рядом со станцией находились деревни под названиями Русские Липяги, Мордовские Липяги, Чувашские Липяги. Долгое время не мог понять, что означает слово “Липяги”, оказывается, в старорусском лексиконе это странное слово означало место с небольшим лесом. В то время (1967) в Новокуйбышевск проживало 107 тысяч человек, благодаря перестройки 80-90-х годов прошлого столетия население города, оказывается, постепенно убывает. К 2014 году здесь проживало 106 тысяч человек.  

До женитьбы Петра был случай, когд я его подвел. Расстроенный Петя нашел меня возле казармы и сообщил, что приехала бывшая подруга и он не хочет с нею встречаться, так как тут познакомился с другой девушкой, хочет жениться и остаться тут после службы. “Иди к ней, она стоит за КПП. Скажи, что я в командировке на стороне, пусть поедет обратно не медля”, – сказал он. Просьбу друга пришлось выполнить. Я вышел за КПП, увидел красивую, как на картинке известных художников, молодую девушку лет 18. Кроме нее там больше никого не было. После приветствия я спросил:  

 

– Вы Лена? Вы из Башкирии? Приехали к Петру Романову?  

Она удивленно повела бровями и ответила утвердительно кивком головы и тут же спросила:  

 

– А вы кто? Где Петя?  

– Я его близкий друг. Через него я знаю как вас зовут, знаю вашу переписку. Врать не могу и не буду. Петр здесь нашел другую девушку, собирается жениться на ней.  

– Не верю! Он не такой человек. Я вам не верю. Где он?  

– Он здесь, в части. Не захотел с вами встречаться, послал меня, чтобы с вами поговорить. Он разве не писал вам, что у него новая пассия? Неужели письмо не получили?  

 

– Получила такое письмо, но не поверила. Поэтому, бросив все свои дела, приехала сюда, чтобы поговорить. Я только его одного люблю! Неужели он этого не понимает? – Она беззвучно заплакала.  

 

– Поймите, он не хочет с вами встречаться!  

– Не верю! Если он здесь, пусть напишет записку честно и прямо.  

– Хорошо. Вы меня тут подождите, я скоро вернусь.  

Подойдя к Петру передал желание Лены.  

– Что, как о чем мне писать? – спросил он бледнея.  

– Напиши как есть. Не мучай человека безизвестностью. Пиши, что скоро женишься, попроси прошения.  

– Как она выглядит?  

– Прекрасно, как девушка из красивой картинки.  

– Прошу об одном, проводи ее до вокзала, успокой, как можешь Пока ты отсутствовал, я успел получить для тебя увольнительный билет на 3-4 часа. Вот деньги на дорогу.  

 

Он записку написал, от большого напряжения глаза его были на мокром месте.  

Выйдя за КПП, вручил записку. Вижу: она несколько раз перечитывала записку, стала бледным, и тут случилось неожиданное: она грохнулась об землю без памяти. С помощью дежурных по КПП и с согласия дежурного офицера пришлось ее перенести в помещение контрольно-пропускного пункта части, по телефону вызвали военного медика, который на этот раз быстро пришел и оказал первую помощь. Ее привели в чувство.  

 

Я выполнил просьбу друга, проводил ее подругу до железнодорожного вокзала. В пути разговор у нас не получился. Она не хотела разговаривать, молча плакала. Мне тоже было сказать ничего, жалость, непонятная тоска сжимала мою душу. Когда купили билет до Уфы я сказал ей:  

 

– Лена! Выбросьте из памяти Петю! Вам встретится другой хороший человек и вы будете счастливы.  

– Как его выбросить из памяти? Ведь я его любила и сейчас люблю! Как я верила ему! Вот вы, скажем. бросили бы свою любимую девушку? – спросила она, прямо глядя на меня внимательно.  

– У меня другая ситуация. Чтобы не потерять любимую девушку, я до армии женился на ней.  

После этих слов Лена долго молчала, затем промолвила:  

 

– Да вы, оказывается, уже успели заложить основы семейного очага. Я вам завидую, но и желаю счастливой семейной жизни. А рана, нанесенная Петром, останется со мной на всю жизнь, после этого я никогда пожалуй не буду счастливой.  

 

Пришла пора заходить в вагон. Она зашла и уехала не прощавшись. Тут я вспомнил, на мой взгляд, полуциничные слова известного немецкого философа Фридриза Ницце “Каждому – свое”. Этот философ тоже заинтересовал меня и, прочитав ряд его мыслей узнал, наибольший интерес у Ницше вызывают вопросы морали, постановки ценностей через себя, а не через религию и общественное мнение. Ницше одним из первых подверг сомнению единство субъекта, причинность воли, истину как единое основание мира, возможность рационального обоснования поступков. Его метафорическое, афористическое изложение своих взглядов снискало ему славу великого стилиста. Однако, афоризм для Ницше не просто стиль, но философская установка — не давать окончательных ответов, а создавать напряжение мысли, давать возможность самому читателю «разрешать» возникающие парадоксы мысли.  

В учении Ницше можно выделить 5 основных идей:  

 

1) Воля к власти  

2) “Смерть бога”  

3) Нигилизм  

4) Переоценка ценностей  

5) Сверхчеловек  

 

Ницше считается основателем направления “философия жизни”, реальность понимается как форма жизни, сущность которой можно постичь интуитивно. Жизнь провозглашается абсолютной ценностью. Развитие жизни определяется двумя началами: Апполонистическим (бог гармонии) и Дионистическим (бог вина, стихия, хаотичная жизненная сила).  

 

“Воля к власти”, “По ту сторону добра и зла”, “Антихристианин”, “Так говорил заратустра”. Основа всякой эволюции – воля к власти, это воля к мощи, самоутверждению. Воля человека не может быть свободной или не свободной, она может быть сильной или слабой. Воля – это аффект (инстинкт)Свобода воли – это аффект превосходства по отношению к повинующемуся.  

 

Будущее человечества – не за слабыми, а за сильными, но в истории наблюдается падение жизненной силы и измельчание человека. Подобно тому как в животном мире есть хищники и ягнята, в человеческом обществе есть люди сильные и слабые, но слабые имеют сильную волю к власти (мстительность, алчность, завистливость – торгаши) Люди превращаются в торгашей – маленьких людей, злобных завистливых и мстительных. Сила в современном мире ассоциируется с негативными последствиями (зло, агрессия), а слабость наоборот (добро). Искажение ценностей связано с развитием христианства. Но современное христианство является варваризацией настоящего учения Христа. Иисус Христос, как воплощение евангелие любви, хотел дать людям образец нравственной практики поведения, но ученики исказили его учение и христианство стало той жизнью, избавление от которой проповедовал Христос. Вместо того чтобы говорить “Да” жизни, христианство говорит “Нет”, нет силе, красоте. Учение о равенстве – заблуждение великого Христа. “Не в неравенстве прав бесправие, а в претензиях на равенство прав”. Искажение подлинных ценностей означает что бог умер, “Смерть бога” – это путь к безверию и нигилизму. Единственный выход – из образовавшегося ничто, образовать нечто. “Бог умер, теперь хотим мы чтоб существовал сверхчеловек”. Сверхчеловек – это воплощенный образ человека гармонии, сильный. Предвестником сверхчеловека должны стать сильнейшие (высшие) – это познающие и созидающие.  

 

Для того чтобы себя изменить и совершить переоценку ценностей, человеческий дух должен пройти 3 стадии:  

 

– Стать верблюдом (взвалить все на себя)  

– Львом (свобода)  

– Ребенком (новое начинание, чистый холст)  

 

Свобода – это воля к ответственности за самого себя.  

 

Ответственность – это чрезвычайная привилегия, означающая прежде всего власть над собой. Самое главное в высшем человеке это самопреодоление: “Высокостоящий должен каждое утро доказывать свое право быть наверху”. Ницше провозглашает любовь к дальнему, т. е. к будущему идеалу человека. Человек – это канат между животным и сверхчеловеком, это мост к будущему идеалу. Это смеющийся Лев.  

 

Где-то я прочитал, что Ф. Ницще на стене своего дома крупными буквами написал: “Бога нет. Нице”. А когда он умер, на том месте появился другой лозунг, где было написано: “Ницше нет. Бог”.  

 

Следует заметить, что я как-то незаметно увлекся философией, особенно философской теорией марксизма-ленинизма. Взяв из военной библиотеки книги, во время дежурства, слушая по ночам эфир, занимался чтением книг В. Ленина, К. Маркса, Ф. Энгельса. Особенно трудно давалась мне “Капитал” Карла Маркса, которую пришлось не раз перечитывать, чтобы понять глубже. Такая “болезнь” помогла мне позже, когда поступал в Вуз и учился там. Очень полюбил изречение Маркса о том, что “В науке нет широкой столбовой дороги, и только тот достигнет ее сияющих вершин, кто не страшась усталости, карабкается по ее каменистым тропам”.  

 

Так в заботах и стараниях прошел еще один год. Приближался время демобилизации. Командование полка предложило мне остаться на сверхсрочную службу. Я ответил, что женат, имею семью, во-вторых, очень хочу жить на своей родине, где каждая собака знает тебя и приветствует. Беседуя со мной, командир части обещал квартиру для моей семьи и изъявил желание направить меня в высшее военное училище на заочное обучение. Мой конкретный отказ поставил точку на нашем диалоге и в середине ноября 1970 года я отбыл на Родину, в родное село, где меня ждала любимая жена с ребенком, мои родители, братишки и сестры.  

 

12. Возвращение в родную школу  

 

Мы, естественно, с нетерпеньем ждали демобилизации с армии, попросту – дембель. Запомнилось примерное содержание двух писем, которых получил в сентябре месяце 1970 года. Первое письмо-записку написал директор средней школы соседнего села Нигаматово Мансур Ибатуллович Лукманов. Он приглашал меня в свою школу, подчеркивая, что кроме музыки будут и другие предметы, а главное, хорошая квартира для моей семьи. В то время во многих школах учителей не хватало. Затем получил письмо от Асии, которая передавала привет от директора родной школы, где она работала Тажетдинова Азамата Агзамовича, который очень ждал меня в родной школе и уже выделил школьную квартиру для моей семьи. Жена просила разрешения переехать на школьную квартиру. В ответном письме я разрешил ей переехать в выделенную квартиру из дома соих родителей и сообщал, что имею единственное желание возвратиться работать в свою родную Второиткуловскую среднюю школу, где я когда-то был учеником, затем учителем после окончания педучилища.  

 

Кстати, М. И. Лукманов был известным педагогом в округе. В 1951-1955 годах он работал директором Второиткуловской школы, затем переехал в д. Нигаматово и там преподавал. Дружил с моим отцом, был знаком со мной, я его очень уважал как старшего педагога и ветерана войны. В 1961/1962 учебном году Нигаматовская семилетняя превратилась в восьмилетнюю школу и в связи с этим участника Великой Отечественной войны М. И. Лукманова назначают директором школы. Он с 1925 года рождения, уроженец д. Сыртлан Буздякского района Башкортостана. По распределению попал в Баймакский район. Как участник войны, имел: двух орденов Красной звезды, орден Славы 3-й степени, орден Великой Отечественной войны 2-й степени, орден Трудового Красного Знамени, медали “За отвагу”, “За освобождение Варшавы”, “За взятие Берлина” и т. д. Он “Заслуженный учитель БАССР”, “Отличник народного образования РСФСР”, “ Победитель соцоревнования в 1976, 1980 годах. Окончил Челябинский пединститут, затем Магнитогорский институт педагогики. Успешно работал в нескольких школах района. Эти строки о старшем педагоге пищу для того, чтобы еще раз показать, какие прекрасные педагоги и люди окружали нас в то время, своим примером, деятельностью незаметно воспитывали нас, молодых педагогов.  

Вот и дембель. 20 ноября я был уже в своем селе. Сразу направился в школьную квартиру, где уже отдельно жила жена с сыном. После встречи с ними пошли в дом родителей, чтобы их навестить. Во время торжественного чаепития появился директор местной школв А. А. Тажетдинов и предложил завтра же начать работу в школе. Я, долго не думая, так и сделал, подумал: “Как я вполне здоровый и молодой человек могу лежать без дела? ”.  

 

На следующее утро вместе с женой начал работать в школе, мне дали уроки музыки, физики и биологии. Началась интересная школьная жизнь: уроки, внешкольные, внеклассные мероприятия, работа художественной самодеятельности школы, в основном, проводились при активном участии старшего пионервожатого и учителя музыки. В то время не было еще заместителя директора по внеклассным работам. Когда не находили, например, стихи или песню соответствующей тематике, а старые песни уже надоели я писал собственные стихи на заданную тему, если надо и музыку к этим стихам, но не говорил, что все это придумал сам, боясь, что кому-то, может быть, не понравиться и будет критиковать. Однако стихи и песни тех лет у меня не сохранились, так как я считал, что они более никому не нужны. Надо заметить, я любил детей, сн им всегда находил общий язык, иногда щутил и они понимали меня. Старался не ругать их, а обьяснить в чем негатив. Они платили мне тем же, не сторонились, а старались быть вместе с нами.  

В декабре месяце меня, комсомольца, вызвал к себе секретарь партийного комитета колхоза “Урал” Халиков Салават Сунгатович и назначил лектором-пропагандистом среди молодежи. Так называемая экономическая учеба среди комсомольцев проводилась один раз в неделю в понеденльник, где обсуждались вопросы общественной политической жизни страны, а так же состояние сельского хозяйтства для жителей села.  

 

Следует заметить, что тогда, в 60-80-е годы прошлого столетия, жизнь в СССР была сложной и противоречивой. После войны в кратчайшие сроки были восстановлены объекты народного хозяйства, несомненно, произощли серьезные позитивные сдвиги и перемены. Преображались города и села, возводились крупные промышленные предприятия, укреплялась вера в партию коммунистов. Решения XX партийного съезда вызвали заметный поворот к демократизации общества. Но решение о культличности Сталина разделила людей на два лагеря на “за” и “против”. Много еще было фронтовиков, которые боготворили Сталина. Тем не менее, поддерживая курс партии и государства по экономическим вопросам., люди осваивали целинные и залежные земли, трудились во всесоюзных ударных стройках, участвовали в трудовом соревновании. Однако непродуманность хрущевских реформ, обманутые ожидания людей становились все более очевидными. Построение коммунизма в 80-х годах, зафиксированная в новой Программе КПСС, принятой XXII партийным съездом не получилось. Вскоре простые дюди увидели ее нереальность. Все это знали и наверху. В октябре 1964 года на пленуме ЦК КПСС завершился период правления великого реформатора Никиты Хрущева. На этом же пленуме первым секретарем ЦК партии был избран Леонид Ильич Брежнев. Все эти перемены мы обсуждали на экономических учебах молодежи. Были заметны некоторые успехи в сельском хозяйстве страны. В Башкирии, например, в развитии сельского хозяйства имелось множество положительных факторов, ясно показывающих на позитивные сдвиги в отрасли – развитие агропромышленного комплекса, индустриализация производства, внедрение новых методов хозяйства и т. д. Однако в общественно-экономической жизни страны что-то пошло не так. Рост городского населения республики и постепенное увеличение доли поставок в общесоюзный продовольственный фонд крайне обострили продовольственную проблему. Стагнация сельского хозяйства происходило на общем фоне падения темпов развития экономики страны, что привело в дальнейшем к политике перестройки и обновления...  

 

И так, декабрь месяц заканчивался. Я, как учитель музыки в школе, активно участвовал в подготовке школьных мероприятий, посвященных к Новому году, а по вечерам в клубе занимались подготовкой новогодних мероприятий для села. Иногда в клуб к нам захаживал председатель местного совета Абдулов, от которого постоянно пахло спиртным перегаром и это всегда удивляло нас. А директором Сельского дома культуры в то время работала Фарида Гибатовна Исхакова, соседка моих родителей. Работала старательно, поэтому ее труд оценили положительно. Она позже стала “Заслуженным работником культуры БАССР”, наградили медалью “Ветеран труда”. Мероприятия, посвященные к Новому году в школе и Доме культуры прошли весело, по-новому сценарию и это давал нам стимул работать дальше лучше. Так проходили дни и месяцы. Я с женой и маленьким сыном жил в одной из комнат общежития школы. В других комнатах барачного типа жили школьники из близлежащих деревень и хуторов, которые учились во Вотороиткуловской школе с пятого класса. У нас был телевизор, тогда телевидение работал только по вечерам. В это время к нам заходили пара десятков мальчики и девочки из соседних комнат общежития, чтобы посмотреть телевизор и некоторые располагались прямо на полу, так как не хватало стульев. Тогда возникло желанье построить себе просторный дом, однако материальные возможности пока тормозили эти мечты. Была и другая мечта: поступить в ВУЗ и выучиться. В начале лета я заочно поступил в БГУ на исторический факультет (г. Уфа), а жена поступила в Стерлитамакский пединститут на фимлологический факультет – тоже заочно. Во время экзаменов и учебы ребенка оставляли у родителей, где достаточно было несовершенолетних воспитателей в лице моих братьев и сестер. Что можно сказать о Башкирском государственном университете. Это учебное заведение находилось по улице Фрунзе (сейчас Звки Валиди) близ памятника Салавата Юлаева на левом берегу реки Агидель. Краткая история его такова: еще в 1909 году на основе распоряжения Министерства просвещения России (министр Шварц) в Уфе открывается трехгодичный учительский институт по адресу – улица Телеграфная, дом № 9. Первым директором института был назначен Лисовский Александр Николаевич. В этом здании теперь функционирует Уфимский институт искусства имени Загира Исмагилева. В 1912 году был первый выпуск студентов. Всего 24 человека, получив специальность “Учитель городских училищ”, окончили учебу. В 1912 году в институте появился да факультета: физико-математический и гуманитарно-географический. Через два года открывается третий факультет сельского хозяйства, а институт переименовали в “Центр народного образования”. Первым ректором этого учебного заведения был избран Чанбарисов Шайхулла Хабибович, который оставался на этом посту в течение многих лет.  

 

Башкирский государственный университет имеет в других городах, как Сибай, Учалы, Стерлитамак, Нефтекамск свои институты. В 12 кафедрах ведут работу 105 факультетов, они расположены в 8 корпусах:  

 

Основной корпус – факультеты биологии, истории, башкирского языка и журналистики;  

Физико-математический корпус – инженерный физико-математический, информационно-технологический факультеты и физико-технический институт;  

 

Химкорпус – факультеты химиии биологии;  

Корпус института права – факультеты уголовного, государственного, гражданского права;  

 

Корпус Романо-германский филологии – факультеты филологии, немецкого, франсузского, английского языков, межкультурная коммуникация, линговодидактика, факультет перевода. Имеются все удобства для аспирантов, для них открыты двери отделов вечернего и заочного обучения.  

 

Закончив летом 1971 года первый курс БГУ, вернулся в село. Запомнился один трагический случай этого лета. Был тихий, безветренный и теплый вечер. Готовились спать. В 12-м часу 22 июля вышел я в тапочках и в трико подышать свежим воздухом на минутку и в тот же момент услышал женский плач и отчаянные крики: “Помогите, помогите! ” Пока не соображая ничего, побежал я сразу в сторону крика, даже не успел предупредить свою жену, что отлучусь на какое-то время. За речкой в 100 метрах проходила сельская автомобильная дорога, которая поднималась вверх возле местной школы. Подбежав в темноте к источнику крика, увидел ужасную картину: под перевернутым трехколесным мотоциклом класса “Иж-Юпитер” лежал человек, а женщина пыталась поднимать тяжелый мотоцикл и не могла. Отбросив изо всех сил этот мотоцикл, обратил внимание на лежащего человека. Бездыханно лежал наш бывший директор школы Саит Газизович Ниятшин, а рядом крутилась его жена Кутлугужина Закия Рахметовна, наша учительница. Пытаясь поднимать мотоцикл за выхлопную трубу, она обожгла свои ладони. А он был уже мертв. Не помогло интенсивное искусственное дыханье, сердце не заработало. Дело в том, что перевернувшись, тяжелый мотоцикл лег на тело водителя, а руль давил на горло. Благо, что мотоцикл работал, пришлось сопровождать их до дома, а потом довезти до Бекешовской участковый больницы. Так, жена иеня потряла на всю ночь и не знала что делать, где искать и как быть. Решила подождать до утра, ночь тоже провела без сна. Так мы внезапно потеряли своего коллеги, нашего директора детских лет. Но слезами горе не поможешь...  

 

1972 год, март месяц. Нахожусь в классе, веду урок. Постучали. На пороге класса стоит озобоченная завуч школы Сынгизова Г. С. С волнением Гайша Салаховна обратилась ко мне:  

 

– Ничего не понимаю, но в учительской сидит председател райисполкома Кашанов и требует вас. На вопрос: “директор позвать? ” ответил отрицательно. Что случилось? Вы случайно не написали какую-нибудь жалобу? Если будет расспрашивать о делах школы говорите только о положительных моментах, хорошо?  

 

– Хорошо! Но я не писал никаких жалоб!  

 

Сказав, что сам не знаю, почему я понадобился такому крупному руководителю района, побежал в кабинет учителей, оставив класс на попечении завуча школы.  

– Здравствуйте, Хажим Шагимович! Пришел по вашему вызову.  

 

– Здавствуйте, молодой человек! – Поздаровались по рукам. – Как ваши дела в школе, в семье? Не удивляйтесь тому, что о расспрашиваю о вас подробно, так нужно нашему делу.  

 

– Все хорошо, Хажим Шагимович!  

 

– Какие уроки ведете? Какие общественные работы на ваших плечах? Как они получаются?  

 

Я ответил на эти вопросы.  

– Сколько вам лет? – продолжал задавать вопросы председатель райисполкома.  

– В начале марта исполнилось 24 года.  

– О своей семье что скажете?  

Жена работает в это же школе учителеь начальных классов. Воспитываем 3-хлетнего сына, он ходит в детсад.  

– Хорошо, очень хорошо. Где продолжаешь заочную учебу?  

– В Башгосуниверситете, исторический факультет.  

– Я знаком вашим отцом, так же хорошо знаю отца вашей жены. Он известный математик. Ну, перейдем к делу, как ты относишься тому, что председатель местного совета часто ходит нетрезвым?  

– Конечно, отношусь отрицательно. Знаю, что на последней сессии депутатов он заснул во время прения.  

– Вот поэтому решили из вас сделать председателя сельсовета, на основе рекомендации райсовета, думаю, депктаты вас избирут на эту должность. Что вы скажете на все это?  

– Если правду сказать, то боюсь идти на такую серьезную должность. И представление о работе совета очень туманное.  

– Не надо бояться. То, что не знаешь – узнаешь, поможем.  

– Тогда я подумаю...  

– Думать времени не осталось. Через день проводится сессия местного сельсовета. Вы должны присутствовать на этом собрании депутатов. В этот день вы должны быть свободными от уроков.  

 

В назначенный день на сессии совета депутаты единогласно избрали меня на должность председателя совета. Тогда в ведении местного совета были деревни: Второе Иткулово, Баимово, Такасуккан, Сарбия, Саитбаттал. На следующий день после избрания меня пригласили в райисполком. Оказывается нужен и паспорт для написания распоряжения райисполкома о моем новом статусе. До этого должен зайти в РОНО, чтобы взять приказ о моем увольнении. К сожаленью, уже много дней никак не могу найти свой паспорт. Значит, подумал я, паспорт остался в Уфе на квартире. Как-то надо сьездить в столицу.  

 

Взяв приказ из РОНО о моем увольнении, поднялся на второй этаж и зашел к председателю райисполкома:  

 

– Хажим Шагеевич! Мой паспорт остался в Уфе, необходимо туда съездить, – сообщил я.  

– Без паспорта не можем записать распоряжение райисполкома о вашем назначении. – Какое-то время он внимательно рассматривал меня. – Можете ли немедленно выехать ы Уфу? Деньги на дорогу есть?  

 

– Могу. Деньги имеются, только что взял отпускные.  

 

– Хорошо. Я через 5-6 минут должен выехать в Уфу. До Сибая на служебной машине, дальше – на самолете. Вторая бронь свободна. Дай-ка, позвоню в аэропорт, чтобы записать бронь на вашу фамилию.  

 

И так, мы вылетели в Уфу. На такси быстро доехал до квартиры по улице Ленина. Весело встречает меня хозяин квартиры Ирик Халисович:  

 

– Что? Паспорт понадобился? Вон на столе лежит твой паспорт и тебя дожидается.  

Радости не было предела от того, что паспорт нашелся. Поймал себя на мысли, что для радости и печали человеку достаточно малой толики. Купив билет на следующий день благополучно долетел до Сибая, в Баймакском райисполкоме взял распоряжение о моем назначении и к обеду был уже дома. Но жена не поверила, что так быстро сделал такой вояж, тогда на самолет всегда была очередь, так как заранее покупали билеты на рейсы.  

 

Я тогда еще не понимал, что работа в сельском совете будет прекрасной школой жизни. На этой работе ты постоянно бываешь на рабочих местах рабочих лесничества, колхозников, медиков, учителей, шоферов. Воочию видищь работу сельских тружеников: работу комбайнеров, трактористов, водителей на полях, животноводов на фермах, общаешься с ними, глубже видишь недостатки, местные проблемы, прилагаешь усилия, чтобы улучшить быт населения сколько есть сил.  

 

 

13. В сельском совете  

 

На следующий день я переступил свое рабочее место. Коллектив совета небольшой: секретарь, буггалтер и кассир. У них отдельное помещение. Мы быстро нашли общий язык и в течение нескольких лет работали дружно, без каких-либо внутренних конфликтов. Чтобы не было напряжение в коллективе, я думаю, необходимо, чтобы руководитель коллектива был справедливым, относился ко всем уважительно и ровно, если есть замечания – не журил при людях, а спокойно объяснял суть дела и подсказал пути решения. Из своего опыта знаю, что учитель составляет годовой перспективный план и поурочный план на каждый урок. Поэтому решил начать с составления нового перспективного плана. Запросил старый план, его не оказалось. Внимательно прочитав закон о сельских и поселковых советах узнал, что рекомендуется проведение заседаний исполкома сельсовета один раз в месяц, а сессия депутатов 6 раз в году. Исходя из этого по своему составил перспективный план совета, где указал какие вопросы выносить на заседания и на сессию. Исходя из своего опыта секретарь Ракия Валитдиновна Валеева расширила по своему. Осталось утверждать на очередной сессии.  

 

К обеду задребезжал телефон. Взял трубку и услышал голос председателя райисполкома:  

 

– Ну, браток, как дела? Чем занимаетесь?  

– Пока ничем, корпимся над составлением перспективного плана. Он готов в черновом варианте. Утвердим на сессии.  

– Не ждите сессии, быстрее соберите членов исполкома сельсовета, там рассматривайте, дополняйте, потом вынесете на очередную сессию.  

– Так и сделаем, Хажим Шагеевич.  

– Начало работы правильное. Один экземпляр этого перспективного плана должен постоянно лежать на твоем столе, чтобы каждый раз подглядывать. Это первое. Во-вторых, держи, браток Борис, дневник, записывай все нужное, чтобы н забыть. А главное записывай то, что предстоить делать, каждый раз посмотри и отмечай, что сделано. Запмсь невыполненных дел снова перепеши на более поздний срок, пока не сделаешь – не вычеркивай из дневника и из памяти. Если возникли какие-то вопросы по деятельности местного совета, то письменно готов их. Завтра к вам приедет заведующий орготдела Миннигали Габитов, он все разъяснит. Может ко мне есть какие-то вопросы? Если имеется задавай, не стесняясь.  

 

– У меня возник пока один вопрос, Хажим Шагеевич. Здание сельсовета ветхое, дореволюционной стройки. Нельзя ли решить вопрос строительства нового здания при вашей помощи? Может быть, обратиться в Совмин БАССР с просьбой о выделении денег.  

– Этот вопрос, браток, не решается так быстро, как бы ты не хотел, товарищ председатель. Тем более В Совете Министров деньги на год давно распределены по объектам. Нет уверенности, что в ближайшие годы Совмин БАССР выделит денег. Сделаем так: от имени сельсовета пишите ходатайство в райисполком о выделении денег для строительста нового здания. Мы выделим денег и поручим местному колхозу начать строительство здания с мая месяца текущего года. Понятно?  

– Все понятно, Хажим Шагеевич.  

 

Так началась моч работа в совете. В начале работы секретарь Ракия Валетдиновна и бухгалтер Хашим Хисаметдинов научили меня многому, особенно по части финансов и стили работы.  

 

Кашанов Х. Ш. Председатель райисполкома остался верен своим словам. С начала мая месяца нвчалось строительство здания сельсовета хозяйственным способом. К зиме мы успели переехать на новое здание. Для нас это событие было очень радостным. Вместо ушедшего на пенсию бухгалтера Хисаметдинова начала работать бухгалтером молодой специалист Флюра Змннатовна Ишбулатова, а когда появилась должность кассира, приняли Халитову Расиму Закиеевну, молодую девушку из села Баимово. Она каждый раз ходила на работу пешком между двумя селами, где расстояние составляло три км.  

 

Среди депутатов были и те, кто выполнял депутатские обязанности старательно. Одна из них – Гребнева Анастасия Максимовна, русская, продавщица одного из магазинов. Она легко общается с населением, свободно говорит на башкирском языке, уроженка Второго Иткулова. Население ее уважает за открытый нрав. Другой старательный депутат из хутора Такаксуккан, учительница начальных классов. Она регулярно помогает в сборе налогов от населения, в проведении общих собраний, сходов граждан. Она – агитатор и пропагандист среди населения хутора.  

 

Для поездок в другие деревни мне выдали коня без шлеи, без хомута без седла, без телеги и сани. Помогал отец. Все что надо для коня я брал у него. Он же содержал лошадь совета: косил сено, покупал овсу, ухаживал за лошадью в своем хозяйстве. Любые возникшие вопрос по работе я задавал отцу и он, как бывший работник сельсовета, который работал и секретарем и председателем, отвечал кратко и ясно. Научил составлять основные документы как текст договора, акт приемки и т. д. Когда понадобились рабочие для рытья колодца или для ремонтных работ, он нашел рабочие руки и организовал их работу. Он, например, предложил и сам выполнил строительство автобусной остановки.  

 

В то время сельским и поселковым советам вменялось сбор молока от населения. Сборщиком молока работал пенсионер Зулькарней Тутаев, а после него Газиз Тангатаров. Они всегда были передовиками по сбору молока. Хотя продажа молока обьявлялся добровольным, районный совет доводил план сбора за год по 120 литров с каждой коровы. Было много проблем по этому вопросу, многие державшие одну или две коровы были многосемейными и им самим не хватало этого молока. Сдавали под нажимом или чтобы получить взамен индийский чай высшего сорта. Секретарь совета Ракия Валетдиновна, как опытный работник, все вопросы держал на контроле, особенно нажимая на своевременный сбор налогов с населения. В необходимых ситуациях подсказывала мне, неопытному молодому человеку, что, когда и как сделать. Естественно, я делал так, как она подсказывала и поэтому получалось удачно.  

 

Однажды утром позвонил председатель райисполкома Кашанов:  

– Как дела, братец? – начал он разговор с вопроса и после получения моего ответа опять спросил – не хочешь ты быстрого коня?  

– Этот конь вполне меня удовлетворяет, поэтому нет надобности поменять его, – ответил я.  

– Это конь не требует ни сена, ни овса, бегает резво лишь бы был бензин Мы выделили для вашего сельского совета трехколесный мотоцикл “Днепр”. Необходимо выехать в Уфу и получить.  

– Хорошо, Хажим Шагеевич, я все понял. Когда выехать?  

– Скажем так: завтра же!  

 

Через три дня я вернулся сУфы с мотоциклом. В отличии от известного “Урала” у этого “Днепра” была и задняя скорость и поэтому люди удивлялись этой мелочи. Но был у этого транспорта один недостаток: спицы колес были сделаны из дюралюминия и поэтому при нагрузки рвались. А дороги у нас лесные с колдобинами и калеями. Постепенно пришлось поменять их на более стойкие спицы ручного изготовления. Но в целом, эта было отличным средством передвижения по плохим дорогам Зауралья.  

В своей работе сельсоветы напрямую подчиняются исполкому райсовета в лице Кашанова, который были извесным руководителем в республике. Вот его краткие биографические данные:  

 

Кашанов Хажим Шагеевич – известный советско-партийный и хозяйственный работник. Родился в 1914 году в д. Изяш-Кушкар Абзелиловского района Башкирской АССР. Обладатель орденов “Знак Почета”, “Трудового Красного Знамени”, награжден десятками медалями. Окончил двухгодичную партийную школу при Башкирском обкоме КПСС (1951). В 30-4-х годах двадцатого столетия занимал различные должности в Абзелиловмком районе: был заведующим отдела по делам пионерии в райкоме ВЛКСМ, занимался культпросветработой, затем переведен секретарем комсомола рудника “Бакр-Узяк”. В 1945-1951 годах первый секретарь Бурзянского райкома КПСС, с 1951 года – председатель исполкома райсовета Матраевского, затем Кугарчинского районов. В 1962-1975 годах работал председателем исполкома Баймакского райсовета. Был депутатом Верховного Совета БАССР, почетный гражданин Баймакского района и города Баймак.  

 

(Баймакская энциклопедия. Уфа, 2013, с. 298).  

 

Кашанов Х. Ш. Был отличным руководителем и прекрасной личностью, умел ладить и с высоким начальством, и с подчиненными, стремился к справедливости, дела решал не забывая и не отклпдывая в долгий ящик. О периоде работы Кашанова Х. Ш. И о его делах с гордостью вспоминает экономист Биккулов Тухват Шагибалович так:  

В начале 70-х годов прошлого столетия меня назначили заведующим планово-экономического отдела. В то время передседателем исполкома райсовета работал Хажим Шагеевич Кашанов. В этот период работы много стрилось различных обьектов в районе. Вопросы строительства, то есть где, какой обьект, когда должна быть построен рассматривался в плановой комиссии, затем в сентябре-октябре утверждался на заседании исполкома райсовета. После этого все документы по строительству отправлялись в Госплан республики, где решались, в основном, финансовые вопросы и выделение денег на следующий год. Тогда интенсивно строились жилые дома, здания, обьекты промышленного и сельскохозяйственного назначения. Для ведения строительства в достаточном количестве нужны были кирпичи, металл, лес, шифер, цемент, гвозди различной велечины. Чтобы решить эти вопросы установили прямые контакты с заводами, выпускающими строительную продукцию. Шифер и цемент стали получать из Коркинского завода Челябинской области, металл – из Уфы, кирпич – из Мелеуза. Для строителства мостов из Магнитогорского и Нижне-Тагильского металлургических заводов получали метиз. Материалы отправлялись до Сибайской станции железной дороги, затем автотранспортом доставлялись по месту назначения. За короткий срок были построены 17 зданий сельских советов, в Старом Сибае был построен машино-тракторный парк. В 1975-1982 годах в районе и в городе было построено много много административных зданий, магазинов, ферм, гаражи, склады. В городе, например, построили прекрасное здание ГРОВД, городскую баню, городскую больницу. Так же были сданы в эксплуатацию здания Баймакского АТП, РЭС, двухэтажный универмаг.  

 

Интенсивное строительство шло и в деревнях. В колхозе “Таналык” и в Зилаирском совхозе-техникуме были построены детские сады. Поднялись здания средних школ в деревнях Тавлыкаево, Первое Иткулово, Карамалы, Туркменово, Яратово, Нигаматово, Второе Иткулово, Билалово, Сосновка, Темясово. В Богачеве поднялось здание животноводческого комплекса для овец, в Ирандыкском совхозе – животноводческий комплекс для коров, кормоцех, свинарник. В колхозе “Фрунзе” построено здание фермы для телят. В колхозах имени Салавата и “Рассвет” появились животноводческие комплексы. В Зилаирском совхозе-техникуме появились МТМ для 200 тракторов, здание Баймакского сельскохозяйственного техникума, в Тубинск – бина швейной фабрики. В период перестройки все они были распроданы за безценок.  

 

(Б. Хайретдинов. Наша Родина- Уралтау. Сибай, 2025, с. 171-172).  

 

После ухода Кашанова председателем Баймакского райисполкома был избран Сайгафаров Амир Закирович, с которым много раз пришлось встречаться по делам. Если сравнить этих двух руководителей, то они, видимо, олицотворяют эпоху своего времени. Кашанов Х. Ш. был человеком простым, человечным, вникал в нужды каждого и, если обстоятельства требуют, сстарался решатл вопросы быстро. Сразу после изложения своей проблемы вызывал заведующего отделом райсовета, кто за это отвечал или по телефону доходил до того ответственного лица, который своим бездействием создал проблему. Если решить невозможно – объяснял причину и посетитель все равно уходил удовлетворенным. Он ведь работал на должностях во время Великой Отечественной войны, когда голодных людей нельзя было заставлять работать для фронта, а, скорее все, разъяснять. Мы, председатели местных советов, уважали и любили за его человечное отношение к подчиненным и простым людям. Сайгафаров А. З. как руководитель сформировался и воспитывался в аппарате райкома, может быть, поэтому он старался более жестко командовать. Иногда он слушал посетителя, но не слышал. Посещая местные школы и другие предприятия он начинал беседу с руководителем с недовольным видом, обращаясь на “ты”. Знал ли он наши фамилии и имена – это осталось у меня в сомнении. В 1988 году председателем Баймакского райисполкома был избран Галин Фауаз Хабибович, односельчанин, уроженец села Второе Иткулово. Я его знал с малых лет, в детстве иногда приходилось совместно играть. Окончив Саратовский политехнический институт возвратился в г. Баймак, занимал должности заведующего гаража, главным инженером в местном автопредприятии, затем заведующим промышленно-транспортным отделом райкома. Имеющий некоторый опыт работы с людьми и соответствующее образование этот молодой человек имел, переходя в аппарат райисполкома, имел хорошую перспективу, мог бы расти до руководителя республиканского уровня. Однако всему помешала дружба к горячительным напиткам и он постепенно пошел по наклонной.  

 

В начальный период работы в сельсовете мне постоянно помогал, направлял, наставлял секретарь партийного комимтета местного колхоза “Урал” Халиков Салават Сунагатович. Он был хорошим организатором, рассудительным человеком. В период его прибывания на этой должности работа с населением, вопросы пропаганды и агитации были на высоком уровне. Одним словом, партком и местный совет работали сообща, совместно. Затем Халикова С. С. направили директором Тубинской швейной фабрики и это предприятие считалось в числе лучших в течении долгого времени. После его ухода секретарем парткома был избран Туйсин Барый Халфетдинович. Он не старался вникать в работу совета, школ и других учреждений, без приглашения не появлялся. Мог грубить любому. Да, тогда еще была сильна власть партии, дюбые действия парткомов поддерживал райком. Кстати, в 1969 -1982 годах пост первого секретаря Баймакского райкома партии занимал Имамов Раис Имамович, уроженец Дюртюйлинского района республики Башкортостан, человек всесторонне развитый и интеллигентный. Он был уважаемым человеком в районе, так как имел подход любому человеку от “мала до велика”. До сих пор в памяти один эпизод в моей жизни, связанный с Имамовым. В конце лета 1972 года, посадив четырехлетнего сына в люльку трехколесного мотоцикла “Днепр”, я выехал в поле, где работали комбайны, некоторое время наблюдал за их работой. Поле кипело и гудело от рабочих комбайнов. Стояла жаркая, безветрянная погода, солнце блистало, не жалея своих лучей. Когда комбайнеры, остановившись на несколько минут, обедали в полевом пункте питания, выступил перед ними с последними новостями уборки урожая по району, по колхозу, ответил на ряд вопросов, обещал решить возникшие социальные вопросы. Они ушли и снова взялись за штурвалы своих комбайнов. Смотрю, появилась юркая легковая машина первого секретаря райкома партии и остановилась возле меня. Я встретил его, поздаровались. Он сразу начал задавать вопросы:  

 

– Ну, как дела, товарищ Борис? Чем занимаешься? Как идет уборочная работа?  

Я ответил на все его вопросы. Он был в хорошем настроении и, видимо, остался довольным моими ответами. Я предложил:  

– Раис Имамович, комбайнеры только что откушали, повар говорит, что много несьеденного из приготовленного. Прошу отобедать в полевых условиях.  

Он принял предложение, позвал своего водителя, помыл руки и, найдя гвоздик повесил на внешней стене столовой свою новенькую шляпу. Увидел игравшего пацана на стороне и спросил:  

– А это чей сын играет тут?  

– Мой сынок, Раис Имамович, не с кем оставлять, родители на работе, жена – тоже, а детсад закрыт на ремонт. – Я ждал упрека со стороны высокого начальника, но тот уже начал беседу с пацаненком.  

– Сынок! Как тебя звать?  

– Мурат.  

Почему находишься здесь?  

– Хочу посмотреть, как комбайны работают.  

– Посмотрел?  

– Да.  

– Когда вырастишь хочешь быть комбайнером?  

– Не хочу. Буду учителем как мама.  

– Почему?  

– Потому, что место работы близко и солнце в классе сильно не греет...  

Когда наша трапеза закончилась и мы втроем вышли на свежий воздух.. Когда я увидел, как Мурат играл в футбол, используя и пенная шляпу первого секретаря обомлел, остался без слов, хоть сквозь землю провались! Дав трепку сыну взял в руки шляпу, но от него остались “рожки да ножки”. Ее уже нельзя было надевать. А Раис имамович удивленно глядел на шляпу. Я сильно испугался и ждал ругань.  

– Извините, Раис Имамович, я вамкуплю новй шляпу, – начал я оправдываться, я виноват – не доглядел. Какой ващ размер?  

Имамов громким голосом расхохатался и все, кроме меня, начали смеяться.  

– Не надо покупать мне шляпу! Запрещаю! Может ты думаешь, что эта шляпа у меня единственная? Ошибаешься, у меня их более десятка. Давно хотел выкинуть эту щляпу – уже сколько ношу. А ты не ругай мальчика. Почему не купишь мячик этому будущему учителю?  

– В магазинах нет мячика. Везде искал – не нашел.  

– Не нашел, говоришь? Но я найду и завтра же твоему сыну пришлю мячик. Пусть будет маленьким подарком для него от меня...  

На следующее утро водитель первого секретаря нашел меня на работе и оставил обещанный мячик первого секретаря. Я никогда не думал, что он выполнит обещанное, оказывается, ошибся...  

 

После Имамова занимали пост первого секретаря Баймакского райкома КПСС Хакимов М. Т., Сырлыбаев Р. А., Байсурин А. Х. Последний был моим учеником, когда он оканчивал восьмой класс Второиткуловской восьмилетней школы При нем райкома не стало. Шло продолжение перестройки. Вскоре при призедентн Ельцине запретили компартию. Становится все хуже и хуже. В магазинах полки стали пустыми. Простые люди, особенно сельские жители не понимали что происходит. Шла политическая ломка существующих порядков. Появились дети, просящие кусок хлеба. Повсюду сыпались обещания, что дальше жизнь пойдет лучше, а на самом деле все становиллось хуже. Пустые обещания и пустые полки магазинов привели к недовольствию народа.  

Люди разделились на два лагеря: те, кто не принял новые порядки и те, кто желал новизну во всех сферах деятельности. Номногие думали только о том, как накормить семью. Задавались вопросом: как быть, если останешься без работы и без куска хлеба...  

 

В моем домашнем архиве имеется список первых секретарей Баймакского райкома КПСС. Уверен, что старое поколение нашего района и города найдет в списке своих знакомых и родных.  

 

 

 

Список  

первых секретарей Баймакского райкома КПСС  

 

Кусяпкулов Шахмухамет Ибрагимович, работал в 1928-1930 гг.  

Асылбаев Ибрагим Якупович....................1930  

Харрасов Шайхи Фатхуллович................... 1930-1931  

Валиев Гани Султанович....................... 1931-1936  

Яфаев Абдулла Салигаскарович................. 1936-1937  

Симонов Павел Васильевич..................... 1937-1938  

Сулейманов Мустафа Сулейманович..............1938  

Нагаев Гумар Музаметович..................... 1939-1940  

Назиров Мубарак Зиганшевич................... 1940-1941  

Курбангулов Хабир Лукманович................. 1942-1943  

Биктимиров Ахат Нуретдинович................. 1943-1947  

Любушкин Виктор Васильевич................... 1947-1948  

Загафуранов Файзразман Загафуранович......... 1948-1950  

Габитов Салих Аитбаевич......................1950  

Уметбаев Рамазан Гимранович..................1950-1960  

Мигранов Раис Хадыевич....................... 1960-1962  

Бакиев Мухамет Габидуллович..................1962  

Максютов Вильким Сабирович................... 1963-1969  

Имамов Раис Имамович......................... 1969-1982  

Хакимов Миллят Ташбулатович..................1982-1988  

Сырлыбаев Рим Ашрафович......................1988-1990  

Байсурин Ахат Хидиятович..................... 1990-1991  

 

 

Руководитель местного совета, хочет он этого или не хочет, живет жизнью граждан своих деревень. Приходится общаться со всеми по различным вопросам. Население в основном постоянное, кроме молодежи никто никуда не уезжает. Наоборот были семьи, которые переехали во второе Иткулово для постоянной жизни. Одна из таких семей – семья Малахова. Они прибыли к нам в деревню, нашли спокойное место на окраине села, согласовали с нами вопрос поднятия жилого дома на этом месте, где-то купили небольшой дом, перевезли, поставили и начали жить. Тогда старику Малахову было около 70 лет. С ним жила жена и теща, тоже пенсионеры. Они не держали в хозяйстве ничего: ни коров, ни овец, ни свиней, ни кур, ни гусей ни собаки, ни кошки. Старик Малахов один раз в неделю появлялся в магазине, приходил покупать продукты питания и уходил надолго. Как-то раз в начале осени возле здания сельсовета встретился Малахов и затеял беседу:  

 

– Здорово, товарищ председатель! Как жизнь молодая?  

 

– Здравствуйте! Жизнь есть жизнь, где-то идет, где-то не слишком. Крутимся как белка в колесе, стараемся, чтобы порядок был в селах, чтобы не было преступлений.  

– Можно к тебе зайти поговорить? Все ровно конец рабочего дня. Как говорится, на ногах правды нет.  

 

– Можно, конечно. Знайте: ко мне заходят в любое время с любыми просьбами. Калякать с людьми, особенно со старшими, всегда интересно. –  

Зашли.  

 

– Как ваша семья? Живы-здоровы? Не болеете? – спросил я.  

 

– Семья как семья – ничего интересного. Живу с женой и тещей. Жена моложе меня на 10 лет, на столько же старше теща. Живем, не тужим, никому не мешаем, никому зла не делаем.  

 

– Это уже хорошо. Надо ведь ладить и с местным населением.  

 

– Нет такой нужды, чтобы ладить с кем-то. Просто мы не общаемся и потому живем спокойно. Я хотел поговорить немного о другом. Вот ты, товарищ председатель, говоришь, что стараешься для того, чтобы не было преступлений. Зря стараешься, преступления были, есть и будут всегда. Ты еще молодой и зеленый, поэтому многие стороны жизни тебе не понять. Ты не видел того, что мы перевидали. В одно время, в молодые годы, я работал начальником милиции в одном из районов Челябинской области. Я сам уроженец Челябинск. Скажу прямо: тогда, в тридцатые годы, хватало одной страницы бумаги, чтобы посадить 10-12 человек. А сейчас, чтобы посадить одного преступника необходимо писать десятки страниц бумаги. Разве это дело?  

– Так и должно быть, товарищ Малахов. Ныне время расцвета советской демократии.  

– Может быть, может быть, я не спорю. Но слищком широкая демократия к хорошему приведет. Над человеком всегда должен быть контроль: у верующих – со стороны бога, у неверующих – со стороны власти. Я в течение многих лет работал в системе внутренних дел, поэтому знаю, как навести порядок и предотвратить преступление.  

 

– Для меня очень ваше суждение представляет интерес. Продолжайте.  

 

– Слушай дальше! Нам нужны законы жесткие, конкретные, но не жестокие. Каждый преступник должен быть пойман и наказан, а если посадили, то должен сидеть, как говорится, от звонка до звонка. Это раз. Во-вторых, убийца, заранее запланированный свое черное дело, должен быть расстрелян по истечению какого-то времени. Нечего их кормить. А чтобы выявить тихие, незаметные бытовые преступления должна работать тайная милиция. Есть они сейчас аль нет?  

– Нет у нас тайной милиции и никогда не будет. Так я думаю.  

 

– Пусть каждый останется при своем мнении. Спорить не буду. Есть предложение: напишите наверх, чтобы один из дней объявили “Днем пенсионера”. В этот день собрали бы всех пенсионеров, показали бы концерт, а мы, пенсионеры, отмечали бы этот день как можем.  

 

– Предложение дельное, но пока невыполнимое, – ответил я, – и так очень много официальных праздников.  

 

– Я не согласен. Когда-нибудь будут отмечать и день пенсионеров, только тогда нас не будет. Вы, быть может, увидите. Не будет и вашей хваленной советской демократии. В будущем нас ждет капиталистическая система, а не коммунизм, слишком много людей, которые любят деньги и власть. Ладно, мешать не буду, ухожу.  

Семья старика Малахова на нашей территории долго не жила. Из-за семейного конфликта, женщины этой семьи куда-то переехали, старик остался один. Как-то раз сообщили, что Малахов заболел и мы направили его в Бикешовскую участковую больницу, что находится в 15 км от нашего села. Прошла неделя. Сижу за столом в рабочем кабинете, беседую с посетителем. Пожилой мужчина просит меня, чтобы я запретил женитьбу его сына. Оказывается, один из сыновей, работающий на ферме КРС после армии влюбился в женщину-доярку с двумя детьми и старше себя на 10 лет, дружит с нею и хочет жениться. Родители против. Посетитель как раз отец этого молодого человека. Я ответил, что не имею право запретить такой брак и если они подадут заявление, придется регистрировать. Тогда всю работу ЗАГС-а вела секретарша местного совета. Посетитель преклонных лет обиделся на меня, сидел молча и почему-то не торопился выходить. В это время перед зданием сельсовета остановилась грузовая машина, водитель зашел в кабинет и спросил на всякий случай:  

 

– Вы председатель местного совета?  

 

– Да, я.  

 

– Заберите своего Малахова и похороните. Он умер в больнице сегодня утром.  

Оставив тело Малахова перед сельсоветом он отбыл обратно. Как же мне быть? Село мусульманское. И, если умирал односельчанин, многочисленные родственники хоронили его без каких-либо проблем. Тут лежал человек, не имеющий родственников. Позвонил бригадиру колхоза о выделении нескольких людей для рытья могилы. Оказалось, что свободных людей нет. Позвонил руководителю лесничества. Ответ: свободных людей нет. Как бы трудно не было пришлось звонить председателю райисполкома, который сразу же взял трубку, послушал меня и сказал так:  

 

– Поскольку ты председатель совета, то должен решать все вопросы своих людей от рождения и до смерти. Позвони на почту, узнай велечину пенсии. За текущий месяц умершему положена выдача ее на его похороны. Эту сумму бери сам из кассы совета в подотчет и плати добровольным копателям по 3-4 рубля по ведомости. Затем сумму пенсии получи сам и возвращай кассе совета. Лишнюю сумму тоже сдай кассиру.  

Когда я позвонил бригадиру центральной бригады колхоза и лесничему второй раз, что добровольцы-копатели получат деньги за свой труд – сразу нашлось два десятка людей. Так старшее поколение и руководители вышестоящих органов терпеливо учили нас жизни, человечности и честности.  

 

В работе совета, естественно, возникали какие-то вопросы или проблемы, которых мы старались решать ежедневно, а если не получалось – обращались в вышестоящие советские и партийные органы. Они советовали как решить тот или иной вопрос, а иногда и помогали. Иногда проблема возникает на пустом месте. Как-то раз время клонилось к обеду и в это время в кабинет зашла секретарь, сказав, что печать совета утеряла, она горько заплакалато буду делать, если посадят, у мен трое детей”. Я как мог успокаивал ее, женщину предпенсионного возраста. Сказал:  

– Если печать не найдется я скажу, что сам потрял и сам буду держать ответ. – Я доверял секретарю Ракии Валетдиновне, поэтому печать передал ей, а не носил в своем кармане, как предыдущий председатель совета. – Где потряли?  

– Завернула в бумажку, положила на стол, хотела попозже убрать в сейф и не нашла. Везде искала и на столе, и в столе, и вокруг столов – нет ее.  

– Урну проверили?  

 

– Проверила, и там не оказалась.  

 

Я как мог успокаивал ее, думал, что в случае чего всю вину возьму на себя. Когда все работники ушли на обед, стал искать злополучную печать. Все перерыл – нигде нет. Проверил урну, пощупал пальцами – нет. От безысходности взял и выложил урну на пол и стал внимательно щупать каждую бумагу и, наконец, нашел все-таки. Конечно, обрадовался, в те годы за утерю печати сразу освобождали от работы, могли и посадить. Такое было время. В период работы в сельсовете бывали и семейные скандалы отдельных граждан. Если женщины обращались ко мне с жалобой на мужа, я после работы шел к ним в дом, спокой но разбирался в причинах конфликта, хотя и молодой, обычно ругал тех мужей, которые скандалили, грозлся посадить или штрафовать, но свои угрозы никогда не приводил в действие. Всех этих людей я знал сызмала, поэтому относился к ним с уважительно. Так прошло пять лет в совете и меня, имеющего высшее педагогическое образование, решили перевести директором местной средней школы. Во время последней сессии депутаты и работники совета в один голос просили меня остаться, но я, педагог, должен все же работать в школе, поэтому дал согласие на уход в школу. К этому времени я успел построить дом для семьи, в строительстве дома очень помог отец. Без него нельзя было завершить строительство за два года. Семья разрасталась. В новом доме в декабре 1972 года родилась дочь Луиза (по свидетельству о рождении – 01. 01. 77), а в 1976 году в декабре – дочка Резеда (по документу о рождении – 01. 01. 77). Все дети получили педагогические образования и работали по своим специальностям. Не долгую жизнь прожила Резеда. Вышла замуж, родила дочь, поработала в разных школах района учителем и в 33 года по болезни ушла из жизни, оставив меня в глубокой печали.  

 

 

14. Краткая история сельсовета и колхоза  

 

Каждая деревня, каждый город, хутор, гора, холм имеет свою историю. Так же каждое учреждение, коллективное образование имеют свое начало, развитие и конец.  

История Второиткуловского сельсовета началась в 1918 году. Группа сельских тружеников провели собрание, постановили создать сельсовет. Однако во время гражданской войны никто не хотел быть председателем местного совета, так как белая армия, если захватывала деревню, в первую очередь расстреливала председателя новой власти. Карательные красные части под руководством Поленова и Руденко поступали так же, как и белые. Считая представителей власти валидовцами, они без суда следствия расстреливали активных людей, отнимали все добро у мирных граждан. Поэтому руководителей совета выбирали против их желанья. Они долго не работали, в очередном собрании слагали свои полномочия, чтобы остаться в живых. Одним словом и белые, и красные проводили репрессии, аресты и издевательства были на каждом шагу. Об том периоде жизни оставил свои воспоминания очевидец ужасных событий гражданской войны Мухаметкулов Мухтар Хасанович, уроженец деревни Баимово Баймакского района.... И красные и белые шибко обижали народ. Уходят красные – приходят белые, уходят белые – приходят красные. Их надо кормить, попробуй откажись – получишь пулю. К весне 1918 года в Баимово вошли красные. По указанию их командира, арестовали муллу Насипа. Начался допрос с вопроса: где твои сыновья? А он, Насип, действительно не знал, где они. Не получив нужного ответа, красные его расстреляли, а его мертвое тело разрубили шашками в мелкие кусочки. Так же расстреляли Фазуллу Байтурина, который только что вернулся с Германской войны. Обняв сына, мать Фазуллы Махуна плакала целый день, отпуская проклятья в сторону вояк с населением.  

 

В то время в наших местах появился красный отряд Руденко. Был этот Руденко толстым низкорослым хохлом. Потом прибыл отряд Поленова. Эти отряды проводили ужасные репрессии в башкирских деревнях: расстреливали, вешали, рубали шашками тех, кто проявлял недовольство их действиям. В отряде Руденко были и башкиры, шестеро из них были из Баимово. Наш старший брат тоже был с ними. Из семейства Елкибаевых были в отряде Саитгали, Абдулла, Фатхи, так же Хажгали Маликов, дядя Ирмухамет, Нуруш Гумеров.... Утром вошел в деревню Баимово отряд Хажиахмета Унасова. Они искали отряд Руденко, но не нашли, не успели догнать. Зато баимовцы были наказаны за прием отряда красных. Мужчин выводили из домов и били плетьми, пропуская между двух шеренгов вояк. Все это я видел своими глазами. Нашли Саитгали Елкибаева, который воевал в отряде Руденко и отстал от отряда, чтобы отдохнуть. Его поймали в бане и потащили в сторонку расстреливать. С ним вместе арестовали еще пятерых и тоже хотели там же расстрелять. Услышав о том, что шестерых баимовцев будут расстреливать, мой отец побежал к деревенскоиму мулле Гималетдину Халитову, попросил его. Чтобы тот поговорил с Унасовым и предотвратил расстрел. “Если красные узнают, что в Баимове был расстрелян красноармеец, то они уничтожат всю деревню”, – сказал отец. Мулла Гималетдин был давно знаком с Унасовым. Он спешно побежал на место расстрела, поговорил с Унасовым и те отпустили всех шестерых.  

Унасов со своим отрядом ушел в сторону Бурзянского леса, а старики деревни оказали первую помощь побитым: порезали коров, содрали кожу и обложили кожой раненых от плетей людей. Я тогда был маленьким ребенком, ходил и плакал, думая, что все побитые умерли...  

 

(Азамат Тажетдинов. Черз бури и невзгоды. Сибай, 2005 [на баш. яз. ]).  

 

Когда закончилась гражданская война и установилась мирная жизнь, первым постоянным председателем сельского совета избрали Шагаргази Габдеева, который до этого был учителем местной начальной школы. Однако кому-то не понравилось это, злопыхатели написали жалобу о том, что якобы Габдеев фактически ненавидит советскую власть. По этой жалобе его арестовали и, несмотря на то, что не было вины, посадили на 10 лет как “врага народа” на основании статьи 58 Уголовного Кодекса РСФСР.  

 

Трудно было работать председателям селсеих, почелковых советов в тридцатые годы прошлого столетия. С одной стороны, не хватает грамотности, с другой стороны, ты должен разоблочать врагов народа, иначе сам непременно попадешь в лапы НКВД за халатность в работе по выявлению врагов. Нелегко было работникам местных советов и во время Великой Отечественной войны. Тогда народ голодал, много было больных. Работники совета систематически посещали семьи, выяявляли сильно голодающих, больных и принимали меры помощи к ним, то есть им давали зерна или муки из резервного фонда колхоза. “Похоронки” приходили в адрес сельсовета, а когда почтальоны отказывались их раздавать, то приходилось вручать “похоронку” семье работникам совета.  

 

В 1961 году Второиткуловского сельсовета не стало, его объединили с Нигаматовским сельским советом, из-за восооаединения двух колхозов этих деревень. А в 1967 году по просьбе трудящихся вновь восстановили Второиткуловский сельский совет, позже опять объединили с Нигаматовским сельским советом.  

 

Список  

председателей Второиткуловского сельского совета  

 

 

Ниятшин Газиз, работал на этой должности 1918-1919 гг.  

Ахмеров Камал............................. 1919-1920  

Ниятшин Газиз............................. 1920-1921  

Галин Зайнулла............................1921-1922  

Хажин Аллаяр..............................1922-1923  

Ниятшин Газиз............................. 1923  

Хисаметдинов Гатият....................... 1923-1925  

Ахмеров Губай............................. 1925-1926  

Габдиев Шагаргази......................... 1926-1928  

Исянбаев Насибулла........................1928-1932  

Арсланов Хажгали..........................1932-1933  

Тангатаров Мухаметзян..................... 1933-1934  

Мурзагалин Гилметдин......................1935-1937  

Бактыбаев Юмагужа......................... 1937-1939  

Рахмангулов Файзулла......................1939-1940  

Валеев Карим..............................1940-1941  

Мухаметшина Рафига........................1941-1944  

Ягафарова Марьям..........................1944-1945  

Аскаров................................... 1946-1947  

Хусаинов Зайнетдин........................1948-1950  

Валитов Рахматулла........................1950-1953  

Галин Хабибулла........................... 1953-1955  

Гумеров Хажмухамет........................1955-1958  

Мурзакаев Яганур..........................1959-1971  

Абдулов Ахтям............................. 1971-1972  

Хайретдинов Борис......................... 1972-1977  

Валеев Анвар..............................1977-1982  

Тажетдинов Сафаргали......................1982-1984  

Бускунов Василь........................... 1984-1988  

Бахтигареев Янузак........................1988-1990  

Ибрагимов Давлетбай....................... 1990  

Гумеров Арслан............................1990-1992  

Гумеров Вакиль............................1992-1999  

Аминева Нагима............................1999-2002  

Гумеров Урал..............................2002  

Рахимов Ринат............................. 2003  

 

Из истории колхоза известно, что артель “Красная сосна” был образован в 1926 году. Артель состоял из 21 членов. Главными организаторами были Габбас Аминев (председатель), Гатау Хамитов, Абдулла Якупов, Ильяс Хажин, Абубакер Ишназаров (заместитель председателя). 18 февраля 1930 года на общем собрании артели вынесли решение вместо артели создать колхоз имени Сталина. На этом собрании участвовал представитель областного комитета партии Рахмангулов Файзулла Якупович и представитель района Васильев Илья Михайлович. В состав нового колхоза вошли представители деревень Тамак, Исхак, Верхнее и Нижнее Яикбаево, Нигаматово, Баимово, Саитбатталово, Второе Иткулово. Ниятшина Газиза Мухаметзяновича избрали первым председателем колхоза, Валеев Ахметкарим Хамитович стал счетоводом. Членами правления колхоза были: Хажгали Маликов (Баимово), Махмут Абдулов (Саитбатталово), Муртаза Аллаяров (Нижнее Яикбаево), Гилметдин Мурзагалин (Нигаматово). В колхоз вошли первыми и считались активистами: Габбас Аминев, Саит Гумеров, Замза Аминев, Уилдан Сафин, Юлмухамет Ишмурзин из Второго Иткулова, Яганур Байтурин, Агзам Тажетжинов, Фазулла Узянбаев, Мулюк и Хисам Каипкуловы из Баимово, Махмут и Абубакер Абдуловы, Гайнулла Мурзагалин, Суфиян Арсланов из Саитбатталово. В это время в районе появился еще один колхоз имени Сталина, который объединил деревни Татлыбай, Абдрахман, Хасан, Файзулла. Поэтому по предложению второиткуловцев новый колхоз переименовали в колхоз “Второиткуловский”. Первое время строительство колхоза шло очень медленно. Из-за распространения разных небылиц о колхозе некоторые члены то выходили из колхоза, то обратно входили. В 1938 году колхоз ”“Второиткуловский” был перименован в “Кызыл байрак” (“Красное Знамя”). Почему такое название? Дело в том, что передовики коневодства Яганур Байтурин и Ф. Узянбаев участвовали во Всесоюзном совещании пердовиков сельского хозяйства (1936) и вернулись с орденами “Трудового Красного Знамени”. Сразу после возвращения из Москвы Яганура Байтурина избрали председателем колхоза. Видимо, судьба благоволила новому председателю Байтурину. В первый год его правления колхоз получил небывалый урожай зерновых, каждому работающему колхознику выделили по 3-4 тонны зерна. Люди не хотели получать столько зерна, оказывается, ни у кого не оказалось даже простого зернохранилища в виде ямы.  

 

Нигаматовцы пожелали выйти из этого колхоза и вскоре, в 1931году, они организовали отдельный колхоз “Урняк”, объединив жителей деревень Нигаматово, Нижнее и Верхнее Яикбаево. А в 1960 году “Урняк объединился с колхозом “Таналык”, расположенного в д. Исяново. Объединенный колхоз стал называться “Красный маяк”. В 1964 году бывшие урняковцы вышли из объединенного колхоза и создали отдельный колхоз и опять вернули прежнее название “Урняк”.  

 

В колхозе “Кызыл байрак” дела шли неплохо, он становился на ноги крепко, люди поверили в эффективность коллективного хозяйства. В 1940 году “Кызыл байрак” имел 4 сеялки, 6 лобогреек, 21 конного плуга, 4 веялки, весы -5, 2 сепаратора, 148 саней, 76 телег, 206 голов коров, 360 голов овец, 394 коз, 545 рабочих лошадей. В указанном году, например, колхоз собрал урожай зерновых по 15, 5 ц с гектара. Валовой сбор сотавило 2045 ц, из них 1269 ц сдано государству. Значит, 776 центнеров оставили для семян и для раздачи колхозникам. По отчету 1941 года видно, что колхоз в 10 гектарах выращивал овощи, объединение состояло из 5 бригад, всего колхозников было 323 человек. Однако, начавшаяся война 1941-1945 годов разрушила размеренную жизнь народа. Наш сосед Марьям Ягафарова во время войны работала председателем сельсовета, этот период военных лет она вспоминала так:  

 

“До и во время войны не было людей, работающих спустя рукава. Мы понимали, что лучшая и сытая жизнь придет только благодаря нашему труду. Тогда было время социалистических соревнований, поэтому каждый день на стене правления колхоза можно было ознакомиться с результатами работы. С одной стороны висела “Красная доска”, где работников отмечали с положительной стороны, с другой стороны “Черная доска”, которая была для отстающих. Никто не хотел попасть в “Черную доску” – какой стыд! А о тяжелой нашей жизни невозможно рассказать в двух словах: здоровые мужчины на войне, здоровые тягловые лошади – тоже. Пришлось обучать волов для тягли. В основном на полях работали старики, женщины, дети. Люди голодали, из-за отсутствия дров, иногда жили в холодных домах. Во время войны председателем колхоза был Бактыбаев Юмагужа, сын Ситдыка, он был оставлен в селе по брони (боевой резерв особого назначения). Он оказался прекрасным руководителем, хорошим человеком, помогал голодающим, чем мог. Вот так и жили, сынок.  

 

(Домашний архив Б. Хайретдинова. Папка 2, с. 5).  

 

О буднях времени военных лет так же вспоминает учительница Второиткуловской школыГанива Фатима Нуретдиновна.... К началу войны я работала учительницей в школе. С началом войны привычный ритм жизни нарушился, никто не знал как жить дальше в новых и худших условиях. Летом 1941 года мужчины ушли на фронт, коней тоже отправили на войну. Пришли тяжелые времена. Но мы, местные руководители, интеллигенция села, решили, что надо начинать жизнь в новых условиях, надо поднимать народ, чтобы заменить ушедших на фронт тружеников. Стали собираться постоянно, чтобы взять правильное направление в жизни села, усилили агитмассовую работу среди населения, работали, в основном, методом убеждения.  

 

Хорошо помню весну второго года войны: после уроков с детьми на клячах пашем поле “Сардак”. Детям по 12-13 лет, им надо бы играть после занятий, а тут сразу на работу. Быстро устают дети, говорят: “Поиграем, немного, отдохнем. Можно? ”. Разрешала, конечно, устраивая различные игры, сама с ними играла. Детей жалко, а что поделаешь? А по вечерам тоже работали, с детьми совместно вязали перчатки и руковицы для солдат Красной Армии. Вышивали платочки, полотенца, кисеты, писали письма. Однажды послали посылку в Башкирскую кавалерийскую дивизию. Ученица Файруза Адигамова от имени всех учащихся написала письмо, завернула в платочек: “Уважаемый солдат! Скорее выгоняйте врага из нашей территории, вернитесь с победой. Мой платочек и перчатки пусть согреет вашу душу”. Пришло ответное письмо, случилось нежданное, оказывается, письмо попало отцу Файрузы и он, кавалерист Адигамов, написал ответное письмо с обещанием воевать отлично до конца победы и выразил надежду, что при таких патриотически настроенных ребятах победа будет за нами.  

 

(Азамат Тажетдинов. Через бури и невзгоды. Сибай, 2005, с. 70-71).  

 

В военные годы в колхозе организовали три бригады: Второиткуловская бригада под руководством Уммунисы Альмухаметовой, Баимовская бригада – бригадир Амина Галина, Саитбатталская бригада – бригадир Сахипъямал Абдулова. Молодежь, как правило, отправляли в трудовую армию. Из Второго Иткулова, Баимова и Саитбатталова были отправлены в трудармию: Амина Ахмерова, Асма Абдулова, Карлугас Ахмерова, Амина Буранбаева, Маймуна Шахмуратова, Ямиля Халитова, Фатима Мухамадьянова, Ракия Арсланова, Тагира Каипкулова, Зуль кагида Якупова, Хамдия Гайсина, Минзифа Хусаинова. По словам Минзифы Хусаиновой, в ноябре 1944 года им роздали продукты питания на неделю и отправили в Баймак. Там набралось 410 молодых девушек. Эту женскую команду пешим ходом отправили в Магнитогорск, а расстояние 200 км. Там загрузили в вагоны и направили в сторону г. Молотов через Свердловск.  

 

Разгрузились в лесу, где стояли бараки, построенные немецкими военнопленными. В комнатах – трехярусные топчаны без постели и печь-буржуйка. Чтобы не замерзнуть спали одетыми. Главная обязанность – рубка леса. Одни рубят, другие ложат их штабелями, третьи из них готовят шпалы нужного размера, четвертые – поднимают почву для будущей железной дороги. Отдельная команда разгружала вагоны с рельсами, песком и другими материалами, а немцы под караулом ложили рельсы. Если выполнишь норму – давали 700 г хлеба. Один раз в месяц возили в г. Молотов в баню, где мы занимались и стиркой. Это день был для нас самым ччастливым днем. Возвратились после окончания войны.  

 

По рассказам старожилов и в послевоенное время продолжались трудности. Например, каждый двор обязан был сдавать мясо, масло, яйцо, шерсть. Не сдал – конфискация имущества. Только во время Хрущевского правления начали давать зарплату деньгами, а до сих пор была натуральная оплата. Внедрили паспортную систему и в селе, теперь любой человек мог уходить в города на работу. В ходе Хрущевской перестройки колхозы “Кызыл байрак” (центр Втрое Иткулово) и “Кызыл маяк” (центр Нигаматово) объединились в один колхоз “Урняк”. Однако в 1965 году Второиткуловцы вышли из “Урняка” и создали отдельный колхоз “Урал”. Было много передовиков производства, среди них и те, кто получил государственные награды, ордера и медали. За ударный труд получили ордена следующие колхозники.  

 

Список орденоносцев колхоза  

 

 

 

Байтурин Яганур, получил орден “Трудового Красного Знамени”  

Узянбаев Фазулла............... “Трудового Красного Знамени”  

Буляков Рахимъян................“Трудового Красного Знамени”  

Якупов Ишдавлет................. “Трудовой Славы” 3-й степени  

Альмухаметова Миннур............“Трудового Красного Знамени”  

Каипкулова Зубайля..............“Трудового Красного Знамени”  

Мажитова Марфуга................“Трудового Красного Знамени”  

Хайруллин ЗиннатОрден........... “Знак Почета”  

Хисаметдинов Хасан.............."Знак Почета”  

Гумеров Миндиахмет............. “Знак Почета”  

Елкибаев Фазылгаян.............."Трудовой Славы 3-й степени  

Буляков Хамитъян................“Знак Почета”  

 

 

 

В связи с тем, что колхозно-совхозная система была отвергнута вместо колхоза “Урал” возник сельскохозяйственный производственный кооператив под тем же названием (2006). Через два года кооператив распался, появились мелькие кооперативно-фермерские хозяйства. Как они работают, как выживают – общественность не знает.  

 

С другой стороны, в начале XXI века окрепший к этому времени городской бизнес стал скупать разорившиеся колхозы и совхозы вместе с землями. Так рлявились аграрные гиганты, которых мы называем агрохолдингами. Некоторые агрохолдинги превратились в более крупные сельхозобъединения – в латифундии, где отдельное лицо имеет миллионы гектаров земли и власть над над наемными рабочими, которые далеки от земли. Выделение пай крестьянам тоже не дало результатов. Сельское население бедное, поэтому у него нет ни ресусов, ни денег, ни сельхозтехники, чтобы выращивать урожай на своем участке-пае. Спустя 100 и более лет после Октябрьской революции лозунг «Земля – крестьянам» должен заработать и стать национальной идеей. Пока по вопросу о земле больше вопросов, чем ответов. Главный и актульный вопрос в деревне – как сделать так, чтобы каждая семья крестьянина имела работу и могла заработать на жизнь. Но пока экономисты и государственные мужи молчат по этому вопросу. Кроме отдельных предложений, нет пока научно обоснованных путей развития нашего сельского хозяйства.  

 

 

Список  

председателей местного колхоза  

 

 

Ниятшин Газиз Мухаметзянович, работал председателем в 1930-1931 гг.  

Рахмангулов Файзулла Якупович......................... 1931-1932  

Мухметзянов Губат..................................... 1932-1934  

Исмагилев Шариф....................................... 1934-1935  

Валитов Рахмат Гарифович..............................1936-1937  

Байтурин Зиганур Загитович............................1938-1939  

Бактыбав Юмагужа Ситдикович........................... 1939-1945  

Валеев Карим Хамитович................................1945-1946  

Уилданов Муса Кагарманович............................1946-1947  

Валитов Размат Гарифович..............................1948-1950  

Хусаинов Зайнетдин Хайретдинович......................1950-1958  

Раянов Салихъян Мухаметович........................... 1958-1960  

Мусин Чагатай Нурмухаметович..........................1960-1962  

Ирназаров Акрам Исмагилевич........................... 1962-1965  

Нафиков Нагим Галимович............................... 1965-1969  

Буканбаев Рауил Якупович..............................1969-1970  

Тимербаев Заки Ахметвалиевич........................... 1970-1979  

Аткин Юнир Тажетдинович............................... 1979-1989  

Мамбеткулов Наил Хибатович............................1989-1993  

Юлгутлин Амир Ишбулдович..............................1993-1995  

Искужин Рахматулла Ахметзиевич........................1995-1996  

Арсланов Раил Акрамович............................... 1996-2001  

Мамбеткулов Наил Хибатович............................2001-2005  

Султангулов Мубаряк Сабиръянович......................2005-2006  

Рахимов Ринат Рашитович............................... 2006-2008  

Мамбеткулов Раил Хибатович............................2008  

Рахимов Ринат Рашитович................................2008-2014  

 

 

 

15. Возвращение в школу  

 

В начале лета 1977 года заочно окончив Башкирский государственный университет возвратился домой. Через неделю вызвали в Баймакский райком КПСС. принял Р. А. Сырлыбаев, который от имени райкома предложил перейти директором местной школы, добавив, что вопрос о назначении предварительно решен, что нет резона отказываться. Получив от меня согласие, велел написать заявление об этом. С этим заявлением он зашел к первому секретарю райкома и через несколько минут вышел с постановлением райкома о назначении меня директором Второиткуловской средней школы. С этим постановлением велели идти к председателю райисполкома. Так и сделал. Кашанов Х. Ш. Принял меня спокойно, видимо, он был в курсе дела, посмотрел на постановление райкома и повелел своему секретарю Амине Ахмадулловне написать распоряжение об освобождение с должности председателя сельсовета в связи с назначением директором школы и порекомендовал на завтра провести сессию сельсовета, чтобы формально утвердить мой уход.  

 

Сессия прошла быстро. После ознакомления с документами вышестоящих партийно-советских органов, депутаты и работники сельсовета выступили с пожеланиями успехов на новом месте. А я благодарил их за то, что они своими жизненными опытами всегда помогали мне словом и делом. Поэтому работа сельсовета шла хорошо. О работе нашего совета писал журнал “Советы народных депутатов (Москва) с положительной оценкой деятельности. Еще до этого за достигнутые успехи в работе Верховный Совет БАССР вручил Почетную грамоту.  

 

Отдохнув некоторое время, в начале августа я вошел в школу в качестве директора этого учреждения. Учителя-коллеги приняли меня с радостью потому, что мы со всеми знакомы с давних времен, с детства. Тажитдинов А. А. сдал свои дела, он отказался от этой должности потому, что, по его мнению, вошел в пожилой возраст. Я с малых лет очень уважительно относился к нему, предложил должность завуча школы, так как работающий завучем школы Ишкильдин Даут Зайнуллович подал заявление об освобождении с должности и отбыл на родину. После некоторых раздумий Азамат Агзамович согласился работать до тех пор, пока не появится молодой человек, способный тянуть лямку завуча средней школы. Организатором внешкольных и внеклассных работ назначили Мавлютову Р. Ф. Еще раз необходимо подчеркнуть, что эта школа мне знакома сызмала. Знаю хорошо, что коллектив школы спаянный. В 1960-1970-х годах наша школа одна из первых создала ученическую производственную бригаду. Каждый год в летнее время производственная бригада выращивала овощи, как капуста, морковь, свекла. Одна группа занималась выращиванием цеплят. Осенью продукция сдавалась колхозу и за свой труд дети получали зарплату. В самом конце 70-х производственная бригада отправила свою продукцию в Москву на ВДНХ и получила Диплом ВДНХ, премию и несколько швейных машин. Под руководством Кутлугужиной З. Р. Велась работа по краеведению и в течение 10 лет школа занимала 1 место по этому виду работ. Вскоре я полностью окунулся в работу школы, которая состояла из нескончаемых мелочей. Хорошо помню приезд в школу председателя овета Министров БАССР АкназароваЗекерии Шарафутдиновича. Дни еще стояли теплые. Было 6 часов утра. Я встал и сел за просмотр поурочных конспектов и планов. В половине седьмого зазвенел домашний телефон. Звонил лесничий Второиткуловског лесничества Валеев Мирза Хамитович  

 

– Слушаю вас! Доброе утро!  

 

– Утро доброе! Буду краток. Товарищ директор! Школу хочет посетить Зекерея Шарафутдинович. Ровно к восьми часам утра соберите педагогов. Он желает встретиться с коллективом школы.  

 

– А где находится Зекерея Шарафутдинович?  

 

– У меня дома. Вчера вечером приехал, в настоящий момент вышел прогуляться.  

Дело в том, что родная сестра Акназарова З. Ш. Габида была замужем за лесничим Валеевым и председатель правительства республики, находясь по делам в нашем районе, иногда заглядывал к ним.  

 

У многих учителей были домашние телефоны, поэтому абсалютное большинство успело собраться до восьми часов утра в школе. Ровно в 8 часов Акназаров З. Ш. в сопровождении председателя райисполкома Сайгафарова А. З. и председателя колхоза Тимербаева З, А. появился во входе школы. Мы встретили его. После взаимных приветствий он спросил:  

 

– Где собрались учителя?  

 

– В учительской, Зекерея Шарафутдинович.  

 

–Тогда пройдемте туда, заодно по пути заглянем в классные кабинеты. Так и сделали.  

Зайдя в учительский кабинет председатель правительства республики поздаровался с каждым учителем за руку и начал беседу:  

 

– Находясь по делам на вашей территории не могу не заглянуть в школу, которая является очагом знания и культуры. Знаю вашу школу давно: во время войны мне пришлось работать учителем в Мурзийской начальной школе. Тогда ваша школа являлась опорной школой для начальных школ вашего региона. Ваша школа мне нравится, классные кабинеты светлые, просторные, всюду чувствуется порядок. У меня время ограниченное, извините. Поэтому вы мне изложите один единственный вопрос, который касается всех и не решался до сих пор. С более мелкими вопросами обращайтесь к Сайгафарову.  

 

Вперед шагнула учительница начальных классов Галина Сания Хабибовна:  

 

– Зекерея Шарафутдинович! Нет у нас семьи, не имеющих маленьких детей. Мы, учителя, приходя на работу, оставляем своих детей-дошкольников где только можем. Нам, матерям, нужен детский сад.  

 

– Разве у вас до сих пор нет детского сада?  

 

– Когда-то был, но закрыли.  

 

–Амир! Почему до сих пор нет детсада в этом большом селе, – спросил председатель правительства у председателя райисполкома.  

 

– Строительство детсада в этой деревне не включен в районный план. Денег нет, чтобы строить вне плана, Зекерея Шарафутдинович.  

 

– А вы стройте хозспособом. Начинайте немедленно, деньги я выделю. Товарищ председатель колхоза! Ты берешь на свои плечи строительство детсада? Стройбригада в колхозе есть.  

 

– Беру, Зекерея Шарафутдинович, стройбригада имеется, – ответил председатель еолхоза “Урал” Тимербаев З. А.  

 

–Хорошо. А вам, уважемые учителя, остается контролировать ход строительства.  

Через пару лет возле школы появился прекрасное здание дестского сада-ясли, что очень обрадовало особенно матерей села. Так своеим чередом шла повседневная и хлопотная работа в школе: посещение уроков учителей, заседания педагогическмх советов, общие собрания профкома школы, коммунистов-педагогов, школьные отчеты, начиная с ОШ-1 и т. д. Кроме этого работа с родителями, выполнение депутатских обязанностей. Одгим словом, надо везде успевать. В школе начиная с первого все классы-комплекты параллельные, учащихся много – около 400.  

 

Не было школьного тира. Посовещавшись с военруком Бикметовым Ринатом Явдатовичем, недалеко от школы под горой организовали рытье окопа, покрыли, провели электричество и тир заработал. В то время каждая средняя школа имела оружие, то есть так называемую мелкашку для стрельбища, патроны и оружие хранились в сейфах военных кабинетов.  

 

В голове у меня давно крутится одна задумка: при школе открыть музыкальный класс, вернее, филиал Баймакской музыкальной школы. Знаю, что в других крупных школах района как Акмурунская, Старосибайская, Туркменская, Темясовская такие филиалы успешно работают. Погворил об этой затее с директором Баймакской музыкальной школы. Директор музыкальной школы Хафизов Фаузи Баянович дал добро и мы открыли класс хора и класс баяна. Из-за отсутствия музыкального специалиста пришлось мне вести эти занятия. Вскоре купили пианино и пригласили в филиал молодую пианистку, которая полностью взяла на свои плечи вопросы филиала. Однако после моего ухода в другую школу филиал закрыли, так как не было соответствующий поддержки со стороны руководства школы.  

 

В хлопотах и заботах прошло два года. У меня появился кое-какой опыт по школьным делам, научился составлять разную документацию. Посещая уроки учителей я, быть может, больше учился у них. Читал, перечитывал педагогику, психологию, вел уроки истории и музыки. Вдруг перед новым учебным годом вызвали в райком и направили меня директором Татлыбаевской средней школы с целью, чтобы я объединил коллектив той школы, которые разделившись на две, одни на стороне директора, другие на стороне завуча, исподтишка противостояли друг-другу. Зная об этом, на первом же педсовете я поставил вопрос ребром: кто будет жаловаться на кого-то, того самого будем проверять на соответствие должности учителя и этот вопрос был решен раз и навсегда. Таким образом, я начал ознакомление с учителями. Знакомых оказалось больше, чем я думал. Учителя Рыскужина З. А (башкирский язык)., Лукманова З. Ф. (русский язык), Валишина З. А. В 1967 году вместе со мной окончили Сибайское педучилище. Знакомыми оказались Галин Р. Н., заместитель директора по внеулассным работам, Каскинов Н. Ф., завуч школы, военрук Бахтигареев Я. А. И его отец, завхоз школы Абдулгази агай Бахтигареев. Семью смог перевезти только через месяц после начала занятий. После переезда пригласил в гости всех учителей школы, где нашли общий язык со всеми. В последующее время коллектив школы стал более дружным и я нашел общий язык со своими учителями.  

 

Деревня Татлыбаево расположена на территории Татлыбаевского сельсовета, Янзигитовского отделения Сибайского совхоза за Ирандыкскими горами. В августе 1979 года я продолжил свою трудовую деятельность вдали от родного села. Деревня Татлыбаево – небольшое, всего одна главная улица с переулками. Здесь начинается степная зона района. В деревне находится сельсовет, животноводческая ферма и средняя школа. Детей, оказывается, каждый день возят три единыцы транспорта, то есть автобус и обрудованные грузовые машины из деревень Янзигитово, Абдрахманово и Карышкино. Здание школы одноэтажное. Занятия идут в две смены. В классах детей меньше, а это удобно и для учащихся и для учителя. Как учитель истории сразу заинтересовался историей школы. А она началась в далеком 1918 году. Первым учителем был Гиззат Хасанов, который во время суматошной гражданской войны сумел привлечь группу учеников в количестве 30 к занятиям в школе. Голодные и холодные дети занимались в доме учителя, так как еще не было отдельного здания школы. Только в 1921 году в деревне официально открывается начальная школа, а первым заведующим назначают Г. Татлыбаева, вторым учителем начинает работать Исянгильдин З. Н. В 1931 году здесь же открывается ШКМ – школа рабочей молодежи, а так же приют для детей-сирот. Учителями и воспитателями в то время работали: Бадри Мамбеткулов, Вали Баймухаметов, Фахира Бейешова, Мурзабай Татлыбаев. В 1949 году была построено новое здание школы, где больше стало класс-кабинетов для занятий, после ее изношения в 1971 году было сдано в эксплуатацию новое здание средней школы села из кирпича.  

 

Опять начались школьные будни. Выяснил, что две учительские семьи не имели квартиры и решил “пробить” вопрос строительства дома для учителей. Не раз обращался к вышестоящим органам по этому вопросу и мои старания не прошли даром: выделили деньги на строительство одной квартиры, определили сметную стоимость. Мы начали строить сразу двухквартирный дом, а когда узнали, что нарушен план строительства, конечно, пожурили, но выделили еще денег. Так за школой появился двухквартирный дом для учителей и туда переехали жить семьи зам директора Галина Р. Н. и военрука школы Бахтигареева Я. А. Пришкольный участок школы был образцовым. Здесь занималась семья Давлетбаевых, которые выращивали широкий ассортимент овощей и прекрасных цветов. Хорошо работала школьный лагерь под руководством Галина Р. Н. Через пару месяцев после начала занятий в школе прошел отчетно-выборное собрание коммунистов Янзигитовского отделения и меня на общественных началах избрали секретарем партийной организации этого отделения. Тогда секретарем парткома Сибайского совхоза был Гильманов С. Ф.  

Запомнился эпизод из семейной жизни. Стояла холодная зима начала 1980 года. По телефону передали, что заболела моя мать. Решил съездить, заведующий гаражом Сибайского совхоза выделил мне машину. Накануне вечером с женой состоялся разговор по этому поводу. Она спросила:  

 

– Завтра все-таки решил выехать в родное село?  

 

– Да, решил, завгар совхоза дает грузовую машину для поездки. С шофером уже договорились, рано утром выезжаем.  

 

В разговор вмешалась трехлетняя Резеда.  

 

– Атай, возьми меня с собой, я тоже хочу увидеть наше село.  

– Хорошо, дочка, возмем, – ответил я, заранее зная, что она останется дома в эти холодные дни, когда на дворе было под 30 градусов.  

 

Выехали рано утром в 5 часов, расстояние 100 с лишним км проехали за два часа. Увидев мать, которая уже поднялась с постели и ходила самостоятельно – обрадовался, болезнь, оказывается пошла на убыль. На пути к возвращению домой водитель решил заехать в центр совхоза Старый Сибай по своим делам и потом довезти меня до дома. Между Татлыбаевом и Когда он зашел в кантору, я вышел из кабины, осмотрелся. Рядом, перед конторой стоит автобус, который возит детей нашей школы, а водителя нет. Из окна смотрит маленькая девочка, похожая на Резеду. “Бывает же похожие друг на друга люди”, – подумал я и продолжал стоять. Девочка прмстально смотрела на меня. В это время вышел водитель автобуса и крикнул:  

 

–Борис Мухаметович, заберите свою дочку. Она сидит в моем автобусе. Что это такое? Разве это Резеда? Я побежал туда и прижал Резеду к себе, благо, что в автобусе было тепло. Я спросил у водителя Нургали: “Как она здесь оказалась? ” Ответил он так:  

 

– После подвоза учащихся направился в контору совхоза. Проехал от деревни километров четыре смотрю по дороге идет девочка одетая кое-как. А день холодный. Пришлось остановиться. В автобусе была и моя жена. Забрали ее к себе, жена моя спрашивает у нее:  

– Ты чья девочка? Кто мать, отец?  

– Мать моя Асия, учительница, отец – директор школы.  

– Как тебя зовут?  

– Резеда.  

– Куда идешь?  

– Иду во Второе Иткулово. Отец забыл меня забрать с собой, поэтому решила догонять их.  

–Где мама?  

– Она на работе. Когда я проснулась, дома никого не было, поэтому я сама оделась и вышла на дорогу.  

– Замерзла?  

– Да, замерзла. Руки замерзли, болят.  

– Где твои варежки?  

Они остались дома.  

Вот такой разговор состоялся с нашей дочерью.  

Доехали до дома. Оставив ребенка дома, побежал в школу и спросил у жены:  

– Где Резеда?  

– Она дома. Наверное, спит.  

 

Жена ничего не знала о приключениях нашей дочери. Главная радость наша заключалась в том, что она осталась тогда живой и невредимой.  

 

У этой деревни были свои общие проблемы. Во-первых, в деревню или через деревню не было маршрутного автобуса, поэтому население выезжало в близлежащие города на попутном транспорте или на своих личных мотоциклах и машинах, хотя бы остановки Хасаново, расположенного на трассе Баймак – Сибай. В то время часто вызывали на различные собрания, совещания по линии РОНО, райсовета или райкома. Много раз приходилось пройти пешком 12 км до остановки Хасаново, затем ждать рейсовый автобус Сибай – Баймак. Летом особых проблем нет, тепло, не торопясь пешком идешь по дороге и, наконец, доходишь до дома. А вот в зимнюю стужу пройти расстояние от Хасанова до Татлыбаево было сложно. Однажды зимой возвращался из совещания директоров школ. Доехал до Хасаново и продолжил путь пешком в сторону Янзигитово, так как дорога на Татлыбаево прходила через нее. Вечерело. Начался буран, но вскоре так завьюжило, что не были видно ни дороги, ни зги. Встречной ветер дул так, что невозможно было открыть глаза. Найдя проселочную дорогу на ощупь, медленно прошел (7 км) до Янзигитово в течение двух часов Устал и стоял на краю деревни раздумывая как быть. Ночевать в этой деревни и продолжить путь утром или идти сейчас? В темноте слышу тарахтанье трактора и слабы свет от него. Трактор “Белорусь” с тележкой осветил меня, остановился. В кабине были двое. Знакомый водитель трактора узнал меня, сказал, что в тележке, покрытый старым тентом комбикорма для Татлыбаевской фермы, и, если я захочу, может предложить для меня забраться в тележку. Так и сделал и мы поехали. Встречный ветер с хлопьями снега рвал и метал все. Из-за холода мне пришлось становиться на колени, хотя они тоже быстро мерзли. Комбикорма, найдя выход, тоже били по лицу, хотя я сидел на корточках лицом назад. Через минут 15-20 трактор остановился возле моей квартиры, оставил, но мои ноги уже не держали своего хозяина, стали как палки. На четверенках дополз до дома и стал лечить себя народными средствами. Через некоторе время очухался, и на этот раз обошелся без больницы. От имени народа несколько раз обращались до районных органов управления о том, чтобы пустить рейсовый автобус до деревни из Баймака или из Сибая, однако этот вопрос тогда не был решен.  

 

Вторая проблема заключалась в том, что в деревне не было воды. Нижняя часть деревни пила воду из далекого ручейка, а верхняя часть ходила на ферму и брала оттуда. Несмотря на неоднократные обращения населения по этому вопросу, власти не реагировали, отписываясь, что денег на проведение водопровода не имеется, не предусмотрено и т. д. В одном из весенних дней прибыл в школу председатель райисполкома Сайгафаров А. З. в школу. Я находился на пришкольном участке, увидев машину перед школой, вышел навстречу, поприветствовал.  

 

– Как дела? В школе порядок, – спросил председатель райисполкома.  

 

– В школе порядок, Амир Закирович, занимаемся благустройством и озеленением.  

– Почему ты в светлом костюме и брюках при гаслстуке? Какой праздник сегодня?  

– Никакого праздника, Амир Закирович, просто у меня нет второй пары костюма. Недавно купил это одеяние, так как не нашел костюм другого защитнего цвета.  

Он сразу осмотрел на пришкольный участок, видимо, остался доволен, но ничего не сказал, задал вопрос:  

– Благоустройством и озеленением, говоришь, занимаемься?  

– Да. Занимаемся, Амир Закирович. Посадили кустарники вокруг школы, ведем работу на пришкольном участке, ремонтируем здания летнего лагеря. Все идет планово.  

– Может быть, в школе что-то делается по этому вопросу, а в деревне – полная тишина.  

 

На вопрос, откуда берете воду, я ответил, что таскаем из котельной школы. За пршкольный участок отвечала учительница биологии Гульнур Мирзаевна, ей постоянно помогал ее муж, учитель школы Рамазан Давлетбаев. Этот пришкольный участок считался образцовым среди средних школ, поэтому у районного руководителя вопросов не было, но он, видя, что работа идет как положено, не удосюжился отметить с положительной стороны. Я заметил, что за это дело отвечает председатель сельского совета.  

 

– Ты секретарь партийной организации отделения и депутат, поэтому, кроме школьных работ ты жолжен заниматься общесельскими проблемами.  

Конечно, справедливые слова, поэтому я промолчал. Подошли к первому же от школы двухквартирному дому. Дома верхней части деревни все двухквартирные и построены совхозом. Перед домом, разобрав на части двигатель “Белоруса”, крутился его хозяин.  

– Здравствуй, хозяин, – поприветствовал председатель райисполкома тракториста. Как дела? Вижу, ремонтом трактора занимаешься. Как звать тебя? Где работаешь?  

– Звать меня Зуфар, работаю трактористом нашего Янзигитовского отделения.  

– Здесь твоя квартира?  

– Да, здесь. Но только одна половина.  

– Почему в твоем полусаднике ничего не растет?  

– Воды нет. Даже для питья не хватает воды, так как она привозная. Захочешь выехать за семенами цветов – автобус не ходит. Живем как в первобытном обществе. Вот ремонтирую свою технику, нужные завчасти купил за свои деньги. Разве это дело? Ведь идет посевная работа и мне тоже хочется работать.  

– То, что тебе нужны запчасти знает руководство отделения, директор совхоза Петр Николаевич?  

– Знают, конечно, сотни раз обращался – бесполезно.  

Разговор между трактористом и районным начальником явно не клеился, они уже начали кричать друг на друга. Зуфар оказался человеком не робкого десятка. Так и не понв друг друга они разошлись. Мазныв напоследок рукой и отказавшись от дальнейшего осмотра, Сайгафаров А. З. вернулся к своей машине и в тот же час укатил.  

 

Много было учителей, работающие ударно в Татлыбаевской средней школы. Они имели много поощрений, некоторые из них получили государственные награды. Вот они:  

Байбулов Рауф Рамазанович, учитель труда – “Отличник просвещения Республики Башкортостан”;  

Рафикова Фархиямал Файзрахмановна, учитель начальных классов – “Отличник просвещения БАССР”.  

Рыскужина Зульфия Ахмадеевна, учитель башкирского языка и литературы – “Заслуженный учитель БАССР”;  

Сабаева Тансылу Мухамедьяновна, учитель географии, “Почетный работник системы образования Российской Федерации”;  

Янтурина Фарзана Искандаровна, учитель башкирского языка и литературы – “Отличник просвещения РСФСР”;  

Якупова Салима Халфетдиновна, учитель математики – Почетная Грамота Министерства образования БАССР;  

Янтурин Шафкат Анварович, учитель биологии и химии – Отличник образования Республики Башкортостан”:  

Ярмухаметов Рауил Файзуллович, учитель труда, директор – “Отличник просвещения БАССР”.  

 

Работая в Татлыбаевской школы убеждался, что, видимо, не будет обратного хода в свою родную деревню. А там остался дом. Поэтому я продал тот дом сцелью, чтобы построить на эти деньги новы дом. Однако отсутствие автобуса по направлению к деревне, привело меня к мысли, что неплохо было бы иметь свою машину. Тогда легковые машины, поступившие по распределению Совета Министров БАССР распределял райисполком. Несмотря на наличие бумаги от дирекции Сибайского совхоза о передачи машины выделенного Сибайскому совхозу о передачи мне, председатель райисполкома не утвердил это ходатайство. Тогда я написал заявление от имени моего отца в отдел социального обеспечения райсовета о выделении машины и через их отдельный фонд получил желанное через три месяца.  

 

В период работы в Татлыбаевской школе было несколько предложений перейти в отдел ГРОВД г. Баймака, так же и г. Сибая. Я отказался, но почему -то согласился га предложение поработать председателем рабочего комитета (профсоюзного комитета) Сибайского совхоза.  

 

16. В Сибаевском совхозе  

 

 

В конце июля 1982 года по предложению секретаря парткома совхоза общее собрание представителей четырех отделений выбрало меня на должность председателя рабочего комитета (профком) совхоза и я начал работать. В тот же день получил приказ председателя райкома профсоюза работников сельского хозяйства Хисматуллина Р. Х. о назначении меня на эту должность на основании решения общего собрания представителей рабочих совхоза. Семья осталась еще на прежнем месте, надо было подобрать квартиру, а так же отремонтировать старый “Москвич” рабочкома. Пока пришлось каждый день ездить на место работы от места проживания.  

 

Рагип Хамитович Хисматуллин (1931-2006) мне знаком был давно, долгие годы он тянул лямку секретаря райкома партии, курировал вопросы культуры, образования, здравохранения. Меня он всегда неофициально называл зятью, так как моя жена была с той же Первого Иткулова, где родился и вырос Хисматуллин. В молодые годы, после окончания Темясовского педучилища, начал свою трудовую деятельность учителем Первоиткуловской школы, с 1954 года он второй секретарь райкома ВЛКСМ. Оканчивает Свердловскую высшую партшколу и начинает работать секретарем парткома Зилаирского совхоза, с 1965 года – секретарь райкома КПСС, с 1983 года – председатель райкома профсоюза работников сельского хозяйства, позже работников сельскохозяйственного агропромышленного комплекса (АПК).  

Двухэтажная контора совхоза находилась в Старом Сибае. Кабинет рабочкома находился на первом этаже. В кабинете так же работает опытный бухгалтер рабочкома Рахмангулова Люция Рахимъяновна, которая знала свою работу на отлично и своевременно, без подсказки выполняла все финансовые работы. В первую очередь познакомился с направлениями работы рабочкома и выделил следующие главные задачи:  

– Постоянно заботиться о работниках ферм, полей, выполнять их социальные вопросы, быть постоянно среди работников на их местах работы, крутиться как белка особенно во время посевных, уборочных работ, во время компаний заготовки сена;  

 

– Организация социалистического соревнования по итогам трехдневных, пятидневных, десятидневных, квартальных, годовых работ;  

– Контроль и организация работ клубов, домов культуры, находящихся на территории Сибайского совхоза;  

– Вести культурно-просветительную работу среди работников совхоза и населения. Руководить работой художественной самодеятельности отделений, организация работы по показу кинофильмов в населенных пунктах, доставка кинолент до точки;  

– Руководить профсоюзными организациями отделений, ферм и других подразделений, участвовать на совещаниях при директоре, на заседаниях парткома, молодежных организаций и т. д.  

 

Работа руководителей совхоза начинается  

не позже 7 часов утра ежедневно зимой и летом и заканчивается а поздно вечером.  

Как учитель историк заинтересовался и историей данного совхоза. Оказалось, что совхоз имеет очень краткий путь развития. Совхоз появился в 1957 году в связи с объединением небольших колхозов с Сибайским МТС. Сюда вошли колхозы:  

 

– Колхоз имени Ворошилова с деревнями Кусеево, Басаево, Исянбат, Туктагулово, Абзаково, Ахмерово, Мукасово;  

– Колхоз имени Калинино (село Калинино за Сибаем);  

– Колхоз имни Куйбышева с деревнями Старый Сибай, Давлетово;  

– Колхоз имени Молотова с деревнями Галеево, Файзуллино, Хасаново, Янзигитово, Татлыбаево;  

– Колхоз “Туялас” с деревнями Мустаево, Первое и Второе Туркменов;  

– Колхоз “Швырник” с деревнями Казанка, Кизил.  

 

Практика показала, что трудно руководить с таким обширным совхозом, поэтому в 1965 году его разделили на две части. Появились совхозы “Ирандыкский” и “Сибайский”. Ирандыкцам было передано четыре отделений: Ирандыкское, Швырник, Туялас, Кусеевское. На этой территории было два сельсовета и 13 населенных пунктов как Абзаково, Ахмерово, Басаево, Гадельша, Исянбат, Казанка, Кусеево, Мукасово Первое, Мукамово Второе, Назарово, Туктагулово, Туркменово Первое, Туркменово Второе. Остальные населенные пункты остались в Сибайском совхозе. После образования отдельного Сибайского совхоза директорами работали: Надькин П. Н., Селезнев П. Н., Нигматуллин А. А., Кумушбвев Б. И., Мусин Б. А, Тимирясов Г. З., Усманов Ш. Г. Галин Х. Х. Со всеми, кроме Надькина и Усманова, я работал совместно, некоторые из них тогда были в других должностях. Например, мне посчастливолось работать при директоре Селезневе, Нигматуллине и Кумушбаеве. Тогда Тимирясов занимал должнось главного зоотехника совхоза, а Мусин был управляющим Цетрального отделения.  

 

В 80- годах прошлого столетия Сибайский совхоз состоял из четырех отделений: Центральное (дд. Старый Сибай, Давлетово), Калинино с одноименной деревней, Янзигитовское с деревнями Янзигитово, Галеево, Файзуллино, Хасаново, Татлыбаево, Карышкинское (дд. Карышкино, Абдрахманово). Ныне деревни Давлетово не существует, население перехало в основном в Старый Сибай, кто-то переехал в город Сибай.  

Трудно было добираться каждый день с места проживания до места работы. Расстояние 15 км. Поэтому загорелся желанием отремонтировать “Москвич – 412”, принадлежащий рабочкому. Встал вопрос: кто будет ремонтировать? Посмотрел штатное расписание, оказывается, водитель для легковой машины рабочего комитета не предусмотрено. О пустует штат художественного руководителя Старосибайского дома культуры. Посовещавшись с директором дома культуры Гайсаровой Хатимой Султанкаримовной, на эту должность пригласили пенсионера., шофера по специальности Биктимирова Усмана Давлетовича. Познакомился с семьей Усман агая, жена Фатиа апай – прекрасная домохозяйка воспитвала двух детей по имени Салима и Мурат. Усман агай он взялся за ремонт техники и вскоре машина оживилась. Вместе с водителем стали каждый день ездить по отделениям, иногда в райцентр или в Сибай по делам комитета. Усман агай обычно больше молчал, отвечал на вопросы очень кратко и конеретно. Как-то в очередной раз выехали по отделениям и заодно по клубам, чтобы раздавать киноленты, присланные из Баймака. Чувствую, что у водителя нет настроения. Оказывается, заболела жена. Разговорились Я предложил ему, чтобы он на сегодня отдохнул от поездок, но он отказался. Проложая беседу о своих делах спросил его:  

– Усман агай, когда вас оформляли на работу, увидел, что вы с 1921 года рождения, а отец мой с 1920 гола рождения. Значит и вы, как я полагаю, участник Великой Отечественной войы, как и мой отец?  

 

– Конечно, участник войны, но об этом стараюсь больше молчать, так как я некоторе время побывал в плену.  

– Война есть война, всякое там может быть, – продолжил я беседу, – никто вас за это не упрекает, не корит. Если можно, расскажите о себе и о военных годах. Я – историк, поэтому мне интересно узнать о вас, о военных событиях. Где родились и где жили и как попали на фронт?  

– Если тебе так интересно – расскажу, – начал он свою речь. – Родился я в деревне Татлыбаево, где ты в последнее время учительствовал. Когда началась война, меня сразу забрали в армию, тогда мне было чуть больше двадцати лет. Сперва в течение двух месяцев обучался на пулеметчика. Еще во время курсов стремились быстрее попасть на фронт, знали, что враг подпошел к Москве. Когда услышали, что в Москве как обычно 7 ноября прошел парад – обрадовались шибко. В середине ноября нас перебросили под Москву, где шли ожесточенные бои и пока держали нас позади фронтовой линии для контрнаступления.  

 

– В какую армию попали? – спросил я для уточнения.  

– Я попал в так называемый Резервный фронт. Командовал Резервным фронтом тогда генерал-полковник Конев. А я оказался в составе 16-й армии под командованием генерал-майора Рокоссовского. Наша армия, сразу отмечу, была хорошо вооружена, отдохнувшая. Однако мы продолжали отдыхать и дальше, когда враг рвался к столице и это было непонятная ситуация для нас, солдат. Ведь мы душой очень рвались к линию фронта, пачками писали рапорты на имя командования, но нам велят потерпеть. Тем временем наши полки усиливались теми людскими ресурсами, которые прибывали с Урала и Сибири.  

 

Наступил декабрь, дни стояли холоджные, иногда доходило до 40 градусов. Но мы не мерзли, нам выдали шубу, шапку-ушанку валенки. Во-вторых, для уральских ребят эти холода были привычными. Тогда никто никого не делил на нации, на европейцев и азиацев – все были красными советскими людьми и воинами, все были равны. Правда, изредка попадались грубые, мелочные, разнузданные командиры по отношению к солдатам, но такие погибали в первом же бою, получив пулю сзади. Наконец, нас перебросили ближе к линию фронта и на следующий день, 6 декабря, мы перешли в наступление. Я там впервые увидел “Катюш”, которые с другими орудиями переворачивали землю на немецких окопах, не оставляя там ничего, кроме красного месиво. Видимо, наше контрнаступление было неожиданном для немцев. Когда мы подошли к немецким окопам, они в большинстве находились в теплых землянках, убежав от холодного окопа. Немцы были одеты в шинели, в сапоги, были в фуражках. Это ознасало, что они готовились воевать только в теплые дни года или завоевать нашу великую страну до наступления холодов. Брали окоп за окопом, оставляя убитых и раненных и сдавшихся немцев. Освободили Ржев, Вяземск и много населенных пунктов. В боях под Смоленск я был ранен и, оказывается, потрял память...  

В глазах Усмана Давлетовича блеснули скупые слезы. Я тоже не стал задавать вопросы. Так проездили мы до вечера. На обратном пути он продолжил свой рассказ:  

– Шли жестокие бои в Ржево-Вяземском направлении. Ты, браток, видимо, по истории знаешь, какие там военные действия проходили. Поэтому слушай дальше: наступил апрель месяц 1942 года. В одном из боев немцы-сволочи перешли в контрнаступление. Мой пулемет работает без отдыха. Рядом услышал сильный взрыв, поднялось вверх все, что было на месте взрыва и меня сильно ударило по голове бревно от нашего окопа. Я потерял сознание... Очнулся от удара сапог по телу, открыл глаза, ничего не понимаю: вокруг стоят одни немцы. Встал на ноги через силу и меня повели куда-то ударяя прикладами автоматов. В тот момент очень сожалел, что не погиб от пули или взрыва. Но судьба есть судьба, она разная у каждого. Тогда не было сил сопротивляться, остается ругать всех, а прежде всего, самого. Закрыли в какой-то сарай, продержав несколько дней отправили в Латвию, в концлагерь. Кормили плохо, все и превратились в доходяг с номерами.  

 

– А как назывался этот концлагерь, – поинтересовался я. – Названия людей и лагерей я записывал в блокнотик, чтобы не забыть.  

 

– Называли его официально “Саласпис”, а мы называли просто “Лагерь смерти”. Этот лагерь для военнопленных был расположен в 18 км от Риги. Кроме военнопленных из Советского Союза здесь содержались пленные из Чехии Австрии, самой Германии, в основном, евреи. В лагере в первую очередь умирали полные люди, они не привычны, оказывается, к голоду, жевали молодую траву, какие-то коренья и умирали от этого. Я – человек костлявый, привык, наверное, к голоду с малых лет, поэтому не употреблял ничего в пищу, кроме лагерной баланды. Умирали так же от побоев лагерных полицаев, от холода, от голода. В Прибалтике холод пробирается во все щели, еще воздух влажный.  

 

– Усман агай, долго вы пробыли в этом лагере?  

 

– Два с половиной года, кустым (браток). А остался я жив, слушай меня, вот почему: в одном из дней построили нас после “обеда”. Начальником лагеря тогда был тучный немец, если не ошибаюсь, Рихард Никельс. Мы его видели редко и он не участвовал в экзекуциях. Нас, оказывается, построили в связи с тем, что направили сюда начальником лагеря другого, более молодого немца Курт Краузе. Познакомились своеобразно, он прошел по шеренге, дав тумака каждому пленному первой шеренги. Затем он произнес:  

 

– Кто есть деревенский и кто знаком с животноводством – шаг вперед.  

Я знаю, что сельских тружеников тут достаточно, только каждый боится шагнуть вперед, опасаясь, что этим шагом может приблизить свою смерть. Будь что будет, первым шагнул вперед, за мной последовал еще несколько пленных. Вооруженный немецкий солдат повел меня куда-то, посадил в машину, довез до ближайшей деревни и оставил в хозяйстве фрау. Оказывается, хозяйка имеет личное хозяйство, живет по моим меркам богато, ведет работу в хозяйстве сама, имеет сына-подростка. Звали ее Кетрин Пунте. Имеет пять дойных коров и молодняк КРС, так же держит две-три десятка свиней. Доярка с того же села приходит рано утром и вечером, после завершения дойки не задерживается, сразу же уходит. Хозяйка регулярно сдает молоко, мясо немецкой армии. А я в этом хозяйстве – раб. Все равно лучше, здесь за твоей спиной не стоит вооруженный караульный. Как сельский житель, знаю что к чему, когда чем заниматься. Работа в личном подворье для меня дело привычное. Начал работать: раздаю животным сено, воду, комбикорм, убираю сарай и стойлу. Для свиней готовлю теплую густую кашу из пшеницы и кукурузы, поросятам, в основном, овсяную и ячменую кашу в теплом состоянии, так же варю картофель и раздаю после разминки. Естественно, самого себя не обижаю, ем кашу сколько могу. Жильем для меня служит небольшая времянка с печью и с плитой, которая находится рядом с сараем. Немножко подтопишь – - становится тепло. Там и ночевал и, если надо, чаевничал. Грех на душу не возьму: хозяйка три раза присылала остатки со своего стола через доярку или через своего сына, то есть кормила, если не сытно, то для меня достаточно. Однако хозяйка не разрешала мыться в бане, поэтому приходилось отмываться на территории двора. На чужбине часто вспоминаешь свою родную сторону, она кажется раем для тебя. По вечерам вспоминал свою родную деревню, родителей друзей. Осталось в памяти, как мы собирали ягоды на холмах Ирандыка, как косили сено на равнинах близ озера Культабан. Да, красивые наши места, больше такой природы нигде не встречал. Иногда думал – убегу. Но как убежишь, когда вся территория страны занята немецкими войсками? Одного боялся: не дай бог свихнуться от тяжелых дум и воспоминаний. Однажды фрау пригласила меня в дом на обед. Стало интересно: с чего это она так расщедрилась? Может у них какой-то праздник? Принял приглашение, вошел в дом. Там за столом уже сидел гость и они ос хозяйкой вели очень нервный разговор. Я кое-что понимал их язык, уловил основную мысль их беседы: приближается Советская Армия к границам этой страны. Обрадовался, конечно, но не показал виду. Пригласили к столу, велели подкрепиться. Вдруг ни стого, ни с сего хозяйка стала расспрашивать о башкирах, об их крае, о взаимоотношениях с русскими. Голос мягкий и вкрадчивый, а гость все время молчит и смотрит на меня ненавидящими глазами в упор.  

 

– Гусман (меня, Усмана, она так называет), есть ли у тебя какие-то претензии, вернее жалобы ко мне? Не обижала ли я тебя? Ты всегда был сытым?  

Я ответил утвердительно.  

 

– Если ваши войдут в нашу деревню – защитишь меня, слабую женщину. Обещаешь? Хорошо, что обещаешь. Я тебе приготовила более новую одежду, возьми, одевай. С сегодняшнего дня в свободное время ты можешь, Гусман, пройтись по селу, отдохнуть как тебе хочется.  

 

Наконец, услышал нарастающий гул орудий. От счастья метался, как лев в клетке. Одного боялся: лишь бы меня не убили до прихода нашей армии, но оказался я счастливым человеком, дожил до прихода наших. В конце октября 1944 года появились наши бойцы и направили меня в карантин. Через некоторое время направили нас на Родину. Здесь нас встретили работники НКВД, следователи допрашивали каждого. Меня посадили на 10 лет и направили в Сибирь.  

 

– Куда конкретно направили вас?  

 

– В Тайшет. Мы строили Байкало-Амурский магистраль, начали с Тайшето-Ленской ветви. Рубили лес, ошкуривали, готовили шпалы, их обрабатывали креозолем, подсушивали и и ложили под рельсы. Жили в бараках под караулом...  

 

Через некоторое время Усман агай уволился, сказав, что хочет больше заниматься в личном подворье, его заменил молодой человек, который сам старался учиться жизни у меня. В период работы было много интересных и курьезных случаев. Вот один из них. Было время обеда. По пути домой заглянул в магазин, чтобы купить хлеб. Буханки находились на прилавке. Выбрав две буханки удивился: одна из буханок была тяжеловатой, но я ее взял с собой. Придя домой в первую очередь разрезал “тяжелую” буханку и к своему вторичному удивлению обнаружил какой-то подшибник величиной с моего кулака. Конечно, можно было выбросить и забыть, но я так не сделал, позвонил председателю Старосибайского сельпо Гайсину и сказал об этом. Он немедленно приехал ко мне в дом, забрал подшибник. По словам председателя сельпо узнал, что в Сибайском хлебозаводе идет ремонтные работы и они потеряли редчайший подшибник от мешалки и не могут до сих пор найти. В тот же день к вечеру Гайсин нашел меня и от имени хлебозавода вручил мне полмешка муки и несколько буханок хлеба, а так же извинения директора этого предприятия за “тяжелый” хлеб.  

Второе интересное событие произошло в прекрасное летнее время и связано с приездом в район первого секретаря Башкирского Обкома КПСС Шакирова Мидхата Закировича. Я стоял перед конторой, разговаривая с рабочими совхоза. Подошел к нам тогдашний директор Сибайского совхоза Нигматуллин Акрам Агзамович и сообщил, что на сегодняшний пленум райкома ждут приезда Мидхата Закировича, а райком пооручил руководству нашего совхоза накормить первого секретаря Обкома и его свиту в обед. “Тебе, Борис Мухаметович, придется остаться и заняться этим делом” – закончил он свое сообщение. Пришлось плотно потрудиться. Зарезали двух баранов, и, выбрав красивое место в лесу недалеко от Старого Сибая, повесили два казана для варки мяса и еще один – для чая над костром. Два повара начали свое дело, а я при помощи помощников привезли свежий кумыс, закупили хлеб и другие нужные продукты и ящик водки. К часу дняя все было готовы и мы с нетерпеньем ждали гостей. Вот появилась “Волга” директора совхоза, остановилась возле меня, из кабины вышел Акрам Агзамович и начал громко и безудержно смеяться и хихикать. Оказывается, Шакиров после пленума решил выехать в город Сибай и отказался от обеда. Очередь посмеяться была за мной. Когда немного успокоились директор совхоза спросил меня:  

 

– Что будем делать, Борис Мухаметович, столько добра не выбросишь?  

 

– Я так думаю, давайте пригласим главных специалистов с женами. Устроим маленький праздник по поводу хорошего сева, – ответил я.  

 

Мое предложение было принято. Осталось в памяти и второй приезд Шакирова М. З. Получив сообщение о том, что первый секретарь обкома выехал в Сибайский совхоз, мы думали, что он приедет прямо к нам по дороге Баймак-Стрый Сибай. А он проехал до Сибая, затем завернул к нам. В это время женщины подметали шоссейную дорогу близ конторы, идущий в Сибай. Остановилась машина, вышел человек и спросил у женщины:  

 

– Зачем поднимаете пыль в знойное время лета.  

 

– Говорят, что должен приехать какой-то Шакиров.  

 

– Вы его в лицо знаете? – спросил высокопоставленный чиновник.  

 

– Нет, конечно, – ответила женщина, – неужели это вы?  

 

Ничего не сказав, он прошел в контору. Тогда я сидел в своем кабинете на первом этаже и ждал сообщения о приезде Шакирова М. З., Вдруг открывается дверь и заходит первый секретарь обкома. От неожиданности, как ошпаренный, я вскочил со своего места и поприветствовал его. У бухгалтера от неожиданности, оказывается, отнялись ноги и она за руку поздоровалась с ним сидя. Затем он и его свита заглянули в кабинеты конторы, в местный дом культуры и животноводческую ферму центрального отделения совхоза.  

 

Третий раз встречали уже Лжешакирова. На этот раз директором совхоза был Кумушбаев Булат Ишмухаметович. Ему из райкома позвонили, что к директору совхоза приедет Шакиров, ждите его! Директор совхоза быстро собрал всех главных специалистов и мы с волнением, молча стали ждать Шакирова, первого секретаря Юбкома КПСС. Через некоторое время заходит человек средних лет, обращается к директору:  

 

– Булат Ишмухаметович! Я – Шакиров. Прислан работать главным врачом в Старосибайскую участковую больницу. Тут директор совхоза вспомнил все матерщинные слова, а мы разошлись по своим делам. После этой встречи Варис Шакиров начал работать в указанной больнице главным врачом. Тогда в селе Старый Сибай функционировала участковая больница, совхозная баня, несколько магазинов, киоск, дом культуры, средняя школа, музыкальная школа, животноводческая ферма центрального отделения.  

 

 

17. В Ишбердинской школе  

 

31 августа 1982 года с семи утра я был в своем рабочем кабинете. Зазвонил телефон. Звонил секретарь райкома КПСС, курирующий образование Кусябаев Б. Р.  

– Мы рекомендуем вам на работу по своей специальности, ведь вам нужен педагогический стаж. Вопрос предварительно и устно согласован с первым. Если вы согласны, я подготовлю решение бюро и зайду к первому секретарю на подпись.  

– Когда дать ответ, Буранбай Рафкатович?  

 

– Немедленно, Борис Мухаметович, нм дня ждать не можем, школа осталась без директора, так как работающий директор внезапно отказался работать, сказав, что семья не согласна переезжать в такую глушь.  

 

Я согласился.  

 

– Ждите моего звонка. Может позвонит и первый. Не уходите никуда.  

Я в это время успел связаться со своей женой и она была не против переезда в лесную зону. Через некоторое время опять зазвонил телефон. Взяв трубку я услышал голос первого секретаря Баймакского райкома КПСС Хакимова М. Т. :  

– Здравствуйте, Борис Мухаметович, как ваше настроение? Живы-здоровы? – начал он разговор с вопроса.  

 

– Все хорошо, Миллят Ташбулотович. – Я был краток.  

 

– Правильно решили, что согласились на переход в школу. Мужчины-учителя должны работать в школах и заниматься воспитанием детей с точки зрения мужчин. Решение бюро готово, немедленно выезжайте на новое место работы. Потом поедете в минпрос для получения приказа. Вам особое поручение: Ишбердах надо строить школьное здание. Построете – доложете, тогда мы вас направим туда, куда вы хотите. По пути заходите в райком профсоюза за приказом об увольнении, затем посетите РОНО и возьмите приказ о назначении директором Ишбирдинской восьмилетней школы.  

–Я понял вас, Миллят Ташбулатович, выезжаю. Заеду за приказами.  

 

Взяв оба приказа выехал по направлению к новому месту работы. Расстояние от Старого Сибая до Ишбердов около 100 км. Деревня находится между хребтами Уральских гор. Здесь лесная зона. Главный промышленный обьект – Баймакский леспромхоз. Дорога была неухоженая: ухабы, колдобины не давали ехать средней скоростью. Мне казалось, что проехал более 100 км, но никак не доезжаю. Наконец, доехал. Было обеденное время. В первую очередь заглянул в школу: изнутри побелили, покрасили провели кое-какой ремонт – все это сразу бросается в глаза. Но на дворе школы был полный беспорядок. Вокруг школы было, как после каког-то боя, в насквозь пробитом саду не росло ни одного деревца. Там гуляли козы. Напротив школы, через дорогу в 5-6 метрах находилось сельское кладбище. Меня удивило то, что кладбище находится в центре деревни, а вокруг него стоят жилые дома, магазины, контора леспромхоза. Пока рассматривал территорию школу, появилась завуч школы Набиуллина М. Ш. После взаимных приветствия я спросил:  

– Как ваши дела, Максуда Шаяхметовна? Готовы торжественно провести 1 сентября?  

– Да готовы, план-сценарий составлен, – ответила она, обращаясь по имени и отчеству.  

 

– Хорошо. С учителями познакомимся попозже.  

 

– Многие учителя вас знают. После звонка с РОНО я сообщил им о вашем приезде в качестве директора школы.  

 

– Как насчет квртиры? Вы не в курсе дела?  

 

– Для вас леспромхоз выделил квартиру. Можете посмотреть.  

 

Посмотрел. Квартира оказалась старой, обшарпанной. Потолок низкий, пол и потолок обшит ДВП, во дворе хлама полно. В глубине души остался я недовольным с таким оборотом дел. В Старом Сибае мы жили в новом, двухквартирном доме. Да, надо было привести в порядок и двор и квартиру. На следующий день провели торжество, посвященное к новому учебному году, после этого – первое заседание педагогического совета, познакомился с учителями, некоторые из них были мне хорошо знакомы. Например, с учительницей начальных классов Давлетшиной Забирой Ишбулдовной мы учились в одном классе с 1-го по 8-й во Второиткуловской школе. Ее муж, учитель физики, тоже давно был знаком. С другой учительницей начальных классов Байгильдиной Закией Раймановной были одноклассниками в Сибайском педучилище. Только в начале октября я смог перевезти семью в Ишберду, а до этого пожил у зятя Ришата Юнусова, водителя директора леспромхоза. Ег жена Рашида мне приходится троюродной сестрой. Когда жена увидела обшарпанную квартиру долго плакала и никак не могла успокоиться. Но я твердил ей, что надолго тут не останемся, вот только построим новое здание школы, переедем в свои родные края.  

Строительство школьного здания начали с весны 1983 года. В течение трех лет почти в каждую неделю приходилось выехать в Уфу по вопросам школы и выделения денежных средств или в другие города, чтобы закупать оборудование, мебель для школы. Командировочные почему-то не платили, пришлось затрачивать свои кровные. В этот период моя зарплата вряд ли попала в семью, я ее истрачивал для поездок. Учители и ученики помогли строительству как могли: работали после занятий и в летний период, таская строительные материалы и убирая какую-то часть территории. Наконец, в августе 1986 года строительные работы завершились и мы начали учебный год в новом здании школы. Построил здание школы коллектив строителей ПМК-545. Новая двухэтажная школа имела все удобства для работы учителей и для учебы учащихся. Классные комнаты большие и светлые, прекрасный спортивный зал, столовая, кухня соответствовали требованиям ГОСТ-а. Набрав учеников открыли 9-й и 10-й класс, школа стала средней. В новом здании сделали упор на качество образования учащихся. Впервые ученики школы стали поступать в ВУЗ-ы. Загорелся желанием на живописном берегу реки Зилаир построить для учащихся лагерь труда и отдыха. Эта мечта осуществилась: построили прекрасный лагерь с жилыми помещениями, блоком питания. В летнее время дети с удовольствием стал отдыхали и работали в этом лагере, в основном, выращивали картофель. Зарабатывали деньги и посадкой сосны в весенне время. Половину заработанного вручали детям, вторую половину хранили в спец. счете школы и использовали для поощрения учащихся и для их поездок в спортивные мероприятия или худ. самодеятельности. Оживилась спортивная работа. Под руководством физрука Мурата Борисовича дети, участвуя в спортивных соревнованиях, несколько раз вышли победителями по лыжной гонке и легкой атлетики. Улучшили питание школьников, кормили бесплатно. Учителя работали с полной отдачей сил, после занятий всегда проводились внеклассные, внешкольные мероприятия, работали десятки кружков по интересам. Занялись благоустройством школного двора. Перед школой появились цветы. В итоге по району школа вошла в список лучших сельских школ. Подняли на новый уровень художественную самодеятельность школы, выступали с концертными номерами в деревне и в соседних деревнях бесплатно. По моему мнению, все шло хорошо, в классах было тепло, однако в период буранов и пурги электричество отключалось на несколько часов, а иногда даже на сутки и в классах становилось холодно, так как без энергии насос не мог качать теплую воду по трубам. В такие дни дети слегка мерзли. Как быть? Услышал разговор, что в леспромхозе имеется новый двигатель трактора ДТ-75. Если его поставить в котельной, то при отсутствии электроэнергии ведь можно его использовать. Несмотря на бураны и пургу, тогда в школе всегда будет тепло. С просьбой передать этот двигатель в школу каждый день заходил к директору леспромхоза Аткину Т. Т., но он отказывается выдать, говоря, что самим нужен. Только после захода в 20-й раз он решил это вопрос, сказав, что я культурно-наглый человек. Директор леспромхоза Талгат Тажетдинович остался в памяти как человечный и мягкий руководитель. Леспромхоз этот в основном занимался деревообработкой, имел свой машинно-тракторный парк и пилораму: продавал лес, доски, штакетники и другие материалы для строительства домов и квартир. Я с директором леспромхоза и с секретарем парткома преприятия Саньяровым М. А. жил дружно и общался плотно. Мы, учителя, помогали местному парткому своими лекциями и и агитационно-пропагандисткой работой. Марс Ашрафович оказался очень общительным человеком. Когда мы впервые познакомились, секретарь не знал, что я баянист. В то время каждый год к весне начиналась полоса выступлений в селе и районе коллективов художественной самодеятельности учреждений, которые заканчивались гала-концертом и поощрением лучших коллективов. За эти дела ответственными лицами были секретари парткомов. Получив бумагу о предстоящем смотре художественной самодеятельности секретарь парткома выехал в город Баймак, чтобы найти баяниста. Не нашел. Выехал в Сибай, не нашел. При беседе в Сибайском доме культуры выплыла моя фамилия и кто-то сказал ему: зачем вы ищите музыканта, когда он у вас под боком. В одном из зимних дней вышел с первого урока и зашел в свой кабинет, а там меня ждет секретарь парткома, который уговорил обеспечить музыкой коллектив худ. самодеятельности леспромхоза и я согласился. Выступление было удачным, коллектив занял второе место среди коллективов промышленных предприятий района и всегда оставался на уровне. Хорошо помню свое выступление в Уфе с собственными песнями. Дело в том, что весной 1986 года национально-культурный центр “Ак тирма”, узнав, что я пишу мелодии, пригласил меня и исполнителей моих песен в Уфу для выступления. По моему мнению, это было признание деятельности самодеятельного композитора, автора несколько десятков песен в республиканском масштабе. Я подобрал певцов и начал занятия с ними, составили репертуар и сценарий, рассчитанный ровно на час времени. В качестве певцов со мной поехали учителя школы Римма Айратовна Губайдуллина, Наиля Наиловна Исяндавлетова, Мансур Зиннатович Рахимгулов, его жена Гузель Нугумановна и работник леспомхоза Ямил Абдуллович Хасанов. Для выступления нам выделили большой концертный зал Дворца культуры нефтяников. Мне, сельскому жителю, очень понравился этот четырехэтажный, громадный по моим понятиям, Дворец культуры. Его стены были из мрамора. Имеется большой зал на 1180 мест и эстрадный зал на 300 мест. Меня удивило то, что пол был из гранита и паркета. На стенах различные панно, такие, например, как “Слава нефтяникам”, “Искусство” и другие. Имеется прекрасный, разукрашенный лазуритом, мрамором, ониксом, яшмой и другими драгоценными камнями вестибюль. Кроме всего этого во Дворце имелся спортзал, бассейн, сауна, буфет, прекрасная библиотека. Несколько десятков комнат предназначались для проведения разных кружков по интересам. До начала концерта все это я внимательно рассмотрел.  

 

Концерт должен начаться в 7 вечера, организаторы не раз объявляли по телевидению и радио об этом. Мы очень волнуемся, нужны ли песни какого-то сельского музыканта для столичного населения? Сколько бы мало не собралось – мы выступим. Но без 5-6 минут до начала, народ валом повалил в большой концертный зал, а тем, которым не хватило места – стояли. Ровно в 7 часов начали свое выступление. Когда мы вышли на сцену установилась такая тишина, что слышен был каждый выдох. Я вышел вперед и обратился к собравшимся с приветствием, сказал, что на таком уровне мы выступаем впервые, если будут какие-то недостатки рассчитываем на вашу благосклонность. Песни будут звучать только на башкирском языке. А первую песню, посвященной родной моей деревни. Полилась двухголосная песня под баян, а под конец песни начали дружно хлопать. “Ага, – подумал я, – зрителям песня понравилась”. Это придало нам энергию и уверенность в выступлении и концерт наш, к моему изумлению, прошел на “Ура”. Вы вернулись воодушевленными, а я решил и дальше создавать песни. “Может быть, когда-нибудь смогу выпустить книгу-песенник с собственными песнями”, – подумал я тогда. В начале лета того же года я испытал вторую творческую радость от того, что одну из моих песен, которая уже "пошла гулять" среди народа республики, в своих концертах-турне начала исполнять известная певица ансамбля “Юлдар” Светлана Ахунова. Наконец, эта концертная бригада добралась до Ишбердов. Мы с нетерпеньем ждали время начала концерта. В тот день после обеда я был дома, в своем дворе, заходит к нам незнакомая, молодая и красивая девушка и после взаимных приветствий говорит.  

 

– Борис агай, будем знакомы, я – Светлана Ахунова, певица Стерлитамакского дома культуры. Пришла познакомиться с вами, так как исполняю одну из ваших песен “Возьми меня с собой”. Если примете, хотели бы остановиться в вашем доме.  

Я дал согласие, она с мужем остановились у меня, а вечером в середине концерта полилась моя песня в отличном сопровождении оркестра, написанной на студии и Светлана после завершения песни представила публике меня, как автора песни. Это незаметная для ког-то случай в какой-то мере поднял мой авторитет. После этого ко мне начали приезжать самодеятельные певцы из других деревень и городов Баймака, Сибая, чтобы разучить какую-то моб песню для использования в будущих выступлениях.  

 

В памяти осталась потеря двух коров весной следующего года. В то время как раз река Зилаир разлилась не на шутку, через эту реку ходили коровы на выпас. Вдруг обе коровы пропали, я искал в течение недели – не нашел. В очередной раз, дойдя до реки Зилаир по тропе коров, задумался: если река унесла коров, то они должны лежать ниже. Идя вниз по реке прошел всего-навсего метров 100 и нашел их в воде на изгибе реки. Корова – главное богатство в деревне, для подрастающих детей молоко нужно постоянно. Как быть? Купить сразу невозможно, финансы не позволяют. С женой решили оставлять часть зарплаты для покупки молодой коровы, если можно с теленком. Как-то раз зашли ко мне чаевничать мой свояк, секретарь парткома колхоза Султанов Ф. Д. и мой знакомый, председатель того же колхоза Рахматуллин А. А. Их летний животноводческий лагерь находился недалеко от нашего села, поэтому они постоянно ездили туда. Узнав о моей беде, председатель колхоза тут же решил продать первотелку из фермы колхоза за полцены с условием возвращения потом второй теленки колхозу. Я принял это предложение жена тоже согласилась. Когда на машине забирали первотелку с теленком, один из скотников молвил, что эта корова полудикая, любит убегать, старается произвести отел на стороне, имеет прозвище “Беглец”. Тогда я к этим словам не придал значения, а через год понял, что это такое. Когда пришла пора следующего отела коровы, мы ее закрыли на площадке перед сараем, однако как-то раз она перемахнула через забор, сломав его. Была середина лета, а я был отпуску. К нашему счастью, корова возвратилась домой, ее тянуло, видимо, комбикормовые добавки по вечерам. При осмотре оказалось, что она отелилась. Эта деревня, расположенная между гор и лесов, давно не знала пастуха. Сбившись в одно стадо, коровы утром самостоятельно уходили в лес и так же своевременно возвращались. На другой день последовал я за стадой коров. Видимо, “Беглец” заметил меня, резко пропал с моих глаз и скрытно встретилась со своим теленком. Как только не искал место, где может лежать теленок – не нашел. Пришлось и на второй день очень осторожно сопровождать стадо. Стадо без пастуха мирно паслось на своей территории, которую они освоили в течение десятилетий В послеобеденное время “Беглец” стала смотреть по сторонам, беспокоиться, шагнула вбок и тут же пропала в кустарнике, не выходя оттуда. Подошел к кустарнику, но никак не вижу животных, Делаю круг за кругом, вдруг услышал слабое мычание теленка. Оказывается, под кустарником имеется глубокий ров и его не видать даже тогда, когда стоишь рядом. Раздвинув кустарник в глубокой яме увидел и теленка и корову. Взяв теленка на плечи, а он весил примерно 65-70 кг, я прошел обратный путь длиною в 5 км в течение 3-х часов, а дойдя до дома, свалился без сил.  

Косили мы сено для коров и овец примерно в 5-6 километрах от села. Приходилось ходит пешком. Среди гор и неровностей нельзя было ездить на нашей машине “Москвич – 412”. На семейном совете решили купить мотоцикл “ Урал”, поднакопили кое-какие деньги и поехали в Магнитогорск с сыном Муратом, чтобы он сам выбрал трехколесную технику. В этот период не было фиксированных цен, каждый день цены ползли вверх. Ходим по ярмарке-барахолке, на краю ярмарочной площадке видим выстроенные на продажу различные мотоциклы. Однако сыну моему ничего не понравилось, говорит, что все они обшарпанные.  

 

– Но нам все равно надо какую-то из них купить. Второй раз приехать не можем, надо начинать сенокос.  

 

Он молчит. Раза 3-4 прошли по рядам бесполезно. Да, правда, все эти мотоциклы неприглядные, непривлекательные. Когда мы решили покинуть это место, прикатил на новеньком “Урале” еще один человек и встал в ряду для продажи. Трехколесная техника блестит, чувствуется, что она новая. Подошли, поздоровались, спрашиваю:  

 

– Продаете?  

 

– Да. Интересуетесь моим мотоциклом.  

 

– Да. Сколько просите?  

 

– Сорок тысяч.  

 

– Ой, как печально, у меня имеется только половина требуемой суммы.  

 

–Ну тогда какой разговор. Найдите требуемую сумму и подходите.  

 

Пришлось уйти от этого места. Сыну понравился этот “ Урал”. Говорит, если не сумеет продать, давай договоримся с хозяином мотоцикла, пусть пока не продаст, а мы съездим домой, у знакомых возьмем взаймы недостающую сумму и приедем.  

К нашему счастью, тот молодой мужчина не смог продать свой”Урал”. К закрытию ярмарки опять подошли к нему, предложили подождать еще денек, пока мы съездим домой и вернемся. “А после завтра опять будем здесь, назовите, пожалуйста, ваш адрес” – предложил я. Он позвал старика-цыгана, посоветовался и заявил:  

– Вот этот старик мой тесть. Мотоцикл держу в его хозяйстве. Вот вам его адрес. Если послезавтра приедете – мотоцикл ваш, не успеете – продадим. Вы откуда?  

– Из Башкирии. Одним словом, соседи.  

 

– Хорошо, послезавтра приезжайте, вот вам адрес...  

 

Через день мы приехали по указанному адресу к вечеру. Оказывается, хозяйство старика-цыгана находилось на окраине города, недалеко от берега реки Урал в поселке. Подошли к калитке, постучали. Вышел тот знакомый дед, вымолвил:  

 

– Ага! Это, значит, вы из Башкирии за мотоциклом приехали?  

 

– Да, мы, дедушка.  

 

– Все-таки решили купить?  

 

– Так точно, решили купить. Нужную сумму набрали, откровенно высказался я. – Чем-то дед внушал доверия, несмотря на то, что был он из цыганской породы. Говорил на русском говоре правильно и бегло.  

 

– Чувствую, что вам охота по-быстрому купить мотоцикл и в тот же час укатить. Советую вам задержаться до утра, а когда будет светло – поедете. Тогда не будет и дорожно-транспортного происшествия.  

 

Мы согласились и остались. Дома был еще его жена, молча ходила и хлопотала по дому. Старик оказался словоохотливым человеком, говорил много и нам оставалось только слушать. Мурат вышел на улицу общался с соседскими стариками, которые говорили только положительное о “нашем” деде-цыгане. Это в какой-то мере успокоило меня, все-таки я немного боялся за деньги и за нашу жизнь в кругу цыганской семьи. Рассказывал он о том, что все родственники его цыгане, а зять – русский. Влюбился зять в его дочку, женился, живут ладно, в согласии. Спросил:  

 

– Ты, молодой человек, не похож на русского человека, ты представитель какой нации?  

 

– Я – башкир.  

 

– Ага! Башкир. Я был знаком только с одной башкирской семьей. Когда я переехал в Челябинск в соседнем доме оказывается жила башкирская семья, глава семьи Акрам был спокойным и работящим человеком, жена Сария – тихая женщина, все время хлопотала по дому. Окружающие, видимо, для удобства переиначили их имя, Акрама называли Аврам, жену – Сара. Воспитали двух сыновей, которые вышли в люди. Поэтому о башкирах у меня положительное мнение. Кстати меня зовут Златан, значит, золотой, а жену – Жужа. А как тебя и сына зовут?  

 

– Меня – Борисом, сына – Муратом.  

 

– Очень хорошо. Вот и познакомились. Вы не пугайтесь нас. Мы люди честные, ночуйте спокойно.  

 

После вечернего чаепития мы завалились спать. На всякий случай деньги я положил под себя. Отдав деньги старику, рано утром мы выехали в сторону Башкортостана. Трехколесная техника работала как часы и она свим исправном положением радовала нас в течение многих лет. Через год помог случай купить лошадку, которому я дал прозвище “Акмурун” (беломордый). В летние каникулы поставил сруб для бани. Как-то подъехал один из директоров совхоза и подъехал ко мне узнать, нет ли сруба для бани в обмен на лошадку. Я его повел и показал свой сруб, ему понравился и мы обменялись.  

 

Новое здание школы не требовало затратного ремонта, каждый год после косметического ремонта она была своевременно готова к новому учебному году и это в августовских совещаниях отмечались с положительной стороны. Школа повысила свой статус: из восьмилетней стала средней. В мое время своим ударным трудом в работе школы оставили свой заметный след такие учителя как Исяндавлетов Г. Д. (физика), Исяндавлетов К. Д. (труд), Атанова Р. С. (башкирский язык и литература), Юнусова Н. Н. (иностранный язык), Рахимгулов М. З. (военное дело), Давлетшина З. И. (начальные классы), Гайсина М. С. (начальные классы), Сулейманова А. Х. (начальные классы), Хайретдинов М. Б. (физкультура), Исянов С. М. (физкультура). Моим заместителями по учебно-воспитательной работе (завуч) были: Набиуллина М. Ш., Янтурина Т. З., Биктимиров С. С., Атанова Р. С. Заместителями директора по внеклассной работе были: Гайсина М. С., Исянлавлетов Г. Д., Губайдуллина Р. А. Они все честно выполняли свои обязанности, работали не жалея сил и времени.  

Если говорить об истории села, то можно заметить, что в деревне живут в основном представители племени Тунгаур башкирского народа и представители Бурзянского рода. Тангауры состояли из двух самостоятельных племен – Ялан (южные) Тангаур и Урман (северные) Тангаур и занимали довольно обширные территории. По мнению многих исследователей, в древности племя Тангаур совместно с племенами Бурзян, Тамъян, Катай, Кипчак, Усерган, Юрматы обитало на северо-западе современного Башкортостана, заселяя северо-восточную часть современного Татарстана. Одни ученые считают, что лишь в ХIII-XIV вв. под натиском монголо-татар эти башкиры переселились на Южный Урал и в Зауралье. Р. Б. Ахмеров высказал интересную мысль о более ранней миграции башкирских племен с запада на Южный Урал и в Зауралье – «со времен великого переселения народов, т. е. примерно VI-VIII вв., если не раньше».  

На территории Южного Урала северные тангауры обитали в верховьях реки Агидель и в Зауралье, южные занимали территории по Сакмаре и Яику (Уралу). В одной работе А. З. Асфандиярова приводятся архивные данные о то, что в XVII в. тангаурские вотчинные владения имелись по обоим берегам р. Яик (Урал).  

 

По материалам бургомистра Юхнева в 1730 г. тангауры проживали и в Казанской дороге по берегам реки Ик (Ы;), образуя там самостоятельную волость. В XVIII в. произошло переселение группы тангауров на запад, где они селились аулами по берегам р. Каралык. В IX-XIII вв. в общественно-политической жизни юго-восточного Башкортостана тангауры, видимо, играли довольно существенную роль. Так, в башкирском эпосе «Кусяк-бей», в основу которого легли, по мнению, многих исследователей, реальные личности и события, происходившие в Башкортостане в домонгольской период, повествуется о предводителе союза башкирских племен Масим-хане. У этого башкирского хана в государстве были объединены в союз 12 крупных племен башкирских племен, среди них племя Тангаур во главе с бием и батыром Тимеркутлу, который возле ханского трона занимал самое высокое место, указывается как одно из влиятельных, многочисленных и сильных. Кроме того, эпос сообщает нам очень интересную деталь о роде хозяйства тангауров: «Хлебопашество – их род занятий». Кстати, интересно отметить, и о том, племя Тонгра, имевшее место в истории эпох Древнетюркского и Уйгурского каганатов, по происхождению относилось к тюркоязычному племенному объединению Телес (Тоелес), которое занималось оседлом скотоводством и по антропологической характеристике относилось к европиодной расе. Весьма интересным является и информация от старожилов-тангауров д. Янгазино Баймакского района, о том, что родовой рекой (водой-атрибутом) их предки указывали реку Туяляс. Как было указано выше, племя Тангаур в составе башкирского народа состоял из двух самостоятельных родов – Ялан Тангаур (южные) и Урман Тангаур (северные). Как и другие башкирские племена тангауры имели собственные родовые атрибуты. Основная тамга южного рода тангаурского племени – – полумесяц, дерево – ольха, птица – сорока, оран (боевой клич) – «кунгурат». У северных тангаурцев основная тамга – полумесяц, дерево – карагас, птица – беркут (карагуш), оран – «байгара».  

 

В русских документах Тангаурские волости впервые встречаются, начиная с XVII в. В 1725-1726 гг. бургомистр Юхнеев зафиксировал Тангаурскую волость Ногайской дороги. К сожалению, по известной нам причине данных о количестве деревень и дворов он не оставил: воинственные тангаурцы «не пустили» Юхнеева в свои владения. По данным С. И. Руденко в 1730 г. на Ногайской дороге имелась Тангаурская волость, владения которой расположились по берегам рек Белая (Агидель) и Сакмара, Интересен и тот факт, что Тангаурская волость также имелась и в Казанской дороге на р. Ик. Первые неполные сведения о числе дворов у тангауров мы находим у князя Урусова в 1739 г. По его данным в Урман-Тингаурской волости числились 80 дворов и 161 душа м. п. В том же году граф Панин в Тингаурской волости (вероятно в Ялан-Тангаурской, отдельной от Урман-Тангаурской волости) зафиксировал 105 дворов. П. И. Рычков в 1762 г. в перечне башкирских волостей показал Тингауровскую волость со 80 дворами которая состояла из двух, по его не совсем верному мнению, тюб – Урман Тингауровской и Ялан-Тингауровской, которые, к этому времени, уже являлись самостоятельными волостями. Тангаурская волость Казанской дороги, по неизвестной нам причине, в его реестре отсутствует. Вероятно, она к этому времени слилась с какой-нибудь другой волостью или ее население переселилось в другой район, а может, и ускользнула от внимания исследователя.  

 

На территории нынешних Зилаирского, Хайбуллинского и Баймакского районов расположили деревни ялан-тангауров (южных). Ялан-тангауры в свою очередь делились на роды и тюбы: Татлыбай Тангаур, Ситяй, Тукхары, Сабай, Нугайлар, Мышылар, Харекэй, Букат, Кара-Кипчак и Калмак [27]. Урман-тангауры, расселялись на территории нынешних Абзелиловском, Бурзянском, Белорецком, Кугарчинском районах. Документальных сведений о самых первых поселениях тангауров на территории районов, времени их возникновения нам найти не удалось. Можем лишь предположить, что тангаурские аулы первоначально носили названия самого племени, рода или родоначальников. Так, в Кугарчинском районе РБ до сегодняшнего дня сохранилась деревня, название которой восходит к этнониму тунгаур: д. Тангаур Кугарчинского района РБ [28]. На территории современного Абзелиловского района в XVIII в. были известны деревни Аскар-Тангаур, Ишкул-Тангаур и т. д., в нынешним Хайбуллинском районе также имелась деревня Смак-Тангаур, в Бурзянском – Исламбай-Тангаур и т. д.  

Сегодня населенные пунктов башкир-тантауров известны в семи различных районах Башкортостана, что указывает на довольно широкий ареал расселения представителей этого племени: Абзелиловский район (всего – 6): Аскар, Ишкул, Кирдас, Тепян, Абзелил, Ахмет.  

 

Баймакский район (всего – 7): Абдулкарим, Алгазы, Бурзян-Елга, Куват, Янгазы, Ишбирде, Ишмухамет (Карамалы).  

Белорецкий район (всего – 1): Исмакай.  

Бурзянский район (всего – 8): Аскар, Байназар, Большой Бретяк, Малый Бретяк, Исламбай, Магадей Наби, Яуымбай.  

Зилаирский район (всего – 18): Балапан, Верхнесалимово, Кашкар, Искужа, Ишбулды, Максют Матрай, Юлдыбай, Сынташ (Малоюлдыбаево), Ямансаз, Япарсаз, Старый Якуп, Новый Якуп, Султантимер, Суртан-Узяк, Камыш-Узяк, Сидровка, Юмагужа.  

Кугарчинский район (всего – 1): Дунгаур (Тангаур)  

Хайбуллинский район (всего – 14): Валит, Макан, 1-я Мурза, 2-я Мурза, Рафик, Нижний Смак, Нижние Исянгильды, Абдулнасир, Адель, Алибай, Султангужа (Таштугай), Новопетровское, Подольск, Безводный (Петропавловское).  

 

Немало интересных материалов по истории племени и образованных их представителями населенных пунктов касательно территории Зилаирского района можно извлечь из варианта шежере ялан-тангауров. Данное родословное дерево тангауров в основном содержит имена представителей рода, живших с древнейших времен по XIX в. Для тех, кто интересуется родословными плесен и народов, рассмотрим ту часть шежере, где перечисляются люди, имена которых совпадают с названиями тангаурских родов и первых их аулов на территории Зилаирского района. В качестве первопредка указано имя Тунгаур, (Тангаур, Дунгаур, Кунгурат, Тимер). Далее следуют его сыновья и внуки: Хакколай (второе имя Каратюльке), от него – Иламан, Мулькаман и Юламан. От Иламана родился Кустэнэ, от него 6 сыновей: Булансы, Хатыусал, Тукхары, Тукбай, Мулькаман, Янбарак.  

От Мулькамана – Шикаман,  

От Шикамана – Калкаман, Кубуш, Кутлуюл. От Кутлуюла родились Бикбау, Яналы, Балапан.  

От Балапана – Яналы и Ибикан.  

От Хатыусала родились 6 сыновей: Кулбай, Динис, Исекай, Ситяй, Татлыбай, Харекэй.  

От Харекэя – Айтап и Хаккул.  

От Хаккула – Кусюк, от которого 5 сыновей: Кансура, Юлыш, Мухамет, Муртаза, Аскар.  

От Аскара – Мусят, Ишемгул, Бурансы, Буканбай, Максют.  

От Бурансы – Таймас, от Максюта родились Джиянбай, Джиянгул, Исламгул, Янгильде.  

От Янгильде – Салимьян, Сулейман и Шарип.  

У Джиянбая было 2-е сыновей – Ишкужа и Ишмулла.  

От Ишкужы – Рахмангул, Мухаметвали, Абделвагап, Ишмухамет  

От Ишмухамета – Абкабир.  

От Ишмуллы – Абдулмукмин  

От Джиянгула – Абдулла и Якуп.  

Сыновья Якупа – Даут и Аитбай.  

Итак, в шежере мы обнаруживаем имена многих людей, которых без сомнения можно принять за основателей тангаурских селений Зилаирского района, нашедших отражение и в архивных документах.  

Таким образом, древнебашкирское племя Тангаур имеет богатую и самобытную историю, которая требует детального специального изучения.  

 

(Ф. М. Сулейманова. К истории изучения башкирского племени Тангаур // Проблемы этногенеза и этнической истории башкирского народа. Материалы Всероссийской научно-практической конференции, посвященной 70-летию С. Н. Шитовой. – Уфа: Гилем, 2006. – с. 68-71).  

 

Следует заметить, что история самой деревни Ишберда связана с тангаурским племнем. В настоящее время деревня является центром селского совета, объединяет кроме Ишберды населенные пункты: Крепостной Зилаир, Зилим и Бурзян-Зилга. Каждый населенный пункт имеет свою историю. В течении долгого времени в Ишбердах функционировал леспромхоз (Баймакский) и Зилаирское лесничество. В годы перестройки леспромхоза не стало, сотни рабочих остались без работы. Деревня находится между реками Куха (на диалекте тангаурцев – быстробегущая) и Зилаир. Окружен высокими горными цепями Уралтау. Если говорить об истории села, то имеется несколько версий о том, откуда прибыли первопереселенцы. По менению известного ученог-историка Анвара Асфандиярова, первые семьи переселились сюда из д. Зилимово. Часть сторожилов считают, что их предки переселились сюда из хуторов Сукак и Башартыуган. По мнению журналиста Сальмана Яруллина, первые семьи переселились из д. Куватово. Мнение журналиста поддерживает уроженец этого села Галимьян Иделбаев и свою мысль продолжает он дальше так:  

 

“... Что интересно, все жители Ищберда переселились из Куватово, но основоположником деревни является житель деревни Ишимбетово нынешнего Зилаирского района помощник старшины Ишбирде Тулубаев. В 1816 году он обратно переехал и жил в деревне Ишимбетово в возрасте 48 лет.  

 

(Г. Идельбаев. Здесь когда-то родился я... Баймак, 2011, с. 18).  

 

Слова Г. Идельбаева конкретизирует авторы книги “Баймакский край”. Они пишут, что “... Населенный пункт предположительно основан в 1770-х годах. Назван именем первопереселенца, помощника юртового старшины Ишбирде, сына Тулубая.  

(Баймакский край. Составитель А. Сайгафаров и Р. Утягулов. Энциклопедическое и краеведческое издание. Уфа, 2002).  

 

В памяти остались некоторые интересные случаи из жизни простых людей д. Ишберда. Вот один из этих анекдотических случаев: купил машину “Нива” мастер центрального участка Далха Тулубаев и ездил на работу. Жена как-то упрекнула его, что, мол, сам только катаешься, а я еще не была в салоне нашей машине. Показал бы мне воды и земли вне нашей деревни, покатались бы вдвоем... Хозяин дома посадил свою жену в машину, проехали километра два, доехав до реки Куха, что течет поперек дороги, водитель остановил машину, вывел жену из нее и изрек, показывая руками: вот тебе вода, а вот и земля. Увидела? Тогда поехали домой, мне уже пора на работу.  

Другой случай связан с волком. Была зима. Трое кавалеристов-охотников направились в горный лес, чтобы догнав, взять волка при помощи удара дубины. Так поступают здесь маститые охотники. Нашли стаю волков, отделили одного из них и гоняли с утра до полудня, направляя его в сторону деревни, чтобы он свалился от быстрого бега, потеряв силы. Однако волк не дал охотникам догнать себя, и, прижатая к деревне, не имея возможности уходить в сторону леса, перемахнув через забор, вбежал во двор нашего дальнего соседа Муржиды апай. Хозяйка дома вышла во двор, увидела “собаку”, которая лежала без сил, и взяв вилы, стала гонять по двору. Волк, не зная куда деться от ударов женщины, заскочил в открытый туалет, где хозяйка дома добила эту собаку по ее мнению до бездыханности. Вытащив из туалета, положила во двор, чтобы потом убрать. Когда через несколько минут вошли охотники и сказали, что это волк, а не собака, хозяка дома очень испугалась и закрылась в своем доме. Мы ходили смотреть на эту “собаку”. Волк был большого телосложения с красивой осанкой. В связи с этим случаем вспомнил я другой случай, связанный с волками, почти похожий на эту в родной моей деревне. Было начало зимы. Мы, мальчики-пятиклассники, играли на улице и услышали от взрослых, что один из местных охотников Умурзак Альмухаметов вчера застрелил молодого волка, привез домой и пока тушу оставил в сарае. Утром вышел во двор, зашел в сарай, чтобы разделать тушу и там обнаружил второго живого волка, который разбросав жердяной потолок саря с соломой, проник во внутрь. Видимо, волк пришел по следу охотника и нашел свою волчицу тут. Мы побежали туда посмотреть на живого волка. Там было несколько человек, они тоже наблюдали за волками. Живой волк, обняв свою волчицу, безучастно лежал с закрытыми глазами, иногда открывая их и наблюдая за окружением. Подошли четверо мужчин-охотников. Посовещавшись вооружились вилами вошли в сарай и пошли на волка, тот, что было удивительно, не оказал никакого сопротивления. Волку надели намордник, связали его и пока оставили. Он, что есть силы, дополз до волчицы и положил свою голову на шею мертвой волчицы. Из его глаз текли красные, кровавые слезы. Через несколько минут несколькими ударами дубины убили и его. Никто не заметил, что волк своим поведением показал верность к своей подруге, даже ценою смерти. Для людей волки были только хищгиками, которых беспощадно следует уничтожать.  

 

Таким образом, в этой деревне прошла наша жизнь, длиною более десятка лет. Дочь Луиза училась в Стерлитамакском институте, окончив его вышла замуж за парня из этой же деревни. Как полагается провели свадьбу. Резеда занималась в Сибайском педучилище. Мурат, вернувшись из армии, поступил на исторический факультет Стерлитамакского института и работал в школе физруком. Но не все бывает ладно в этой жизни, пришла беда: умерла жена от сердечной недостаточности. Похоронили во Втором Иткулове, где прошла ее молодые годы, где родились наши любимые дети. Я не знал, что делать и куда деть себя. Рушилась обыкновенная жизнь. Но были дети, хотя они уже и взрослые, ради них стоило жить дальше. Луиза вышла замуж, когда была еще мать жива. Оставалось устроить Мурата, работающего в школе, заочно учившегося в институте г. Стерлитамака и Резеду, студента последнего курса педучилища. Старшее поколение деревни меня поддерживала по всякому, в первую очередь советами терпеть и смотреть вперед. Вскоре появилась масса потенциальных жен, одни звонили, другие писали письма, третьи приезжали со своими родственниками. Я, как правило, всем отвечал, что жениться не собираюсь.  

По вечерам и ночью молодежь проходила возле нашего дома, напевая мою песню “Возьми меня с собой”. Эта песня в районе и Зауралья стала популярной после вытупления ансамбля “Юлдар” (дороги) в деревнях Зауралья. А вскоре несколько моих песен было опубликовано с нотами в книге песен самодеятельных композиторов, выпущенной Центром народного творчества республики под названием “Земля моя родная, единственная”. Там заняли свои места такие песни как “;айынлы;;а килм;й т;;м;м” (“Подойду к березке” на слова З. Янбердиной), “Томбойо;ло к;лг; килдем ;ле” (“У озера с лилиями” на мои же слова ), “Ал мине л;” (“Возьми меня с собой” на слова Р. Шагалиева, “Ми;; б;хет юраны;” (“Пожелал ты счастья мне” на слова Д. Кильдиной). В книге дана так же моя краткая биография.  

 

(Земля моя родная, единственная. Песни самодеятельных композиторов. Уфа, 1996, с. 83-87 (на баш. яз. ).  

 

Весной 1997 года выкрали моего единственного коня. Поиски никаких результатов не дали и я махнул рукой. Однако пропажа коня имеет интересное продолжение, но это произойдет через год. А пока мы жили обыкновенно. В одном из дней пропала овца, ходили рядом с домом, все вернулись кроме одной. У нее было своеобразное блеяние. Утром иду на работу и на полпути слышу это блеяние овцы. Сперва-наперво подумал, что мерещится. Это повторилось в течение трез дней. На четвертый день, услышав в очередной раз знакомое блеяние, зашел в хозяйство, откуда был слышен голос овцы и увиделсвою овцу. Зашел в дом, где оказалась хозяйка дома, так как хозяин куда-то выехал, и сказав, что забираю свою овцу, вышел, положил на плечи и направился в свой дом. Она, эта хозяйка, ни слова не сказала мне. Но через некоторое время начали они писать всякие жалобы надо мной, но их никто не проверял, зная, что все это неправда. Настало лето. Занялись сенокосом, а вскоре мне пришлось переключиться на вопросы подготовки к свадьбе Мурата, который дал согласие на женитьбу. Знакомые женщины-учителя познакомили ее с учительницей Бекешевской школы Гульнарой. Провели свадьбу на уровне, хотя тогда полки магазинов были полностью пустыми. Помогла знакомая мне женщина Расима Шагитовна Баширова, которая решала все возникшие вопросы при подготовке к свадьбе, главное, она достала несколько ящиков водки, достаточных для проведения этого ответственного мероприятия. Естественно, познакомились с будущими сватьями, оставалось два дня до свадьбы. Мурат обратился ко мне:  

 

– Атай, хорошо было бы, если пригласил бы на свадьбу Расиму-апай, сидели бы в паре. Такая работящая, юркая и умная.  

 

– Так не бывает, – ответил я, – на свадьбе должны сидеть в паре законная жена.  

 

– Можно ведь узаконить ваши отношения. Езжайте завтра к деду, он у нас имам-хатип, и проведите обряд бракосочетания никах по мусульманским канонам – и все.  

 

– Она не согласится.  

 

– До приезда к деду не надо говорить ей об этом...  

 

Я лихорадочно начал думать: как быть? Сын ведь, вооще-то, говорит дело. На следующий день с утра позвонил по домашнему телефону и сообщил Расиме, что необходимо съездить во Второе Иткулово к отцу. Ничего не подозревая, она согласилась на поездку. Доехали до дома родителей, родного для меня дома, мать тогда была у дочери Зинии в Кумертауе. Отец жив-здоров, ходит во дворе, занимаясь своими делами. Когда присели, я сообщил, что быстренько надо провести обряд «Никах» и объвить нас с мужем и женой, так как завтра у нас свадьба Мурата. Он вообще не удивился, сказал, что надо привести двух свидетелей и организовать чаепитие. Удивилась Расима, она не знала что делать, выразила свое недовольствие, но вскоре вошла в спокойное русло, начала привести в порядок дом и готовить обед. – и во время обряда дала согласие на брак. После свершения никаха, заехали к матери Расимы и поставили ее перед фактом. Свадьбу провели хорошо, не хуже других. А после свадьбы я вместе с Расимой отбыл в Баймак, чтобы продолжить свою жизнь там. Дом оставил семье дочери Луизы, где она с мужем Галимом до сих пор живет там. Они вырастили в этом доме двух сыновей.  

 

 

17. В районном центре  

 

Переехав в Баймак в середине августа 1997 года я сразу же устроился на работу в школу –интернат учителем музыки и истории. Меня тут знали все и я нашел со всеми учителями общий язык с начала деятельности и начал работать совместно с другими.  

Районный центр Баймак по статусу одноименный город. Как административный центр района он известен в Зауралье и в республике всем. Расположен по обеим берегам реки Таналык. В городе ныне живут около 18 тысяч жителей: башкиры (69, 8%), русские (23, 1 %), татары (4, 9%) и другие. Появление города связано с подземными богатствами. Известны месорождения меднокалчедановых руд, россыпного и рудного золота в районе. Не ограничены запасы поделочных камней, строительных материалов как известняк, глина, песчаники, песок и другие. До Октярьской революции на территории горы Ирандыка появился Баймако-Таналыкский горный округ, контора которого располагалась в Таналыке. Это прежнее название Баймака. По мнению академика Гайсы Хусаинова хутор Баймак на берегу Таналыка был основан Баймаком Бикбулатовым (1700-1760) в середине XVIII века. Баймако-Таналыкский хутор стал селом, связанным с промышленной добычей золота в 1758 году. В 1886 году здесь было 23 хозяйств, проживало 131 башкир. В 70-х годах XIX века в селе появляется русское население. Как раз в это время начинается «золотая лихорадка», в результате этого в 1912 году английскими капиталистами был создан Акционерское Общество Южно-Уральского Округа Горной Промышленности. Это общество построило Таналыко-Баймакский завод по плавлению меди и золота и начало свою работу. В годы революции и гражданской войны медеплавительный завод не работал. Только в 1921 году начались работы по восстановлению завода и он «задышал». В 1928 году село получило статус рабочего поселка, завод функционировал в составе «Башзолото». В 1938 году в Баймаке проживало 15 тысяч человек, а 4 декабря указанного года на основании решения Верховного Советв РСФСР рабочий поселок получил статус города. В этот период кроме завода появляются кирпичный завод, два маслопрома, швейная фабрика, Баймакский горно-металлургический техникум. Функционировали: начальная школа, семилетка, две средних школ, а так же амбулатория, врачебно-туберкулезный пункт, аптека, бактериологическая станция, двухгодичная школа подготовки медперсонала. Во время Великой Отечественной войны город Баймак и район помогал фронту всем, чем мог, отправлял для фронта золото, медь, цинк, марганец. В послевоенное время город продолжал развиваться. Вместо автороты появляется автотранспортное предприятие, дрожно-ремонтное управление, быткомбинат, коммунальный комбинат, инкубаторная станция, мясокомбинат, мкбельная фабрика, а так же лесхоз, типография, геологоразведочная экспедиция, АТС. Стал функционировать пивзавод, телеретранслияционная станция, аэропорт и другие. Все они призваны были обслуживать запросы населения. В 70-е годы прошлого столетия сданы были в эксплуатацию здание центральной районной больницы, хлебзавод, поднялись пятиэтажные жилые дома. Строительными делами, в основном, заниамлся ПМК-545 треста «Башмедьстрой». Однако под предлогом низкорентабельности медеплавильного завода его закрывают на основе приказа министра цветной металлургии СССР П. Ф. Ломако от 27. 07. 1957, за №346. А это означало потерю более тысячи рабочих мест. Приказ гласит:  

 

В целях повышения рентабельности Башкирского медно-серного комбината приказываю:  

1. Ликвидировать с 1 марта 1957 года Баймакский и Сибайский медеплавильные цехи Башкирского медно-серного комбината.  

2. Директору меднсерного комбината тов. Коркину трудоустроить высвобождаемых работников в других цехах и на строительстве комбината.  

Министр П. Ломако.  

(Рамазан Уметбаев. Баймакский медьзавод. На перекрестках истории. Уфа, 1995, с. 142).  

 

Одним словом, этот приказ был фактически направлен на уничтожение завода. Может быть, понимая это руководство БМСК, Баймакский райком и Сибайский горком решили остаться на стороне от положительного решения вопроса, не довели до рабочих приказ Ломако. Но «шило в мешке не утоишь». Узнав о данном приказе, рабочие Баймака пошли в райком и были не раз там, требуя принять меры, чтобы сохранить завод. Наконец, райком «проснулся». Секретарь райкома Р. Г. Уметбаев вместе с начальником цеха А. С. Маныловым, взяв злополучный приказ министра цветной промышленности СССР, направились в Башкирский обком, завалили телеграммами с просьбой отменить приказ минцветпром. В это время завод перестал работать, недовольные рабочие разбрелись кто куда. Первый секретарь Башкирского обкома С. Д. Игнатьев с Уметбаевым добрались до самого министерства цветной промышленности СССР, встретились с Ломако и добились положительного решения этого вопроса. В итоге появился еще один приказ Ломако. Вот этот документ:  

 

 

Приказ  

Министерства цветной металлургии СССР  

№ 26 от 23 января 1957 года  

 

Об организации Баймакского машиностроительного завода... В связи с прекращением деятельности Баймакского медеплавильного завода Башкирского медно-серного комбинатаи в целях обеспечения предприятий цветной металлургии флотационными машинами, песковыми насосами и запасными частями к ним организовать на базе зданий и сооружений бывшего Баймакского медеплавильного завода Башкирского медно-серного комюината Баймакский машиностроительный завод с подчинением его Главмашмету.  

Начальнику Главмеди тов. Ушакову и директору Башкирского медно-серного комбината тов. Коркину поручается:  

а) передать безвозмезно главмашмету, по соглосованию с последним здания и сооружения с оборудованием, жилой поселок и транспорт и другие хозяйства, входившие в состав бывшего Баймакского медеплавильного завода по состояни. на 1 января 1957 года, за исключением электростанции с торфоразработки и железной дорогой узкой колеи и действующей линии электропередачи.  

Эксплуатацию указанных объектов временно возложить на Башкирский медно-серный комбинат:  

б) передать Баймакскому машиностроительному заводу расположенный в г. Баймаке строительный участок и автобазу с ремонтными мастерскими и 30 машин на ходу, со борудованиями и механизмами;  

в) выделить Баймакскому машиностроительному заводу Главмашмета прирельсевую площадку и складские помещения в г. Сибае в размерах, обеспечивающих прием, перевалку и отправку грузов завода в 1957 году;  

г) закончить в 1957 году строительство линии электропередачи 35 к/вольт Сибай-Баймак по утвержденному плану, предусмотрев в титульном списке Башкирского медно-серного комбината необходимые ассигнования, материалы и оборудование, в том числе на строительство и монтаж подстанции 35 к/вольт в г. Баймаке.  

 

 

Министр П. Ломако.  

 

После получения данного приказа молодой инженер Александр Степанович Манылов был назначен директором Баймакского машиностроительного завода, проработал на этой должности до пенсии и жил здесь до конца своей жизни. Более широкая история Баймака отражена в книгах «Баймакский край», «Баймакский медьзавод. На перекрестках истории», «Сказание о земле Баймакской», «Баймакская энциклопедия и в других книгах местных авторов.  

 

И так, в середине августа 1996 года я переехал в Баймак к жене Расиме Шагитовне Башировой. У нее было три дочери Первые двое Гульназ и Гульнара были взрослыми, и одна за другой вышли замуж, младшая Гульнур еще училась в школе. Прибыв в Баймак, я позвонил сразу в школу-интернат, где директором работал хороший мой знакомый человек. Он без слов принял меня на работу учителем музыки и истории, за что я до сих пор благодарен за поддержку в трудное для меня время. Коллектив школы-интерната оказался очень дружолюбным, здесь было много знакомых коллег по педагогической деятельности. С первого сентября началась привычная работа: урок за уроком, день за днем, месяц за месяцем. Я стал классным руководителем 5-го класса. Дети в этом классе оказались как на подбор талантливыми, уже умели плясать и петь. Я организовал из этих детей детский ансамбль под названием «Саялар» («Отчаянные») и, обновив репертуар песен, начали выступать почти во всех мероприятиях школы, и иногда и города. Скоро пришла слава этого детского коллектива, они умели петь хорошо, освоили двоеголосие быстро. С ними работать было легко и весело. Однако было печально то, что начиная с сентября месяц за месяцем городские учителя не получали за свой труд зарплату. Ждали месяц, другой. Решили пригласить заведующего РОНО и глав города. Появился только глава города Сулейманов Х. Х., успокоил собравшихся, что скоро начнут выплаты, но после его выступления ничего не изменилось. В такой ситуации мне дома очень стыдно, живу, не принося семье ни единого рубля. А в это время учителя школы-интерната потребовали собрать у председателя профкома школы Альфии Юмагужевны Мусиной общее профсоюзное собрание. Вопрос один: как быть дальше? Что предпринимать для того, чтобы восстановить выплату заработной платы. У каждого на голове тогда крутилась одна мысль: если перестройка привела к обнищанию масс – кому она нужна? Может быть, она выгодна только высшим чиновникам?  

На профсоюзном собрании кроме шума и гама ничего не получилось, никто не знал, как быть в такой ситуации, а многие не решались потребовать от местных властей поправить это дело, боясь быть освобожденным от работы.  

 

Поразмыслив об этом, я взял слово и сказал:  

 

– Необходимо создать инициативную группу и пойти со всем коллективом во время зимних каникул в РОНО, горсовет, райсовет с требованием выплатить зарплату за прошедшее 2 месяца. В деревне можно пожить некоторое время за счет своего хозяйства, а в городе при отсутствии зарплаты сразу начинают голодать. Это первое. Во-вторых, надо поднять учителей других городских школ, чтобы и они письменно потребовали от властей выплаты зарплаты, ходили в кабинеты местных руководителей. В третьих, если и после этого нисего не изменится, написать письма президенту Башкортостана, завалить телеграммами минпрос республики. Оказывается, сами работники РОНО и работники райгорадминистрации аккуратно получают положеннную зарплату в то время, когда мы страдаем от отсутствия оного...  

Короче говоря, на этом профсобрании коллектив учителей школы-интерната назначили меня руководителем инициативной группы, чтобы искать пути решения данной проблемы, заодно избрали заместителем председателя профкома школы-интерната.  

В дни осенних каникул инициативная группа школы-интерната и учителя-добровольцы пошли к заведующему РОНО, но он не принял нас. Грозился, что уволит всех, кто находится тут. Тогда начали шуметь в приемной, не уходили. Дозвонились до других школ и решили провести общегородское собрание. После обеда провели общее собрание учителей города, написали обращение во все местные инстанции, обратились к президенту, сообщив наше тяжелое положение. После вмешательства республиканских властей, когда республика выделила деньги на зарплату, начались платы по частям. После января 1998 года выдача зарплаты учителям стабилизировалась, однако никто из местных чиновников не был наказан за то, что ассигнования, предназначенные для зарплаты, были израсходованы не по назначению и вследствии чего получился вот такой коллапс.  

Председатель профкома школы-интерната Мусина А. Ю. знала меня хорошо. Мы – из одной деревни, когда–то во Второиткуловской школе она была нашей ученицей, под моим началом поработала учительницей Абдрахмановской начальной школе, филиале Татлыбаевской средней школы. По ее инициативе решили отметить в школе-интернате мой пятидесятилетний юбилей. Руководство и учителя поддержали это начинание и торжественное мероприятие, в виде шоу концерта и поздравлений, прошло на высоком уровне. Были и представители горадминистрации и отдела культуры райадминистрации. Чтобы заработать кое-какие деньги, отдел культуры попросил нас провести это мероприятие в районном доме культуры. Пришлось согласиться. Людей было полно, оказывается, к моему удивлению, всех представителей сел и деревень, прибывших поздравить меня, пустили в зал после приобретения входного билета. Билет тогда стоило 2 тысячи рублей. Стыд и позор! Не знаю, сколько заработал отдел культуры денег, но мероприятие при большом истечении народа и здесь прошло удачно и красиво в виде шоу-концерта. Коллективы клубов танцевали, пели мои песни «Отчаянные», сын Мурат и другие. Выступали песенные ансамбли, отдельные певцы, одним словом, поздравляли все. Мне тогда казалось, что я уже такой старый человек, а сегодня, с вершины 70-ленего уровня считаю, что, если здоровье нормальное, в 50 лет – ты еще молод. Это время новых свершений и первых итогов жизни. В честь моего 50-летия колхоз «Урал» подарил мне коня, а глава райадминистрации Ситдиков И. Х. обещал пятирядный баян, но не найдя его, потом подарил цветной телевизор. Однако дело не в подарках, а во внимании со стороны местных властей, руководителя коллектива, коллег, близких людей и родственников. Я думаю, что каждый работник, хотя бы при выходе на пенсию, имеет право и заслуживает проведения торжественного мероприятия в честь его (ее) юбилея. Получается в жизни по другому: вызывает начальник учреждения, например, техничку, которая уходит на пенсию, двумя словами поздравляет его, вручает никому не нужную Почетную грамоту и дешевый подарок. После этого старается как можно быстрее выпроводить работника, чтобы он, не дай бог, не потребовал чего-то еще. Так в заботах и мелочах жизни прошел март месяц, наступил апрель.  

 

Как-то вспомнил я, что в деревне остался сруб, рубленный мною для нового сарая. Решил я продать этот сруб и дал объявление в районную газету, почему-то вспомнил и пропавшего коня.  

В ту же ночь увидел сон, который сильно удивил меня потом. Во сне я разговаривал со своим пропавшим конем Акмуруном, как два приятеля. Конь, обижаясь на меня хозяина, молвил:  

 

– Почему не приходишь ко мне? Зачем не забираешь меня к себе? Я здесь, днем и ночью взаперти.  

 

– Я тебя долго искал, объехал всю округу, но тебя не нашел, – ответил я.  

 

– Ты же один раз был возле того сарая, куда меня заперли. Я тебя тихонько подзывал, но ты не услышал или не обратил внимания – мне неведомо, не дойдя до меня, развернулся и ушел.  

 

– Когда меня отпускают на волю на короткое время, выхожу на дорогу, которая ведет к райцентру и жду тебя. Сегодня же приезжай по этой дороге и меня найдешь. Меня здесь бьют и мучают. Сарай, где меня держали зимой, был очень холодным, поэтому мои легкие начали разрушаться. Видимо, мои дни сочтены. Спаси меня и я верно буду служить тебе.  

 

Что за мистика? Что за наваждение? Почему снится любимый конь? Я – человек неверующий, как говорится, атеист, поэтому не верю в чушь, когда говорят и пишут, что между близкими людьми или между людьми и домашнему животными существует энергетическая связь и, будто бы, некоторые люди понимают «язык» птиц и животных. «Все это ерунда, – подумал он, – ведь диалектический материализм учит тому, что «В мире не существует ничего, кроме движущихся материй».  

 

Когда-то меня учили о том, что материя – основа всего мироздания. Такая предпосылка находится на том же уровне, что и гипотеза о существовании внешнего мира. Вряд ли сейчас кто-либо станет утверждать, что в мире нет материи, всё-таки, материю можно встретить везде. Поэтому, вполне разумно будет полагать, что она лежит в основе всего. А что какая-то невидимая энергия связывает живых существ – это чушь. Так я подумал, но остался еще в сомнении, а может чего-то я, простой смертный, не знаю;  

 

Был воскресный день. В время утреннего чаепития я рассказал жене о непонятном, мистическом сне и добавил, что никуда поездку не планирую, видимо, всего-навсего сходим на базар, чтобы купить кое-какие мелочи.  

 

Зазвонил телефон. Я взял трубку и после взаимного приветствия услышал вопрос:  

 

– Вы продаете сруб?  

 

– Да, я.  

 

– Цена какая?  

 

– Я не знаю, поедем, посмотрим, и цену сами назовете. У вас транспорт есть?  

– Есть. Легковушка. А сейчас мы можем съездить в вашу деревню, чтобы данный вопрос быстрее решить? У вас время есть?  

 

– Можем в сию минуту поехать, свободное время у меня имеется.  

 

– Тогда я подъеду через минут десять.  

 

Мы познакомились и поехали в деревню, которая находилась на расстоянии 60 км от райцентра.  

 

Примерно в 30 километрах от райцентра находилась еще одна деревушка на пригорке. Немного дальше по равнине текла небольшая река. Главная дорога шла по краю деревни. Когда начали спускаться с бугорка, Баймурат заметил впереди стоящего коня на обочине дороги. До него осталось 50-60 метров.  

– Что такое? Неужели мерещится? Что за напасть? Такого коня я узнал бы среди тысячи лошадей. Это же конфигурация моего пропавшего в прошлом году коня! Не может быть такого!?  

 

Немного не доезжая до коня, велел остановить машину, вышел и сразу узнал своего Акмуруна. Он был стреноженный волосяными путами. Не веря своим глазам, я позвал мерина по имени. Услышав свою кличку, конь поднял голову, тихонько заржал, давая знак, что узнал и медленными скачками приблизившись ко мне, положил голову на мои плечо. Я, посмотрев на лицо коня, очень удивился: Акмурун беззвучно плакал и слезы по щеке катились из глаз беспрестанно. Я крепко обнял своего любимого коня, постоял некоторое время, до конца не веря всему этому, проверил тавро, которого не было видно из-за густой шерсти. Все было на своем месте. Оборачиваясь к водителю, сказал:  

 

– Братец, послушай. Это мой конь, который пропал год назад и я не могу оставить и еще раз потерять Акмуруна. И для доказательства имеется и тавро, о котором знаю только я. А воры не знают о тавре, так как оно спряталось в густой шерсти мерина. Давайте, помозгуем, как быть дальше. До деревни доедем попозже.  

Покупатель согласился задержаться на какое-то время.  

 

В это время с пригорка бежал к ним сухопарый старик с уздой с удилами и сходу громко кричал:  

 

– Отойди от моего коня! Вы, воры, хотите увести моего коня? Не получится! Сейчас милицию позову. Отойди от коня, я тебе говорю, это мой конь. Иначе буду бить уздечкой.  

 

– Во-первых, здравствуйте, – поприветствовал я его спокойным голосом, – во-вторых, еще раз подтвердите: это ваш конь?  

 

– Конечно, мой, еще раз мой, вопрос неправильный.  

 

–Давно?  

 

– Давно, давно и опять вопрос неправильный.  

 

– Я думаю, что не вопрос, а ответ неправильный. Давайте, поговорим спокойно и разберемся по мирному, наконец. Дело в том, что это мой конь по кличке Акмурун, который пропал в прошлом году весной.  

 

– Не ври мне в глаза, бессовестный, это мой конь.  

 

– А тавро у твоего коня есть?  

 

– Не твое дело, нет у него никакого тавра. Я знаю своего коня лучше, чем какие-то проходимцы.  

 

Я на этот раз решил промолчать о наличие тавра на коне, спросил:  

– Скажите только честно, чтобы потом не пришлось отвечать вам за ложную информацию, когда конь появился в вашем хозяйстве?  

 

Почему-то старик на этот раз решился ответил честно.  

 

– В начале прошлогоднего лета я купил коня у свата.  

 

На душе стало теплее, «начало есть, значит, и будет конец», – подумал я и продолжил разговор:  

 

– Ваш сват где живет? В этой деревне?  

 

– Нет, он – из соседнего села, отсюда до них 5 км. Давайте, закончим болтовню, меня ждет сенокос, – сказал старик и надел узду на голову коня. Я не стал противиться этому и подумал, что в любом раскладе без милиции не обойтись и продолжил задавать вопросы:  

 

– Где ваш дом?  

 

– Зачем тебе знать?  

 

– Затем, чтобы пойти к вам и разобраться во всем по хорошему. Если я ошибусь – попрошу извинения. Где ваш дом?  

 

– Недалеко отсюда, вон рядом, отсюда метров сто. Но я не пущу чужаков в свой двор.  

 

– Если надо будет, мы перекантуемся возле вашего двора. Вам придется остаться до прихода милиции дома.  

 

– У меня сенокос…  

 

– Может быть. Но если вы не хотите сесть в тюрьму за воровство, на сегодня останетесь у себя дома и покажете нам настоящего вора. Как хотите, но конь до прихода милиции будет под моим контролем.  

 

Эти слова, наконец, подействовали, видимо, на старика и он ничего не говоря направился в сторону своего дома. Путники, оставив машину на обочине дороги, последовали за ним. По телефону сельской почты вызвали наряд милиции.  

Милиция, к нашей радости, прибыла на этот раз быстро. Первым делом участковый допросил меня, потом старика и, составив соответствующий протокол, сказал мне, пока про тавро молчать и умчался в соседнюю деревню за сватом этого старика. Он, участковый, знал того человека, знал их адрес. Оказывается, по словам участкового, тот несколько раз был в поле зрения милиции, по делам, связанных с пропажей лошадей, но каждый раз сумел увернуться от наказания, подставив других.  

Через полчаса машина участкового ГРОВД вернулась обратно со сватом старика.  

До заполнения протокола произошло следующий разговор между участковым и сватом.  

– Вы продали этого мерина?  

 

– Да. Я продал. Мой конь, хочу – продам, захочу – пущу на мясо.  

 

– У вас было две лошади…  

 

– Нет у меня трое голов.  

 

– У этого мерина тавро есть?  

 

– Нет, конечно, зачем ему тавро, не колхозная лошадь.  

 

– Точно?  

 

– Точнее не бывает.  

 

– Хорошо. Сейчас слушайте! Вот этот человек, – участковый показал на меня, – заявил, что это его конь, который пропал в прошлом году. Товарищ заявитель! Вы утверждаете, что это ваш конь?  

 

– Да, утверждаю, конечно. Это мой конь и любой из села подтвердит мною сказанное.  

– Тавро есть?  

 

– Конечно, есть. Вот посмотрите: просто оно осталось под шерстью, а если шерсть погладить против его расположения тавро видать.  

 

Я не торопясь показал тавро.  

 

– Все видели, что тавро на том месте, куда указал учитель?  

 

В ответ – полная тишина.  

 

Факт был налицо, делать было ничего. Единственное то, что вор пробормотал, что если заранее знал бы, что так получится, пустил бы на мясо. Осталось составить протокол и дело сдать в районный суд. И тут вор признался во всем. Разобравшись во всем, участковый тут же возвратил коня действительному хозяину, то есть мне. Оставмв коня у знакомых, съездили за срубом и произвели куплю-продажу.  

На суде вор отделался штрафом в сумме равной стоимости молодого коня.  

 

Я думал остаться в составе коллектива учителей еще долгое время, если позволит здоровье – до пенсии, так как тут был прекрасный коллектив учителей. Дети, набранные из разных деревень, были более тихими и более спокойными, чем городские учащиеся. Здесь царил доброта и взаимное уважение. После основных занятий ученики передавались в руки воспитетелей, которые занимались с детьми до отбоя. Да, классы были большие, были перегрузки, но мы считали, что это временное явление, так как в городе начали строить еще одну среднюю школу под №4. Тогда будет какая-то разгрузка для всех школ. Знают все: школа № 4 должна была готова к 1 сентября 1999 года. Я не думал тогда, что эта новая школа будет и моей школой  

жНачало июля месяца 1999 года. Готовясь к уходу в отпуск, все еще нахожусь по утрам в школе-интернате, привожу в порядок классные документы, осталось сдавать обходной лист с подписями. В это время позвали к телефону. Подошел, взял трубку, молвил:  

 

– Я – Хайретдинов. Слушаю вас.  

 

– Борис Мухаметович, рад, что вы нашлись быстро, думал вы в отпуску и выехали куда-то. Это звонит директор новой школы города Салихов. Вы слушаете?  

 

– Да, да, слушаю вас, Азамат Ахмадиевич, слышно хорошо.  

 

– Короче говоря, я вас приглашаю работать в нашей новой школе. Если хотите, приказ напишу завтра же. У нас так много работы до 1 сентября, как бы не старались – не успеваем. Я набираю передовых учителей, известных спортсменов-физруков, лучших музыкантов, талантливых исследователей и просто инициативных в общественных делах педагогов. Идите к нам!  

 

– Я подумаю.  

– Подумать время не осталось! Решайтесь сразу и приходите ко мне завтра же! Ну, как? Вы согласны?  

 

– Раз время на раздумья нет, я согласен.  

 

Так я начал работать в школе №4 города, не уходя в отпуск. Работы было много: доставались и земляные работы, разгрузка школьной мебели, парт и их сбор, обработка пришкольного участка, привоз чернозема, участие в других строительных работах и т. д. Основные работы подготовки школы к началу учебного голв закончили к середине августа.  

По поручению дирекции школы я написал песню под названием «Гимн школы», которую до сих пор постоянно исполняют в школе во время различных внеклассных мероприятий. Вот слова песни.  

 

Гимн школы  

 

Счастлив я тем, что судьба меня  

Не разлучила с родной стороной.  

Счастлив я тем, что солнце мое  

Нежит меня теплой волной.  

 

Ранней порой в школу иду  

Везде цветы у школьного двора.  

Радостный смех друзей моих,  

Шутки и игры – здесь детвора.  

 

Время летит, как резвый скакун,  

И жизнь течет, уходят года...  

Радостный миг – школьная пора  

Эх, не вернется ведь никогда.  

 

(Борис Хайретдинов. Узоры жизни. Сборник избранных песен и стихотворений. Баймак, 2013, с. 6).  

 

15 августа прошло торжественное открытие новой средней школы. Кроме городского и районного руководства и представителей просвещения, участвовал в торжестве президент Башкортостана Рахимов М. Г., заместитель генерального директора ОАО «Башмедьстрой» Усманов Н. Р. После приветственного выступления первого президента республики, Усманов Н. Р. вручил символический ключ директору школы Салихову А. А.  

Я хорошо знаю Азамата Ахмадиевича: прекрасный организатор и руководитель, талантливый учитель, шутник всегда находил общий язык и с подчиненными и с руководителями более высокого звена. Знаком почти со всеми учителями города и района, так как до прихода в школу №4 поработал на многих должностях: учитель и военрук Первоиткуловской средней школы, председатель Баймакского райкома профсоюза работников просвещения района, инструктор идеологического отдела Баймакского райкома КПСС, с 1990 года заместитель директора Межшкольного учебно-производственного комбината. Одним словом, имел огромный опыт работы с людьми. Под его руководством школа работала отлично, ежегодно по всем показателям занимала первое место в районе и городе, являясь «Школой года». Эта школа отвечала и отвечает современным требованиям педагогического стандарта: имеет 33 прекрасно оборудованных классных кабинетов, 2 спортзала, 3 компьютерных классов, актовый зал на 200 мест, столовая на 250 мест и т. д.  

 

Школа собрала самых инициативных учителей города и района. Учитель истории Сагитов Б. М. после ухода Салихова А. А. в 2001 году был назначен директором школы № 4 и работал долгое время на этой должности вплоть до ухода на работу в РОНО. Он «Почетный работник системы общего образования РФ». Школа при нем продолжала быть на первом месте ежегодно по всем показателям и завоевывала звание «Школа года», в 2009 году стал в масштабах республики «Директором года». Заместитель директора по учебной работе Хуснутдинова Р. Ф. поставила учебно-методическую работу на высокий уровень. Она «Заслуженный учитель РБ». Заместитель директора школы по внешкольной и внеклассной работе Байдавлетова Гульшат Римовна проводдит все школьные внеклассные мероприятия на уровне, с тщательной подготовкой. Школа может гордиться своими учителями, а особенно с педагогами, которые добились успехов в учебно-воспитательной деятельности и стали известными в республике и Российской Федерации. Это Гаетбаева Зульфия Мавлетдиновна – «Заслуженный учитель РБ», Биктина Минслу Султановна – «Заслуженный учитель РБ», Ямантаева Васима Галеевна – «Заслуженный учитель РБ», имеет титул «Самый лучший учитель башкирского языка и литературы РБ», Буранбаева Гульнара Варовна – «Заслуженный учитель РБ», Каримрва Флида Фагимовна – «Заслуженный учитель РБ» с титулом «Самый лучший учитель русского языка и литературы РБ». Учитель физики Муллагильдин Яганур Фарукович работает над внедрением информационных технологий. Достойный вклад в востпитание и обучение детей внесли Аминев Талгат Иманович, известный кураист района, Аминева Зайтуна Галиевна, учитель русского языка и литературы. Они находятся на заслуженном отдыхе, но их дело продолжают из дочери Регина Талгатовна и Динара Талгатовна. Каждый год старшее поколение учителей уходит на заслуженный отдых, вместо них прибывает молодое поколение преподавателей и это естественный процесс. Скорбно, что некоторые наши коллеги как Кадаев Юлай Галлямович, Рахимова Зульфира Фатхисламовна, Усманова Ленора Гатаулловна, Юнысбаева Алтынсяс исмагилевна ушли от нас раньше времени. Но мы их не забываем.  

 

В 2003 году на основе решениея Баймакской районной администрации мне вручили премию Батыра Валидова за вклад в культурную жизнь района, как автору сотни патриотических песен, посвященной родному краю и стране и писательскую деятельность, публикацию исторических материалов о районе и городе. Через полгода, представив районной комиссии десятки своих стихотворений, стал победителем конкурса местных поэтов среди педагогов. Как-то раз мне секретарь-делопроизводитель школы напомнил, что необходимо, собрав необходимые документы, ходатайствовать о назначении пенсии по выслуге лет, поскольку стаж уже превышает 25 лет. Собрав документы, сдал их в пенсионный фонд России по Баймакскому району. Заверили, что через месяц этот вопрос решится. Велели прийти попозже. Я провел этот месяц в радостном ожидании, так как одной низкой учительской зарплатой кормить и одевать семью очень сложно, всегда приходится выживать. Не знал я тогда, что в этом вопросе появится непонятная «свистопляска». Когда я появился в местном ПФР, объяснили, что не входит в педагогический стаж 6-летняя работа во Второиткуловском сельском совете и трехлетняя деятельность в качестве рабочкома Сибайского совхоза. На это сообщение я согласился. А когда я сказал в ответ, что без указанных этих 9 лет у меня имеется более 25 лет, сотрудница ответила, что не входит в стаж двухлетняя педагогическая деятельность в Баймакской школе-интернате. Так как вы приняты на работу в школу-интернат, а уволились из школы-интернат-лицея, впоследствии изменения названия и статуса, то этот период в стаж не включается. Но это уже был полный абсурд. Поэтому пришлось обратиться за разъяснением в Правительство Республики Башкортостан. Даю копию ответов, чтобы читатель разобрался сам. И так, оттуда получил нижеследующий ответ.  

 

ПРАВИТЕЛЬСТВО РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН  

 

450101, г. Уфа, ул. Тукаева, 46 тел. 50-58-64, 50-46-78  

 

ИЗВЕЩЕНИЕ  

 

№ 3944 05 января 2004 года  

 

г. Баймак, ул. Юбилейная, д. 15, кв. 4  

Хайретдинову Б. М.  

 

Ваше обращение рассмотрено заместителем Премьера-министра Республики Башкортостан Х. Х. Ишмуратовым и направлено для принятия решения в Министерство образования Г. М. Мухамедьяновой с просьбой проинформировать Вас о результатах.  

 

Секретарь писем и приема граждан:  

(подпись) З. Ф. Ахметова  

 

Так же мною был получена бумага из Минобразования РБ.  

 

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ  

БАШКОРТОСТАН  

 

ПИСЬМО  

 

№01-14 от 01. 12. 2003 год  

 

Руководителям территориальных управления образованием «О досрочном назначении трудовой пенсии по старости»  

 

Направляем для оказания практической помощи учителям и другим педагогическим работникам, имеющих право на досрочную пенсию по старости (по выслуге лет).  

На сегодняшний день в Российской Федерации остро стоит вопрос зачета педагогическим работникам определенных периодов работы в образовательных учреждениях стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости ( ранее: пенсия по выслуге лет).  

 

Как правило, Пенсионный фонд Российской Федерации отказывает лицам, претендующим на назначение указанной пенсии, ставя решение данного вопроса в прямую зависимость от наличия статуса юридического лица ведомственной принадлежности, формы собстенности образовательных учреждений полного соответствия Списку наименования соответствующих должностей.  

При необоснованном отказе территориальных органов Пенсионного фонда Российской Федерации на досрочное назначение трудовой пенсии по старости у истца, претендующего на ее назначение, имеются два пути решения спора:  

1) обратиться с жалобой на действия территориальных органов в вышестоящий в порядке подчиненности орган.  

 

2) обжаловать действия территориальных органов в судебном порядке.  

Судебная практика показывает, что по вопросу досрочного назначения трудовой пенсии по старости, суды занимают однозначную позицию об отсутствии в законодательстве каких-либо ограничений для досрочного назначения трудовой пенсии по старости педагогическим работникам по ведомственной принадлежности наличия статуса юридического лица, формы собственности.  

 

Приводим извлечения из судебных решений Верховного Суда Российской Федерации:  

«... ведомственная принадлежность школ и других учреждений для детей не влияет на право на пенсию за выслугу лет, если эти образовательные учреждения предусмотрены... списком... ».  

 

(Решение Верховного Суда Российской Федерации от 24 апреля 2001 г. №ГКПИ2001-663);  

 

Законодатель уполномочил Правительство Российской Федерации лишь на составление списков соответствующих работ (профессий и должностей), с учетом которых назначается пенсия за выслугу лет, не оговаривая при этом форму собственности учреждений для детей...  

 

Закрепляя права, социальные гарантии и льготы работников образовательных учреждений, этот закон так же не связывает возможность их реализации с организационно правовыми формами образовательных учреждений...  

 

Действие законодательства Российской Федерации в области образования распространяется на все образовательные учреждения на территории Российской Федерации, независимо от их организационно-правовой формы... ». (Решение Верховного Суда Российской Федерации от 07 июня 2001 г. № ГКПИ 2001-875);... Поскольку федеральным законодательством не установлены ограничительные условия на социальное обеспечение по выслуге лет граждан, работающих в сфере образования, отказ заявителям в назначении пенсии является незаконным. Пенсия за выслугу лет педагогическим работникам назначается в зависимости от вида деятельности, а не от правового статуса учреждения или организации, с которыми они состояли в трудовых отношениях».  

 

(Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 31 июля 2001 г. );... Поскольку федеральным законом не было предусиотрено введенин ограничительных условий на социальное обеспечение по возрасту по возрасту для граждан, работающих в сфере образования, отказ... в назначении пенсии в зависимости от правового статуса учреждения... является необоснованным и ведет к ущемлению... конституционного права.  

 

Пенсия педагогическим работникам назначается в зависимости от вида деятельности, а не правового статуса учреждения или организации, с которыми они состояли в трудовых отношениях. (Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 30 августа 2002 года по делу № 56-В02-10).  

 

Спорные вопросы пенсионного обеспечения рассматривались Судом Российской Федерации. Так, им был рассмотрен вопрос действия пункта 2 Постановления Правительства Российской Федерации от 22 сентября 1999 года № П-667 «Об утверждении Списка должностей работы которых засчитывается в выслугу, дающую право на пенсию за выслугу лет в связи с педагогической деятельностью в школах и других учреждениях для детей», на образовательные учреждения, не находящиеся в государственной или муниципальной собственности.  

В своем определении от 6 декабря 2001 г. № 310 Конституционный суд Российской Федерации определил, что положения указанного пункта «не могут применяться иначе как в соответствии с их конституционно-правовым смыслом... ». Другими словами, его действие распространяется на все образовательные учреждения назависимо от формы собственности.  

 

При вынесении определения Конституционный Суд в первую очередь руководствовался положениями Конституции Российской Федерации (ст. 8, 15, 19, з7, 39, 43, 55), гарантирующими права на социальное обеспечение, равенство прав и свобод, одинаковую возможность защиты всеми субьектами права собственности данного права и связанных с ним законных интересов, защиту конституционных прав в яфере труда, без какой-либо дискриминации, в том числе независимо от рода и места деятельности, а так же тем, что законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации...  

 

Заместитель министра М. Б. Юлмухаметов  

 

На мой запрос ПФР по Республике Башкортостан ответил так:  

 

Государственное учреждение – отделение  

пенсионного фонда Российской Федерации  

по Республике Башкортостан  

10 02 2004 г. № 13 – 109 – 19  

 

Заказное Б. М. Хайретдинову,  

ул. Юбилейная, д. 15, кв. 4  

г. Баймак, 453630  

 

Управление Пенсионного фонда РФ  

в Баймакском районе и г. Баймак  

 

Уважаемый Борис Мухаметович!  

 

На Ваше обращение по вопросу о праве но досрочную трудовую пенсию по старости по старости в связи с педагогической деятельностью разъясняем следующее.  

В соответствии со ст. 28 Федерального закона от 17. 12. 2001. г., №173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», ввеленного в действие с 01. 01. 2002 г., досрочная трудовая пенсия по старости назначается раннее достижения общеустановленного пенсионного (мужщины – 60 лет, женщины – 55 лет) гражданам, не менее 25 лет осуществлявшим педагогическую деятельность в государственных и муниципальных учреждениях для детей.  

При определении права на досрочную трудовую пенсию по старости в связи с педагогической деятельностью органы Пенсионного фонда РФ строго руководствуются Списком должностей, работа в которых засчитывается в выслугу, дающее право на пенсию по старости в связи в педагогической деятельностью в школах и других учреждениях для детей и Правилами исчисления периодов работы, дающее право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в соответствии со статьями 27 и 28 Федерального Закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», утвержденными постановлением Правителства Российскй Федерации от 29. 10. 2002г., №781  

В специальный трудовой стаж, дающий право на досрочную пенсию по старости, засчитываются периоды работы в учреждениях, профессиях и должностях, строго поименных в вышеназванном Списке, содержание которого расширительному толкованию не подлежить.  

 

Обращаем Ваше внимание, что вышеупомянутый Список состоит из двух частей, в одной из которых приведены полное наименования профессий, в другой – полное наименование учреждений, в которых должна протекать работа в той или иной должности.  

В связи с изложением, в специальный трудовой стаж для назначения досрочной трудовой пенсии по старости в связи с педагогической деятельностью засчитываются только те периоды работы, заявителя, когда записи о наименовании учреждения, и занимаемой им должности в трудовой книжке соответствуют обеим частям данного Списка.  

Судя по содержанию Вашего письменного обращения, а так же по записям в трудовой книжке с 23. 08..97г. по 02. 08. 99г. Вы работали в школе-интернате-лицее, т. е. в организации, не включенной в вышеуказанный список, в связи с чем, указанный период Вашей работы не может быть засчитан в Ваш специальный трудовой стаж.  

Таким образом, Ваш стаж педагогической работы составляет 23 года 05 мес, 28 дн., т. е. менее требуемых 25 лет, в связи с чем у Вас не определяется право на досрочную трудовую пенсию по старости в связи с педагогической деятельности.  

 

Приложение: отказное пенсионное дело – во второй адрес.  

 

Заместитель управляющего  

(подпись) М. Г. Субханкулов  

 

Кстати, в Списке, данный Субханкуловым конкретно указано, что работа педагогов в школах, в школах-интернатах, независимо от изменения их статуса, засчитывается в педагогический стаж. Вот этот список:  

 

 

Утвержден Постановлением  

Правительства Раоссийской  

Федерации от 29 октября 2002 г.  

№ 781  

 

С П И С О К  

 

Должностей и учреждений, работа в которых засчитывается в стаж работы, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии ао старости лицам, осуществлявшим педагогическую деятельность в государственных и муниципальных учреждениях для детей, в соответствии с подпунктом 10 пункта ст. 28 Федерального Закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации».  

Наименование должностей! Наименование учреждений  

1... Преподаватель, старший! 1. 2. Общеобразовательные школы  

преподаватель, организатор! -интернаты, школы-интернаты  

внеклассной и внешкольной! всех наименований:  

работы с детьми;! – лицей-интернат;! – гимназия-интернат;! – кадетская школа-интернат;! – интернаты при! общеобразовательных школах  

____________________________! __________________________  

 

В постановлении правительства РФ говорится так. Вот оно:  

 

Постановление Правительства Российской Федерации  

№ 79 от 01. 02. 2001 года  

 

3. Закон РФ «Об образовании» предусматривает, что в Российской Федерации могут существовать различные по своим организационно-правовым формам образовательные учреждения : государственные, муниципальнве и негосударственные, т. е. частные (ст 1. 1).  

Действия законодательства в области образования распространяется на все образовательные учреждения... причем закон не содержит каких-либо ограничений в статусе и правах ни обучающихся в этих общеобразовательных, ни работников, в том числе в их праве на пенсию по выслуге лет (пункт 5 статьи 55).  

 

 

 

РЕСПУБЛИКА БАШКОРТОСТАН  

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД  

 

17 марта 2004 года  

 

г. Баймак, ул. Юбилейная, 15-4  

Хайретдинову Б. М.  

 

Уважаемый Борис Мухаметович!  

 

Рассмотрев Ваше обращение от 11 марта 2004 года в соответствии с пунктом 1 статьи 46 Закона Республики Башкортостан «О Конституционном Суде Республики Башкортостан» настоящим уведомляю Вас о его неподведомственности Конституционному Суду Республики Башкортостан.  

Конституционный Суд Республики Башкортостан согласно подпункту 1 пункта 1 статьи 3 Закона Республики Башкортостан «О Конституционом Суде Республики Башкортостан» разрешает дела о соответствии Конституции Республики Башкортостан, законов Республики Башкортостан, нормативных правовых актов государственной власти Республики Башкортостан, органов местного самоуправления.  

Поставленный Вами в обращении вопрос регулируется федеральным законодательством. Конституционный Суд Республики Башкортостан не наделен правом рассмотрения федеральных законов и нормативных правовых актов органов государственной власти Российской Федерации.  

Ваше обращение подсудно судам общей юрисдикции (районный суд, Верховный Суд Республики Башкортостан, Верховный Суд Российской Федерации), так же Вы вправе обратиться в Конституционныц Суд Российской Федерации.  

 

В марте 2004 года обратился к президенту РБ и получил ответ Админимтрации президента. Вот текст этого ответа.  

 

 

Республика Башкортостан  

Администрация президента  

 

450101, Уфа, Дом Республики.  

Тел. 50-35-28, 50-02-24  

 

И З В Е Щ Е Н И Е  

 

№ 2838 \ 51 17 марта 2004 года  

 

г. Баймак  

Хайретдинову Б. М.  

 

Ваше обращение рассмотрено Главным советником Президента Республики Башкортостан Ф. Х. Кидрасовым и направлено для принятия решения в Министерство образования Республики Башкортостан, Отделение Пенсионного фонда Российской Федерации по Республике Башкортостан с просьбой сообщить Вам о результатах.  

 

Заведующий отделом по работе  

с обращениями граждан:  

(подпись) Н. Б. Салимов.  

 

Видя, что ответы есть отписки, обратился в Пенсионный фонд Российской Федерации и получил такой ответ.... На Ваши два повторных обращения, одно из которых в адрес Аппарата Правительства Российской Федерации, другое – в Пенcионный фонд Российской Федерации по вопросу об обоснованности отказа Управлением Пенсионного фонда РФ в г. Баймаке и Баймакском районе в назначении Вам досрочной трудовой пенсии по старости в связи с педагогической деятельностью, поступившие на рассмотрение в Отделение Пенсионного фонда РФ по Республике Башкортостан, сообщаем, что подробные и исчерпывающие разъяснения по данному вопросу Вам уже были даны в письме за исх. № 13-109 от 10. 02 2004 г.  

 

Дополнительно по данному вопросу ничего нового сообщать не можем.  

 

Заместитель управляющего  

(подпись) В. И. Ефграфова  

 

Только Министерство образования РФ (отдел экономики) понятно и грамотно ответило на мой вопрос так.  

 

Министерство образования  

Российской Федерации  

 

Управление экономики и социального развития  

 

115998, Москва, М-93, ГСП-8  

ул Люсиновская, 51. Тел. 237-42-44  

 

Хайретдинову Б. М.  

 

Отдел экономики общего образования, труда и зароботной платы Управления экономики и социального развития на Ваше письмо от 14. 02. 2004 года, поступившее из Аппарата Правительства Российской Федерации, сообщает следующее.  

В соответствии с п. 2 постановления Правительства Российской Федерации 11 июля 2002 г. № 516 тождественность устанавливается Минтрудом России по представлению федеральных органов исполнительной власти и по согласованию с Пенсионным фондом Российскй Федерации между должностями и учреждениями, включенными в соответствующие Списки, и их ранее применявшимися наименованиями.  

Минтруд России разъяснил, что тождественность устанавливается в отношении тех ранее применявшихся наименования должностей и учреждений, которые предусматривались нормативными правовыми актами федерального уровня и переименование которых в должности и учреждения, предусмотренные Списком, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 29 октября 2002 г. № 781, осуществлялось на федеральном уровне. Соответствующие нормативно-правовые акты должны прилагаться Минобразованием России к представлениям, направляемым на рассмотрение в Минтруд России.  

 

В связи с вышеизложенным сообщаем, что на федеральном уровне образовательное учреждение с наименованием «школа-интернат-лицей» не предусматривалось.  

Вместе с тем, по нашему мнению, право педагогических работников на досрочное назначение трудовой пенсии по старости не должны ущемляться из-за того, что по каким-то причинам образовательное учреждение, выполнявшее функции школы-интерната или лицей-интерната имело наименование, не предусматривавшиеся нормативными правовыми актами федерального уровня. В случае отказа органов пенсионного обеспечения включать выслугу периоды работы в таких образовательных учреждениях педагогические работники по вопросу досрочного назначения трудовой пенсии вправе обращаться в суд.  

 

По доверенности педагогических работников их права в суде может представлять профсоюзная организация.  

 

Одновременно для сведения сообщаем, что в случае если образовательное учреждение «школа-интернат-лицей» состояло из отдельных структурных подразделений – школы-интерната и лицея, работа в них должна включаться в стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, на основании п. 13 Правил, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 29 октября 2002 г. № 781.  

 

Согласно вышеуказанному пункту Правил, работа в соответствующих педагогических должностях в школе-интернате, а также в лицее, являвшихся структурными подразделениями государственных и муниципальных организаций, независимо от того, предусмотрены эти организации в Списке или нет, включается в стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости.  

 

Начальник Отдела: (подпись) Н. В. Максимова  

 

 

Это было прекрасное разъяснение по моей проблеме. Однако я понял то, что Министерство образования РФ не может своим решением повлиять на решение ПФР. Тогда я обратился в местный суд с таким заявлением:  

 

В Баймакский районный суд  

Республики Башкортостан  

 

Заявитель:Хайретдинов Борис Мухаметович,  

учитель СОШ № 4 г. Баймака.  

 

Адрес:453630, РБ., г. Баймак, ул.  

Юбилейная д. 15, кв. 4.  

 

Заинтересованные лица: Управление  

пенсионного фонда г. Баймака и  

Баймакского района (ул. Юбилейная, 32)  

 

 

З А Я В Л Е Н И Е  

№ 3 от 13 марта 2004 г.  

 

Обращаюсь к вам с письменным заявлением третий раз.  

Дело в том, что имея 25-летний стаж педагогической деятельности ( общий стаж -36 лет) 26 июня 2003 года я подал заявление со всеми нужными документами в Управление пенсионного фонда г. Баймака и Баймакского района с просьбой о назначении пенсии за выслугу лет. Это Управление своим решением от 26 сентября 2003 года отказало мне в назначении пенсии по выслуге лет под предлогом, что наименование “школа-интернат-лицей” г. Баймака, где я проработал учителем истории в течении двух лет (1997-1999), не проходит по Списку Постановления Правительства Российской Федерации от 29 октября 2002 года за № 781, хотя там наоборот несколько раз указано, что засчитывается в трудовой стаж работа учителей ШКОЛ-ИНТЕРНАТОВ ВСЕХ НАИМЕНОВАНИЙ. (п. 1. 2).  

 

В определении Верховного Суда от 31 июля 2001 года сказано:  

 

“... Поскольку Федеральным законодательством не установлены ограничительные условия на социальное обеспечение по выслуге лет граждан, работающих в сфере образования, отказ заявителям в назначении пенсии является н е з а к о н н ы м.  

 

ПЕНСИЯ ЗА ВЫСЛУГУ ЛЕТ ПЕДАГОГИЧЕСКИМ РАБОТНИКАМ НАЗНАЧАЕТСЯ В ЗАВИСИМОСТИ ОТ ВИДА ДЕЯТЕЛЬНОСТИ, А НЕ ОТ ПРАВОВОГО СТАТУСА ИЛИ НАИМЕНОВАНИЯ УЧРЕЖДЕНИЯ ИЛИ ОРГАНИЗАЦИИ, с которыми они состояли в трудовых отношениях.  

 

Кроме того, в определении Конституционного Суда Российской Федерации от 6 декабря 2001 года за № 310-0, Постановления Правительства РФ от 01. 02 2001 г. за № 79 говорится: Закон Российской Федерации “Об образовании” предусматривает, что в Российской Федерации могут существовать различные по своим организационно-правовым формам учебные заведения,... закон не содержит каких-либо ограничений в статусе и правах ни обучающихся, ни работников, в том числе в их праве на пенсию за выслугу лет. (Пункт 5 статьи 55).  

По мнению Управления г. Баймака и Баймакского района якобы “школа-интернат” и “школа-интернат-лицей” не тождественны, хотя воочию видно, что после переименования интерната, где я работал, ничего не изменилось. На этом ложном основании местное Управление не засчитало двух лет моего стажа, что является грубым нарушением моих конституционных прав и ряда законов и постановлений правительства РФ.  

В Баймакский районный суд я обратился письменно 29 ноября 2003 года, вторично – с дополнительным заявлением – 19. 12. 2003.  

Исходя из всего сказанного мною  

 

П Р О Ш У:  

 

1. Признать мое право на льготную пенсию за выслугу лет на основании ряда существующих законов, постановлений и определений Верховного Суда Российской Федерации и обязать местное Управление Пенсионного фонда выплатить положенную мне сумму денег с 26 июня 2003 года. Обращаю Ваше внимание, что прошло уже восемь месяцев со дня подачи моего заявления в УПФ г. Баймака и Баймакского района.  

2. Решить вопрос в ближайшее время, т. к по определению Верховного Суда Российской Федерации “.. отказ в назначении пенсии в зависимости от наименования или правового статуса учреждения... является необоснованным и ведет к дискриминации и ущемлению конституционного права. (Определение Судебной Коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 30 августа 2002 года по делу № 56-В-02-10).  

Решение данного вопроса для меня имеет первостепенную важность, ибо работая в школе учителем за нагрузку в 24 часа в неделю получаю 2 тысячи пятьсот рублей с копейками, по сути дела смешную зарплату. Я единственный кормилец в семье, поэтому решение данного вопроса ждут еще моя безработная и больная жена, а так же дочь-студент Сибайского филиала БГУ.  

 

 

С просьбой:  

 

Б. Хайретдинов.  

 

 

Наконец, обратили должное внимание на сое заявление. После изучения документов, состоялось заседание суда (18 марта 2004 года) и решение было вынесено в мою пользу, то есть оплатить пенсию за выслугу лет с даты обращения. Однако ПФР по Баймакскому району, не согласился с этим решением и 23 марта обратился в Верховный Суд Республики Башкортостан с касационной жалобой на решение Баймакского суда. Начался второй этап противостояния. Получил извещение, что заседание Верховного Суда состоится 27 апреля, я заранее подал свои возражения на касационную жалобу Управления Пенсионного фонда по Баймакскому району в следующем изложении:  

 

 

В судебную коллегию по гражданским делам  

Верховного Суда Республики Башкортостан,  

г. Уфа, ул. Матросова, 1  

 

от Хайретдинова Борис Мухаметовича,  

учителя СОШ №4 г. Баймака  

Адрес: 453630, РБ, г. Баймак, ул. Юбилейная,  

дом 15, кв. 4  

 

ВОЗРАЖЕНИЯ  

 

на кассационную жалобу Управления Пенсионного  

фонда РФ в Баймакском районе и г. Баймак от  

23 марта 2004 года  

на решение Баймакского районного суда от 18. 03.  

2004 г. по иску Хайретдинова Б. М. о признании  

права на досрочную трудовую пенсию.  

 

Имея 25-летний стаж работы педагогической деятельности (общий трудовой стаж-36 лет), 26 июня 2003 года я подал заявление со всеми нужными документами в Управление Пенсионного фонда Баймакского района и г. Баймак, с просьбой о назначении пенсии по выслуге лет. Это Управление своим решением от 26 сентября 2003 года отказало мне в назначении пенсии по выслуге лет по предлогом, что наименование «школа-интернат-лицей г. Баймака не проходит по Списку Постановления Правительства РФ от 29 октября 2002 г. за № 731.  

 

В действительности, в указанном Постановлении Правительства РФ подчеркивается, что в Список включается школы-интернаты всех наименований.  

 

Баймакский районный суд, куда я обратился после незаконного отказа местного Пенсионного фонда выплачивать мне пенсию по выслугу лет, очень долго и скурпулезно изучил обстоятельства данного дела, поставив на чащу весов “за” и “против”, вникая во все существующие законы и документы, связанные с этим вопросом и вынес единственно справедливое и законное решение по этому вопросу, обязав местное УПФ зачесть в специальный педагогический стаж период работы Хайретдинова Б. М. учителем в Баймакском школе-интернате-лицее с 27. 04. 1998 г. по 02. 03. 1999 г. и назначить трудовую пенсию с 26. 06. 2003 года.  

 

Данное решение единственно справедливое и законное по следующим основаниям:  

 

1. В Постановлении Правительства РФ от 29 октября 2002.,№ 731 как раз указано, что засчитывается в трудовой стаж работа учителей школ-интернатов всех наименований (п. 1. 2).  

 

2. В определении Верховного Суда от 31 июля 2001 года по этому поводу сказано: «... Поскольку Федеральным законодательством не установлены ограничительные условия на социальное обеспечение по выслуге лет граждан, работающих ы сфере образования, отказ заявителям в назначении пенсии является незаконным. Пенсия за выслугу лет педагогическим работникам назначается в зависимости от вида деятельности, а не от правового статуса или наименования учреждения или организации, с которыми они состояли в трудовых отношениях.  

3. В Постановлении Правительства РФ от 01. 02. 2001 г., № 79, а так же в определении Конституционного Суда РФ от 06. 12. 2001 г., № 310-0 говрится: Закон РФ «Об образовании» предусматривает, что в Российской Федерации могут существовать по своим организационно-правовым формам и наименованиям учреждения образования... закон не содержит каких-либо ограничений в статусе и правах ни обучающихся, ни работников, в том числе в их праве на пенсию за выслугу лет. (Пункт 5 статьи 55).  

 

4. В определении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 30. 08. 2002 г. по делу № 56-В-02-10 сказано:... отказ в назначении пенсии в зависимости от наименования или правового статуса учреждения... является необоснованным и ведет к дискриминации и ущемлению Конституционного права.  

 

5. В письме Министерства образования РБ от 01. 12. 2003 г., № 01-14 предназначенное руководителям территориальных органов управления образования о досрочном назначении трудовой пенсии по старости подчеркивается: «Судебная практика показывает, что по вопросу досрочного назначения трудовой пенсии по старости суды занимают однозначную позицию об отсутствии в законодательстве каких-либо ограничений для досрочного назначения трудовой пенсии по старости педработникам по ведомственной принадлежности, по наименованию,...формы собственности»...  

 

Думаю, что Верховный Суд РБ, где работают правоведы-специалисты высокого класса к делу моему отнесутся внимательно и со знанием дела. Работая учителем получаю небольшую зарплату, что хватает только на питание. В семье неработающая больная жена и дочь-студентка ВУЗа.  

Исходя из вышеизложенного  

 

П Р О Ш У:  

 

1. Поддержать юридически обоснованое и законное решение Баймакского районного суда от 18. 03. 2004 г. и оставить в силе.  

2. Считать необоснованным отказ УПФ Баймака в назначении мне пенсии за выслугу лет и обязать это Управление назначить мне пенсию с 26. 06. 2003 г., т. е. с момента моего обращения.  

 

С просьбой: (подпись) Б. М. Хайретдинов.  

02. 04. 2004. г. Баймак  

 

 

На заседании Верховного Суда РБ от 27 апреля 2004 года, кроме самих судей и меня, участвовали: Хажина Г. Р., юрист управления Пенсионногь фонда по Баймакскому району, Шарапов С. Ш., председатель Баймакского районного суда. После выступления юриста Хажиной и меня Верховный Суд БР принял следующее решение в мою пользу.  

 

 

Судья Л. М. Янтилина дело № 33-1759/2004  

 

К А С С А Ц И О Н Н О Е О П Р Е Д Е Л Е Н И Е  

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда  

Республики Башкортостан в составе:  

Председательствующего Л. Г. Прониной,  

судей В. М. Куркаловой, Р. Р, Нурмухаметовой  

 

рассмотрела в судебном заседании 27 апреля 2004 года  

гражданское дело по кассационной жалобе Государственного  

учреждения Управления Пенсионного фонда РФ в г. Баймаке и  

Баймакском районе Республики Башкортостан на решение  

Баймакского районного суда Республики Башкортостан от 18  

марта 2004 года, которым постановлено:  

 

Признать необоснованным отказ Управления Пенсионного фонда РФ в г. Баймаке и Баймакском районе РБ в назначении Хайретдинову Борису Мухаметовичу досрочной трудовой пенсии по старости в связи с педагогической деятельностью.  

Обязать Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в г. Баймаке и Баймакском районе РБ засчитать в специальный трудовой стаж, необходимый для назначения досрочной трудовой пенсии период работы Хайретдинова Бориса Мухаметовича в Баймакской средней (полной) школе-интернате-лицее с 27 апреля 1998 года по 2 марта 1999 года и назначить ему трудовую пенсию с момента его обращения с 26 июня 2003 года.  

По докладу судьи Нурмухаметовой Р. Р судебная коллегия  

 

У С Т АН О В И Л А;  

 

Хайретдинов Б. М. обратился в суд с иском к Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации в г. Баймаке и Баймакском раоне Республики Башкортостан, ссылаясь на то, что решением комиссии по назначению пенсий № 52 от 26. 09. 2003 года ему необоснованно отказано в назначении пенсии за выслугу лет по п/п 10 п. 1 ст. 28 Федерального Закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», т. к. в специальный стаж педагогической деятельности не засчитан период работы в «школе-интернате-лицее».  

Судом вынесено вышеприведенное решение.  

В кассационной жалобе Государственное учреждение Управления Пенсионного фонда в г. Баймаке и Баймакском районе просит отменить решение суда ввиду его незаконности, поскольку «школы-интернаты-лицеи» не относятся к учреждениям, работа в которых дает право на пенсию за выслугу лет.  

Проверив материалы дела, выслушав представителя ГУ УПФ в г. Баймаке и Баймакском районе Хажину Г. Р. (доверенность № 125 от 32. 12. 2004 года на три года), Хайретдинова Б. М., обсудив доводы жалобы, судебная коллегия находит, что кассационная жалоба удовлетворению не подлежит.  

Суд правильно определил юридически значимые обстоятельства и установил, что Хайретдинов Б. М. работал учителем истории и музыки в муниципальном учреждении школе-интернате-лицее с 27. 04. 1998 года по 02. 03. 1999 года. Указанный период времени необоснованно не включен в ее специальный стаж, дающий право на пенсию за выслугу лет, поскольку школа-интернат-лицей являлась муниципальным общеобразовательным учреждением для детей, не изменившим своего юридического статуса после переименования в марте 1999 года в лицей-интернат.  

 

Отдельно по наименованиям и «школа-интернат» и «лицей» входят в Списки профессий и должностей работников народного образования, педагогическая деятельность которых в школах и других учреждениях для детей дает право на пенсию за выслугу лет (постановление Совета Министров РСФСР № 463 от 06. 09. 1991 года и постановление Правительства Российской Федерации №1067 от 22 сентября 1999 года) и суд правомерно, исследовав доказательства по делу, установил, что наименование «школа-интернат-лицей», не включенное в вышеуказанные Списки, не должно являться припятствием для назначения Хайретдинову Б. М. пенсии в соответствии со ст. 28 Закона РФ № 173-ФЗ т 17. 12. 2001 года «О тудовых пенсиях в Российской Федерации».  

 

Доводы кассацмонной жалобы о том, что право на пенсию по выслуге лет для заявителя могла создать в соответствии вышеуказанными списками работа только в школе-интернате или отдельно в лицее являются несостоятельными, т. к. от перименования общеобразовательного учебного учреждения его организационно-правовая форма и юридический статус не изменились, а так же не изменилась профессия преподавателя.  

 

Каких-либо новых фактических данных, не учтенных судом при рассмотрении дела, кассационная жалоба пенсионного фонда не содержит, а исследованным судом доказательствам дана правильная оценка.  

По доводам кассационной жалобы оснований для отмены судебного постановления не имеется.  

Руководствуясь ст. 360, 361 ГПК РФ судебная коллегия  

 

О П Р Е Д Е Л И Л А:  

 

Решение Баймакского районного суда Республики Башкортостан от 18 марта 2004 года оставить без изменения, а кассционную жалобу Государственного Управления Пенсионного фона Российской Федерации в г. Баймаке и Баймакском районе Республики Башкортостан без удовлетворения.  

 

Председательствующий: (подпись) Л. Г. Пронина  

 

Судьи: (подпись) В. М. Куркалова  

 

(подпись) Р. Р. Нурмухаметова  

 

 

Таким образом, эта проблема, наконец, была решена положительно. Затем мне было вручено копия постановления Службы судебных приставов Баймакского межрайонного отделения. Вот оно:  

 

 

Баймакское межрайонное подразделение  

Службы судебных приставов главного  

управления МЮ Р по РБ  

 

исх № 4358 Дата 01. 06. 04  

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ  

 

№ 3743-5-04  

 

О возбуждении исполнительного производства  

г. Баймак  

 

01. 06. 2004 г. На исполнение к судебному приставу-исполнителю Баймакского межрайонного подразделения службы судебных приставов ГУ МЮ РФ по РБ Кужабаеву М. М. поступил на исполнение исполнительный лист Баймакского районного суда № 2-8 от 18. 03. 04 г. Об обязании УПФ РФ в г. Баймак и Баймакского района засчитать в специальный трудовой стаж период работы Хайретдинова Бориса Мухаметовича в Баймакском лицей-интернате с 27. 04. 98 г. по 02. 03. 99 г. и назначить ему досрочную трудовую пенсию с 26 июня 2003 г., соответствующий требованиям, предъявляемым к исполнительным документам. Руководствуясь п. 2 ст. 9 ФЗ «Об исполнительном производстве», судебный пристав-исполнитель  

 

П О С Т А Н О В И Л:  

 

1. Возбудить исполнительное производство в отношении должника:  

 

Управления Пенсионного фонда РФ в  

г. Баймак и Баймакском районе  

 

2. Должнику в срок 3 дня, со дня возбуждения исполнительного производства, предлагаю добровольно исполнить решение суда.  

 

3. По истечению указанного срока в отношении должника будут применяться принудительного исполнения в соответствии со ст. 44, 45 Федерального закона «Об исполнительном производстве» и взыскан исполнительный сбор в размере 7% от взыскиваемой суммы или стоимости имущества должника. А в случае неисполнения исполнительного документа неимущественного характера исполнительный сбор взыскивается с должника-гражданина в размере 5 МРОТ, с должника-организации – 50 МРОТ.  

4. Копию документа направить должнику, взыскателю, органу выдавшему исполнительный документ.  

5. Постановление о возбуждении исполнительного производства может быть обжаловаго в соответствующий суд в 10-дневный срок.  

 

Судебный пристав-исполнитель Баймакского межрайонного  

подразделения службы судебных приставов ГУ МЮ РБ:  

 

Кужабаев М. М. (подпись)  

 

В случае не явки будете привлечен к административной  

ответственности!  

 

Представителю должника явиться:  

04 июня 2004 года к 10 часам по адресу:  

г. Баймак ул. Люксембург-1.  

Т. 3-1417.  

 

 

Жизнь есть жизнь, все хорошее и плохое, оставляя малюсенький рубец на душе, с течением времени забывается. Меня тоже заролонили новые события. Так, например, летом 2004 года, участвуя на конкурсе сэсэнов района занял первое место и получил почетное звание “Сэсэн Баймакского района. Кстати, предпоследний конкурс сэсэнов прошел в далеком 1921 году. Через пару месяцев вручили премию Батыра Валида за деятельность по изучению родного края и создания патриотических песен за что я благодарен всем тем, кто обратил внимание на мою персону. Но не всегда в жизни бывает гладко. Педагогический труд, работа с учениками и населением, перевозбуждение дали мне нежелательный результат. Здоровье ухудшилось, появилось повышенное давление и одышка и все это два раза привело к моей клинической смерти. Кстати, клиническая смерть — обратимый этап умирания, переходный период между жизнью и биологической смертью. На данном этапе прекращается деятельность сердца и процесс дыхания... Все это пришлось испытать мне. Летом 2007 года, когда до пенсии оставалось всего ничего – около полугода, случилось нежданное событие. От повышения артериального систолического (верхнего) давления, мне в теплый день стало холодно. Поэтому попросил жену, чтобы она истопила баню, чтобы мне посидеть и погреться. Ее возражения, что от этого пользы не будет, я не принял. Согревшись в жаркой бане, вышел в садовую территорию без сил. Сел, чтобы отдохнуть. Однако сердце работало на повышенном темпе. Руки и ноги стали холодными, нет сил, чтобы двигаться. Я велел жене отправиться домой, потом прийти, но она не согласилась и потащила меня домой. Прошли метров 20-25. Мозг подсказывал, что мне пришел конец. За секунду перед глазами прошла вся моя жизнь, успел подумать, что мне пришел «конец» и я потерял память. Не знаю, сколько времени прошло, но сознание, оказывается, не угасло. Не то сон, не то какое-то видение, но, как бы не было, почувствовал, что оторвался от своего тела и лечу вверх. Хорошо вижу свое тело и жену, которая делает какие-то манипуляции над моим телом, но не слышно никаких звуков, везде полная тишина. Я даже удивился тому, почему мое тело лежит на земле и не двигается. Как птица машу легкими крыльями, а легкий ветерок направляет меня в сторону восхода, где, как мне показалось, тепло и спокойно. Я лечу туда, где больше света. Вдруг слышу голос Расимы, но не ушами, а душой. Она плачет и просит меня вернуться обратно. Как быть? Лететь дальше, куда тянет какая-то сила или вернуться? После некоторого раздумья все же, пожалев свою жену, решился вернуться и полетел против течения ветра. Лететь в обратном направлении было трудно. Прилетев, увидел ту же картину на земле и, сложив крылья, устремился вниз в свое тело. Возник какой-то шум, похожий на рев водопада. С ходу ударился об свое тело, даже почувствовал боль и... проснулся. Сразу начал ругать жену за то, что она била своими руками меня и больно давила. Расима на этот раз заплакала уже по-другому, радостно, своими молитвами благодарила Всевышнего за возврат близкого человека.  

 

После этого я поверил тому, что есть некая Сила, Высший Разум, Живое Существо, которое управляет Космосом, Вселенной, звездами, планетами, создает и умерщвляет все живое и неживое. По моим понятиям этот Высший Разум состоит только из света и тепла и за мгновение проходит миллиарды километров расстояния его частицы света и тепла.  

 

После инфаркта я попал в местную больницу, в санаторий «Зеленая роща» г. Уфы. Лечили меня честно и как положено, за это большое спасибо нашим врачам. Вернулся вполне пригодным к работе, проработал еще один учебный год полностью и ушел на заслуженный отдых. В честь моего 60-я центральная библиотека организовала торжественный вечер-концерт в моем родном селе, школа-лицей № 4 проводил меня на заслуженный отдых торжественно, собрав всех учителей учебного заведения. Естественно, что обрадовался я, что, наконец, дошел до пенсионного возраста. Я стал членом местной организации поэтов «Янгузай» (руководитель Айгуль Ишимгужинна). Решил: больше буду работать в саду, в зимний период начну писать книги, посвященные истории родного края, так же напишу рассказы, повести, драмы, романы и стихи. Однако эти мечты сразу воплотить не пришлось. В сентябре 2008 года меня нашел директор школы №1 г. Баймака Баимов Ильгиз Хурматович и попросил хотя бы один учебный год поработать у них в качестве учителя музыки. Я не смог отказать в силу того, что отец этого директора школы был моим одноклассником, в молодые годы не раз захаживал к нам с женой и маленьким Ильгизом. Проработал в этой школе до лета 2009 года. А в сентябре того же года профлицей – 104 города пригласил на должность музыкального руководителя кружка художественной самодеятельности, где я проработал до лета 2012 года, а в 2012-2013 учебном году, перейдя в школу №3 города учителем музыки, проработал до лета. Затем с апреля 2014 года был принят аккомпаниатором в Центр народного творчества, а летом уволился, решив, что настало время для размеренной жизни и для того, чтобы заниматься писательской деятельностью. Я пишу эти строки в канун 70-летнего юбилея в начале февраля. Мною написаны рассказы, драмы, романы, то есть книги исторические и художественные на башкирском и русском языках, а так же стихотворения о жизни нашей. Так я осуществил свою основную мечту. Вот несколько стихотворений из цикла «Узоры жизни».  

 

Узоры жизни  

 

Помню тебя, родная сторона,  

Где провел юности дней,  

Горы, лесок, полянка с речкой -  

Главные узоры жизни моей.  

 

Песни школьные и любовные,  

Несравненная родная природа,  

Вы сплелись в памяти моей  

С задорной музыкой народа.  

 

Ныне не молод уж я, а в летах  

Но помню красоту лесов и полей.  

Дети родились, уже и выросли –  

Украшения жизни моей и твоей.  

 

Живу я далеко от дома родного  

Дворик свой, где гуси и куры,  

Путаются они под ногами,  

Одни белые, другие буры.  

 

Бесконечно рад, вижу когда  

У детей счастливые взоры,  

Семья, друзья, родные мои -  

Вы в жизни моей – главные узоры.  

 

Снег идет  

 

Снег идет, кружится мягкий и пушистый  

Свеженький и чистый и такой душистый.  

На мои ладошки то, что попадает,  

Исчезает сразу, потому, что тает.  

 

А лесок знакомый окутан белой шалью,  

Деревья, кустарники закрыты вуалью.  

Снег идет, снежинки на лету кружатся,  

Падая на землю тихонько ложатся.  

 

Нынче зима наша была очень снежной,  

Не совсем холодной, тепловатой, нежной.  

Снег такой обильный, заполнил ложбину,  

Глубоко запрятал на водоеме льдину.  

 

А в дни метельные ни зги не видать,  

Лучше сидеть дома, все молча наблюдать.  

А в солнечные дни взяв лыжи со двора,  

Радостно торопится в горы детвора.  

 

Уйдут зимние бури, пройдут и холода,  

А дни потеплеют и только тогда,  

Белые снежинки будут горько плакать,  

От крыши домов потихоньку капать.  

 

 

Угомонись, сердце  

 

В дни весеннего половодья  

Сердце вновь тревожится.  

Ладно, сердце, успокойся  

Все нормально сложится.  

 

Ты не бурная река,  

Несясь волнами играть.  

Твое дело кровь качать,  

И стучать, стучать, стучать.  

 

Спасибо, сердце, что ты есть,  

Когда мы спим тебе не спится.  

Помню раз остановившись,  

Вновь продолжало биться.  

 

Я хотел бы, чтобы сердце,  

Долго-долго трепетало.  

Танцевало, замирало, но  

Сжаться от боли перестало.  

 

Побывал на родине  

 

Прямым путем по Сакмару вновь  

Въезжая в деревню свою,  

Узрев знакомые окна домов  

От радости про себя пою.  

 

Вот дом родной смотрит на меня,  

Встречает молча блудного гостя.  

Сердце щемит, что нет родителей,  

Они давно уже на погосте.  

 

Я всех помню друзей и соседей,  

Давнее домашнее тепло.  

Вся улица была в зеленых травках,  

Тогда было радостно, светло.  

 

Вот и школа тополя до неба,  

На скамейках юноши сидят.  

Шепчутся и за раз не узнавая,  

С удивлением на меня глядят.  

 

Речка Тавлы блещет по прежнему,  

Здесь уже не видать ивняка.  

А вечером прошли с шумным пением,  

Новые песни, наверняка.  

 

Не соловей я, но хриплым голосом,  

Все же, как умею, так пою.  

О Родине, с лесами соловьиными,  

О полях, которых узнаю.  

Песнь соловья  

 

Эй, соловей, скажу тебе самых сердечных слов,  

Песню твою целый день слушать я готов.  

 

Раскрой секрет как ты можешь так чудесно петь,  

Может тебе в жизни пришлось не раз перетерпеть.  

 

Слушая твой чудесный голос вспомнил прошлое,  

В жизни моей было все: светлое и пошлое.  

 

Благодарю, соловушка, за душевный трель,  

Вспомню не раз чудный звук в стужу и в метель.  

 

 

 

 

 

 

 

Заключение  

 

Человеческая жизнь – категория бесценная. Каждый проживает так, как может, другой – как хочет, третий – как планирует, четвертый – как получится. Жизнь – это одно мгновение, когда оглянешься назад, кажется, что, например, пройденный путь в 70 лет кажется 70 минутами, а впереди осталось всего ничего. Если бог существует, то он может иметь существование в виде сгустка энергии, в виде огромного света, а лучи его мысли. То, что имеется сверхсила – неоспоримо, если сделать противоположный вывод, тогда придешь к мысли, что если нет Бога, то нет Вселенной, космоса, земли, солнца и луны, значит, и мы не существуем. Многие в этой жизни стремятся к богатству, ведь красиво жить не запретишь. Если ты захотел обогатиться быстро путем обмана кого-то, чего-то – то вместо красивой жизни получишь полутемную камеру. Несчастливые люди не имеют друзей, нормального общения с другими. Кто «болеет» богатством, тот никогда не может быть счастливым, так как на следующий день он узнает, что кто-то его опередил. Чем богато человек, тем меньше у него духовного начала и он перестает быть среднестатистическим человеком, становится собирателем злополучных банкнотов. Счастье и благополучие не связано друг с другом. Счастье – это состояние радостной души, получение положительных информационных эмоций, которое повторяется много раз. Однако это не относится ни к водке, ни к куреве, ни к наркотикам. Счастье это – свобода в своих действиях, здоровье в течение всей жизни, когда глаза видят, уши слышат, ноги и руки ходят без посторонней помощи. удовлетворение от радостей других. Это – удовлетворенность от любимого труда, от хобби. Вот это и есть счастье. В жизни людей имеется еще одна парадоксальная сторона: чем больше денег у человека – тем меньше духовности у него. Душа и богатство, по моему, должны иметь какой-то баланс, тогда человек не сойдет с истинного пути.  

 

А курыканье журавлей я слышу каждую весну и осенью. Недалеко от нашего города имеется просторная поляна, где они отдыхают при перелете из южных стан и обратно. Почему-то я люблю этих птиц, мне близко их курлыканье. Почему? Объяснить не могу. Может молча жду, что они принесут счастья и благополучия в оставшейся жизни? Прощаясь с ними всегда посворяю слова из стихотворения Есенина: «И журавли, печально пролетая, не жалеют больше ни о чем».  

 

 

 

 

 

 

Источники и литература  

 

Акназаров З. Ш. Время. Люди. Мысли. Уфа, 1995.  

Археология и этнография Башкирии. Т. II. Уфа, 1971.  

Ахметзаки Валиди Туган. История башкир. Уфа, Китап, 1994.  

Баймакская энциклопедия. Уфа, 2013.  

Башкирские шэжэре. Составление, перевод текстов, введение и комментарии Р. Г. Кузеева. Уфа, 1960.  

Биишев А. Г. О башкирском алфавите. //Вопросы совершенствования алфавитов тюркских языков СССР. – М., Наука, 1972.  

Бикбулатов Н. В. Этноним башкорт. В книге «Башкирская этнонимия». Уфа, 1987. С. 30-31, 40); Башкирская этнонимия. Уфа, 1987.  

Вахитов Радик. От Урал-батыра до Салавата Юлаева. Уфа, Китап, 2000.  

Габдрахманов Гариф-хажи. Духовные лица Баймакской земли.  

Сибай, 2010.  

Давлетшин Р. А. Голод в 1921-1922 гг. //История башкирского народа//, том 7.  

Земля моя родная, единственная. Песни самодеятельных композиторов. Уфа, 1996. (на баш. яз. ).  

Kузеев Р. Г. Происхождение башкирского народа. Этнический состав, история расселения. М., 1974.  

Паустовский К. Г. Наедине с осенью (рассказ) //Сборник «Наедине с осенью», М. Советский писатель, 1972.  

Лурье С. Я. История Древней Греции. Ч. I. Л., 1940.  

Нугуманов Идрис. Между двух огней. Сибай, 2015.  

Очерки по истории Башкирской АССР, т. 1, ч. 2, Уфа, 1959.  

Руденко С. И. Башкиры. Историко-этнографические очерки. М. -Л., 1955.  

Тажетдинов Азамат. Через бури и невзгоды. Сибай, 2005 (на баш. яз. ).  

Татищев Н. В. История Российская. Л., 1968. Т. 7.  

Мажитов Н. А. Южный Урал. М., 1977.  

Хайретдинов Борис. Наша Родина – Уралтау. Сибай, 2015  

Хайретдинов Борис. Узоры жизни. Сборник избранных песен и стихотворений. Баймак, 2013.  

Шагаргази сэсэн. Под ред. А. А. Тажетдинова. Уфа, 2005.  

 

 

| 39 | оценок нет 05:25 04.01.2019

Комментарии

Книги автора

Борис Хайретдинов. Волки Белой горы. Рассказ
Автор: Byre
Рассказ / История
О волках, которые до конца стоят за своих
Теги: Горы волки логово
09:45 02.01.2019 | 5 / 5 (голосов: 1)

О религиях
Автор: Byre
Статья / История
Аннотация отсутствует
12:41 01.01.2019 | оценок нет

о лошади
Автор: Byre
Рассказ / Детектив
Как лошадка вернулась
Теги: о лошадях
11:32 01.01.2019 | оценок нет

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.

YaPishu.net 2017