Режим чтения

Чумной доктор. Последствия. Часть 2

Роман / Боевик, Детектив, Драматургия, Приключения
Продолжение "Чумного доктора. Последствия. Часть 1". Прошло два года, и давние друзья Оли узнают об исчезновении своей подруги. Чтобы разобраться во всем этом, они отправляются в Москву.
Теги: убийство Москва студенты преступление флэшбеки

Глава 4

Год с половиной спустя  

Я в аудитории, в левом крыле колледжа. За открытым окном плывут перистые облака и смешиваются воедино с дымом, выходящим из заводской трубы, которую можно увидеть с любого конца Чебоксар. Сегодня заключительный день учебы и конец второго курса. Пережив множество практик, натренировав большие ягодичные мышцы на лекциях, закрыв эту чёртову сессию, я готов к заслуженному отдыху. Но слова моего куратора – Марины Александровны, оборвали мои планы:  

– «Леч Д», – позвала она всех из моей группы, – собираемся в кафе – праздновать окончание второго курса.  

Не сказать, что я огорчён. Наоборот, я – не против чего-нибудь поесть на халяву (такие ходили слухи среди одногруппников). Однако сегодня планировался поход в офис городской газеты, чтобы предоставить новый рассказ. Редактор подождет, подумал я, складывая посеревший халат в сумку.  

В аудитории оставались студенты из двух других групп фельдшеров.  

На улице июньская жара. Девушки с медфака в полупрозрачных рубашках стояли на остановке и пускали бледные хвосты дыма из сигарет. Парни пили холодное пиво из банок за углом общежития. В такую жару, не грех немного выпить. Главное, чтобы бабки из соседнего жилого дома не стали орать на всю округу о пьющих студентах медицинского учреждения. Никому не хотелось получать нагоняи от преподавателей, поэтому, в компании, был один непьющий и некурящий – стоял на стрёме и при необходимости говорил: "Шухер, народ! ". К такому типу относился и я. Ходил на сорокаминутных перерывах с несколькими пацанами из потока к общежитию, сторожил их дымящийся и хмельной покой.  

Некоторые не хотели идти в кафе. Один уехал домой, пока куратор его не засекла. Ещё двое – сбежали в общежитие (один из них жил там) и собирались отметить завершение учебы по-своему. Не дозвонившись до дезертиров, М. А. собрала оставшихся студентов и повела в пиццерию.  

Стоило свалить, но темная правда открылась только по прибытию в кафе.  

– Скидываемся, фельдшерята, – сказала куратор, когда все выбрали, что они хотят есть.  

Милая официантка – рыжая, с зеленовато-серым оттенком глаз, приносила пиццу с мясом и грибами. По телевизору, креплённому на стену, показывали диснеевский мультик о близнецах Пайнс. Эх, жаль, что сериал официально закрыли, когда я заканчивал десятый класс. В пиццерии было мало народу – две семьи.  

– Куда так быстро ешь? – удивился мой одногруппник – Лев, смотря на то, как я уплетаю за обе щеки треугольник пиццы.  

– Я голодный, – ответил я, проглатывая еду.  

– А ты, что не ешь в общежитии? – спросила Марина Александровна. – Или в столовой медфака? Я же при первой лекции говорила, где можно поесть.  

– Так он у нас, святым духом питается, – улыбнулся Лев.  

– Я просто могу долго не есть, – парировал я.  

Наша куратор рассказывала нам обо всех возможных случаях, которые происходили в работе фельдшера. Она говорит, что со временем можно привыкнуть к такой работе, где за смену могут несколько раз вызвать из-за одного лишь предчувствия плохого состояния. И не исключено, что могут попасться роды или, при не предвиденных обстоятельствах, пройденные роды, где дело остается за малым. Любознательные глаза одногруппников смотрели на рассказчицу. Я тоже слушал ее истории, но о подобных случаях я успел наслышаться от отца, когда он, в своё время, работал на «скорой помощи» после чего, решил работать в психбольнице, променяв трясущийся салон ВАЗ на серые коридоры, заполненные невменяемыми идиотами. В первый месяц учебы, я решил обратиться к художественно-медицинской литературе и прочитать о "скорой" от лица других людей. Историй было достаточно, как интересных, так и заставляющих содрогаться от одного осознания того, что такие случаи могут выпасть и на мою долю.  

– …вот поэтому, – заканчивала куратор свой рассказ о том, как одному из фельдшеров разбили нос, – не поддавайтесь на провокации своих будущих пациентов. Может, это и неприятно, но оскорбления, прошу прощения, зажравшихся родственников больных – неотъемлемая часть работника "скорой помощи".  

– Лучше, – сказал Лев, запивая пиццу чаем, – в четырех стенах сидеть весь день, чем получать нагоняи от родственников больного.  

– Если повезет, – неожиданно для Льва сказала Галя, – пойдешь санитаром работать. Будешь со мной и Алёной плечом к плечу лечить людей.  

– Уже с нетерпением жду звонка, что меня могут взять, – улыбнулся Лев. Он хорошо ладил с девушками из своей группы, в особенности с Галей и Алёной.  

Девушки были старше нас на пять лет. Впервые, я увидел их на физкультуре. Сначала мне казалось, что они мои ровесницы, которые неестественно опрятно выглядят для семнадцатилетних (или восемнадцатилетних) девушек. Галя была брюнеткой и держалась ближе к Алёне – шатенке, чей гардероб был полон яркой одежды, которую скрывал халат медика. В большей степени, девушка общалась с теми, кто учился вместе с ней в университете, а таких людей на курсе было не меньше пятнадцати человек. Ни с того ни с сего, девушка решила красить губы в вишневый цвет. Думал, что это связанно с каким-то торжеством в ее жизни, но при первом нормальном разговоре понял, что ей просто нравится выделяться из серой и измученной толпы студентов. Я был не многословен с ними, как и со многими девушками из "лечебного дела". Я пытался заговорить, влиться в начатую уже беседу, но быстро сливался из-за незнания беседы или чувашского языка. Да, в коллективе были те, кто говорил на этом языке, и я был бы только рад, если бы при их речи всплывали субтитры на русском.  

– Ну, а ты, – обратился ко мне Лева, – пойдешь работать?  

– Надо бы, – промолвил, – а то предков начинает раздражать, что я сижу без дела.  

– А как же твой рассказ? Ты же пишешь, чтобы заработать. Разве это не дело, – писать и зарабатывать этим?  

– Дело, – согласился я и увидел, что вся пицца съедена, – но не для тех, кто всю жизнь лечил людей, но ни разу не сочинял что-то такое, ради чего люди платили бы, чтоб прочесть.  

– И когда же ты пойдешь его отдавать? – спросила Алена.  

– Надо бы сегодня, – ухмыльнулся я и взглянул на время в смартфоне. На часах без пятнадцати четыре, а это значит, что времени ещё достаточно, и мне не надо сбегать, отдавая свою порцию мороженого кому-то другому.  

Не могу вспомнить, когда в последний раз ел мороженое с шоколадной крошкой. У некоторых, крошка заменяла непонятная жижа клубничного цвета, которая растекалась по всей тарелке и пропитывала собой ванильные шарики мороженого из-за чего те, приобретали розоватый цвет. Девушки решили пробовать именно их. Некоторым нравилось, они подтверждали это мурлыканьем, а другие – скорчивали кислые мины, не желая продолжать дегустацию.  

– Кстати, – опомнился Лев, – твой первый рассказ… как его… вроде "Троллейбус", а нет… "Маршрутка". Точно! Так вот, я нашел его и прочел. Сколько тебе заплатили? Рассказ ведь всего на пару страниц.  

– В том-то и дело, что из-за такого небольшого объема – заплатили мало, но это лучше, чем писать и не получать нисколько.  

И таких диалогов накопилось достаточно за два года. Но ни один человек не занимался подобным, все, – как один, зубрят, почти зубрят, читают, полагаются на везение и силы небесные.  

Разобравшись с мороженым, мы стали расходиться. С набитым желудком я решил сразу отправиться в офис городской газеты. Лучше сразу пойти, чем потом ломаться и силой заставлять себя выходить из дома.  

***  

Раздражительный щелк мышкой при закрытии рассказа и слова редактора заставили меня почувствовать себя в полной Ж.  

– Не понимаю, – сказал я, держа в руках флэшку с рассказом, от которого только что отказались.  

– Уж не знаю, – сказал новый (для меня) редактор, – как вам позволяли опубликовывать свои рассказики, но то, что вы преподносите в последнее время – совершенно не то. Сколько газета не принимала ваши истории?.. Год?.. Больше?  

– Больше, – буркнул я, не желая называть точный промежуток времени.  

– Вы ведь работали в соавторстве с кем-то, – напомнил редактор. – Где ваш помощник, ваш второй голос?  

Странное прозвище для Кати Пазиной. С момента, как она окончила училище, времени на мои работы не было. Большая удача, если появлялось время просто поговорить (не всегда же над рассказами работать).  

– У нее своя жизнь, – ответил я. Разговаривая с ней в последний раз, она сказала, что отправится в другой город. В Чебоксарах дизайнеры не так ценимы, как в Казани, Новгороде или Питере. – Пора бы работать в одиночку. Давно пора.  

– Ну, ладно, – сглотнул редактор. Кондиционер не спасал от летней жары и по лбу редактора стекались тоненькие линии пота. Он протер свой морщинистый высокий лоб и на прощание сказал: – Буду надеяться, что новые рукописи не за горами.  

«Они ещё дальше», – подумал я и пошел к выходу.  

Старые наушники, которым исполнилось три года, слабо играли песню «Nothing else matters». Песня затихла, а телефон завибрировал, докладывая о входящем сообщении.  

Давненько Егор не заявлял о себе.  

 

Витя застегнул пряжку ремня и направился к выходу из кабинета информатики, чтобы проверить, есть ли кто в коридоре.  

– Никого нет, – доложил он девушке с синеватым оттенком волос. Она надела джинсовые шорты и футболку.  

– Интересно, – сказала девушка, подойдя к парню, – я когда-нибудь подготовлюсь к пересдаче? А то каждый раз: начинаем повторять вопросы, а через несколько занимаемся сексом. Будет хреново, если я провалюсь и вылечу отсюда, никому не нужная без образования.  

– Ты готова к пересдаче, – подбодрил Витя. На курсе он входил в двадцатку умников, которые пользовались уважением среди других и, особенно, среди девушек, которых засунули в филиал Московского политехнического университета. – Главное помни, что мы с тобой проходили.  

– Что не стоит лежать вдвоем на учительском столе? – Девушка засмеялась.  

– И об этом тоже. Расскажешь потом, как все прошло.  

– Обязательно. Если все получится, я могу рассчитывать на твою помощь в следующий раз? – По взгляду девушки Витя понял, что от него будут требовать помощи по всем зачётам и позам.  

– А как же твой парень? – насторожился Витя.  

– Откуда ему знать об этом? Он же в армии. – Витю волновало именно это. Приходилось подстраховываться, следить за тем, чтобы никто не видел истину, которую Витя и его подруга тщательно скрывали от всех.  

– Ну, – почесал затылок Витя, – мало ли…  

Девушка приблизилась к нему. Помада размазывалась по губам парня, окрашивала его подбородок в бледно-розовый цвет.  

– Этот мудак, – сказала девушка на ухо, – имел выбор: либо уйти в армию, либо продолжить учиться с долгом, а потом его исправить. Он выбрал первое и оставил меня одну. Да и черт с ним. – Девушка лизнула щеку Вити и начала опускаться вниз.  

Но вместо ожидаемого повторного «благодарения» за помощь в подготовке, девушка вытащила смартфон Вити и показала ему, что к нему пришло сообщение.  

– Мне нужно переустановить систему на ноутбуке. Поможешь мне?  

– Главное – позвони, когда будешь свободна.  

– Договорились. – Девушка вышла в коридор.  

Витя посмотрел на экран телефона.  

«Егор, – сказал про себя Витя, – давно не общались».  

 

Денис сидел дома.  

Закрыв сессию первым, он ушел, отказавшись от предложения праздновать конец учебы в компании алкоголя и кальяна. Он нашел себе друзей, но вместо нетрезвой гулянки с ними, предпочитал уединение.  

Ден перечитывал отрывок из старой газеты за 2017-ый год:  

«Вечером, 28-го июня, примерно в восемь часов вечера, в полицию поступил звонок от неизвестного. Сотрудники полиции прибыли на место назначение – школу №20. В школьном подвале было найдено тело давно разыскиваемого серийного убийцы. При обнаружении, у жертвы частично отсутствовал язык, а также присутствовали ранения на ногах и одно на голени правой ноги.  

Полиция не могла вести дело – отсутствовали подозреваемые. Комментарий участкового: "Подозреваемых, тех, кто мог расправиться с преступником в птичьей маске, нет. Скорее всего, убийцей является человек, который имел личные счёты с преступником. Также, вероятнее всего, удары в области ног, голени, а также отрезанного языка могли нанести клювом маски, которая была надета на преступнике. Личность преступника – Вячеслав Поляков (отчество отсутствует)”.  

Участковый заявляет, что дело может закрыться из-за отсутствия информации и улик, которых не было на месте преступления».  

Мало что осталось в памяти о том вечере. Только через фотографии Ден мог вернуться в то время. Время, когда школа стала пройденным этапом, школьные друзья превратились в знакомых и разошлись кто-куда.  

Зазвонил телефон. Денис взял трубку:  

– Егор? – Ден не ожидал услышать голос старого друга, пока не наступит Новый год. Они редко болтали, а вскоре – стали переписываться в интернете только по праздникам.  

– Нужно встретиться, – голос Егора был встревожен, полон неуверенности и переживаний.  

– Скажи, куда прийти? – Ден только обрадовался, что давний однокашник зовет его встретиться, отбросив нудные переписки глубоко в расщелину дивана.  

– Не нужно никуда приходить. Я приеду за тобой. Боюсь, что тема не предназначена, чтобы ее обсуждали где-то в общественном месте.  

– Э-э, ладно, жду. – Ден отключил связь.  

 

Родителей не было дома, младшая сестра, которая окончила второй класс, сидела у себя в комнате на втором этаже. Сверху доносился громкий звук телевизора. Своим кабельным, в своей комнате, я не пользовался часто. Периодически включал, чтобы посмотреть повторы сериалов на «FOX» и «Sony».  

Я еще раз взглянул на сообщение Егора: «Я заеду в 17. 00. Будь дома. Важно! ». Интересно, что заставило Егора вспомнить обо мне и обо мне ли одном? В последний раз мы виделись, когда Оля отправлялась учиться в Москву. Он сказал, что позвали всего несколько человек, но я решил остаться в сторонке. Стоял и наблюдал за тем, как Оля прощается с родителями, прощается со своими одноклассниками, принимает подарок от Егора и слушает воодушевляющую речь Вити. Меня тянуло сказать ей: «Пока, Оля. Хочу верить, что с тобой будет все хорошо, а учеба будет легкой». Но в тот момент мысль, скорее, походила на набор слов, который нужно расставить в правильном порядке, чтобы понять суть.  

Родители сказали, чтобы я остался дома, присматривал за сестрой, но она уже не карапуз, который расплачется, если исчезнуть из его поля зрения. Я поднялся на второй этаж квартиры.  

На нежно-розовых обоях висели старые рисунки Виктории, а также плакаты с Эммой Уотсон в образе Красавицы из экранизации 2017-го года. В небольшом книжном шкафу со стеклянными дверцами, стояли три книги, которые я прочитал прежде, чем отдал их сестренке. Она косо посмотрела на меня, дав понять, что заметила меня, а потом – продолжила смотреть сиквел «Ральфа».  

– Сколько можно это смотреть? – спросил я. – Я ж тебе столько книг дал, а ты…  

– Мне не интересно, – ответила Виктория, скорчив брезгливое выражение лица. Ее гладкий нос сморщился, а светло-зелёные глаза сузились, как при ярком свете. – Забери их.  

– С какого фига? – удивился я, настаивая на том, чтобы Виктория увела свой взгляд от телевизора. – Ничего что тебе надо будет сдавать экзамены, и эти книги, которые я отдаю тебе читать, могут пригодиться?  

– С каких это пор, школа решила использовать в литературе Нарнию? Ты ведь говорил, что это не поможет, говорил о русской классике, которой нет у тебя на полках.  

– И, тем не менее, эти семь повестей считаются классикой во многих кругах читателей твоего возраста. Я прочитал все рассказы, когда готовился к третьему классу. Прочитал за лето, а потом – снова перечитывал.  

Сестренка закатила глаза и прорычала, как львёнок. Она поставила мультик на паузу и подошла к книжному шкафу, открыла дверцу и вытащила все три книги, которые когда-то принадлежали мне и, похоже, снова станут моими. Семь повестей о Нарнии в одной книге, кроссовер Перси Джексона и близнецов Кейн, а также «Обитатели холмов» лежали у меня на руках.  

– Виктория!  

– Уйди из моей комнаты! – выталкивая меня из комнаты, рычала сестра. – Уходи!  

Дверь захлопнулась, размытый силуэт Виктории вновь уселся перед экраном. Я спустился вниз, к себе.  

Полки, которые приделал батя, были заполнены книгами, накопленными за несколько лет. Хорошо помещались романы русских писателей, несколько графических романов «Арчи», «Флэшпоинт» и «Леденящие душу приключения Сабрины». Современная проза (русская и зарубежная), которою прочитывал сам и давал на пару месяцев ребятам из колледжа. Целая коллекция книг о писательстве, актерстве и кинематографе, которые удерживают во мне желание поступить в актерский и вытащить российское кино из дерьма, в котором оно так удачно застряло; и несколько детективных романов Ю Несбё о Харри Холле, а ещё – детективы Кристи (в основном о Пуаро). Я поставил «Хроники Нарнии» рядом с «Игрой престолов»; кроссовер Рика Риордана – под трилогией «Наследники богов»; «Обитателей холмов», которые, если честно, я не прочитал до конца, между «Скотным двором» Оруэлла и циклом книг «Сверхъестественное».  

Я лёг на кровать, смотрел в потолок. Больше нечего делать, остаётся только ждать, когда Егор сообщит о своем прибытии. На тумбочке, около кровати, лежала коробка из-под конфет. Открыл и стал сортировать флаеры с изображениями фильмов. Также, в коробке лежали все билеты со дня премьер (такова традиция – ходить на фильм по четвергам и сохранять билет). Сложив все бумажки по размеру, я достал одну распечатанную фотографию со школьного выпускного. Фотография была сделана в последний момент, когда фотограф собирался уходить.  

Я, Витя, Егор и Денис стояли на балконе, а за нашими спинами – просыпающаяся роща. Солнце только поднималось и зверски слепило в глаза. Ден стоял посередине, сведя кончики пальцев вместе, как молодой ученый. Слева – Егор, чей локоть лежал на плече Дениса; справа – Витя и я. У нас были уставшие, сонные лица, которые ждут не дождутся встречи с подушкой. Но сон являлся обычной отговоркой в то время, когда тело и лицо болели с последнего сражения с чумным доктором. Рукава рубашки были в крови, их и приходилось скрывать в течение всего выпускного. Мало кто придавал значение царапинам на лице, их нельзя было разглядеть в радужном переливании стробоскопа. На фотографии – все изъяны были убраны. Фотошоп творит чудеса!  

У меня лежала ещё одна фотка, но до нее я не добрался. Пришло новое сообщение от Егора, что он приехал.  

Надев джинсовую куртку, я вышел из квартиры, сказав Виктории, чтобы она закрыла за мной дверь. В коридоре пахло чем-то мясным и подгоревшим. Соседи, как всегда, оставили свой мусор на лестничной клетке, ленясь спуститься с пятого этажа на улицу и выкинуть все в мусорный бак.  

Егор сидел на месте водителя отцовского седана тёмно-синего цвета. Простенький апгрейд в виде новых дисков на колесах. Я сел назад.  

Несказанная радость окутала меня, когда я увидел Витька. Мы редко виделись и, с момента последней встречи, брюнет успел подкачать свое тело. Зелёная рубашка с короткими рукавами облегала его торс. Рукопожатие стало сильнее и больнее.  

Вначале я думал, что Егор хочет встретиться только со мной (настолько у меня горделивое мнение), но, как только я обменялся рукопожатиями с ним, он сказал:  

– Надо заехать за Денисом. Потом я расскажу все, что необходимо.  

Меня смутил тот факт, что без Дениса не обойдется разговор. С того злополучного дня, когда я и он вцепились в драке друг с другом, я не контактировал с ним, а он со мной. Единственный способ, который помогал узнать о его жизни, была его страница в интернете. Много фотографий с новым коллективом. Однажды, полгода назад, Ден обновлял страницу каждый день. Двухнедельное путешествие по США, практически по всем штатам, доставляло много удовольствия (по лицу Дениса это было видно). Больше всего мне понравилась фотография, где он приехал в Лос-Анджелес и побывал в Голливуде. Ден поставил много целей после окончания школы, и каждая выполненная цель выкладывалась в интернет.  

***  

У Дениса короткие волосы, слегка загорелое лицо. Раньше он не был модником. Но времена меняются, и теперь он один из тех галантных людей, которые носят пиджак с футболкой. Солнечные очки с бордовыми отражающими линзами скрывали взгляд Дениса. Он заметил нас и помахал рукой.  

– Красоваться будешь, когда на подиум выйдешь, – высунув голову из машины, сказал Егор. – Айда сюда.  

Ден сел впереди, поздоровался с Егором, повернулся лицом назад и увидел нас. Он обменялся рукопожатием с Витей и со мной. Его хватка была слабой, такой, которой он здоровался во времена учебы в школе. Ден знал, что от крепкого сжатия, моя ладонь способна сломаться в нескольких местах одновременно, поэтому использовал меру в силе.  

Егор выехал из двора и повез нас в сторону Залива.  

– Зачем ты нас собрал? – спросил Витя.  

– Поверь, – сказал Егор, не отвлекаясь от дороги, – если бы это дело было простым, я бы не прибегнул к вашей помощи.  

– Я уже жалею, что сел к тебе в машину. Что это за дело такое, которое требует нашей помощи?  

Егор остановился на светофоре. Люди спешно проходили по зебре. Пробки никуда не пропадут, это научный факт. Колонна машин простиралась от самой гостиницы «Чувашия» и дальше, до Залива. За нашими спинами было ничуть не лучше.  

В салоне играло радио, ведущий разыгрывал билеты на очередной Российский «шедевр», из-за которого перенесли многие иностранные фильмы на несколько недель позже. Егор взволнованно смотрел по сторонам на соседние машины.  

– Егор? – попробовал достучаться Ден.  

– С вами никто в последнее время не контактировал? – спросил Егор. – Какие-нибудь незнакомцы?  

С какого перепуга до нас есть дело каким-то левым людям? Может, кто-то и пересекался с Егором, но я держался от людей на расстоянии интимной территории.  

Егор привез нас к городскому порту. Круизный лайнер с десятком человек только что отплыл от пристани и направился вниз по Волге.  

– В общем, – наконец начал Егор, – вчера вечером я получил голосовое сообщение от Оли, но вся херь в том, что это была не она…  

– Сообщение всё ещё у тебя? – с интересом в голосе спроси Денис.  

– Угу. – Егор достал телефон, зашёл в переписку с Олей и включил аудиосообщение. Женский голос, пропитанный страхом, говорил:  

«Ты не знаешь меня, и я тебе тоже, но мы оба знаем Олю. Вчера она вышла, сказав, что ей нужно с кем-то встретиться. Прошел час, потом два. Я решила позвонить, удостовериться, что с ней все в порядке, но она оставила телефон в комнате. Я была в отчаянии и вызвала полицию. Дала все показания, но прежде, чем уйти, они попросили дневник Оли (двухгодовой давности), но я отказала им в этом. Последняя запись дневника гласила, чтобы я, лично, отправила сообщение тебе и рассказала, что произошло. Без понятия, чем ты можешь помочь и, что ты знаешь, чего не знаю я, но… ты должен приехать в Москву. Как можно быстрей. Она положилась на тебя, не подведи ее. Помоги ее найти (плач)... »  

Егор убрал телефон в карман джинсов. На одно мгновение, я чувствовал, как салон заполнили тоска и страх. Холод проскользнул по рукам и спине.  

– Позавчера, – сказал Ден, нарушив тишину.  

– Что? – не успел включиться Витя.  

– Похитили, – пояснил Денис, – похищение произошло два дня назад. Двадцать шестого.  

– Откуда такая уверенность, что это похищение? Может, Олю достала соседка по комнате, и она ушла в какой-нибудь другой блок?  

– Это маловероятно, – сказал Егор. – Вернее, этого вообще не может быть. Я слышал об этой девушке, которая отправила сообщение. Они с Олей хорошо сдружились и вряд ли одна из них решила бы свалить из компании другой.  

– Егор, – влез я в разговор, – ты фактически единственный с кем она разговаривала. Вспомни, вдруг она упоминала о том, что с кем-то собирается встретиться.  

– Если бы было так просто, – вздохнул Егор, – но нет. Она не говорила о тех, с кем живёт в Москве, а я – не особо горел желанием знать о них. Теперь жалею об этом.  

– А что нас останавливает отправиться в столицу? – неожиданно для всех спросил Витя. – Серьезно. Мы знаем об Оле много, мы вместе с ней вели расследование, и что, позвольте спросить очевидное, нас держит от ее поисков?  

– Хочешь найти одну девушку среди миллионов? – спросил Ден. – Удачи с этим, но, думаю, что мы и близко не приблизился к кульминации в ее поисках. Она, как иголка в стоге сена, которое нельзя сжечь.  

Денис был одной ногой на улице, но тут Егор остановил его, взяв за плечо.  

– Стоять, – скребя зубами, сказал Егор. – Я собрал вас здесь, чтобы вы помогли мне. Я отправлюсь в Москву, найду Олю. И надеялся, что не один. Но, похоже, я ошибся в вас.  

– Следи за языком, Егор, – поправил Витя. – Я поеду вместе с тобой и не откажусь от второй авантюры.  

– И я, в принципе, тоже, – сказал я. Оля была дорога мне все эти годы. Пусть я не добился ее, пусть не получил взаимного ответа, но я не хочу стоять на месте и осознавать, что кто-то из дорогих мне людей исчез.  

– Ден? – Егор посмотрел на Дениса. Мы все смотрели на него. Перед нами уже не тот юный детектив, который вел расследование и тащил нас за собой. Перед нами ухоженный парень, юный пижон, который смог забыть обо всех тех происшествиях, которые пришлось пережить в течение старшей школы.  

– Нет, чуваки, – ответил Ден, мотая головой. – Пусть столичная полиция расследует исчезновение. Я забыл о тех днях. И вам советую поступить так же. Спишемся ещё. – Ден закрыл дверь автомобиля и пошел в сторону Залива.  

– Значит, – сказал я, – поедем втроем?  

– М-да – кивнул Егор, – но… – Парень остановил свою мысль. Его пальцы стучали по рулю.  

– Что?  

– Мы не сможем поехать на машине. Родители не разрешат ее использовать на такую долгую поездку.  

– На автобусе? Поезде?  

– Посмотрим, завтра – все будет. Поедем завтра же. Поняли?  

– Да, – ответил Витя за нас обоих.  

– Отлично, отвезти вас по домам?  

– А может, заедем куда-нибудь? Я голодный.  

– Что, Витька, – ухмыльнулся Егор, – после «подготовки» своей подружки не успел восполнить запас энергии? Ха-ха-ха!  

– Заткнись, – буркнул Витя.  

***  

Я наелся вдоволь. Отцовские макароны по-флотски остались не тронутыми. Батя не злился, если я поем где-то досыта. Больше останется ему и маме.  

Лёжа на кровати, я держал в руке вторую фотографию с выпускного вечера. На ней Оля: красивая, стройная, как принцесса. Множество опасений штурмовали мою голову. Одно событие хуже предыдущего. Что же произошло? Зачем ты вышла и к кому? Кто этот или та гнида, из-за которой ты не вернулась?  

В комнату зашёл папа. Он любил заходить без стука, тем самым загоняя меня врасплох, если я продолжаю сочинять рассказы или играть на ноутбуке.  

Я быстренько убрал фотографию с исчезнувшей девушкой в коробку с билетами и флаерами. В виду того, что учеба закончилась, батя не стал повторять свою коронную фразу, которой пользовались все родители, если их отпрыск – раздолбай. Папа присел за стол и включил ноутбук – снова решил опубликовать объявление о продаже старой вещицы.  

Тут зазвонил отцовский телефон. Батя взял трубку и не заметил, как прикоснулся щекой, покрытой щетиной, к кнопке громкой связи. Снова тот чувырла из психлечебницы звонит. Я не раз спрашивал батю, зачем он продолжает с ним болтать. Ответ был короткий: «Привязчивый, как собака». Это должно было объяснить все, но, как и любую настоящую псину, эту можно прогнать. Только вот этого не происходило.  

Я не слушал беседу между отцом и психом, который вроде как вылечился. Но в какой-то момент, папа сказал:  

– Твой металлолом не доедет до Москвы. Хоть убейся, не довезёт!  

– Несколько лет езжу на этой развалине. Хочу новую, прям чтоб из Москва-сити была.  

– Даже, если продашь эту, у тебя хватит денег на такое же «ведро», которое развалится через год.  

– Может, тогда со мной поедешь? Увидишь, что я могу вести торговлю и купить новую ухоженную ласточку.  

– П-ф-ф… – папа взялся за лоб. В последний раз, он принимал такое положение, когда узнал, что меня не берут ни в один из университетов по одной простой причине – я не сдавал профильную математику. Как же, сука, здорово осознавать, что даже в мед или сельхоз нужна математика и не простая, а профильная, которую я не смог бы сдать, как не верти!  

– А может, – шепнул я папе, – я с ним поеду? Просмотрю за тем, чтобы в его карманах остались копейки от продажи «ведёрка».  

– Слышь, – сказал папа психу, – есть вариант – с тобой поедет мой сын – будет смотреть, чтобы тебя не раздели догола.  

– О! – донёсся с другого конца весёлый голос. – Нормаль, я тогда подготовлю машину. Завтра и поедем. На связи.  

Связь пропала. Папа посмотрел на меня, в его глазах не было и капли доверия. Да и с чего бы, ведь я не выделялся ответственностью.  

– И зачем тебе в Москву? – спросил он. Папа понимал, что мне нет дела до продажи машины, и участвую я в мероприятиях только, если есть выгода.  

– Хочу, – сказал я, придумывая мотив на ходу, – попробовать издать несколько рассказов в одной книге. Антологию, в общем и целом.  

Батя цокнул, как же его задрали мои рассказы! Даже обычное упоминание о них вызывало кислую физиономию.  

– Ладно, – наконец сказал он. – Возьми пять тысяч, что ли, купишь магнитик по возвращению домой.  

– С Кремлем или Красной площадью? – спросил я.  

– Неважно.  

Папа ушел в зал, закрыв за собой дверь. Я не любил, когда дверь в мою комнату открыта и каждый мог зайти от нечего делать. Нет, я любил, когда родители или сестра интересовались о том, все ли у меня хорошо. Но не каждые полчаса же! Да и шум из зала и кухни был меньше слышен, если закрыто.  

Я взял телефон и позвонил Егору:  

– Егор, я нашел авто.  

– Отлично, – сказал Егор с другого конца аппарата.  

– Но есть одно осложнение.  

– Какое?  

– Нас повезет один папин пациент.  

На пару секунд повисла тишина.  

– Так, ладно, разберемся на месте. На связи.  

«Разберемся на месте»? Интересно, с чем или с кем придется разбираться, прежде чем отправиться в столицу?  

 

Дома никого не было. Родители Дениса отправились на море за неделю до закрытия их сыном сессии.  

На компьютере играла спокойная тихая мелодия. Ден не знал, кто автор этой композиции. Только знал, что она была из фильма, который планирует посмотреть перед сном или, в случае бессонницы, ночью.  

Пройдя на кухню, парень взял бутылку воды и сделал два больших глотка. Пузырьки кололи полость рта, язык и глотку. Стоило попить воду из чайника, думал Ден, ожидая окончания пузырьковой атаки.  

Нужно было устроить сортировку учебников и тетрадей. Ден открыл тумбочки и выложил все, что пылилось в столе. Убрав учебник (последний) по латыни, Ден обнаружил давно забытое фото.  

Ден не вспоминал о выпускном уже больше года. Воспоминания нахлестывали, когда разговоры строились на ностальгии. Многие рассказывали, как учились, кого любили, ненавидели. Ден мало говорил об этом, ему просто не хотелось говорить о прошлом. Хотелось жить настоящим и думать о будущем.  

Но эта фотография вернула его на два года назад…  

Выпускной скоро закончится, вся еда съедена, резервуары, где были компоты – опустошены. Многие сидели и умирали от скуки и трезвого разума. Другие – единицы, – танцевали медленный танец. Ден в том числе. Фотограф ходил, маневрировал между танцующими подростками и делал снимки. И вот, пришла очередь Дениса и Ани, они остановились и позволили сделать фото. Зеленовато-красное свечение играло за спинами двух выпускников.  

Как же летит время, думал Ден, смотря на себя на фотке, прическу Гослинга уже не сделать – волосы не такие длинные.  

Денис получил распечатку к Новому году (2018-му) от Ани. На обратной стороне были пожелания. Тогда он не знал, что через несколько месяцев, в один апрельский день, произойдет встреча, которая поставит точку в романтичных школьных отношениях. Многое осталось не понятным, почему, из-за чего, что встало на пути любви и взорвало ее на сотни горячих осколков?  

Звонок в дверь.  

Это не могли быть родители, не могли быть и соседи (музыка не настолько громко звучит, чтобы они пришли жаловаться). Денис напрягся, думал, стоит ли открыть или сделать вид, что никого нет дома? А вдруг воры? Вскроют замок, зайдут, а попытка дать отпор, окажется провальной.  

Ден забежал на кухню и начал кипятить чайник на большом огне.  

Звонок эволюционировал в стук по двери. Нет, даже сантехник не станет стучать, если имеется звонок.  

– Кто? – спросил Ден.  

– Сосед с нижнего этажа, – ответили за дверью. Голос был полон активности и весёлости.  

«Как бы ни так», – подумал Ден, потому что знал соседей с нижнего этажа, и ни один из них не имел такой оживленный голос.  

Парень подошёл на цыпочках к двери, посмотрел в глазок. Какой-то человек, но не сосед. Он был одет в странную длинную мантию, которую носят модели на выставках… или сектанты.  

– Кто вы? – спросил Денис.  

Этот вопрос стоил Денису дверного замка.  

Дверь распахнулась внутрь квартиры. Парень пытался закрыть ее, толкая ногой – выиграть время, чтобы самому вооружиться не менее опасным оружием, чем пистолет с глушителем.  

В раковине, вперемешку с немытой посудой, лежал нож. Рука дрожала, сжимая холодное оружие. Ден старался успокоить себя, ведь нападение в квартире происходит не впервой, а значит, следует предпринять меры по обороне.  

Шаги человека в мантии становились ближе.  

Невольно Дениса заметил, что чайник кипит. Может, это и будет больно, но противнику будет хуже.  

Стоило человеку в черной мантии зайти на кухню, как его окотило кипятком, а через мгновение – лезвие ножа вошло в запястье руки, в которой был пистолет. Денис схватил оружие и направил его в мученика кипяточной преисподней. Разумеется, юноша не собирался спускать курок, вместо этого, он стал колотить врага оружием, будто по гвоздю молотком. Три удара по лицу, а человек уже проглатывал резец с кровью.  

Дениса захлестывала неимоверная жажда выбить все содержимое из этого подонка, который решил вломиться в дом. Может это не первая его квартира? Вдруг были ещё, но не смогли отразить удар? Ден отталкивал эту мысль, она мешала защищать дом и свою собственную жизнь.  

Парень чувствовал, что победа близка, она стоит в преддверии и сейчас зайдет на кухню, одарит победителя лаврами. Но враг схватил руку с пистолетом и увел от себя. Раненная рука брызгала кровью, но смогла ударить парня по челюсти.  

Враг воспользовался моментом и сбежал.  

Парень держался за больную челюсть. Пистолет и нож остались при нем, а также монетка с тремя фигурами: два круга и треугольник. Денис взял ее. Решка окунулась в кровь, в то время как орёл скрывался за рисунком, выполненным тонкими черными чернилами.  

Первым же делом Денис отправился набирать номер Егора.  

– Егор, – сказал Ден, когда его друг взял трубку, – я еду с вами. Думается мне, что исчезновение Оли – не обычная случайность.  

– В каком смысле? – спросил Егор.  

– Объясню завтра. Вы нашли, на чем отправитесь в Москву?  

– Вроде как. Расскажешь все завтра, в девять часов около автовокзала.  

– Понял. И ещё… никому не открывай дверь. Никому, ни за что.  

Ден отключил связь прежде, чем Егор успел среагировать на его слова. Естественно, Егор сообщил Вите, а он, по цепочке, позвонил мне.  

Во что мы втянулись, мать его за ногу?!  

| 36 | 5 / 5 (голосов: 1) | 21:53 18.12.2018

Комментарии

Anna_matylko17:23 04.01.2019
Комментарий удален
Vlad-harry-hole23:03 21.12.2018
vikasol, спасибо) Ожидайте последнюю часть! )
Vikasol22:26 21.12.2018
За большую проделанную работу от меня 5)) Так держать.

Книги автора

Чумной доктор. Последствия. Часть 1
Автор: Vlad-harry-hole
Роман / Детектив Драматургия Приключения
Прошлое преследует, и главной героине - Оле, - очень хотелось бы его забыть. Но вот, прибыв учиться в Москву, она понимает, что от прошлого никуда не деться. Ведь каждый поступок имеет свои последстви ... (открыть аннотацию)я.
Теги: убийство Москва студенты преступление
16:07 16.12.2018 | 4.5 / 5 (голосов: 2)

Винс Флинн "Наемник" (American Assassin)
Автор: Vlad-harry-hole
Статья / Литобзор Публицистика
Аннотация отсутствует
Теги: рецензия обзор книга
19:00 02.12.2018 | 4.5 / 5 (голосов: 2)

Встреча выпускников 18+
Автор: Vlad-harry-hole
Другое / Эротика
Они не виделись несколько лет. Она, Ирина, - студентка последнего курса информационного университета. Он, Владимир, - известный прозаик и кумир молодого поколения. И их старая школьная любовь, которая ... (открыть аннотацию) хранится в сердцах каждого из них.
Теги: любовь секс школа больное воображение
19:38 26.11.2018 | оценок нет

Помощник официанта 18+
Автор: Vlad-harry-hole
Повесть / Драматургия Реализм Философия
Когда ты совершеннолетний, который только что окончил школу, встает вопрос: что делать дальше? С образованием-то понятно, а деньги?.. Прежде чем становиться официантом, нужно набраться опыта, знать ... (открыть аннотацию)меню, таскать поднос с блюдами на одной руке. Пока ты этому не научишься, у тебя только одна должность - стажер, помощник официанта. Выдумка и правда в одном флаконе, попробуй разобрать, что было, а что вымышлено.
Теги: официант ресторан бар кухня свадьба банкет
16:01 20.10.2018 | 5 / 5 (голосов: 5)

Abortus
Автор: Vlad-harry-hole
Рассказ / Драматургия Проза
Аннотация отсутствует
Теги: аборт ребенок медицина убийство смерть
11:10 29.08.2018 | 4.88 / 5 (голосов: 9)

Пьянка студентов-медиков 18+
Автор: Vlad-harry-hole
Рассказ / Мемуар Проза События Философия
Это реальная, и немного вымышленная, история. О том, как я впервые пошел на пьянку с выраженным убеждением не пить. Небольшая история о тайной любви, одиночестве и подставе.
Теги: пьянка студенты загородный дом Чебоксары
11:42 05.07.2018 | 5 / 5 (голосов: 4)

Моя практика в больнице
Автор: Vlad-harry-hole
Эссэ / Мемуар События
Если вам интересно узнать, что из себя представляет медицинская практика первокурсника, то, может, вам будет интересно.
Теги: медицина практика
17:26 27.06.2018 | 5 / 5 (голосов: 5)

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.

YaPishu.net 2017