Чёрное сияние. За городской чертой. Глава 2

Повесть / Альтернатива, Боевик, Мистика, Другое
Группа людей выступила против существующего миропорядка. И они - отнюдь не сброд городских сумасшедших. Их мало, но они многое знают и многое могут... и не имеют права проиграть.
Теги: Cybermage Darklight awakening

Чёрное сияние. За городской чертой. Глава 2  

 

 

 

Лэнс и Бо, попеременно прикладывая к глазам бинокль, следили за людьми, суетящимися возле ворот лабораторного комплекса.  

– Один труп, – прокомментировал боевик Саркорпа, указав на обезглавленное тело в защитном комбинезоне, уложенное на носилки, – и пятеро подранков... кажется, наш новый боец проявил себя.  

– Надеюсь, его не вынесут следом за этими бедолагами, – отозвался Лэнс, – и этот малыш из операционной... его ещё не вывели.  

– Он нас не выдаст. В этом я уверен.  

– В любом случае мы должны быть предельно осторожны.  

Бо кивнул, отошёл от окна и сел за ноутбук.  

– Мы всё ещё можем следить за передвижениями корпоративного транспорта и пеленговать их коммуникаторы, – сказал он, – мы знаем – где они все... за исключением Первого Директора и солдат Легиона Судьбы.  

– Есть что-то новое? – Лэнс пересел на диван, занятый коллегой.  

– Пока ничего.  

Понаблюдав ещё немного за безрезультатной вознёй боевиков Саркорпа, они прошли в крохотную переднюю занятой ими квартиры – пустующей уже несколько лет, как и весь дом – и распаковали ящик с тяжёлым плазмомётом на станке-треноге.  

Орудие было установлено возле окна и наведено на самый большой и вместительный аэрокар. Лэнс не знал – удалось ли Джареду выбраться из подземелья, но тем не менее не желал упускать случай крепко укусить Саркорп. Может, его выходка поможет парню уцелеть – если, конечно, он всё ещё внизу...  

– Есть сигнал! – Бо метнулся к ноутбуку, – одна из машин движется по какому-то странному маршруту...  

– Иду... сейчас-сейчас... – Лэнс поспешно давил кнопки таймера, программируя орудие на выстрел с задержкой, и минуту спустя пара заговорщиков спустилась на грязный неухоженный дворик.  

Они сели в аэрокар и успели улететь достаточно далеко, чтобы оказаться вне подозрений – и, надо сказать, у них были причины торопиться, потому что орудие выпустило сгусток плазмы, способный испепелить тяжёлый танк. Аэрокар, выбранный мишенью, превратился в оплавленный комок металла, возле которого корчилось две дюжины агонизирующих боевиков и служащих Саркорпа...  

– Что за машина и куда направляется? – Лэнс вытянул шею, пытаясь посмотреть на экран ноутбука.  

– Индекс СКП-8841, – ответил Бо, – движется к Финиксу. Обычно ею пользуется Диган... Катт не показывал тебе его рожу?  

– Не помню... – Лэнс прикурил сигарету, затянулся и снизил высоту, лавируя среди поросших чахлым лесом холмов, стараясь таким образом стать более незаметным для систем контроля мета-полиции.  

– Один из инструкторов Легиона Судьбы, – пояснил Бо, – какая нужда заставила его тащиться в Финикс? Что-то здесь не так...  

– Я догадывался, – Лэнс усмехнулся и развернул машину на курс в сторону Финикса.  

Не так давно он собственноручно доработал двигатели аэрокара, и теперь машина разгонялась до шестисот пятидесяти километров в час за восемь секунд вместо заводских четырнадцати. Это был оправданный риск, особенно сейчас, пусть даже двигатели выработают ресурс до истечения гарантийного срока – но зато у них появилась возможность нагнать Дигана и проследить за тем, что его так сильно озаботило.  

– Лана оторвёт мне голову... и не только голову, – чему-то улыбнувшись, сказал Лэнс.  

– А что случилось?  

– Я ей сказал, что задержусь на работе, а теперь... даже позвонить не могу.  

– Катт никогда не забывал о семьях повстанцев, – задумчиво молвил Бо, – если где и навернёмся – он поможет ей устроиться.  

– Верю, но... она такая маленькая. Ещё почти ребёнок...  

Бо не стал, как это часто бывало раньше – ещё при своей верной, но не совсем беспорочной службе в рядах Саркорпа – выспрашивать животрепещущие подробности взаимоотношений друга с его пассией. С момента вступления в ряды повстанцев он научился ценить неприкосновенные стороны жизни своих собратьев по оружию.  

– Не предупредить ли нам наших парней в Макнери? – предложил Лэнс, – им до города недалеко, успеют раньше нас...  

– Думаю, это излишне. Диган не идиот, и его помощники – тоже. А наши ребята хоть и профи, но классом ниже. Постараемся всё уладить сами.  

Аэрокар, ведомый Гарви Диганом – весьма старательным исполнителем самых грязных приказов Директора – приземлился в одном из пригородных кварталов, застроенном частными домовладениями. Эти домовладения носили на себе множество ныне нефункциональных деталей из далёкого прошлого – вроде отдельной дверцы для домашних питомцев, или смешного столбика с ящиком для почты, к которому был приторочен красный флажок. Диган и двое его подручных вышли из тупикового проезда и после недолгих скитаний по плохо освещённой улице направились к дверям ничем на вид не примечательного, скромного в размерах домика.  

– Может, у него здесь обитает подружка? – сказал Лэнс.  

– Не думаю, – отозвался Бо, – разве что она мужского пола. У нас в Саркорп почти все и там и там успевают.  

Пара заговорщиков, оставив аэрокар на соседней улице, прокралась вдоль живой городьбы поближе к тыльной стене подозрительного дома. Бо заглянул в окошко – и тут же поспешил пригнуться...  

– Что там?  

– Там на стенке фотография, и на ней – наш парень! – прошептал Бо, беря на изготовку пистолет.  

Лэнсу не нужно было объяснять дважды. Некром, он же Первый Директор, решил взять заложником кого-то из родственников Джареда... то ли парень уже в плену, то ли Некром собрался ловить его на живца – эти вопросы оставались открытыми, и тем не менее...  

Хлопнула входная дверь. Послышались ругательства. Повстанцы, ныряя в тени и чуть ли не падая на четвереньки, обогнули дом и увидели, как Диган закидывает на плечо пребывающую без сознания девушку. В тот же момент Бо произвёл выстрел, и похититель повалился на газон с дырой в затылке. Оставались двое боевиков, но они, при всех своих сверхчеловеческих возможностях, успели лишь выхватить плазмомёты и начать оборачиваться. Лэнс нажал на спуск первым и уложил обоих с одной очереди.  

Времени было мало. Бо со всех ног бросился через дворы на соседнюю улицу, Лэнс, подхватив усыплённую заложницу, со всей осторожностью пошёл следом. По пути им никто не встретился, кроме полицейского робота – его пришлось вывести из строя парой выстрелов по глазам.  

– Ну вот и всё, – выдохнул Лэнс, укладывая спящую девушку на заднее сиденье, – теперь надо уносить ноги, пока легавые не слетелись...  

Бо не успел ответить – на его коммуникатор пришёл вызов от Катта.  

– Скорее возвращайтесь, – потребовал он, выслушав отчёт о произошедшем, – в Ньюмене становится слишком горячо...  

Что именно происходит в городе, Катт не объяснил, но Бо и Лэнс вскоре и сами всё поняли. Их машина была оборудована более мощной, чем это было предусмотрено в проекте, радиолокационной станцией, и как следовало из её показаний, откуда-то со стороны Эль-Пасо, в трёхстах километрах за их спинами, по воздуху мчалась целая воздушная армада. Почти тысяча полицейских аэрокаров разной вместимости.  

А раз так, то дела в Ньюмене действительно обстояли крайне плохо.  

 

***  

 

Мы шли по железнодорожному тоннелю уже два часа, и я отметил, что за это время в обоих направлениях не появилось ни одного поезда. Возможно, линию закрыли на ремонт, а может...  

– Катт может очень многое, – отозвался на мой вопрос семенивший впереди мунг, – возможна диверсия... повреждение пути или трансформатора. Если так, то это даже лучше – нас никто не увидит...  

Мне оставалось лишь согласиться. Локомотивные бригады непременно сообщили бы в полицию о бредущей по технической галерее странной парочке, особенно если учесть, что я нахожусь в розыске и моё описание с фотографией разослано всюду, где только возможно.  

– Ты вернёшься назад? – уточнил я.  

– Не волнуйся за меня. Я знаю, где спрятаться. В крайнем случае скажу, что ты сел безбилетником... пусть ищут тебя в Сиэтле. Или Мехико...  

Я лишь кивнул. План сыроват, но может и сработать. Саркорп пока ещё мало меня знает... мне хотелось на это надеяться, пусть даже я и работал в их биоломбарде.  

– Нам сюда, – мунг свернул в боковой проход и после недолгого петляния остановился в тупичке, на потолке которого виднелся канализационный люк. – Мы за городом... точнее, под городом.  

Я поднялся по лестнице. Через щель действительно тянуло свежим воздухом, и крышка сидит не слишком плотно.  

– Ты уж постарайся поберечься, – пожелал я карлику.  

– Я не выдам ни Катта, ни тебя, – спокойно отозвался мунг, – у меня даже есть время заварить решётку, чтобы люди Саркорпа не слишком интересовались этим коридором...  

– Ты умный...  

– Меня сделали таким. Уходи. Время – деньги...  

Мне действительно больше нечего было делать в подземелье, и я аккуратно приподнял головой крышку люка.  

Я увидел кусочек пространства между двумя домами – переулок, заставленный мусорными баками и вышедшей из употребления бытовой рухлядью. Я вылез на поверхность и стараясь не слишком сильно шуметь, пристроил крышку на прежнее место. Огляделся по сторонам. Кругом – ни одного огонька. Между крышами виднелось тёмное небо в грязных тучах. Встроенные в шлем часы показывали одиннадцать вечера.  

Я постарался сориентироваться. Если исходить из расположения на небе размытого Лунного пятна, то мне следовало идти вперёд – ибо где-то там, на западе, находился Ньюмен... точнее, те его части, что считались хорошими районами.  

И я, надеясь на всё самое лучшее, пошёл... впрочем, мне не дали уйти далеко.  

Человек, рассевшийся на груде тряпья между мусорными баками, затягивался сигареткой, дым которой имел явно не табачный запах. Он смотрел прямо на меня всё то время, пока я возился с крышкой люка.  

За грудой мусора возникло какое-то движение – и вот уже целая компания людей неопределённого возраста и рода занятий выходит мне навстречу.  

Передо мной находились люди того вида, что тратили годы своей жизни на поиск удовольствий и в конце концов так далеко ушедших в своих поисках, что этот путь привёл их на самое дно. Может, кто-то в этой толпе когда-то и блистал талантами, но сейчас эти таланты были заглушены либо выпивкой, либо более тяжёлыми формами самоотравления. Весь облик этой публики говорил сам за себя – их волосы месяцами не видели расчёсок, усы и бороды росли как им вздумается, а одежда... нынешняя мода такова, что одежда ни в коей мере не свидетельствует о половой принадлежности какого-либо индивидуума. Женщины среди этих людей точно были – сии особы пытались изобразить на лицах что-то вроде макияжа... впрочем, в этой области я мало что понимаю...  

Вот только как мне пройти через эту толпу? Желательно бы пройти быстро и безболезненно, но получится ли? Непростой вопрос...  

– Смотрите на его голову, – заговорил кто-то, – всё как рассказывали в новостях по "Плекс". Это тот самый беглый, которого пьяный папка отымел... и теперь он обиделся на весь Ньюмен.  

– Готовьте карманы! – завопил другой, – к нам пожаловал ходячий миллион!  

Тут же вся толпа запрыгала и начала скандировать пьяными голосами:  

– Миллион!.. Миллион! Миллион!  

Происходящее нравилось мне всё меньше. Стало быть, обо мне состряпали какую-то телевизионную байку и пообещали миллион за поимку. И если две дюжины местного отребья видели телесюжет, то обо мне знают и все прочие... сколько это всего? Тысяч десять?  

Инстинкт вкупе с опытом старых школьных драк подсказал мне, что главное сейчас – прикрыть спину. Нужно занять такую позицию, при которой никто не смог бы броситься на меня сзади, сверху... а ещё лучше, если удастся обезопасить правый или левый бок. И как мне это сделать? Я скосил глаза – и, на моё счастье, справа от меня стоял удобный мусорный бак с крышкой, а на стене чуть выше зиял тёмный оконный проём, причём он был пуст: никто не высовывался из него наружу, и вообще, судя по показаниям инфракрасного датчика, комната наверху была пуста.  

И вот, пока толпа разогревала себя, я, улучив момент, резко развернулся, вскочил на бак и вторым прыжком проскользнул в окно.  

– Лови!!! – заорали внизу, – миллион уходит!  

– Обойдите с другой стороны и следите за окнами! – вопил кто-то наиболее сообразительный  

– Живым ты отсюда не уйдёшь!  

Трое самых крепких и предприимчивых ребят полезли было за мной – за что и поплатились. Убивать я их не стал – но заставил испытать немало болезненных часов. Я разрядил свои стреляющие руки – теперь я действовал ими более уверенно и осмотрительно – и у всей троицы загорелись волосы. Поднялся крик и визг; преследователи замахали руками и повалились с бака на грязную мостовую. Теперь уже к моему окошку рванула чуть ли не вся толпа. Ну никак до них не дойдёт, что вырывающийся из рук огонь – вовсе не хитрый фокус, и не галлюцинация, а самая что ни на есть железобетонная суровая реальность...  

Я протянул преследователям руки. Некая женщина схватилась за правую из них... и с визгом шлёпнулась на груду мусора – её ладонь превратилась в сплошной лопнувший пузырь с сочащейся сукровицей. Ещё несколько человек разделили её же участь, после чего уже никто не отважился ко мне приближаться. А мне только этого и было надо. Воспользовавшись сумятицей, я выбежал к противоположному ряду окон, выпрыгнул на улицу и понёсся вглубь трущоб, от всей души надеясь, что на моём пути не встретится очередная весёлая компания.  

Но суровая реальность внесла свои коррективы в моё и без того незавидное положение. С балкона пятого этажа в меня бросили гранатой – и мне пришлось бы очень плохо, если бы смертоносная штучка разорвалась на ровном месте. Случилось так, что граната угодила в кучу металлического хлама, и взрыв, хоть и заставший меня врасплох, пришёлся впустую. Теперь мне было не до церемоний, и я послал сгусток огня в наглеца. Балкон обвалился, а вместе с ним головой вниз полетел и любитель швыряться взрывоопасными предметами. Если быть точнее – любительница. При падении она сломала позвоночник, а её голова и вовсе не подлежала восстановлению.  

– Если у них тут есть гранаты, – сказал я себе, – то, быть может, есть и что посерьёзнее?  

Да... очень уж всё это интересно. Трущобы – и невесть где добытые гранаты. Откуда они здесь взялись? Я подумал о том, что, оказывается, очень плохо знаю родной город. Оно и неудивительно – судя по всему, моя жизнь катилась по ровной колее – до тех пор, пока колесо не угодило на замыкатель с детонатором, и мне просто не было нужды интересоваться сокрытыми от большинства обывателей сторонами бытия.  

И тут в один момент столько всего навалилось... подземная лаборатория, какая-то странная история с неким Монтрадекстером Каттом, и в довершение всего я убил двоих человек. Может, и больше. Я разозлился и пнул валявшуюся на тротуаре пивную бутылку; та пролетела сотню шагов и с весёлым звоном разбилась где-то на другой стороне улицы.  

Сейчас бы принять душ... да вот где его найти? И этот кристалл на лбу... как его снять? И как с ним показаться на людях? Проблемы росли и множились, словно их вытрясали, подобно сценическому реквизиту, из какой-то волшебной шляпы...  

– Жизнь в этом месте – сущий ад, – послышался чей-то тихий голос позади. Я развернулся и увидел фигуру в сером замызганном плаще, который, похоже, не видел стирки со времён правления первого и последнего чернокожего президента США.  

– А ты ещё кто? – осведомился я.  

– Рук, – ответил неизвестный, – Джо Рук. Я видел, как Большая Бетти и её сброд пытались на тебе подзаработать. Весёленькое было зрелище...  

Я вспомнил кое-какие детали из нашей с мунгом беседы, и сказал:  

– Ты случайно не тот, о ком я подумал?  

– Как знать... – Рук откинул капюшон, и я обнаружил, что этот молодой рыжеволосый парень лет двадцати гладко выбрит, и его глаза не гноятся. – Если ты вышел сюда из тоннеля и тебя провожал малыш, что работает на Катта...  

– Джаред, – назвался я. Строго говоря, это имя мне ничего не говорило, но всё-таки оно значилось в документах. С тем же успехом я мог бы назваться и Дональдом Трампом, и Деннисом Родманом, и даже Чабби Чекером – эффект был бы тот же.  

– Руку можешь не подавать – она у тебя горячая, – хмыкнул Рук, – кстати... ты наделал шороха. Плекс только тебя и показывает. Группа захвата, потом фургон с комплексом радиоперехвата...  

– Какой ещё фургон? – удивился я.  

– Кто-то из ребят Катта пытался тебя выручить и подорвал кучу народа из Саркорпа, когда они пытались взять лабораторию. А Некром повесил это дело на тебя. Вот так...  

Я не удивился – лишь плюнул на вытоптанный газон. Известие неожиданное, но, судя по действиям корпоративной братии, вполне логичное.  

– Где найти этого... Катта? – поинтересовался я, – ведь это он заварил всю эту кашу?  

– Каша была заварена ещё раньше, и Катт сам вынужден разгребать всё то дерьмо, вываленное Саркорпом. А вот как его найти... я получил лишь приказ встретить тебя. Что дальше – пока не знаю. У меня тут есть неподалёку квартирка – до неё ещё никто не добрался, и это почти возле барьера...  

– Какого барьера?  

– Того, которым это место отгорожено от Ньюмена. Ну как... двигаем?  

Рук пересёк улицу и зашагал через анфиладу пустых двориков, когда-то знававших и лучшие времена. Я двинулся следом. Не то что бы я сильно хотел этого – но лучше было идти хоть куда-то, чем вовсе никуда не идти.  

 

***  

 

Барьер, о котором говорил мой провожатый, я узнал и без пояснений – высокая железобетонная стена, поверх которой были установлены рамки с колючей проволокой под высоким напряжением. Впрочем, на текущий момент барьер нас не интересовал – мы всё больше вглядывались в тёмные переулки и дворы. И тщательно прислушивались – нам не хотелось попасться на глаза Большой Бетти или ещё кому-нибудь в этом же роде.  

– Отсюда вообще можно выйти наружу? – поинтересовался я.  

– И выйти, и войти, – ответил Рук, – если знать – как. Когда кварталы вроде этого перекрыли, то знающие люди позаботились о проторенных дорожках. Трущобы очень многим нужны. Здесь прячут краденое барахлишко, взрывчатку, разную дурь... где-то даже есть подпольные тюрьмы работорговцев и секретные клиники...  

– А ты как попал сюда?  

– Я давно здесь. Катт приказал – ему тоже зачем-то нужно знать обо всём, что здесь творится. Будет время – расскажу поподробнее... я так понял, ты очень нужен Катту. Не знаю – для чего.  

Жилище Рука находилось на верхнем этаже одного из домов, примечательного тем, что в нём были обвалены все лестничные пролёты, а лифты и вовсе отсутствовали. Надо полагать, что именно из-за боязни сломать шею никто не пытался пробраться к Руку, а он, в свою очередь, сделал всё, чтобы понадёжнее себя обезопасить. Даже намазал перекладины пожарной лестницы какой-то скользкой дрянью – на то случай, если кто-то каким-то чудом допрыгнет до неё.  

Добравшись наконец до кровати, я заснул и проспал всю ночь и почти весь день, до следующего вечера. После мы наскоро поужинали, и я вдруг вспомнил об одном важном – как мне показалось – деле.  

– Ты знаешь, что в подземелье водятся гигантские мокрицы? – спросил я.  

– Знаю.  

– А откуда они взялись?  

– Катт говорит, что их выводили искусственно... – Рук нахмурился, – то ли просто чтобы посмотреть – что будет, то ли чтобы использовать как оружие...  

– А вот ещё что... – я рассказал о встрече с пародией на человека, что по всем признакам давно должен был быть мёртвым.  

– Это ещё хуже, – сказал Рук, – Плекс вешает лапшу, когда говорит, что эти гулли (1) – жертвы Грязной войны. Не было никаких террористов, что подорвали завод с радиоактивными материалами. Это всё опыты Саркорпа по созданию биомашин... они должны были зачищать местность от лишнего населения, но по развитию они оказались хуже животных. Ими невозможно было управлять. Но кто-то имеет на них свои планы, потому их и держат под землёй и в некоторых кварталах за барьером... кстати... тот гулли, которого ты встретил – он не пытался бросить в тебя чем-нибудь?  

– Нет. А что, должен был?  

– Есть один слушок... будто они научились убивать живое мясо с помощью какой-то электропетли (2). Большая Бетти говорила, что одной из её подружек удалось каким-то чудом выжить после этого. Но не знаю... по-моему, она гонит.  

В это время снаружи донеслись звуки, похожие на взрывы – несколько глухих хлопков. Затем стены убогой комнатушки осветились белым светом, погасшим через пару секунд.  

– Вот чёрт! – воскликнул Рук. Он стоял возле окна и выглянул первым. – Кажется, кто-то подбил аэрокар...  

Я встал и посмотрел на небо. Облако дыма висело в воздухе в паре километров от нас, как раз за барьером.  

А затем я увидел целую армаду летающих машин с эмблемами мета-полиции на бортах. По всему было видно, что они рассчитывали приземлиться в Ньюмене, но кто-то невидимый открыл по ним огонь из зенитных плазмомётов. Огонь был как прицельный, так и заградительный, очень высокой плотности; я насчитал десяток подбитых и взорвавшихся аэрокаров, затем счёт пошёл на второй десяток, третий, четвёртый...  

– Как можно уйти отсюда в город? – спросил я, поворачиваясь к Руку. Тот возился с радиостанцией и после нескольких попыток кого-то вызвать от души выругался.  

– Какой-то гад ввёл помехи, – сказал он, – ни с кем невозможно связаться... что ты только что говорил?  

– Ньюмен, – повторил я, – там что-то происходит...  

– Да, вижу... – Рук нашарил под кроватью плазмомёт, – есть два пути. Короткий и длинный. Мы можем попытаться пройти по крышам, но это долго и рискованно...  

– А если короче?  

– Пройдём через ходы под барьерами – это быстро, но придётся пройти через территорию, занимаемую стаями гулли... а это тоже рискованно...  

Рук надел свой замызганный плащ и направился к выходу. Мы спустились по лифтовой шахте, выбежали на площадь, где в былые времена располагался парк – и остановились: нам навстречу двигалась целая толпа в сотню человек, разодетых в невообразимое тряпьё и вооружённых чем попало – разве что огнестрельного оружия ни у кого не было. Рук повернул к пожарной лестнице ближайшего дома, я припустил следом. Неприятель, устроив давку возле торцевой стенки, попытался было лезть за нами, но я решил эту проблему предельно просто – разогрел несколько перекладин, и двое оборванцев с сожжёнными до костей ладонями с воплями полетели на головы своим приятелям. А Рук взялся за плазмомёт и несколькими выстрелами разогнал всю толпу. На площади осталось около десятка как застреленных, так и полураздавленых во время панического бегства тел.  

– Теперь надо спешить, пока они не очухались, – заметил Рук. С этими словами я был полностью согласен, и мы спустились на землю по лестнице на противоположном торце.  

Лаз под барьером начинался в каком-то подвале, заваленном всяким мусором чуть ли не по колено. Рук, чему-то улыбнувшись, вдруг сказал:  

– Слышал такой анекдот – приходит парень к адвокату. Адвокат спрашивает – "Что вы натворили? Стреляли в президента? " Парень отвечает – нет, не стрелял. "Тогда, может, вы превысили скорость? Топтали газон? Или бросили окурок на тротуар? " Парень и говорит – я, понимаете, украл контейнер с плутонием... адвокат прямо расцвёл – "Ну вы и впрямь счастливчик! Мой последний клиент украл пакет данных по нейтронным роботам Саркорпа... "  

– Да... – кивнул я, – надеюсь, в Ньюмене есть такой адвокат. Мне он будет очень кстати...  

Мы прошли лаз до самого конца и увидели соседний квартал – грязный, полуразрушенный, он мало чем отличался от предыдущего. Разве что был очень оживлён – по улице и нескольким ближайшим дворам бродило около десятка существ – тех самых гулли, пребывающих в разной степени увечности и источающих непередаваемое зловоние.  

– Не нравится мне это... – шепнул Рук, – обычно они прячутся по тёмным углам, а теперь...  

– Если мы немного постреляем, то...  

– Они пойдут на свет. Главное, чтобы те слухи про них не оказались правдой.  

Я не знаю – каким местом почти мёртвое существо способно слышать. Может быть, эти гулли, подобно тараканам, чувствуют вибрацию, но это было уже не важно – кто-то из нас наступил на какой-то громко хрустнувший предмет, и несколько живых трупов заковыляло в нашу сторону.  

Рук расстрелял троих гулли на левом фланге, я – столько же на правом. Каждому было достаточно одного выстрела в голову или в горло, после чего существа падали и уже не поднимались. Я вновь заметил, как некая энергетическая волна пополняет мой боезапас... или не совсем мой? Не знаю точно, да это и не имело значения.  

Мы стояли за переплетением металлических арматурных прутьев, и это нас спасло. Последний оставшийся в живых гулли истошно завыл, вскинул руки – и в нашу сторону полетел ярко светящийся, свёрнутый в кольцо белый жгут. Странное образование, роняя снопы искр, запуталось в прутьях и полностью ими поглотилось – наверное, оно и впрямь имело электрическую природу – но тем не менее на секунду или две эта пакость прикоснулась к моей левой руке, и я на на мгновение потерял способность двигаться...  

Рук застрелил последнего гулли, а в голове у меня опять что-то сдвинулось – как и в тот момент, когда я осознал, что мои руки способны стрелять. И не спрашивайте – что именно творилось в глубинах моих извилин – я чисто на автомате выпустил такую же эелектропетлю в ещё одного гулли, вышедшего на мостовую из подвального прохода. Петля обвила его на уровне груди и начала сжиматься. Вскоре на земле валялись лишь две половинки мёртвого тела, обугленные по кромке разреза.  

– Ну ты даёшь! – изумился Рук, – я до последнего думал, что электропетля – всего лишь сказка для особо впечатлительных...  

– Катт ничего не рассказывал тебе про эту звезду? – я постучал себе по лбу.  

– Нет. Это оружие... или что?  

– Сам бы хотел это знать. Ну ладно... теперь куда?  

Но уходить было ещё рано – с обеих сторон улицы на нас двигались новые группы гулли, а за их спинами я разглядел фигуры в защитных комбинезонах а-ля Саркорп – только теперь это была новая модель одежды... Почему эти люди не боятся гулли и свободно идут за ними? Может, последние просто не видят своих потенциальных жертв? А если в их примитивном представлении жертвами должны стать мы, то... Следовательно, сбродом гулли кто-то управляет. Те, кто выгнал их на воздух и прикрывает с тыла.  

А сзади нас раздался шорох, и Рук едва не пропустил удар топором по голове. Я успел перехватить занесённую руку, и несостоявшийся убийца заорал во всю глотку, тряся обугленной конечностью.  

– Благодарю, – сказал мой провожатый, – осмелюсь заметить – мы в капкане. До следующего лаза – пара кварталов. Надо прорываться...  

– Можно подумать, у нас есть варианты, – ответил я и принялся расстреливать гулли с двух рук, в то время как мой коллега держал под прицелом лаз в подвал.  

Когда ты находишься в хорошем укрытии, а твой противник не руководствуется ничем, кроме звериных инстинктов – то плохо придётся противнику. Гулли гибли десятками. Затем к ним присоединились боевики Саркорпа – всего шесть человек. Отдельная группа живых трупов ещё держалась на ногах – но к нам они не могли подобраться, ибо постоянно спотыкались от тела своих незадачливых приятелей и падали носом (или тем местом, где раньше располагался нос) на дорогу. Мы выскочили из лаза и помчались по улице, а следом за нами погналась группа трущобных обитателей из числа живых людей. Вот только напрасно они за нами гнались: один из живых гулли – я видел это лично – начал бросать электропетли. Послышались вопли и стоны. Кто-то из наших преследователей погиб на месте, кто-то – как это выяснилось гораздо позднее – получил тяжёлые ранения. Но сейчас нас это абсолютно не волновало – мы торопились к выходу в Ньюмен.  

– Странно это всё... – сказал Рук во время недолгой передышки.  

– Что именно?  

– Из-за барьера не доносится никаких звуков. Что-то там происходит...  

Я лишь пожал плечами. Ньюмен достаточно велик, и если в одном из его кварталов начнутся боевые действия, то едва ли их отзвуки долетят до окраин.  

На одном из перекрёстков мы остановились возле тумбы с телевизионным экраном. Его наличие в этом разграбленном районе тоже выглядело странно... Светловолосая дикторша в розовой блузке рассказывала не абы о чём, а обо мне и моих похождениях. Я предстал перед зрителями в роли субъекта, которого в детстве избивали спившиеся родители, после чего я годами копил обиду и теперь взялся мстить обществу...  

А затем дикторша исчезла, и на экране появилось новое лицо. Чем-то этот неизвестный походил на меня – в частности, он тоже носил имплантированную в лоб многоигольчатую звезду, вот только цвет его кожи – мертвенно-пепельный с синими прожилками – делал его похожим на встреченных нами гулли.  

– Внимание всем гражданским лицам! – объявил он, – я – Некром. Я возглавляю переходное правительство, берущее на себя всю ответственность за порядок и стабильность на планете Земля и внешних колониях. Я объявляю о введении военного положения. В связи с массовыми беспорядками в пределах городов и акциями неповиновения армия и полиция переходит на усиленный режим несения службы. Мы восстановим мир и порядок в течении ближайшей недели. Во избежание несчастных случаев все гражданские и незадействованные в наведении конституционного порядка лица должны оставаться в своих жилищах...  

Я слушал и начинал кое-что понимать. Этот джентльмен со звездой во лбу по другую сторону экрана узурпировал власть и сверг Всемирное правительство. Примерно в это же время другой джентльмен со звездой во лбу – то есть, я – проходит лечение в подземелье близ Ньюмена... означает ли это, что некто Монтрадекстер Катт, которому я будто обязан жизнью, пытался помешать планам Некрома? Может, он и раньше делал это? Стало быть, переворот всё-таки произошёл... и мунг из лаборатории не лгал, когда говорил, что ему ничего не известно о событиях снаружи.  

– Ты точно всё ещё хочешь в город? – спросил Рук, – я, сказать по правде, даже не знаю – что предпринять. Связи ни с кем нет... повсюду только шифровки Саркорпа и легавых...  

– Думаю, мне стоит сходить и посмотреть – что там... – ответил я.  

– Вход недалеко отсюда, под старым стадионом, – и Рук направился к сооружению, которое, как я понял, было когда-то секцией трибуны.  

Мы прошли по узкому лазу, проделанному среди языков застывшего бетонного раствора, коим когда-то заливали подвальные секции снесённых домов. Наш путь окончился в отделанном плиткой тоннеле, который – как объяснил Рук – некогда был проложен под железнодорожными платформами ныне не существующей станции. От города нас отделяла толстая стальная решётка.  

– Это так и должно быть? – уточнил я, – как она открывается?  

Рук выглядел растерянным, и эта растерянность на долю секунды показалась мне несколько нарочитой. Но внезапно ситуация изменилась – в противоположном конце тоннеля показался парень примерно моего возраста, одетый в бело-фиолетовую форму мета-полиции. Рук навёл на него плазмомёт, я тоже не замедлил последовать ему, и парень, замерев на месте, поднял руки:  

– Не стреляйте... прошу вас! Я свой...  

– Тогда покажи – как открыть эту штуку, – Рук постучал цевьём плазмомёта по решётке.  

Парень открыл щиток на стене, что-то нажал, и решётка отползла в нишу. Оружие было и у него, и то, что он не взял его на изготовку при спуске в тоннель – равно как не стал за него хвататься сейчас – показалось мне хорошим знаком. Хотя это как посмотреть... не было похоже, что он от хорошей жизни полез в этот тоннель.  

– Что там в городе? – спросил я, – кому принадлежит власть?  

Парень выругался.  

– Саркорп, гори он в преисподней...  

 

Примечания:  

(1) – в оригинале – Ghoulie  

(2) – в оригинале – Electroscism

| 68 | 5 / 5 (голосов: 4) | 07:37 27.12.2018

Комментарии

Volodya15:41 29.12.2018
Читается увлечённо.С наступающим!
Seragov16:19 28.12.2018
lana_ana, Спасибо!
Seragov16:19 28.12.2018
linapalii, Благодарю. По мере возможностей стараюсь.
Lana_ana19:10 27.12.2018
Очень интересно, и присоединяюсь к предыдущему комментарию :-)
Linapalii11:14 27.12.2018
Съела очередную порцию приключений. И в ожидании)

Книги автора

Утерянная вещь
Автор: Seragov
Рассказ / Реализм Юмор Другое
В некотором роде новогодняя история...
Теги: каникулы зима потеря
22:00 24.12.2018 | 4.94 / 5 (голосов: 18)

Чёрное сияние. Побег. Глава 1 18+
Автор: Seragov
Повесть / Альтернатива Боевик Мистика Другое
Группа людей выступила против существующего миропорядка. И они - отнюдь не сброд городских сумасшедших. Их мало, но они многое знают и многое могут... и не имеют права проиграть.
Теги: Cybermage Darklight awakening
01:40 23.12.2018 | 5 / 5 (голосов: 4)

Чёрное сияние. Пролог 18+
Автор: Seragov
Повесть / Альтернатива Боевик Мистика Другое
Группа людей выступила против существующего миропорядка. И они - отнюдь не сброд городских сумасшедших. Их мало, но они многое знают и многое могут... и не имеют права проиграть.
Теги: Cybermage Darklight awakening
01:01 20.12.2018 | 5 / 5 (голосов: 4)

Странная сказка
Автор: Seragov
Рассказ / Реализм Другое
Однажды я рассказал что-то очень странное...
Теги: сказка
19:30 09.12.2018 | 5 / 5 (голосов: 15)

Нерастраченная сила 18+
Автор: Seragov
Рассказ / Реализм Другое
На создание этой истории меня вдохновил рассказ "Жаба" (https://yapishu.net/book/154729). Но в моём случае речь пойдёт о человеке, вынужденном расплачиваться за ошибки, допущенные в отрочестве и юност ... (открыть аннотацию)и.
19:30 09.12.2018 | 5 / 5 (голосов: 12)

Надоело...
Автор: Seragov
Рассказ / Реализм Другое
История, в которой совершенно непонятно - что именно случилось...
19:06 28.11.2018 | 5 / 5 (голосов: 13)

Профессор-астрофизик
Автор: Seragov
Рассказ / Альтернатива Мистика Другое
История о том, чем ещё, помимо чтения лекций по астрофизике, занимался в Токио профессор Азимов.
19:38 24.11.2018 | 5 / 5 (голосов: 5)

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.

YaPishu.net 2017