Фиолетовый плед

Рассказ / Лирика, Мемуар, Проза, Реализм
Любите своих домашних животных и помните, они с вами не навсегда. Эта история о дружбе
Теги: животны люди смерть любовь

По улицам Норвилля, пробираясь среди гаражей и хрущевок, шли двое. Мама и еще совсем мелкий я, лет семи-восьми. В руках у меня была коробка из-под обуви. Нес я её осторожно, бережно и каждый раз, съедаемый детским любопытством, то и дело заглядывал внутрь.  

“Как думаешь её назвать? ”-посмотрела мама на меня.  

“Я не знаю”-ответил я.  

По правде говоря, что касается выбора имен, у меня явно не хватало фантазии в силу своего детского и пока что сильно ограниченного кругозора. (по прошествию лет оказалось, что это не меняется). Пока мы шли до дома, я называл разные имена, и каждое предложенное становилось все более и более абсурднее предыдущего. В конце концов, мама остановилась.  

“Что такое? ”-вопросительно взглянул я на маму..  

“Я предлагаю назвать ее Симой. Симона. Ласково будет Симочка”-предложила она.  

“А мне нравится”-я широко улыбнулся.  

В коробке лежал щенок карликовой таксы. Девочка с уже определенным именем Сима.  

 

В первые три года Сима была самой настоящей таксой. Таксы сами по себе вредные и ревнивые. Если хозяин уходил куда-то дольше, чем на час, то надо было всегда думать о том, куда прятать тапки, пульт и всевозможные маленькие домашние вещи. Как правило, именно эти вещи подвергались жестокому собачьему возмездию в лице Симы. Как-то раз, мы ушли на время, гораздо дольше положенного(одобренного собакой) и опрометчиво оставили на кухонном столе только что испеченные блины, а точнее, гору блинов. Обычно мама столько не делала, но в этот раз, словно почувствовав, что в этот раз будут есть не только люди, напекла много. Симочка, недолго думая, решила устроить пир, а заодно и наказать непослушных хозяев. Только собачка не знала чувство меры и съела почти все блины, оставив два-три блинчика людям. Воспитание, видимо, не позволило ей съесть все блины. Мы, придя домой, увидели весьма противоречивую картину. Все же вы видели, как сидят люди на диване рядом со спинкой дивана. В девяносто процентов случаев рука человека, которая ближе к краю, лежит на спинке. Так вот, теперь представьте. Зайдя в комнату, мы с мамой увидели Симу, которая сидела в позе человека, закинув одну переднюю лапку на спинку того самого дивана. В глазах ее читался ужас. Из-за огромно раздутого животика и всепоглощающего страха она не могла пошевелиться. Она понимала, что съела труд хозяйки, который явно ей не предназначался. В наших же глазах читался смех. Мы не были извергами и понимали, что собака сама себя наказала, ведь тот огромный животик не пропадал еще два дня и передвигалось несчастное животное с трудом. Таких историй было много. Благодаря им, собака перестала быть домашним животным, она стала членом семьи.  

 

В последующие годы, как это всегда бывает, начались проблемы. Сима не была породистой собакой, а у таких, чаще всего, слабое здоровье. Она не стала исключением. Начались долгие забеги по ветеринарам, было куплено и использовано множество лекарств, мы лечили одну болезнь, появлялась другая. Бесконечный ад. Месяц собака была полностью здорова, два месяца мы пичкали ее лекарствами. Так продолжалось долгие годы. Несмотря на все это, усталости от этого кошмара у меня не было. Сима являлась моим единственным и верным другом, и для меня было чуждо и непонятно, как от этого можно устать, ведь она мой друг, семья.  

Можно. Вопрос времени.  

 

Последним диагнозом, который Симе поставили, был рак кишечника. Чертов рак, поражает любое живое существо, даже то, которое явно этого не заслуживает. Рак кишечника у собак явление довольно ужасное. Один день собака дышит жизнью, бегает, играет, на следующий день начинается неконтролируемое мочеиспускание, рвота и постоянный понос даже тогда, когда уже нечем. Сима мучилась и я вместе с ней.  

 

В тот день я пришел домой и увидел, что собаке снова стало плохо. Убирая очередную лужу, в голову пришло осознание того, что нужно делать. Я посоветовался с мамой. Это было нелегкое решение, и оно до сих пор мучает меня по ночам. Я позвонил дедушке и попросил нас отвезти к ветеринару. Пока он ехал к нашему дому, я взял фиолетовый плед, закутал Симу и просто сидел с ней, поглаживая. В голове была лишь пустота и отвращение к самому себе. К дому подъехал дедушка. Взяв Симу в пледе на руки, я спустился и сел на переднее сиденье. Как только машина тронулась, я почувствовал дрожь, проходящую сквозь плед. Я гладил ее, но ничего не говорил. Я держал ее, но не смотрел. Я отвернулся в окно. В горле образовался ком.  

Мне казалось, что мы едем целую вечность. За это время я лишь успел возненавидеть себя еще сильнее.  

 

Зайдя в вет. клинику, я подошел к врачу и сказал: “Я хочу усыпить собаку”. Слова отозвались эхом по кабинету, и навсегда остались в памяти. Врач, посмотрев, молча проводил нас в отдельный кабинет. Там было два кресла друг напротив друга и пеленка под ногами. Для питомцев. Для преданных питомцев. Все это время плед у меня на руках трясся, но зайдя именно в эту комнату, дрожь достигла пика. Симона знала и понимала.  

Я расправил плед на полу, усадил ее, сам же сел на кресло и стал гладить ее по голове, склонившись над ней. Мне хотелось дать ей всю ласку, что она не успела получить. Она поддавалась каждому движению ладони, словно не я привел её сюда затем, чтобы усыпить, словно не я принял это решение.  

Процедура усыпления для домашних животных довольно гуманная, но выглядит все равно ужасно. Скорее всего, люди, по природе своей, нормальные люди, не понимают суть умерщвления и сознание таковых просто не может принять данную процедуру. Я тоже не понимал и принять не мог.  

Врач, зайдя в комнату, держал два шприца. Как выяснилось позже, в одном было снотворное, а во втором вещество, перекрывающее дыхательные пути, тем самым, убивая животное. Врач снял колпачок с первого шприца. Сима прижалась к моей ноге, тельце тряслось. Она не знала, куда спрятать голову, прижалась еще сильнее к ноге. Я продолжал её гладить, придерживая при этом. Игла вошла в филейную часть, лапка дернулась. Врач сказал подождать пару минут. Вышел. Симона перестала трястись и сначала она сидела ровно, потом я заметил, что лапки слабеют, голова становится все ниже и вот-вот она может упасть и удариться головой. Я выставил руку ей под шею, осторожно опустил на пол. Она раслпасталась, словно двумерная картинка, нарисованная каким-то первоклашкой. Но это была не картинка, эта была реальность, где собачку поразил рак и единственным выходом и облегчением была смерть. Я смотрел на неё сверху, в ее глазах читался страх и растерянность. Сима пыталась на меня посмотреть, но не могла поднять головы, снотворное действовало все сильнее. Слезы предательски хлынули из глаз и падали на тельце Симы. На уши, лапы, животик. Я тут же их вытирал. То ли пытался успокоиться таким образом, то ли не хотел замарать её своими слезами. Не знаю, да и не хотел знать. Теперь дрожь была у меня, а Сима, тем временем, заснула. Дыхание стало спокойным, сердечко перестало колотиться, только глаза были открыты. Я их закрыл. Не мог смотреть на жуткий блеск глаз, появляющийся от света ламп. Сделав второй укол, врач тут же ушел, не сказав ни слова. Здесь они и не нужны были. Когда речь идет о смерти близких, людям не очень хочется что-либо говорить, так как это не имеет никакого смысла. Уже не имеет. Поначалу тельце также мирно сопело, словно во сне. Потом оно напряглось, шея вытянулась, косточка на шея начала ходить туда-сюда в попытках зачерпнуть хоть немного воздуха. Сима задыхалась. Я смотрел на это и в голове былы лишь мольбы, чтобы это прекратилось. Мне хотелось остановить это, спасти собаку, увезти домой, накормить и лечь спать с ней в обнимку, а на следующий день снова взяться за поиски лечения, но было уже поздно, и часть меня это понимала. Мне ничего не оставалось, как просто сидеть и смотреть.  

Сима умерла.  

 

Трясущимися руками я завернул ее в плед и прижал к себе. Когда мы вышли в фойе клиники, где сидели другие хозяева со своими питомцами и разговаривали друг с другом, сразу же воцарилось молчание. Возня животных затихла. Никто не произвел ни звука. Все понимали, что произошло. Я, не глядя ни на кого, прошел мимо.  

 

Симу похоронили в том самом пледе, в котором она любила спать и, в принципе, проводить все свое время. Это меньшее, что мы могли сделать в знак уважения.  

С того момента и поныне она спит, закутавшись в фиолетовый плед.  

 

 

***  

Жизнь-довольно сложная штука. Порой приходится делать сложный выбор. Даже не то, чтобы порой, это приходится делать постоянно. Кто-то постоянно выбирает между тем, чтобы надеяться восстановить мертвые отношения или окончательно их разрушить. Кто-то боится поменять работу, и остается на нелюбимой работе до конца дней. Кто-то же, наоборот, постоянно все меняет и остается ни с чем. Но только так у нас есть шанс прожить достойную жизнь, которую можно рассказать своим потомкам. (Если, конечно, вы не сделали выбор в своей жизни в пользу чайлд-фри).  

| 9 | оценок нет 16:16 21.11.2018

Комментарии

Книги автора

Разборка в Устье Норвилля или Битва за гроши 18+
Автор: Emokijevski
Рассказ / Байка Мемуар Проза Реализм Юмор
Небольшая реальная история из жизни таксиста про то, как надо пить и как не надо вести себя в такси. Смешно, коротко, поучительно
Теги: такси работа жизнь приключение
11:58 19.11.2018 | 5 / 5 (голосов: 3)

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.

YaPishu.net 2017