Режим чтения

Принцесса и хулиган

Роман / Боевик
Почти правдивая история о невероятных приключениях простого русского паренька из пригородного рабочего посёлка. С раннего детства он мечтал о дальних странах, ярких приключениях, рыцарских турнирах и сказочных принцессах. Но шли годы и он с отчаянием понимал, что и через десять, и через двадцать лет так ничего и не переменится в его скучной, однообразной жизни. Он, как и сотни его соседей, так и будет всю жизнь ходить по замкнутому кругу- работа, дом, опять работа, и когда нибудь уйдёт совсем,даже не поняв для чего он являлся в этот мир. Но вот однажды он пошёл в магазин за хлебом....

Инопланетянка, кофе и чемодан

ПРИНЦЕССА И ХУЛИГАН  

 

Глава 1 Инопланетянка, кофе и чемодан.  

 

Яркое, по весеннему ещё мягкое парижское солнце, было настолько же приятно, насколько и неожиданно. Вроде бы совсем ещё недавно, Анатолий поеживаясь от холода входил в здание московского аэропорта, и вдруг такое преображение окружающей действительности. Увидев почти совсем уже позабытое за зиму светило, пассажиры спускающиеся вместе с ним по трапу самолета в аэропорту Шарли, разом сменили привычные для северных жителей серьезные выражения лиц, на тёплые, радостные улыбки.  

– Мама, а я теперь знаю куда солнышко прячется на зиму! – вдруг громко воскликнула одна из них, девчушка совсем ещё юного возраста. Услыхав такое утверждение заулыбались и те последние, на которых не сразу подействовали тёплые солнечные лучи. Теперь, глядя на недавно прибывших, невозможно было поверить, что ещё всего лишь несколько часов назад, эти милые и добрейшие люди были настоящими сгустками нервов, готовыми ринуться с кулаками друг на друга. И главное, что тогда для этого подходили любые, мельчайшие казалось бы даже поводы- за место в очереди при регистрации на рейс, за право первым попасть на борт самолёта, за пространство на полках для ручной клади в салоне. Ну а за дефицитные тележки для чемоданов, они порой даже по настоящему принимались за боевые действия. Как все таки бытие влияет на сознание, улыбнулся Анатолий, вспомнив как на лекциях, преподаватель безуспешно пытался донести до их молодых голов это абсурдное как тогда казалось понятие.  

Одна только принцесса кажется не обратила на перемену окружающей действительности никакого внимания. Она все так же, как и в ту минуту, когда он впервые увидел её в Шереметьево, была грустна и загадочна и как будто существовала в какой то отдельной от всех реальности. Видно было, что все ее мысли были очень далеки от всего происходящего вокруг.  

Может конечно она и не была настоящей принцессой, короны то она не носила, но он почему то сразу присвоил ей это почетное звание. Просто девушка была такая красивая и такая таинственная, что Анатолий тут же выделил её из огромной толпы, бесконечно снующей по терминалам аэровокзала. И после этого он уже никак не мог отказать себе в удовольствии, изредка полюбоваться этой величественной, почти царственной красотой. Высокая, в длинном, почти до пола платье, волнистые волосы спадающие на плечи, а главное ее статная поступь и спокойный, не замечающий никого вокруг взгляд – она как будто сошла со старинного портрета висящего на стене какой нибудь царской залы.  

Девушка, видимо, интуитивно чувствуя внимание, все же иногда поднимала на него глаза и даже, как ему самонадеянно казалось, слегка ободряюще улыбалась, случайно встретившись с ним взглядом. Видимо она это делала чисто из за воспитанности и наверняка забывала о нем через мгновение. Ей было гораздо интереснее в её собственном маленьком мире.  

Вот и в зале прилетов Парижского аэропорта, где Анатолий примкнул к группе туристов, столпившихся вокруг своего гида, она стояла чуть в стороне, не слушая его инструкции, а мечтательно глядя куда то вдаль. Он невольно проследил за ее взглядом и почувствовав какой аромат кофе доносится с того направления, увидел буфет, источник чудесного запаха и как видимо предмет ее мечтаний на данный  

момент.  

– Вы не откажетесь от чашечки кофе? Я бы хотел вас угостить. – Анатолий и сам не понял как решился на то, чтобы подойти к ней. Ведь он был далеко не ловелас, да и она не та, к которой подходят вот так вот, запросто. Не иначе, как судьба злодейка, от которой как известно не убежишь, его подтолкнула на такой смелый поступок. А то как ещё объяснить все те невероятные приключения, которые сразу вслед за этим последовали?  

Принцесса рассеянно взглянула на него и мило улыбнувшись, слегка кивнула. Это уже потом он понял, что для неё этот жест ровным счетом ничего не значил. Она вряд ли вообще поняла, чего он хочет и могла это сделать просто машинально, из природной вежливости. А он, окрылённый тем, что до него снизошла эта инопланетянка, тут же сорвался в сторону такого манящего ароматного запаха. Уже убегая, вспомнил кое что и прокричал на ходу:  

– Вы только за чемоданчиком присмотрите пожалуйста. Я мигом.  

В кафе не было никакой очереди, и это его очень обрадовало, все же не хотелось отстать от своего гида и своей группы. Но подождать все равно немного пришлось, это ведь не растворимый кофе, который просто разводят кипятком из чайника. Прошло несколько минут и он, улыбающийся и счастливый от того, что смог сделать что то приятное для принцессы, шагал в ее направлении с двумя чашечками ароматного чуда в вытянутых руках. Она стояла все на том же месте и ее радости от вида долгожданного напитка казалось не было предела. Она вся светилась каким то внутренним светом, и улыбалась так, что Анатолий, принявший это на свой счёт сильно удивился, как оказывается мало нужно женщине, пусть даже и такой красивой. Дальше произошло ещё более непонятное, – она вдруг протянула руки, как бы пытаясь его обнять и сделала шаг навстречу. Ничего не понимающий уже Анатолий тут же остановился как вкопанный, боясь не только двигаться навстречу этим объятиям, но и просто пошевелиться. Правда долго теряться в догадках о причинах такого поведения принцессы не пришлось, вскоре его мягко отодвинула какая то крепкая рука, и через мгновение, чудесная и счастливая головка незнакомки, лежала на плече какого то импозантного, высокого мужчины. Он, судя по внешнему виду и одежде, был арабом и похоже что очень богатым и влиятельным. Рука, та самая, которая отодвинула Анатолия, а теперь оберегала от него спокойствие этой парочки, принадлежала одному из двух громил, стоящих рядом и грозно смотрящих по сторонам. Пока впавший в ступор от неожиданности Анатолий пытался понять, что ему теперь делать со злополучным кофе, счастливая и нежно воркующая парочка с их верными секьюрити двинулась к выходу из зала прилётов. Так вот о ком она думала все это время с мечтательной улыбкой на губах. И никакая оказывается она не инопланетянка, а просто влюблённая по уши девчонка, правда очень красивая. И судя по ее кавалеру, такому солидному, да ещё и с такой внушительной охраной, она и в самом деле вполне могла вскоре стать принцессой. Мало ли принцев на востоке?  

Посмотрев ещё некоторое время на удаляющуюся, счастливую парочку и погрустив немного о своей, такой далекой и недоступной теперь любимой, оставшейся в далекой России, он наконец то вспомнил про свой чемодан. И тут, к своему ужасу он увидел, что там, где тот должен был стоять, ничего нет. Он быстро догнал ту, которой по неосторожности поручил охранять своё имущество, она ведь все время была рядом с ним и должна была увидеть куда тот переместился.  

– Извините за беспокойство, но где же мой чемодан?  

Но принцесса, лишь как всегда мило улыбнулась, и тут же про него забыла, отвернувшись к своему спутнику. Впрочем вряд ли она вообще понимала, кто этот настырный парень, и что ему надо, до того счастлива в этот момент она была. Спросить ещё раз не получилось, так как верзила, в безупречном чёрном костюме и в чёрных же очках, просто преградил ему путь со словами, ссори мистер. Анатолий ещё постоял немного, на что то надеясь, но увидев, как влюбленные выйдя из аэропорта сели в какую то длинную машину, тут же подъехавшую к дверям, побежал за своей группой. Она как раз двинулась в сторону выхода из аэропорта. Он ещё наивно надеялся, что чемодан случайно оказался у кого то из его попутчиков. Но его не было и там.  

Ощущение катастрофы не сразу дошло до его сознания, но когда он понял, что чемодана со всеми его вещами, деньгами и главное документами нет нигде, чувство паники потихоньку стало забирать его в свои цепкие лапы. Он ещё носился по зданию аэропорта, в надежде увидеть свою потерю в чьих то вороватых руках, когда его трансферный автобус прошелестел в сторону морского побережья. Анатолий тоже должен был ближайшие две недели провести в объятиях морских волн, но где он их проведёт теперь, было совсем непонятно. Обращаться в полицию с его послужным списком было бы смерти подобно и он это прекрасно понимал.  

И вот те же чувства, что и два дня назад, только ещё с большей отчаянной безисходностью, навалились на него. Ему стало вдруг совершенно ясно, что это конец. Сколько не бегай от своего жребия, он все равно нагонит.  

– Чуть чуть поиграла судьба-злодейка с тобой дружок, -вздохнул Анатолий, – как кошка с мышкой перед тем как съесть и видимо на этот раз все. Пришла у кошечки пора обеда.  

А ведь ещё совсем недавно так все хорошо начинало складываться. Когда казалось, что он, как загнанный волками на край пропасти олень уже потерял все в своей жизни и его впереди ждала неминуемая гибель, неожиданно заблестел такой чудесный лучик. Мостик, такой хлипкий и ненадежный, но все же дающий шанс на жизнь. Надо было только решиться и ступить на его шаткие дощечки для того чтобы уйти от погони. И он решился, он вырвался из западни, оставив на той стороне щёлкающих зубами в бессильной злобе хищников. У него появилась наконец надежда на новую, свободная жизнь. И как же теперь было обидно все снова потерять, тем более по собственной неосторожности и так бездарно.  

 

Глава 2 Один раз увидеть и умереть.  

 

А кругом все также кипела жизнь и люди радостно кричали, встречая родных и любимых у здания аэропорта. Его постоянно кто то задевал, толкал и извинялся, но для него все это было глубоко безразлично. Даже когда его под руки отвели немного в сторону, а затем впихнули в какую то дверь, он не очень то и удивился перемене обстановки. Была полнейшая апатия ко всему происходящему. И лишь после того как его основательно тряхнули за воротник, он с удивлением посмотрев по сторонам догадался, что происходит что то нехорошее.  

Он вдруг увидел, что оказался в каком то небольшом и нечистом помещении. Судя по зеркалам на стене и отколотым умывальникам под ними, эта комната была бывшей общественной уборной, находящейся то ли в стадии ремонта, то ли просто сноса. Какие то суровые парни стояли по бокам от него и их вид не внушал ничего хорошего. А тот, который держал его за грудки и показывал характерное движение пальцами, повторяя при этом знакомое всему миру слово мани, был видимо и вовсе бандитом. Свирепый вид ему придавал косой шрам пересекающий всю правую половину лица, и чёрные густые брови, сдвинутые над угрожающе сверкающими глазами. Анатолий попытался было оттолкнуть руку сдавливающую его горло, но тут же увидел кинжалы и кастеты, которые вдруг появились в руках парней. Парни были настроены очень серьезно.  

И тут Анатолий неожиданно улыбнулся. Ну наконец то, а то он уже думал что все несчастья на земле достались только ему. И он один, как жертвенная овечка, просто должен будет пройти все круги адовы, отвечая за то, в чем и не виноват вовсе и даже не имея возможности сопротивляться несправедливости. А так то оно гораздо лучше. И злость за все свои беды можно выместить на этих парнях, а может и наказание за все от них же получить, хоть и жестокое, судя по их настрою, зато последнее и быстрое. Парни увидев как он радостно улыбается, даже на мгновение опешили. Они то привыкли видеть в таких ситуациях слезы и дикий страх в глазах, а никак не радость и веселье.  

Парень со шрамом, видимо самый решительный из них, не стал теряться в догадках о причинах такого поведении жертвы и свободной рукой ударил Анатолия в лицо. Что было дальше он запомнил не очень хорошо. Он как будто в это время вышел из реальности и бился так, будто это и правда был его последний бой. Назад в действительность его вернул дикий крик и визг похожий на детский. Анатолий опешил от этих звуков и остановился тяжело дыша. Он с трудом осознавал где он находится и что делает. Прямо напротив, глядя на него, стоял какой то монстр с перекошенным от бешенства лицом, который видимо и издавал дикие, воинственные крики. Если бы Анатолий не догадался, что это он сам и есть, только отраженный в зеркале на стене, то мог бы подумать, что это какой то псих из фильма ужасов. Трое парней лежали по углам этой комнатушки, а бандит со шрамом и был тот, кто визжал как ребёнок закрываясь от его ударов. Анатолий отпустил его волосы, за которые держал до сих пор и устало присел. Ему вдруг стало безумно стыдно за свою злость, за свою беспощадность к этим парням. Они разве виноваты, что его жизнь, буквально два дня назад такая ясная и счастливая, вдруг пошла под откос. Они же совсем ещё пацаны, а он по сравнению с ними как слон перед бобиками. Сколько его учили и боевому искусству и хладнокровию, требуя при этом никогда не применять свои знания в обычной жизни ни при каких условиях. И пусть ему тоже угрожала при этом большая опасность, он знал, что все можно было решить по другому. В крайнем случае просто убежать. Он посмотрел на лежащих и немного успокоился, – вроде оживают, шевелятся. Анатолий устало встал и прижав руки к груди на ломанном, с непривычки французском пробормотал  

– Простите меня пожалуйста, если сможете.  

Он поплёлся прочь из комнаты, с трудом переставляя ноги от внезапно навалившейся вдруг усталости. Силы, моральные и физические вдруг куда то улетучились, он чувствовал себя полностью опустошенным. Не было никаких мыслей о своей дальнейшей участи, он просто тупо доплёлся до небольшого парка перед аэропортом и почти свалился на ближайшую скамейку.  

Уже и солнце скрылось за горизонтом, и дождик сбрызнул все вокруг освежающей влагой, а он все так же сидел в одной и той же позе, на том же самом месте. Лишь иногда он поднимал голову, как бы проверяя, неужели это и правда все происходит с ним, может ему все это просто приснилось? Как же это могло получиться, что он, простой паренёк из Российской глубинки, который и в столице то ни разу не был, вдруг оказался в самом центре Европы. Да ещё в самом Париже, на который говорят можно только один раз посмотреть и потом умирать будет не жалко. Правда у него так бы наверное и получилось, если бы он не смог постоять за себя. Анатолий вдруг горько усмехнулся, пытаясь в иронии найти хоть какую то соломинку, за которую можно было бы ухватиться в такой ситуации.  

А что, ведь по большому счету все не так то уж и плохо. Это ведь смотря с чем сравнивать. Ведь он сидит в красивом, теплом парке в самом красивом городе мира, а не как пару лет назад на поленнице дров у холодного, покрытого изморосью сарая, соображая чем бы занять очередной бесполезный вечер. Сравнение вряд ли в пользу сарая. Мог ли он тогда подумать что окажется когда нибудь в таком очаровательном месте, когда с такими же, как эти молодые хулиганы друзьями, прожигал свою жизнь в подворотнях. Линия жизни тогда была совершенно простая и ясная. Погулять от всей души ещё годик, как положено после армии, жениться на девчонке из своего круга и тащи всю жизнь семейный хомут, для того чтобы вырастить очередное поколение таких же как он сам ахломонов. Так жили все кого он знал и не ему было менять установившиеся правила.  

Но однажды в его жизни появилась Света и все изменилось. Он невольно улыбнулся вспомнив про неё, ведь она была как лучик света. И даже одно то, что она просто была в его жизни, делало ее не такой бессмысленной как прежде. Как то она там теперь? Грустит наверное и места себе не находит, ничего не зная о нем. У него даже защемило в груди от мысли, что он был виновником ее грусти. Он считал ее подарком небес и всегда думал, что недостоин такого счастья. Он готов был оберегать ее от любого косого взгляда, от любых проблем, и вот сам того не желая, оказался причиной ее страданий. Как же все это могло произойти? С чего вдруг началось? Незаметно Анатолий мысленно переместился из этого зеленого, тёплого парижского парка в недалекое прошлое.  

 

Глава 3. Встреча под дождиком  

 

В тот день они отмечали день рождени Димона, и Толян немного задержался. Скоро уже должен был уйти последний автобус в его родной посёлок и значит следовало поторопиться. Ноги уже достаточно промокли от дождя, весь вечер поливающего улицы, поэтому особенно то избегать луж смысла не было. Так и маршировал широким шагом, уже почти не пытаясь разглядеть в полутьме островки сухого асфальта между водяными океанами залившими весь город. Была задача намного важнее, – побыстрее преодолеть эти пятьсот метров от троллейбусной остановки до конечной его автобуса. Кепка надвинутая на самые уши, плащ из кожезаменителя запахнутый как можно плотней, шум дождя и веселое шлепание ног, не дали ему вовремя расслышать угрожающие крики. А когда он понял, что угрозы и проклятия несущиеся откуда то спереди относятся именно к нему и оторвал глаза от дороги под ногами, было уже почти поздно. Какой то длинный парень, которому почему то не понравился Толян, смело марширующий по водной глади, уже нанёс удар. Устраивать какие то сложные конструкции из приемов самообороны было некогда и он, продолжая двигаться вперёд, просто поднырнул под летящую к его физиономии руку и подсёк нахала. Ведь только нахал, имея рядом такую красавицу, как та что переминалась с ноги на ногу подле него, может ещё думать про какие то там драки. Толян с удивлением посмотрел на быстро падающего задиру и не останавливаясь пошагал дальше. Ведь никакие приключения со злодеями, и даже красавицами, не могли отменить отхода последнего шаттла, вернее его раздолбанного провинциального аналога. Правда через пару шагов пришлось немного притормозить. Девушка, вместо того, чтобы причитая поднимать своего кавалера, почему то вприпрыжку, тщетно стараясь избегать луж, семенила рядом.  

– Вы уж извините меня за то, что ударил вашего парня. Ничего личного, просто не хотелось оставлять в беде свой собственный нос.  

– Да какие извинения, наоборот я должна благодарить тебя за избавление от этого урода. Даже не представляю, до чего могло все это дойти, если бы ты не появился.  

Правда говорить об избавлении было немного преждевременно, потому что сзади уже слышалась знакомая брань и топот ног. Зря не приложился по хорошему, пожалел Толян. Теперь придётся доделывать начатое, коли уж неймется парню.  

Это хорошо что луж было много. По звуку шлепков по воде легко определить, сколько осталось до цели. И после слов – Да не стоит благодарить, – он быстро развернулся и отправил длинного в аут, что бы точно уж больше не мешал общению. Толян удивился тому, как девушка вздрогнула от жалости к тому, от которого так мечтала избавиться, и как доверчиво вцепилась в его собственную руку. Вот и попробуй после этого разобраться в женской психологии, усмехнулся про себя он.  

Как раз в это мгновение послышался рёв локомотива, состоящего из дюжины пьянных парней. Он вылетел из за угла дома и стало не до размышлений о двоякости девичьих чувств. Парни, видимо друзья хулигана, услыхав крик товарища, неслись, дабы воздать возмездие за него. Толян прекрасно понимал, чем все это может закончиться и мягко отстранил руку девушки.  

– Извените меня пожалуйста, но на этом нам наверное придётся завершить наше общение. Мне срочно нужно бежать, так как мой последний автобус через пять минут отходит. Следующий только утром, так что сами понимаете.  

Сказав это, он тут же перемахнул через ограждение тротуара. Дальше были кусты, дорога и шанс оторваться от этого пьянного, безжалостного бронепоезда. Вопрос то все таки был о жизни и смерти. У них там столько ног, что точно растопчут как травинку. Правда для этого им надо сначала догнать его, а в этом у них шансов было мало. С таким адреналином в крови, когда знаешь, что тебя ждёт в случае плохого бега, он был уверен, что шансов в забеге у них просто нет. Через секунду он выстрелил с высокого старта, но вдруг, уже набирая скорость резко остановился. Неожиданно перед его глазами всплыла эта беззащитная девчушка, которая только что, с такой благодарностью глядя на него сжимала его локоть. Хорош избавитель. Да они, если не догонят его, так отыграются на ней, что Толян даже вздрогнул представив это. И прекрасно понимая, что он ничем ей помочь не сможет, кроме того, что заберёт на себя часть их злости, Толян тут же перемахнул через заборчик назад. Парни бежали не так уж и быстро и он успел перекинуть девчонку через ограждение и следом перепрыгнул сам. Правда первый из преследователей, с криком -стой, убью зараза, – все же вцепился в его волосы. Зря он это сделал, потому что это самый лёгкий способ самому стать жертвой. Толян просто схватил руку, вцепившуюся в его волосы и быстро повернулся вместе с ней. Парень вскрикнув от боли в выкрученной руке, тут же получил удар по затылку. Рядом через забор перебирался следующий преследователь, но и он оказался такой же легкой мишенью. Как в тире, Мишка на заборе, усмехнулся Толян. Остальные только ещё подтягивались и он благоразумно не стал их дожидаться. Схватил руку девчонки и рванул вперёд. Им здорово повезло, что троллейбус как раз поворачивал на перекрёстке и поэтому ехал очень тихо. Девушка за рулем, видимо видевшая все что творилось за кустами, против всех инструкций и правил всё-таки открыла им двери. Им оставалось только забежать внутрь, пока уцелевшие парни не подтянулись. Правда была одна незадача, -дверь открылась дальняя от них, а преследователи уже как раз стояли рядом с нею. Их было трое и девчонка, понимая что им теперь точно конец, вцепилась в руку Толяна, отчаянно вспоминая вслух мамочку. Он не первый раз бывал в переделках и прекрасно понимал, чем может закончится возня с этой троицей, на помощь которой уже несётся ещё дюжина помощников. Полный отчаяния от неизбежного, и мысленно уже смирившись с ним, он все же решил ещё раз взглянуть напоследок на красавицу. Он просто хотел хотя бы запомнить ту, из за которой придётся сейчас пострадать, и если это возможно в подобной ситуации, хоть как нибудь приободрить ее. Но наткнувшись на ее взгляд, полный одновременно страха и слепой веры в него, он вдруг понял, что ни за что не сдастся. Он мягко, но решительно освободился от ее рук и сказав – держись сзади, – рванул на ожидающих их парней. Те уже видели, как он расправился с самыми шустрыми из драчунов, и несмотря на численное превосходство понимали, что кому то из них все равно достанется. Поэтому увидав, что он, в безумной попытке прорваться в спасительный троллейбус, задрав руки как горилла бежит на них отчаянно что то крича, они дрогнули. Стали потихоньку отходить от двери, давая беглецам дорогу, чем вполне вероятно спасли себя от побоев. А так, лишь один из них, видимо менее расторопный, только получил пинок под зад, что было может и обидно, но совсем не смертельно.  

Когда троллейбус тронулся, из кустов появились ещё пять человек, которые не успели к расправе. Они ещё по инерции немного пробежали за троллейбусом, крича и махая руками, но быстро отстали. Или устали, или никто больше не хотел рисковать здоровьем неизвестно за что. Беглецы, проследив за действиями погони, немного успокоились и прошли на передние сиденья. Когда уселись, Толян благодарно помахал заговорщечески улыбающейся девчушке за рулём. Та в ответ только показала ему большой палец.  

Напарница по несчастью вдруг прижалась к его плечу и зашептала на ухо:  

– Ты мой герой. А видел как на тебя смотрел весь троллейбус? Нет? Как на супермена. Я даже загордилась, что и я в твоей компании.  

– Какой там супермен. Скажи спасибо что повезло нам. А могли бы сейчас в полной мере накушаться ударов судьбы. Хороших же ты себе дружков завела.  

– Да ты что? Какие они мне дружки, я их вообще в первый раз вижу.  

– Да неужели? А что же так жалостливо смотрела, когда я стукнул длинного?  

– Это Петьку что ли? Этого то я знаю и очень даже хорошо. Друзья детства можно сказать, поэтому и жалко было. Да только за то, как он себя сегодня вёл, он ещё легко отделался. Пусть в следующий раз не думает, что можно легко обидеть беззащитную девушку. Прилетит принц на белом коне и накажет. Ты ведь и правда принц? Как тебя зовут? Ричард львиное сердце? А что, тебе бы очень подошло, только где твой верный конь?  

– Ну хватит издеваться, нашла ещё принца. И никакой я не Ричард. Все, мне сходить надо, – поднялся было он, все ещё надеясь добраться этой ночью домой, до своей тёплой, уютной постели. Но она не отпускала его руку.  

– Ты что, разве я смогла бы издеваться над своим спасителем. Просто я не знаю почему, но чувствую себя такой счастливой. Ты уж не обижайся на меня пожалуйста, у меня и правда был очень тяжёлый день. В голове все запуталось и я наверное несу какие то глупости.  

– Ладно, я не обижаюсь. А теперь отпусти меня, я все таки хочу попытаться успеть на последний автобус.  

Но посмотрев на электронные часы на стене завода, который они как раз проезжали, вздохнул.  

– Вообще-то уже все, не успел.  

И разочарованно опустился на сиденье. Придётся ехать на троллейбусе и потом плестись пол часа через темный лес, по скользкой и грязной тропинке.  

– Вот и хорошо что не успел, – обрадовалась девчонка,  

– Зато как настоящий кавалер выполнишь свою миссию до конца. Проводишь даму до дома. Я в общем то не трусиха, но после таких приключений теперь долго буду бояться появляться на улице одна.  

Потом взглянув внимательно и с нежностью на Толяна добавила,  

– Только не в тех случаях когда ты был бы со мною рядом.  

– Зато мне с тобой было бы страшновато гулять по улицам. Судя по сегодняшней встрече у тебя такие товарищи, что никаких врагов не надо.  

– Я тебе ещё раз говорю, нет у меня никаких товарищей, ни плохих, ни хороших. У меня знаешь какой папка? Всю жизнь, как недремлющее око следит за всеми моими передвижениями и всевозможными товарищами. Никуда одну из дома не отпускает. Все боится тлетворного влияния улицы.  

– И как же ты в таком случае оказалась на улице, в двенадцать часов ночи, да ещё в окружении армии пьяных хулиганов? Что то в твоём рассказе не все срастается красавица, извиняюсь, не знаю твоего имени.  

– Света меня зовут, -и она шутливо протянула ему руку для знакомства. По её радостному виду и приподнятому настроении невозможно было подумать, что всего десять минут назад эта девчонка была на пороге если и не смерти, то уж страшных потрясений точно. – Очень рада знакомству.  

– Толя – он легонько тряхнул ее руку, – но не смотря на всю вашу красоту, не могу сказать того же о себе. Ведь если бы не встреча с Вами, сидел бы я сейчас в родном автобусе прижавшись к тёплой печке и уже сладко дремал.  

– А почему на Вы? Я ведь не старушка какая нибудь. А насчёт дома не переживай. Папа или свою машину вызовет для тебя, или на такси отправит. Он ведь должен как то отблагодарить тебя за спасение своей любимой и единственной дочурки. Тем более что он сам виноват во всем том, что произошло со мною.  

– Это как это? Это он что ли тебя отправил гулять по ночным подворотням?  

Света при этом заулыбалась,  

-Выходит что так. Что то ему стало казаться, что его дочурка засиделась в четырёх стенах и что ей надо выйти в свет. И не как всегда с элегантным, но седым кавалером, то есть папой, а с каким нибудь сверстником, желательно конечно понадёжней. Вот он и вспомнил про друга семьи и его сына Петьку. Тот на самом деле производит впечатление самого благонадежного товарища. Вечно с иголочки одет, хорошо подстрижен и гладко выбрит. Здрасьте, пардон и силь ву пле. Да тем более с детства вместе росли, считай что как брат с сестрой. Так вот папка сам, можно сказать силом вытолкал меня на прогулку с этим, как оказалось чудовищем. Это только в начале он был таким как всегда. В кафе и стульчик подвинет и цветок купит и улыбочки все время. А как выпил, тут его и понесло. Боюсь, что не только вино в этом виновато. Что то мне подозрительными показались его глаза, после похода с откуда то взявшимися друзьями в служебное помещение кафе. Сразу стал вальяжным, храбрым до безобразия. Всех задирать начал в кафе. Я больше за него переживала сначала, все пыталась уговорить уехать оттуда. Лучше бы сама сбежала, а то как вышли из кафе он совсем распоясался. Вдруг почему то вообразил что можно со мной вести себя вольно. А когда почувствовал отпор, так совсем расвирипел. Ладно хоть ты, мой верный рыцарь появился вовремя.  

И она положила голову на его плечо. Толян совсем растерялся. Было видно, что это неизбалованная и наивная девчушка, которая ничем не похожа на тех, с кем он до сих пор привык иметь дело. И ее высказывания про прекрасного рыцаря, и даже поглаживания по плечу нельзя воспринимать как то всерьёз, а только как детскую непосредственность и наивность начитавшейся романов малолетки.  

– А вот и моя остановка, пойдём Толя.  

Деваться было уже некуда и они вместе пошли в сторону невысокого, построенного в старинном стиле дома. Оказалось, что территория вокруг ее дома огорожена забором с кованными решетками и снабжена добротной металической калиткой. Он никогда не бывал в таких дворах и с удивлением смотрел на то, как там все красиво и ухожено.  

– Это кем же твой папа работает, что живет в таком домике? Уж вряд ли таким же рабочим станочником как мой. Начальник большой наверное?  

– Ну да, начальник. Да это неважно, проходи, увидишь какой он у меня хороший.  

Папка у неё и правда был хороший. И даже очень уже хороший, судя по запаху и походке. Видимо пока ждал ее, успел с кем то отметить ее первый выход в свет. Не исключено, что и с отцом ее кавалера. Наверное когда Толян спасал ее от этой гоп компании, они как раз чекались за будущее родство между их семьями.  

– О, вот и дочулька моя лапочка пришла, а где же Петя? А это кто с тобой пришёл?  

Светка с щенячьим восторгом бросилась к нему и обхватив за шею затараторила:  

– Папка, ты не поверишь, когда я тебе расскажу в каких переделках побывала твоя дочулька-лапочка. Но сперва я должна тебя познакомить – это мой верный рыцарь и спаситель твоей дочки Толя львиное сердце. Ты должен вручить ему награду за то что он спас меня от полчища варваров.  

– Погоди, погоди тараторка. От каких таких варваров, где Петя?  

– Так от него Толя меня и спас. Ты бы видел как он надавал ему и всей его шайке.  

Тут из за угла появился ещё один персонаж.  

– Кому, кому там надавали? Уж не про моего ли ботаника речь идёт? Какая ещё шайка у него? И кому тут вручать награду за его избиение, вот этому что ли?  

Папаша у длинного Пети был ему под стать. Такой же длинный, да ещё при погонах прямо на рубашке. Толян не очень то разбирался, что это за погоны, он вообще такие видел впервые, но быстро сообразил, что никто здесь не собирается его благодарить за рыцарский поступок. На отце Светы оказывается тоже были брюки с лампасами и парень тут же догадался, почему этот домик такой красивый и за таким забором. Да тут одно начальство из органов проживает. Надо было срочно исчезнуть.  

– Света, я кажется фуражку на улице уронил. Вы уж меня извините товарищи, я быстро. Только найду ее и сразу назад.  

Он быстро открыл дверь и под грозное милицейское, а ну ка стой, полетел вниз перепрыгивая через четыре ступеньки. Лучше подальше от таких. А то пока разберутся, кто и за что ихнего сыночка побил, настрадаешься с ними. Да ещё не дай бог поломалось у любимого чада чего нибудь. С калиткой на улице не стал даже разбираться, а просто перемахнул через забор и побежал вниз по улице. Троллейбус, на котором они приехали со Светой как раз развернулся на конечной, для последнего в этот день рейса в парк, и знакомая спасительница опять помахала ему рукой. Толян лишь слабо улыбнулся в ответ и прижавшись к тёплой печке устало задремал. Хватит на сегодня приключений, добежать по лесу до дому, поесть и поспать. А завтра будет о чем рассказать на заводе друзьям. Только вот поверят ли? Он бы точно не поверил на их месте.  

 

Глава 4 Да ну его, этот Париж  

 

 

Кто то, видимо уже не в первый раз, пытаясь привлечь его внимание, робко трогал его за плечо. Но прерывать, такие нужные сейчас для него воспоминания о любимой, ему никак не хотелось. Ее растерянная, умоляющая остаться улыбка, которую он увидел в тот раз, закрывая дверь в их квартире, и которую потом часто вспоминал долгими скучными вечерами, теперь опять стояла перед его глазами. И ему было очень хорошо, от того, что можно было хотя бы мысленно, опять побыть наедине с нею.  

Но этот кто то не унимался и Толя устало поднял глаза. Каково же было его удивление, когда он увидел старого знакомого со шрамом на лице.  

– Чего тебе надо парень, давай проходи и не мешай. Ты что не видишь, что я занят. Денег у меня нет, бить тебя мне тоже не охота. Так что не отвлекай людей, иди себе подобру поздорову дальше.  

И вдруг вспомнив, что он не дома, и парень вряд ли понимает что либо из его слов добавил то же самое по французски. Зря что ли два года зубрил язык лягушатников. Хотя бы послать то на нем должен наверняка суметь.  

Парень, судя по всему понял прекрасно, но видимо войдя в его состояние не стал обижаться на грубость.  

– Тебе не стоит здесь сидеть так долго. Ещё очень холодно по ночам, заболеешь. Да и полиция уже косо поглядывает в твою сторону. У тебя все нормально с документами, визой?  

– Вот здесь ты попал в точку гарсон. У меня черт побери совсем не нормально с документами и визой. Да и денег нет ни копейки. Все это благодаря тебе или таким как ты. Сперли мой чемоданчик и рады. И что мне теперь ты предлагаешь, бандитская ты рожа? Новый паспорт и гостиницу с душем?  

Он не хотел ругаться с этим парнем, но не по его ли вине он потерял ту малость, что ещё давала ему шанс держаться. Так что пошёл он к черту.  

– Пошли со мной, что нибудь придумаем. Главное сейчас не сидеть здесь, привлекая внимание полиции и мелких воришек.  

– Ты наверное думаешь, что у меня ещё что то есть, чем можно поживиться. Так ты сильно ошибаешься. Хотя нет, два евро осталось после вашего дорогущего кофе. На, забирай и не мешай мне вспоминать те дни, когда жизнь была гораздо лучше. Не то что в этом вашем поганом Париже, про который не зря говорят, что его достаточно один раз увидеть и можно умереть. Я его уже увидел, так что можешь и вторую часть поговорки выполнить, если ты за этим пришёл.  

– Зря ты так расстроился друг, ведь из любого положения всегда есть какой нибудь выход. Так что давай, вставай и поехали. Поверь мне, завтра сам увидишь, что утро вечера мудренее.  

– А ты ещё и наши русские поговорки знаешь? – удивился Анатолий.  

– Они такие же русские, как и французские или испанские. Все в этом мире перемешалось. Так что вставай и поехали. Сам же говоришь, что тебе нечего терять.  

– Да и то верно, терять мне точно нечего. Поехали, где наша не пропадала.  

Буквально в ста метрах стояла старенькая, повидавшая на своём веку всякого тойота. Анатолий поморщился глядя на такое убожище.  

– Что, не нравится моя голубка? Да ты не смотри так, у нас тут все машины имеют свои боевые отметины. Даже новые не долго остаются без вмятин и царапин. И мы, в отличие от вас русских, не делаем трагедии по любому поводу, тем более из за чуть чуть помятых средств передвижения.  

– А с чего это ты вдруг судишь так о русских?  

Толе стало даже немного обидно за своих.  

– А кто тут раскис от пропажи каких то вещей и документов? Да и повидал я тут ваших много. Отчаянные, но быстро впадаете в депрессию. Будь проще и ты увидишь, что не все так плохо как кажется. Правда всегда так же надо помнить, что не все так хорошо как выглядит с первого взгляда.  

И улыбнувшись во все 32 зуба завёл свой драндулет. При взгляде на его довольно молодое и не такое уж и бандитское, как сначала показалось лицо, Толя и в самом деле успокоился. Если дела и на самом деле хуже некуда, так чего бояться? Проснемся как говорится и разберёмся.  

А Париж и на самом деле сказочный город. Мишель видимо специально повёз его по центральным, самым красивым улицам. Что то типа компенсации за моральный ущерб причинённый ранее. Анатолий с открытым ртом смотрел на город залитый светом огней от зданий и реклам. Он даже представить не мог себе такой красоты и забыв про все свои беды, жалел только об одном. О том что рядом нет его любимой. А ведь сколько они говорили об этом городе, об его истории и людях. Сколько Света потратила нервов и сил пытаясь вбить в его голову правильное произношение французских слов.  

– Смотри, – говорила она смеясь – Вот попадёшь в Париж когда нибудь, и согнёшься с голоду, не умея даже круассан с кофе заказать.  

– А я без тебя никуда не поеду. Чего мне там делать одному?  

А оказалось не так. Она сидит дома, даже не зная где он сейчас и чем занимается. Да и вообще жив ли? Места наверное себе не находит. А я тут, наслаждаюсь всем тем, о чем мечтали вместе. Стало как то грустно и пропало всякое желание смотреть на эти прелести. Он откинулся на спинку, закрыл глаза и мысли опять перенесли его в то время, когда они расстались с ней в первый раз.  

 

Глава 5 Все здесь замерло  

 

На следующий, после той памятной встречи день, никого из друзей не впечатлил его рассказ о событиях прошедшей ночи. То ли он как то скучно все рассказывал, то ли выглядело все слишком невероятно, что бы быть правдой. Да это было и не важно, к вечеру он и сам стал уже сомневаться, что все это произошло с ним лично. Может он это видел во сне, в кино или вычитал где нибудь. Ведь он на самом деле перед сном любил помечтать о чем то невероятном. Всегда, прежде чем распрощаться с уходящим и как обычно скучным, похожим на все остальные днём. И сны, которые как правило приходят к каждому мечтателю, являлись на уже хорошо подготовленную почву. Вот где кипели страсти и бурлила жизнь. Жаль только, что все это было только игрой воображения и ничем более. Но с утра, с просонья, все выглядело, как в самом деле произошедшее и ласкало душу ещё какое то время, пока он делал зарядку. После таких снов ему часто верилось, что в жизни его ждут какие то невероятные события, какая то удивительная судьба. Но выходя с утра на улицу и трясясь в скрипучем автобусе на работу, он с трудом мог представить, что же такого может произойти в его жизни необычного. Наверняка так и проведёт свои дни как и все эти люди, сжимающие его по бокам и пахнущие легкими завтраками, а иногда и бурными ужинами. Каждое утро, как и они будет уезжать из этого богом забытого посёлка, что бы заработать на хлеб насущный, а по вечерам возвращаться в родное стойло. Чтобы с утра опять пойти по тому же замкнутому кругу, как рабочая лошадка, изо дня в день вращающая мельничный круг. Из за таких мыслей он ненавидел автобус и частенько проходил лишний километр до троллейбусной остановки, лишь бы проехать в более свободном и цивилизованном транспорте. А главное без привычных соседей, которые в тех же самых нарядах, в таком же самом порядке, как и сотни раз до этого выходят к автобусу, заставляя его уже сомневаться в реальности и нужности происходящего.  

В этот день он поленился идти на троллейбус и как оказалось правильно сделал. На задней площадке автобуса, рядом с ним, парни вспоминали про произошедшее с ними два дня назад приключении. Они опаздывали на последний автобус и неслись под дождем не разбирая луж на конечную остановку. Большая группа парней, чем то очень сильно раздраженных, остановила их на повороте и сильно побила. Особенно говорят лютовал длинный, который кричал, что все равно поймает этого урода и его девку. Парни с посёлка, почему то больше всего сетовали на того, кто так разъярил эту компанию, чем на самих хулиганов. Правда при этом, судя по разговору, они никак не могли понять, почему среди тех было так много побитых людей, если парень, про которого так все шумели, был всего один. Толян услыхав такое улыбнулся, значит все таки не приснилось ему все это? На этом правда его радость от воспоминания про встречу с прекрасной незнакомкой и закончилась. Конечно она чудо как красива на его вкус, но они то уж точно не пара. Вон у неё какой крутой папан, да и будующий тесть с сыночком ему под стать. Ищи себе кого попроще Толян, подумал он, правда немного с грустью. Ведь она на самом деле была как раз из той, невероятной судьбы, которую ему сулили сны. Но он был не настолько глуп, чтобы путать мечты с реальностью.  

В тот же вечер приехав после работы на посёлок, решил постоять подольше на остановке. Просто захотелось ну хоть немножко ещё продлить день. А то из за однообразия, дни так быстро нанизывались один на другой, что порой казалось, будто и жизнь может пролететь так стремительно, что и не заметить не успеешь.  

Какая то малышня пыталась слепить снежки из первого в этом году, ещё рыхлого и не липкого снега. Когда получалось, они с веселым смехом кидали их друг в друга. Приятно было посмотреться на эти вечно и беспричинно радостные создания. Только при этом было немного грустно, что уже не можешь вот так же как они получать удовольствие от таких вот мелочей. Правда вскоре их радости тоже неожиданно прервались. Цыган, так звали одного из очень опасных местных авторитетов, проходя рядом с остановкой в компании незнакомого, крупного мужчины вдруг цыкнул на пацанов.  

– Ну ка брысь отсюда малявки, расшумелись тут.  

Ну что ж, он имел полное право на этом посёлке так орать, причем не только на мелюзгу. Все ведь знали, что они с братом не вылезают из тюрьмы за драки и поножовщины. Для них видимо там уже дом родной. Говорили, что они и на волю то выходят только ради того, что бы утолить свои кровожадные инстинкты. Так что никто на посёлке даже не думал вставать на их дороге. Но Толян, которому то ли воспоминания о том, что он теперь Ричард львиное сердце придало храбрости, то ли потому, что ему просто стало дико обидно за испуганно притихших пацанов, вдруг возмутился.  

– Ты чего это Цыган разорался на детей. Такой храбрый, что даже с детьми воевать не боишься?  

Бандиты встали как вкопанные. Бунт на корабле? Цыгану тем более было неприятно, что все это произошло перед его знакомым, этим крупным дядькой. Всё-таки ущерб авторитету. Требовалось сильно покарать бунтовщика, но и опускаться до драки с каким то пацаном на глазах у гостя он видимо не захотел.  

– Ты кто такой сявка? Почему рот открыл, или смерти не боишься  

Но Толяна уже понесло и словами его было не остановить.  

– Может и боюсь, как впрочем и ты наверное тоже, если не дурак конечно. Но пацанов обижать не позволю.  

– Ну ладно, сейчас мне не до тебя, но мы с тобой ещё встретимся, так и знай.  

– Ну вот и хорошо, значит встретимся. А сейчас давай, проходи, а то видишь какой ты страшный. Детей так перепугал, что даже про игру позабыли.  

Цыган подошёл к нему чуть ближе, внимательно, видимо стараясь получше запомнить, посмотрел в его глаза и молча повернувшись зашагал рядом со своим крупным товарищем.  

 

Глава 6. Королева разбойников.  

 

Дни тянулись за днями не принося ничего нового в его однообразную жизнь. Утренние пробежки по снежным тропинкам, хорошая зарядка, работа, тренировка с другом Геной прямо на заводе и скучная поездка домой. Ничего нового не происходило, и никакая принцесса больше не просила его о помощи. Человеку мечтательному и деятельному, такому как он, от этого однообразия можно было просто отупеть. Временами Толяну казалось, что как раз это с ним и происходит. Поэтому, когда в один из выходных дней, зайдя в единственный на посёлке магазин за хлебом и увидев в тамбуре Цыгана с дружком, он даже не испугался. Все таки какое то разнообразие. Судьба все равно должна была их когда нибудь свести. Так уж лучше закончить с этим побыстрей.  

Цыган увидев его довольно заулыбался.  

– Ну что, попался салага. Пришло время ответить за свои понты. Боишься?  

– А чего бояться то, тебя что ли?  

– Смелый значит, ну тогда лови.  

И без лишних разговором, которые часто происходят в таких случаях, его кулак полетел Толяну в лицо. Не смотря на всю свою грозную репутацию, драчун он был видимо не очень, наверное больше надеялся на оружие, которое всегда носил с собой. Ударил достаточно слабо, не причинив ему никакого ущерба, зато получил тут же в ответ. Правда у Толяна тоже получилось не очень, потому что второй бандит встал между ними и удар смазался, Цыган только пошатнулся, но удержался на ногах. В следующее мгновении нож выскользнул из его кармана и нацелился в сторону опешившего паренька. Толян никак не ожидал такого быстрого развития событий. Неужели все? – промелькнуло в его голове. Но видимо было ещё не время и длинный заставил своего приятеля убрать нож.  

– Не сейчас Цыган, потерпи.  

Тот ещё долго шумел, сыпя проклятиями, но ослушаться здоровяка не решился. Толян, которого здоровяк держал все это время за отворот пальто, не давая добраться до цыгана, в конце концов оттолкнул его руку и с видимым спокойствием прошёл в магазин. Продавщицы тут же напали на него со своими причитаниями, ведь они все видели через большие стеклянные двери, отделяющие тамбур от магазина.  

-Ты чего парень, жизнь тебе надоела? Зачем с такими связываешься? Давай, беги быстрее через запасной выход, они ведь все равно этого так не оставят. Убьют и все. Для них это запросто.  

– Кишка у них тонка. Буду ещё бегать от каждой шавки.  

– Ой гляди парень, не пожалел бы потом.  

Но Толян знал хорошо, что от таких не убежишь. Лучше уж решать все проблемы сразу, а не прятаться потом от них всю оставшуюся жизнь. На улице его ждала компания уже из пяти человек. Цыган стоя перед ними, яростно размахивал руками и брызгая слюной рассказывал о том, как оборзели эти салаги. Он клялся, что все равно поймает этого сопляка и тот ещё умоется кровавыми слезами. Толян подошёл и молча похлопал его по плечу. Цыган даже вздрогнул от неожиданности и визгливым от бешенства голосом заорал:  

– Так и знай сопляк, что тебе хана. Я тебя все равно поймаю как нибудь вечером и на ремни порежу.  

– А чего ловить то, вот он я, весь здесь. Если хочешь давай зайдём за угол и решим все вопросы по мужски.  

Но решать по мужски у бандюги не было никакого желания, он уже понял, что без оружия с ним не справится. А делать своё грязное дело средь бела дня, когда столько свидетелей, он тоже не решался.  

– Нет, драться я с тобой не пойду, у меня и так голова вся трещит от твоего удара. Подожду более подходящего случая.  

– Ну и ладно Цыган. Ты если хочешь подожди, а я пойду, а то домашние потеряли меня уже наверное.  

И повернувшись уже ко всем, притихшим от такой неслыханной по отношению к их авторитету наглости парням, бросил с улыбкой – всем физкульт привет. Он быстро зашагал к дому, где то в глубине душе ликуя, что вырвался из такой опасной передряги. Но радость длилась буквально секунды. Прямо перед ним вдруг резко затормозило такси из которого тут же вывалилась веселая компания- очень пьяная девушка и три ее собутыльника, тоже в соответствующей кондиции.  

– Что за шум а драки нет? – поведение и жаргон сестры Цыгана мало чем отличался от его привычек. Она также как и он, в подпитии не раз устраивала разборки на улицах родного посёлка. Надо же ей было чем то развлекаться.  

– Э, брателла, да у тебя я смотрю синячек проявляется. Кто это тебя так.? Да мы с пацанами за тебя сейчас всех замесим.  

– Да вон, уходит уже герой, спортсмен понимаешь.  

– А ну стоять, парни держи его.  

Вновь прибывших долго просить было не надо. Ближайший к Толяну парень схватил его за грудки одной рукой а второй стукнул. Вернее попытался стукнуть. Приём от таких хватателей Толяну был известен и он просто поднырнул тому под руку и стукнул по шее уже падающему по инерции забияке. Ждать когда начнут бить другие не стал, уж если они начали, то не остановятся. Да и больно удобно второй стоял для удара по печени. Правда третьего стукнуть уже не успел. Кто то навалился сзади и пока он пытался того стряхнуть, его повалили и куча ног заработала, пытаясь успеть хоть раз достать по ещё шевелящемуся пацану. Было совсем не больно, зря что ли тренировался каждый день по столько времени. Даже промелькнула шальная мысль, – пусть устанут пинать, тогда можно будет неожиданно вскочить и убежать. И правда, вскоре ударов стало чуть меньше и Толян решил посмотреть, есть ли шанс вырваться. Это была его тактическая ошибка. Стоило ему приподнять голову, как меткий удар ботинка подправил ему один глаз. Злость, вскипевшая сразу, удвоила в нем силы и быстро подняла на ноги. Тот кто держал его за пальто не давая встать, видимо опешил от такой живучести пацана и со страху ослабил хватку. За что и получил первую оплеуху от развернувшегося неожиданно Толяна. Другие отпрыгнули, не очень то желая рисковать своими носами неизвестно за что. Можно было попытаться прошмыгнуть мимо их неплотного окружения, но тут опять за дело взялась пьяная сестра главаря. Она разбила бутылку, которую бережно держала до этого, и с отчаянием человека, не пожалевшего даже такое сокровище ради своего брата, решительно пошла на Толяна.  

– Сейчас я на тебе розочки распишу. Мочи его братва.  

И тут неожиданно для всех и не смотря на ужас происходящего, Толян улыбнулся. Он всегда улыбался во время драк, от избытка адреналина наверное, а тут ещё картина развернувшаяся перед ним сильно напомнила ему сказку про снежную королеву. Сестра цыгана была очень уж похожа на предводительницу банды, окружившую Герду в лесу. Только вместо большого ножа, в ее руке блестела многогранная от неровных осколков и страшная от красного вина, ещё капающего с ее краев, отколотая снизу бутылка. А все другие атрибуты, включая так и не выброшенный мятый окурок в углу ее губ, и кучка оборванцев устрашающей внешности, полукругом охвативших паренька, все было прямо как и в детском кино.  

Если бы не эта, как всем показалось наглая улыбка, может и пронесло бы, покричали бы и отпустили достаточно уже наказанного пацана. Но тут сестра цыгана взбесилась. Она кинулась на него, метя отколотой бутылкой прямо в горло. Толян конечно увернулся, но тут навалились другие, не пожелавшие быть трусливее девчонки бандиты и все превратилось в огромный, ревущий матом и бьющий слюнями и кровью клубок. Он ещё поднимался несколько раз, не смотря на раны и удары. Организм даже вопреки усталости и отчаянию, никак не хотел сдаваться, и он снова вставал и бил куда придётся. Правда уже было ясно, что долго так продолжаться не может и очень скоро все закончится, притом очень плохо для бесстрашного паренька. Просто, несмотря на растущие потери в своих рядах, все уже озверели и они ни за что бы не остановились, пока не расправятся с ним. Но вдруг, когда казалось конец уже совсем близок, напор неожиданно ослаб, а потом и вовсе иссяк. Толян без всяких сил, но повинуясь инстинкту самосохранения и природной неуступчивости заставил себя снова встать. Шатаясь от слабости, охватившей все его тело, он оперся о стену магазина и осмотрелся. Несколько человек лежало, но еще примерно столько же стояло вокруг него. Неужели это он столько положил? Здорово же я поработал, порадовался он за себя. Но теперь уже видимо все, силы кончились и больше он не сможет сделать ничего. Сейчас отдохнут немного и будут добивать. Ну и ладно, зато не сдался, не опозорился.  

– Ну, кто ещё хочет, давай подходи, – прошепелявил он непослушными, разбитыми губами и увидел как двое двинулись в его сторону. Толян ещё попытался стукнуть одного из них, но тот легко увернулся и крепко его обнял.  

Дальше Толян помнил не все, да и то не поклялся бы, что все, что он помнил, было не галлюцинацией. Его вдруг куда то понесли на руках. Потом он почему-то ехал на заднем сидении большого автомобиля, а голова его лежала на коленях Светиного отца. Тот постоянно просил кого то ехать быстрее, а Толю почему то заставлял держаться. Тот никак не мог понять, за что ему надо было держаться и поэтому решил держаться за Свету, которая вдруг тоже оказалась рядом. Она почему-то все так же стояла в коридоре своей квартиры и глядя на него умоляющим взглядом повторяла:  

-Не уходи, прошу тебя.  

Да он вроде и не собирался никуда уходить, вот только спать хотелось сильно очень.  

 

Глава 7 Лучшие круассаны Парижа и окрестностей  

 

– Ну все, приехали. Вот и мой дворец, где будет тебе и душ и мягкая кровать. А с утра, если сестра проснётся в хорошем настроении, то и круассаны с кофе.  

Толя даже улыбнулся, когда услышал как Мишель произносит, с таким трудом заученное им с помощью Светы слово.  

Дворцом этот небольшой пригородный домик конечно назвать было никак нельзя, но в нем и правда был душ и мягкая кровать. А также чай с хрустящей булкой, ветчиной и сыром. По дому они старались двигаться без лишнего шума. Мишель, несмотря на свой грозный вид и авторитет среди таких же как он молодых хулиганов, дома вёл себя очень скромно.  

– Сестра если проснётся, нам не сдобровать, – прокомментировал он своё поведение.  

Буквально через полчаса помытый, сытый и гораздо более спокойный благодаря такому развитию событий, Анатолий уже закрывал глаза в выделенной для него на террасе постели. Свежий ночной воздух из открытого окна, как эфир проник во все его тело, заставляя забыть про все свои проблемы и быстро уснуть. Засыпая, он уже и правда надеялся в глубине души на то, что утром все изменится в лучшую сторону.  

Так оно и случилось. Утро на самом деле принесло большие перемены в его настроении. И не только. Во первых он проснулся совершенно отдохнувшим, наверное как никогда в обозримом прошлом. Он давно уже привык вскакивать в определенное время, всегда сожалея о каких то нескольких минутах, которых так не хватало молодому растущему организму. А тут, уже проснувшись, позволил себе ещё немного поваляться с закрытыми глазами, наслаждаясь мягким лучам утреннего светила, заглядывающего в щели между занавеска. Но вскоре все же привычка взяла своё и, он ещё раз сладко потянувшись, вскочил и принялся за зарядку. Никакие посторонние мысли не лезли в голову и он все больше разогреваясь и распаляясь, делал привычные нехитрые упражнения. Вид из окна на цветущий весенний сад и щебет птиц летящий со всех сторон, заставляли думать что не все так уж плохо на белом свете. Особенно здесь, в этой тёплой и солнечной стране. Легко Мишелю рассуждать о неунывающей природе французов. Я бы тоже радовался каждому наступившему дню в таких райских условиях, подумал он. Попробовал бы тот быть таким же оптимистом, проживая большую часть года без солнца, тепла и этих радостных трелей птиц. А ещё круассанов добавил про себя Анатолий, почувствовав их сладковатый, манящий запах.  

В соседней комнате кто то радостно напевал, гремя при этом сковородами и шипя паром кофеварки. Что за божественный запах. И кто это там так красиво поёт? Не успел и подумать об этом, как дверь на террасе распахнулась и маленькая симпатичная фигурка пересекла порог. Он как раз делал завершающие упражнения на пресс и предстал перед девчушкой во всей красе своего натренированного тела. Та только ойкнула увидев незнакомого парня в таком виде и пулей вылетела назад хлопнув дверью. Мишель что, не предупредил сестру? Ох и достанется теперь этому засоне, да и Толе наверное. Он лихорадочно стал искать одежду, что бы не дай бог не попасть снова впросак. Что за чудесное создание эта девчушка, сестра Мишеля. Маленькая, такая складная и судя по всему хозяйственная. Но так обожгла его взглядом, что он сразу понял почему Мишель так боялся ее разбудить вчера ночью. Пока одевался, начали происходить разные чудеса. Во первых из бокового кармана джинс неожиданно вывалился паспорт. Как только он мог забыть, что в этих джинсах есть карманы ещё и по бокам. Ведь сам радовался, когда приобретал их в Москве, тому что можно будет использовать эти карманы как тайники. Видимо он положил по инерции туда документ после паспортного контроля, а в расстроенных чувствах забыл про это. На сердце стало совсем радостно от такой находки. Он даже решился выглянуть за дверь. А то жди этого Мишеля, может и до обеда проспит этот ночной охотник.  

Маленькая кухонька оказывается была как раз напротив его двери. Девчонка видимо уже пришла в себя от неожиданности и приветливо улыбнулась ему.  

– Проходи, проходи стриптизер.  

Она и на самом деле была настоящей хозяйкой в своём доме и за словом в карман не лезла.  

– А твой дружок Мишель получит, когда домой заявится. Он что, не мог хотя бы предупредить, что меня могут ждать неожиданности на террасе. Я ему уже позвонила и предупредила, что бы готовился к взбучке.  

– А что, он разве не дома? Я то думал что он ещё спит.  

– Как же спит. Я встала в восемь, а его уже и след простыл. Какие то срочные дела у него в аэропорту появились. Так что ванная в конце коридора. Мыться, привести себя в порядок и за стол. И желательно быстро. Хоть ты поешь нормальный тёплый завтрак, если этому неугомонному некогда. Ему же хуже.  

– Слушаюсь и повинуюсь моя королева.  

Разве можно было противиться в чем то такой милой, воинственной амазонке. Завтрак был просто шикарный, на его не избалованный деликатесами вкус. Чудесный, тончайший с переливами сала хамон, три вида сыра, яичница глазунья, рис с изюмом, хлопья, прожаренный хлеб и хрустящие булки. И в довершению всего круассан и кофе. Толя был просто ошарашен.  

-Это что, каждый день так Мишель завтракает? Он что, барон или граф?  

– С этого дня он будет простым извозчиком. Это я для кого с утра пораньше ношусь тут по кухне? Если бы не ты, так бы все и засохло на столе, его дожидаючись. Я что ему, служанка, чтобы целыми днями кастрюлями греметь впустую?  

Как раз на этих словах в комнату ввалился ее брат. Он схватил ее на руки и стал кружить по комнате  

– Неужели дашь своему брату засохнуть от жажды и голода. Проси у меня все что хочешь за мою провинность, только не заставляй питаться как все мои соседи, в этих противных тавернах и бистро. Разве может кто нибудь на свете сравниться с моей сестренкой, в искусстве сделать каждый завтрак настоящим праздником.  

Он продолжал кружить с ней по комнате, что было для него совсем нетрудно, имея ввиду габариты девчонки. Она почти сразу же сменила гнев на милость, правда все равно шутливо стукнув его по лбу ложкой, которую так кстати держала в руке.  

– За все твои утренние сюрпризы и мои нервные потрясения, в виде голых мужчин на террасе, с тебя подарок.  

И видя растерянный взгляд, бросаемый Мишелем то на неё то на Толю добавила  

– Ну не голый конечно, но и не совсем одетый.  

Мишель облегченно заулыбался и сложил молитвенно руки на груди:  

– Проси чего хочешь моя кормилица и хозяйка этого скромного дома. Я твой должник навеки.  

– Поведёшь меня сегодня вечером в цирк Дюсалей. А то уже сколько времени обещаешь. Даже перед подружками стыдно, живем в Париже и не разу не были в таком известном месте.  

– Хорошо, хорошо. Правда если наш русский друг не против. Не оставлять же его на улице, пока мы будем наслаждаться представлением. Пойдёшь с нами Энтони?  

– Да нет, что вы. Вы уж давайте без меня. Это наверное очень дорого, а я человек небогатый. Поеду к своей группе в гостиницу, на море. Оно пока говорят бесплатно.  

– Мишель, не отпускай его сегодня. В кои то веки появился гость в нашем сонном царстве, и так быстро исчезнет?  

– И правда Энтони. Мы с Мэри давно не устраивали себе развлечений, а тут повод есть. Тебе город показать, заодно и самим развеяться. Я ведь в некотором роде твой должник. Так что пусть это будет чем то вроде компенсации за вчерашнее.  

Мэри подозрительно посмотрела на брата.  

– А что было вчера? В чем ты провинились перед этим русским парнем?  

Мишель засмущался, ему видимо очень не хотелось, что бы сестра узнала о его нехороших делах. Он несколько раз прокашлялся, будто пытаясь прочистить горло, но вдруг вспомнив что то проговорил.  

– Энтони, я ведь совсем забыл. А у меня для тебе есть одно маленькое, но очень приятное известие. Давай пляши.  

– Какое известие? Ты мне сначала скажи, почему я должен плясать. А там может я тебе и спляшу, хоть казачка в присадку.  

Мишель выскользнул из комнаты и через мгновение под бравурный марш в его же собственном испелнении в комнату вплыл чемодан Анатолия. И даже целёхонький. Они что, даже его не обчистили? Хотя какая разница. Все равно надо было плясать, ведь обещал же. Тем более, что брат с сестрой уже пели какую то веселую французскую песню.  

– Ты вот меня ругала сестренка. А я с утра пораньше потащился в аэропорт, что бы в бюро находок никто не успел в нем поковыряться. Энтони вчера на радостях, что наконец то увидел мечту своей жизни Париж, позабыл про все напрочь. Потом правда переживал очень и не верил, что в Париже люди честные и никогда не возьмут чужого.  

– Вот за это неверие, ты Энтони должен будешь весь сегодняшний день провести с нами. Ну а завтра мы найдём тебе кого нибудь, кто едет в сторону моря, и ты как пуля долетишь до своего шведского стола. Вот тогда ты пожалеешь, что отказался от моей еды и не остался здесь на несколько дней.  

– Я просто Мэри боюсь, что если проживу здесь ещё хоть один день, то никуда уже не уеду. Придётся на тебе жениться, что бы иметь возможность всю оставшуюся жизнь наслаждаться такими вкусностями.  

– Уж сразу и жениться. А я может ещё за тебя и не пойду. Говорят что вы русские совсем ещё варвары, хотя по тебе я бы этого не сказала. Кстати, ты где так наловчился по французски разговаривать. Я ваш ужасный язык три года пыталась постичь по словарям и по интернету. Это же просто невозможно.  

– Вот это да. Да мы оказывается имеем очень много общего с тобой. Так давай я с тобой позанимаюсь русским. Ты далеко продвинулась, немного хоть разговариваешь?  

– Да о чем ты говоришь, какой там разговариваешь. Все мои познания за три года, это три слова – привет, пока и третье я уже плохо помню. Как по вашему будет это- она показала рукой на воду бегущую из крана.  

– Ты имеешь ввиду вода?  

– Точно вода. Это последнее слово, которое я смогла выучить по русски. И то как ты сам видишь не очень хорошо.  

И задорно рассмеялась вслед не сумевшему сдержать улыбку Анатолию.  

– Так что выбрось из головы это бесполезное занятие, пытаться научить меня говорить по русски. Лучше следи за своим французским, а то если будешь так произносить слово круассан, то рискуешь остаться в кафе без завтрака. Хотя в остальном вроде все не так то и плохо для иностранца. По крайней мере твой французский гораздо лучше, чем у нашего дяди с Прованса.  

И опять засмеялась. Анатолий, сперва покрасневший было при упоминании такого ненавидимого им для изучения слова, в конце концов тоже присоединился к ее задорному смеху. Впрочем и Мишель тоже. Видно было, что не смотря на свою брутальную внешность, он не мог противоречить ни в чем своей маленькой сестре, и очень хорошо к ней относился.  

– В общем так, – подвела итог Мэри. – Все позавтракали, голодных нет? – Она вопросительным взглядом обвела парней. И получив дружный утвердительный кивок продолжила.  

– Тогда марш готовиться к выходу в свет. Сбор в гостиной ровно через пол часа. Опоздавшие будут лишены ужина. Всем понятно?  

И увидев дружное кивание обоих парней, грациозно повернулась и весело напевая пошла готовиться сама. Маленький наполеон в юбке да и только.  

Слава богу в чемодане все было на месте и Анатолий смог подобрать себе одежду соответствующую погоде. Не ходить же под тёплым южным солнцем в той же тёплой одежде, в которой недавно ещё трясся от холода на промозглых московских улицах.  

– Как же ты смог найти его Мишель.  

– Да никаких проблем. Был в столе находок. Ты видимо просто не заметил его впопыхах, когда бегал по зданию аэропорта.  

Анатолий недоверчиво посмотрел на своего нового приятеля. Как это не заметил, он что слепой что ли был.  

– А рука то чего у тебя заклеена пластырем, подрался что ли с кем?  

– Да нет, что ты. Просто поцарапал нечаянно. Ну все, хватит болтать. Не дай бог опоздаем, заработаем от Мэри.  

– Ты что и в самом деле боишься свою младшую сестру?  

– Да что ты говоришь то? Просто мы с ней одни остались два года назад, после гибели родителей в аварии. Я тоже долгое время провёл в больнице и благодаря заботам Мэри только этот шрам на лице напоминает мне о той страшной трагедии. Вот с тех пор Мэри и решила, что она в доме за старшую. Кормит, убирает, следит за хозяйством и моим поведением. Мое дело нести домой деньги и смотреть, что бы сестра всегда и всем была довольна. Так что если ей нравится командовать дома, так что же, пусть. Меня от этого не убудет, а ей в радость.  

 

Глава 8 И это тоже Париж?  

 

Вскоре, весело смеясь от невинных шуток и проказ Мэри, шедшей с ними обоими под ручки, они двигались в сторону центра города. Вокруг была почти привычная Анатолию с детства архитектура, состоящая из небольших частных домов, окружённых цветущими деревьями. Он сам вырос в подобном районе и ему очень нравился вид оживающей, благоухающей в это время года природы.  

– А это наша с Мишелем школа, – Мэри комментировала все, что попадалось на их пути. – Жалко, что мы ее уже закончили и все друзья разлетелись кто куда. Мишель, ты хотел бы опять в школу?  

– Может и не хотел бы, но видимо придётся.  

Он кивнул в сторону трёх спортивных машин, припаркованных вблизи наполовину стеклянного одноэтажного строения, судя по всему школьного спортзала.  

– Смотри, Хабиби приперлись, будь они неладны.  

– Не надо ходить туда Мишель. Обойдутся наверное и без тебя хоть раз.  

– Нет сестренка. Проще зайти сейчас, чем тащиться потом через весь город из цирка Дюссале. Может просто так заехали поболтать.  

– Не связывался бы ты с такими Мишель. Добром это не кончится.  

– Ну все сестренка, это уже не твоё дело. Командуй дома, я же там в твои дела не суюсь, так что и ты не лезь в мужские.  

– Эх, жалко папки нет. Надавал бы он тебе по мягкому месту, знал бы тогда. А я с таким бугаем как ты к сожалению уже не справлюсь.  

-Ну вот, завелась, теперь не остановишь. Сам знаю, что отец был бы против таких знакомств, но его то нет. А был бы, может и мне не пришлось бы общаться со всякими. Может постоишь здесь и не будешь заходить?  

– Как же, оставлю тебя одного. Вместе вышли гулять, вместе везде будем.  

– Да ладно, тебя ведь все равно не переспорить, пошли.  

Мэри победно улыбнулась и с гордой улыбкой поплотнее взяла Анатолия под руку. Помещение, в которое они вошли, было на самом деле довольно большим спортивным залом. Несколько парней в обычной уличной одежде кидали баскетбольный мяч, другие просто сидели или стояли в конце площадки. Едва троица появилась в дверях, грубый и хриплый голос с того угла прокричал.  

– Кого мы видим. Неужели сам Мишель, король Парижа и окрестностей соизволил предстать пред наши очи. А мы то уже и не надеялись, что ты соизволишь снизойти до нас, сирых и убогих.  

Кричал загорелый, похожий на цыгана молодой мужчина, несмотря на тёплую погоду одетый в меховую рыжую шубу. Сразу видно, что человек с претензиями на крутость. Даже сигару он держал в своих коротких, унизанных огромными золотыми кольцами пальцах, растопыривая их как русские краснопинжачники в девяностые. Можно сказать пальцы веером.  

– И что же ты не подойдёшь пожать руки своим старым товарищам? Считаешь, что мы недостойны, или тебе лень? Так я могу и Билли попросить, чтобы он тебя принёс. Ты ведь не откажешься это сделать, мой друг.  

Его друг, это огромный, метра под два чёрный парень, в отличае от своего босса, одетый только в спортивные штаны, кроссовки и обтягивающую майку ничего не ответил. Он только устрашающе поиграл огромными мышцами на груди и мрачно кивнул.  

– Да что ты такое говоришь Хабиб. Чем я тебя прогневил, что ты так со мной разговариваешь, я же иду к тебе.  

– Ну вот видишь, я уже и разговариваю неправильно. Страшный ты человек Мишель. Всем то ты недоволен. Вот сегодня утром друзей моих побил ни за что ни про что. Чего от тебя дальше ждать?  

– Да разве я их побил? Так, попросил об одном одолжении и все. Они не поняли просьбы, ну я и попросил более настойчиво. Да мы же вроде потом все утрясли. Я даже у них прощение попросил за беспокойство.  

Так вот откуда у него заклеенные костяшки пальцев, догадался Анатолий. Это он мой чемодан у местной шпаны в аэропорту выбивал. А теперь приехал их Пахан на разборки. А все он виноват, со своей мечтательной рассеянностью. Не проворонил бы его, заглядываясь на всяких там чужих принцесс, не было бы сейчас этой проблемы у парня.  

– У них ты мог бы и не просить прощенья, это простые шавки и не обижаются на такие мелочи как сломанный нос. А вот меня ты обидел. Или ты не знал, что это мои люди занимаются вещичками, которые случайно проворонили пассажиры в аэропорту?  

-Извини Хабиб. Был неправ. Просто это были вещи моего друга и я им говорил об этом. Жалко что не получилось договориться полюбовно.  

– Это не того ли Русского, который так хорошо навалял вам вчера в старом аэропортовском туалете? С чего это он вдруг стал твоим другом? Два твоих старых товарища, думаю вряд ли согласятся называть его так, после того как выйдут из больницы. Если конечно выйдут. Говорят, что не очень то они хорошо себя чувствуют. Слушай, а кто это рядом с тобой и твоей красавицей сестрой? Не тот ли драчун из северной страны? Ну ка, подойдите ка оба поближе.  

– Да, это он, но ты не совсем верно все понял. Я постараюсь объяснить.  

– Конечно я не так все понял, куда уж мне. Как же мне сложить два плюс два, чтобы понять, почему вчера на самолете из Москвы прибыла целая куча переодетых под туристов спецназовцев. А вместе с ними появляется неожиданно этот твой друг. Только уже до этого мне одна птичка шепнула, что местная братва на днях ждёт поддержки от русских товарищей. Нет видите ли у вас больше сил терпеть засилие приезжих из развивающихся стран.  

– Я ничего не понимаю Хабиб. Причем здесь я, причём какие то русские?  

– Какая жалость, он ничего не понимает.  

И сразу без перехода рассвирепел.  

– Вы что нас за идиотов считаете? Думаете у нас нет своих ушей в верхах? Там тоже хватает людей любящих деньги. Знаю, что все вы только спите и видеть, как избавиться от нас любыми способами. Не твой ли отец, паршивый ты лягушатник погорел на том, что хотел с помощью Русской мафии вытолкать всех нас обратно в Африку. Прямо на пальмы и бананы? Нагнали они тогда русских головорезов в валенках, наших ребят покрошили чуть чуть. Да только не на таких нарвались. За месяц вывели и этих, что с балалайкой и папироской не расстаются и тех, кто собрал их здесь.  

– Так это вы моего отца?  

– Так кто же ещё. Тормоза просто так не отказывают в самом неподходящем месте паренёк. Зато все шито крыто, никто виновных даже искать не стал. Жаль только, что ты отделался лишь шрамом через всю физиономию, живучим оказался. Но но, не скрипи так зубами и не мечи молнии. В прошлый раз не получилось тебя вместе с ними убрать, так мы сейчас быстро исправим недоработку, скоро ты воссоединишься со своими. Да и своего дружка, Московского спецназовца захватишь, что бы скучно не было на новом месте. А то нашли инженера понимаешь. Это он по документам инженер, а кулаками машет так, как будто всю жизнь только этим и занимался.  

Толя решил, что надо что то предпринимать, пока не поздно.  

– Извените конечно что вмешиваюсь, просто очень жить хочется. Я вижу, что сейчас решается моя судьба и поэтому хочу сказать, что я категорически против насилия над собой. Ведь я простой турист, и совсем не понимаю о чем вы тут говорите.  

– А тебе ничего и не надо понимать. Просто поверь людям, которые умеют распутывать такие ребусы.  

– Да это же просто совпадение. В это конечно трудно поверить, но в самолете летела невеста, а может жена какого то влиятельного араба. И спецназ, если он и был там, мог просто охранять ее, во избежании каких либо недоразумений. А насчёт драки, я и сам не знаю как это получилось. Просто видимо жить очень хотелось, вот и отбивался как мог.  

– Хорошо сочиняет этот русский. Так бы и слушал его сказки день и ночь, тем более, что у него такой хороший французский. У них там видимо все инженера так хорошо говорят на нем. А ты Бари живешь тут столько лет и до сих пор двух слов связать не можешь.  

– Это тоже объясняется очень просто. У меня любимая девушка учится на преподавателя французского, вот и практиковали вместе.  

Он хотел подойти к Хабибу поближе, что бы не кричать издалека, но удар сокрушительной силы помог преодолеть этот путь гораздо быстрее, чем планировалось. Он полетел прямо на шведскую стенку закрепленную на стене. Раздался хруст в районе головы и Анатолий уже без сознания сполз на пол. Сколько он так пролежал, он не знает, но через какое то время, когда в мозгах немного прояснилось, он увидел мрачную картину. Мишель и ещё двое парней лежали без сознания в разных позах, а здоровенный негр тащил волоком Мэри к своему патрону. Она отчаянно отбивалась пытаясь достать каблуком того по ноге, но здоровяк даже не обращал внимания на ее потуги. У Анатолия сжалось сердце от предчувствия того, что он скоро может увидеть.  

– Хабиб, отпусти ее пожалуйста, она то в чем перед тобой виновата.  

Тот даже засмеялся от неожиданности.  

– Ты смотри Бари. Не зря оказывается про этих русских легенды ходят о невероятной их живучести. У него так хрустнула шея при подлете к стене после твоего пинка, что я подумал что все, с ним дело закончено. А он смотри ка, живёхонек, да ещё и про девок думает. Надо срочно ему добавить, что бы не мешал нашим мужским играм.  

– Бу сделано шёв, – с радостной готовностью отозвался громила и толкнув Мэри в объятия носильщика шуб двинулся к Анатолию. Несмотря на свою громадность он двигался так пружинисто и легко, что Анатолий прекрасно понимал, насколько сложно будет справиться с таким противником. Особенно в таком состоянии, когда не только спаринговаться, а и двигаться было больно. Но при этом мозг, понимая отчаянность положения, всеми силами пытался найти выход, как то не хотелось так глупо и бесславно умирать. Пытаясь подняться на встречу неотвратимому, он вдруг нащупал что то рукой. Это было то, что хрустнуло при его ударе о стену, а именно сломанная его головой палка от шведской стенки, которая оказалась на его пути при полёте к стене. Она то и смягчила встречу головы Анатолия с кирпичной стеной, хоть и оставила большую красную полосу через весь лоб. И вот теперь настал ее черёд в очередной раз помочь Анатолию.  

Бари не стал делать много шагов, ноги то длиннющие. И вскоре огромный кроссовок со звуком налетающего поезда летел в сторону его головы. Тренированное тело Анатолия инстинктивно присело под этот локомотив, а рука схватив сломанную в виде пики палку воткнула ее нападающему в мягкое место. Гигант взревел от боли, но как ни странно даже и не думал прекращать нападение. Оттолкнув Анатолия он тут же выбросил вперёд руку. Ну и скорость же у него. Понимая, что просто руками он не справится с такой машиной смерти Анатолий не стал того жалеть и в очередной раз уйдя от удара ткнул того палкой в шею. Попал или не попал, этого он уже не понял. Вдруг у него самого выключился свет и он бездыханно рухнул на пол.  

 

Глава 9 Скажи ка дядя  

 

Когда Анатолий наконец то с трудом открыл глаза, то ещё долго не мог придти к однозначному выводу-жив он или не очень. Стояла полнейшая тишина, но при этом почему то рядом беспрерывно скользили какие то тени. Вдруг вспомнились Мэри с Мишелем и волна сочуствия и обиды за них сжали его сердце. Что с ними сделали эти изверги? От одной только мысли об этом его передернуло. Про себя почему то таких жалостливых мыслей не было, вроде жив да и ладно. Вдруг кто то наклонился к нему и резкий запах нашатыря заставил дернуться.  

– Этот вроде шевелится, значит живой. Давай, поднимай его на ноги.  

Его схватили какие то сильные руки и протащив немного посадили на стул.  

Оказывается вокруг было полно людей. И они отнюдь не молчали. Просто к оглушенному после сильного удара Анатолию, не сразу вернулись все его чувства. Постепенно пелена с глаз стала сползать и он стал лучше видеть. Вскоре вернулся и слух. Все бы ничего, но вместе с этим появилась и боль во всем теле. Хотя по большому счету ему грех было жаловаться на свою судьбу, ведь он хотя бы живой. Ну а почти все, кого он видел совсем недавно в этом спортзале, лежали на полу в неестественных позах, что говорило о том, что они вряд ли уже встанут. Кругом суетилась целая куча полицейских и каких то гражданских с фотоаппаратами. Видимо проводят следственные мероприятия, подумал он. Кто же натворил тут такое? Это же надо столько людей положили. И любитель шуб лежит с разбитой головой, и огромный Бари с палкой в глазу и ещё какие то парни арабской внешности. Что это? Какой монстр зверствовал тут. Он с ужасом вспомнил про своих друзей. Что же с ними. С трудом повернул голову и с радостью увидел Мишеля. Живехонек. Стоит перед каким то серьезным дядькой в гражданской одежде и о чем то рассказывает. Чьи то сильные руки опять подняли Анатолия и, подведя прямо к этой парочке, посадили на стул. Слишком не церемонились, хотя он и показывал всем видом, что ему очень больно. Один из тех кто его тащил, даже напоследок бросил презрительно:- ничего, не развалишься.  

Видно было, что Мишель очень сильно напуган происходящим. Увидев Анатолия он молча ему кивнул и опять повернулся к серьезному дяде.  

– Я честное слово все рассказал как было, вернее то, что сам лично видел дядя Жан. Я ведь большую часть времени вообще был в отключке.  

Дядя Жан? Анатолий уже совсем ничего не мог понять. Какой такой дядя? Чей дядя?  

– Мишель, скажи пожалуйста что с Мэри? Почему ее нигде не видно, с ней все в порядке?  

Вместо него ответил тот, кого Мишель называл дядей Жаном.  

-С ней слава богу все в порядке, а вот ты парень попал в самый настоящий переплёт.  

– Да уж иначе и не скажешь. Но мне я смотрю ещё повезло, в отличае от этих парней. Кто же их так всех?  

– Ты посмотри ка на этого русского, Мишель. Он ещё и спрашивает. Ты лучше скажи парень, откуда в вас северных варварах такая злоба и такое бешенствао. Зачем было столько жертв и издевательств?  

-Я что то не понимаю. Вы так говорите, как будто я могу иметь какое то отношение ко всему этому. Когда я уходил из этого кинотеатра с фильмом ужасов, все ещё были живы и здоровы. Вот этот здоровяк мне и выключил судя по всему свет.  

– Это тот, которому ты вместе глаза подзорную трубу вставил деревянную.  

– Я? Да вы что? Мишель, да скажи ты ему, что я этого не делал.  

– Здесь я тебе Энтони не помощник. Как ты говоришь, из этого кинотеатра я ушёл ещё во время титров, а вернулся когда уже писали кто был в ролях. До сих пор голова как в тумане. Как ты то сам?  

– Лучше тебе не знать, как это бывает больно. Но главное, кто нибудь может мне объяснить что тут произошло. Мишель, кто этот грозный мужчина которого ты почему то называешь дядей?  

– Так это и есть мой дядя. Брат моего отца и с недавних пор начальник полиции этого района. Раньше на его месте работал мой папа. Он был наверное единственный в этом городе, кто хоть как то пытался бороться с этим бардаком. При нем тут эта шушера так не высовывалась, потому что он умел поставить их на место. Потом ты сам знаешь что произошло. Бандиты просто избавились от слишком дотошного полицейского и наступила благодать. Для них конечно. Да и для всех правозащитников тоже. Никто больше не обижал бедных детей бывших рабов, которые заполонили наши улицы. В общем никто не горевал по поводу гибели моего отца, просто для всех одной проблемы стало меньше. А мы с сестрой остались одни на всём белом свете и ты сам видел, как мне приходится зарабатывать на жизнь.  

– Да уж, а я то думал вы тут на западе живете как в раю. Все у вас тихо и спокойно, не то что у нас.  

– Скажешь тоже. Сидим как на пороховой бочке. Город битком забит слоняющимися без дела, скучающими бездельниками со всего мира, которые почему-то считают, что мы им обязаны делать все- кормить, одевать, дать жильё, развлекать, да ещё и отдать им своих женщин для развлечений.  

– Ну все, хватит вам рассуждать о мировых проблемах. Все то вы знаете, а того, кто положил стольких людей на ваших глазах, вы почему то не помните. Что то это странно очень. Ну ничего, слава богу камера в зале работала в это время, сейчас эксперты как раз ею занимаются. Да вот и они идут. Ну что, видно что нибудь на записи?  

Это он уже к парню с девушкой, идущих к ним с кучей снимков на руках. Парень как то странно посмотрели на Анатолия, а девушка начала показывать снимки своему начальнику. Ее напарник вдруг достал наручники и ловким движением руки замкнул их на запястье Анатолия. У того от такого поворота событий просто брови поползли вверх. Что же там такое на снимках, что его вина не вызывает у них сомнений. Дядя Жан долго с недоумением смотрел на снимки, потом позвал к себе Мишеля. Тот мельком взглянув на них даже ойкнул и отвернулся. Да что там могло быть такого, что даже Мишель, на что уж повидавший видимого всякого парень, вдруг побледнел. Дядя Жан вдруг рывком поднялся и не глядя на Анатолия ткнул в его сторону пальцем,  

-Этого в предварительную, да поаккуратнее с ним там. Такой и сбежать может, ему терять нечего.  

И уже Мишелю:  

– А ты чего стоишь, чего ждёшь. Там сестра дома одна, места наверное себе не находит, переживает за тебя. И за этого тоже все переживала, кричала по телефону, что бы мы побыстрее приезжали. Он один говорит тут от них отбивается. Думала, что они его точно убьют. Можешь успокоить, что не убили. Наверное зря, таких зверюг уничтожать надо.  

Анатолий был просто в шоке, чего такого мог он натворить, ведь он вообще лежал без сознания когда творились все эти зверства. Это наверное какая то мистификация.  

– Мишель, скажи ты ей, что я не делал ничего такого, за что меня можно было бы называть зверем.  

Но Мишель только устало махнул рукой и пошёл к выходу.  

Дальнейшие события проплывали мимо Анатолия не задевая его, как бы на подсознании. Оно оказалось гораздо мудрее чем мозг и не стало искать причинно следственные связи происходящего, а просто повесило белую штору между ним и окружающим. Его, закованного в наручники, вывели на улицу и посадили на заднее сидение полицейской машины. Привезли в какое то здание за большими воротами и проводили в камеру. Все это никак не отразилось на нем. В глубине души он был очень далеко от всего этого и оно, это настоящее его нисколько не трогало. Единственно, что ему ещё мешало, так это суета каких то людей вокруг него. Хотелось, что бы все они оставили его в покое чтобы сосредоточиться на главном. На том, на чем он в прошлый раз остановился. Он был уверен, что если хорошо покапаться в прошлом, он найдёт ту оплошность, что его выбила из того счастья, в котором он находился все время, после встречи со Светой.  

 

Глава 10 Вот и сходил за хлебом  

 

Очнулся он после той дикой, можно сказать животной схватки с семейством Цыганов, в больничной палате. Рядом с кроватью, положив голову на его постель, на стуле сидела какая то девичья фигура и по всей видимости спала. Он тихонько, а на большее и не хватало сил, посмотрел по сторонам. От него в разные стороны тянулись какие то трубки и экран с цифрами, стоящий рядом, методично издавал какие то звуки. Прям как в кино, подумал Толян и попробовал пошевелить рукой унизанной проводками. Запикало гораздо быстрее и девичья голова тут же поднялась. Тут он наконец увидел лицо той, которая оберегала его сон. Аппарат сразу запищал еще быстрее и Света ( а это была она) ойкнув выбежала из палаты. Прибежали какие то люди в белых халатах, засуетились вокруг него и он опять куда то провалился.  

В следующий раз он ненадолго очнулся от того, что кто то громко разговаривал рядом. Грубый и хриплый голос, похожий на голос Светиного отца, грозился закрыть кого то на ключ, что бы не торчала в больнице целыми сутками.  

Окончательно вынырнул из небытия от прикосновения ласковых солнечных лучей, настойчиво щекочущих его глаза. Он попытался открыть веки, что бы посмотреть кто же там балуется, но тут же их закрыл от набегающих слез. Отвык видимо от солнечного света. Очень хотелось есть, должно быть организм уже разобрался с внутренними запасами, и решил, что пора подбросить в топку чего нибудь извне. Пока легонько поворачивал голову, в надежде увидеть образ своего доброго ангела, который в прошлый раз дремал у его постели, прибежала санитарка.  

– Ой, вы очнулись, радость то какая. Надо срочно врачей позвать, чтобы посмотрели. А главное Свете позвонить немедленно. Вот обрадуется то и расстроится заодно. Ведь столько дней и ночей провела рядом, а тут уехала на часик, а вы уже и очнулись. Все я побежала, а вы смотрите, что бы не шевелились до прихода врачей. И увидев успокаивающую улыбку на губах Толяна радостно взвизгнула и побежала к двери.  

– Радость то какая у Светки сегодня.  

Пришли эскулапы в количестве пяти человек, долго его прослушивали, ощупывали, интересовались его ощущениями, при этом постоянно напоминая, что не надо много говорить. – Только кивайте, вам ещё нельзя напрягаться. Вскоре консилиум постановил, что Толян родился в рубашке, потому что имея такое множественное количество проблем, он быстрыми темпами идёт на поправку. Правда тут же расстроили его, сказав что питание надо вводить постепенно. А он был такой голодный, что казалось мог бы съесть слона. Врачи сказали, что это добрый знак, но пусть пока так и остаётся просто знаком. Все должно происходить постепенно. Даже свидания с родственниками и тем более с самым большим нервным раздражителем, девушкой по имени Света. А увидеть и поговорить с ней он мечтал даже больше, чем съесть слона. Это видимо и заставило его соблюдать все рекомендации врачей и быстрыми темпами двигаться к выздоровлению. Слава богу больших повреждений не было, просто очень много мелких. Шкура была правда продырявлена изрядно но зато, как смеялись медсестры он очень даже стал похож на старого, величественного льва. Такой же израненный в бесконечных боях за свой прайд. И на самом деле изодрано было почти все. Народу то у магазина тогда было много, и каждый пытался оставить на нем свой след. Да и рассвирипели все очень за то, что Толян никак не хотел сдаваться и не падал. А если и падал, то опять и опять поднимался, что бы свалить кого нибудь из этой оравы. Самые красивые отметины были конечно от сестры цыгана. Она как и обещала, нарисовала на нем красные розочки. Одна, самая красивая и опасная была прямо на шее. Ему ещё повезло, что бутылка неглубоко вошла и не задела артерии. В общем это ещё был большой вопрос, надо ли ему сейчас встречаться со Светой. Он представлял, какую он являет сейчас картину- весь в бинтах, гипсах и зеленке. Да на месте такой красивой девчонки, он и смотреть бы не стал на такого инвалида.  

Но с нею все было не так. На третий день счастливого возвращения в мир живых, уже под самый вечер, когда почти все врачи ушли домой, дверь в палату тихонечко отворилась и медсестра заговорщечески ему прошептала:  

– Ну что, не спишь везунчик? Готов встретить своё счастье?  

– Какое такое счастье? Опять хочешь поставить мне самый больной укол что ли?  

– Да ну тебя. Тут к нему такая красавица приехала, а он ещё шутит. Прыгать от счастья должен. Нет, нет, я пошутила. Прыгать тебе ещё рано, а то не дай бог все швы расползутся. Хороший же ты вид тогда будешь иметь на свидании с девушкой. Хотя ты и сейчас еще тот красавчик. За что только мы дурочки любим таких хулиганов.  

Она вздохнула притворно и открыв двери пошире проговорила кому то в коридоре.  

– Проходите. Ваш принц вас ожидает в своих апартаментах. Только осторожнее, не помните его. А ты, вояка уличный, целуй ей руки. Если бы она не спасла тебя в тот день и не подняла тут всю больницу для спасения твоей шкуры, уже и девять дней по тебе бы сегодня отмечали.  

– Да перестань ты говорить глупости Вера. – Света проходя мимо неё пригрозила ей пальчиком  

– Молчу, молчу. Оставляю вас наедине и простите если что не так сказала. Я ведь девушка деревенская, необразованная. Все ухожу, ухожу, опять заболталась.  

И смеясь закрыла наконец за собой дверь.  

Широко улыбаясь все той же открытой, так ей идущей улыбкой, Света присела на стул стоящий рядом с кроватью.  

– Ну как ты герой, выкарабкался значит?  

– Только смотреть сейчас на меня наверное крайне неприятно. Да и когда бинты поснимают вид наверное тоже не улучшится.  

Она проговорила что то на незнакомом языке. И это были его первые слова, которые он услышал на тарабарском для него тогда французском.  

– Я не понял, это на каком языке ты говоришь? – рассмеялся он.  

– Мужчина, он как медведь. Чем страшнее имеет вид, тем он привлекательней.  

И рассмеялась. – Это французская народная поговорка. И она недалёка от истины. Правда к тебе это не относится. Я пока тут сидела все эти дни, рассмотрела все твои шрамы. На голове волосы вырастут и закроют то, что там наковыряла эта ужасная женщина с бутылкой. Но на пляже тебе пока лучше не раздеваться, нервы людей надо жалеть. Ну а лицо почти не тронуто. Ты видно и во время драки больше всего берег свою красоту.  

И разразилась своим заразительным смехом.  

У Толяна понемногу спало напряжение.  

– Толя, а ты заметил, что это наша первая с тобой встреча, когда никто не дерётся.  

– Не говори гоп, пока не перепрыгнула. Вечер то впереди ещё длинный.  

Света опять засмеялась.  

-Да ну тебя с твоими шуточками. Сам ещё повернуться с боку на бок может только с трудом, а все о том же.  

– Шучу, шучу. Больше никогда в жизни. А вот насчёт того, что мне трудно повернуться, так ты мне должна помочь. Я просто обязан поцеловать эту прекрасную ручку и сказать спасибо за спасённую тобою жизнь.  

– Ну вот ещё, – засмущалась девушка. Что я тебе дворянка какая, что бы мне руки целовать. Тем более если так хочется целовать кому то руки, целуй их моему отцу. Если бы не он, я бы ничего не смогла сделать. Нет, найти я тебя все равно бы нашла, но спасти бы точно не смогла. В таком случае мы бы были с тобой вместе на одном памятнике, потому что я все равно бросилась бы в ту драку. Я даже знаю, что было бы на памятнике- стоят парень с девушкой прижавшись друг к другу спинами и стая разъярённых волков вокруг. Некоторые лежат сраженные, один запрыгнул тебе на спину а другому ты разрываешь пасть. Только как одной волчихе бутылку разбитую в лапы вставить я ещё не придумала.  

Она смеялась так непосредственно, что трудно было понять, то ли она говорит серьезно, то ли шутит.  

– Да уж, шикарный бы получился памятник, но с этим лучше подождать. Я только никак не могу понять, как вы там оказались то, да тем более в самый подходящий момент.  

И вдруг раздался знакомый хриплый, не сдерживаемый ничем голос:  

-Я тебе расскажу об этом сам, сиди Света, не вставай.  

Светин отец уже стоял рядом с ними и рукой придержал ее за плечо. Обернулся на звук открывшейся было медсестрой двери, которая хотела отчитать шумную молодежь и та тут же закрылась. В больнице уже хорошо знали его несдержанный характер и предпочитали не связываться.  

– Можешь пока покормить его тем что принесла. Да вижу ведь, вон из пакета свертки торчат с термосом. А запахи такие, что и сам бы с удовольствием поел. Да только ему пожалуй полезнее будет, так что потерплю до дома. Надеюсь не всю кухню сюда перенесла?  

– Да что ты папка. Разве я могу тебя оставить голодным. Пол сковородки котлет в холодильнике твои.  

– Тогда корми, потому что после разговора уедем вместе. И не думай возражать даже. Ему сейчас больше отдых важен для выздоровления. По себе знаю, не раз бывал на его месте. А тебя он увидел и ладно, успеете ещё наговориться. И то, это только в том случае, если ты захочешь ещё с ним встречаться.  

– Папка, не начинай снова, мы же с тобой обсуждали уже этот вопрос.  

-Обсуждали Света, да не все.  

И помолчав немного, как бы сомневаясь надо ли продолжать, все таки сказал:  

– Ты вот послушай дочуля с кем ты хочешь свести дружбу, если не чего ещё больше. Я специально не говорил тебе ничего до сих пор, потому что знал, что ты мне не поверишь. Подумаешь, что я специально наговариваю, что бы составить тебе партию с прокурорским сынком.  

– Папка ты меня пугаешь. Ты считаешь это самое лучшее время для решения таких вопросов?  

– Да я так считаю. Такие вопросы надо решать чем раньше, тем лучше. Пока вы тут не наговорили друг другу того, от чего потом будет трудно отказаться. Ты Анатолий многого не знаешь, так что я начну сначала. В прошлый раз, когда ты так шустро ушёл от двух старых генералов, Светка чуть меня со свету не сжила. Ну как же, сказочный принц, спас бедную девушку от рук преступного сына прокурора города, а ее папка, вместо того чтобы благодарить слезно спасителя набросился на него с кулаками. Пришлось заглаживать вину и пол ночи колесить по городу, пытаясь найти тебя. Ведь транспорт к тому времени уже не работал, а на такси, судя по всему, ты вряд ли привык ездить. Как понимаешь никого мы не нашли. А после начались почти ежевечерние прочесывания пригородных посёлков, куда ходят автобусы с той остановки куда ты спешил на последний автобус. Я подозреваю что и на остановку она без меня иногда бегала. Настырная девчонка, вся в отца. Сам воспитывал, жаловаться не на кого. Тот вечер, когда мы тебя нашли, был для меня последним. Я сказал дочке, что с меня хватит. В моем возрасте и в моем положении искать какую то, я извиняюсь шпану, исследуя все пригородные подворотни- это несерьезно. Так что тебе парень можно сказать повезло. У вас на посёлке итак чуть ли не каждый месяц тяжкие преступления, ну а ты так совсем, задумал тягаться с последними отморозками. Мы их почти всех взяли, так они сами удивляются, что ты живой. Месили то они тебя по настоящему, старались добить. Ну да ладно, выжил и хорошо. А плохо то, что цыган и его дружки слово дали это дело так не оставить. А эти своё слово держат. У них слово это закон, не выполнил, самого могут к ответу призвать. Так что знай Света, с кем ты хочешь свою жизнь связать. На нем можно сказать чёрная метка. Будешь ты рядом с ним, будет и у тебя такая же. Смотрела пираты карибского моря? Значит про метку знаешь. Он то что, уедет из города, страна то большая. Там поменяет внешность, бородой зарастёт, на работу устроится, женится и фамилию жены возьмёт, глядишь, какое то время ещё поживет. Найти то они все равно найдут, у них связи не хуже наших. Но какое то время поживет ещё. Ну а ты? Его по твоим следам гораздо проще им будет отыскать.  

– Папка, неужели ничего нельзя поделать с этим. Ты же генерал, это как раз твоя работа заниматься такими. Придумай что нибудь, умоляю.  

– Легко тебе сказать придумай. Перестрелять мне их всех теперь что-либо? Тогда меня посадят. Посадить мы их не можем, никто не пострадал ведь смертельно. Даже свидетелей ни одного найти не удалось. Ведь боятся их люди очень, никто не дает свидетельских показаний. Даже продавщицы в магазине, под окнами которых все и происходило, клянутся, что ничего не видели и не слышали. Врут конечно.  

И посмотрев на Толяна добавил:- И правильно делают. Живее будут. Ведь этих бандитов там, как тараканов на кухне нерадивой хозяйки. Одних придавишь, тут же другие повылазят. И отомстят за своих товарищей, с этим у них строго. Воровская честь так сказать.  

Но, видимо сжалившись над молитвенно сложившей руки дочкой, сказал задумчиво.  

– Можно конечно попробовать один вариант, но не уверен что он понравится твоему Дон Кихоту. Он же парень свободолюбивый, взрывной. А там, где ему можно надежно схорониться таких быстро обламывают. Захочет ли он этого?  

– Папка, не издевайся, давай говори, что надумал.  

– Ничего я не надумал, мне то это зачем. Просто открывается у нас одна секретная школа, где будут обучать отчаянных парней всему, чему только возможно. Для серьезной так сказать работы в бедующем на ответственных местах. Служба трудная, но почетная и перспективная. Да только берут туда после экзаменов, да и то не всех, а по рекомендации и с безупречным прошлым как самих кандидатов, так и ближайших родственников. У тебя кстати как с этим делом?  

– Да вроде все нормально, все сознательные и не привлекались.  

– Ой, спасибо тебе пап. Это на самом деле самое наилучшее место для него. И бандиты до него там не доберутся и профессию отличную получит.  

– Только зря ты радуешься доча. Там ведь дисциплина ого го. Два года казармы, хоть и в нашем городе, но оттуда ни ни. Нужен ли тебе будет такой жених, который безвылазно сидит в казарме и грызёт гранит науки. Дождёшься ли его?  

-Дождусь, обязательно дождусь, даже не сомневайтесь. Я ещё ему и в учебе помогать буду, зря что ли на учительницу готовлюсь.  

– Ну а ты герой, чего молчишь? Или тебя не устраивает такой вариант твоей буду щей жизни? А может тебе больше нравиться ночные бои с разной городской мерзостью.  

Но тут же, видимо вспомнив, что под это определение случайно попадает и сынок городского прокурора остановился.  

– В общем так. Время на размышление у вас -один день. Завтра жду решения. А сейчас, даю двадцать минут на совещание и жду тебя в машине около входа. И никаких возражений, а то все отменяется. Наговоритесь ещё, а сейчас ему отдыхать надо. И мне кстати тоже. Кто меня кормить будет? Все время пошло.  

Отец у Светы и в самом деле был очень строг, но это мало кого из них сейчас волновало. Они не могли наглядеться друг на друга и поверить тому, что все наконец встаёт на свои места. А Толян, кроме всего прочего был ещё рад тому, что в его серой и однообразной жизни наступают столь разительные перемены. Он всегда знал, что все, чем он жил до сих пор, это не его, но выхода из этого тупика он так же не видел.  

Они почти не разговаривали в эти отведённые им строгим отцом двадцать минут, все было итак ясно, без всяких слов. Они просто держались за руки и счастливо улыбаясь смотрели друг другу в глаза.  

 

Глава 11 Земляки на Парижском дне.  

 

Эти глаза, как два лучика из прошлой счастливой жизни, как будто и сейчас глядели на него. И было так хорошо и спокойно от этого, что казалось, будто не было ни страшного происшествия, из за которого пришлось покинуть любимую девушку и родину, ни этого ужаса который ему приписывают французы. Он просто лежал на тюремной кушетке, вспоминая о тех счастливых днях, и совсем не желал возвращаться к действительности. Вдруг чья-то рука провела по его щеке и он вздрогнул. Как бы глубоко он не погрузился в своих мечтах, ее уж точно нельзя было принять за руку Светы, слишком она была огромной и грубой. Пришлось таки выйти из грёз и вернуться в реальность. Контраст был огромный. Какой то крупный, загорелый мужик, плотоядно улыбаясь протянул руку через решётку из коридора и гладил его по голове. Увидев, что Анатолий открыл глаза, он заворковал ласково:  

– Просыпайся киска, настал твой самый счастливый день. Скоро ты узнаешь какой хороший Бакра для своих друзей.  

Анатолий от омерзения просто вскипел. После вчерашних ужасов он готов был стерпеть многое, что бы только не участвовать больше ни в каких побоищах, но такое? Он схватил эту огромную руку, все ещё лежащую на его голове и со всей силы вывернул на ней пальцы. Ничего другого он просто и не смог бы наверное сделать, настолько огромная была ладонь. Бакра взревел от неожиданной боли и отпрыгнул от решетки.  

– Ах ты поганый русский. Ну я тебе устрою. Не хотел быть со мною, так найдётся много желающих разделить с тобой эти радости. Ты ещё об этом пожалеешь, и очень даже скоро.  

– Да пошёл ты, придурок поганый.  

И добавил ещё несколько непечатных слов по русски.  

Извращенец пошел ругаясь и отчаянно тряся рукой к группе смеющихся над ним товарищей.  

– Ну парень ты нарвался. Он тебе этого так не оставит.  

Над кроватью Анатолия оказывается была ещё одна койка и человек, лежащий на ней, свесился с сочувствием глядя на него.  

-Русский? Вот не ожидал здесь увидеть земляка.  

Он с удивлением смотрел на паренька, спрыгнувшего с верхней полки, при этом с омерзением стараясь оттереть рукавом следы прикосновения со своего лица.  

– Ну это ты зря. Наших людей хватает в таких заведениях по всему миру. У себя сидеть не очень то комфортно, вот мы и расселяемся по всему шарику. Правда на воле то оно лучше, но что поделаешь, если страны меняются, а привычки остаются.  

– Это ты точно подметил, от судьбы не уйдёшь. Я вот тоже бегаю, бегаю от неё, а результат один. Куда бы не приехал, все одно и тоже. Даже здесь я боюсь без большой драчки теперь не обойдётся.  

– Какой там большой? Это же залетные с бывших французских колоний. Их тут как тараканов. А злые, как собаки. Если за тебя примутся, а они теперь точно примутся, то от тебя мокрого места не останется. Да ещё и надругаются всей оравой, они это дело любят. Хлебом не корми, дай над людьми поиздеваться.  

– А вы то, как с ними уживаетесь?  

– Да никак. Нас с ними вообще стараются держать в отдельных местах, знают, что добром это не кончится. А здесь, в предвариловке, больно то не разделишь. Вот и живём пока рядом, с трудом переваривая друг друга. Нас конечно гораздо меньше чем их, но они знают что с нами лучше не связываться, вот и молчат до  

поры до времени.  

– А чего ко мне тогда эта горилла полезла? Я ему показался слабым звеном что ли?  

Паренёк посидел, оценивающе разглядывая поникшего Анатолия и наконец произнёс.  

– Не знаю, но ты парень не расстраивайся то очень. Двум смертям не бывать, а одной не миновать. Я тебе вот что скажу. Нас тут не много, двадцать человек всего, но ребята подобрались все отчаянные. В общем если что, не думай что ты один, поддержим. На возьми на всякий случай.  

И протянул что то завернутое в тряпочку. Анатолий приоткрыл свёрток и достал из него короткую заточку.  

– Нет, спасибо конечно, но мне не надо. Хватит мне и вчерашнего.  

Он с отвращением протянул свёрток назад.  

-Ну это ты зря, здесь без этого никак. А что вчера то было?  

И вдруг вскочил взволнованно.  

– Как же это я сразу не догадался! Да это же про тебя тут все утро народ шумит значит? Приехала говорят русская мафия, порядок в городе наводить и сразу всю верхушку местную поснимала. Главное на разборки говорят один только главный пришёл, специально чтобы не спугнуть никого. Усыпил так сказать бдительность, и всех до одного положил. Не ты ли это был парень? Тогда тебе надо отсюда рвать и немедленно. Не зря они кругами вокруг нас с утра ходят, ждут когда дверь откроем. Тогда то и оторвутся, отомстят за своих.  

– Да кто они такие? Какой хоть национальности?  

– Да кто тут у них разберёт, кто есть кто. Со всяким цветом кожи хватает, и каждый хочет быть поближе к пирогу, лишь бы не работать. Понаехали со всех бывших колоний в огромных количествах и потихоньку забирают все под себя. Места то тут хорошие, сытные. Вот бы на самом деле нашим забрать тут все под своё крылышко. Здесь ведь даже в тюрьме гораздо сытнее и веселее, чем у нас. Не говоря уж про волю.  

– Что тут гораздо веселее, я уже заметил. Только что мне теперь со всем этим делать? Ведь и на самом деле порвут, как тузик грелку.  

– А ты точно не мафиози, про которого все говорят?  

– Да какой к черту мафиози. Просто вляпался случайно, а теперь видимо и не выпутаюсь.  

Он уныло кивнул на кучку парней, издали показывающих, что его вскорости ждёт.  

– Зря ты так сразу в отчаяние впал. Выход всегда какой нибудь да найдётся. Сейчас я с парнями перетру, может кто чего и подскажет. Ты только давай, из камеры ни шагу. Сядь вот сюда, подальше от решетки, а я пошёл. С парнями переговорю, и поесть тебе чего нибудь принесу. Кстати меня Стасом зовут, а тебя?  

– Анатолий. А может и я с тобой? С чего это вдруг они могли решить, что я какой то русский мафиози? Я простой поселковский парень.  

– Ага, а я Жанна Дарк. С чего это простой поселковый парень так хорошо по французски чешет? Или твой посёлок был под Парижем?  

И довольно улыбаясь собственной шутке, захлопнул дверь камеры и скрылся из вида. Анатолий лихорадочно пытался разобраться в ворохе мыслей, нахлынувших после разговором со Стасом. Причём тут он и какая то русская мафия. Да ещё и войну с мигрантами пытаются на него навесить. Они что тут все, сговорились? А почему бы и нет, и такое вполне возможно. Нашли козла отпущения в своих внутренних разборках, вот и пытаются все свалить на него, а заодно и на всех русских. Да и вчерашнее дикое побоище, разве мог он натворить такое. Он что, совсем больной, что не помнит как накрошил столько людей. Может и сегодня планируют что нибудь в этом роде. Нет, хватит. Если это чья то страшная кровавая игра за его счёт, то он не согласен в ней участвовать. И зачем этот Стас мне подсовывал заточку? Черт, а ведь я уже и отпечатки пальцев на ней оставил. Надо срочно пойти и стереть их, что бы не отвечать потом за несовершенные преступления. Один бог знает в какие они тут игры все играют. Анатолий решительно встал и пошёл к выходу. Но отойдя буквально несколько шагов от камеры, он понял что поступил опрометчиво. Знакомый уже извращенец стоял в компании своих товарищей около лестницы ведущей вниз. Едва увидев Анатолия, он просто расплылся в улыбке  

– Я же говорил вам, что никуда он не денется. Жрать захочет и поползёт на запах еды. Тут мы его и встретим, накормим чем можем.  

И мгновенно сменив счастливое выражение лица на гримасу ненависти прорычал  

– Ты у нас за все ответишь белая обезьяна. Пусть потом твои дружки собирают тебя по кусочкам. Тащите его парни в эту камеру, пришло время платить за вчерашнее.  

Анатолий, стараясь ничем не выдавать свой страх, поднял руку пытаясь остановить их.  

– Ребята, я совсем не тот кто вам нужен. Все что про меня наговорили это неправда.  

Он ещё на что то надеялся, а глаза уже лихорадочно искали путь к отступлению, но его просто не было. Сзади уже стояла компания накачанных парней прикрывая отход, слева перила и высоченный пролёт до первого этажа, зато дорога направо была свободна. Но туда как раз меньше всего и хотелось. Было понятно, что это дорога только в одну сторону, это и была камера куда его хотели затащить. Он вдруг представил, что ему уготовила эта компания с ненавистью глядящая на него и страх проник во все клетки его тела. Его даже передернуло. Что же делать. Но подумать не дали. Пахнуло кислой пылью от картофельного мешка, стало темно и послышался смех.  

– Вот и все, птичка в клетке. Сейчас мы ей пёрышки то ощиплем.  

Какая то неведомая сила, которая видимо появляется у людей во время крайней опасности, заставила Анатолия броситься в отчаянной попытке спасти себя. Он резко повернулся и в кромешной темноте схватил того, кто надел на него мешок. Легко как пушинку поднял это большое, толстое тело и перевалился с ним через перила. Лучше уж разбиться, чем пройти через то, что с ним хотят сделать эти отморозки. Едва полетев, он отпустил орущего от ужаса попутчика и дальше уже летел в одиночестве. У него был уже в детстве опыт полёта с такой же примерно высоты. Он потом часто вспоминал то нереальное ощущение полёта. Судя по высоте, он тогда должен был разбиться в пух и прах, но не получил даже малейшего ушиба. Не зря видимо говорят, если тебе суждено быть расстрелянными, никогда не утонешь, как ни старайся. Так произошло и на этот раз. Он летел как будто поддерживаемый какими то ангелами хранителями. Планировал как на парашюте и не было никакого страха перед падением. Он уже заранее знал, что ничего с ним не будет. В общем, то ли какая то мистика, то ли то что он упал как раз на толстяка приземлившегося мгновением раньше, Анатолий отпружинив от него просто вскочил на ноги как ни в чем не бывало.  

– Ну вот, а ты говоришь что не ты приехал наводить порядок. Здорово же вас там тренируют. А мы как раз собирались подняться к тебе на помощь, да как видно уже и не надо.  

Стас с широко открытыми от увиденного глазами стоял как раз рядом с местом его падения. Тут же стояла стайка парней, судя по наколкам, таких же как он бывших сидельцев российских тюрем. На лицах поголовно каждого из них была улыбка, у кого восхищенная а у кого и недоверия. Как это все произошло было совершенно непонятно.  

– Ну а сейчас парень держись, бегут уже дружки этого летуна. Сейчас начнётся самое интересное. Ты главное вперёд не высовывайся, у тебя здесь, как я понимаю совсем другие задачи. А у нас тут уже и так все было готово к вечеру, так что теперь придётся просто все ускорить. Смотри ка, уже зовут на выход, давай за мной.  

Ничего не оставалась делать, как подчиниться указанием пронырливого паренька. Тем более, что топот и крики разъярённой толпы приближались, не обещая ничего хорошего маленькой кучке земляков. Уже забегая за Стасом в какую то дверь он вдруг с удивлением услышал звуки стрельбы за спиной.  

– Это что, полиция огонь открыла?  

– Да какая полиция, наши уже разоружили втихаря охрану. Вот и мочат по этим, что бы не рыпались больно.  

– Ну вы даёте парни, как это вам удалось? А дальше то что? Сейчас набежит охрана и всех положит на месте.  

– Ты главное не переживай. Если обойдется без накладок, то до их прихода нас здесь уже не будет. Все двери должны быть уже открыты, если конечно все идёт по плану. Ты только не отставай, держись за мной.  

Они проскочили в какие то двери за которыми стоял верзила с пистолетом в руках. Тот замахал им, призывая быстрей бежать к фургону с тонированными стёклами стоящему около входной двери. Стас и ничего не понимающий в происходящем Анатолий запрыгнули внутрь, где уже сидело несколько человек и машина тронулась. Темнокожий водитель в полицейской форме послушно выполнял приказания парня в наколках, который изредка тыкал его дулом винтовки в затылок для большей понятливости. К удивлению Анатолия никто их не остановил и они спокойно выехали за ворота. Только уже на выезде, около проходной ещё один парень выпрыгнул из задней двери минивэна и забежал в будку охранников.  

– Что, не думал так быстро покинуть заведение?  

– Я вообще в шоке. Как это у вас получилось? А остальные как же?  

– Я думаю, что у них тоже все будет тип топ. Видел, Шаман заглянул в гости к вертухаям? Ворота вообще теперь будут открыты для всех желающих. И для выхода и для входа, это если кому посидеть захочется.  

И он довольный своей шуткой рассмеялся.  

– А дальше то что? Ну сбежали мы из предвариловки, а теперь как быть. Сейчас облаву объявят и за пару часов всех обратно соберут. Только ещё в более строгое место посадят да и сроку добавят, что бы неповадно было.  

– Ну так быстро мы не сдадимся, мозги то у нас не зря имеются. Сейчас пересядем в другую машину и концы в воду, ищи нас потом по всей стране. Только водилу полицейского надо связать, что бы не спалил нас раньше времени.  

И на самом деле, вскоре машина свернула на подземную парковку, где их уже ждали два фургончика. Парни, встречавшие их, сдержанно улыбаясь приветствовали каждого и разводили по машинам. Когда дело дошло до Анатолия, возникла неловкая пауза.  

– А ты кто? На тебя у нас ничего нет.  

Тут же подошёл Стас и что то начал объяснять встречающим. Говорили тихо и Анатолий только по жестам и отдельным словам долетевшим до него понял, что его не очень то хотят брать. Стас божился и уговаривал их, но те стояли на своём. В конце спора один из встречающих сказал уже громко  

– Нет Стас, так мы рисковать не можем. А вдруг это подстава и тогда мы все спалимся. Пусть идёт куда хочет да побыстрее, итак столько времени на него убили.  

– Нет парни, так не пойдёт. Я не знаю, подстава это или нет, но бросать вот так вот своих в тылу врага не стоит. У нас же есть апартаменты на побережье. Пусть там поживет подальше от столицы, пока мы тут разберёмся что да как.  

– Ладно, может ты и прав. Он там никому не помешает, да и никого не сдаст. Пусть себе живет, а там видно будет. Проходи парень в ту легковую, я тебя сам отвезу, все равно туда собирался по делам.  

Стас на прощание обнял Анатолия как старого друга.  

– Ты уж не обижайся, что с нами не взяли. Сам видишь какие перестраховщики кругом. Да и то верно, на войне как на войне. А тут сейчас за нами такая охота начнётся, что лучше лишний раз проявить осторожность. Ты главное не переживай, еда и ночлежка у тебя считай есть. Телефоны там в каждой квартире, так что на своих сможешь выйти. Только будь осторожен, все может прослушиваться. Ну и если вдруг пересечемся когда, не забывай, кто тебе помог в трудную минуту.  

Через три часа Анатолий уже был в своей новой берлоге. А как же ее называть, если ему там предстояло отлеживаться, как медведю во время зимней спячки.. Парень, привезший его туда, въехав на машине через большие железные ворота, проводил его в двухэтажное строение, стоящее в ряду таких же небольших, но изящных домиков. Наспех показал что, где находится и убежал, напоследок напомнив, чтобы из дома не высовывался.  

– Если чего надо, проси прислугу. Номер написан в брошюре рядом с телефоном. Счёт за все оплатит компания, так что не переживай. Но и не разгоняйся особо, здесь не коммунизм. Как все утихнет, мы подскочим, подумаем как дальше с тобой быть. Все мне пора.  

И не дожидаясь благодарностей исчез за дверью, оставив ошарашенного всеми этими событиями Анатолия, стоять посреди гостиной. Они, эти события, на самом деле развивались так стремительно, что он никак не мог сосредоточиться на том, что бы проанализировать ситуацию в которую влип и придумать, что ему сейчас делать. На нем было столько всего сотворённого им, или приписанного ему, что он решил даже не браться за то, что бы разобраться во всем этом. Лучше оставить анализ всего этого на завтра, на более свежую голову.  

Убедившись, что в холодильнике вполне достаточно продуктов дабы хорошо перекусить, решил устроить себе маленький праздник живота. Вскоре с полным чувством удовлетворения человека, победившего голод Анатолий принял душ и растянулся на широкой, мягкой постели. Казалось, что после такого напряженного, полного потрясений дня, он уснёт мгновенно, но не тут то было. Картины одна страшнее другой, уже виденные им за эти дни, попеременно вставали перед его глазами. Устав отбиваться от всего этого ужаса, Анатолий вспомнил самый лучший способ избежать плохих воспоминаний. Он просто решил поменять их на хорошие. Он даже мысленно потёр руки от предвкушения встречи со своей любимой. Пусть даже мысленно.  

 

Глава 12 Толян здесь больше не живет.  

 

– Ну лентяй кончилось твоё безделие. Вставай лежебока.  

Толян с удивлением смотрел на сияющую и прыгающую как ребёнок Свету.  

– Обьясни мне пожалуйста, по какому поводу веселье, на какую прибыльную работу ты меня записала? Но предупреждаю, я с костылями не очень то много наработаю.  

– Ну, если костыли тебе мешают, надо их просто выкинуть, а не сваливать на них свою лень.  

– Я требую объяснений. За что это честного больного обзывают лентяем и бездельником. Мне что снимают гипс?  

– Ты угадал. Быстро, на всех четырёх прыгаем к врачу и если все нормально, сегодня же перебираешься в реабилитационный центр. Пора начинать настоящую подготовку к поступлению на учебу.  

С тех пор, как он поговорил с отцом Светы, они много времени проводили с нею обсуждая его будующее. Главное было побыстрее встать на ноги и придти в форму. Учебный год начинался через два месяца и необходимо было усиленно готовиться к предстоящим вступительным испытаниям. Толя начал приводить своё тело в норму задолго до того, как разрешили снять гипс, так что оставалась без дела только нога. Слава богу трещина на ней была вполне излечима и они только и ждали момента, когда смогут начать тренировать отвыкшую от нагрузок часть тела. Они, это потому, что все Толины дела и проблемы Света воспринимала как свои.  

Ее отец сперва ворчал на ежедневные сидения около своего принца- хулигана. Но когда узнал, что ради него она усиленными темпами стала изучать дополнительный для себя, но так нужный для будущей Толиной учебы французский, он успокоился. Да и видно было, что общение с этим хулиганом очень положительно сказывается на ней самой.  

Она очень сильно поменялась после встречи с ним. Из меланхоличного, вечно о чем то мечтающего подростка, она превратилась в целеустремленную, спортивную и вечно чем то занятую девушку. А самое главное, что у неё теперь всегда было хорошее, приподнятое настроение. Это не могло не радовать ее сурового родителя, правда при этом и сильно напрягало. Не такой пары желал он своему единственному воробышку, но до поры до времени решил не вмешиваться в их взаимоотношения. Зная твёрдый характер дочки он знал, что ничем хорошим это закончится не может.  

Было много сомнений, что Толя сможет подготовиться к вступительным испытаниям. Ни физически, ни в плане экзаменов по предметам. Но у молодых людей было такое непреодолимое желание воплотить свои мечты в жизнь, что к началу учебы было сделано все, что нужно. Света, как будущая учительница, практиковалась с ним по всем необходимым предметам. Да так, что вскоре можно было подумать, что она его готовит в академию, а не в какую то там школу, хоть и для настоящих суперагентом. Ну а телом он занимался так, что тому было просто некуда деваться и оно быстро пришло в форму.  

В общем скоро, на построении вновь принятых слушателей, ее Татошка(только так она теперь его называла) стоял в строю таких же как он молодых и крепких парней. Ну а Света с детским восторгом кричала вместе с ними уррра в ответ на поздравления начальника школы будущим генералам. Не все конечно станут генералами, но они то со Светой точно знали, что они этого добьются. Она ему так и сказала:  

– Ты как хочешь, а я меньше чем на генеральшу не согласна.  

Шло время, Толя до того втянулся в процесс учебы, что уже и обьяснить сам себе не мог, как это он раньше мог без всего этого обходиться. Подъем в шесть, интенсивная зарядка, завтрак, уроки, обед и тренировки после дневного отдыха были до того привычны, что он уже скучал по всему этому в выходные дни. Но не так что бы очень, потому что в выходные полагался бонус, в виде встречи с любимой. Они правда и так встречались каждый вечер, но совсем ненадолго. Небольшая прогулка по соседнему парку, занятия по иностранному языку, который и был официальным поводом их ежедневных встреч. А потом долгие, сладкие прощания с обещанием встречи назавтра и любви на веки вечные. В выходные полагались более длительные отлучки из казармы и они счастливые от того, что столько времени впереди, носились на старенькой генеральской машине по городу и окрестностям. Вождение у них преподавали с первых дней и права Толя уже имел, кстати первым со всего курса. Он во всем старался быть первым и его отец и мама, однажды допущенные в виде исключения в учебную часть, с гордостью могли видеть его фотографии и фамилию на всех стендах, какие только есть на стенах, включая даже спинку кровати.  

Два учебных года пролетели так быстро, что когда пришло время ехать в лагеря для завершающих испытаний, влюблённые неожиданно поняли, что пришло время расставаться. Пусть не надолго, но им казалось что на век. Особенно тяжело приняла это известие Света, которая видимо каким то шестым женским чувством понимала, что может случиться что то непоправимое. Как только не пыталась она отменить эту поездку, но Толя с улыбкой, а отец со строгой отповедью объяснили ей, что это невозможно.  

Так или иначе, но после двух лет их ежедневных встреч и мечтаний, им впервые пришлось расстаться на три долгих месяца. Во время последней их встречи, в парке перед училищем, Света металась как раненая птица, чем только вызывала снисходительную улыбку на Толином лице. Сейчас то он понимал, что надо было послушать её, плюнуть на все и остаться в городе. Заболеть, сбежать, бросить училище в конце концов. Но ему тогда все это казалось простыми девчачьими капризами.  

 

Глава 13 Крушение всех надежд.  

 

 

В лагерях он оказался среди таких же как сам курсантов, собранных с разных городов страны, для того чтобы под присмотром офицеров подготовиться к выпускным испытаниям. Те тоже не так давно, проходили эту трудную школу, а теперь делились опытом с молодым поколением. Для Толиного взводного они вообще были первыми в его жизни подчиненными. Генеральский сынок, он и себе поставил амбициозную цель как можно быстрее пройти всю служебную лестницу. Не имея для этого никаких данных, кроме папиной поддержки, он почему то глубоко уверовал в свою исключительность. На первом же построении они с трудно скрываемыми улыбками, слушали его разглагольствования о желании побыстрее получить ещё одну заветную звездочку на погоны. При этом он сразу предупредил своих воспитанников, что для этого придётся потрудиться всем.  

– Ну что дистрофики! – так он начал знакомство с ними, и так же он обычно начинал любое построение.  

-На выпускных испытаниях мы обязательно должны быть первыми. Так что с сегодняшнего дня начинаем тренироваться по настоящему. Что бы к концу лагерей все выглядели как я.  

Он скинул гимнастерку и все увидели плоскую и худую фигуру лейтенанта.  

Сначала все подумали, что это шутка, так как в строю стояли настоящие спортсмены и здоровяки. Но вскоре поняли, что он и правда считает себя эталоном во всем, включая и красивой мужской фигуры. Конечно никто в открытую смеяться не стал, они уже знали, что дисциплина на службе самое главное. Только когда на первой же пробежке лейтенант начал кричать  

– Вперёд девочки. Покажите на что вы способны. Не отставать от меня. Кто последний, пойдёт мыть туалет, – парней это задело.  

Ребята, которым быстро надоело тащиться за медленно бегущим командиром, потихоньку обошли его и побежали в привычном для себя темпе, а затем ещё и добавили скорости. Лейтенант потом долго стоял за казармой, пытаясь отдышаться, а запах валерианки целый день преследовал все его передвижения. Но как ни странно это никак не повлияло на поведение задаваки. Он так и начинал каждую для себя тренировку со слов  

-Ну что дистрофики, пора приводить тело в порядок.  

Правда тренировок он почти никогда не проводил, доверяя это дело в основном сержанту Иванову Анатолию. Ему присвоили это звание сразу по прибытию в лагеря, и видимо за одно для солидности сменили имя. Толей его теперь уже никто не называл -только строго официально- Анатолий.  

Время летело быстро и скоро должны были состояться последние испытания, ну а затем и встреча с любимой, письмами от которой была уже завалена прикроватная тумбочка. Первое время он с тоской и восторгом зачитывался ими, но чем ближе была встреча, тем меньше было времени и сил для этого. Взводный, которому уже не терпелось пришить ещё одну звездочку, после выпускных для курсантов лагерей, в последние дни просто озверел. Парни просто валились с ног от круглосуточных занятий с инструкторами и тренерами. Но если взводный видел, что они иногда пытаются дать отдохнуть изнуренным уже телам, начинал орать, обвиняя их в нежелании помочь ему в получении заветной звезды на погонах. Постепенно, то один, то другой из курсантов стали посылать его подальше. Не в глаза конечно, а просто игнорируя его приказы. Повоевав так какое то время, и поняв бесполезность своих потуг, тот нашёл более простой и эффективный способ добиться своего. Просто стал требовать с Анатолия то, что по сути дела должен был делать сам. И все бы ничего, если бы требования были нормальными, а не выжимающими перед самыми итоговыми испытаниями последние силы бойцов.  

Однажды, после очередного ночного марш броска, когда ребята только что улеглись наконец то по койкам, Анатолия кто то начал трясти за плечо.  

– Иванов, вставай. Поднимай всю роту, надо провести занятие по новому виду оружия. На экзамене всех удивите тем, что знаете такие вещи, про которые ещё никто не слышал. Я сегодня ночью в интернете нашёл, очень интересно.  

Конечно, откуда ему было понять, что ребята просто не в состоянии сейчас что либо изучать, он же ночные марш броски не бегает, хотя в общем то и дневные тоже. Сиди себе в интернете и дурью майся. А парни выжаты полностью, как лимоны, все таки постарались ночью от души, что бы первыми выйти на рубеж.  

– Товарищ лейтенант, бойцы очень устали. Не стоит их сейчас будить, тем более, что в таком состоянии никто из них ничего не поймёт.  

– Разговорчики сержант. И встать когда разговариваешь с целым лейтенантом.  

Анатолий уже давно понял, что переубедить того в чем либо совершенно невозможно и просто замолчал притворившись внезапно уснувшим. Человека, самого прошедшего ночной марш-бросок, вполне могло убедить его притворство. Но только не этого генеральского сыночка, судя по всему и лейтенантские погоны получившего просто по блату. Через какое то время кто то рывком сдернул на самом деле уже провалившегося в сонное царство Анатолия на пол. Он с удивлением открыл глаза, пытаясь понять что происходит. Лейтенант, красный от бешенства орал на него наклонившись вперёд. Слова ещё туго доходили до сознания Анатолия, пребывающего до сих пор под властью сна, но удар ногой по рёбрам помог с пробуждением. Боли он не почувствовал, не зря столько тренировался, но было крайне неприятно. Да ещё дневальный, как раз моющий пол шваброй в казарме, смотрел так, как будто на его глазах рушился мир. Весь лагерь уважал Анатолия за его трудолюбие, физическую силу и отзывчивость. И вот кумира всех курсантов, лучшего бойца, не раз доказавшего это на спаррингах, как пацана избивает какой то там папинкин сыночек, которого и не уважал то здесь никто.  

– Да врежь ты ему Анатолий разок, чего ты терпишь. Клянусь я подтвержу, что он сам упал.  

Но Анатолий не зря был первым во всем. Он знал, что за избиение командира, да ещё и генеральского сынка, легко можно угодить в дисбат. И тогда прощай все. И карьера, и интересная, наполненная приключениями жизнь после окончания учебы, и любимая девушка, которая вряд ли захочет связать свою жизнь с ним, когда он через пару лет вернётся из тюрьмы в свой пригородный посёлок. Он посмотрел на дневального и отрицательно покачал головой, чем только видимо подстегнул вошедшего в раж лейтенанта.  

– Да куда ему дистрофику, – он опять ввернул любимое издевательство, – кишка у него тонка. Сорок пять секунд, одеться и встать передо мной, время пошло.  

И увидев, что Анатолий и не думает одеваться, стукнул его ногой в грудь, все же бить он где то научился. Тот упал на кровать, а когда поднялся, увидел как командир достаёт из его тумбочки вещи и швыряет на пол. Шерстяные носки, которые связала ему мама, дембельский альбом, который он старательно готовил для отчета перед Светой, а так же все ее письма, все валялось в грязи, которую развел мокрой шваброй дневальный. Теперь он держал в руках фото Светланы.  

– А это что за вертихвостка, почему всякие непотребные девки лежат в тумбочке у солдата? Порвать и выкинуть.  

И не успел Анатолий прокричать, что бы тот не смел этого делать, порванное фото любимой уже плавало в ведре с грязной водой, стоящем рядом с дневальным. От такого надругательства над святым для него изображением у Анатолия даже задрожали руки. Он сквозь слезы смотрел на плавающие в ведре обрывки фотографии и Светины глаза, смотрящие на него с одного из них, казалось будто о чем то его просили. Теперь то он точно знает, что они просили не трогать этого урода. Но тогда он понял все по другому. Он не слышал, о чем ещё кричал этот бесноватый подонок, но когда почувствовал боковым зрением летящий к его лицу кулак, просто присел под руку и коротко рубанул тому по лицу. Послышался громкий хруст, и крикун замолк. Он повалился как бревно на пол вниз лицом и застыл в неестественной позе без всяких признаков жизни. Тоненькая струйка крови потекла по мокрому после уборки полу. Дневальный с дрожащими бледными губами ещё пытался расстегнуть гимнастерку на его груди, но Анатолий уже знал, что это бесполезно. Он видимо со злости не рассчитал силу своего удара и проломил тому носовую перегородку, а это почти всегда фатально. Казарма все так же крепко спала изнуренная ночными гонками, а у него видимо карьера уже закончилась. Сейчас придут, скрутят и прощай все его мечты. А провокатор дневальный, который недавно буквально умолял его побить лейтенанта, теперь испуганно шептал.  

– Тебе лучше не дожидаться когда за тобой придут. Забирай документы и беги пока не поздно. Сам знаешь кто у него папаша. Тебе и сидеть то больно не придётся, удавят в камере и свалят на суицид. Про его злого папашу итак легенды ходят, а уж за сынка он отомстит точно. Беги, я сразу шум поднимать не буду. Но минут через пять, думаю тебе хватит времени, чтобы выйти за территорию, мне это сделать придётся. Давай, давай, не стой столбом. Только деньги и документы не забудь забрать.  

Анатолий сам не понимая зачем он это делает, достал из тумбочки документы, в открытой каптёрке схватил пакет со своей одеждой и деньгами и бегом побежал на выход из казармы. Увидев группу офицеров, идущих в сторону КПП, решил в сторону проходной не идти. Пробежал вдоль здания спортзала и за ним перемахнул через забор. Сразу начинался лес и найти беглеца тут было не так то просто. Он переоделся во все гражданское и легкой трусцой побежал в сторону автострады, которая была недалёко от их полигона. Он все ещё не был уверен, что поступил правильно послушавшись дневального, но понимал, что обратного пути уже тоже нет. За побег с места преступления наверняка ещё добавят. Хотя судя по всему добавлять итак было некуда.  

 

Глава 14 Волшебница Марта.  

 

 

Скоро он уже стоял на трассе решая как быть дальше. Торчать на виду у всех проезжающих тут машин было очень опасно, водители наверняка не будут скрывать от патруля, что видели человека на дороге. Да и сами военные вот вот начнут бороздить по просторам родных дорог занимаясь охотой на зайца, в роли которого на этот раз был он сам. Он только хотел было сойти с трассы, чтобы обдумать свои дальнейшие действия, как увидел огромный джип вылетевший из за поворота. Прятаться уже не было смысла, да и было бы очень подозрительно сигать под кустики как воришка, и он решил просто изобразить из себя грибника. Благо и пакет из под вещей все ещё был в его руках. Он поднял с земли палку и стал ею ворошить прошлогодние листья, якобы в поиске ранних даров природы типа сморчков и стручков. Он слышал, что такие грибы как раз пробиваются в это время. Вдруг машина взвизгнув тормозами встала рядом с ним и задорный девичий голос прокричал сквозь открытое окно:  

– Эй, парень. Как отсюда выбраться на дорогу в Москву. Что то мне кажется я заблудилась.  

Он нехотя обернулся, не очень то хотелось что бы его разглядели.  

– Да вы на самом деле немного отклонились. Езжайте прямо по этой дороге и в посёлке, на кольце уйдите вправо. Через три километра будет указатель и на нем будет видно на какую дорогу вам свернуть.  

– Что то мне говорит, что с такой подсказкой я ещё больше заблужусь, так все это мудрено звучит.  

– А знаете, я бы мог проводить вас прямо до трассы. Мне все равно в ту сторону, так лучше на вашей ласточке, чем на трясущемся автобусе, который тем более непонятно когда ещё придёт.  

Девушка радостно рассмеялась такому предложению, правда тут же спохватилась.  

– А вы случайно не маньяк? Зря вы так улыбаетесь, в таких лесах говорят часто водится всякая нечисть.  

И когда Анатолий возмущённо воздел руки к небу, засмеялась:  

– Да шучу я, по вам же видно что вы не маньяк. Я ведь не зря второй год изучаю психиатрию в мединституте. Кое что могу прочитать по лицам людей.  

Он с облегчением уселся на заднее сиденье, резонно подумав, что там, за тонированными стёклами ему легче будет сохранить своё инкогнито.  

– И что же вы прочитали по моему лицу? – спросил он просто ради того чтобы поддержать беседу.  

Девчонка, прежде чем тронуться с места обернулась и внимательно посмотрела в его глаза.  

– А что, вы думаете хвастает малолетка? А зря. Я не зря ем родительский хлеб, праздно проводя время на лекциях. Может быть вы разговариваете с будущим светилом психиатрических наук. Опять смеётесь?  

Правда она и сама при этом чуть ли не постоянно хихикала. Просто несмотря на крутую машину и серьезную профессию, молодая энергия и природная веселость брали своё.  

– Тогда слушайте про себя. Вы сильно перепуганы и единственное ваше желание на данный момент провалиться сквозь землю. Это для того, что бы вас никто не нашёл. Ещё вижу, что вы не преступник а так сказать жертва обстоятельств, которая не знает как выпутаться из ситуации в которую случайно угодила. Или я не права?  

И внимательно посмотрев в зеркало заднего вида, на удивленного услышанным Анатолия продолжила.  

– Ну вот видите, я права. Что и требовалось доказать.  

Уже выезжая из посёлка, попутно ругая российские дороги, будто бы ненароком заметила.  

– А вон и гаишники стоят, тормозят всех без разбору. Уж не по вашу ли душу эти враги рода человеческого, имеющего колеса. Правда я думаю, что без них гораздо хуже было бы наверно. Ну а если по вашу, то лучше лечь на пол и укрыться одеялом.  

И правда, вскоре их машина остановилась и девчонка затараторила в открытое окно. Она ругала указатели, которые заставляют честных людей съезжать с цивилизованной трассы на эти колдобины и кочки. Ругала гаишников, которые ради денег готовы тормозить ни в чем не виноватых девушек, которые итак боятся лишний раз останавливаться в этой богом забытой глуши. Она ещё много чего наговорила бы, но гаишник уже мечтая отвязаться от такой напористой девицы замахал своим жезлом разрешая проехать.  

– Вот видишь какая полезная у меня профессия. А если бы не мои познания в психологии людей, сейчас бы всю машину перетрясли, как все остальные, которые стоят в очереди на проверку.. А там глядишь и до тебя бы добрались. Так что учись, пока я жива.  

– А мы что, уже на ты перешли?  

– А чего тянуть то, мы же не на светском приеме. Да и вряд ли ты старше меня больше чем на год, а значит мы ровесники. От слова ровня. А с чего это ровня должна на вы кого то звать. Или я не права?  

– Права конечно, просто я уточнил, могу ли и я тебя так называть. Кстати, а мы ведь так и не познакомились, пора исправить эту оплошность.  

– Почему бы и нет, меня Мартой зовут, а тебя?  

– Анатолием, очень приятно.  

– Взаимно. Ну а теперь рассказывай, чем я тебе могу помочь.  

– А ты уверена что тебе это надо? Как говорится меньше знаешь, крепче спишь.  

– Ну это ты зря Анатолий. А для чего тогда люди придумали такие слова как взаимовыручка, помощь и разные другие?  

– А так же моя хата с краю, не трожь а то запахнет?  

– Нет я серьезно. Хотя как видишь, это слово мало ко мне подходит. Но я имею желание и главное возможности помочь ровеснику попавшему в переплёт. Если бы со мной случилась беда, неужели бы ты мне не помог? В общем давай рассказывай какая у тебя проблема, а там вместе глядишь придумаем, что с ней можно сделать. И запомни на будущее, из любого, даже самого запутанного положения всегда есть выход.  

– Да, так говорят. Но только не в моем случае. Мне кажется что из моего положения нет никакого выхода.  

– А ты не думай, просто расскажи и все. Ты ведь не изучал два года психологию что бы принимать такие решения. И запомни, тебе собралась помогать будущее светило психиатрии. А значит выход будет обязательно найден.  

И она опять рассмеялась. Это был вулкан позитивной энергии, а так же вагон шуток и смеха. Ее трудно было воспринимать всерьёз, но и сомневаться в её способностях было невозможно, такую уверенность она излучала. Да ему и самому уже хотелось поделиться с кем нибудь этим водоворотом мыслей, который бурлил в его голове.  

С трудом подбирая слова, ведь он в отличае от неё учился зарабатывать на жизнь не головой и разговорами, Толя постепенно разговорился. Она только временами направляла его рассказ, как бы невзначай вставляя вроде бы незначительные слова или эмоциональные восклицания. Так что через какое то время Марта знала про своего попутчика все или почти все, чуть ли не начиная с младенчества. Когда он наконец то выговорившись замолчал, она уже не смеялась.  

Какое то время она ехала молча, переваривая все то, что узнала от него, но как видимо долго оставаться серьезной она не могла. Вскоре она опять рассмеялась и проговорила:  

– Не вешать нос гардемарины. Твой ребус конечно самый сложный из тех, что мне приходилось решать, но нет таких крепостей, которые бы не брал русский человек, особенно с татарскими корнями. Так что не переживай, за дело взялся главный специалист по неразрешимым делам. И знаешь с чего мы начнём решать твою проблему? С вкусного и сытного обеда.  

И она свернула с трассы в направлении ресторанчика, стоящего чуть в стороне от дороги. Для него и в самом деле сытный обед был бы очень кстати и он не стал возражать против такого способа ведения дел. Было правда сомнение в правильности выбора заведения питания, ведь его кошелёк итак не толстый, вряд ли имел шансы пополниться в ближайшее время. А на заведении, к которому они припарковались, висела огромная яркая вывеска, говорившая о том, что это ресторан. Но Марта сразу его предупредила, что будет заказывать еду сама и поэтому платить за еду так же будет сама. В ответ на его стыдливое замечание о том, что он как мужчина не может принимать от неё такие подарки, она как всегда рассмеялась.  

– Ты что, думаешь я неимоверным трудом зарабатываю на хлеб насущный? Ты только посмотри на этого монстра на котором я езжу и ты поймёшь, что простая студентка столько не заработает. Мой папа большая шишка в нефтяной отрасли и поэтому как ты понимаешь вопрос денег в нашей семье совсем не актуален. Я трачу столько, сколько хочу и никому в нашей семье даже не интересно сколько. Так что расслабься и больше не поднимай вопрос денег, не расстраивай меня.  

Она и правда взяла все вопросы заказа еды на себя и когда они через час встали из за стола, он понял что она это делать умеет. Он с трудом дошёл до машины. И не только потому что переел, просто после такого сытного обеда страшно захотелось спать. И пока Марта весело напевая уселась поудобнее за руль и тронулась с места, он уже видел девятый сон. Девчонка с улыбкой посмотрела на него и притормозив у обочины помогла ему поудобнее устроиться в лежачем положении. Сколько он так проспал Толя не знал, он давно уже не следил по ненадобности за часами. Но когда открыл глаза, увидел что они въезжают в какой то огромный город.  

– Это куда же мы уже доехали Марта? Неужели Москва? Это сколько же я проспал пока ты одна рулила?  

– Ну и хорошо что выспался. Зато по приезду сразу можешь заняться делами а не проводить время в горизонтальном положении. А мне даже приятно было слушать твой богатырский храп на заднем сидении. А главное, я была уверена, что никакая шпана не сунется ко мне с какими нибудь подставами. Как услышат такой оглушительный храп, подумают что здесь как минимум Илья Муромец отдыхает.  

– Что я на самом деле так сильно храплю? Стыд то какой.  

– Как только ребята тебя, такого храпуна в казарме терпели.  

– Да там видимо все так спят, просто никто никого не слышит. После таких выматывающих тренировок только голову ложишь на подушку, уже команда подъем. Как в пропасть проваливаешься, куда там чьи то храпы слушать.  

– Да уж, представляю. Люди и в соседней деревне наверное не могли уснуть. Да ладно тебе делать такое обиженное лицо, шучу я. Сопел как младенец, как будто тебя и нет. Я уж иногда поворачивалась посмотреть, не привиделся ли ты мне, может никакого Анатолия и нет на заднем сидении.  

– Тебе лишь бы шутить.  

– А вот и нет. Пока ты спал, я тут кое что надумала. Придумала как тебе на время исчезнуть с глаз твоих бывших товарищей. Ведь даже такому оптимисту как я понятно, что попадись ты им сейчас в руки, тебе конец. И закон на их стороне и папаша у твоего лейтехи в бешенстве за себя вряд ли поручится. Надо просто на время исчезнуть, пропасть из виду, раствориться.  

– А я думаю что зря я вчера побежал. Может пронесло бы как нибудь.  

– Ничего бы не пронесло. И нечего переживать о том, что уже произошло, ведь прошлого не вернёшь. Ты лучше послушай что я тебе придумала и ты будешь гордиться своей новой знакомой.  

– Да уж интересно, что можно придумать в такой ситуации.  

– Во первых мы сейчас едем к моей сестре, она уже предупреждена, что я буду не одна. Правда я немного приукрасила и сказала, что ты мой близкий друг. Не надо так вскидывать на меня глаза, что я должна была сказать? Что подобрала тебя вчера в овраге с палочкой в руках? Что ты только что грохнул генеральского сыночка, а я тебя прячу? Так что слушай дальше и не перебивай, здесь я мозг всей операции. А ты должен быть пай мальчиком и выполнять все указания твоей королевы. Запомни кстати, с сегодняшнего дня я твоя королева.  

И она как всегда разразилась заразительным смехом. Вот поистине неиссякаемый вулкан позитивной энергия. Ведь столько времени за рулём, а она из неё так и хлещет.  

– Марта, ты мне скажи, как ты сохраняешь силы, столько времени ведешь машину и ещё не падаешь от усталости.  

– Ну, во первых я поспала немножко. Да не делай такие глаза, я ведь все вижу в зеркале. Не за рулём конечно. Жаль было будить тебя на этих тряских росийских дорогах и я постояла на парковке у придорожного кафе пару часов. Заодно и сама вздремнула, мне ведь тоже отдых нужен. А ты даже не заметил перемен. Так крепко спал, что хоть трясись по кочкам, хоть стой в тишине, для тебя все равно. Зато я отдохнула немножко и у меня на свежую голову сразу созрел план. Ты надеюсь не забыл, что я психолог и решение таких мозговых атак как раз мой профиль. Вообщем слушай и не перебивай больше. Сейчас, как я уже говорила едем к сестре Вере на Рублевку. Это такой район для богатых в Москве, если ты не знаешь. У неё собственное агенство путешествий и для неё не составит труда подобрать тебе тур куда нибудь в Европу. Поедешь в составе группы, так быстрее можно оформить визу. Думаю для этого одного дня хватит, сама так делала не раз, когда вдруг появлялось сильное желание сменить обстановку. Из за таких как ты между прочим.  

Ну а там, когда окажешься далеко от нашей доблестной милиции, оформим тебя представителем фирмы в какой нибудь стране и можешь жить там сколько хочешь. Жалко что языков наверняка никаких не знаешь, ведь в армии вряд ли учат такие дисциплины, а зря.  

– Это почему же. Я почти свободно разговариваю по французски.  

– Ну ты Анатолий даёшь. Везде поспеваешь. А может из тебя разведчика готовили?  

– Почему сразу разведчика. Просто у меня был хороший преподаватель.  

– Или преподавательница? Ладно, шучу я. Паспорт у тебя будет заграничный и перевод твоей фамилии с русского можно сделать такой, что никто и не поймёт кто ты есть на самом деле. Правда я умница?  

– Да уж, звучит фантастически, если только это и правда реализуемо.  

– Ты ещё сомневаешься во мне?  

 

Глава 15 Принцесса.  

 

 

Несмотря на то, что все сказанное Мартой звучало совсем невероятно, через два дня Анатолий уже стоял за стойкой пограничного контроля. и грустно улыбаясь махал ей рукой. Он был конечно рад, что нашёлся выход, который не даст ему безвозвратно пропасть, но было безумно тоскливо, быть может навсегда расставаться с родиной. Пусть она и не такая солнечная и красивая как та, про которую рассказывала Марта показывая ему рекламные проспекты про Францию. Пусть и люди здесь не такие культурные и вежливые как парижане, какими она их описывала по своим личным впечатлениям. Но это его страна, его люди и он не представлял себе жизни без всего того к чему привык.  

Марта махала ему рукой до тех пор, пока он не скрылся за поворотом в зале контроля и временами даже показывала большой палец. Она, судя по всему все ещё продолжала свою психотерапию, но он никак не мог настроиться на позитивную волну.  

А пассажиры, только что вошедшие в здание аэропорта, все ещё хмурые из-за промозглой, почти осенней погоды, постепенно оттаивали, мысленно настраиваясь на предстоящий отдых. Колючие взгляды людей, готовых в любую секунду дать отпор любому, пусть даже и тому кто их и не трогал вовсе, постепенно смягчались. Они уже настраивались на долгожданный отдых.  

Среди них трудно было найти кого нибудь, который бы так же как он грустил, ожидая посадки на самолёт летящий в солнечную и пахнущую морем страну. Правда Толя все же заметил ещё одного человека, настроенного на такую же как он волну. Стройная, очень красивая темноволосая девушка, стояла прижавшись к окну, видимо как и он стараясь как можно позже пройти на посадку. Было такое ощущение, что она никак не может наглядеться на это туманное, плачущее мелкими каплями утро, будто пытаясь запомнить его навсегда. Так они вместе и простояли в отсеке для посадки, пока не подошёл персонал.  

– Вы почему не проходите на посадку? Мы уже десять раз объявляли ваши фамилии, вы что не слышите?  

Анатолий попытался было извиниться за свою рассеянность, но персонал видимо уже привыкший ко всякому, только попросил их побыстрее занять свои места в самолете. В самолете они оказались совсем рядом, буквально через проход и он, в течении полёта иногда украдкой бросал на неё взгляды, любуясь ею. В ней было что то от древнерусских цариц, какими он себе их представлял по фильмам и картинкам из книг. А так же в ней было что то от инопланетянки, наверное из за её отстранённости от всего происходящего. Сама ее посадка и спокойный, уверенный в своей царственной красоте взгляд, притягивали к себе взоры, при этом даже не допуская крамольной мысли о чем то непристойном. Он просто время от времени любовался ею и жутко краснел, когда она, видимо почувствовав это, поднимала на него глаза. Правда при этом она не хмурила царственно свои брови в ответ на его дерзость, а просто слегка улыбалась, чем немного успокаивала его стыдливость.  

 

Глава 16 Что же вам не живётся, хлопцы.  

 

 

В последнее время каждое пробуждение Анатолия было сопряжено с решением одного и того же вопроса, – где он и что ещё вчера натворил. Но на этот раз он решил – хватит. Только позитивные эмоции, ведь так его учила Марта. А то так и с ума сойти недолго, если перебирать все ужасы, вольным или невольным участником которых он успел побывать.  

Зарядка, первое с чего всегда начинался каждый его день, и он решил и сегодня не изменять своей привычке. Тем более, что вместо картинки морского пейзажа, приклеенного у них в учебном спортзале, которой он любовался каждое утро, перед ним в этот раз простиралось настоящее море. Он открыл высоченные, от пола до потолка окна и звуки морского прибоя в перемешку с щебетом всевозможных птиц заполнили комнату. Вид из окна, на море покрытое утренней дымкой, с одной стороны и залитые солнцем горы с другой стороны был по настоящему фантастическим для его не привыкшего к таким красотам взгляда.  

– Вот живут же люди в такой красотище. И чего им неймется.  

После хорошей зарядки он долго стоял под прохладной струей воды, пытаясь восстановить картину вчерашнего дня. Потом ещё дольше пытался холодной как лёд водой вымыть из себя эти воспоминания. Кончилось тем, что через какое то время, единственным желанием молодого организма было что либо съесть. В холодильнике было ещё достаточно после вчерашнего, для того чтобы заморить червячка.  

– Так, с голоду я кажется тут не пропаду. Вот только чем себя занять? На улицу, как я понимаю лучше пока не соваться. Мне вообще лучше сделать вид, что меня нет. Я исчез, растворился.  

Толя решил думать в слух, а то в тишине совсем одичаешь.  

– А почему в тишине? Неужели здесь нет ни радио, ни телевизора?  

Он решил обследовать помещение в котором ему предстояло провести какое то время. А может даже и не какое то, а очень даже большое. Телевизор оказался почему то в шкафчике висящем напротив дивана. Видимо хозяева его прячут туда от того, что прямые солнечные лучи могут испортить экран, подумал он.  

Долго щёлкал пультом, пытаясь найти русские каналы, но их не было. Ни одного. Было много музыкальных каналов, спортивных, но больше всего новостных. Странно, он никак не мог предположить что французы, вроде бы по слухам помешанные на любви и модных одеждах, так любят политику и сплетни. Он попытался посмотреть, что там может быть интересного, но кроме насилия, каких то перестрелок и взрывов ничего не увидел.  

-Нет, новости это не мое, своих проблем выше крыши, а тут ещё их войнушки рассматривай. А ещё говорили что здесь культурная нация. Ни тебе грубостей ни насилия. Посмотрела бы Марта, как в ее хваленой Франции люди лупцуют друг друга почем зря, прямо с утра до вечера.  

А на экране как раз показывали анонс новостей. По улицам бегала толпа парней с битами, она громила машины и витрины магазинов. Какое то здание взлетело на воздух, похоронив под своими обломками целую кучу народа. Люди в ужасе прячутся за выступами домов от пуль каких то маньяков, сидящих с винтовками на крышах. И это рай на земле в который рвутся все богачи из России? Да если это рай, то ад каким обзывают некоторые Россию, в тысячу раз лучше. Он переключил телевизор на спорт, резонно решив, что спорт это то место, где все люди братья.  

Но долго находиться в благостном настроении, видимо было ему не суждено. Едва он позвонил горничной и объяснил с трудом понимающей русский язык полячке, что бы он хотел иметь у себя на столе к обеду, как у него объявился гость. Услыхав негромкий стук в дверь, Анатолий даже вздрогнул. Кто бы это мог быть? Он уже привык в последнее время, что любое общение с людьми в этой прекрасной стране, заканчивается для него чем то ужасным. А судя по их новостям в телевизоре, не только у него такая проблема.  

В дверь опять, хоть и не сильно, но настойчиво постучали, пришлось идти открывать. Кто то видимо услышал его голос через хлипкие входные двери и теперь не было смысла делать вид, что никого нет дома. В глазок не было никого видно и он решил спросить на всякий случай кто же там. Услыхав голос своего, можно сказать друга Мишеля, он страшно удивился и рывком распахнул дверь. Они обнялись как старые добрые знакомые.  

– Мишель, ты какими судьбами здесь. Ты не представляешь как я рад тебя видеть. Ведь кроме тебя и твоей маленькой сестренки у меня во всем неросийском мире никого нет.  

– Если угостишь меня чашечкой кофе, то я все тебе расскажу. А если у нас с тобой все пройдёт хорошо, то и Мэри попозже к нам присоединится.  

– Ты меня пугаешь. А что у нас может пойти и нехорошо? Что это значит?  

– Для начала сядь и успокойся. Ничего плохого с тобой произойти не может. Правда если ты сам чего нибудь не сморозишь. Но насколько я понимаю, ты очень умный человек и примешь все, что я тебе скажу, спокойно и рассудительно.  

Толя уже понял, что Мишель пришёл в его логово не просто скрасить его одиночество, а с какой то дипломатической миссией. Интересно, как он узнал место его обитания, ведь кроме русских никто не знал где он. Он что, имеет какие то связи с русской мафией или те просто просто его сдали и полиция пустила Мишеля как парламентера?  

– Слушай Мишель, хватит загадок.  

– Ты смотрел новости по телевизору, знаешь что творится в стране?  

– Я не любитель таких передач, но пока переключал каналы в поисках развлекательных программ заметил, что у вас тут в стране не хуже чем в каком нибудь Гондурасе. Какие то люди бегают по городу и поджигают шикарные машины, кто то в них стреляет. Все ругают какую то мафию. Что у вас тут военные действия? Или это нормальный для европейцев образ жизни и вы так просто развлекаетесь?  

– Как не обидно это слышать от русского, про которых все тут говорят, что они дикари, примерно так мы и живём. Но сейчас появилось кое что новое и это новое касается тебя.  

– Меня? Я то тут причём? Да я всего четвёртый день в вашей прекрасной стране и вряд ли успел совершить что нибудь достойного внимания.  

– Энтони, давай сделаем так. Ты сейчас посмотришь новости по телевидению. Можешь включать любой канал, кроме развлекательных, везде говорят об одном и том же. Причём беспрерывно. А потом мы поговорим. Хочу только предупредить тебя, что я буду не один и что бы ты не беспокоился по этому поводу. Ты скоро сам все поймёшь, только не делай скоропалительных выводов. Договорились?  

Толя понял, что от Мишеля ничего добиться невозможно и решил последовать его совету. Он включил телевизор и буквально с первого момента забыл про все на свете. Первые слова диктора, комментирующего кадры с развалин какого то здания и с бегающими под пулями людьми, были о нем:  

-Эмисар русской мафии Анатолий, дал распоряжение не щадить приезжих из бывших колоний, мешающих ему в его преступных притязаниях. У полиции есть сведения о лицах наиболее подверженных опасности. Это главари наркомафии, притонов, воровских кланов. Списки этих лиц, находящиеся у полиции, странным образом попали и в руки преступников, недавно прибывших к нам из России. Местные бандиты попытались по привычке организованным террором запугать власти и выгнали на улицы тысячи своих приспешников. Но в этот раз такая тактика не сработала. Русским глубоко наплевать на то, что местная мафия творит с Парижем. Им даже гораздо удобнее, когда преступные элементы, от которых они собрались очистить город, сами прибегают под прицелы снайперов.  

Кроме того хакеры, работающие на Анатолия нашли способ выкладывать свои требования к бывшим хозяевам жизни прямо на французские телевизионные каналы. Они вклиниваются в любые передачи и передают свои угрозы в прямом эфире, а главное тут же приводят их к исполнению. Местная мафия потеряла за два дня почти всю свою верхушку. Все уже поняли, что с этой машиной уничтожения просто невозможно бороться. Да и главное, что не с кем бороться. Русские везде и их нет нигде.  

Полиция мечется в попытках найти хоть какие то следы русских, а та спокойно и методично делает своё грязное дело. Вся страна предупреждена о перспективах дальнейших боевых действий. Выступая вчера по телевидению, он ведь это может сделать в любое удобное для него время, просто прервав передачу, Анатолий сказал, что боевые действия закончатся только тогда, когда все ключевые посты в мафиозных кланах займут его люди. Всем кому не нравится такая постановка вопроса, была указана дорога на выбор, но только на букву А – или в Африку или в ад. И вот сегодня уже стали поступать сведения из разных надежных источников, что билеты на самолеты из Франции стали раскупаться как тёплые круассан по утрам. Местные жители давно уставшие от засилия и насилия этих людей уже и не знают как быть. То ли радоваться, что этому кошмару, который называется возвратом долгов за предков рабовладельцев, приходит конец или бояться прихода ещё больших варваров в лице русских.  

 

Глава 17 Антони- Скарлеони.  

 

Анатолий с удивлением посмотрел на Мишеля  

– А при чем здесь я? Или я один на руси имею такое имя?  

Тот ничего не говоря кивнул в сторону телевизора.  

– Про главаря русской мафии известно немного, но кое какие сведения просочились из источников в тайной полиции. Они сообщают, будто вполне вероятно, что Анатолий, если это его настоящее имя, прошёл спецподготовку в секретной школе и владеет всеми видами оружия и рукопашной борьбы. Это подтверждается тем, что вместе с ним в самолете прибыли в виде туристов ещё пять человек из российского спецназа. Они видимо прибыли с суперсекретной миссией, потому что тут же исчезли с поля зрения полиции. Их главарь, напротив, время зря терять не стал. В первый же день он убрал верхушку клана аэропортных воров и изчез на несколько часов. Видимо утолив немного свои кровожадные инстинкты, этот зверь отдыхал. Следующим обьектом его зверских методов устранения конкурентов преступного мира, стала верхушка целого района Парижа. Полиция в этот раз прибыла вовремя и смогла взять преступника на месте совершения злодеяния. То что они увидели по прибытию на место преступления, невозможно передать словами. Тех, кто считает себя сильным, приглашаем посмотреть кадры с места побоища. Остальным лучше поберечь свои нервы.  

На плохо видимых кадрах было видно что преступник, сотворивший все это, был настоящий зверь.  

– Мишель, ты же прекрасно знаешь, что все это сделал не я. И в аэропорту все были в нормальном состоянии когда я уходил.  

Ответом на его эмоциональный порыв был кивок головы в сторону телевизора. Видимо это было не все, что Анатолий совершил за эти четыре неполных дня своего пребывания на этой земле.  

– А потом все пошло по нарастающей. В предварительной тюрьме, куда его посадили, до определения меры пресечения он успел сколотить группу таких же как он отморозков из числа русских и уничтожил всех заключённых там французов. Правда все они были не коренной национальности, но разве это меняет суть дела? Прибывшую по экстренному вызову гвардию ожидала гора тел и надпись на стене красной краской- бегите пока не поздно, я уже здесь. Русские к тому времени разоружили охрану, угнали их машины и преспокойно уехали в неизвестном направлении. Их путь ещё прослеживался до подземной парковки одного из домов, но затем преступники разъехались на машинах, угнанных у жителей этого дома. Машины потом нашли недалеко от места угона, видимо преступники просто вернули их назад.  

– И это тоже натворил я? Да ведь когда я уходил оттуда., все ещё были живы и здоровы.  

-Энтони, потерпи ещё немного. Сейчас закончится список того, что тебе приписывают. Скоро ты все поймёшь.  

А телевизор тем временем продолжал выкладывать зверства совершенные якобы Анатолием, который про них и знать не знал.  

– Сегодня утром, когда огромная толпа новых французов несла своих погибших товарищей в последний путь, прогремела серия мощных взрывов. Пострадало очень много боссов преступного мира, специально прибывших на это мероприятие со всей страны. Можно сказать, что Анатолий за четыре дня сделал то, чего не могла сделать вся французская полиция на протяжении десятилетий. Он просто обезглавил преступный мир.  

И опять пришло послание от этого бича божьего. Он предупреждает всех и каждого, что освободившиеся места боссов в преступных кланах зарезервированы за его людьми. Претендентов из других регионов земного шара просит не беспокоиться. А тем, кто не хочет воспринимать его указания через голову, он обещает довести их через печень. Это вроде как русский юмор.  

И ещё новая информация от этого вездесущего Монстра. Она касается тех людей, которые бегают по ночному Парижу поджигая магазины и машины, в знак протеста против притеснения людей определенной национальности. Отныне, говорится в этом послании, всякий, кто поджигает имущество парижан, будет считаться вором залезшим в его личный карман. Ведь теперь все лишние деньги местного населения завоёванного в результате честного боя русской мафией, считаются ее призом. Кто ослушается- суровое наказание. Он не сообщил какое, но после стольких событий с кровавым исходом, об этом нетрудно догадаться. Остаётся только ждать сегодняшней ночи, что бы проверить испугало ли его противников такое грозное предупреждение.  

Дальше пошли заставки, с эпизодами последних ужасных происшествий.  

– Я просто в шоке. Кто все это подстроил? Кому вдруг захотелось сделать из меня кровавого преступника и чья безумная голова могла придумать весь этот ужас?  

– Во первых успокойся, никто не фотографировал твоего лица. Как ты заметил, все снимки расплывчатые и сбоку. Так что ты запечатлен на этих снимках или не ты, это ещё надо доказать. Как говорится, все случайные совпадения с реальными лицами просьба считать простыми совпадениями. А насчёт злого гения, который все это придумал, так это мой отец.  

Анатолий с удивлением посмотрел на Мишеля, он что шутит?  

-Но ведь его уже два года как нет в живых. Как это может быть?  

– Ты к сожалению прав и его сейчас нет с нами. Но это была его идея подключить русскую мафию к процессу освобождения страны от орд бывших рабов, которые заполонили и изнасиловали нашу родину. Бороться легальными средствами с вконец распоясавшимся гостями было уже невозможно. Стоило их только тронуть за воровство или изнасилование, как поднималась буря возмущённых голосов защитников прав человека, а местные либералы вместе с ними выходили на улицы сжигать машины парижан. Приезжие перестали даже пытаться найти работу, потому что пособие, которое обязаны были им платить, было гораздо больше, чем зарабатывал простой француз горбатясь целый день у станка или в поле. Их наглость дошла до того, что они уже требовали для скучающих бездельников развлечений, а местных женщин считали данью за грехи их отцов. Отец, как истинный патриот видел, куда ведёт эта дорога и всеми силами пытался найти выход из создавшегося положения. Но его не было. Это была война и война в одном направлении. Французов били, а те не могли даже ответить. И тогда отец подумал, что если это война, то наверняка есть примеры из прошлых войн, полезные для победы над противником. И тут он сразу вспомнил про Россию. Разве не она столько раз спасала мир, готовый уже нырнуть в бездну? А разве мы уже не стоим на ее краю? Он долго думал, как призвать Россию на этот фронт борьбы с внутренним врагом, пока не понял главного. Это не страна сама по себе побеждает раз за разом в борьбе с надвигающейся временами на мир катастрофой. Это делают люди живущие там, суровые и справедливые. Но как призвать вас на этот фронт, при этом не навлекая на вашу страну всю свору либералов и борцов за права человека. Он даже ездил в Москву для консультаций с вашими органами. Ведь у вас такой огромный опыт проживания с людьми других национальностей, какого нет ни у одной страны мира. В последний раз он приехал из командировки в приподнятом настроении, видимо что то у него стало получаться в плане переговоров. Но потом эта ужасная катастрофа и моих родителей не стало. Как сейчас выяснилось, это было все подстроено и мафия просто избавилась от человека который представлял для неё угрозу. И вот недавно появился брат отца, который до этого служил во французском легионе. Он занял место моего отца в полиции и сразу взялся за его идею. Нет, он не стал ездить в Москву, что бы заручиться поддержкой ваших властей, он просто решил использовать случай, для того, что бы своими силами решить проблему. Видимо поэтому он не обращал внимание на мои дела в аэропорту, которыми мне пришлось заняться, что бы содержать себя и сестренку. Знал, что шанс когда нибудь да подвернётся. А я буду тем, кто не даст его упустить. Как видишь он был прав.  

Ну Энтони, у меня все. Дальше ты будешь общаться с моим дядей Жаном, он тебе гораздо лучше расскажет обо всем что тебя ждёт впереди, а я ухожу. Удачи тебе друг. Не успел Анатолий вставить хоть что нибудь в его длинную тираду, как дверь открылась и вошёл дядя Жан. Он молча разминулся с Мишелем и кивнув головой Анатолию уселся в кресло напротив него.  

– Ну что Энтони, ты я смотрю немножко в растерянности от такого течения событий?  

– Немножко? Да я просто в шоке. Я конечно понимаю, что у вас в стране проблемы и вы нашли способ как их решить. Конечно же в очередной раз за счёт русских. Чтобы потом как и прежде вытереть об них ноги и назвать варварами, за методы их работы. Это ладно, это высокая политика и я туда не лезу. Но обо мне кто нибудь подумал? В каком свете вы выставили меня? Что обо мне подумают люди, мои родные, моя любимая девушка наконец?  

– Успокойся Энтони. С чего ты взял, что тот Анатолий про которого говорят по телевизору и ты, это одна и та же персона. Нет ведь ни одной фотографии по которой тебя можно было бы идентифицировать.  

– А что, проверить всех пассажиров самолёта уже не в состоянии полиция Парижа?  

– Ну вот видишь, ты же умный человек и сам все прекрасно умеешь складывать. Пускай все ищут совсем другого Анатолия. Того, кто летел на самолете в этот день. По паспорту ведь это не совсем ты, или я ошибаюсь?  

Толя удивлённо поднял глаза, они и это уже знают?  

– Мы уже все проверили, можешь не сомневаться. И спецназовцы летевшие с тобой в одном самолете не имеют к тебе никакого отношения, это мы тоже знаем. Они скрытно сопровождали невесту принца одной восточной страны, по просьбе его отца. И никуда они не растворились, а просто негласно передав ее с рук на руки команде встречающих, этим же рейсом улетели назад. Что ты так удивляешься, принцесс и в наше время крадут и убивают, так что надо их оберегать. Ну а слухи про спецназ нам просто очень даже на руку и мы не стали никого разубеждать в их заблуждениях.  

– И что же теперь будет со мной? Используете меня для передела сферы влияния, а потом в расход?  

-Фу как грубо. Если мы с тобой поладим, то живи себе сколько захочешь. Мало ли когда понадобится предьявить тебя миру, что бы не подумали что ты фейк, выдуманный персонаж. Так что как знамя этой войны за цивилизованный мир ты очень даже необходим. Опять таки это только в том случае, если мы придём к консенсусу. А мы ведь к нему придём, или я ошибаюсь?  

– А у меня разве есть выход? Вы прижали меня к стене и заставляете выбирать между немедленной смертью или неминуемой смертью от тех, кого вы моим именем уничтожаете.  

– Ну это ты зря. В честь чего это они должны до тебя добраться? Да вскоре никого более значимого, чем побегушка по мелким делам среди них и не останется здесь.  

– Так вы все таки не всех собираетесь выжить из страны?  

– Это зачем же? Пусть живут и выполняют мелкую, самую грязную работу, для которой они и предназначены природой.  

– Не очень то вы высокого мнения о людях других национальностей.  

– Есть очень мало стран, которые в силу своей исторической предопределенности могут управлять миром. И это правильно. Ты видишь сам сынок, что может случиться даже с такой великой страной как наша, когда она пытается ради каких то там либеральных ценностей сравнять себя с низшими рассами. Ещё немного и Франции бы просто не стало.  

– Я не знаю, может в чем то вы и правы, я никогда не видел такой вражды между нациями. У нас в стране проживают сотни народностей и никогда, никто из них не был рабом другого. Были бедные, были богатые, да их и сейчас хватает среди всех народностей. Но что бы кто то ненавидел другого просто за цвет кожи, я такого никогда не видел.  

– Потому то мы и не можем понять друг друга.  

– Ну и ладно, может этого и не надо. Каждый живет как может. Что же теперь будет со мной? Какую участь вы мне уготовили?  

– Мы не хотим менять привычный ход событий этой жизни. Убрав верхушку и приструнив остальную часть приезжих, мы хотим привести жизнь страны в нормальное русло. Все должны работать, поэтому все пособия будут отменены. Мы добьёмся этого в парламенте. Работа найдётся для всех, бы было только желание. Но всегда есть часть общества которая не будет работать ни при каких условиях. Это лентяи и преступные элементы. Те, кто только и могут, что воровать, торговать наркотиками и заниматься проституцией. Этим всегда кто нибудь да занимался и это неистребимо. Надо просто поставить их под контроль и не давать зарываться. Ведь если мы даже и пересажаем всех наркодельцов, кого только сможем, люди не перестанут травить себя какой нибудь гадостью. Отбери у них наркотики, они начнут нюхать клей, пить таблетки или ещё чего нибудь придумают. Будет просто очень много людей погибших по неосторожности при применении неизвестных препаратов. Лучше не трогать эту тему, а взять над ней руководство. Здесь опять не обойтись без русской мафии. Не брать же на себя такое скользкое предприятие. То же самое с проституцией и другими нехорошими, но так необходимыми обществу вещами. Мы уже прибрали почти половину этих заведений под своё крыло, осталось только дожать других. Так что Энтони, у нас на тебя большие планы, но решение о своей будущей судьбе ты должен принять сам. И я прошу тебя подумай хорошо. В силу твоей молодости и отличного от нашего воспитания, тебе может показаться все немного неправильным. Но поверь моему жизненному опыту, со временем ты поймёшь, что по другому было нельзя.  

– Скажите, а Мишель и его сестра с самого начала знали о моей участи священного барана?  

-Ну не совсем уж так, тебя ведь не вели на закланье. Просто ты оказался в нужном месте и в нужное время и мы воспользовались случаем. Мишель, так же как и ты долго пытался убедить меня в неправильности кровопролитий, но в конце концов смирился, согласившись, что других вариантов нет. Он даже немножко горд, что теперь вместе с тобой его будут называть главой мафии.  

– Так я что, теперь главный мафиози страны?  

– Да, и притом богатый! Мишель заходи. Мне кажется мы с Энтони нашли общий язык и теперь я вас оставляю. Кстати вот ваши кредитные карты на которых уже есть приличная сумма денег. Так же с ее помощью вы можете посмотреть состояние ваших счетов, оно меняется ежедневно. Это процент со всех поступлений вашего клана. Процент небольшой, но суммы набегают немаленькие. Так что тратьте, живите в своё удовольствие. Вы ведь теперь два мафиози и вам не надо трудиться как более мелким сошкам, для наведения порядка в вашем клане. А вот мне как раз надо. Сегодняшняя ночь покажет, будут ли ещё гореть машины и магазины, ведь не все ещё кланы подписали соглашение с русской мафией. Как бы я хотел, что бы все это поскорей закончилось.  

И дядя Жан вышел, энергично отсалютовав по армейски рукой.  

Вошёл Мишель, вопросительно и неуверенно глядя в глаза Анатолию. Он все ещё боялся реакции этого непонятного и взрывного русского. Уж если ему, давно настрадавшемуся от засилия пришлых и давно вместе с отцом ищущему выход из этого тупика было не все по душе в этой операции, то как же все выглядело в глазах Энтони?  

– Проходи мафиози, не стесняйся. Ты я вижу тоже не совсем в своей тарелке?  

– Уже потихоньку привыкаю. Дядя Жан конечно затеял слишком опасную авантюру, мой отец не совсем того желал. Но как ни странно у него пока все получается. Он кажется прав в том, что если в первые же дни сбить с них спесь, то все может быстро закончится. И в конце концов это гораздо менее кровопролитно, чем бороться годами.  

– Тогда на самом деле сегодняшняя ночь все покажет. Надо подождать и посмотреть. Кстати, как дела у Мэри? Я ведь ничего не слышал про неё после той переделки. Ей тогда не сильно досталось?  

– Не переживай, все у неё нормально. Она кстати тоже с нетерпением ждёт возможности обнять тебя и убедиться, что с тобою все в порядке.  

– Так в чем же дело? Я был бы очень рад ее видеть.  

Мишель заговорщически подмигнул, и взял трубку телефона  

– Только дяде Жану ни слова, а то замучает со своей секретностью.  

 

 

Глава 18 Вот это жизнь  

 

 

Мэри прибыла через два часа, видимо она выжала все из старенькой тайоты Мишеля. После долгих обниманий, расспросов и упреков за долгое неведение о его судьбе, началась бурная и неспокойная жизнь на всей прилегающей территории. Они, как это и свойственно молодым совсем ещё людям, быстро позабыли про то, какие события свели их вместе и о том, что может ожидать их впереди. Первым делом началось обследование местности и ее возможностей. Оказалось, что база, а это и была база для таких как Энтони секретных лиц, располагалась в прекраснейшей бухте на берегу моря. С трёх других сторон она была окружённая плотным ковром высоких, переплетенных между собой деревьев, высаженных к тому же за забором. Так что опасаться, что кто нибудь проникнет и помешает их бурному отдыху не было необходимости. Первым делом был проверен бассейн и по округе долго разносились их радостные голоса в перемешку с шлепками по воде. Потом они поели там же на шезлонгах, благо еду принесли тут же по звонку. И следует отдать должное, агентов кормили очень даже отменно. Потом был теннис, боулинг и даже баскетбол. Потом опять бассейн, дабы охладить разгоряченные тела. И наконец, уже с первыми лучами солнца вся троица уснула прямо на шезлонгах. Никто не победил в споре, на фотографию в сотовом телефоне, где должно было быть утренне солнце уже выпрыгнувшее из моря. И это несмотря на то что каждый обещал привести утром доказательство того, что уснул позже всех. Природа, и убаюковающий шум фонтана рядом с бассейном взяли своё, и они так и уснули тараща из последних сил глаза на уже выныривающее из морской пучины светило.  

Там их и нашёл дядя Жан, приехавший уже ближе к обеду. Увидев Мэри, так же как и парни мирно посапывающую в тени навеса, решил не устраивать им разнос за приглашение на секретную виллу этой егозы. Ему, уже не молодому и бездетному вояке было приятно наблюдать за этой мирной идиллией. Мэри и во сне не могла угомониться и временами видны были ее порывы куда то бежать с улыбкой на губах.  

Глядя на такое ещё молодое, и такое счастливое во сне лицо этого железного русского, он увидел, что тот совсем ещё ребёнок. Ну а Мишель, был как две капли воды похож на его брата в этом возрасте. Так и хотелось посмотреть, где же сам он, Жан, может спит где то рядом такой же юный и счастливый, как в годы их с братом молодости. Но пора было расставаться с сентиментальностью и возвращаться в реальность, как бы ему и не хотелось этого делать.  

– Пора дети мои, пора, нас ждут великие дела, – голос дяди Жана был непривычно нежным. Но дальше время сентиментальности было окончено и офицер был строг и краток.  

– Вставайте, вставайте лежебоки.  

– Ой, мы что, так и уснули все у бассейна? – Мэри вскочила быстрее всех.  

– Какие дела, дядя Жан? И кстати, как прошла ночь на улицах Парижа?,-Мишель все ещё потягивался на своём ложе, пытаясь оттянуть время вставания.  

– Ночь прошла очень тихо и спокойно, даже и не верится, что такое возможно в наше время. Зато сегодня с утра поступило сообщение через информаторов, что остатки мафиозной верхушки хотят встретиться с тобой Энтони. Я так думаю, что они хотят обговорить условия конечной капитуляции.  

– И что вы хотите, чтобы я решал такие вещи самостоятельно? Да кто я такой, чтобы принимать решения, по которым потом будет жить вся страна? Пусть уж кто нибудь более компетентный едет вместо меня.  

– Поздно менять лошадей на переправе. Да и слишком много людей знают, что именно ты главарь и кандидатура другого просто не пройдёт. Не станут мафиози разговаривать с кем попало. Так что подъем, быстрая разминка, завтрак и через два часа прессконференция русской и залетной мафии на территории французской республики начинается.  

-Так скоро? Нужно же подготовиться к встрече с ними. Что говорить, как вести себя? Вы должны расписать мне все, дать инструкции.  

– Никаких инструкций и тренировок, – усмехнулся дядя Жан в ответ, – Только импровизация. Это самое лучшее в такой ситуации. Ты парень неглупый, найдёшь что им ответить. Да и Мишель рядом будет если что. А если начнём готовиться да репетировать, то вы наверняка запутаетесь и все вокруг сразу поймут, что ты здесь не главный. Так что, как говорил Александр Македонский, главное ввязаться в сражение, а там разберётесь. Все, некогда разговаривать, нас и в самом деле ждут великие дела.  

Через час, вопреки расхожего мнения, что девушки копуши, Мэри весело подтрунивала над Анатолием, на ходу дожевывающим бутерброд.  

– Энтони, не спеши, ты левый глаз плохо накрасил, – она с хохотом дергала его за рубашку.  

– Вот я тебя сейчас, – погнался Анатолий за ней. Но куда там ему угнаться за этой газелью. А задержался Анатолий дольше всех, потому что не мог пойти на такое серьезное дело без качественной разминки. Пусть и завтракать пришлось почти на ходу. Оказалось, что он зря тратил своё время приводя своё тело в боевое состояние. Уже в машине, на опасения Анатолия, что на встрече его просто съедят с потрохами, дядя Жан ответил,  

– Насчёт этого не переживай, ведь ты с ними встретишься только виртуально. Устроим телемост и превратим его в шоу. У тебя будет целая армия, вооруженная до зубов. С помощью телевидения это будет нетрудно сделать и мои ребята сейчас работают над этим. Будет несколько русских парней, что бы создать соответствующую атмосферу и что бы звучала русская речь. Так что ощущение, что русские пришли огромной силой и надолго, будет настоящим. Радио, телевидение и газеты вовсю нагнетают соответствующую русской экспансии атмосферу. Так что, твоя задача состоит только в том, что бы сообщить старой мафии о том, что власть переменилась. Остальное оставь нам. Их права и обязанности в новой модели сообщества, мы им сообщим сами  

 

Глава 19 Казаки разбойники.  

 

 

Вскоре они уже неслись по горной дороге через глухие леса. Потом въехали через шлагбаум за колючую проволоку и дороги как таковой не стало совсем. Зато в ближайшей скале обнаружилась большая пещера, в которой они и исчезли на полном ходу. Оказалось, что внутри горы существует настоящая цивилизация. Хороший асфальт, огни и огромные двери по обоим сторонам движения ведущие видимо в пещеры Аладина.  

– Прямо подземное царство какое то, – пошутил Мишель.  

– Так оно и есть племянник. Здесь царство наших секретных служб и никто посторонний о нем не знает. Вы первые гражданские, которые побывают здесь. Но уж больно дело у нас серьезное, что бы играть в секреты в ущерб делу.  

– Ну а как же русские, которые как вы говорили будут на сеансе вместе с нами? – поинтересовался Анатолий.  

– Это тоже наши коллеги. Они прошли вместе со мной службу во французском легионе, до того как попасть в полицию. Вот оттуда я и вынес эту слепую веру в несокрушимость и силу этих загадочных русских. Там, где дело можно было считать проигранным полностью, я всегда посылал троих русских парней и те переламывали ситуацию. Вот так и с тобой. Ты один должен сделать то, чего не может сделать вся наша фемида.  

– Стоп. А почему не эти парни, мои земляки? Ведь вы их прекрасно знаете, они то вас точно не подведут. Не то что я, пацан не нюхавший пороху и не побывавший ни в одной переделке? Где логика, дядя Жан?  

– А логика очень проста сынок. Если надо кого убрать или достать луну с неба, то да, им равных нет. Но здесь другое. Здесь нужны мозги, харизма и экспрессия. В общем то, чего в тебе хоть отбавляй. А от этих, прожжённых всеми огнями последних войнушек и переворотов парней, которые только и могут, что действовать напролом, я больше пяти слов произнесённых подряд никогда и не слышал. Ну все, прибыли. Как бы то ни было, лошадей на переправе не меняют.  

– И то верно. Поздно уже, раз прибыли. Так пойдёмте же в бой мусье, – и Анатолий театрально раскинул руки, как бы приглашая всех на сражение и шагнул из машины.  

– Вот в эту дверь вы с Мишелем уже зайдёте без меня, не дело если кто из тех, кто участвует в этом шоу с той стороны, узнает что в это дело замешаны государственные органы. Ну, с богом. Я очень надеюсь на вас.  

Он подтолкнул их в открытую дверь и Анатолий, даже не успев собраться с мыслями, оказался в огромном зале.  

Зал хоть и был очень большой, но и в нем было мало места для толпы, заполнившей почти все пространство. Это и правда была просто толпа, которая вполне могла бы находиться где нибудь на старинной русской ярмарке или на площади для гуляний. Разодеты большинство из них были как настоящие казаки из старых русских фильмов. Косоворотки и рубахи подпоясаны широкими поясами. Кто то в кирзовых сапогах и даже почему то в галифе. Чубы, торчащие у некоторых из под фуражек были явно завитые. Анатолий просто опешил от вида этой древней Руси. Хорошее же у них представление о нашей родине, усмехнулся он. И тут, видимо заметив его, кто то крикнул во все горло.  

– Тихо братва, батька прибыл. Ура ему.  

Мощное ура из сотни глоток чуть не сорвало двери с петель.  

Анатолий, слегка кивая этим ряженным по ходу движения, прошёл за Мишелем в сторону огромного экрана на стене. Он уже давно заметил кучку людей восточной внешности, с напряжением наблюдающую за залом и за ним самим. Они сидели по восточному на коврах где то далеко, но благодаря чудесам современной техники, было ощущение, что они совсем рядом. Стараясь вести себя как можно более надменно, Анатолий уселся в единственное кресло, стоящее немного на возвышении, прямо напротив этой группы. Толпа русских, в полнейшей тишине проводившая его глазами до кресла, вновь занялась обсуждением своих насущных дел. Невообразимый мат жёг уши даже ему, привыкшему ко всему в этом грубом мире. Пришла пора и Анатолию показать свою власть. Он поднял руку и стоящие рядом заставили знаками замолчать весь зал. Было настолько тихо, что он мог без повышения голоса разговаривать с этими мрачными и грустными парнями сидящими напротив.  

-Ну что ж, начнём наверное. Кстати на каком языке предпочитаете вести светскую беседу- французском, английском, арабском или все таки на русском?  

Микрофонов и наушников не было видно нигде, видимо техника позволяла передавать звук и так.  

Люди напротив, были не в настроении поддерживать его шутливый тон и молча сверлили его взглядом. Наконец один из них, человек средних лет произнёс:  

– Говорить можно на любом языке, переводчики найдутся. Только стоит ли разговаривать с кучкой зарвавшихся бандитов, которые разоделись как ярмарочные шуты и думают, что сотня человек может запугать сотни тысяч. Вы не первые, кто пытался тягаться с нами и где они теперь? Да мы вас все равно всех переловим, сотрём в порошок, забьем в кальян и выкурим.  

Люди по ту сторону экрана дружно вскочили после этих слов и стали выкрикивать что то на своём языке. Самые нервные повынимали ножи и показывали, что будут делать, когда доберутся до них. Дружный хохот по эту сторону экрана заставил их немного умерить свой пыл. Выждав немного и дав ребятам возможность показать свои эмоции, Анатолий поднял руку. Мгновенно воцарилась тишина. Он даже удивился, как по военному неукоснительно выполнялись его требования. Это наверняка произведёт эффект на компанию противников. Пусть знают, что к ним прибыла не шайка безбашенные хулиганов, а серьезная, дисциплинированная единица. Он даже ненадолго почувствовал себя полководцем на поле боя. Вот сейчас махнёт рукой и вся русская рать ринется вперёд на сарацинов. И его понесло.  

– Вы что, гады, думаете мы сюда за тысячи вёрст притащились просто на вас посмотреть? Думаете, сейчас наорете, запугаете нас своими тысячами и мы рванем обратно как побитые собаки? Да знаешь, где я всех вас видал? Если надо будет, всех вас вывезем в пустыню Сахару и закопаем в песок. Не верите? Тогда смотрите сюда.  

Он показал рукой на другую стену, на которой давно заметил кое что интересное. Камера проследила за движением его руки и перед остолбеневшими противниками возникло огромное поле, почти целиком усеянное людьми в камуфляжной форме. Целая армия военных дубасила друг друга с профессиональным знанием дела. Запись фильма тренировки спецназа выглядела как будто реальная картинка. Профессионалы смогли сделать из простого кино эффект присутствия и казалось, что все это происходит здесь, прямо за стенами этого помещения.  

– Сможешь ты со своими тысячами создать такую армию? – обратился он к оппоненту. И сам же за него ответил:  

-Конечно нет. Так что давайте ребята договариваться. Или вы живете по нашим правилам и все у вас будет нормально, или все будет для вас очень плохо. Я требую жесткой, железной дисциплины от своих ребят, буду требовать этого и от вас. Никаких погромов и ущемления коренного населения, строгое соблюдение норм и правил проживания в стране. Любое отклонение будет караться строго и незамедлительно. И вы уже знаете как. И главными ответчиками за действие своих людей будете лично вы. Повторять свои требования я не буду. Все детали вы сейчас узнаете через моих людей, а мне с вами прохлаждаться некогда. Араведерчи. Надеюсь увидеть всех вас в следующий раз живыми и здоровыми.  

Анатолий встал и решительной походкой прошёл к выходу. Ему просто нечего было больше сказать. Да и не хотелось.  

Дядя Жан, оказывается сидел в машине у экрана телевизора. Он тут же вскочил навстречу Анатолию и обнял его.  

– Я же говорил, что ты чудо. Все сделал как надо и даже вовремя ушёл. Остальное за профессионалами в свере бизнеса. Раздел рынка, зоны ответственности и самой ответственности тоже.  

-А что же теперь будет? Надеюсь вы не будете прикрываясь русскими творить беспредел? Я бы не хотел, что бы пострадали люди, особенно в таком стиле как все эти дни.  

– Ну, мы же не звери Энтони. Просто тогда было нужно выбить почву у них из под ног. И ведь получилось, хоть я и сам не всегда верил в такой результат. Ты ведь успел заметить, как вели себя эти хозяева жизни, привыкшие к безнаказанности. Даже меня, начальника полиции могли послать куда подальше. Тронешь, начнут крушить все подряд. А главное им как с гуся вода.  

-Дядя Жан. Я устал от всего этого и уже не знаю, так ли виноваты эти люди приехавшие сюда за лучшей долей, как вы это описываете. Но даже если и так, нельзя на зло отвечать злом во сто крат сильнее.  

-А как бы ты поступил на моем месте сынок?  

-Я не знаю, и не мне учить вас, как вести себя в такой ситуации. Только не надо зла больше, чем этого требует необходимость. Обещайте мне это дядя Жан.  

-Это я могу тебе пообещать с чистой совестью. Думаешь у меня самого сердце не болит творя жестокости, даже когда это необходимо. Ну а теперь поезжай с водителем домой. У нас с Мишелем ещё найдутся здесь кое какие дела.  

Мишель позвонил через два часа, когда Анатолий, вымотанный морально от всех этих неприятных дел, пытался забыться и смотрел появившиеся наконец в программе развлекательные передачи.  

– Как ты Энтони, скучаешь? А у нас тут вроде все нормально. Ребята правда были немного в шоке после разговора с тобой. Но мы им объяснили, что если все пойдёт как надо, то с тобой им встречаться больше необязательно. Тем более что ты и сам не любишь публичности. Их кстати очень даже устроил план дальнейшей жизни и они обещали приложить все силы для наведения порядка в своих анклавах. Просто они видимо уже и сами не рады были тому, как складывалась обстановка в стране. По слухам, они уже начинали подумывать, кто же их будет кормить, если вдруг все французы убегут из страны от такой невыносимой жизни. Но все таки давай переживем ещё и эту ночь, посмотрим как все пройдёт. И если все будет нормально, у нас будет шикарный повод отпраздновать победу, я очень на это надеюсь. Тогда завтра с утра поедем все, вместе с Мэри в самый дорогой магазин, оденемся как миллионеры и вечером закатим в фешенебельный ресторан. Мы же теперь с тобой главные мафиози страны и должны поддерживать марку.  

– А что, я согласен. Сегодня мне самому хочется посидеть в одиночестве, чтобы обдумать и понять ситуацию в которой оказался. Ну а завтра, если ничего не поменяется, я буду рад вместе с тобой и Мэри отпраздновать окончание этих кошмарных событий.  

– Ну вот и договорились. А теперь мне надо подсуетиться, подобрать для тебя новое жильё, заказать нормальные документы, ничто не должно связывать тебя с прошлой жизнью. Так что сиди пока у себя и не выходи наружу. Ты уже заказал себе что нибудь на ужин? Не стесняйся, ведь ты супербогат. Все я откланиваюсь. До завтра дон Энтони.  

– Сам ты дон. До завтра дон Мигель.  

 

 

Глава 20 Начало ганстерской жизни.  

 

На следующий день, в его скромные апартаменты ворвался ураган, в виде Мэри сопровождаемой своим братом. Первым делом она побила Анатолия своими маленькими кулачками по груди за то, что он заставил ее переживать и не позвонил сразу после переговоров.  

– Я тут не сплю, не ем, о нем переживаючи, а он даже позвонить не удосужился. И этот тоже, только утром заявился и ничего не объясняя начал торопить с поездкой. Мог бы хоть намекнуть, куда потащил из дому ни свет ни заря, я бы хоть в порядок себя привела, оделась поприличнее.  

– Ну а как быть с сюрпризом? Его бы тогда точно не получилось. Да и знаю я вас девчонок, начнёте собираться, так до вечера из дома не выберешься.  

– Ты у меня ещё получишь братишка.  

– Да успокойся ты егоза. Дай хоть Энтони прийти в себя после встречи с тобой. А то ты своим напором можешь повредить психику непривычного к этому человеку и он не дай бог сляжет. А у нас ведь ещё куча дел в городе, которые надо успеть закончить до вечера.  

– Какие такие дела? Ты мне ничего не говорил, когда торопил как на пожар. Молча посадил в какую то большую, полностью тонированную машину и с видом заговорщика привёз сюда. Предупреждаю, что к выходу в свет или даже просто на свет я не готова. Так и знайте, я отсюда ни шагу.  

– Не тараторь сестренка, сначала послушай, что скажут старшие.  

– Итак, в честь радостного разрешения всех наших проблем, у нас сегодня заказан столик в самом крутом ресторане Парижа. Не маши руками Мэри, я уже знаю, что ты сейчас скажешь про свой внешний вид. Как раз эту проблему мы и будем решать весь день, и в салоне красоты нас уже ожидают мастера. Заодно и мы с Энтони приведём в порядок волосы, ногти и бороды. Ведь кое кто из нас уже порядочно похож на медведя.  

И показал пальцем на самом деле давно небритого Анатолия.  

– Эй, братик. Ты что, выиграл деньги в казино или ограбил миллионера? С каких это пор мы ходим по лучшим ресторанам и посещаем дорогие салоны? Смотри, узнаю, что ты совершил что либо незаконное, заставлю при мне съесть деньги добытые неправедным путём.  

– Ты посмотри на неё, какая она грозная Энтони. И это так она разговаривает со старшим братом, очень уважаемым и богатым человеком между прочим. Запомни Мэри- со вчерашнего дня, мы с Энтони состоим на секретной службе, под руководством дяди Жана и у нас безлимитный кредит на все наши капризы. И я не хочу больше слышать ничего про деньги и не хочу видеть эти квадратные глаза.  

Он подвёл сестренку к зеркалу и с хохотом дал ей посмотреть на саму себя. Мэри по детски рассмеялась увидев там рожицу с всклоченными с просонья волосами и к тому же огромными от стольких новостей глазами.  

– С ума сойти можно в каком виде ты привозишь свою сестру к молодому, симпатичному человеку. Что он обо мне подумает.  

И тут же рассмеялась. В самом деле ничто не может привести в уныние эту энергичную, симпатичную натуру.  

– Ну и ладно, зато если мы с ним когда нибудь поженимся, для него не будет шоком увидеть меня поутру после свадьбы без макияжа.  

Мишель только руками всплеснул от такого решительного хода мыслей его любимой сестренки.  

– Все, хватит молоть чепуху. Машина на стоянке и через пять минут мы ждём тебя около нее. Времени хватит на сборы?  

– Ну если нас там и постригут, и покрасят, и приоденут, то мне не надо никаких пяти минут. Я готов покорять салоны и рестораны этого прекраснейшего в мире города.  

Мэри правда все же попыталось было изменить порядок ведения дел, вспомнив про то, что ещё не пила даже кофе, но тут же получила братский шутливый тычок в спину:  

– Будет тебе там и кофе и круассан с джемом.  

Про кофе она вспомнила просто так, дабы не оставаться в стороне от обсуждения планов на предстоящий день. А на самом деле при упоминании о салонах и магазинах, глаза у неё загорелись так, что можно было не включать свет на подземной стоянке где их ожидал огромный лимузин.  

Время до семи вечера пролетело так быстро, что Марта никак не могла поверить, что уже все, закончилась эта сказка, которая обычно снится всем девчонкам мира. Стилисты толпами бегали перед нею, предлагая на выбор разные варианты лучших моделей одежды. В салоне, из за нехватки времени, три мастера одновременно занимались ее краснотой- во время стрижки ей одновременно делали маникюр и педикюр. Уличные музыканты шутки ради приглашённые Мишелем в салон, все это время играли специально для неё все, что она просила.  

В назначенное время, когда все трое сошлись в фойе салона, никто из них не мог узнать другого. Даже Мэри, никогда не видевшая раньше своего брата во фраке с бабочкой, притом идеально причесанного, в первое время не могла поверить в то, что это он. Про Анатолия и говорить нечего. По просьбе Мишеля специалисты сделали все, что бы изменить его имидж. Теперь это был солидный англичанин с усиками и бородкой отросшими за несколько дней, в очках и со строгой стрижкой. Настоящий богатенький английский капиталист. Но больше всех поразила Мэри. Куда делся этот неугомонный ребёнок, которого можно было по праву считать своим в доску парнем. Сейчас это была настоящая леди. И самое главное в этом платье, с прической и богатыми украшениями, она и сама почувствовала себя девушкой и даже не пыталась как прежде шутить и придираться к их внешнему виду.  

– Ну что джентльмены, ваша королева готова сразить свет. Ведите меня в ресторан, но только в самый лучший, достойный моей красоты.  

Но тут же не выдержала и добавила шёпотом  

– Ну как я вам? Все нормально?  

Парни не сговариваясь просто подняли глаза и руки к небу. Счастливые и все ещё не верящие, что все это происходит именно с ними, они загрузились в уже поджидающую их машину для того, чтобы сразить высший свет своей молодостью и красотой.  

Подъехав к ресторану, на входе они все же стушевались. Швейцар выглядел как какой нибудь профессор, настолько он был серьёзен и солиден. Выслушав заверения Мишеля, что они и в самом деле имеют право принять пищу в этом аристократическом заведении, он пригласил их войти. Но даже впустив их в фойе, он ещё долго по телефону выяснял с кем то разные тонкостям. Наконец, после того, как им были произнесены слова «хорошо месье Жан», он раболепно заулыбался и пригласил их проследовать за собой. По дороге Мишель объяснил причину медлительности швейцара. Оказывается, что в это заведение не мог попасть ни один смертный, насколько бы богатым он не был. Здесь собиралась лишь аристократия со всего мира, и стать равным с ними, хотя бы во время потребления пищи, не помогали никакие деньги на свете.  

– Нам бы никогда в жизни не попасть в это заведение. Но дядя Жан настолько был рад разительной перемене произошедшей с Парижем этой ночью, а главное победе, в которой мы принимали непосредственное участие, что применил все свои связи, что бы мы смогли достойно отпраздновать это.  

– О какой победе речь? Я что то пропустила? Ну же быстро выкладывайте, не то я вас обоих побью прямо при всей этой богемной публике.  

– Да, кстати, дядя Жан единственно что просил, так это вести себя достойно. И это касается главным образом тебя Мэри.  

– Как тебе не стыдно Мишель, говорить про меня такие вещи. Я вам что, хулиганка какая нибудь из подворотни что-либо?  

– Все, тихо. Вот наш столик, чинно садимся и никаких разговоров о делах. Вы же знаете, что даже у стен есть уши. Особенно в таких заведениях как эти. Ведь аристократы наверняка немного выпив могут проговориться и выдать какие нибудь мировые секреты. Я думаю дядя Жан потому и имеет здесь связи, потому что имеет что нибудь на каждого и держит их всех под колпаком.  

– Тогда все, молчим о делах. Только дома братик я тебя обязательно заставлю рассказать мне всю правду.  

-Ну это мы ещё посмотрим. А теперь давайте читать меню. Интересно чем питаются аристократия и принцы голубых кровей.  

– Хоть я и не знаю даже что означают названия этих блюд, но то что мы уйдём отсюда голодными я уже поняла. Вы видите какие цены тут стоят? Или это не цены, а вес блюд или калорийность? Ведь не может же блюдо стоить пятьсот евро?  

– Брось эти плебейские замашки Мэри. Может мы и не богачи как они, но если мы пришли сюда и дядя Жан нам это посоветовал, голодными мы не уйдём. Во первых что будем пить?  

-Сразу говорю, что я не пью?  

-Как это, русский и не пьёт? А я то боялся, что этот забияка сейчас выпьет бутылку водки, съест русский салат и начнёт объяснять аристократам, что нехорошо кушать отдельно от рабочего класса. Ты ведь наверное коммунист?  

– Во первых я не коммунист. Во вторых я не принимаю алкоголь потому, что он просто мне не нравится.  

– Энтони, может ты не русский? Нам всегда говорили, что русские много пьют.  

– А нам говорили, что французы жить не могут без лягушек. Вас так и называют лягушатниками во всем мире.  

-Ну это не совсем так, -засмущался Мишель, – хотя в этом меню я вижу лягушки занимают достойное место. Ты их будешь есть? Заказывать?  

-Отстань со своими лягушками. Платить за них такие деньги? Да у нас на каждом болоте их столько много, что при таких расценках, легко можно было бы стать миллиардером.  

– Ладно мальчики, с вами я вижу кашу не сваришь. Беру руководство застольем в свои руки.  

Она кивнула официанту который неподвижно стоял чуть в стороне. Тот не спускал с них глаз, что бы по первому же знаку услужить. Она поговорила с ним буквально пару секунд и тот довольно кивая тут же ушёл на кухню. Пока парни с удивленным видом смотрели на неё, стали появляться ещё люди, которые быстро заполнили стол напитками, вином и разнообразными столовыми приборами. Анатолий вращая в руках какую то отвертку скептически улыбнулся.  

– Мэри, срочно раскрой нам секрет чего ты там наговорила этому дяденьке, похожему больше на министра финансов, чем на простого официанта. И почему вместе с вилками и ножами нам принесли эти отвертки, палки и иголки. Мы что, будем отрабатывать стоимость еды штопая носки этим аристократам?  

– Во первых Энтони, положи приборы на своё место и не компроментируй меня. А то ещё подумают, что такая солидная дама как я, водится с парнями из трущеб. Просто следи как будет питаться графиня де Монсоро и повторяй за ней.  

– Это что за графиня, где она сидит? И это нормально, если я буду заглядывать ей в рот?  

– Глупый. Для тебя графиня де Монсоро на этот вечер это я.  

– Ах, даже так? А мы тогда с Мишелем кто?  

– Мои верные вассалы.  

– Вон оно как! А все же интересно графиня, что ты сказала этому дядьке, что он так быстро понял и убежал довольный?  

– Да очень даже просто, только вы никогда об этом не догадаетесь. Сдаётесь? Я ему просто показала кивком головы на столик напротив нас и сказала, чтобы принёс нам все то же самое. Ещё пообещала ему щедрые чаевые, если мы останемся довольны его обслуживанием. Понятно теперь?  

– Ну и хитра же ты сестренка. Интересно, что нас ожидает и где этот столик по эталону которого мы будем шиковать сегодня?  

– Вот тот, чуть левее от меня. Там сидит очень красивая дама, не меньше чем принцесса и рядом с ней арабский шейх. Я так думаю. Кстати дама что то очень пристально смотрит на нашего русского гостя, и я думаю, что все таки без драки сегодняшний вечер не закончится. Я сама лично ее побью.  

– Да ладно Мэри, тебе просто показалось. У арабских женщин вообще не принято смотреть по сторонам. А то муж может ей сделать секир башка.  

Анатолий, сказав это неожиданно осекся. Арабская принцесса и правда смотрела на него подозрительно долго. Может спутала его с кем то? С кем нибудь из киногероев? А что, в таком облачении, да с такой небольшой, но импозантной бородкой он и вправду мог сойти за знаменитость. Но вдруг ему и самому она показалась до боли знакомой. Было что то родное в этом загадочном, немного рассеянном взгляде девушки, которую с полным на то основанием можно было бы назвать принцессой. Он был так поражён этим чувством, что не мог оторвать от неё взгляда, хоть и понимал прекрасно, что это неприлично. Добротный щипок со стороны Мэри наконец то вывел его из ступора.  

– Ты чего это Энтони. Хочешь дипломатического скандала? Разве можно так смотреть на арабских женщин?  

Мишель, решив сгладить ситуацию поднял бокал с вином и пригласил друзей присоединиться к нему.  

– Друзья мои, давайте выпьем за наш союз. Пусть с этого дня все у нас будет хорошо, а на наших столах всегда будет вот такая вот вкусная еда. Пусть никогда в наших домах и на улицах наших городов больше не будет вражды, ругани и войн. А только любовь и звуки приятной музыки. Вот как эта например.  

Оркестрик на маленькой сцене на самом деле заиграл какую то чудесную, тихую мелодию и парочки потянулись, что бы повальсировать на широкой площадке в центре зала. Заколыхались красивые платья, засверкали в свете огней крупные бриллианты и было чувство, что ты оказался в средневековом замке полном лиц королевской фамилии. Молодые люди чуть ли не открыв рты смотрели на эту сказку, в которой они волею судьбы оказались. Они так увлеклись этим созерцанием, что даже не заметили как с другой стороны к ним подошла арабская принцесса. Сейчас, когда она стояла рядом с ними, было очень хорошо видно, что все эти графини, маркизы и баронессы даже в подметки ей не годятся.  

А этот, немного отстранённый взгляд как бы внутрь самой себя, делал из неё настоящую принцессу какого нибудь Зазеркалья. Никто из них даже представить себе не мог, какая сила могла заставить это божество подойти к их столику. И вдруг эта сказочная принцесса заговорила.  

– Прошу вас меня извенить, но мне кажется что мы с вами знакомы.  

Она говорила на чисто русском языке и обращалась прямо к Анатолию.  

– Да нет, что вы. Я очень сильно сомневаюсь, что наши жизненные пути могли когда нибудь пересечься.  

– Я тоже долго сомневалась глядя на вас, вы ведь сильно изменились за эти несколько дней. Но мне почему то кажется, что именно с вами мы летели из Москвы в прошлую субботу.  

 

Глава 21 Конец ганстерской жизни.  

 

 

И тут Анатолия пронзило. Да ведь это та ненормальная, из за которой его жизнь, которая тогда уже вроде входила в новое и спокойное русло, опять пошла под откос. Ему бы и сейчас, было бы лучше испугаться и подняв в виде оберега крест, бежать от этого нового знака судьбы, но ложное чувство неловкости заставило его признаться, что он тоже узнал ее. Да к тому же, где то в глубине души, он и правда был рад видеть кого то из своей прошлой жизни.  

– Ой, а ведь это на самом деле вы. Конечно трудно признать в такой принцессе обычную, хоть и очень красивую соседку в самолете.  

– Ну, вы я вижу тоже не сидели без дела и очень сильно поменялись. Только Вам не кажется, что это не совсем удобно, когда дама стоит перед вами как школьница?  

– Ой, простите меня. Я просто так поражён вашим появлением, что сильно растерялся. Может присядете за наш столик?  

– Если мы продолжим беседу рядом с вашими друзьями, то боюсь, что у них просто отвиснут челюсти, до того они удивлены. Давайте лучше потанцуем.  

– Да я с превеликим удовольствием.  

Анатолий последовал за нею в сторону танцующих и напоследок бросил взгляд на своих спутников. И в самом деле, челюсти их вполне могли не встать на свои места, до того они отвисли от удивления. Он только пожал плечами в ответ на их немой вопрос и поспешил за принцессой.  

– А ваш спутник, не знаю кем он вам приходится, не будет возражать? Насколько я знаю восточные люди большие собственники.  

– Это на самом деле так. Тем более, что у нас свадьба через две недели. Просто сегодня, сразу после прощального с европейской цивилизованной жизнью ужина, мы улетаем на его родину. И тогда, сразу, с момента вступления на его родную землю, для меня начинается жизнь восточной женщины. Пусть принцессы, но восточной принцессы, со всеми ограничениями и табу. Мой жених, наследник престола, прекрасно понимает на какие жертвы я иду ради него. Он догадывается, как для человека, привыкшего к европейскому образу жизни будет трудно принять их правила. И ценит мое согласие пойти на любые жертвы, ради того чтобы быть всегда рядом с ним. Он хорошо знает, что я очень сильно люблю его, но мне все равно грустно осознавать, что это в последний раз в моей жизни я нахожусь в таком обществе. Салим сам, узнав от меня что это вы, тот самый последний русский человек, с которым я мысленно прощалась в аэропорту, предложил пойти и сделать это уже на словах. Он безраздельно и небезосновательно верит мне, поэтому сказал, что мы можем даже потанцевать один танец. Последний мой танец на европейской земле, и я рада, что это вы, русский человек будете моим партнёром.  

– А может вы просто не хотите уезжать и надеятесь, что я украду вас?  

– Ну уж нет, моя жизнь навеки связана с моим Салимом. Теперь только смерть может разлучить нас.  

Была какая то невероятная грусть в этих словах, но она тут же исчезла. А может это просто ему показалось?  

– Да и хватит обо мне. Как у вас дела? Судя по тому, что вы здесь, в этом неприступном для простых людей заведении и притом в таких дорогих костюмах, да с такой дорогой едой на столах, я могу сделать вывод, что у вас все хорошо? А то вспоминая нашу встречу с Салимом в аэропорту, я очень сожалела, что из за меня вы остались без вещей, а может быть и документов. Я была уверена, что стала причиной многих ваших неприятностей и слава богу, что ошиблась. Или я не права? Ваши глаза говорят о том, что все, что вы сейчас имеете, не приносит вам никакой радости. Это правда?  

– Более чем. Я сейчас богат как Крез, окружён друзьями и защитой. Но я бы все сейчас отдал только за то, что бы не было той нашей встречи с вами. Чтобы опять проснуться у себя в казарме и понять, что все произошедшее со мной, это только страшный сон. Что через неделю будут экзамены и затем долгожданная встреча с девушкой, которую я люблю больше жизни.  

– И я тому виной, что все это стало невозможно?  

– Да нет, есть много тому причин и начались они ещё за долго до вас.  

– Так все таки я была звеном в цепи этих событий?  

– Можно сказать и так, а может это просто судьба. Иначе как понять то, что я из добропорядочного, лучшего во многих отношениях члена общества, в одно мгновение превратился в исчадие ада, того, кем пугают детей и взрослых по всей Франции.  

– Послушайте, так это значит о вас день и ночь говорят по телевидению? Ну вот, а я ведь в глубине души догадывалась что это вы. Сама не знаю почему, ведь вы не внушаете впечатления бандита. Наверное потому, что меньше всего этого хотела? Мой будующий муж очень сильно возмущался тем, что творят с его соотечественниками эти цивилизованные на первый взгляд люди. Особенно его обижало, что именно мои земляки такие безжалостные. Особенно этот зверь Анатолий, который оказывается ещё и прибыл из Москвы в один со мной день. Зачем же вы так.  

Она с гримасой огромного сожаления отстранилась от него.  

– А я ещё выбрала вас как талисман, с которым прощаюсь навсегда.  

– Вы просто не все знаете. Я не хотел всего этого. Просто события выстроились так, что я не мог распоряжаться ими. Я был просто игрушкой в руках судьбы и людей, которые все за меня делали. И они не были русскими, можете себя успокоить. Это были люди, которые считая нас варварами, вытворяли от моего имени все эти зверства.  

Тут к нему подошёл официант с окаменелым от ужаса лицом и протянул включённый мобильный телефон. Его тут же отстранила в сторону рука неизвестно откуда возникшего охранника принцессы. Да уж, охраняли ее на самом деле как представительницу королевской фамилии.  

– Месье Энтони, вам нужно срочно ответить на звонок. Это вопрос жизни и смерти.  

И увидев его взбешенный взгляд почти шепотом добавил, – моей жизни и смерти, месье.  

Анатолий посмотрел на принцессу, не зная как ему поступить. Она молча, взглядом указала на телефон и отстранилась от него. В трубке раздался раздражённый, почти переходящий в крик голос дяди Жана.  

– Ты что же это вытворяешь мальчишка? Я же предупреждал, что об этом не должна знать ни одна живая душа. Что теперь прикажешь с ней делать? Так и знай, что ее гибель будет на твоей совести.  

Анатолий догадался, что все его передвижения и слова находятся под контролем. Как же это он раньше не подумал, что такое возможно? Получается, что он теперь не хозяин сам себе? И он теперь всю жизнь будет как марионетка выполнять их требования и жить только до тех пор, пока это им необходимо?  

-Во первых не смей на меня орать, ты, старый лягушатник. Во вторых знай, что если не дай бог, хоть один волос упадёт с ее головы, я тебя из под земли достану.  

И бросил телефон со всей силы на пол. Ему было стыдно за то, в каком виде его выставили перед нею. Она ведь наверняка слышала крики взбешённого полицейского. А теперь ещё и страшно стало за ее жизнь. Он знал, что эти люди не остановятся ни перед чем, ради того чтобы довести своё дело до конца.  

– Вам надо срочно покинуть ресторан и если можно страну.  

– Я слышала, как ваш босс выкрикивал угрозы в отношении меня. Но пусть он не беспокоится. Через час наш самолёт взлетает с частного аэропорта и ещё через два часа я буду там, где им не дотянуть до меня свои грязные руки. Так что прощайте. Мне очень вас жаль, потому что я вижу в какие цепкие руки вы попали. Но это ваша жизнь и ваша судьба, которую вы выбрали. Прощайте.  

Она повернулась и грациозной походкой королевы пошла к своему возлюбленному. Его, пытавшегося последовать за ней, что бы ещё раз попросить прощения за все, остановила железная рука охранника. Ему ничего не оставалось, как понуро идти к своим товарищам которые с нетерпением и восхищением ожидали рассказа о таинственной незнакомке. Мэри даже толкнула его шутя в бок  

– У, коварный изменник.  

Но ему было не до шуток. Он лихорадочно пытался привести мысли в порядок, что бы понять как теперь быть. Ясно было, что пощады ему ждать не стоит, но это было не страшно. Больше его пугало, что его друзья тоже могут пострадать от его безответственности.  

-Ребята, я наверное пойду, что то мне стало нехорошо. А вы оставайтесь и веселитесь. Потом заедете ко мне, чтобы рассказать как все прошло.  

– Нет, нет и нет. Я категорически против. Мы только что сели праздновать и вдруг ты, Энтони все хочешь испортить. Пришли вместе и уйдём вместе.  

И тут Анатолий увидел что принцесса и ее жених поднялись и пошли к выходу. Это обрадовало его, может дядя Жан не успеет так быстро прислать людей, но и напугало тоже. А вдруг расправа уже ждёт у дверей и та, которую он так нелепо подставил, сейчас погибнет в трёх шагах от него.  

– Мэри, прошу меня простить. Мне очень надо. Хотя я может ещё и вернусь через десять минут.  

– Так я и знала, бежишь за этой красоткой. Смотри, у неё охрана ого го. Как бы не побили тебя за приставания к женщине восточного человека.  

– Вот это ты зря Мэри. Ни одна восточная красавица не может сравниться с тобою. Просто мне на самом деле очень надо.  

 

Глава 22 Профессия у него такая, принцесс спасать.  

 

Последние слова он договаривал уже на ходу. Он боялся опоздать и с облегчением вздохнул увидев, что парочка влюблённых, в сопровождении двоих телохранителей, только направляется к двери. Толя остановился у зеркала чтобы привести себя в порядок, ведь во время гневного швыряние телефона, его галстук и прическа слегка пришли в беспорядок. Ну а главное, он просто не хотел показаться навязчивым и решил проследить за их отъездом со стороны. Они уже спустились с высокого с колоннами крыльца, когда он решился выйти на улицу из своего наблюдательного пункта за стеклянными входными дверями. Он даже успел пройти пару шагов, что бы продолжить следить за ними из за ближайшей из колонн, когда на его шею набросили что то в виде удавки. Это смертельное оружие было известно ему и он автоматически подсунув пальцы под петлю, броском через себя отправил душителя вниз по лестнице. От шума летящего вниз тела, телохранитель, шедший чуть сзади пары обернулся и смог отреагировать на первую очередь из автомата другого убийцы, который открыл огонь из за ближайшей колонны. Он встал, расставив ноги и руки, пытаясь закрыть своим огромным телом повелителя и его невесту. Он стоял так до тех пор, пока пули не перестали в него лететь. На нем видимо был бронежилет, и поэтому большинство пуль не причинили ему вреда. Но некоторые все же попали и в незащищенные части тела. В конце концов он схватился рукой за шею, из которой сочилась кровь и было видно, что долго он так не продержится. Второй охранник выбежавший на шум с другой стороны машины был сражён сразу. Невидимый Толе стрелок уже перезарядил оружие и видимо поняв свою ошибку на этот раз стрелял в голову. Ему оставалось только добить того, что ещё держался на ногах и принцесса со своим женихом были бы в полном его распоряжении. Из за колонны, рядом с которой стоял ошарашенный происходящим Анатолий, появился человек в длинном плаще и спокойно закончил с истекающим кровью, но все ещё стоящем на ногах телохранителем. Он уже переводил дуло автомата на оцепеневшую от ужаса парочку, но не успел выполнить то, ради чего явился, Анатолий с диким криком ринулся на беспощадного киллера. Было опрометчиво с его стороны выдавать своё присутствие, но он понимал, что если не спугнет убийцу, то уже не успеет никому помочь. А так, хоть и ценой своей собственной жизни, можно было выиграть несколько мгновений. Ведь как ни крути, а это именно он был невольным виновником всего этого побоища, что ж, ему и спасать принцессу.  

Стрелок резко обернулся на шум и спокойно дал очередь по Анатолию. Тот почувствовал обжигающие уколы, но не обратил на них внимание, не до того сейчас было. Главная его задача теперь была не прятаться от пуль, а схватить стрелка за шею. Захват слава богу получился и под силой инерции летящего Анатолия, оба тела кубарём покатились по лестнице вниз. Он ещё помнил, как они стукнулись о кузов автомобиля и как что то хрустнуло у него под руками. Потом послышались женские причитаниях и крики. Голос очень похожий на голос принцессы твердил, что никуда не поедет без кого то. Она постоянно повторяла:  

– Ты что не понимаешь, что это ради нас с тобой он бросился под пули? Мы обязаны его спасти, кем бы он ни был. Пусть он будет даже последним преступником, но мы не можем бросить его помирать здесь как последнюю собаку.  

Затем чьи то сильные руки загрузили его в машину и визг шин был прощальным салютом в честь французской богемной и ганстерской жизни Анатолия.  

 

Глава 23 Тысяча и одна ночь.  

 

Очнулся он на больничной койке, весь утыканный какими то проводами и капельницами, но это не была больница, его кровать находилась прямо в райском саду. Везде цветы, зелень, райские птички поют и журчат фонтаны, золотые рыбки плавают в огромном аквариуме, совсем рядом с ним. Увиденное очень сильно его удивило-это что, в рай разве тоже теперь принимают только после курса лечения?  

Более детально разобраться в этом вопросе не получилось, он опять провалился в небытие. В следущий его визит из ниоткуда, он увидел каких то людей в масках копошащихся над ним и опять удалился. Когда появился просвет в сознание в следующий раз, уже было желание задержаться подольше. Все таки было интересно разобраться, где это он. У него вдруг появилась маленькая надежда, а вдруг ничего такого и не было, и он находится все в той же больнице, куда попал после встречи с Цыганом. Может все остальное, все эти невероятные приключения поселковского парня в Париже, эти принцессы и принцы с перестрелками, все это только игра его воспалённого после болезни воображения? Вон и чьё то тихое дыхание слышно рядом с кроватью. Он так обрадовался этой спасительной мысли, что стал потихоньку звать Свету. Громко разговаривать боялся, вдруг опять потеряет сознание. Тут же чья то голова закутанная по самые глаза склонилась над ним  

– Вы что то сказали или мне послышалось.  

Женский голос говорил на чистом русском языке и Анатолий успокоенно вздохнул. Какой Париж, какая мафия? Приснится же на больную голову всякая ерунда.  

– А где Света, можно ее позвать?  

– Но у нас нет никакой Светы. Из русских здесь одна только я. Гюльза меня зовут. Я родилась и выросла в России, в адыгее, вот мне и поручили неотступно находиться здесь, на случай если вы очнётесь, ведь вы же не говорите по арабски.  

– По арабски? Да нет, по арабски я вроде пока ещё не говорю, хоть и не очень то в этом уверен. Я вообще ни в чем теперь не уверен. Скажите, а долго я здесь нахожусь и где я вообще?  

– Вы находитесь в лучшей клинике нашей страны, патроном и покровителем которой является королевская фамилия. Привезли вас неделю назад с множественными огнестрельными ранениями и никто уже не надеялся, что вы выкарабкаетесь. Вы потеряли очень много крови, но слава всевышнему жизненно важные органы не пострадали. Лучшие врачи страны сделали все, что необходимо и теперь вам нужно только время и отдых, что бы побыстрее встать на ноги.  

-А как я вообще попал сюда, ведь последней страной где я находился, была вроде бы Франция. Если конечно я чего нибудь не путаю.  

– Вы знаете, нам не положено ничего знать без особого на то дозволения. Но я вам по секрету скажу. Вас привезли из Франции на королевском самолете, ночью. На вас не было живого места, как будто швейной машинкой пулями прошили. Было потеряно столько крови, что никто и не думал что вы выживете. Но пришло строгое указание от принца, переданное через его начальника службы охраны. Тот ворвался в больницу сразу после вашего поступления и предупредил весь персонал, что у нас теперь одна с вами судьба. Будете живы вы, будет жив и персонал клиники. И я не уверена что это было сказано ради красного словца.  

– У вас что, до сих пор доисторические законы в стране?  

– Да нет, тут достаточно цивилизованно. Но ради вас, почему то, они видимо готовы были изменить своим принципам и стать снова первобытными. Так что пожалуйста, выздоравливайте скорее. А то вся больница дрожит от страха и постоянно спрашивает у меня о вашем самочувствии.  

– Ну, если ваше благополучие зависит от состояния моего здоровья, то я приложу все усилия что бы побыстрее выздороветь. Тем более, что это и в моих интересах тоже.  

– Если вы уже в состоянии шутить, то давайте начнём вместе бороться за ваше здоровье. Хватит питаться растворами через трубочку, пора переходить на нормальную еду. Врачи сейчас осмотрят вас и если позволят, я тут же принесу бульончик из куропатки. Говорят это самое нужное для быстрого восстановления сил.  

Спать больше не хотелось. Он был ещё очень слаб, но чувствовал себя намного лучше, чем в момент пробуждения. Сразу после консилиума врачей, в котором Анатолий не понял ни слова, опять вернулась Гюльза. На подносе она несла какие то кастрюльки и ложки, видимо врачи все же дали добро. Тут же радостно затараторила.  

– Врачи очень довольны вашим состоянием. Говорят, что ваша слабость была обусловлена большой потерей крови и теперь, когда вы потихоньку приходите в себя, нужно только время, питание и отдых. Ну и хорошие эмоции.  

– Ну в плане питания вы мне надеюсь поможете, со сном я как нибудь сам разберусь, а как быть с настроением?  

– Даже не знаю. Может пригласить к вам местных артистов, помните в кино показывали как развлекали раненых бойцов во время отечественной войны?  

– Да вроде неудобно как то. Я что падишах какой нибудь, чтобы передо мною тут танцевали наложницы. Мне неудобно.  

– Ну вы это бросьте. Наша задача как можно быстрее поставить вас на ноги, чего бы нам это ни стоило. Если надо сами вместе с врачами плясать и петь будем. Жить то всем охота.  

– Только не это. Я тогда со стыда ещё сильней заболею. Ты Гюльза расскажи мне лучше что нибудь хорошее. Например как идёт подготовка к свадьбе вашего принца.  

– А что там про неё рассказывать? Да и не знаю я ничего. Только говорят что работа во дворце кипит день и ночь. Даже генерал, у которого вы на особом контроле, говорят не может приехать в больницу что бы навестить вас. Говорит некогда ездить, к церемонии готовимся, но если за русским будете плохо ухаживать, найдёт время чтобы приехать и лично всех повесить. Это у него шутки такие. Солдафон.  

– И когда назначена свадьба?  

– Да шесть дней осталось. А вы что хотите на свадьбе сплясать? Вряд ли это у вас получится, швы разойдутся. Если только медленный танец.  

– Да что ты Гюльза, какие танцы. Тут бы на ноги хотя бы встать. И не обращайся ко мне на вы, мы с тобой наверное одного возраста. Называй меня Анатолием.  

– Может мы и одного возраста, да только меня не возят на королевских самолетах и генералы не заботятся о моем здоровье.  

– Ты это брось. Это все стечение обстоятельств. А так я простой парень из обычного посёлка, а не какой нибудь принц королевских кровей. Да что я говорю, кровь мою ты и сама видела. Не голубая ведь?  

Гюльза рассмеялась.  

– Нет, не голубая. Но на ты, это только наедине. У нас здесь не принято тыкать пациентам. А теперь давай ешь, танцор.  

Толи благодаря молодому, богатырскому здоровью, то ли бульонам, а потом и более сытным блюдам Гюльзы, Анатолий быстро набирал силы. Встал он уже на второй день и тут же стал стараться больше двигаться. Тело, непривычное к безделью требовало нагрузки. Ему тут же поснимали швы на небольших ранах, которые были в основном в мягких тканях и не мешали движениям. Врачи, а особенно Гюльза не могли нарадоваться такому ходу лечения. Все уже ожидали визита кого нибудь из благодарных членов королевской фамилии или хотя бы их представителя. Ведь это был их протеже. И на пятый день он явился, но не совсем так, как все ожидали. Крупный, строгий мужчина в чёрном с иголочки костюме, вошёл в сопровождении нескольких врачей и молча выслушал их доклад. Видимо они говорили о состоянии Анатолия, потому что постоянно показывали на места где были раны. Выслушав их с каменным лицом, приехавший молча указал всем на дверь и застыл в ожидании полного уединения. Гюльза, справедливо полагая, что без неё они не смогут общаться, задержалась у двери, но получила строгий жест в направлении двери и тут же исчезла. Анатолий молча наблюдал за всем этим, пытаясь понять что бы это могло значить. Когда палата опустела, мужчина все также молча достал из нагрудного кармана конверт и благоговейно поцеловав передал ему. Внутри конверта, пахнущего лавандой, так же как и от принцессы его написавшей, лежал мелко исписанный лист бумаги.  

-Здравствуй мой храбрый оловянный солдатик. Очень рада была услышать что все у тебя в порядке и ты уже почти здоров. Врачи сделали все возможное и невозможное, что бы поднять тебя после такой колоссальной потери крови. И это маленькая толика моей благодарности за то что ты не дал погибнуть от рук этих бандитов моему любимому Салиму. Завтра свадьба, но я то знаю, что мне никогда не быть настоящей принцессой. Враги династии сделают все, что бы этот брак не состоялся. Они пойдут на все, чего бы им это не стоило. Салим клянётся, что не допустит ничего плохого в отношении меня, но я то знаю. Одна девочка цыганка, несколько лет назад предсказала мне все это. Она долго, как сказку рассказывала про мою будущую короткую, но яркую жизнь. Я тогда ещё была простой, сельской школьницей и ее слова про принцессу, только вызвали у меня смех. Какая принцесса, какой такой восток? И вот, когда в институте я встретилась с Салимом, самым лучшим человеком на свете, и полюбила его, я вспомнила ее пророчество. Я поверила что этот цыганский ребёнок откуда то знал все о моей бушующей жизни и поэтому грусть, которую ты наверняка увидел в моих глазах, всегда была во мне. Все происходит именно так, как она говорила. Даже чудесное наше спасение в Париже было заранее мне известно. Спасибо тебе огромное ещё раз. И вот осталась последняя глава этой чудесной сказки для маленькой сельской девочки попавшей в те дворцы и сады о которых она мечтала, зачитываясь сказками про тысячу и одну ночь. Если эта маленькая цыганка права, а мне страшно хочется верить, что ее пророчества, это просто ряд совпадений, то завтра и тебе, может грозить большая опасность. Этого мужчину, который передал мою записку, зовут Ибрагим. Он был с нами в Париже когда случилась та кровавая драма. Ему повезло, что он был за рулем и не успел закрыть меня грудью, как это сделали два его храбрых товарища. Так что благодаря тебе он сейчас жив и здоров. Ему поручено срочно вывезти тебя за пределы страны, что бы до тебя не смог никто добраться. Только благодаря мне и Салиму тебя до сих пор не трогает эта свора родственников жаждущих власти, несмотря на все требования из Франции. Боюсь, что они сорвутся с цепи, когда их некому будет сдерживать. Так что поспешите, сегодня же ты должен быть в Стамбуле. Там Ибрагим поможет тебе переправиться на родину.  

Как я тебе завидую, что ты вскоре сможешь вздохнуть ее родной запах. И как я завидую сама себе, что прожила такую красивую, сказочную любовь. Конечно немного жаль что все так быстро закончится, но не в наших силах изменить судьбу.  

Все. Поторопись. Вспоминай меня хоть иногда.  

Анатолий взволнованно вскочил с кровати. Да что же это такое творится. Неужели в жизни не бывает настоящих, красивых сказок со счастливым концом. Откуда только берутся эти проклятые цыганки, которые все знают про нас и расписывают заранее нашу жизнь. Он не сомневался, что все что написала принцесса правда. Он вдруг вспомнил, что и у него все произошло точно так, как предсказала одна такая же маленькая бестия. Два года назад, во время похода по родному поселку в магазин за хлебом, маленькая, лет пяти цыганка вцепилась в его руку и долго не отпускала неся всякую чушь. Трудно было поверить детскому лепету сулящему Анатолию яркую и бурную жизнь, но и грубо отталкивать ребёнка было нельзя. Чего она толко не наговорила тогда. Были слова и про его жизнь, как в детской трубке с цветными стеклышками, которые то сверкали всеми цветами радуги, то вдруг поворачивались темной, мрачной стороной. И про дальние страны с несчастными, влюблёнными принцессами и садами полными райских птичек и подлых визирей жаждущих власти. Он тогда с трудом от неё отвязался, пообещав на обратном пути из магазина принести ей конфет. Но больше никогда ее не видел.  

А может это была та же самая девчонка? Кто их знает этих таинственных и всезнающих предсказательниц, какие они обличья могут принять. Что же теперь делать? Рваться опять спасать принцессу, но это нереально. Да и у этого громилы наверняка четкие указания насчёт него и поэтому вряд ли он даст нарушить инструкции своей госпожи. Да и кто знает, может все это просто их с принцессой бредни и нет никакой предопределенности. Вот проведут они завтра церемонию свадьбы и заживут как в ее любимой сказке. Ещё и его, Анатолия пригласят когда нибудь к себе в гости, что бы поиграть с детьми.  

 

Глава 24 Проклятые визири, кто их придумал?  

 

Охранник тем временем открыл чемоданчик который был рядом с ним и жестом показал Анатолию на одежду лежащую в нем. Надо было переодеваться и ехать. Не стоит огорчать его госпожу в такой день. Она наверняка ждет от охранника доклада, что бы узнать где они. И вскоре, наспех попрощавшись с персоналом, а особенно с погрустневшей сразу Гюльзой, Анатолий уселся на заднее сиденье тонированной машины с флажком на капоте. В просторной машине не было кроме них никого и было приятно сидеть, утопая в мягчайших креслах и смотреть на непривычные азиатские пейзажи проплывающие мимо. То ли благодаря этому флажку, то ли умению водителя, но они быстро выскочили из городской толчеи и мягко зашуршали по хорошей дороге, вдоль которой кроме песка и одиноких верблюдов больше никого не было. Анатолий, для того что бы скрасить время, попытался было заговорить с охранником на французском, но тот, ничего не понимая, в ответ только мотнул головой. Правда видимо пожалев скучающего пассажира тут же включил телевизор в подголовнике. Там как раз показывали церемонию приготовления к свадьбе принца. Видимо кроме этого события в эти дни ничего и не показывали. Он просто впился глазами в происходящее и любой звук разрывающейся петарды или гром барабанов заставлял его вздрагивать. Даже водитель стал беспокойно оглядываться поминутно слыша его восклицания. Около какого то придорожного кафе, одиноко стоящего на пустынной дороге, машина вдруг остановилась. Водитель знаком попросил Анатолия проследовать за собой и они вошли в полутемное низкое помещение. Водитель опять открыл чемодан и знаками показав на бинты лежащие там объяснил, что будет бинтовать его лицо. Было непонятно зачем это было нужно, ведь с лицом было все в порядке, но Анатолий решил не спорить. Мало ли для чего нужна такая конспирация. Тем более что от бинтов опять ностальгически пахнуло лавандой и он даже с удовольствием погрузился в этот аромат. Она что, специально брызнула немного духами на них, что бы лишний раз напомнить о себе. Вскоре их одинокая машина опять неслась по трассе унося Анатолия от этой сказки, от этих ужасных и в то же время счастливых воспоминаний. Он все так же, не отрывая глаз следил за церемонией, но то ли от чарующего запаха пропитавшего бинты, то ли от чего другого он воспринимал происходящее гораздо спокойнее. Наверное предусмотрительная принцесса все таки специально, зная его вспыльчивый характер, пропитала марлю каким то лекарством. Он ещё видел как какой то человек в чалме встал из толпы склонённых на колени людей и выстрелил в красавицу невесту, он ещё бросился в порыве закрыть ее своим телом, но стукнувшись со всей силы о крышу автомобиля упал и потерял сознание. Она знала что делала когда заставила водителя перебинтовать ему лицо.  

Очнулся он опять в больничной палате. Рядом сидел все тот же водитель- охранник. Он обрадованно произнёс что то по арабски и тут же перешёл на понятный Анатолию французский.  

– Ну наконец то. Я уже подумал, не переборщил ли я со снотворным.  

– Где я и почему ты говоришь по французски, ты же недавно ничего не понимал.  

– Мы с тобой в Стамбуле, госпожа велела перевезти тебя сюда. Она предупредила, что ты немного буйный и следует быть с тобой поосторожней. Разговаривать с тобой было строжайше запрещено, менять маршрут тоже. Она видимо знала что делала. Я сам, хоть и не такой нервный, но после того как услышал эти крики народа по телевизору, готов был развернуть машину, что бы лично порвать этого подлого убийцу.  

– Так ее все таки убили.  

У Анатолия задрожали губы и он опять был готов потерять сознание.  

– Да, прямо на церемонии венчания. Старший сын короля не смог стерпеть того, что трон должен будет перейти не ему, бездетному, а этим двум молодоженам и пошёл на этот подлый шаг. Все уже об этом знают, но ничего поделать невозможно. Убийцу растерзали тут же люди, стоящие рядом, а главный зачинщик всего этого вроде и не причём. Не пытать же наследника престола. Да он ничего и не скажет, даже под угрозой смерти, ведь не дурак он на себя наговаривать.  

– А как же она? Она не мучалась?  

– Нет. Говорят что она просто смотрела прямо в глаза этому подлому убийце и улыбалась. Люди просто в восторге от ее храбрости и величия. Они требуют поставить ей памятник на том месте, что бы иметь возможность приходить и молиться на неё как на святую. Очень уж ее все полюбили за те несколько дней, пока она была с нами. Тем более, что все очень хотели иметь наследника с частицей русской крови. Вашу нацию очень уважают и чтут на моей родине.  

– Я бы и сам был бы рад помолиться на том месте когда нибудь.  

– Ну а сейчас давай займёмся нашими делами. Я выполнил свою часть работы и доставил тебя в этот частный госпиталь в Стамбуле. Ты здесь должен окончательно поправить своё здоровье и потом можешь отправляться куда захочешь. Документов у тебя с собой никаких не было, когда мы забирали тебя из Парижа. Но насколько я понял с ними тебе лучше нигде не появляться, ни здесь, ни в Европе. Завтра к тебе придут мои друзья, что бы помочь тебе во всем, о чем ты пожелаешь. Можешь доверять им как и мне. Мы давно друг друга знаем и они многим мне обязаны. Я потом проверю как у вас все прошло и если что не так, они будут наказаны. Кстати вот мой номер телефона, позвони мне когда будешь в безопасности, и деньги, госпожа сама передала их для тебя. Ты наверное сейчас на родину, домой?  

– Я ещё подумаю. Там меня тоже не очень то ждут.  

– Да уж, потрепала тебя жизнь. А ведь ещё совсем молодой. Как только ты умудрился вляпаться во столько передряг? Ну ладно, мне пора. Я и так рискую многим оставаясь здесь так долго. Говорят король очень зол и подозревает в организации этого преступления всех, кого только можно. Ну а подозрение короля, это все равно что смерть. У нас на востоке жизнь подданых в руках своего господина, и вопрос о ней решается мгновенно.  

– Правильно Ибрагим, поезжай быстрей назад. Ты ведь состоял в ее окружении и твоё отсутствие могут не так интерпретировать.  

Они крепко пожали друг другу руки, не зная смогут ли это сделать когда нибудь ещё раз. Ибрагим быстро шагнул к выходу и Толя остался совсем один в этом незнакомом ему мире.  

Утром пришёл врач. На ломанном русском поспрашивал его о состоянии здоровья, о настроении и в сотый раз сказав- Очень хорошо, очень хорошо- вышел. Толя и сам понимал, что со здоровьем все слава богу неплохо, а вот с дальнейшей судьбой было совсем непонятно. Очень хотелось домой и он очень соскучился по Свете. Посидеть бы сейчас с ней в обнимку на скамейке перед казармой, как это они делали почти каждый день последние два года, и ничего больше не надо. С ней всегда было так легко и спокойно, что никогда не хотелось расставаться.  

 

Глава 25 Вечно гонимый.  

 

Но сейчас, если он даже и вернётся домой, вряд ли ему дадут ее обнять. К Мишелю назад, тоже думать нечего что бы возвращаться. Дядя Жан наверняка землю роет, что бы найти его, так что такой подарок ему делать не стоит. Он включил телевизор, что бы как то скоротать время и бесцельно пощелкал по каналам. Смотреть ничего не хотелось, он не знал на чем остановиться, но вдруг замер глядя на экран. Показывали соседнюю страну, пребывающую в трауре в связи с потерей любимой принцессы. Все ходят в чёрных одеждах, флаги приспущены, играет грустная музыка и женщины на площадях рыдая рвут на себе волосы. Тут же показывают снимки растерзанного убийцы и съемки с места казни сообщников. Человек десять стоит ожидая палача на высоком помосте перед огромной толпой народа. Люди кидают в сторону помоста камни и наверное через некоторое время услуги палача будут уже не нужны. Анатолий тоже был очень зол на подлых убийц дорогого ему теперь человека, но смотреть на такое было выше его сил. Он уже готов был переключить канал, но в последний момент увидел среди стоящих на помосте Ибрагима. Он стоял со спокойным выражением лица, как будто все происходящее его не касалось. Только тогда, когда камера наехала прямо на его лицо, он вдруг встрепенулся и прошептал что то, как будто по французски. Анатолию даже показалось что он понял, что тот сказал. Одно только слово- Беги- и легкий кивок головой в сторону.  

Может это просто померещилось Анатолию, но он тут же вскочил с кровати. Говорил Ибрагим что то или не говорил, это не так уж и важно. Важно, что оставаться здесь очень опасно. Эти деспоты на самом деле так подозрительны, что не будут разбираться кто прав а кто виноват. Анатолий исчез из города как раз в день преступления и это очень подозрительно. Ну, а если с Ибрагимом так поступили только за то, что он просто увез его из страны, то с ним самим и подавно церемонится не будут. Надо срочно бежать. Вещи, в которых он приехал сюда висели в шкафу и он быстро переоделся. Накинул сверху больничный халат, что бы не вызывать подозрения у персонала и шаркающей походкой направился на улицу. Ему повезло, что никто не попался на встречу из знакомых врачей и выйдя на улицу он ускорил шаг. Уже из переулка, где он избавился от больничного халата и тапочек, он увидел как к воротам больницы подлетела полицейская машина и двое в штатском выскочив из неё побежали в сторону приемного отделения. Уже засуетились. Спасибо Ибрагиму, что предупредил. Висеть бы ему в одном ряду невинных верноподданных его королевского величества. Ну а теперь, можно ещё и побегать. Он выскочил на другую сторону переулка и обрадованно вздохнул, увидев стоящее совсем рядом такси. Сразу запрыгнул на заднее сиденье, стараясь как можно меньше мелькать на улице. Водитель с довольным видом ковыряющий до этого во рту зубочисткой, удивлённо поднял брови от такой наглости.  

– Поехали друг, двойной счётчик.  

Анатолий от волнения забыл что он находится в Турции и вряд ли водитель его понимает.  

– Аэропорт. Дабл Мани.  

Может так будет более понятно. Ведь слово аэропорт на всех языках звучит одинаково.  

– Э, дарагой. Сачэм нэ хочещ говорить русска. Я узбек, русска как родной знать.  

– Ну тогда тройной счётчик, если русский знаешь. Поехали быстрее.  

– Нэ переживай, как птичка долэтищь. Аэропорт значит?  

– Погнали быстрее, опаздываю я.  

Узбек и на самом деле знал своё дело и через минуту они уже влились в гудящий всеми клаксонами и ревущий моторами поток. Было такое ощущения что здесь нет необходимости знать правила дорожного движения. Все решала марка машины, громкость клаксона и бесстрашие водителя.  

– Послушай, тебя как зовут? Рахим? Можно воспользоваться твоим телефоном? Не бесплатно конечно, потом включишь в счёт.  

-Э, дарагой. Зачем включишь, выключишь? Бери разговаривай.  

Павел неожиданно вспомнил, что Марта называла ему свой номер мобильного. Он был очень простой и сразу врезался ему в память. Сейчас, когда его серое вещество бегало с бешеной скоростью, стараясь найти выход из создавшегося положения, он мгновенно его вспомнил. Больше ведь все равно не куда было обращаться и он решил позвонить ей. Она бы ему сейчас очень сильно помогла со своим знанием психологии, умением легко решать трудные проблемы, а главное своим оптимизмом.  

– Але, Марта слушает вас.  

Ее голос был как бальзам на сердце, как весточка из прошлой, очень далекой и ещё полной радужных надежд жизни. У него даже сперло дыхание и какое то время он не мог ничего произнести.  

– Я вас не слышу, перезвоните мне пожалуйста.  

– Погоди егоза, не вешай трубку.  

Со страху что связь вот вот прервётся он все же смог выдавить из себя пару слов.  

– Анатолий, ты что ли? Дорогой не молчи. Живой? Я так рада, а то уже и не думала когда нибудь услышать твой голос. Ты где?  

– Как видишь я. И как ни странно живой. И то, только благодаря твоей науке о психологии. Просто я решил не сдаваться и биться за свою жизнь до конца. Хотя иногда и сам не понимаю, зачем мне это.  

– Ну ты мне эти шутки брось. Я так понимаю, что тебе очень нужна помощь и поэтому ты вспомнил обо мне. И звонишь, как уже вижу из Стамбула, хотя должен был ждать меня в Париже. Хорошо же тебя покидало по шарику.  

– Марта, мне на самом деле нужна помощь. И очень срочная.  

– Ещё бы, у тебя я так понимаю по другому не бывает. Что спешишь в какую нибудь Аргентину и нужно достать билетик?  

– Марта, мне не до шуток.  

– А зря. Забыл мои уроки? Ты сейчас где конкретнее?  

– Еду по Стамбулу, на такси, меня ищут и думаю скоро найдут. Рахим, где мы едем?  

– Скажи что недалёко от вокзала едем.  

-Таксист говорит, что едем недалеко от вокзала.  

– Во первых успокойся. Будешь переживать когда найдут. А сейчас просто езжай на железнодорожный вокзал и отпусти машину. Тебе надо встать около крайней правой колонны перед вокзалом и ждать. Я сейчас созвонюсь с нашими представителями в Стамбуле и думаю они решат все твои проблемы. Ты главное не забывай моих уроков и не переживай ни о чем.  

– Мне бы твоё спокойствие Марта. Я тебя понял и буду ждать на вокзале около крайней колонны. Идти то мне все равно больше некуда.  

Такси остановилось прямо перед главным входом вокзала и водитель получивший сто долларов от Анатолия радостно затараторил:  

– Дарагой, в аэропорт тоже поедищь? Тебе подождать?  

– Нет, уже нет. На самолёт все равно опоздал, поеду на поезде.  

– Э, жалко. Удачи тебе, хороший ты человек.  

Анатолию было не до разговоров и он двинулся в сторону колонн. Последняя была немного в темноте и никого рядом с ней не было. Было совсем неприятно стоять одному, в стороне от всей этой шумящей и кричащей на всех языках мира толпы, но он понимал, что по другому его было бы невозможно здесь найти. Лишь бы те, кто должен был его встретить появились раньше тех, кто за ним гонится.. Он прямо чувствовал напряжение висящее в воздухе от этой бесконечной череды погони и бегства. И чувства его не обманули. Буквально в десяти шагах от него вдруг появился давешний дарагой друг, в сопровождении двух полицейских. Он яростно махал руками в сторону Анатолия призывая сопровождающих скорее его хватать. Вот так обложили, удивился Анатолий. Как только у них так быстро все получается? Видимо телефон Марты тоже был под контролем, и им оставалось только взять таксиста в виде Ивана Сусанина. Правда вместо болот, как это сделал настоящий костромской мужик, этот вывел прямо на него.  

Полицейские увидев беглеца, тут же выдернули дубинки из за поясов и побежали к нему. Хорошо хоть не свистят, подумал Анатолий и отступил ещё глубже в тень колонны. Уже не оставалось сомнений, что его все равно поймают, но старое правило- гонятся- убегай, ещё заставляло его бороться. Полицейские, уверенные, что парню некуда деваться из этого тупика, уверенно забежали в темноту. Конечно, если бы они знали с кем имеют дело, может и поостереглись бы делать такие опрометчивые шаги. Но дубинки были с электрошокерами и они знали, что ему не уйти. Все произошло не так как они ожидали, но и не так как могло бы быть по мнению Анатолия. Сначала упали полицейские, причём почти одновременно и без всякой видимой на то тому причины. Затем и Анатолий почувствовал, как земля уходит из под его ног, а сознание вылетает куда то в темноту.  

 

Глава 26 Старший лейтенант, парень молодой.  

 

Это было уже не оригинально. Он опять очнулся в больничной палате и рядом опять сидела какая то девушка. У него что, карма такая? Нельзя ли в следующий раз обставить как нибудь по другому его возвращение из неизвестности? Девушка смотрела на него улыбаясь, но он никак не мог, своими не пришедшими ещё в норму мозгами понять, кто же это и почему она ему улыбается как старому знакомому.  

– Давай, давай герой. Просыпайся. И как я тебя учила поступать всегда в любых ситуациях? Правильно- улыбайся.  

– Марта, это ты что ли?  

– Ну ладно, пока можно и на ты. Спишем на твоё состояние. А в будущем давай по форме- товарищ майор.  

– Это кто здесь майор, я что то не понимаю тебя Марта.  

– Ну не ты же? Ты пока лишь старший лейтенант. Хотя чувствую, что такими темпами ты меня быстро обгонишь.  

– Марта, у меня в голове сейчас такая каша, что лучше выдавать мне информацию по чуть чуть. Начнём с того, что я сержант, и то как понимаю бывший. А ты разбалованная дочка богатых нефтяников и никак не можешь быть сейчас рядом со мной в Стамбуле, да ещё в чине майора.  

Марта громко и весело рассмеялась.  

– Вот видишь, чем майор отличается от сержанта, несмотря на то, что ты и получил недавно погоны старшего лейтенанта. Здорово же я тебя разыграла, ты даже ничего не заподозрил.  

– Чего это я не заподозрил? Это что, шутка у тебя какая то новая? Или очередная психологическая атака на мои мозги?  

– Ладно Иванов. Я вижу мозги твои немного прояснились и ты уже можешь рассуждать логически. Времени у меня больно то нет, что бы растягивать нашу беседу до бесконечности. Во первых поздравляю тебя с выполнением первого в твоей жизни задания и высоким званием офицера, которое тебе присвоено досрочно. Да ещё с опережением на два звания. Все твои одногруппники ещё пыхтят, что бы стать младшими лейтенантами а ты уже старший.  

– Какое задание, ты что шутишь Марта? А как же лейтенант, которого я угробил?  

– Анатолий, ты что считаешь в нашей системе могут работать хлюпики, умирающие от одного удара по лицу?  

– Ну как же? Я же сам слышал хруст переносицы и видел кровь текущую у него изо рта.  

– А заметить как дневальный сломал в момент удара деревянную швабру, тебе конечно взвинченные нервы не позволили? Хруст от неё ещё тот. Ну а свекольный сок из маленького пакетика, раздавленный в нужное время выглядит похлеще любой крови.  

– Это что, получается я зря бежал из лагеря и натворил столько дел?  

– А вот это как раз не зря. Все было продуманно именно для этого. Ты не должен был знать ничего о задании, с которым отправлялся в Париж, иначе мог бы все провалить. Ведь все было шито белыми нитками и никто не гарантировал, что все пройдёт как по маслу. Риск был огромный и нельзя было подставлять контору. Мы давно следили за тобой, за твоими лидерскими качествами и пришли к выводу, что никто лучше тебя не сможет справиться с этой задачей. Вот и решили рискнуть.  

– Но я же не выполнял никакого задания. Я его ведь даже не знал.  

– Все ты выполнил Анатолий. Ещё и лучше, чем мы надеялись. Мы, честно говоря и не думали, что кто нибудь сможет вернуться из такой передряги. Хотя и очень надеялись. Ну а когда увидели как ты ведёшь дела, то и вовсе расхотелось терять такого сотрудника. У нас и самих тут дел не впроворот, что бы терять такие кадры. Да и ради чего? Сами наворотили сначала дел, со своими имперскими замашками. Сначала измывались целыми столетиями над доброй половиной мира, а теперь хотят, что бы пришёл русский Геракл и разгребал за них авгиевы конюшни. А они ещё при этом останутся гладенькими и чистенькими.  

– Так значит все у них осталось по прежнему, я ведь сбежал?  

– Да нет, что ты. Они так уцепились за эту возможность, свалить всю вину за слишком жесткий способ наведения порядка на русских варваров, что теперь вряд ли остановятся. Беспощадный Энтони ещё долго будет держать в страхе бесконтрольные ранее от правительства районы. А то, что им некого предьявить для доказательства существования этого ужасного русского, уже никого не волнует. В крайнем случае найдут похожего на тебя и будут иногда показывать по телевизору как скрытые съемки бесстрашных блогеров. Правда сделать шоу в твоём стиле им вряд ли получится, для этого нужен настоящий талант. Но тебя мы им больше не дадим. Пусть не надеются.  

– А вам то для чего это все надо было? Ведь можно было очень сильно подставиться и выставить нашу страну в неприглядном виде.  

И видя, что Марта и не думает отвечать ему, добавил.  

– Ну и где же я сейчас нахожусь? – ему уже не хотелось разбираться в этих их варварских заданиях. Он просто очень хотел знать, как далеко он находится от своего любимого светлого лучика. Он уже знал, что если когда нибудь встретиться со своей любимой, то больше никогда и никуда от неё не уедет. Только вот дадут ли эти изверги ему такую возможность? Ведь ещё надо попасть в страну.  

– Ты не поверишь, но ты в своём родном городе и твоя любимая ждёт тебя за этими дверями. Только не делай такие удивленные глаза и не спрашивай как сюда попал. Лучше тебе не знать наши методы и каналы.  

-А что с этими полицейскими, что гнались за мной в Стамбуле?  

– Старший лейтенант Иванов. Вы можете встать, одеться по форме и выйти на встречу к своей любимой, которая вас уже час ожидает за этой дверью. А то, что было с вами все это время, пока вы ее не видели, будет немедленно удалено из вашей памяти, так что и знать о судьбе этих людей вам не к чему. Хотя, если вы так уж сильно переживаете, не пострадал ли кто то ещё из за вас, то могу успокоить- с ними все нормально. Ну и напоследок, все равно ведь вы ничего помнить не будете, когда выйдете из этой двери- дай тебя обниму Толя, я ведь тоже очень сильно переживала за тебя. Но служба, есть служба. И мы просто винтики в этом огромном мире, полном горя и несправедливости. Так что живите со Светланой и даже не вспоминайте о том, через что пришлось пройти. Просто наслаждайтесь своей молодостью, здоровьем и своей любовью. Насколько я разбираюсь в людях, она и правда очень любит тебя.  

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Почта@Mail. Ru  

Почта@Mail. Ru  

Почта@Mail. Ru  

| 115 | 5 / 5 (голосов: 11) | 17:14 14.12.2018

Комментарии

Antuan117:32 31.12.2018
Анонимный комментарий, спасибо за отзыв. С наступающим вас
Анонимный комментарий15:48 31.12.2018
очень захватывающе
Antuan111:57 26.12.2018
Анонимный комментарий, спасибо, я рад что вам понравилось. С наступающим Новым годом
Анонимный комментарий16:56 23.12.2018
Оригинальный сюжет. Поздравляю
Antuan120:39 20.12.2018
irish2018, спасибо, очень приятно.
Antuan120:38 20.12.2018
avaa, спасибо
Antuan111:47 20.12.2018
Анонимный комментарий, спасибо за ваше мнение. Очень приятно.
Antuan111:47 20.12.2018
shastie, спасибо, мне очень важно ваше мнение
Shastie14:48 19.12.2018
читая,погружаешься в судьбу героя. С ним переживаешь и радуешься. буду ждать новые рассказы. удачи в вашей работе
Анонимный комментарий10:26 19.12.2018
Читаю с удовольствием! Увлекательно!
Анонимный комментарий22:37 18.12.2018
Горжусь , что живу рядом и имею возможность быть племянником талантливого человека , который не перестаёт нас удивлять отличными рассказами. Удачи и вдохновения!!!
Andrewgetman12:50 16.12.2018
Отличный рассказ!
Avaa12:00 16.12.2018
Очень интересно
!!!!
Irish201800:19 16.12.2018
Динамично в стиле Джеймса Бонда.
+100500!
Kitteroni19:44 15.12.2018
antuan1, Сам текст разбит на главы, но в сайте главы не обозначены. Не знаю, как сказать просто... Глупо получилось....
Antuan119:06 15.12.2018
Анонимный комментарий, большущая благодарность самому благодарному читателю.всех Вам благ.
Antuan119:04 15.12.2018
lyrnist, спасибо за оценку. Мне очень приятно, что вы прочитали.
Antuan119:03 15.12.2018
kitteroni, кстати, вы может не обратили внимания, там очень много глав. А вообще спасибо что заглянули на огонёк моего рассказа
Анонимный комментарий13:03 15.12.2018
читала и наслаждалась . спасибо большое за приятно проверенное время с вашим рассказом. куча эмоций, переживаний за Анатолия.
Lyrnist22:39 14.12.2018
В целом увлекательно., хотя счастливых избеганий на душу героя... в романтическом стиле ))
Antuan121:39 14.12.2018
kitteroni, спасибо большое. Вы очень добры.
Kitteroni20:45 14.12.2018
Роман потрясающий и разбить бы на главы, так вообще цены не будет. Продолжайте писать, а я подожду....
Antuan118:39 14.12.2018
Большое спасибо на добром слове. Удачи вам.
Cadi17:31 14.12.2018
Класс, очень интересно читать.

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.

YaPishu.net 2017