Режим чтения

Оружейник

Рассказ / Приключения, Проза, Фэнтези
Данное произведение - первое в цикле "Одна Большая История". Этот рассказ-пролог открывает для вас Столицу Ноэры - Бесконечный Город. Вас ждет увлекательное знакомство, рушащая стереотипы и рамки история и реальное погружение в мрачный, опасный, но манящий к себе мир средневековой Ноэры.
Теги: фэнтези война оружейник рыцарь

Глава 1

– По-твоему, я виноват в этом? – Энкерн выл от злобы, – Я – моряк, везущий треклятого юнца в столицу, виноват, в том, что у этого треклятого юнца голод? – Энкерн прошел к углу каюты, отодвинул стакан, развернул на столике сумку. – Все что дала твоя мать – ты съел. Теперь, будь добр, голодай полный день. К утру мы подберемся к берегам Бесконечного Города и я, наконец, передам тебя в руки твоего треклятого дяди! – Капитан судна бросил сумку на пол, и взял со столика пахнущую спиртом деревянную кружку. Отмеряя шагами каюту, он, небрежно взглянув на Мерика, осушил стакан. Скорчив гримасу, будто после крайне отвратительного напитка, моряк подошел к тюфяку, набитому соломой, и сел на него.  

Мерик сравнивал себя, 16 летнего юношу, со здоровым, небритым моряком со шрамом на лице. Прекрасная жизнь закончилась 3 дня назад, да, как основательно Мерик Селлстоун подходил к будущему. Учился считать, читать, на те деньги, что присылал отец с военных походов. Жил с матерью на острове Ривдауте, а этот моряк? Что ему досталось, жить в плавании, трахать шлюх на последние деньги и постоянно пить алкоголь? Презрение явно отразилось в мимике Мерика и Энкер дружелюбно произнес:  

– Ну, треклятая еда у меня найдется, малыш. Велю людям приготовить, что-нибудь совершенно отменное! Твоя мать велела доставить тебя в целости и сохранности, а без еды, пальцы жрать начнешь, а это уже не целость и не сохранность, ха-ха. – Моряк хрюкнул от смеха, поспешно встал и отправился из каюты на палубу. А Мерик вспоминал маму: «Увижу ли я ее еще хотя бы раз? ».  

Развалившись на тюфяк, Мерик вспоминал дни беззаботной жизни, вспоминал жизнь в Ривдауте – своем острове, располагающимся в архипелаге Принца, омываемый Бесконечным морем, названым в честь столицы, а ранее, как он читал в истории мира, его остров и море называлось Ruimag и ocean Magiko, соответственно. Язык «Магико», он выучил в целях собственного развития. Это мертвый, не нужный язык, однако держащий до сих пор в себе великие знания и силу. Ту самую, утратившую ее после второй магической войны. «Это было 90 лет назад, но люди еще помнят ужасы и блага, жизнь и выживание». – Подумал юноша и взглянул в окно.  

Лучи освещали всю каюту, однако солнце уже заходило, желудок стонал, а голова болела от моря. Мерик собрал вещи в сумку: письмо от матери, красный платок, табард – который выглядел явно потертым и достался от отца, с еще сияющим знаком их семьи – синей водой с белыми волнами и маленьким лиственным деревом на небольшом нарисованном островке края герба, удобные прошитые брюки, шоссы, и, гордость мальчика – кожаные туфли. «Ужин! » – услышал Мерик и, улыбаясь, вышел из каюты.  

 

***  

Ужинали в уютном помещении, огромной капитанской каюте, с большими скамьями, прибитыми к полу, со всей командой матросов. Посчитать их было трудно в полутьме, однако, людей здесь было предостаточно. Капитан подозвал Мерика к себе, и усадил рядом.  

Шум голодных матросов, обсуждение новостей, также до ушей юноши дошли рассказы о прекрасных столичных шлюхах, и борделях короны, где за 5 серебряных монет можно было почувствовать себя «настоящим рыцарем, вернувшимся из дальнего похода». На столах было много лука, пива, вина и огромный зажаренный бобер, запах которого сводил мальчика с ума. Желудок агрессивно воспринимал запахи, стремясь зазвучать так громко, чтобы всем уже стало ясно, как он голоден. Юноша увидел устриц и живот ответил таким же энтузиазмом. Вообще, хоть на его острове и постоянно питались морской пищей, устриц он любил, бобра не пробовал, однако все это предстояло проделать прямо сейчас. Капитан налил Мерику пиво и прорычал: «Жрите, господа, завтра мы будем в столице! ». Все подняли стаканы, и врезавшись ими, начали пировать.  

– А к чему была сцена в моей каюте, еды же очень много? – Удивленным тоном произнес мальчик.  

– Еда матросов, твоя мать заплатила нам за дорогу, не за еду, но я капитан порядочный, ты пассажир молодой. Да и моя треклятая душа не позволит юнцу голодать, пока мы тут пьем и едим, – после небольшой, но громкой отрыжки, моряк продолжил – бобра пробовал? Нет? Сейчас исправим, ха-ха! Ты вот, малыш, только брось привычку командовать взрослым мужчинам, не я, так кто-нибудь другой не только не поделится своей едой, но и твою отнимет. – Энкерн принялся разделывать бобра и отрезал какую-то часть от него для Мерика. – А, ежели, у тебя все сложится, то мы, как в следующий раз в столицу прибудем, передадим тебе весточку, оплатишь за себя, если нет, так нет. Я в обиде не буду, просто дело чести, оплатить доброту! – улыбнулся капитан судна.  

– Мы к утру приплывем? – Заинтересовался Мерик.  

– Ну, примерно да, солнце уже плотно на небе стоять будет, но не в зените. Значит – вполне себе обычное утро! – Ответил Энкерн и принялся есть.  

Мерик обдумывал возможности, которые его ждут. Его основная цель: обучение ратному делу, военной мысли, оружию, и дядя вполне может воспитать из него отличного бойца. А с его мозгами, можно и до десятника дорасти. Когда-нибудь. Мальчик вызывающе крикнул что-то связанное с «Шлюхи матросам бесплатно! », и под одобрительный гром осушил стакан пива.  

***  

Утро выдалось пасмурным – начался шторм, настроение еще более унылым, укачивало резко и неприятно, тошнота подкатывала на каждой волне. Мальчик вышел на палубу, дышать и верить в лучшее, как учила мама. Но получалось тяжело, а неестественное ощущение времени мешало сосредоточиться и сбросить с себя излишки еды и вчерашнего алкоголя. Выйдя к носу корабля, Мерик приспустил штаны и выжал из себя весь ночной кутеж. На следующей волне, мальчик понял, что не весь. В животе что-то омерзительно бурлило, и накативший жар в горле мешал глотать.  

Капитана не было видно, однако матросы сновали всюду, мешали расслабиться и верещали друг на друга. Слушать это было невыносимо, и юноша пошел в каюту обратно.  

Закрыв дверь, Мерик еще раз проверил содержимое сумки и лег на тюфяк, надеясь, что его не стошнит прямо здесь. Чтобы отвлечься, достал спрятанное в тюфяк письмо дяди и отложил печать, ту, которую ему предстоит предъявить сегодня, ту, которая перевернула его жизнь:  

«Привет, Артиль – это Куммих. От Мартина нет известий уже 3 месяца, после нашей последней встречи, он попросил взять твоего сына в ученики к нам, в Королевскую Защиту, пусть прибудет в столицу в скором времени и попросит отвести в гарнизон, для этого ему требуется предоставить данную печать, которую я оставлю в конверте. Со мной все отлично, сестра, сына твоего буду беречь. Но на острове ему делать нечего, совсем. Если бы не его любовь к знаниям, стал бы глупым крестьянином. У него есть задатки ума, ловкости и отличное зрение. Летом я проверял его в деле и ручаюсь за него. Поручусь и в столице. Не знаю конечно, для начала вполне сгодится стражником, происхождение не даст стать оруженосцем, а для пажа староват. Меня тут уважают, я опытный солдат. И опыт передам, сотнику сейчас нужны люди. Пожалуйста, в ближайшее время к нам. Если ему не нужно это, пусть напишет письмо. Я приму любое решение, но уважаю, конечно, просьбу твоего мужа. Пусть это будет вашим решением, я обещаю ему защиту и силу. Я вас крепко обнимаю и жду его или письмо. До скорого! »  

Куммих Полден.  

– Ты все еще спишь, малыш? О, какая милая мордашка у тебя с утра, ха-ха. Мы прибыли, собирай вещички, если быстро встанешь, проссаться успеешь у кормы, ха-ха-ха! – Капитан заржал и бодро зашагал прочь. Мерик встал с постели и взял сумку, спрятал письмо и печать. Взглянул в окно. Шторм прекратился, но ливень был стеной. Достав из сумки табард и брюки, мальчик быстро переоделся. Тошнота почти прекратилась, но гарь в горле все еще мешала и бесила. Выйдя из каюты, он наткнулся на матросов, переносящих товары, катящих бочки и несущих мешки. Протискиваясь сквозь них, юноша думал о большом городе, о великой столице, с её кровавой, но захватывающей историей. Именно тут, началась и закончилась Первая Магическая Война, завершилась победой бунтующих и Вторая – обрушение династии магов, падение великой семьи, разграбление и сжигание школы Магии, аресты и охота на магов. Мальчик вспоминал все что пришло на ум, он хотел увидеть историю, он хотел увидеть мощь.  

На палубе пахло рыбой и свежим дождем, матросы продолжали работать с грузом, капитан, завидев Мерика, улыбнулся:  

– На корме я тебя не увидел, поссал в штаны, или терпишь до корчмы? О, у тебя даже герб есть, да мы никак настоящего дворянина везли, ха-ха! – Моряк улыбался искренне, хотя такое отеческое отношение смущало мальчика, тем не менее, дождь заставлял двигаться быстрее, подойдя к Энрику, парень спросил:  

– Так мы идем вместе, капитан? Или я сам дойду до гарнизона дяди?  

– Как хочешь, я отдам документы на груз, ну а ты ищи дорогу сам, мне же лучше – Они спускались с корабля в порт. – По правде говоря, порт здесь ужасный, узкий, а бюрократия задрала ужасно. Одно в столице хорошо – девчонки! Хотя, – моряк почесал подбородок – девчонки здесь хороши только в борделе короны, остальные вшивые, небритые шлюхи, подобранные со всех бедных кварталов. Ты бабу-то трахал, малыш? – Моряк широко улыбнулся.  

– Э… нет, я учился, я… читал, дрался разными видами оружия. – Мерик разрумянился и зашагал чуточку быстрее. – Мечами, древковым, топорами, бу... – Капитан прервал мальчика.  

– Ладно, не трахал, так не трахал. Рука тоже баба, особенно когда ты в море полгода, ха-ха! Мы пришли, давай-ка я первый.  

Оба втиснулись в узкую коморку к стражникам порта. Пограничники были в красных плащах, открытых шлемах «бацинетах» и в легких, слабо прикрывающих ламеллярных доспехах – ярко начищенных. На столе у стражников стоял небольшой сундук, а в углу стола лежала стопа бумаг. На подставке в другом углу стола горела свеча. Как и во всем порту, здесь пахло рыбой, однако в данном конкретном месте, отдавало рыбой тухлой. У стола стоял солдат без шлема и без меча. Остальные два – сидели у другого выхода с одноручными мечами. Стражник у входа со стороны порта, стоял с алебардой. Мина была неприятная, несколько шрамов через все лицо, подбитый доспех на торсе.  

– Зачем пожаловали, моряки? – Пограничник у стола свел брови вместе и сделал важный вид. – Сразу разрешения, пожалуйста, документы, печати.  

– Все есть, сир! – Капитан широко улыбнулся и достал из своей рубашки сверток, – здесь описание груза, наших денег и заранее оплаченный налог на имя Энкерна Видоу, то есть, меня!  

Капитан раскрыл сверток и молча читал, через пару мгновений спросил:  

– Отправитель, кто? Печать не узнаю – нахмурился страж.  

– Дык, моя печать. Точнее, судна, я-то его капитан. «Мартиллия», значит!  

– Меня интересуют заказчики, – холодным голосом произнес пограничник.  

– Э, сир, есть копии, – Энкерн достал несколько маленьких печатей и начал передавать их стражнику – значит, Керминдел Спарс, Йозеф Курт и… Кернел ЛаБлумен! – как можно увереннее и громче произнес капитан судна.  

Стражник задержал дыхание, поднял брови и внимательно изучил печать.  

– Хм, а писарь Его Величества что именно заказал, позвольте узнать?  

Энкерн выдавил из себя удивление:  

– Так бумаги, сир, вы не знаете? Он же действительно писарь, ха-ха. Бумага у нас ценная, мы ее бережем-оберегаем, также по мелочи, восточные чернила, и, волшебная Ривдаутская колбаска, мм-м, – Энкерн потер живот и улыбнулся – да, да. Все для, как вы выразились, писаря Его Величества, хотя мне казалось, он близкий советник Короля. Я уточню, при встрече. – Энкерн принял позу победителя, широко расставил ноги, улыбался и потирал остальные печати.  

– Так, налог уплачен, выгружайтесь, капитан Энкерн. Всего хорошего. – Стражник сделал легкий наклон, тем же ответил и моряк. Улыбаясь Мерику, Энкерн Видоу вышел из коморки. Следующим подошел юноша:  

– Сир, э… стражник, прошу меня извинить, я… – Стражник перебил вновь абсолютно холодным голосом.  

– Жопу мне еще поцелуй, или это твои родители сделают, если не научили тебя не тратить чужое время. У тебя минута.  

Мерик разрумянился, но быстро пришел в себя, набрался смелости и вытащив печать с письмом, выдал:  

– Сир, я приехал учиться, стать солдатом, ну, может стражником, как дядя говорит, может и оруженосцем. Я… в столице по делу.  

Стражник медленно прочитал письмо, посмотрел печать. Отложив предметы на стол, протер глаза пальцами, цокнул и сказал:  

– Идем и… прости за родителей, – стражник слегка улыбнулся – твоего дядю уважаю, просто работа нервная. Я отведу тебя в гарнизон. Лорах, за старшего, – Лорах, тот самый стоящий с алебардой солдат махнул головой и, почти моментально, отложил оружие в сторону. Пограничник взял короткий меч, повесил на пояс слева и надел шлем.  

Портовый район фактически заканчивался за дверью коморки. Тропа вела верх и идти приходилось по песку и камням. Мерик оглядывался по возможности, осматривал и искал «историю», «интересные места». Вокруг ходили плохо одетые люди, хорошо одетые люди, но часто попадались кричащие и бегающие дети – обычная такая ребятня лет 10. Преодолев небольшой подъем, они вышли на узкие улочки Нижнего города, здесь, в основном, жили бедняки, приезжие, и моряки, что решили навсегда остаться в столице. Прав на гражданство это не давало, и более-того, сейчас миграция сильно прикрыта. Нужна четкая цель пребывания в столице. Нужны деньги и хоть какой-то статус. Район не опасный, но ловить тут нечего. «Что я еще помню», думал Мерик. Нижний город делился всего на 2 части, Ароматная Аллея и Пакдемиум. Первая представляла собой несколько «пьяных» кварталов, именно так их прозвали в народе, при короле Ричарде I. Последнем короле-волшебнике. Здесь жили самые-самые бедные, но при этом, в те времена, Ричард I, бесплатно предоставлял каждый день «каждому – кружку пива». Ну а Ароматной она стала благодаря тому, что портовые жители и моряки притаскивали сюда огромное количество рыбы, рынки буквально пропахли ею. При этом, никаких отхожих мест предусмотрено не было. Кто не мог бежать до моря, или в ближайшие кусты, ходил в туалет дома. А помои, выливал с ведра на узкие улочки Аллеи. А Пакдемиум – представлял собой закрытый район солдат, гарнизона и прочих Королевских Защитников. Стоит заметить, не личную гвардию Короля. В Пакдемиуме жили обычные рядовые бойцы, десятники и сотники. Но раньше, район выглядел более прилично, чем сейчас. Несколько лет назад, как рассказывал Мерику отец – «в этом районе жили и трудились королевские гвардейцы – прекрасные бойцы, лучшие фехтовальщики и преданные люди короны, именно то, что нужно, чтобы править. Но потом их стало больше, и стражников больше, вот и оставили без королевского взора этот район, и стал он гадюшником, только родным для любого Королевского Защитника. Родным он нам и останется».  

Пограничник прервал мысли:  

– Я, правильно прочитал твое имя – Мерик, верно? – Юнец кивнул – отлично, а меня Орэлом зовут. Эм, Орэл Тригерс.  

– Будем знакомы, сир Орэл. – Мерик улыбнулся и страж улыбнулся в ответ.  

Поворачивая в очередной раз в еще одну улочку, мальчик смущено поглядывал вверх, боясь, что помои польются прямо на него. Но помои не лились, и запаха противного не было. Удивленно, шагал он за пограничником и пытался увидеть Верхний город, Остров Цветов, бывшую Школу Магии. Да, хоть что-нибудь. Но вокруг были только улочки и двухэтажные дома.  

Наконец, они завернули в очередной раз, и вышли на достаточно широкую дорогу. Стражник оглянулся, посмотрел на Мерика и воодушевлённо произнес:  

– Есть прекрасная новость! Мы почти пришли!  

Юнец разделил радость:  

– Да, новость эта действительно прекрасна. – Продолжая улыбаться, ребята двинулись дальше. Вообще, Орэлу было на вид лет 25, хоть он и хотел бы казаться жестким и холодным, практически моментально он сбросил маску пограничника и стал вполне дружелюбным, улыбчивым парнем. «М-да, что делает с людьми работа».  

Войдя в большой круглый двор, окруженный невысокими домами, Мерик увидел солдат, проводящих тренировку, нескольких лошадей, повозку и…  

– Дядя!  

| 85 | оценок нет 11:48 17.12.2018

Комментарии

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.

YaPishu.net 2019