Байки о шпионах и разведчиков

Сборник рассказов / Байка, Боевик, Военная проза, Детектив
Байки времен Холодной войны, о наших разведчиках и ихних шпионах и немного альтернативы
Теги: разведка холодная война байки шпионы

Содержание  

 

1. Плащ, кинжал и АКМ  

Байки о тайной войне (варианты 2014 – 2017 г г. )  

 

2. Алая амазонка  

Авантюрный роман о русской разведчице в стиле Пикуля  

и немножко Дюма  

 

3. Приключения Барона Седрика Готара,  

хозяина Частного детективного бюро Тапир  

Альтернативная детективная фантастика с  

элементами стимпанка, по мотивам, Миров Александра  

Бушкова  

 

4. Приключения сотрудницы Багряной  

палаты  

Шпионский фанфик по мотивом сериала о Свароге А. А.  

Бушкова  

 

Плащ, кинжал и АКМ  

 

 

 

 

Канализация в качестве отвлекающего Маневра  

 

 

 

 

В начале своей рабочей карьеры Василий работал  

сантехником...  

Так сложилось, что он пошел в школу на год раньше  

своих сверстников. (Это произошло благодаря соседу по  

коммуналке – филологу по образованию, который сидел  

еще при Генералиссимусе, потом соседа сослали в  

Казахстан, где он и остался). Блестяще образованный  

человек, в совершенстве знающий испанский,  

португальский и итальянский языки, соскучившийся за  

годы отлучения от профессии педагога по ученикам, и  

нашедший себя в соседском мальчишке, Сей Сеич  

подготовил Ваську к школе так, что он смог пойти в  

первый класс в 6 лет. Потом он все школьные годы учил  

Ваську языкам, он же и посоветовал мальчишке  

поработать после школы годик по пролетарской  

профессии, что даст ему серьезный шанс при поступлении  

в ВУЗ.  

В их городке нашлась вакансия сантехника, где Вася и  

постигал целых двенадцать месяцев азбуку пролетарской  

науки. Как говорил его мастер дядя Петя, сантехника – это  

наука наук, потому что в ней есть свои хитрости, понять  

которые обычному человеку невозможно. Одну такую  

хитрость дядя Петя продемонстрировал, свершая акт  

праведной мести местному ветеринару, обозвавшему его  

принародно в пивной – говновозом. Месть была коварной  

и технически продуманной.  

В уличный сортир невоспитанного айболита было  

подкинуто энное количество дрожжей, что, ввиду жаркой  

летней погоды, дало потрясающий воспитательный  

эффект. Участок ветеринара превратился в одно большое  

поле Аэрации.  

После этих трудовых подвигов, наш герой поступил на  

факультет иностранных языков. Он чуть было не  

завалился из-за того, что написал заявление о приеме аж  

на трех языках, чем привел в бешенство председателя, не  

знавшего толком и одного, но тут позвонили "оттуда,  

откуда надо" с просьбой и советом ·принять и не  

притеснять?. Ну, а потом он получил предложение, от  

которого не принято было отказываться, и офицерские  

погоны вместе с ним. И вот, годы спустя, в одной далекой  

стране он вспомнил слова своего мастера...  

Страна была для тех мест и времен достаточно тихая.  

Последний переворот был два года назад, а столицу за  

последние пять лет штурмовали не больше трех раз, так  

что работала даже городская канализация. Но в этой  

стране открыли месторождение очень вкусной руды, и  

специальная группа специалистов из бывшей метрополии  

готовила окончательный проект документации по данным  

залежам, и, как вы понимаете, уважаемые читатели,  

желающих получить эти документы было достаточно  

много.  

Группа специалистов с нужной нам информацией  

располагалась на втором этаже полицейского участка, и  

это весьма усложняла ситуацию. Так как с бывшей  

метрополией наша страна была сегодня почти в дружбе,  

силовой вариант исключался, но сроки были назначены  

жесткие. Короче – заноза в заднице не должна была  

перерастать в клизму.  

Итак, во время мозгового штурма Вася вспомнил слова  

своего мастера о науке, как раз после информации о том,  

что геологам был устроен прямо в их служебных  

помещениях персональный ватерклозет, причем, местные  

ажаны пользовались уличными удобствами. И Вася выдал  

идею, несущую элементы сантехнической науки, и эта  

идея была принята за основу, и сразу же стала обрастать  

мясом.  

Руководитель группы озаботился поисками схем  

канализации, но Василий профессионально предложил  

связаться с местными работниками вантуза и газового  

ключа, которые наверняка знают все трасы без всяких  

схем.  

Местные товарищи, сочувствующие Карлу Марксу,  

нашли социально близкого ситуайена, работавшего в  

муниципальной службе, искренне любившего хороший  

абсент и мечтавшего уехать на историческую родину, но  

не имевшего для этого средств. Месье Жан-Жан и  

предоставил всю нужную информацию.  

Рядом с участком проходила городская трасса  

канализации, туда и врезали отводку от элитного сортира,  

причем, врезали по уставу, то есть с кучей ревизок и  

задвижек. Жан показал, как и откуда попасть в галерею к  

нужному месту, получил гонорар и еще одно задание -  

дать мощную стремяную своим коллегам-сантехникам,  

причем, начать следовало вечером в воскресение, и ни в  

чем себя, и особенно коллег, не ограничивать, и  

желательно без закуски. Для того, что бы было еще  

веселее, им оплатили пребывание в окраинном борделе.  

Это дало группе полный комплект амуниции и  

аксессуаров аварийной бригады. А в ночь с воскресения  

на понедельник Вася от души проявил свой  

профессионализм. Заглушки были приведены в то  

положение, при котором, говоря по-научному, фекальные  

массы накапливались под фановой трубой, ведущей в  

логово буржуазных специалистов: через стояк был  

проведен мощный гидро удар, свернувший унитаз, ну, и в  

качестве главного катализатора, через ревизку было  

принесено достаточное количество дрожжей. И наступило  

утро понедельника...  

Продукт Васиных сантехнических опытов охватил своим  

ареалом не только апартаменты геологов, но и часть  

первого этажа. Ажаны, толпящиеся на солидном  

расстоянии от своего гнезда, были в весьма расклеенном  

 

виде, ибо днем, в воскресение, задержали контрабандный  

груз кальвадоса и до утра его проверяли. Так что,  

несмотря на понукания начальства, никто из них не  

стремился спасать помещения от экологической  

катастрофы. Отдельной группой стояли европейцы,  

зажимавшие носы платками, и тут явилось спасение в  

виде грузовичка с группой людей в муниципальных  

комбинезонах, рабочих перчатках и респираторах. Они  

споро разгрузились и, обремененные инструментами,  

бачками, ящичками и прочими аксессуарами рыцарей  

вантуза, отважно ринулись внутрь. Учитывая, что  

электричество, было отключено еще дежурным  

полицейским, сигнализация стоически молчала все время,  

пока ребята потрошили сейф. Закончив с документами,  

они щедро рассыпали по помещениям пару мешков  

хлорки и удалилисьйдпрактически под аплодисменты.  

Вот такая вот универсальная сантехника...  

 

Кровь и Абсент  

 

 

 

 

На войне всякое бывает, и совпадения в том числе,  

причем у военных и, тем более, у разведчиков, совпадения  

эти, бывают ещё более невообразимыми, чем у штатских.  

 

В давние времена, аж в прошлом веке, на границе двух  

вновь образованных, только что сбросивших  

колониальное иго, (но уже активно враждующих)  

молодых государств, назовем их Фанги и Бамилеке, была  

небольшая нейтральная территория, эдак длиною лье в  

двести и шириной лье же десять. Для того, чтобы местным  

пейзанам было еще веселее, Творец создал там реку: без  

мостов, но с двумя бродами по флангам. Территория эта  

была весьма удобна именно как нейтральная: для  

торговли между данными странами во время  

спорадических боевых действий. Племена, обитающие в  

нейтральной зеленке, представляли торговцам свои  

отряды самообороны, которые, как правило, служили  

наемной охраной для проезжавших по их территории.  

Боевые качества отрядов ничего не значили, но на фоне  

гарантий безопасности конвоям от местных вождей,  

наемники были обязательны. Однако любая стабильность,  

увы, как правило, рано или поздно заканчивается,  

закончилась она и тут. Племена из нейтральной зеленки  

поделились на северных и южных, то есть – те, которые из  

племени дуала, примкнули к сторонникам идей трех  

бородатых дяденек и тетеньки, изобретшей то ли 8 Марта,  

то ли Первое мая, а те, которые из племени фульбе,  

признали пользу кока-колы и империализма. И теперь обе  

главных стороны решили нанести свой удар именно через  

бывшую нейтральную зону.  

 

Но, как говорил один корсиканец, нельзя быть  

сильным везде, и обе стороны хотели нанести удар  

именно по слабой группировке противника, но вот у  

какого брода заслон будет слабее, вот в чем вопрос. И тут,  

одновременно в обоих противоборствующих штабах,  

появилась гениальная идея...  

 

Для отвлечения противника от направления главного  

удара, по ложному направлению, должен был быть  

нанесен удар фальшивый, т. е. сильно вспомогательный. И  

тут в дело вступила разведка, которой было поручено  

создать дезу для противника. То есть противник пусть  

думает, что в точке "А" у врага сосредоточены главные  

силы, перебрасывает туда войска, а там обманка, и время  

уже потеряно. А свои победные когорты заходят в тыл,  

идут на столицу, и вощще побеждают.  

 

Как уже было сказано выше, государства были  

молодые, и разведка была тоже достаточно юной, и, хотя  

партизанский опыт был, но, скрепя сердцем, обе  

враждующие разведки были вынуждены пользоваться  

мерзким наследием колониализма, то есть старой  

агентурой белоногих. В обеих противоборствующих  

столицах резидентами были, как ни странно, мулаты, один  

был барменом, другой – хозяином скобяной лавки, и они,  

как и было поручено руководством, организовали нужные  

утечки, но несколько в обратную сторону... ибо оба они  

были двойными агентами. И самое интересное, что в  

портовом городке, за пару другую сотен лье от очага  

военного конфликта, на черном рынке появился ящик  

настоящего абсента, который был сразу же куплен  

целиком, и в корне изменил ситуацию, но об этом чуть  

позже. Пусть этот абсент, пока "повисит на стене".  

Потому что война начинается...  

 

В цивилизованных странах войны начинают на  

рассвете, в Африке на бумаге тоже, но по жизни...  

 

Примерно в полдень (на часы было смотреть лень),  

майор Марсель грустно сидел в любимом дюралевом  

кресле на холме, с которого открывался хороший вид на  

брод, через реку Лаба. Это кресло когда-то выломали из  

сбитой "Дакоты". И с тех пор кресло сопровождало  

Марселя во всех жизненных и карьерных пертурбациях: и  

после позорного перевода из столицы в заштатный  

городок, и сейчас, в крайней южной точке границы  

государства. Грустен Марсель был потому, что понимал,  

что у этого брода настанет конец и его карьере, и, видимо,  

ему самому. Марсель кое-что повидал в своей жизни, и не  

зря несколько лет носил белое кепи с золотым цветком,  

так что, кое-что в военном деле понимал. Ни на  

сопредельной, ни на своей стороне не было ни  

пограничной полиции, ни таможенников, и раз чутье и  

информированность подвигло их бегство с блокпостов, то  

было понятно, что вверенный ему отряд был обречен на  

гибель, как приманка или ложная цель. Ведь нельзя же  

было требовать от сотни полицейских, собранных из  

разных участков, (судя по их внешности отобранных по  

степени ненужности), десяти дюжин солдат-новобранцев  

во главе с пьяным пожилым лейтенантом, старой 37-мм  

зенитки "Шнейдер" образца 1930 года, стреляющей  

только одиночными выстрелами, и броневичка "Панар",  

взять штурмом городок, который находился в десяти лье  

вглубь сопредельной территории. Из-за этого броневичка  

и задерживалось наступление: некстати заглох двигатель.  

И вот когда броневик, наконец, завелся, из-за южных  

холмов донесся звук, намекающий, что у противника тоже  

кое- что завелось. Сначала из-за холмов на дорогу вышла  

густая колонна племенного ополчения: с копьями,  

щитами, травяными юбками, и прочими прибамбасами,  

типа русских автоматов и английских винтовок. А за  

ними, завывая изношенным двигателем, выполз трейлер,  

на котором виднелась смутно знакомая громада. Марсель  

пригляделся, и у него помимо воли начался истерический  

смех. На трейлере угрюмо возлежал танк "Черчилль",  

известный, пожалуй, на всю Африку. Сначала, в 1942  

году, вроде британцы привезли его в Тунис, там он  

потерял двигатель, и был использован как учебный танк.  

Потом, толи как памятник, то ли о нем просто забыли, а  

после заварухи 1957 года, танк исчез, и всплыл уже ближе  

к этим местам в начале семидесятых. Последний раз  

"Черчилль" блеснул траками через две границы отсюда,  

где он, опять же, стоял как памятник на площади одного  

городка, и там какой-то непонятный геолог, родом из  

Восточной Европы, то ли поляк, то ли румын, которого  

звали то ли Тарсеску, то ли Таршкевич, умудрился  

выменять на этот танк у проходящего конвоя наемников  

грузовик консервированного молока и два ящика  

презервативов (данные по обмену многократно  

варьировались). Когда наемники узнали, что  

испарившийся геолог не имеет к этому танку никакого  

отношения, они разогнали местных альгвазилов, и  

стребовали с мэра контрибуцию продуктами и персоналом  

местного борделя.  

 

И вот теперь этот танк проявился здесь. Движка на  

нем, естественно, не было, но вот его пушка должна была  

стрелять. Пока эти мысли проносились в голове Марселя,  

трейлер, изо всех сил ревя и кашляя выхлопом, стремясь  

побыстрее доехать до брода, повысил скорость аж где то  

лье до десяти, потому что туда аж на лье пятнадцати  

пылил наш броневик, цитируя старую книгу: "... "Панар"  

буквально стлался по земле, оставляя за флагом всех  

калек и толстых пожилых дам... ".  

 

Надо ли говорить, что при подъезде к броду обе  

техники заглохли, что вызвало бурное веселье у солдат  

обоих воюющих сторон. Марсель, поговорив с  

командиром противника, таким же неудачником, как и он,  

посланным на убой, нашел в нем собрата по духу, в  

смысле заключения негласного перемирия и редкой  

спорадической стрельбы в воздух, хотя потери в виде  

засланных от командования стукачей, имели место быть.  

А в незаметно наступившей ночи угадывались со стороны  

второго брода, зарницы и канонада.  

 

Так что, война не задалась. Как вы наверняка  

догадались уважаемые читатели, у второго брода  

столкнулись как раз главные силы сторон, и разошлись  

после не давшего ничего, кроме потерь, боя. Но у этой  

истории было продолжение...  

 

Буквально за несколько дней до начала этих  

неудачных военных действ, в обоих штабах появились  

советники по разведке. Одни, как понятно с Запада, а  

другие, что характерно, с Востока. И выводы были  

сделаны одинаковые – резиденты дали заведомо ложную  

информацию. Но это был еще не конец истории. При  

расследовании выяснилось, что информацию эти  

резиденты получали все эти годы из одного и того же  

источника, который, собственно, и являлся общим  

резидентом обеих разведок, и источник этот находился в  

третьей стране, в городе, где находилось одно из  

эмигрантских правительств, претендующее на все  

стороны света в данном мини-регионе. Звали этого  

человека, не больше, не меньше, как Мангуст. Это был  

старый кадр колониальной разведки, официально  

сгоревший пару лет назад в автомобиле, с крупной  

суммой казенных денег.  

 

В виду того, что вся мозаика более-менее срослась, то  

настало время раздачи сережек всем Матам Харям, (как  

остроумно сказал один известный, но не поименованный  

советник при местном Секретном бюро).  

 

Так что, в один прекрасный день, в двух отдаленных  

друг от друга городках, практически одновременно  

случилось два несчастья. В одном Бармен отравился  

своим кофе, а в другом лавочник получил шальную пулю  

в затылок.  

 

Ну, а супер-агент Мангуст, как выяснилось, вовсе и не  

стремился к получившемуся на границе результату.  

Просто у Мангуста была одна пламенная слабость -  

настоящий абсент, и, получив с черного рынка ящик  

настоящей "Зеленой феи", он несколько увлекся, и  

сбросил резидентам сторон не ту информацию. Короче,  

старый конь попал не в ту борозду.  

 

А еще через какое-то время, агент Мангуст, выпив  

утренний кофе, внезапно почувствовал себя плохо,  

шатаясь, вышел из бистро, остановился перед входом, где  

получил на десерт от прохожего аккуратную пулю в  

голову. Так что, правильно сделали французы, когда  

абсент запретили.  

 

Белый смокинг, это вам не будёновка  

 

 

 

 

Группа офицеров известных, но не поименованных  

родов войск, принадлежавших к сторонам только что  

бывшими противостоящими, но, согласно приказа  

командования, резко начавших дружить против третьей  

силы, сидели в бистро за сдвинутыми столами, пили  

безалкогольные (увы) напитки, и рассказывали друг другу  

антисоветские и антиимпериалистические анекдоты, но  

без политики, а только про разведчиков и шпионов.  

Особенно одной из сторон понравился анекдот про  

разведчика с парашютом и автоматом, идущего по  

Берлину. Правда, рассказывающий его офицер, из  

патриотизма и из-за того, что его визави вряд ли знали,  

кто такой Штирлиц, и что такое будёновка, рассказал  

анекдот про Джеймса Бонда, мол, ничего кроме  

парашюта, медвежьей шапки английского гвардейца и  

автомата Стен на груди не выдавало в Бонде британского  

агента.  

 

В гостинице, находящейся над бистро (назовем её  

точкой "А"), проходили секретные переговоры начальства  

(данных, измученных нарзаном, офицеров). Но в тройке  

кварталов от этого места, в некоем частном доме (назовем  

его точкой "Б"), проходило отвлекающее мероприятие. То  

есть – светский "околодипломатический раут", о котором  

"была допущена" утечка, что, мол, там и будут идти те  

самые секретные переговоры. И там, естественно,  

тусовались шестеро (по трое с каждой стороны)  

подставных переговорщиков. Формой одежды на таких  

раутах для джентльменов, как водится, были белые  

смокинги. Ну, а учитывая, что город был сильно  

восточный и отнюдь не столичный, хотя и не самый  

маленький, мирное население носило всевозможные  

бурнусы, тюбетейки, хиджабы, фески, ихрамы, куфии,  

шальвары, соубы и т. д.  

 

Ну, и, в самый разгар дипломатического раута,  

подставные группы одновременно получили сигнал, что  

дом заминирован, и взрыв будет вот-вот, и надо срочно  

уходить, и выдвигаться для эвакуации на площадь перед  

точкой "А".  

 

И когда шестеро джентльменов в белых смокингах (от  

точки "А" до точки "Б" было порядка двух километров) выбежали на площадь, распугивая местных пейзан (у  

одного из них был в руках Узи, у второго – Калаш), то они  

были очень удивлены взрывом хохота, которым их  

встретили коллеги, сидящие за столиками в бистро.  

 

Танки и белочки  

 

 

 

 

Все военные знают, что Боевой приказ – это приказ в  

квадрате. То есть – к выполнению подлежит более, чем  

обязательно, да и наказание за не выполнение оного не в  

пример жестче.  

Но есть человеческий фактор, как среди выполняющих  

приказы, так и, увы, среди отдающих. Но сначала о танке  

ПТ-76...  

 

 

 

 

Эта весьма не плохая четырнадцати тонная  

машинка была создана в 1950 году, имела хорошую  

пушку калибра 76 мм ( Паттоны и Чаффи эта пушка  

щелкала как орехи), скорость "Плавуна*" была 44 км/ч по  

суше и 10 по воде.  

 

Так вот, в этот танк был влюблен командующий  

армией молодой республики, которой помогала в данный  

момент Родина слонов, водки и ушанок со звездочками.  

Учитывая, что часть границ с потенциальным  

противником проходила по широкой реке, генерал-  

капитан возмечтал об амфибийной механизированной  

дивизии, которую он видел в виде дюжины "Плавунов" и  

пары дюжин БТР-50П*. Маловато, конечно, для дивизии,  

но для тех мест и на армию потянет. К чести молодого  

государства, военную тайну почти соблюли, и то, что  

танки были плавающие, агенты супостата не просекли, а  

вот про БТРы знали точно. Но генерал-капитан даром что  

отучился три месяца в Москве в академии, уяснил, что  

главная основа победы, это стратегический запас, и  

включил в заказ военной техники аж Самоходный  

понтонный парк на 260 метров длинной. А потом в дело  

включились снабженцы и прочие складские...  

 

 

 

 

Сначала прибыли танки, целых одиннадцать штук, их,  

не снимая брезента, погрузили в трейлеры и экстренно  

увезли в излучину пограничной реки, на место  

дислокации будущей дивизии. Пароход с БТР50П*,  

шедший из Болгарии до порта назначения не дошел, то ли  

потонул, то ли переадресовали, правды о его судьбе никто  

из местных так и не узнал. А Понтонный парк привезли,  

разгрузили и загнали в огромный охраняемый пакгауз.  

Тут разведчики и диверсанты противника сработали на  

пять с плюсом... За отдельную плату, складские  

сотрудники разместили в этом же пакгаузе ящики с  

контрабандой, которая ближайшей же ночью весело  

взорвалась, естественно, вместе с понтонным парком. А  

учитывая, что БТРы не привезли и привозить не  

собирались, шпионы успокоились и доложили мировому  

империализму, что внезапное форсирование реки пока не  

грозит...  

 

Но генерал-капитан так не думал. Он прекрасно знал,  

что те одиннадцать танков, что ему прислали, являются  

плавающими, и еще он вычитал в инструкции, что на  

броню можно сажать десант, и в голове генерала созрел  

блестящий план...  

 

Старшим по команде в будущей броне-амфибийной  

дивизии был майор Вальтер, как главный советник  

комдива он осуществлял боевую учебу и все с ней  

связанное, а учитывая то, что комдив пребывал все время  

в столицах (как родственник супруги первого заместителя  

председателя Революционного комитета), майор Вальтер  

(Вальтер – это псевдоним) и был реальным комдивом. Так  

вот, майор Вальтер получил секретный пакет, из которого  

следовало, что скоро начнется рейд дивизии на  

сопредельную территорию, для чего на усиление дивизии  

направляется десантная compagnie. Надо сказать, что  

термин compagnie означал в принципе слово "рота", а  

местная рота – это не больше полусотни человек, то есть -  

посадить их на броню одиннадцати петешек и проплыть  

один фурлонг, было вполне решаемо. Но не знал майор,  

что генерал, прочитавший в старой брошюре, что на  

"Плавун" можно посадить десант аж в двадцать человек, послал для операции compagnie в составе аж трехсот  

штыков. Для боя, конечно, хорошо, но учитывая то, что  

панцергренадеры были, так сказать, с полной выкладкой,  

и все вместе весили эдак тонн сорок пять, то переправлять  

их на броне за один раз было бы катахрезой, причем, с  

явными последующими бульками.  

 

Учитывая то, что приказ был боевой, а танкисты и  

гренадеры ни в чем не виноваты, надо было напрягать  

солдатскую смекалку. Майор, кстати, тут оную уже  

напрягал, и, в первую очередь, в сторону сохранения  

военной тайны. Казармы дивизии были за городом, на  

территории старого колониального бунгало, окруженного  

высоким забором и сторожевыми пулеметными вышками.  

И местное население отнюдь не понаслышке знало, что  

пулеметы с вышек открывают огонь без предупреждения.  

То, что танки были плавающими, было секретом даже для  

части своих. А чтобы усыпить бдительность агентуры  

противника, кишевшей в ближнем городке, была задумана  

афера со строительством моста. Для этого был нанят  

спившийся бельгийский инженер, у которого было сразу  

две белочки: банановая и коньячная. То есть – порода этих  

алкогольных животных зависела от потребляемых  

инженером напитков: после бананового самогона Франсуа  

был склонен строить плавучий Версаль, а после виски -  

Брунклинский мост. Был у инженера и третий бзик: он с  

постоянно-спорадического бодуна искренне считал себя  

реинкарнацией Матисса, и одевался в блузу и берет  

завсегдатая Монмартра.  

 

Очень помогали в решении проблемы затягивания  

времени местные строители, которые хорошо умели  

только воровать. Первая партия досок и бревен исчезла в  

первую же ночь, вместе с гвоздями, скобами,  

строительными инструментами, сторожем и самими  

строителями. Так что, раз в неделю, когда инженер пару  

дней не мог пить физически, ему выделялся отряд  

сопровождения и небольшое количество строительных  

материалов, с которыми он прибывал на берег реки и  

чего-то пытался делать. Кстати, местная контрразведка на  

Франсуа буквально молилась. Ибо разведка противника  

кинула все свои ресурсы на то, чтобы споить инженера и  

не дать ему заняться стройкой. Так что, контрразведчики  

вольготно дежурили в любимом кабачке Франсуа и  

ждали, кто же его будет угощать, дабы взять очередного  

агента неоколониализма в разработку.  

 

Продумав ситуацию окончательно, майор Вальтер  

вручил курьеру пакет с новыми координатами  

дислокации, а сам начал действовать...  

 

Во-первых, был пущен слух, что строительство моста  

переносится выше по реке, и по этому поводу из  

расположения ушел караван с досками и бревнами. Во-  

вторых, была оцеплена и объявлена запретная зона  

ночных учений, под коим соусом трейлеры с танками  

ушли в ночь. В-третьих, в десятке километров, в низине  

окруженной зарослями, закипела работа, туда же были  

передислоцированы танки, и там же ждали  

панцергренадеров.  

 

Майор решил четко и просто. Если посадить на  

каждый танк по тридцать человек с боекомплектом и  

прочими прибамбасами, то бедный "Плавун" двести  

метров не проплывет, и, как минимум, застрянет в  

прибрежном иле, причем, два раза, хотя, вполне хватило  

бы и одного. По этому поводу майор приказал сделать двадцать  

плотов, из расчета два плота на один танк (командирский  

плыл без плота, но с четырьмя разведчиками на броне). То  

есть – за десятью танками должны были плыть на буксире  

по паре плотов, несущих на себе по пятнадцать солдат с  

полной выкладкой. Испытания прошли успешно. Ну, а в  

день "Д" и в час "Х", амфибийная дивизия "Фридрих  

Энгельс" форсировала реку и с налету взяла город,  

указанный в приказе. Ввиду непонятного отсутствия  

официального комдива, в бой дивизию повел майор  

Вальтер.  

 

Р. S. Плоты сперли через пару часов после ухода  

танков за тет-де-пон. Африка-с.  

 

Р. S. S. Официальный комдив, заехав по дороге к  

новому месту дислокации дивизии, заехал перекусить в  

любимый кабачок Франсуа, где с ним и одуревшими от  

безделья контрразведчиками назюзюкался до поросячьего  

визга, и вообще там завис. Как выяснилось, у него вместо  

белочки были крохотные конные амазонки, играющие в  

салочки между бутылками и стаканами. Причем на третий  

день их видели и его собутыльники.  

 

"Плавун" – так в войсках прозвали ПТ-76.  

БТР-50П – советский плавающий  

бронетранспортер.  

 

Фрукты и наемники  

 

 

 

 

Это были времена краха колониализма (по крайней  

мере, так это называли замполиты на политинформациях),  

и надо сказать, что по всей Африке, колониализм,  

действительно, накрывался медным тазом. Ну, а так, как  

геополитика не терпит вакуума, то тут, то там на  

освобожденном континенте возникали молодые  

государства, причем, иногда из одной бывшей колонии их  

получалось по несколько штук. Естественно, силы  

империализма и социализма желали, чтобы новые  

географические образования принимали правильную  

идеологию. И боролись эти силы за превосходство оной  

идеологии любыми, или почти любыми методами. Вот  

один случай подобной борьбы.  

В помещение консульства Великой державы,  

находящемся в столице свежеобразованной и почти  

выбравшей путь социализма, но колеблющейся, стране  

(назовем её Эмбу), проходило совещание.  

Молодой консул несколько нервничал, так как в  

шифровке из МИДА было приказано пресечь  

империалистическую провокацию, организовать  

противодействие оной и оказывать всяческое содействие  

товарищам, привлеченным из других департаментов. В  

совещании, помимо консула, участвовали советник по  

культуре, военный советник, начальник торгпредства и  

начальник геологоразведочной экспедиции  

А ситуация была следующая... Соседняя страна, назовем  

её для разнообразия Авердэ, официально объявила о  

желании строить Социализм по Советской модели.  

Империалисты, естественно, решили устроить  

интервенцию и двинули к границам новой колыбели  

социализма разношерстые войска, в кадровом диапазоне  

от изгнанных коллаборационистов до белых наёмников и  

племенных формирований включительно. У границ их  

встретила молодая революционная армия, густо  

сдобренная танками Т-34 и пистолетами-пулеметами  

ППШ, и наступил в определенной степени тактический  

коллапс.  

Но вдобавок задумали враги какую-то особую гадость, но  

разведка доложила точно и про эту гадость. Сейчас  

докладывал главный геолог, и докладывал он  

следующее...  

Пока армия Авердэ держала границу, империалисты  

наняли армию наемников числом под тыщу штыков (для  

тех мест и лет это была очень серьезная сила). И эту  

армию они решили переправить морем, ибо берег  

практически не оборонялся, тем более, десант будет  

сопровождать эсминец с матрацем на флагштоке, и  

погружаться на десантное судно он будет именно здесь, в  

Эмбу, и нигде, как в гавани этого города. И эсминец этот  

уже болтается в нейтральных водах, и дня через три  

придет пароход за наемниками, и сами наемники вот-вот  

начнут марш от границы под видом то ли волонтеров  

Корпуса мира, то ли еще чего-то подобного. А хорошие  

корабли под краснозвездными бело-голубыми флагами,  

будут только дня через четыре, не раньше. И так, как  

местной армии практически не существует, наша задача,  

товарищи, не дать наемникам выйти из порта в течении  

минимум пяти дней, и отдельно обуславливалось, что  

любые виды прямых военных действий против наемников  

недопустимы, так что предложение геолога – пустить  

транспорт с наемниками на дно, было отвергнуто (с  

сожалением). Вот такой был приказ из Центра.  

Мозговой штурм дал следующие решения: реально  

можно выполнить приказ только заблокировав дороги от  

границы до порта. Железная дорога уже давно не  

функционировала ввиду частичного отсутствия рельс и  

шпал и полного отсутствия подвижного состава. Но  

старое колониальное шоссе еще действовало, его-то и  

следовало перекрыть, и перекрыть наглухо.  

Тут как раз принесли свежую радиограмму, где  

говорилось, что, во-первых, наши корабли будут именно в  

установленное время, а наемники едут на автобусах под  

видом гуманитарной колонны, и что все тяжёлое оружие  

ждет их на корабле, а с собой нет даже пулеметов.  

 

 

 

 

Советник по культуре выругался малым боцманским  

загибом и пробормотал, что жалко, что из кавалерии из-за  

холмов будут только корабли. При этих словах все  

присутствующие покосились на ростовой портрет Карла  

Маркса, висевший на стене кабинета консула. Карл Маркс  

был, в принципе, похож и даже берет Гевары и излишне  

негроидный нос его не портили, но вот то, что он был на  

коне и держал в руке ППШ, вводило некоторый  

художественно-культурный диссонанс. У всех неофитов  

данный портрет вызывал эмоции, причем, у людей  

нормальных он вызывал смех, а у ханжей и карьеристов -  

фальшиво-показное негодование. Но тут была одна  

тонкость...  

Автором этого эпического полотна был единоутробный  

племянник местного президента, который был  

поклонником Дали и Грекова, и был у дядюшки любимым  

родственником, и, так сказать, лицом режима, мол,  

видите, у меня племянник не с гранатой и автоматом, а с  

мольбертом и кистью.  

Так что, когда самые глупые визитеры из Центра  

требовали убрать бородатого буденовца со стены, консул  

сразу же жаловался президенту, что не может расстаться с  

бессмертным творением нового Давида, президент  

хватался за "вертушку" и убирали не картину, а ретивого  

чиновника (в смысле – отзывали).  

Данная область при колониализме славилась, как  

житница всевозможных цитрусовых и плантаций, – оных  

было тут чуть ли не больше, чем джунглей, но после  

сброса колониальных оков, освобожденный народ  

несколько повредил инфраструктуру, и в первую очередь  

два – консервных комбината, после чего урожаи стало  

просто некуда девать. На спиртные напитки уходило не  

больше десяти процентов, на робкий экспорт – еще  

столько же, а вот куда остальное девать. И народ  

потихоньку зверел.  

И тут начальник Торгпредства мечтательно произнес, что,  

мол, ведь созрел очередной урожай, и будь сейчас время  

большой фруктовой ярмарки, дороги были бы забиты, и  

тут же получил восхищенный тумак от военного  

советника, и был оглушен радостным воплем геолога:  

"Молодец, ботаник! "  

И идея стала обрастать мясом. Итак, что мы имеем...  

А. Созревший урожай.  

Б. Кучу народу желающего его продать.  

В. Отсутствие спроса.  

Г. Порт, куда ведет единственная дорога, которую и надо  

перекрыть.  

И вывод был единственный. Во-первых, пустить слух о  

том, что в порту будут покупать фрукты, а, во-вторых,  

этот слух подкрепить. Для служилого и думающего  

вдобавок человека самое важное – четкий приказ и рамки  

инициативы выполнения оного, тут все это  

присутствовало, и, следовательно, процесс пошел.  

Слух был сформирован и ушел в массы в строго  

рассчитанное логистами время, и массы забурлили, ибо  

информация была, ну, очень горячей.  

Слух был сложен из следующих фрагментов:  

Какая-то фруктовая компания срочно решила купить  

много дешёвых цитрусовых. В порт придут пароходы за  

фруктами. Но сначала придет пароход с деньгами. Нет,  

пароход с деньгами придет позже, но обязательно, когда  

посчитают расписки за принятый товар. Фрукты будут  

принимать на складах в порту, и выдавать расписки,  

которые будут позднее оплачены на специальном белом  

пароходе. Нет, для фруктов будут специальные суда.  

И. т. д. и. т. п.  

 

Главной информацией было то, что в порту будут  

принимать фрукты, что примут только у тех, кто успеет и  

деньги привезет белый пароход по имени "Анжелика".  

Надо ли было уточнять, что именно на этот корабль и  

собирались грузиться наемники? Разведка тут опять не  

подвела.  

Центр не только одобрил план, но и стал периодически  

сбрасывать ЦУ по его выполнению и оказывать помощь.  

Были строго регламентированы супердемпинговые цены и  

общий объем цитрусовых, на который максимально  

можно было выдать расписки.  

 

По ночам пару раз прилетели самолеты из сопредельных и  

не очень государств.  

А в порту появились непонятные люди в белых  

комбинезонах и оранжевых касках, наняли сотню  

портовых работяг, одуревших от безделья и безденежья, и  

стали красить в бело-оранжевый цвет ржавый  

заброшенный "Либерти"* уже лет двадцать торчащий у  

дальнего причала на вечном приколе. Представители  

местного криминала радостно было сунулись к будущему  

золотому источнику, но у служащих фруктовой компании  

оказалось пара дюжин турецких Гочкисов*, машинок  

старых, но надежных. Ночной десант местных Робин  

Гудов был расстрелян прямо в лодках, а учитывая, что  

местная полиция притворилась слепоглухонемой, границы  

консенсуса были определены сразу и до упора. А на борту  

бывшей "Либерти" появилась огромная надпись – "Fruit Company". И процесс завертелся...  

Все дороги, выходящие на транс-фруктовое шоссе, были  

забиты повозками, вьючными животными и просто  

носильщиками. Встречались и не редкие вкрапления  

автотранспорта, за некоторые модели которого любой  

европейский антикварный автосалон с радостью бы отдал  

пару-другую Мерседесов. Так что, скорость колонны  

школьных автобусов с гуманитариями была чуть выше  

скорости пешехода, но это были не все сюрпризы на  

дороге: на перекрестках или местах, где дорога была  

шире, стали появляться россыпи "чеснока"* и это  

предрешило успех операции. (Для мобильности в  

благородном деле доставки трибол на место геологи  

использовали шведский вертолет, экипаж которого был на  

двое суток заблокирован в местном борделе путем  

бесплатных ласк и напитков). А фруктоноши все  

прибывали и прибывали. Несчастная Либерти уже была  

забита фруктами, когда в порт вошла белоснежная  

"Анжелика", и тут ей мало не показалось...  

Всем сдавшим и тем более не сдавшим фрукты пейзанам,  

было доподлинно известно, что деньги будут платить  

именно с этого парохода. Все лодки и прочие баркасы, на  

сто лье в округе были уже давно куплены, наняты или  

украдены и вот вся эта флотилия ринулась к  

благословенному белому борту. На Анжелике началась  

легкая паника, эсминец охранения, дабы не допустить и  

пресечь, стал выдвигаться в сторону порта, но потом  

внезапно передумал ибо появилась причина...  

Причина эта называлась "Отряд кораблей Энского  

Краснознаменного флота" в составе крейсера, пары  

эсминцев, кораблей снабжения и, что отдельно в корне  

меняло ситуацию, – БДК*. А в БДК, как известно, возят  

батальон морпехов с усилением, а против батальона этих  

родных усатых морд в тельниках и черных беретах не то,  

что тыща наемников, а любая местная армия будут жидко  

смотреться. Отряд, кстати, пришел сюда с официальным  

дружеским визитом. И тут даже самый глупый  

империалист понял, что планы неоколониализма в этом  

районе рухнули, возможно, даже окончательно.  

Бедная "Анжелика" покинула негостеприимный порт, а  

местные труженики фруктовых плантаций подняли  

буквально вой, но тут на рейде образовались два больших  

фруктовоза, явно швартующиеся под погрузку, а на  

"Либерти" стали обменивать расписки на деньги. То есть -  

Центр решил сыграть политически не только грамотно и  

правильно, но как-то и вощще по справедливости. Так что,  

одним из результатов этой операции было появление на  

просторах Мира Социализма вкусных цитрусовых в  

ассортименте.  

 

Р. S. Колера окраски "Либерти" в белый и оранжевый  

цвета проистекали из наличия в доступном месте и в  

должном количестве только двух этих цветов.  

 

Примечания  

 

Турецкий Гочкис – ручной пулемет Гочкиса,  

выпускавшийся в двадцатых годах во Франции для  

Турецкой армии. Под патрон 7. 92x57 Mauser. Весьма не  

плохая машинка.  

 

 

 

 

Чеснок – противопехотная, противоконная и  

противошинная колючка. Применялась, как правило,  

партизанами. (Исторические названия: подмётные  

каракули, триболы, триволы, рогульки и т. д. )  

 

 

 

 

БДК – Большой десантный корабль. БДК предназначен  

для транспортировки и высадки, как на оборудованное,  

так и необорудованное побережье с малым уклоном дна  

сил десанта с боевой техникой. Несет на себе десятки  

единиц бронетехники и сотни боевых единиц десанта  

 

 

 

 

Либерти – так называемое "одноразовое" судно,  

производилось во время Второй Мировой войны в США  

для перевозки военных грузов в Европу. Были рассчитаны  

на пять лет, но эксплуатировалось вплоть до начала  

семидесятых годов ХХ века. Построено было 2500 судов  

этой серии. Трюмы и палубы "Либерти" вмешали 2840  

джипов или 440 легких танков  

 

Операция Зоопарк  

 

 

 

 

Как-то раз офицеры из разных частей, приехавшие на  

переподготовку, коротали время перед мандатной  

комиссией в актовом зале и, естественно, травили  

анекдоты. И тут прозвучал анекдот, являвшийся на то  

время свежайшим и, я бы сказал, смелым...  

 

" Перед колхозной ярмаркой в сельсовете идет  

совещание: мол, какой товар можно повести на продажу  

без ущерба для хозяйства. На что председатель заявляет:  

"Есть две новости – плохая и хорошая. В наличии есть  

только навоз. Но его много... "  

 

Заржали все, кроме нескольких офицеров из одной  

группы, и у них была на то причина. Итак, за год до этого,  

в другом полушарии...  

 

Полыхнуло в этих местах неожиданно, и появившаяся  

тут государственная граница, частично являющаяся  

фронтом, сильно осложнила жизнь, как простым частным  

лицам, так и лицам служилым в том числе, да и  

организации, где они служили, тоже залихорадило. В этих  

местах были месторождения с ценными ископаемыми и с  

сохраненной инфраструктурой, так что, помимо жидко  

представленных войск ООН, сюда достаточно быстро  

прибыли еще и полуофициальные миротворцы. Так что,  

тут было четыре официальных Силы, то бишь,  

правительственные войска, сепаратисты, ООН, и те самые  

миротворцы, присматривающие за собственностью своих  

заморских граждан.  

И вот из этих мест надо было срочно эвакуировать  

группу товарищей, которых там вроде бы вовсе и не  

должно было быть, и которые, на свою беду, совсем не  

были похожи на местных пейзан.  

Эвакуировать по строго определенному маршруту,  

причем, силовое воздействие на посты и заставы  

миротворцев не допускалось.  

Товарищи, "имеющие отношение", и, естественно,  

сами эвакуируемые, стали буквально рыть землю, дабы  

найти наилучший вариант, тем более, помимо личного  

состава, надо было вывезти несколько десятков  

двухметровых металлических стержней неизвестного  

состава и назначения.  

И тут одному из наших попался у почтамта  

удивительный субъект. Зоолог, типичный ученый из  

анекдота, всю жизнь прожил в Афинах, не считая учебы в  

Сорбонне, любил диких приматов, но только издалека, а  

любящий папа миллионер оплатил ему и учебу, и  

командировку за редкими животными для Афинского  

зоопарка. Зоо-ботаника, хоть он и был доктором, каких-то  

там наук, естественно, кинули, продав ему под видом  

редчайших и мифических горилл-понго, то ли  

обкуренных, то ли обколотых приматов попроще. Когда  

началась заваруха, охрана, которой было уплачено вперед,  

естественно, разбежалась, а ассистенты завели бурный  

роман и расторгли контракт еще до начала восстания  

сепаратистов.  

Греку наши эвакуанты представились коллегами,  

которых ограбили и обокрали, и у них осталось из  

ценностей только четыре самца – примата, причем, весьма  

буйных, из-за чего клетки открывать было смертельно  

опасно. И доктор радостно с ними подружился.  

Итак, чем был для нас ценен этот индивидуум... Во-  

первых, у него были стальные документы от ЮНЕСКО и  

МИДа Греции, документы были и на сотрудников, и на  

вывоз животных из страны, плюс к этому у него были две  

клетки с животными. А остальное было дело техники...  

Пятерых товарищей (в том числе одну девушку)  

оформили охранниками и ассистентами, а вот для  

оставшихся четверых пришлось применить, так сказать,  

анималистическую личину. На них одели снайперские  

лохматки, стилизованные под лапы перчатки, и сапоги, и  

специально для них создали усиленные клетки из бруса и  

тех самых металлических прутьев, подлежавших  

эвакуации. Правда, в лохматках переодетые приматами  

ребята были похожи и вовсе на орангутангов, но кто тут  

знает, что оные водятся сейчас только на Борнео. И тут  

пришлось, на всякий случай, применить не совсем  

приятный элемент реальной маскировки. В клетки с  

"самцами" пришлось накидать какого-то ядреного навоза, то ли буйволиного, то ли слоновьего, но пах он  

термоядерно. По крайней мере, финская застава и  

бельгийский патруль шарахнулась от клеток из-за запаха,  

а итальянцы отпрыгнули на несколько метров, когда  

самцы взревев стали ломиться наружу.  

Короче, ребята развлекались всю дорогу, ревя на  

разные голоса, колотя кулаками по стенам клеток и  

обжираясь бананами. А вот анекдоты с определенной  

тематикой долго не вызывали у них смеха. Короче, как  

сказал по этому поводу один генерал: "Даже навоз, при  

правильном использовании, может служить делу Мировой  

революции! "  

Р. S. Молодой Афинский зоолог, впервые  

познакомившись с животными вне зоопарка, к клеткам  

подходить опасался. И из-за запаха, и просто из чувства  

самосохранения.  

 

Троянский конь в стиле Капоэйры  

 

 

 

 

В данном небольшом государстве последний военный  

переворот был лет пять назад. С одной стороны это  

означало на сегодня глубокую стабильность, но с другой  

стороны, Хунта, обещавшая всеобщее благоденствие, все  

годы после путча занималась оным только на свой счет.  

Так что, народ стал потихоньку ненавидеть  

новоявленных "спасителей нации и отечества", а  

партизаны буквально кишели в джунглях, куда уже год  

правительственные войска старались не соваться, правда,  

местное начальство, постоянно имитируя при этом боевые  

действия, естественно, без вреда для партизан, сохраняло  

лицо в стиле Януса. Но в данном регионе реальная власть  

– это Столица, и объединенное командование  

партизанских сил – спало и видело себя въезжающим на  

белых конях (или на худой конец трофейных джипах) в  

ликующую столицу.  

Но мудрый советник-компаньеро сказал, что столицы  

надо брать изнутри, и привел, как пример, историю  

Троянского коня, только Одиссей у него был кем-то вроде  

Че, а вместо коня был бронепоезд, замаскированный под  

экспресс. И когда восторг Комитета партизанских  

команданте утих, советник добавил, что для коня нужно  

предварительно подготовить в столице конюшню, то есть  

укрепить то, что у наших называется подполье, а у них -  

пятой колонной, и молча обвел взглядом  

присутствующих, умудрившись заглянуть в глаза  

каждому. И хотя советник был на тот момент трезв,  

добродушен и без кувалды, Революционный комитет  

моментально и единогласно согласился отложить штурм  

столицы.  

А в столице кипела светская жизнь. Столпы новой  

власти были из бывших майоров и подполковников,  

ставших в одночасье полковниками, генералами и  

министрами (соратники по путчу младше чином по  

службе продвинулись мало, и не все, что сильно потом  

сказалось на лояльности армии). А новые нувориши изо  

всех сил старались показать себя новой аристократией.  

(Реальная аристократия еще после прошлого путча  

рассосалась по заграницам). В столице устраивались балы  

и рауты, был некий псевдо-аристократический салон, но  

все это выглядело нарочито и не серьезно, это, скажем,  

если бы вместо конной статуи Боливара на пьедестал  

поставили бы статуэтку в виде мартышки, сидящей на  

колли.  

И в один прекрасный день в городе открылась школа  

Капоэйры "Принцесса Изабелла". Настоящая Капоэйра -  

это некая взрывная смесь танцев, боевых искусств, игры,  

и все это густо замешано на акробатике. В данном случае,  

это были варианты неких спортивных танцев, и местную  

элиту тут сразу привлекло несколько частностей...  

Было два отдельных класса: мужской и женский. И если в  

женском были очень высокие цены, бешено элегантные  

костюмы, и больший упор шел на танцы, то в мужском  

больший упор был на акробатику и на боевые искусства с  

элементами фехтования. И там цены были существенно  

ниже, так как мужское отделение спонсировала какая-то  

европейская секция фехтования и вербовала оттуда  

будущих фехтовальщиков. Так что, женскую секцию  

сразу оккупировали светские дамы, которые так же  

потребовали для себя занятий по фехтованию (с  

мускулистыми красавцами, естественно).  

А как-то, еще тогда, когда "Принцесса Изабелла" не  

пользовалась большой популярностью, в доме мэра  

состоялся бал. В разгар танцев у стены скромно и грустно  

стояла Люсия, дочь третьего (то бишь, самого младшего)  

заместителя Министра Внутренних дел, Советника  

Гонсалеса. Грустной она была потому, что её никто не  

приглашал на танец. И дело было не в том, что она была  

менее красива, чем другие девушки, хотя и это было  

близко к истине. Люсия была вдобавок и не слишком  

глупа, и женской мудрости ей перешло от покойной  

матушки в достатке, и она сразу просекла, что интерес  

молодых мужчин её круга был направлен не на неё, а на  

связи и возможности её отца, тем более, что её папенька,  

обиженный застрявшей (видимо навсегда) карьерой,  

много ей чего рассказывал про местный истэблишмент.  

Так что, когда за ней пытались ухаживать местные  

мажоры, она видела перед собой не симпатичных  

молодых людей, но ничтожных потомков больших  

негодяев. И тут грустные мысли девушки прервал  

подошедший к ней кабальеро с лицом постаревшего, но не  

пьющего графа де ля Фер. Поклонившись, он  

представился хозяином школы танцев "Принцесса  

Изабелла" Дон Хуан Клермона, между прочим, потомок  

знаменитого Луи де Клермона, графа де Бюсси. Он  

пригласил девушку на тур танца, и, высоко оценив её  

танцевальные навыки, пригласил к себе в школу.  

А в следующий понедельник (по нынешним меркам это  

было очень быстро), Люсия пришла в школу Капоэйры.  

Ей там все очень понравилось. И интерьер, и элегантный  

спортивный костюм, который ей подобрали  

благожелательно-внимательные кастелянши, и она даже  

без всяких сомнений позволила сделать себе короткое  

каре, ибо, как сказала ей аристократического вида  

парикмахер-стилист, с длинными волосами, достичь  

успеха в Капоэйре – это катахреза. И совсем поразило  

девушку то, что когда дон Хуан стал подбирать ей  

партнера для танцев и фехтования, трое юношей чуть не  

подрались из-за права войти с ней в пару. И Люсии это  

особенно понравилось, ведь эти мускулистые красавцы  

понятия не имели кто она, они были из Испании и  

Франции и приехали сюда то ли на тренировку, то ли по  

обмену.  

А потом она увидела Хосе. И с этой минуты думала  

только о нем. А Хосе был нежен и уважителен, и никогда  

не переступал границ приличий, поцелуи это не в счет. И  

когда Люсия уже стала обижаться на такую холодность,  

он признался ей, что является борцом за Свободу, что его  

прадед родом из этой страны и он, как идальго, не имеет  

права скрывать от любимой свое истинное лицо. Люсия и  

её отец были родом из провинции, и не успели заразиться  

столичным чванством. И признание Хосе было ею  

встречено с восторгом, что было весьма одобрено  

руководством лейтенанта Хосе Рамиреса.  

Да- да, в окаянном ремесле разведки "медовыми  

ловушками" бывают и мужчины, и в данном случае все  

было именно так, Хосе выполнял задание Центра, – войти  

в круги близкие к отцу Люсии, ибо Советник весьма  

интересовал командование повстанцев, но молодые люди,  

действительно, полюбили друг друга, и Хосе разрываясь  

между долгом и любовью.  

И гениальным ходом было то, что он признался девушке  

в том, что он борец за свободу. Ну и потом Хосе пошел к  

потенциальному тестю, с ног до головы облил его елеем,  

обкурил фимиамом и элегантно вербанул, предложив в  

будущем правительстве место Министра народной  

полиции. А сам Советник Гонсалес вызвал на беседу  

своего земляка, командующего батальоном внешней  

охраны правительственного квартала (и городского  

вокзала за одно), с ходу предложил капитану стать  

полковником, а всех своих людей поднять в чине, кого на  

ступень, а кого и на две. Капитан был обязан ему всем и  

радостно согласился. Советник был из воен-юристов и  

умел разговаривать с людьми.  

Так что, как-то на рассвете на вокзал прибыл  

пассажирский поезд из главного порта страны, и из  

вагонов посыпались весьма странные пассажиры, они  

были в красных беретах, и с красными повязками на  

рукавах, и вооружены были автоматами, имени сержанта,  

в младших помощниках у которого ходил сам Хуго  

Шмайсер.  

 

Охрана вокзала встретила их буквально по-братски, и,  

быстренько нацепив себе на рукава такие же красные  

повязки, проводила гостей к колонне армейских  

грузовиков и броневиков, которая немедленно двинулась  

к президентскому дворцу. Охрана была нейтрализована  

заранее ладными ребятами и девчонками в красных  

беретах и помогающим им людям капитана.  

Подпольщики и партизаны ворвались в коридоры  

дворца, где встретили полуодетого президента, которого,  

ввиду острого алкогольного отравления, поддерживали  

сразу две пассии, одеждой так же не слишком  

обремененные. Пассии стали возмущенно кричать, что это  

президент и как типа вы смеете тут хулиганичать. На что  

народ радостно защелкал затворами и заявил что именно  

он им и нужен, а в передних рядах была Люсия в  

элегантном комбинезоне, красном берете и с автоматом.  

Короче, операция "Троянский конь" закончилась успехом, и наши опять победили.  

 

Р. S. Прадед Хосе на самом деле был родом отсюда, и с  

Люсией они уже никогда не расстались. На второй день  

после победы Революции они справили свадьбу, на  

которой гуляла вся революционная армия, и жили  

счастливо, и погибли в один день, прикрывая эвакуацию  

партизанского госпиталя, но это было уже в другое время  

и, вообще, – это совсем другая история...  

 

Карнавал со стрельбой  

 

 

 

 

На генерала Сиесса готовилось покушение и готовилось  

оно вельми не вовремя. Генерал должен был через месяц  

подписать многостороннее соглашение и, не смотря на то,  

что его сторона была самой мелкой, присутствие генерал-  

капитана государства, было необходимо для полного  

кворума, мягко переходящего в консенсус. Для того, дабы  

генерал дожил до нужного момента, к нему был  

приставлен от одной заинтересованной стороны референт  

по безопасности, который в совершенстве владел любым  

инструментом, от Калаша до ледоруба, и, в добавок,  

умеющий продуктивно мыслить.  

У специалистов определенного профиля есть один общий  

ход... организация сети осведомителей по новому месту  

работы, а вот с чего начинать – это уж каждый сам решал  

для себя, и данный референт, в случае если операция  

проходила в капиталистическом окружении, первый  

взгляд всегда обращал на элитный бордель. Конечно,  

завербовать там агента было и сложно и опасно, так как  

среди этих дам полусвета были завербованные ранее  

всевозможными полициями, жандармериями и  

сигуранцами, практически все, ибо, уж, больно источник  

хороший.  

Короче, контакт под псевдонимом Гайка доложил, что в  

нумерах на сутки завис лейтенант из бронечастей военной  

полиции, бывший завсегдатаем и постоянным же  

должником заведения. А тут он рассчитался с долгами и  

размахивал пачкой зеленых бумажек гринго, но ночью  

расклеился и, рыдая, кричал, что не может убить человека,  

вручившего ему медаль "Кондора".  

Дальше уже было дело логики и действия. Медаль  

Кондора, вручал всегда лично сам генерал-капитан и,  

следовательно, его и должен был исполнить данный  

бронеходчик. Лейтенант был командиром мобильного  

броне-патруля в виде бронетранспортера М-113*, и  

периодически дежурил на площади перед президентским  

дворцом. На бронемашине стоял турельный пулемет  

Браунинг 12, 7 мм, и место командира было аккурат за  

ним. Следующее дежурство лейтенанта было через пять  

дней, так что время еще было.  

Лейтенант в сопровождении Гайки и пары ее подруг  

перебазировался на съемную виллу, являющуюся ВИП  

филиалом данного борделя, а по дороге его аккуратно  

подменили на сотрудника безопасности, который и  

изображал на вилле с Гайкой и путанами оргию с узорами.  

А лейтенанта экстренно потрошили на предмет задания,  

связей и контактов.  

Лейтенант поплыл достаточно быстро и рассказал про  

незнакомца с пачкой долларов и пачкой его долговых  

расписок, и о том, что в день его дежурства он должен  

расстрелять из турельного пулемета генерал-капитана,  

выходящего из дворца, но ни в коем случае не задеть  

ожидающую у кортежа свиту.  

Когда генерал узнал об этом зловещем плане, он пришел в  

бешенство, заявил что ему все ясно и предатели из свиты  

не должны быть расстреляны. Он стал, загибая и разгибая  

пальцы, диктовать проскрипционный список, а когда  

адъютант робко намекнул, что в свите существенно  

меньше тридцати человек, генерал рявкнул на адъютанта  

и приказал добавить в список свою жену.  

Референт уважительно пояснил генералу, что тот  

совершенно прав и вообще надо исполнить все  

правительство, раз они допустили, что на любимого  

генерал-капитана будут покушаться, но хорошо бы  

сначала поймать в ловушку главных виновников.  

При слове ловушка генерал оживился и потребовал  

подробностей, и они последовали.  

Референт доложил, что лейтенант, уже гарантированно  

перевербованный, выполняя приказ заговорщиков (из  

которых он, увы, знает только посредника),  

действительно, откроет огонь по генералу. Но вместо пуль  

будут шарики с краской, и заряд пороха в патронах будет  

ослаблен, и генерал-капитану ничего угрожать не будет,  

тем более он будет в бронежилете под кителем. И с этими  

словами референт из мгновенно очутившегося в руке  

пистолета выстрелил в адъютанта, несчастный дернулся,  

на его белом кителе появилось два отверстия, но крови не  

было, и сам офицер остался стоять, правда, с несколько  

вымученной улыбкой. Референт объяснил генералу, что  

на адъютанте тот самый бронежилет, который оденет  

генерал. Впрочем, есть еще вариант, при котором вместо  

генерала выйдет двойник, но вдруг враги что-нибудь  

заподозрят и тогда ловушка может не сработать.  

При слове двойник генерал оживился и потребовал  

немедленно оного предъявить, а надо было сказать, что  

двойника референт заготовил заранее, ведь генерал-  

капитан существо неожиданное, а ехать на подписание  

соглашения всё равно кому-нибудь нужно.  

Осмотрев двойника, генерал остался доволен, и сказал,  

что пускай будет двойник, и теперь можно и патроны  

оставить в пулеметной ленте боевые (это он так пошутил,  

хотя, как выяснилось, главная его шутка была впереди). А  

с референтом он еще час беседовал тет-а-тет.  

 

И так наступило утро покушения. Генерал-капитан браво  

вышел из дворца, эскортируемый адъютантом и супругой,  

свита ждала около трех красных кадиллаков. И тут  

открытая башня на бронетранспортёре, стоявшем на своем  

штатном месте, повернулась, и Браунинг выдал короткую  

очередь, перечеркнувшую генерала и его жену.  

Сиятельная пара, из которой полетели красные брызги,  

рухнула на мрамор дворцовых ступеней, причем, генерал  

положением своего тела олицетворял собой погибшего  

при Фермопилах античного героя, а генеральша корчилась  

и густо выражалась в стиле торговки рыбой с дальнего  

причала Сан-Хуана. (Адъютант рухнул как подкошенный,  

еще тогда, когда только зашевелился ствол пулемета,  

выбирая цель). И закрутился карнавал...  

Частые путчи и перевороты в тех местах люди  

воспринимали как Фиесту или Кофрадию* с пулеметами,  

то есть – помесь вооруженного цирка с карнавалом. Так  

что, народ, заслышав стрельбу, не стал разбегаться, а так  

сказать несколько потеснился, дабы не пропустить  

интересности, и они последовали...  

Из рядов паникующей свиты выскочил полковник,  

исполняющий обязанности расстрелянного недавно  

председателя "Комитета по защите благосостояния", и,  

обнажив саблю, вскричал, что именно он принимает всю  

полноту власти на себя, и тут же упал сбитый молодецким  

ударом начальника полиции. Но тут снова раздались  

выстрелы, но не пулеметные, а пистолетные, – это  

начальник генерального штаба и его два адъютанта  

начали наводить конституционный порядок. Главный  

фискал и главный альгвазил превратились в дуршлаг, а  

генштабист, размахивая никелированным кольтом,  

громогласно заявил, что тирания рухнула и теперь страну  

поведет к светлому будущему новая хунта. А на площадь  

тем временем въезжала колонна из тентованных  

грузовиков числом три штуки. И никто не обратил  

внимания на то, что ствол пулемета и башня продолжали  

чуток шевелиться, а зря... это перезаряжали холостую  

ленту на боевую...  

По грузовикам хлестнул свинцовый ливень, солдаты  

пытались выпрыгивать из кузовов, но им мешал брезент и  

пули. Из окон парламента, распущенного несколько лет  

назад, велся густой и меткий снайперский огонь (из кабин  

грузовиков никто не вышел).  

Остатки свиты лежали, вжавшись в асфальт, а из всех  

окон и подворотен торчали любопытствующие  

физиономии местных мещан, пейзан и селян.  

 

Руководители путча и так пребывали в состоянии  

столбняка, так тут еще из дверей парламента высыпала  

гурьба "леопардоголовых"* и вел их еще один генерал-  

капитан, на этот раз настоящий!  

 

 

 

 

Он лично пристрелил изменника, а всех остальных  

присутствующих быстро спеленали и определили в  

соответствующий транспорт для последующих бесед по  

душам.  

Соглашение было подписано. Новое правительство  

назначено. У генерал-капитана появилась новая жена.  

Адъютант стал полковником и кавалером ордена  

Леопарда. Референт отбыл на родину и, несмотря на все  

просьбы генерала, не оставил ему своих снайперов.  

Кстати, лейтенант-киллер, после этих событий пропал  

бесследно, причем, вместе с экипажем, и только  

вездесущие городские мальчишки знали, что сеньор,  

стрелявший из пулемета в генерала, был совсем не похож  

на лейтенанта, а похож он был на гринго, мелькавшего в  

президентском дворце.  

Генерала застрелили через месяц, снайпера так и не  

обнаружили, а следующим эль президенте стал бывший  

адъютант: свое президентство он подтвердил  

референдумом, причем всенародным. И в этой стране,  

демократия на столько переходила в либерализм, что  

тайной полиции даже приходилось на референдуме  

подкупать избирателей, дабы хоть кто-нибудь голосовал  

против.  

 

Примечания  

 

М-113* – Легкий плавающий транспортер, созданный в  

1960-х годах в США, с экипажем из двух человек,  

бронирован алюминиевыми плитами, имеет десантное  

отделение численностью на 5 – 7 человек. Вооружен 12, 7-  

миллиметровым пулеметом, двигатель бензиновый.  

Модифицирован, как M113A1, A2 и A3. Состоит на  

вооружении армий нескольких десятков стран мира,  

производился, как в самих США, так и в Италии, Бельгии,  

других странах).  

 

Кофрадия* – ритуальное общество в Испании и Латинской  

Америке, обслуживающее культ определенного  

католического святого и устраивающее праздники,  

театрализованные представления в его честь  

 

Леопардоголовые* – прозвище военнослужащих из  

элитной роты, их отличительный знак, шеврон с головой  

леопарда.  

 

Бандероль от злого Санты  

 

 

 

 

В пункте 22 Устава ПУ-39 РККА сказано: "... Каждый  

случай является на войне особым и требует особого  

решения... ".  

Трое людей, собравшихся в неприметном  

домике на окраине Ла-Эсперансы, работали как раз по  

этому пункту. Из центра поступило не имеющее двойных  

толкований указание... Устроить панику на базе  

потенциального противника, находящейся в окрестностях  

Ла-Эсперансы, но чтобы при этом, упаси Клара Цеткин,  

среди персонала базы не было двухсотых и трехсотых  

(типа рано еще), но паника должна быть ПАНИКОЙ!  

Участники совещания (назовем их просто – Первый,  

Второй и Третий) уже второй час ломали голову над  

всевозможными вариантами. Сама фабула операции была  

утверждена сразу, на базе должны узнать, что база  

заминирована, но надо ведь, что бы там в это поверили. А  

для этого, надо доставить на базу муляж бомбы, а еще  

лучше нескольких бомб, но как?  

Кофе "Женуин Маркала" уже плескался у всех в горле,  

вентиляторы не справлялись с дымом от "Торано", но  

ничего реального пока не вырисовывалось. Второй, в  

сердцах раздавив в тяжелой бронзовой пепельнице только  

что раскуренную сигару, предложил послать женщинам  

базы поздравительные открытки с 8 марта от Съезда  

доярок-передовиков с видами ВДНХ, и вот тогда точно  

начнется паника.  

Номер Третий изобразил аплодисменты. А номер Первый  

вдруг замер и, щелкнув пальцами, приказал принести ему  

папку по местному почтамту, и информация из этой папки  

его порадовала.  

На базе гринго, естественно, была своя почта, военная,  

но на базе служили обычные люди, хоть и в форме (это в  

принципе, был филиал большой базы, набитый  

электроникой и очкариками), и народ прекрасно знал, что  

вся корреспонденция, включая посылки и бандероли,  

частично, либо полностью контролируется  

соответствующими службами. И поэтому часть служащих  

базы активно пользовалась местным почтамтом, как  

отправляя с него корреспонденцию, так и получая. А так  

как вся эта корреспонденция была персональной, то  

завербованные местной резидентурой сотрудники  

почтамта предоставили поименный список тридцати  

восьми гринго, которые пользовались услугами почтамта.  

(Кстати, у Первого агенты были даже в местной полиции  

и муниципалитете).  

Учитывая, что близилось Рождество, идея родилась сама  

собой, и какая идея!  

Итак, сорок адресатов на базе должны были получить  

сорок муляжей бомб, замаскированных под  

рождественские подарки (к тридцати восьми выявленным  

корреспондентам мы для верности добавили начальника  

базы и офицера безопасности).  

 

А за решением технической части решили обратиться к  

сеньору У. Данный сеньор был чистокровным китайцем и  

владел фабрикой игрушек, и дела его шли настолько  

хорошо, что на день рождения пятилетней дочери  

местного алькальда он подарил новенький Форд.  

К сеньору У. заявился наглый гринго в белом костюме,  

черной рубашке и красном галстуке и сделал заказ на  

сорок шкатулок-коробочек. На каждой должна была быть  

лампочка и кнопка с надписью "Нажми и получишь  

подарок", при нажатии на которую лампочка начинала  

мигать. Внутри коробочки должен быть кусок обычной  

оконной замазки (поясняю для штатских, что оконная  

замазка вельми похожа на некоторые виды взрывчатки). В  

замазку должна была быть воткнута булавка с круглой  

головкой. И вот, когда гринго явился и сделал такой заказ,  

то китаец и глазом не моргнул. Синьор У. уже давно жил  

среди белых варваров и знал, что юмор у них идиотский, и  

иногда непонятный даже им самим.  

После двухчасовых переговоров, 40 подарков по 15  

долларов и месяц работы, трансформировались до недели  

сроку и сотни долларов, а в финале, после увлекательного  

торга, стороны сошлись на четырех днях на работу и  

пятидесяти долларов за штуку, и разошлись довольные  

друг другом.  

Был проведен еще ряд мероприятий, в том числе и на  

почтамте, где все и так бы обошлось, ибо почтарям было  

до фени – что и куда отправлять, лишь бы деньги платили.  

Так что, когда в один прекрасный день какой-то гринго  

привез на почту сорок бандеролей для базы со списком  

получателей и заплатил, не торгуясь, двойной тариф за  

доставку и вручение обязательно на следующий день, его  

поблагодарили и только.  

К обеду следующего дня к главным воротам базы  

подъехал почтовый фургон, за которым на некотором  

отдалении ехал второй почти такой же, остановившийся  

из-за какой-то поломки на границе охраняемой зоны.  

Но караулу на проходной было пока не до дальних  

горизонтов, ибо на КПП шел бурный спор между  

почтарем и караульными. Количество сторон дискуссии  

увеличивалось буквально с каждой минутой, так как  

список адресатов лежал на столике начкара и кто-то уже  

позвонил заинтересованным лицам, которые узнав, что им  

прислали подарки, стали подтягиваться к месту события.  

Одна связистка, проявив инициативу и смекалку,  

позвонила секретарше босса и сказала, что завистливый  

начкар не пропускает на территорию подарки для неё и  

босса. Учитывая, что в канун Рождества у народа  

наблюдалась определенная расслабуха мышления, все  

плюнули на правила, подарки сгрузили в караулку и туда  

за ними примчались поименованные в списке адресаты.  

Всё-таки бесконечные анекдоты про людскую простоту,  

типа обезьяны с гранатой, несут в себе элементы истины,  

ибо, как показало потом расследование, на кнопку нажали  

все, и какое-то время обалдело смотрели на мигающие  

лампочки. Но тут в кабинете начальника базы раздался  

звонок и ему сообщили, что в городскую полицию  

подкинули записку, про то, что база заминирована, а к  

этому времени офицер безопасности вскрыл шкатулку и  

увидев там нечто похожее на пластит с воткнутым в него  

детонатором, срочно позвонил в караулку дабы приказать  

задержать почтальона. На это ему доложили, что  

почтальон уже уехал, но машина второго стоит невдалеке.  

И тут "сломавшаяся" машина взорвалась, взрыв был не  

очень сильным, но наглядным (Третий добавил в кузов  

фейерверков).  

Так что, предпосылок для паники и срочной эвакуации  

был полный примус.  

Из города примчалась полиция и рота из гарнизона, они  

организовали внешнее оцепление, персонал базы  

образовал внутреннее. Несмотря на оповещение о том, что  

подарки заминированы, из сорока коробочек нашли  

только тридцать четыре. Потом с главной базы на  

 

вертолетах прилетели саперы, и долго хохотали над  

"взрывчаткой" из коробочек.  

А через пару месяцев, в один закрытый НИИ,  

пребывающий в лесу среди заснеженных елок, прибыл  

для исследования секретный радио-электронный блок,  

таинственно исчезнувший с некоей известной, но не  

поименованной базы.  

 

Перфоманс в стиле гольфа  

 

 

 

 

В разведке все успехи и неудачи связаны, как правило, с  

таким важным фактором, как утечка информации. В этой  

истории утечек было целых две.  

 

Из первой империалистическая охранка узнала, что в  

некоем городе курьер будет производить закладку, за  

которой придет крот (кто не знает, крот – это агент  

противника в структурах спецслужб), которого местная  

контрразведка ловила уже третий год. Курьер должен  

будет, заложив посылку, в качестве сигнального маячка  

продефилировать по неизвестному маршруту, где его  

должен будет засечь в качестве сигнала крот и пойти на  

выемку. Крот и курьер до этого ни разу не виделись, и  

поэтому курьер будет одет в белые бермуды, красную  

майку и оранжевую бейсболку. Контрразведчикам  

оставалось только засечь курьера, проследить, кто придет  

за посылкой и куда он пойдет, ну, и курьера проследить на  

обратном пути тоже было не лишним.  

 

Но тут произошла вторая утечка, но в обратную  

сторону. Иначе говоря, Центр узнал, что враг знает про  

курьера, и дабы не светить местную резидентуру, для  

проведения операции "Долли" прислали варягов, которые  

в этих местах были впервые и больше сюда, естественно,  

не собирались. Цель операции была запутать, отвлечь и  

ввести в сомнение тайных ликторов Белого орлана, а само  

исполнение и его сценарий были оставлены на  

усмотрение группы и командира варягов. Как не странно,  

фабулу действий подсказало название операции. Нет,  

конечно в идее одного из ребят, типа сдать закладку в  

общественном туалете в маргинальном районе, а когда  

враги туда полезут, все это немножко взорвать, была не  

плоха... Но командир объяснил, что даже в этой  

благословенно-демократической стране маргиналы по  

прямому назначению общественными туалетами не  

пользуются. Исключительно для противоестественного  

секса и наркотиков, ибо такова тлетворная буржуазная  

мораль.  

 

В этом городе как раз проходила какая-то  

студенческая олимпиада, и идея стала постепенно  

вырисовываться...  

 

Чем хорош капитализм? А тем, что за ваши деньги  

исполнят любой ваш каприз, в том числе и организация  

студенческого перфоманса. Студенты, как известно, народ  

веселый, а когда повеселиться интересно и на халяву, да  

еще и с оплатой, то тут от желающих отбоя не будет.  

 

Во всех студенческих кампусах появились столики с  

объявлением "Набираем участников для перфоманса  

ГОРОДСКОЙ ГОЛЬФ". За этими столиками сидели  

милые молодые пары в красных майках и оранжевых  

бейсболках, которые записывали всех желающих с  

немедленной выдачей одной красной майки, одной  

оранжевой бейсболки, пяти мячиков для гольфа, одной  

дешёвой фотокамеры и плана города с маршрутом.  

Рекрутировались тоже только пары, которым  

рекомендовалось кроме выданной костюмерии иметь в  

день перфоманса еще и исключительно белый низ.  

Девушка вооружалась фотокамерой и планом, юноша  

мячиками для гольфа. Их задачей было обойти город по  

маршруту, и в каждой отмеченной точке, желательно  

незаметно от окружающих, спрятать мячик, причем  

процесс подлежал фотографированию, и на каждой точке  

на плане были отмечены временные рамки, которые так  

же надо было конкретизировать. После окончания  

маршрута фотокамеру и план нужно было положить в  

ящик у места первичной регистрации. Студентам сразу  

платили по 50 долларов и обещали еще по столько же  

после подсчета баллов. Три победившие пары получали  

по путевке на олимпиаду в Кембридж.  

 

Короче, варяги наняли персонал в  

специализированном агентстве, заплатив авансом. Купить  

мячики, фотокамеры, майки, бейсболки, ящики, заказать  

плакаты за кэш и арендовать мебель было элементарно,  

тем более, что в мелких конторах не требовали от  

заказчиков каких-либо документов, чай не развитой  

социализм. Так что, дело завертелось и завертелось  

успешно и весело. Студенты оттягивались во всю, бегая  

по всему городу, щелкая фотоаппаратами, хохоча и пряча  

мячики в самых неожиданных местах.  

 

В этот день агенты местной наружки и их  

руководство находились в истерике и коме одновременно.  

Они просто ничего не могли понять. Когда полиция  

задержала по их просьбе несколько студентов, дабы  

выяснить, прояснить и допросить, в городе чуть было не  

начались студенческие волнения, ведь на олимпиаду  

съехались сотни студентов из разных мест.  

 

За ящиками, куда студенты складывали  

фотокамеры и бланки, установили слежку, но кроме  

тройки воришек так ничего и не накопали. Ниточки,  

тянувшиеся в конторы и магазины, где закупались  

аксессуары, тоже оказались оборваны.  

 

А курьер выполнил свою задачу, ибо крот, который  

вражеский, не знал одну мелочь, по которой нашенский  

 

крот, должен был опознать курьера проходящего мимо  

бистро. На его майке были пришпилены два больших  

значка с Джоном Ленноном.  

 

А вражеского крота выявили тем же методом,  

каким когда-то, Особое делопроизводство Главного  

управления Российского Генштаба, выявили австрийского  

агента в штабе Брусилова.  

 

То есть, в стан тайных альгвазилов Белого орлана  

была запущена деза, что во время визита в известном, но  

не поименованном городе местного вице-президента  

некая левацкая группировка хочет провести диверсию на  

одной из городских подстанций. Информацию засветили  

перед семью подозреваемыми, причем, каждый из них  

видел разные адреса. Остальное было делом техники. Та  

подстанция, которую подвергли бурному обыску, и  

указала на предателя.  

 

А когда через год студенты снова собрались на  

олимпиаду, некоторые из них искали заветные столики,  

где можно было получить бейсболку и 50 баксов.  

 

Сокровища и бананы  

 

 

 

Самое интересное и трудоемкое в определенных  

службах – это операции по отвлечению. В одной стране  

третьего мира несколько лет все местные спецслужбы,  

частные лица и организации втуне с зарубежными  

коллегами искали легендарные сокровища короля Чаки,  

было досконально точно известно, что они существовали,  

и из Африки не уходили, но где они сейчас?  

 

Буквально в момент перехода власти от метрополии к  

молодой местной власти (просуществовавшей ровно  

неделю), экспедиция французских археологов вроде их  

нашла, загрузила в большой фургон и исчезла в вихре  

гражданской войны и цепочки революций. Ну, а потом,  

когда положение в этой и трех соседних странах  

сравнительно стабилизировалось, (т. е. власть держалась  

больше года), по всем четырем столицам прошел слух, что  

кому-то повезло, и клад снова найден. Он, мол, находится  

в конкретном городе и ждет оказии в виде самолета с  

легионерами. А так как с Легионом ни официалы, ни  

иррегуляры связываться не хотели, суета и поиски  

усилились еще больше. И понятно, что к аэродрому  

проехать хоть на чем-то, напоминающем фургон с грузом,  

было не реально.  

 

И надо было так случиться, что именно через этот  

город спецгруппа Центра, эвакуировала некий очень  

интересный объект, который, в буквальном смысле, упал с  

неба. Его требовалось срочно переправить под  

микроскопы, пинцеты и паяльники, для представителей  

самой передовой в Мире науки, той самой Науки, где  

даже на физмате была кафедра истории ВКПб. Борт,  

который послали за ценным спецгрузом, должен был  

приземлиться именно в местном аэропорту.  

 

В данном городе, да и стране, у Центра с силовыми  

подразделениями было очень плохо, точнее – никак. А для  

реализации придуманного командиром группы плана они  

требовались позарез. Но, к счастью, в этих местах уже  

присутствовали давние и надежные союзники-  

компаньерос. Правда, силовых подразделений у них тут  

не было, ибо пока они здесь только строили и лечили, а  

внешних агрессий не наблюдалось, но у этих лихих и  

отважных ребят было три обязательных привычки: уметь  

прекрасно пользоваться автоматом Калашникова, всегда  

иметь его при себе и никогда не отказывать в помощи  

друзьям.  

 

Когда компаньерос узнали о сути операции, они  

пришли в дикий восторг и предложили любую помощь и  

содействие, тем более, что наверху тоже было принято  

положительное решение по поводу совместных действий.  

И процесс, как говорится, пошел...  

 

На окраине города была заброшенная вилла, но  

главное, она была построена из настоящего камня и была  

огорожена каменой стеной, что полностью  

соответствовало целям операции. И работа закипела. Была  

нанята чуть ли не сотня местных рабочих, которые, во-  

первых, укрепляли стены камнями, бетонными блоками и  

мешками с песком, а, во-вторых, рыли во дворе большой  

котлован с пандусом. Ближе к вечеру, когда работы были  

закончены и рабочих выставили за ворота, во двор въехал  

закрытый фургон. Подвывая двигателем, он съехал по  

пандусу в котлован, который новые жители виллы стали  

активно засыпать грунтом с помощью садового  

мотоблока. Этот процесс любопытствующие глаза  

увидели через не до конца закрытые ворота.  

 

А ночью через стену полезли тени, поблескивающие  

стволами разных моделей и калибров, они были уверены,  

что жильцов на вилле человек пять, не больше, но их было  

две дюжины, причем, с автоматами Калашникова и  

пулеметами Дегтярева, и каждый автомат был заряжен на  

тридцать патронов, а пулемет – на сто. И началась  

заваруха...  

 

Первую волну нападающих защитники виллы смели  

на раз, следующие вражины уже пытались проявлять  

элементы тактики и смекалки, что, кстати, мало им  

помогало, но тут появилась местная военная полиция и  

вступила в бой с охраной транспорта налетчиков. Для  

того, чтобы было еще веселее, появились жандармы и  

открыли огонь, причем, по всему, что шевелится. А тут  

стали подтягиваться подкрепления. Короче, разобрались  

только к утру. Когда ополовиненные враждующие силы  

пришли к консенсусу, сговорившись вместе перебить  

защитников виллы, а потом все поделить, уже стало  

светать. К этому времени на горизонте замаячили  

армейские подразделения, что ускорило штурм, который  

ударил в пустоту, ибо у дома помимо каменных стен,  

была еще одна особенность – старый подземный ход, по  

 

которому компаньерос и отступили в полном порядке и  

без потерь.  

 

Победители, которые теперь точно знали, где зарыты  

сокровища Чаки, стали раскапывать котлован с фургоном,  

причем, желающие поучаствовать в празднике прибывали  

постоянно, и, в конце концов, все вооруженные люди,  

имеющиеся в этой местности и во что-либо  

организованные, собрались вокруг виллы, так что  

раскопки сопровождала редкая стрельба.  

 

А в это время грузовик с решетчатым контейнером,  

наполненным связками бананов, абсолютно свободно  

проехал мимо пустых блокпостов на аэродром, где уже  

выруливал с посадки DHC-4 в непонятной раскраске,  

контейнер втянули на пандус, и самолет, не глуша  

двигателей, ушел на взлет. Диспетчерская вышка все эти  

эволюции встретила более чем благожелательно, данное  

поведение было подкреплено энной суммой в имеющей  

хождение валюты и троицей ребят с добрыми лицами и  

автоматами. Как только De Havilland взлетел, ребята и  

автоматы исчезли, но деньги остались.  

 

Когда искатели сокровищ раскопали грузовик, он  

оказался забит бананами. А что вы думаете, ведь это  

Африка, в конце концов.  

 

Водяное перемирие в стиле манго  

 

 

 

 

Городок был битком набит беженцами и остатками  

разбитых и дезертировавших подразделений, часть из  

которых раньше даже воевали друг с другом, но сейчас  

здесь было Водяное перемирие.  

 

С юга надвигалась канонада, – это рвались вперед  

войска сепаратистов, которые со дня на день могли стать  

правительственными. С севера трасса была наглухо  

блокирована силами ООН, с запада были горы, с востока  

были джунгли. Был, конечно, вариант с маршем через  

джунгли, но его решили отложить на крайний случай.  

 

Нет, ООНовцы гражданских беженцев пропускали  

свободно, но подозрительных личностей не местного вида  

разоружали и интернировали, для последующей передачи  

местным властям сопредельного государства, а  

закордонные местные власти для данных восьми  

джентльменов, пребывавших в гостиничном кафе, были  

немногим безопаснее наступающих сепаратистов, хотя  

пока на границе закордонных альгвазилов не  

наблюдалось, так как пока не подошли войска ООН. Тут  

было вырезано три правительственных заставы, но было  

известно, что не сегодня завтра они должны опять  

появиться, так что, обстановка накалялась.  

 

Если быть точным, джентльменов за двумя  

сдвинутыми кафешными столиками было четверо, и были  

они скорее джентльменами удачи из породы "Диких  

гусей", а остальные четверо (то бишь мы) были Товарищи.  

Мы узнали старшего из джентльменов по фото, этот  

знаменитый наемник проходил минимум по четырем  

ориентировкам. Нашу же принадлежность наемники тоже,  

судя по всему, определили точно. Виною был штатский,  

которого мы сопровождали, он споткнулся о  

скомкавшуюся ковровую дорожку в баре, чуть не упал и  

достаточно громко выругался, сами понимаете не по-  

французски и даже не по латыни. Среди наемников тоже,  

явно, был сопровождаемый, щуплый субъект в очечках,  

вздрагивавший и вжимавший голову в плечи при каждом  

отголоске канонады.  

 

Мы сели вместе, потому что, не смотря на  

политические и идеологические разногласия, мы сейчас  

были озабочены одной проблемой. А именно – выбраться  

за блокпосты ООНовцев, и имели схожие задачи,  

переправить охраняемый объект в безопасное место в  

целости и сохранности. А в-всемером (ихний ботан был не  

в счет) мы представляли реальную силу, которую  

окружающий вооруженный люд опасался задирать,  

особенно после того, как сначала мы, а потом  

джентльмены, нейтрализовали хамов, попытавшихся  

разинуть завидущую пасть на наши Роверы (даже машины  

у нас были, блин, одной модели). Наши штатские быстро  

нашли какую-то для себя интересную хрень, и стали  

оживлённо, но негромко обсуждать её по-французски. А  

мы с потенциальными противниками-коллегами стали  

травить неприличные анекдоты и байки на  

профессиональную тему. "Гуси" рассказали, как их  

"знакомые", получив задание выкрасть арестованного  

премьера одной маленькой страны и, получив авансом для  

празднования коробку виски, во время перелета  

умудрились этой малостью напиться в дрова (правильно  

их называют Дикими). Тем не менее, они, выполнив  

задачу во время обратного полета, выяснили, что выкрали  

не экс-премьера, а начальника тюрьмы. Мы же рассказали  

историю про своих "знакомых", которые получив приказ  

умыкнуть из проходящего поезда бронированный вагон,  

смогли это сделать с помощью пары магнитных мин,  

снайпера, двух БТР и ста метров стального троса.  

 

И тут интересную беседу прервал особенно  

интенсивный всплеск приближающейся канонады, и  

вражеский очкарик задумчиво сказал, что после Водяного  

перемирия бывают лесные и степные пожары, когда и  

лань, и лев, мирно пившие до этого из одного водопоя,  

вместе же спасаются паническим бегством. Услышав эти  

слова, главный Гусь и главный Товарищ посмотрели друг  

на друга, а потом одновременно перевели взгляды на  

одного интересного типа, сидевшего за угловым  

столиком...  

 

Это был мулат в засаленном белом кителе с одним  

витым погоном на левом плече (судя по ниткам на правом  

плече, другой погон тоже некогда имел место, но был,  

видимо, грубо и цинично сорван в процессе выяснения  

отношений, либо просто для обмена). Данного  

индивидуума украшала черная морская фуражка с крабом,  

а перед ним на столике стояла огромная пишущая  

машинка типа "Ремингтон"* вкупе с толстой пачкой  

мелованных гербовых бланков, с золотыми виньетками,  

шапкой канцелярии Губернатора Бельгийского Конго и  

печатью ветеринарной клиники Леопольдвиля. Адольфо,  

так звали владельца белого кителя, выдавал за этим  

столом виды Бельгийские жительства всего за пятьдесят  

франков штука, но ввиду того, что идиоты к этому  

времени закончились даже здесь, он несколько заскучал.  

 

Когда к его столику направились два явно не  

простых человека, на лице мулата отразилось сразу три  

желания: прикинутся шлангом, убежать и догадаться о  

том, сразу его будут исполнять или предварительно  

побьют. Нет, у бельгийского ветеринарного дипломата  

была, конечно, охрана: за соседним столиком сидела  

троица типусов, и у одного из них был даже потертый FN  

FAL*. Однако при виде Гуся и Товарища, телохранители  

притворились, что просто зашли в кафе испить кофию, а  

вооруженный даже попытался спрятать винтовку под  

стол, но тревога была ложной...  

 

Жулику в фуражке объяснили, что прямо сейчас  

его никто убивать не будет, а даже дадут тысячу франков  

и расскажут, как заработать еще больше, и даже будут  

защищать какое-то время, но вот, если что-то будет  

схалтурено, то как только, так сразу. Осознав суть  

грядущих барышей, мулат преданно и часто закивал,  

роздал указания своей охране и застучал на машинке  

быстрее, чем шесть обезьян из рассказа Рассела Мэлони  

"Несокрушимая логика"*  

 

Через четверть часа к кафе подлетел курьер на  

мотоцикле и грохоча сапогами, которые ему были на два  

размера больше, и гремя волочившейся за ним  

наполеоновской саблей, отдал Адольфо честь по-  

британски, (потопав ногами и отсалютовав открытой  

ладонью) и вручил ему солидный с виду пакет...  

 

А еще через час, все беженцы знали, что на  

ближайшем аэродроме сопредельного государства  

приземлились то ли десять, то ли двадцать транспортных  

самолетов, дабы вывести их любимых в безопасное,  

комфортное и цивилизованное место. Но злые ООНовцы  

их специально не выпускают, чтобы успеть погрузить в  

самолеты партию манго, с целью спекулировать оным в  

своей Швеции (на центральном блокпосту стоял грузовик  

с манго и его многие видели, и хотя с этой машины просто  

сбежал водитель, для народа это манго стало главной  

уликой). Но есть, оказывается, выход. ООНовцы обязаны  

пропускать организованные группы беженцев, но тех, у  

кого есть бумага-пропуск о том, что они работали на  

предприятиях компании "Глобус" (название компании  

придумал Гусь). Именно эти бумажки печатал и толкал по  

пятьсот франков, вспотевший от жадности и страха,  

Адольфо (его предупредили, что если цена будет выше, то  

сдачу он получит пулей в затылок). Но мулат был далеко  

не прост, на улице его охранники вовсю торговали  

пропусками из-под полы. А к столику змеилась  

вооруженная очередь "руководителей" групп и, что  

характерно, без очереди никто не лез, ну, вернее, после  

третьего предупредительного выстрела со стороны  

нервничающих очередников, нарушители порядка  

кончились...  

 

А бедные шведы теряли последние крохи своей  

северной флегматичности, ибо не понимали, про какое  

манго орет возмущенная толпа и какие там самолеты  

прилетели, и что это за идиотские бумажки? А учитывая,  

что неизвестные снайперы продырявили все рации,  

шведский полковник плюнул и снял блокпосты, отведя от  

греха подальше технику и личный состав.  

 

А через границу хлынул поток людей и машин,  

среди которых затерялись два Ровера с известными, но не  

поименованными джентльменами и товарищами.  

 

*Ремингтон – старинная пишущая машинка,  

наследница легендарного Ундервуда.  

 

Агент Кин Конг против диких обезьян  

 

 

 

 

В районе пересечения границ одной маленькой,  

странной, но очень гордой Империи и еще пары  

государств с большей территорией, но меньшими  

амбициями, группа товарищей занималась организацией  

ложной закладки. Закладка (или почтовый ящик) – это  

такой тайник, где наши разведчики или шпионы  

оставляют что-либо для своей агентуры, или наоборот.  

Ну, а ложные закладки делают с целью ввести в  

заблуждение вражескую контрразведку, подсунуть дезу  

или просто подстроить ловушку.  

 

В этом месте, в принципе, уже была старая закладка  

для борцов с колониализмом, но приличные борцы в этих  

местах быстро закончились, и пять китайских автоматов,  

три сорок четвертых Дегтяря*, пара цинков, магазины,  

ленты и патронные короба остались не востребованными.  

 

В данный момент двое из ребят по приказу командира  

освобождали от старой смазки пулеметы и набивали  

ленты для шести коробов (пулеметами командир решил  

увеличить огневую мощь группы). А остальные  

размещали в разверзнутой яме привезенный с собой ящик  

и возились с дерном, ну, и завершал композицию  

дремлющий у дерева часовой. Он "дремал" уже минут  

пятнадцать с того момента, как в кустах кто-то начал  

шебуршиться, причем, так бездарно, что стало ясно – это  

не мирное дикое животное, но опасный хомо сапиенс,  

хотя и явно не профессионал.  

 

А тут вернулись демонстративно отошедшие по нужде  

бойцы, они вернулись не одни. Между ними по земле  

волочился на заплетающихся ногах субтильный мулат в  

слегка запачканной форме легионера. Экспресс-допрос  

выявил следующую полную трагизма историю...  

 

Жил был легионер Франсуа, был он обычным  

марсельским "снежком"*, работал официантом в  

маленьком портовом кафе, но после одной разборки  

между посетителями, переходящей в драку, очнулся  

лежащим на полу с окровавленным ножом в руке, причем,  

кровь была не его. "Снежку" доказать полицейским, что  

это была подстава, нечего было даже и пытаться. Хорошо,  

что, буквально через дорогу, был вербовочный пункт  

Легиона. И вот Франсуа, легионер 2-го класса, служит на  

близлежащей базе и вроде все хорошо, но, как это водится  

в жизни, в судьбу легионера вмешалась женщина.  

 

Франсуа усиленно подбивал клинья к Жюли,  

работающей на кухне и вроде подбил, и подбил вплоть до  

того, что они удалились под сень зарослей и деревьев, где  

начали предаваться плотским утехам. Но сладкая парочка  

не учла, что на дереве, под которым они расположились,  

на мудро припасенном Франсуа походном двухстороннем  

одеяле, пребывала стая мартышек.  

 

Если вам кто-то скажет, что у обезьян нет чувства  

юмора, то он беззастенчиво лжет, ибо чем объяснить, что  

мартышки сидели на своем дереве тихо как рыбки, до того  

момента, когда у Франсуа и Жюли не начало происходить,  

и тут обезьяны подняли галдеж, одновременно облегчаясь  

на несчастную пару. Но визг Жюли был еще громче  

галдежа приматов, и визжала она до тех пор, пока на её  

визг не прибежал патруль, который сначала заподозрил  

Франсуа в попытке изнасилования, а поняв, что  

случилось, в полном составе повалился от хохота на  

траву. Ибо несчастная пара в процессе страсти и стресса,  

соединилась, несколько э-э-э-э... теснее, чем им этого бы  

хотелось, и разъединиться самостоятельно у них не  

получалось. Отсмеявшись, патрульные отправили гонца в  

лазарет за носилками и санитарами, а учитывая то, что  

любая военная база по реакции инфополя на новости даст  

фору любому кружку вышивальщиц в провинции, народ к  

месту происшествия пер буквально колоннами.  

Повеселились, короче, на славу. Несчастную пару в  

госпитале разлучили, Жюли, как не странно, после этой  

истории стала пользоваться бешеной популярностью, а  

для Франсуа настали черные дни. Не издевался над ним  

только ленивый, и прозвище Кин Конг к нему прилипло  

на веки вечные. И Франсуа затаил злобу на обезьян, и стал  

составлять план страшной мести. А тут в курилке, шеф-  

сержант Кадуаль (который и придумал, кстати, кличку  

Кинг Конг), рассказал, что когда он служил в Гвиане,  

обезьяны достали легионеров своим воровством, и тогда  

они покрошили бриоши в несколько старых кастрюль,  

залили их дешевым ликером, и выставили на ночь на  

улицу, а утром собрали мертвецки пьяных обезьян в  

мешки и покидали в море. И Франсуа понял, что надо  

сделать...  

 

Убивать обезьян он не хотел, но мучительно  

поиздеваться над ними очень хотелось, и он решил  

усыпить приматов по методу шеф-сержанта, а потом  

сложить их в мусорный контейнер и запереть крышку, и  

пусть твари просыпаются в неизвестности.  

 

Итак, с хлебом проблем не было, но вот ликеры на  

базе были только у колонеля, большого их любителя. И  

Франсуа пошел на воинское преступление, обокрал своего  

командира, бывшего в отъезде, а вечером притащил к  

проклятому дереву огромный ржавый таз, и свершил  

первый акт мести, накрошив туда хлеба и залив  

ворованным ликером. А через пару часов пришло время и  

второго акта: спящие обезьяны были сложены в старый  

мусорный контейнер, который Франсуа накануне  

предусмотрительно притащил и замаскировал.  

 

Спать он шел в прекрасном настроении, а утром вся  

база была разбужена ревом полковника, который вещал,  

перемежая уставные обороты с грубой бранью, что вора  

отдадут под трибунал и расстреляют, так как с  

сегодняшнего утра бригада получила боевой приказ, и  

мародеров будут карать по законам военного времени. И  

легионер 2-го класса бежал в джунгли.  

 

Так что, Франсуа был для спецгруппы самым, что ни  

на есть роялем в кустах, ибо, помимо задания по  

устройству лже-точки, были и другие задания с узорами,  

например, аккуратно засветить точку перед  

потенциальным противником и попытаться завербовать  

кого-нибудь на базе. Легионер Кинг Конг идеально  

подходил для двух последних. С Франсуа провели  

задушевную беседу, дали пачку засаленных франков и  

вбили в голову следующую легенду... Франсуа,  

затравленный сослуживцами, напился в увольнении,  

попал в какой-то притон, сильно выиграл и подслушал  

подозрительный разговор двух типов о каком-то тайнике.  

Два типа говорили на портовом Марсельском сленге,  

который вне Марселя мало кто знал. Франсуа притворился  

спящим в салате, а потом проследил негодяев и засек  

место, где они сели в машину без номеров, погрузив в неё  

какой-то ящик, за машиной он, конечно, проследить не  

смог, но запомнил из разговора примерные координаты  

тайника. И вот почему он и задержался в увольнении, и  

вот откуда у него деньги, если кто спросит. Где притон,  

он, конечно, забыл, когда протрезвел, а притонов таких в  

городе было полно. А фразу "... пятьдесят восьмой пост и  

на сорок пять градусов от трассы пройти сто восемнадцать  

метров, и искать между трех деревьев мусесе... ", он  

запомнил с точностью до буквы. Вот именно так Франсуа  

и должен был все рассказать местному "молчи-молчи".  

Ну, и пару бумажек он подписал, куда ж без этого.  

 

Так что, хеппи-эндд был массовым. Группа полностью  

выполнила задание, Франсуа отмстил обезьянам и  

косвенно своему главному обидчику – шеф-сержанту, ибо,  

именно Кадуаль командовал патрулем, наткнувшимся на  

обезьяний ящик, и именно Каудаль открыл его, услышав  

подозрительный шум, и именно об Каудаля обезьяны  

отталкивались, как от трамплина, выпрыгивая из ящика,  

по своей традиции отчаянно вереща и справляя на ходу  

большую нужду. Несчастный сержант чисто на автомате  

рванул в сторону и полез на первое попавшееся дерево, с  

 

которого сорвался, и с диким ревом рухнул на землю, и с  

этого дня шеф-сержанта стали звать в Легионе – Тарзаном.  

 

Р. S. В то роковое утро полковник скандалил вовсе не  

из-за ликера, а из-за пропавшей сотни боевых рационов. О  

ликере он узнал несколько позже, но это уже совсем  

другая история о Кинг-Конге, Тарзане и диких обезьянах.  

 

Дегтярь* – жаргонное название в войсках РПД-44  

Ручного Пулемета Дегтярева. Это очень хороший  

пулемет. Стреляет патронами 7, 62 от Калаша и  

снаряжается лентой на сто патронов в подвесном коробе.  

Кубинцы его очень любили, да и вражины за ними  

охотились для личного употребления. Единственное -  

местные не любили короба, и обходились летами на  

пятьдесят патронов.  

 

Шеф-Сержант* (Sergent-Chef) – унтер-офицерское  

звание во Французском Иностранном Легионе. Вторая  

снизу из пяти унтер-офицерских рангов.  

 

Снежок* – неполиткорректная кличка эмигрантов из  

Африки во Франции.  

 

Куриные блинчики с Маслятами  

 

 

 

 

Шаманы, Шиши, Колдуны (штатские называют их  

шифровальщиками) – это элитные специалисты, чем-то  

созвучные по ценности к минерам, ибо работа у них такая  

же тонкая и весьма важная. И те и другие держат в своих  

руках сотни жизней, и иногда их работа причудливым  

образом пересекается.  

 

В одной стране, недалеко от Андаманского моря,  

специалисты главного потенциального противника,  

отходя после сокрушительного поражения в Аннаме,  

реформировали местные спецслужбы. И тут служба  

радиоперехвата, соответственно, перехватила достаточно  

длинную радиограмму, что давало надежду на  

возможность её расшифровки. Виндтелкерсы трое суток  

бились над шифром и выцепили кое-что членораздельное.  

Это, во-первых, была цифровая группа 11. 07. 7*, во-  

вторых, слова "блинчики" и "андаман", а, в-третьих, почти  

фраза "куриный экспресс".  

 

Привлеченный к разрешению проблемы  

дешифровщик-аналитик из аппарата советников имел  

восточные корни, и поэтому по его лицу и моторике  

нельзя было определить, что он находится на грани  

помешательства. Впал несчастный секонд-лейтенант в  

данное состояние после анализа магнитофонных записей  

переговоров русских танкистов и летчиков в бою. Сам  

эксперт был воспитан в пуританской семье и то, какими  

жуткими сексуальными извращениями грозили, (а то и  

предлагали) друг другу эти страшные Русские, абсолютно  

выбило несчастного эксперта из колеи. Он с внутренней  

дрожью открывал конверт с новой задачей, но, слава  

Даллесу, в этом тексте никто никому не угрожал  

изнасилованием кувалдой, не просил прикрыть кому-то  

jopu и не интересовался, в какой степени его оппонент  

трансформировался в мужской половой орган (ohrenel).  

 

Секонд-лейтенант несколько успокоился и приступил  

к аналитике. Итак, группа цифр, это, безусловно, 11 июля  

этого года. Фраза "куриный экспресс" – это либо  

иносказательное название транспортной операции, либо  

название какой-нибудь компании. Но вот слово  

"блинчики" явно будило какие-то ассоциации. Эксперт  

глубоко задумался и память не подвела. Несколько лет  

назад он читал в закрытом обзоре, что русские в военном  

сленге иногда называют противопехотные и  

противотанковые мины блинами. И, приводившаяся в том  

обзоре фраза "испечь блинов", трактовалась ни больше не  

меньше, как – установить минной поле. И тут же он  

вспомнил, что в этом же отчете говорилось о том, что в  

некоторых русских секретных документах страна, где он  

сейчас находился, кодировалась, как Андаман!  

 

Вот оно! Все фрагменты мозаики встали на свои места.  

Где-то в стране, 11 июля, должна произойти диверсия, и  

мины или взрывчатку повезут в чем-то, связанном с  

курами. И началось...  

 

Первыми пострадали местные пейзане, разводившие  

кур. Этих вкусных пернатых тут возили в больших клетях,  

и, первым делом, военная полиция и прочие альгвазилы  

стали обыскивать эти транспортные средства, куры при  

этом, естественно, помимо усушки и утруски, просто  

пытались сделать ноги и крылья, и хозяева несли весьма  

неприятные имущественные потери. Грузовик с куриным  

пометом тоже был жестоко, но безрезультатно, обыскан.  

А потом удача контрразведчикам вроде улыбнулась. На  

границе появился подозрительный конвой  

рефрижераторов с курятиной. Документы не внушали  

доверия, ибо начальник этой гуманитарной акции – ООН,  

будучи по паспорту датчанином, имел явные китайские  

черты и два швейцарских офицерских ножа, – один на  

поясе в чехольчике, а другой в сумке, ну, ясно, что шпион  

и диверсант.  

 

Надо сказать, что полевые офицеры спецслужб Белого  

орлана относились к ООНовским гуманитарным миссиям  

на территории стран Третьего мира с таким же  

подозрением, как наши, скажем, к группам из Корпуса  

мира.  

 

Так что, колонну остановили, оцепили, цинично  

вытащив аккумуляторы, обесточили от греха подальше,  

персонал положили мордой в грязь, и стали ждать  

саперов. А вот саперы были местные и, естественно, не  

спешили.  

 

Короче, когда через несколько часов саперы приехали,  

и когда оказалось, что ничего опаснее размороженных кур  

в машинах нет, а миссия ООН уже пригрозила местным  

властям, что прекратит поставки продуктов, операцию  

"Куриный экспресс" пришлось свернуть. А все  

начальники, причастные к скандалу, получили от верхнего  

руководства серьезных люлей.  

 

О явной сути этой шифровки вражины так ничего и не  

узнали, а зря...  

 

Дело было в том, что в сопредельном государстве, где  

все были за нас, наши инструкторы обкатывали  

мастерство своих учеников на ниве радиодела и  

шифровки-расшифровки. Несколько учебных групп  

мотались на весьма большом пространстве, кто ехал в  

автобусе по сопредельной рокаде, кто болтался в море на  

катере, кто был на стационарной точке. А суть учений  

была в том, что группа, изображающая из себя Центр,  

давала шифрованную радиограмму, а учебные группы  

должны были её расшифровать (все эти действия шли по  

разовому учебному шифру) и отправить квитанцию о  

выполнении учебной задачи. Самое интересное было то,  

что в качестве текста сообщения радисты пересылали  

меню местных ресторанов и кафе. И все то, что из-за  

простоты шифра смогли понять потенциальные  

противники, было просто фрагментами названий блюд.  

 

Так что, сами понимаете, после этого случая у всех  

местных контрразведок выработалась стойкая  

идиосинкразия на все куриное. А наши, естественно, об  

этом прознали...  

 

И тут как раз возникла проблема с боеприпасами у  

одной местной марксистской группировки. Ребята  

вовремя подсуетились и громко заявили, что профиль  

 

Ленина на знамени гораздо приятственнее, чем профиль  

Мао (на самом деле они считали ревизионистами и Мао, и  

Ленина, но уж больно патроны нужны были). Кратчайший  

путь в те горы и веси, где оперировали новые почитатели  

бестселлера "Капитал", лежал как раз через ту страну, где  

намедни была куриная паника.  

 

Двести тысяч патронов закатали в нестандартные  

жестянки, наклеили этикетки – "Куриные консервы", и  

нагло, не скрываясь, провезли через все заставы.  

Пришлось, правда, сделать тысячу банок настоящих  

консервов. А что поделаешь, мелкую коррупцию никто не  

отменял.  

 

Чего только не сделаешь для окончательной победы  

великого революционного учения, того самого, которое -  

"путеводная звезда" для рабочего класса и трудящихся  

всего мира.  

 

Страусы и психология  

 

 

 

 

Чем менее населена местность, тем сложнее, в  

некотором плане, вести там свою деятельность разведке.  

Все на виду, все друг друга знают, слабые морально уже  

давно завербованы. А работать-то все равно надо...  

 

Через эту долину тянулось шоссе, и тянулось оно к  

самому удобному перевалу через местную горную гряду,  

и тянулось оно от одного очень важного порта, где ждали  

еще более важный груз, важный и финансово, и  

политически. И тут поступили сведения, что где-то в этих  

местах имеет быть секретная база потенциального  

противника. И Центр приказал эту базу срочно найти, а  

вдруг, не дай Коллонтай, это база диверсантов, которые  

покусятся на тот самый груз.  

 

Ну, первым делом, напрягли аналитиков, а куда же без  

них, но аналитикам для работы нужна информация.  

Непосредственно в этих местах резидентуры не было, так  

что, срочно пришлось изыскивать биологов, зоологов и  

прочих профессоров, едущих проездом из Мехико на  

Суматру ловить бабочек. И работа закипела.  

 

Секретный объект, на котором находятся более десяти  

человек, не может долгое время оставаться незаметным.  

Потому что дюжина постоянного персонала – это уже  

минимум тонна продуктов и предметов первой  

необходимости в месяц, плюс водоснабжение, плюс  

канализация любого вида, ну, и связь – что радио, что  

проводная, оставляет свои следы. То есть – зацепиться  

всегда есть за что. В данной долине был один город  

населением тысяч за пятьдесят, он же – центр провинции,  

еще пяток городков поменьше и какое-то количество  

гасиенд, и даже какие-то монастыри, правда, в основном  

разрушенные. Гасиенды эти занимались скотоводством. И  

главенствовали там три Дона, давно поделившие сферы  

влияния. Для пущего консенсуса он имели личные отряды  

ранчерос-пистольерос, которые иногда занимались  

мелкими хищениями скота у конкурентов, на что Доны  

закрывали глаза, так как этот обоюдный процесс позволял  

держать мучачос в форме. Существовал негласный лимит  

на количество похищаемого скота, хотя по негласному же  

правилу, охрана, если что, вела огонь на поражение, но  

поводом кровной мести это никогда не было. Но после  

анализа поступившей информации, гасиенды из числа  

подозрительных объектов сразу вычеркивались, так как  

все их владельцы искренне ненавидели гринго, так как  

экспортные цены на мясо устанавливала американская  

компания, и были они, по мнению местных скотоводов,  

унизительно низкими. И еще выяснилась одна интересная  

деталь: эти гаучо иногда безобразничали вне границ  

провинции, редко, но достаточно нагло, и по косвенным  

признакам – иногда даже по заказу.  

 

А информационная копилка все наполнялась и  

наполнялась. В главном полицейском управлении  

провинции вербануть никого не удалось, равно как и в  

канцелярии алькальда, там уже все нужные люди были  

кем-то прикормлены и плюс тот ареал явно кто то пас. Но  

одному из наших засланных казачков, изображавшему для  

разнообразия не энтомолога, а молодого наследника  

сумасшедшего миллионера, который должен был согласно  

завещанию устроить именно в этих местах ферму для  

разведения страусов, удалось подружиться с неким  

офицером дорожной полиции. Офицер пребывал в тоске  

от бесперспективности карьеры и от невозможности  

поправить свои финансовые дела, поскольку на участке  

трассы, который он курировал, ездили исключительно  

скотовозки и рефрижераторы с мясом, которых касаться  

было просто опасно. Причина была в том, что Доны  

платили непосредственно начальнику полиции, плюс  

туристы гринго, с которыми не хотелось связываться и  

местная мелочь, с которых толку, как со стрижки пекари,  

визгу много, а шерсти мало. От скуки инспектор стал  

фиксировать проходящие по трассе в его дежурство  

автомобили и даже вел какую-то статистику. Узнав об  

этом хобби полицейского, собеседник велел официанту  

унести писко и принести французский коньяк, и стал  

инспектору самым лучшим другом. А аналитики  

получили очень важную статистическую подборку по  

местной логистике. И интересный вывод последовал...  

 

Мясо по трассе возили, как правило, большие  

рефрижераторы, и, что характерно, в сторону  

мясокомбината они ехали с выключенной холодильной  

установкой, а оттуда – с включенной. А пару месяцев тому  

назад на трассе появился маленький рефрижератор, так у  

него холодильник работал редко и только на контркурсе с  

большими собратьями. Похоже клюет, оживились все  

члены команды.  

 

Следующим этапом поиска была работа на трассе, и  

там нашелся весьма удобный для поиска объект: комплекс  

из кафе и заправки на перекрестке трассы, и второй по  

важности местной дороги. Водилы там традиционно  

обедали и общались. Туда и направился страусиный  

фермер с простоватым лицом и карманами полными песо.  

Он объяснил шоферам, что хочет купить рефрижератор  

для перевозки страусиных яиц, но вот машины местных  

кабальеро слишком большие, а не бывает ли  

рефрижераторов поменьше. В полемике, развернувшейся  

в кафе, и всплыл тот самый маленький рефрижератор  

марки "Форд-транзит", который, как выяснилось,  

приезжал из соседней провинции, имел её номера и  

сворачивал с трассы где-то между 210 и 260 километрами,  

остальное было уже делом техники.  

 

В данной местности была тайная организация  

Социалистической Революционной Молодежи,  

замаскированная под спортивный мотоклуб. Учитывая,  

что Харлеи – это очень дорого, для Клуба закупили  

мотороллеры "Шершень", на которых ребята рассекали по  

городам и весям, подрабатывая заодно курьерами. Вот  

этих веселых моторизованных комсомольцев и  

задействовали на разъяснения адресата посещаемого  

таинственным "неправильным" рефрижератором, и ребята  

в этом преуспели. На отметке 240 был поворот к воинской  

части, там дислоцировался саперный батальон с охранной  

ротой, и туда испокон века никто не совался. Снабжали  

эту базу с той стороны перевала ежемесячными конвоями  

из армейских грузовиков, и именно на дорогу, ведущую к  

этой базе, каждый раз сворачивал таинственный фургон.  

Проникнуть в окрестности базы было сложно даже  

Красным мучачос, охрана зверствовала и стреляла если  

что без предупреждения. Но еще одну странность ребята  

смогли выяснить: в зону охраны теперь помимо базы  

входили развалины старинного монастыря, и этот  

монастырь теперь стоило разъяснить более конкретно. И  

настало время пистольерос-гаучо, хотя они об этом еще не  

догадывались.  

 

Из трех отрядов пистольерос самым неудачливым был  

отряд с гасиенды Дона Фульхио, и скота они украли  

меньше других, и самих их обкрадывали чаще, и их  

налеты в соседних провинциях не имели особых успехов.  

И Рамиресу, командиру именно этих гаучо, подкинули  

информацию, что на фургоне, замаскированном под  

рефрижератор, возят элитную контрабанду. И Рамирес  

заглотил наживку. В форде-транзит был водитель и два  

охранника, они положили треть команды Рамиреса и,  

бросив машину с изрешеченными колесами, ушли в  

зеленку. В машине взбешенные гаучо нашли несколько  

комплектов женского белья, косметику, книги, хорошие  

продукты и элитные спиртные напитки, ну, и кое-чего по  

мелочи. То есть, практически, стрижка пекари: визгу  

много, а шерсти мало. Атут еще прилетел военный  

вертолет, и уцелевшим гаучо пришлось делать ноги. За  

этим шумом и гамом один из моторизованных  

комсомольцев смог подобрать на шоссе бутылку очень  

дорогого Шотландского виски Буннахавэн и пару книжек,  

"Экспериментальная психология" Вудвортса Роберта и  

"Четыре квартета" Томаса Элиота.  

 

Вывод аналитиков был однозначен: тут существует  

секретная база, но на ней присутствуют весьма  

высокооплачиваемые специалисты с высоким уровнем  

интеллекта и, судя по всему, – это научные сотрудники, а  

не рейнджеры. То есть – угрозы транзитным грузам,  

перемещаемым по шоссе, данная база, скорее всего, не  

несет. И последний штрих поставили опять же ребята из  

мотоклуба: они умудрились сфотографировать монастырь,  

и на фото явно был виден предохранительный купол  

какой-то мощной антенны.  

 

Груз прошел по трассе без проблем, и две сотни  

импортных танков в соседней стране стали одномоментно  

еще больше превосходить аналогичные машины  

потенциального противника.  

 

Одно слово – аналитика.  

 

Как разбить окно без рогатки?  

 

 

 

 

В одном далеком городе, на месте заброшенной  

промзоны, вырос офисный центр. Там были, в основном,  

банки и всевозможные конторы, и на самой окраине еще  

остался заброшенная пивоварня эпохи большого кризиса.  

Престарелый хозяин в деньгах не нуждался, а пивоварню  

не хотел продавать, потому что она ему напоминала о  

бурной юности. Именно на этой пивоварне он увеличил  

свой капитал в несколько раз, позиционировав её в  

документах как прачечную, но производя на ней  

ассортимент продукции для бутлегеров.  

 

И в этом самом офисном центре пребывало некое  

стеклянное здание, прозванное горожанами "Башня". Это  

был семиэтажный параллелепипед, построенный,  

казалось, целиком из стекла.  

 

Так вот, одной союзнической структуре позарез  

понадобилось, чтобы в начале любого рабочего дня, но в  

течение ближайшего месяца, полностью разбились стекла  

в одной конторе на пятом этаже, и разбились бы,  

желательно, по естественным причинам. Сами они не  

справлялись, и поэтому наши прислали им группу  

поддержки.  

 

Итак, первым делом были нужны мысли по методике  

борьбы с остеклением и, естественно, повод для  

официального доступа к этим стеклам.  

 

Геноссе Тэ, прозванный так за не детскую любовь к  

Die Sovietischе Tokarew TT-33 Pistole, (или, как там будет  

правильно, на дойче мове), предложил инициировать в  

окрестностях здания перестрелку, и в её процессе  

случайными пулями выбить нужные стекла. Геноссе Тэ  

всегда таскал с собой пару ТТэшек, для конспирации  

перебив советские номера и клейма на китайские, и  

грубовато их зачистив. А сам из двух стволов с  

пятидесяти метров за пару десятков секунд клал в  

мишень, величиной с донышко стакана, все 18 патронов.  

 

Отсутствие предохранителя и самовзвода Геноссе Тэ  

считал, скорее, положительными качествами, а на  

разговоры о возможных осечках следовала отповедь, что,  

мол, за патронами надо смотреть. Так что, его  

предложению никто не удивился, но в серьез его не  

приняли. Как объяснил ему присутствующий здесь  

эксперт из команды присланных на помощь товарищей,  

такие стекла, как на том доме, можно разнести только из  

пулемета, а вот с помощью химии, так вполне.  

 

И тут старший товарищ спросил: "А обязательно  

разбивать окна только на одном этаже? ". И, сделав  

поистине Качаловскую паузу, пояснил: "А давайте  

грохнем все стекла в этом домике! "...  

 

И народ, выразив должное восхищение товарищу  

майору (от слова maior – старший), приступил к  

разработке методик и поводов.  

 

Разбор поднятой по району информации дал  

следующие интересные факты. Не так давно, наконец,  

преставился старый бутлегер, и его наследники с  

радостью продали его пивные пенаты, и инвесторы как  

раз сейчас объявили тендер на снос, но рамки  

"технические условия – цена" никак не устраивали  

договаривающиеся стороны. Подрядчиком было сложно, а  

заказчикам -дорого. Тут оживились сразу двое  

сотрудников братских структур и заявили почти в унисон,  

что тихо и аккуратно грохнуть такой комплекс системой  

микровзрывов – это не вопрос. И тут майор подал еще  

одну мысль, что, мол, пылищи-то от этого будет о-го-го, а  

Башня как раз рядом, и её потом обязательно будут  

отмывать, только вот надо сделать так, чтобы пыль  

обязательно была, так сказать, погуще. И как раз тут  

можно будет легально применить некие химические  

средства, которые будут гораздо мощнее рогатки и  

гораздо, в данном случае, функциональнее пистолета  

"Тульский Токарев".  

 

Время еще терпело, так что, сделать необходимые  

документы, подтянуть специалистов, доставить химикаты,  

найти фирму, которая смогла бы представить нужные  

возможности и. т. д., удалось к самому спеху. В том числе  

успели закупить сотню-другую мешков цемента,  

которыми декорировали шурфы с микрозарядами.  

 

И вот наступил день взрыва. Дабы не срывать работу в  

близ лежащих конторах, – это была суббота, за  

оцеплением, естественно, стояли толпы любопытных, но  

первоначальный эффект их не сильно порадовал. Сначала  

по стенам побежали огоньки и дымки, протуберанцами и  

облаками вздыбилась пыль, потом здание пивной стало  

оседать, и когда оно уже почти подрасползлось по земле,  

что-то там внутри громко протрещало, и пыль  

взметнулась еще выше, закрывая все на десятки метров  

вокруг. Ближние здания в офисном центре сразу потеряли  

лоск и вид, но особенно это было заметно по Башне.  

 

С мытьем окон Башни решили вообще все  

элементарно. Фирме, занимающейся наружной мойкой  

витрин, предложили в рекламных целях некий состав, не  

только не взяв за него денег, но и приплатив, и обязав при  

этом хозяина мойщиков принять в бригады специалистов-  

инструкторов от производителя моющей жидкости.  

Именно представители лично наполняли баллоны  

спецопрыскивателей и учили ими пользоваться  

мойщиков. Понятно, что это был не простой состав, да и  

представители туда кое-чего при заправке добавили.  

Теперь чтобы хитрая химия сработала, нужна была только  

вода, но минимум через десять часов. Мойщикам было  

честно сказано, что для успешности технологии натертую  

составом поверхность надо полить самой обычной водой.  

 

И вечером в воскресение данное действо было выполнено,  

а ровно в восемь ноль-ноль утра по местному времени со  

стороны Башни пошел громкий треск, переходящий в звон  

– это трескались и падали многочисленные стекла на всех  

этажах. Разум снова победил сарсапариллу.  

 

Зачем нужны были эти разбитые стекла – не скажу, ибо  

сам не знаю и совсем об этом не жалею. Ибо большие  

знания – это, как правило, не меньшие печали.  

 

Дух Валумбе и дети. Рождественская  

История  

 

 

 

 

В канун Нового года группа мужчин в тропической форме  

без знаков различия коротала время в большом ангаре.  

Ангар был с кондиционером, и там присутствовали  

минералка и пиво, причем, штабелями, что народ весьма  

радовало. И еще ребят радовало, что они, наконец, ждут  

оказию на аэродром и смогут справить Новый год дома,  

там, где снег и елки настоящие.  

Но, помимо болезней и кусачих насекомых, Всевышний  

создал начальство, дабы жизнь подчиненным не казалась  

медом. Возможно, в этом есть какой-то высший смысл,  

например, в том, что чем реже ешь мед, тем он вкусней.  

Однако, воинские люди чувствовали от этого печаль и  

оскудение.  

На этот раз в роли ограничителя меда выступил советник  

по политической части, и он заявил следующее... Что,  

мол, товарищи офицеры, только что выяснилось, что  

самолет будет послезавтра и, так как у вас на сегодня и  

завтра нет никаких дел, то надо помочь местному  

гражданскому населению осознать Новогодние  

праздники. Учитывая то, что вас тут в лицо мало кто  

знает, именно вам предлагается в роли Дедов Морозов  

обойти местные детские учреждения и вручить детям  

подарки. А о том, что существует некий Дед Мороз,  

раздающий подарки, дети узнали буквально на днях, ибо  

ранее данный персонаж народного фольклора был в этой  

местности не известен. Командир подразделения  

заикнулся было об отсутствии соответствующих  

костюмов, но замполит сделал руками успокаивающий  

жест и поведал, что в город накануне штурма, вместе с  

прочей помощью от ООН, поступил комплект костюмов  

Санта Клаусов. Командир пробормотал, что как-то не  

совсем политически верно вручать подарки будучи в  

костюме буржуазного Санты, на что снайпер Мишка,  

штатный и завзятый балагур подразделения, прошептал  

ему на ухо, что ции дити, вряд ли отличат Дiда Мороза от  

Санта Клауса, ибо до этого не видели ни того, ни другого.  

Короче, крыть было нечем, и ребята с грустной  

неизбежностью стали ждать солдат из комендантского  

взвода с костюмами, и костюмы появились. Народ  

радостно стал примерять шубы (естественно, сняв  

униформу, ибо декабрь тут был не слишком холодным -  

не больше 25 градусов... тепла). Примерка уже проходила  

достаточно весело, но когда Серега возмущенно взревел, а  

что это, мол, за сумасшедший Дед Мороз, растягивая в  

руках доставшийся ему костюм, народ буквально рухнул  

от смеха. Сереге достался самый большой костюм, и это  

оказалась не шуба Санты, а костюм оленя Рудольфа. Сам  

костюм был в виде комбеза, а голова с рогами  

откидывалась, как капюшон. Снайпер Мишка кричал, что  

он, наконец, знает як виглядає снігуронька цього  

американського Діда. Но тут смех прервал взрыв,  

раздавшийся в центре города. Телефон молчал, и мы на  

всякий случай проверили оружие с которым, естественно,  

не расставались.  

А через четверть часа в ангар ввалился окровавленный  

офицер разведотдела Народной гвардии. Его буквально  

шатало от слабости, в руках он сжимал автомат без  

магазина, но фраза, которую он успел произнести,  

прозвучала достаточно четко:  

– Компаньерос, там банда, они сейчас нападут на  

интернат, уведут детей в джунгли и будут убивать каждый  

час по одному ребенку, пока из тюрьмы не выпустят их  

главарей. Вы ближе всех, я послал бойца в штаб, но  

оттуда могут опоздать, только что была взорвана  

телефонная станция и еще одна банда штурмует  

комендантские казармы.  

Подхватив оружие, мы, не успев снять дурацкие костюмы,  

выбежали из ангара в ночь.  

А еще четверть часа спустя, местные жители, затаившиеся  

в домах, с привычным ужасом обитателей не раз взятого  

штурмом города, наблюдали страшную картину...  

Бандиты выводили детей из интерната и собирались  

погнать их к автобусам, стоящим метрах в ста дальше по  

улице. Дети от шести до одиннадцати лет, но уже  

наученные гражданской войной, вели себя тихо, и  

старались выполнять все указания террористов, хотя  

делать это ребятам было нелегко физически...  

В этом интернате были собраны дети-инвалиды минной  

войны. За последнее десятилетие эта многострадальная  

земля была густо засеяна противопехотными минами, и  

эти семена смерти собирали богатый урожай, в том числе  

и с детей. В первую очередь, у тех, кто выживал после  

взрыва, страдали ноги. И сейчас, хотя старшие дети  

помогали младшим, их цепочка, по мнению бандитов, шла  

слишком медленно, и на детей сыпались удары кулаков и  

прикладов. Старший из бандитов заорал в сторону  

автобусов, чтобы машины подали поближе к заложникам.  

Мол, а то эти маленькие ублюдки слишком медленно  

тащатся. Один из школьных автобусов зафырчал мотором  

и двинулся к зданию интерната, но, не доезжая,  

развернулся боком и заглох, и вдруг его окна озарились  

вспышками выстрелов.  

Первые пули поразили пулеметчиков, но бандиты были  

опытной публикой и быстро сосредоточили огонь на  

автобусе. Дети, к счастью, сразу залегли, и тут из боковой  

улицы выбежала непонятная группа и, развернувшись в  

цепь, ведя огонь на ходу, пошла в атаку. Мало того, что  

атакующие были в костюмах Санта Клаусов, в центре  

группы бежал огромный олень с пулеметом, причем, его  

оторванная голова болталась сзади. С криками  

"Спасайтесь, это дух Валумбе! " часть бандитов бросились  

бежать, но далеко им убежать не удалось. Короткие  

очереди Калашей настигли всех. Главарь банды, будучи  

самым умным, успел залечь и заползти за угол дома. И это  

ему почти удалось, но пули настигли его и там, не убив,  

но обездвижив, ибо такой был приказ.  

В процессе экспресс-потрошения, у бандита выяснили  

точку дислокации основной части банды, и на рассвете в  

джунгли ушел сводный отряд мстителей. С бандой было  

покончено еще до обеда, и пленных в том бою не брали,  

не достойна была эта мразь плена.  

А вернувшиеся с победой ребята снова переоделись в  

костюмы Санта Клаусов, и пошли раздавать подарки  

детям, но Снайпера Мишки среди них уже не было: он так  

и не вышел из изрешеченного пулями автобуса, до  

последней секунды своей короткой молодой жизни,  

сжимая в руках родную СВД.  

Год спустя, в Красном уголке того самого интерната,  

делегация ЮНЕСКО с изумлением обнаружила среди  

портретов вождей и революционеров картинку с Санта  

Клаусом. Дети объяснили, что это отважный  

революционер, друзей которого они знали лично. Они все  

носили такую же одежду, дарили детям подарки и спасали  

 

их от бандитов. А главным у них был дух Валумбе, с  

пулеметом, но его рисовать нельзя, потому что табу.  

 

С Кутузовым шутки плохи  

 

 

 

 

В одной далекой и жаркой местности партизанской  

бригаде нужно было срочно сбросить с воздуха  

боеприпасы и медикаменты. Но была проблема. Бригада  

была блокирована в полу-анклаве языком, внедренном  

между двумя другими государствами, которые сами  

партизан не трогали, но и другим не давали, а вот  

прислужники колониализма давили со стороны  

перешейка. Партизаны по политическим и  

дипломатическим мотивам не могли уйти в сопредельные  

страны, и был только один вариант: пробиться сквозь  

заслон карателей и уйти на оперативный простор, но для  

этого были нужны боеприпасы, медикаменты, продукты и  

хотя бы еще чуток пулеметов. По ряду причин выброска  

грузов могла производиться только ночью, и партизаны  

применяли старую, как мир, систему световой  

сигнализации. На каждый день были назначены свои  

системы фигур – от треугольников до крестов. Но  

вражеская агентура не дремала, и таблицы сигнальных  

огней попали к противнику, а так, как не дремали и  

разведки сопредельных государств, то в ночь первой  

выброски пилоты транспортников увидели в заданном  

районе и его окрестностях буквально россыпи световых  

фигур всех видов, указанных в таблице, причем  

одновременно. В ответ на попытку, обменяться паролями  

с помощью сигнальных ракет, с земли в ответ их  

запустили столько, что пилоты чуть было не приняли это  

за массированный огонь ПВО. К партизанам в эту ночь  

попала, в лучшем случае, четверть груза, а вот соседи и  

враги радостно делили все остальное.  

У Советника главного партизанского штаба на решение,  

так не кстати возникшей проблемы, остались буквально  

считанные часы, так как уже наша разведка доложила, что  

каратели ждут подкреплений и максимум через 36 часов  

нанесут удар.  

Партизанам очень повезло, что партизанский Советник и  

Советник у особистов транспортной эскадрильи были  

некогда однокашниками, и могли говорить настолько на  

эзоповском языке, что любой вражеский дешифровщик  

вместо информации получал коктейль шизофрении с  

паранойей.  

Ребята нашли решение достаточно быстро: где-то за  

пару-тройку литров выпитого крепчайшего кофию и две  

перегретых рации. И теперь осталось передать  

информацию без утечек. А придуман был следующий  

вариант...  

Один из советников вспомнил лекцию о самых  

необычных случаях дезинформации противника, и одна из  

тем на той лекции касалась легенды о гениальном  

решении Кутузова под Малоярославцем. Преподаватель  

нас предупреждал, что не все в лекции подтверждается  

профессиональными историками, но мы тут  

рассматриваем в первую очередь варианты дезы, а не  

историческую достоверность.  

 

Так что же за фольклор инкриминируют фельдмаршалу?  

А то, что после боя, на время ночного отдыха, Кутузов  

приказал солдатам и ополченцам не собираться у одного  

костра больше трех человек. В результате, ночью перед  

глазами Наполеона замигали тысячи костров. Буонапарте,  

как артиллерийский офицер, был прекрасным  

математиком, так что, умножив 6 х 10000 (столько  

костров ему привиделось), император решил, что проще  

будет отступить.  

Вот такой своеобразный метод сигнализации и показался  

советнику наиболее годным на данном этапе операции.  

Самым сложным было незаметно для врагов объяснить  

коллеге по радио суть нового сигнала и метод донесения  

его до революционных масс, ибо нас наверняка слушали и  

уж, безусловно, подломили шифры.  

 

Разговор в эзоповских полунамеках развивался извилисто,  

начиная с воспоминаний о поездки на шашлыки, и о том,  

чего надо было врать женам, ну, а далее – ряд понятий и  

терминов плавно усложнялся, и много чего там было, не  

понятного для просвещенных европейцев...  

И то, что кидаться консервными банками в костер  

удобнее, когда одна бутылка на троих.  

И мол, чтобы научить новобранца маршировать на раз-  

два-три, надо к одной ноге привязать сено, к другой  

солому, а к третей – кокосовый орех, и сказать, что иначе  

не будет дождя и урожай погибнет, и. т. д. и. т. п.  

 

Все это, естественно, перемежевалось не совсем  

парламентарными выражениями. Из-за попытки  

разобраться в них не просвещенный в русизмах человек  

впал бы в ступор, пытаясь понять палитру сексуальной  

жизни людей, у которых в данном таинстве участвуют  

наряду с известными органами кокосовые орехи, винты с  

резьбой и, видимо, еще и без резьбы, ну, и еще что-то  

совсем запредельное. В результате противник включил  

глушилки на всех диапазонах, но было уже поздно, -  

собеседники договорились.  

 

В ближайшие сумерки, помимо костров и фонарей  

прошлой конфигурации, в глубине позиций партизан, на  

сравнительно свободной от растительности местности,  

вспыхнули многие сотни или даже тысячи костров. Они  

были расположены абсолютно бессистемно, так сказать в  

стиле звездного неба, но имели ясно очерченные темнотой  

границы. Вот туда и опростались транспортные  

аэропланы себе в облегчение и на страх неоколониализму.  

Р. S. Быстро и без срывов партизан подвигли в строго  

определенное время разжечь костры и собраться у них  

строго по трое, сообщив, что только так можно будет  

умилостивить местных духов и добиться у них помощи  

(увы, родоплеменные пережитки были еще сильны даже у  

самых верных бойцов революции). Кстати, то, что в эту  

ночь все посылки попали именно в эту часть буша,  

убедило партизан, что духи точно за революцию.  

Р. Р. S. Когда партизаны пошли на прорыв, то не встретили  

практически никакого сопротивления. Противник,  

посчитав ночью костры, решил последовать примеру  

Бонапарте (к счастью, у солдат противника  

родоплеменные пережитки были сильны не менее, чем у  

партизан).  

И то верно. С Кутузовым шутки плохи.  

Пейзанская мораль, как фактор неожиданности  

Что объединяет шпионов и разведчиков, так это то, что  

задания бывают разные, неожиданные и, порой, не до  

конца понятные по своей фабуле, даже для самих  

исполнителей. Но, как говорится, приказ есть приказ...  

В одной местности, аж между двумя океанами, был  

некогда построен крутейший автобан, он соединял две  

важных точки на карте, пересекал одну госграницу и был  

выполнен в качестве близком к хорошему аэродромному  

покрытию. И вот однажды некая спецслужба, стоящая на  

страже Западных ценностей, получила приказ вывести из  

строя участок трассы 'от сих до сих' к определенному  

времени. Задание, конечно, сложное и не совсем  

понятное, но на то она и Западная цивилизация. Контора  

купила контрольный пакет акций фирмы, следящей за  

благоустройством данной трассы, (заодно коварные  

шпиёны прикупили и местный муниципалитет) и  

инспирировали работы по обновлению дорожной  

разметки. По этому поводу была закуплена техника фирма  

HOFMANN GmbH и несколько сот пластиковых  

оранжевых конусов для отметок свежее-наложенной  

разметки. Задумка, по сути, была гениальная...  

Накануне дня 'Х', на определенном заданием участке  

трассы, проводились работы по разметке, и свежая  

разметка отмечалась конусами, но главным по  

гениальности решением было то, что в части конусов  

были встроены и запаяны так называемые окопные  

заряды. То есть – специальная кумулятивная вертикальная  

мина, которая за секунду делала в земле окоп, ну, а любое  

бетонное полотно, естественно, приводило в негодность.  

Мины по размерам прекрасно вписывались в дорожные  

конуса и были, соответственно, снабжены радио-  

взрывателями.  

К вечеру работы были закончены, техника вернулась на  

базу, а операторы стали ждать рассвета, дабы нажать  

красные кнопки на пультах, и дождались...  

После нажатия кнопок вдоль трассы пошла серия взрывов,  

но трасса не пострадала, ибо все заряды рванули вне  

трассы, а точнее – в сараюшках и подсобках пейзан,  

населяющих окрестные селения.  

А через час на эту трассу приземлился легкомоторный  

самолет, прилетевший из сопредельного государства, что  

или кто прилетел, темой данного рассказа не является.  

Так что, козням империалистических разведок  

противостоят не только пролетарский интернационализм,  

но и народные традиции.  

Р. S. То, что конусы 'с начинкой' были зафиксированы на  

дорожном полотне, нисколько не затруднило  

хозяйственных пейзан.  

Р. S. Ни один антиимпериалистически настроенный  

местный житель во время взрывов не пострадал  

 

 

 

Пейзане и шпионы  

 

 

 

 

Что объединяет шпионов и разведчиков, так это то, что  

задания бывают разные, неожиданные и, порой, не до  

конца понятные по своей фабуле, даже для самих  

исполнителей. Но, как говорится, приказ есть приказ...  

В одной местности, аж между двумя океанами, был  

некогда построен крутейший автобан, он соединял две  

важных точки на карте, пересекал одну госграницу и был  

выполнен в качестве близком к хорошему аэродромному  

покрытию. И вот однажды некая спецслужба, стоящая на  

страже Западных ценностей, получила приказ вывести из  

строя участок трассы "от сих до сих" к определенному  

времени. Задание, конечно, сложное и не совсем  

понятное, но на то она и Западная цивилизация. Контора  

купила контрольный пакет акций фирмы, следящей за  

благоустройством данной трассы, (заодно коварные  

шпиёны прикупили и местный муниципалитет) и  

инспирировали работы по обновлению дорожной  

разметки. По этому поводу была закуплена техника фирма  

HOFMANN GmbH и несколько сот пластиковых  

оранжевых конусов для отметок свежее-наложенной  

разметки. Задумка, по сути, была гениальная...  

Накануне дня "Х", на определенном заданием участке  

трассы, проводились работы по разметке, и свежая  

разметка отмечалась конусами, но главным по  

гениальности решением было то, что в части конусов  

были встроены и запаяны так называемые окопные  

заряды. То есть – специальная кумулятивная вертикальная  

мина, которая за секунду делала в земле окоп, ну, а любое  

бетонное полотно, естественно, приводило в негодность.  

Мины по размерам прекрасно вписывались в дорожные  

конуса и были, соответственно, снабжены радио-  

взрывателями.  

К вечеру работы были закончены, техника вернулась на  

базу, а операторы стали ждать рассвета, дабы нажать  

красные кнопки на пультах, и дождались...  

После нажатия кнопок вдоль трассы пошла серия взрывов,  

но трасса не пострадала, ибо все заряды рванули вне  

трассы, а точнее – в сараюшках и подсобках пейзан,  

населяющих окрестные селения.  

А через час на эту трассу приземлился легкомоторный  

самолет, прилетевший из сопредельного государства, что  

или кто прилетел, темой данного рассказа не является.  

Так что, козням империалистических разведок  

противостоят не только пролетарский интернационализм,  

но и народные традиции.  

Р. S. То, что конусы "с начинкой" были зафиксированы на  

дорожном полотне, нисколько не затруднило  

хозяйственных пейзан.  

 

 

Операция «Фрайди»  

 

 

 

У капитана Бейкера была тайная страсть. О ней не знал никто, ибо страсть это называлась не женщины, не виски и даже не мужчины. Она называлась Пришельцы! Когда молодой лейтенант Бейкер служил во Вьетнаме, ситуация сложилась так, что его подразделение охраняло большой склад на базе в Дананге. Вьетконговцы подобрались к складу только один раз, но зато ночью и лейтенанту этого хватило по полной, он не смог после этого спокойно спать по ночам и помимо травки стал пробовать ЛСД*, а ввиду того, что на дежурствах и перед сном, он пристрастился почитывать фантастику, причем отнюдь не плохую, у него были весьма натуралистические галлюцинации, в том числе и в борделе. После дозы девицы казались ему неземными существами с серебристой мерцающей кожей.  

 

Потом его перевели в Европу, от ЛСД он отказался, травку тоже практически перестал потреблять, но ночные галлюцинации и пристрастие к фантастике остались и все сослуживцы отметили, его любовь к ночным дежурствам, а начальство отметило это как усердие. В результате его перевели на секретную горную базу у теплых морей, с которой специально обученные операторы, управляли шибко секретными спутниками. База была секретной конечно, для всех, кроме тех кому очень хотелось знать этот секрет, а такие товарищи имелись, в достаточном количестве и качестве. И вот этим товарищам потребовался выход на старшего оператора дежурной смены, дабы в определенное время и в определённом месте взять ситуацию под контроль...  

 

В городке рядом с базой, были ресторанчики, кабачки и несколько массажных салонов двойного, так сказать действия. Там и раскинули свои сети рыцари плаща, кинжала и автомата Калашникова. Смита засекли сразу в трех психологически и мотивационно различных точках. В массажном салоне "Орхидея", в отделе фантастики в книжном магазине и в лавочке с элитными сортами Текилы.  

 

Массажистки (кто то за небольшую плату, а кое кто и из пролетарской солидарности) сообщили о привычках странного гринго. А привычки у него были еще те... Хорошенько нализавшись Аньехо*, он называл массажисток непонятными именами, спрашивал с какой они планеты, а во время совместного посещения душа, вместо секса, тер девушек мочалкой, бормоча, что надо стереть маскировочную окраску. А в книжном магазине, список его покупок был в диапазоне от Хайнлайна, Саймака и Бредбери, до шарлатанских журналов о присутствии Пришельцев на Земле.  

Так что, как сказал штатный психолог группы, марсиане завербовали бы объект без проблем. А как добавил я, мы, типа не марсиане... мы покруче будем.  

Учитывая, что дело было серьезным, группу тоже собрали не смешную, т. е. состав был вельми пестрым: Случайные прохожие, таксисты, полицейские, продавцы элитного алкоголя, собутыльники, путаны и даже одна марсианка. Это была девушка потрясающей красоты, дочь метиски и мулата, с жемчужным цветом кожи, то есть Аэлита обкурилась бы в углу от зависти. А еще она была продана в детстве в бордель и помимо всего, была скрывающемся от коллег киллером мафиозного клана. У Долорес, так звали Марсианку, была четкая цель в жизни: получить новое имя и биографию, дабы отряхнуть с ног прах прошлого, заработать на жизнь и образование в цивилизованной стране и ради этого она была согласна, изобразить даже Медузу-Горгону, а не то что марсианку. Самое главное, она весьма напоминала образ виденный объектом в галлюцинациях и периодически описываемый им массажисткам. И она понимала, что помочь ей могут, только данные товарищи.  

Такая пестрота привлеченных сотрудников, была нужна для ненавязчивого но четкого введения объекта в основную легенду сценария операции.  

Сначала конечно план показался излишни фантастическим, но психолог поклялся на томике Фрейда, что план сработает на 90 %, но только при четком исполнении всех его пунктов и учитывая что час Х неумолимо приближался, плану "Фрайди"* командованием было дано добро. Как сказал позднее один из руководителей, план на столько идиотский, что просто обязан сработать.  

И с этого момента, жизнь капитана Бейкера стала гораздо интереснее, чем до того.  

 

Внезапно, его тайным мыслям стало находится все больше и больше подтверждений. Обрывки разговоров прохожих, посетителей тех мест где он бывал вне базы, по секрету рассказанные массажистками истории, статьи в журналах, все подтверждало его сокровенные мысли, и Бейкер чувствовал, что вот оно грядет великое откровение и что вот-вот свершиться мечта всей его жизни.  

 

Группа работала четко и изо всех сил и поэтому чужая слежка за объектом, была засечена мгновенно. Конкуренты были явно не профессионалы и скорее напоминали мелкий криминал, нежели Контору. Было принято решение изъять их из обращения и хорошенько расспросить. Оказалось что это мелкие жулики, которые узнав у продавца из книжного магазина, о повернутом на пришельцах гринго, решили продать ему кусок летающей тарелки. Жуликов припугнули от имени ЦРУ, сломали им несколько ребер, но идею у них украли...  

 

Через сутки, в любимом кафе капитана, сидящие за соседним столиком проф-археолог с ассистенткой, бурно обсуждали изображение на найденном на плато Каско куске металла, причем проф был уверен, что это подделка а девушка считала что это явно космическая принцесса и они обратились к Бейкеру с просьбой рассудить их. Капитан внутренне трепеща взял в руки металлическую пластинку и увидел на ней лицо снившееся ему по ночам. Рассказ археологов стал последним фрагментом мозаики, куда входили слышанные мельком разговоры на улице и в магазине, а главное, рассказы массажисток и официантов о призраке Марсианской принцессы на плато Каско. Семена тут упали на уже густо удобренную почву. Тут еще проф выставил бутылку элитного Аньехо*, и учитывая то, что в стакан капитана было кое чего добавлено, Бейкер полностью осознал, что именно сегодня ночью, он возможно сможет встретить на плато таинственную инопланетянку. Короче процесс пошел. Когда этим же вечером, капитан зашел в отель к археологам, то археологов там не обнаружил, зато был некоторый беспорядок напоминающий следы скорого обыска и вспомнив шутку ассистентки, что её шеф все ценное хранит под скатертью, Бейкер снял скатерть со стола и нашел под ней карту плато Каско, с описанием маршрута.  

В эту ночь, в районе плато Каско произошло много странностей, хотя за нейтрализацию банды Луиса, вздумавшей в эту ночь упокоить в этих пустынных местах, не в меру бойкого молодого полицейского, местные власти наверняка должны были испытывать к ночным незнакомцам известную благодарность. Эти придурки-бандитос на свою беду, оказались не там и не во время и группа локализации контакта, быстро и грамотно их зачистила. У ребят были бесшумные карамультуки Ingram MAC-10*, а на поле битвы они оставили потертый Томми-ган, положив его рядом с бессознательным но честным альгвазилом.  

А Бейкер ничего не замечая и не слыша, шел сверяясь с часами и картой по плато, приближаясь к заветной цели. Он миновал меловой холм и ровно в 00:07, встав лицом на Юг между трех белых камней (ребята прокляли все и вся, пока нашли эти камни и притащили на место, дабы местность соответствовала "секретной" карте) вздохнул, закрыл глаза и стал считать до девятьсот девяносто девяти и когда он вновь посмотрел перед собой, то увидел прекрасное лицо с оранжевыми змеиными глазами (специально изготовленные глазные линзы прислали спец-курьером) и фиолетовыми локонами. Инопланетянка подняла какой то прибор и он зажужжал мигая зеленой лампочкой (А фильм Кин-дза-дза, был снят между прочим, только несколько лет спустя).  

"Ты пришел" – прошептала красавица и одним движением сбросив с себя одежды протянула руки к обалдевшему офицеру.  

А потом они долго разговаривали и Смит узнал фантастическую историю о разведчице потерявшей связь с космическим кораблём, скрывающимся за Луной. На Земле она должна была найти генетический код определенной древней ветви землян, ибо без этого их Звездная империя может погибнуть. И вот она нашла. Ну а когда она представилась, капитан чуть не потерял сознание.  

"Ваше имя Фрайди!? Я не понял, так это вас Хайнлайн описал в своей книге? " – обалдело спросил Смит  

"А-а-а-а-а.." – улыбнулась красавица, – "этот молодой дурачок Ханни, все еще пишет свои книги. Чего он на своей планете не остался, писал бы там, так нет, мало что потянуло на Марсианскую базу, так еще с Земли не вылезает".  

А потом она долго объясняла своему Земному возлюбленному, что он должен сделать, что бы спасти и её и Империю. Окончательно капитан ей поверил, когда Фрайди сказала, что они больше никогда не увидятся. Ведь хотела бы обмануть, наобещала бы небо вечной любви над золотыми горами. Бейкер получил и проработал все инструкции, по передаче информации на базовый корабль и по мерам маскировки, что бы со спутников вверенных капитану, не заметили дисковой шаттл, который придет за Фрайди.  

И вот наступило то самое дежурство. Капитан находился в непонятном состоянии, он и нервничал, и был умиротворен одновременно, ибо все время прокручивал в памяти, самые счастливые часы в своей жизни.  

 

Но надо было выполнять обещание данное прекрасной космической принцессе. Как начальник смены, Бейкер мог выходить в эфир с любого рабочего места и первым делом он выдал несколько пакетных закодированных сигналов, которые должны были дать сигнал летающей тарелке ждущей Фрайди с обратной стороны Луны. А потом началась рутинная работа...  

Русские в этот день запустили по своей странной привычке двенадцать спутников одной ракетой. Капитан, не смотря на свою слегка поврежденную ЛСД*, текилой и травкой крышу, был профессиональным военным и прекрасно понимал, что в этих носителях, вместо спутников в любой момент могут оказаться ядерные боеголовки, способные уничтожить любое побережье США на выбор и относился к этим ракетам с опасливым уважением.  

 

Тут еще очень вовремя появился мертвый китайский спутник сошедший с орбиты. А капитан затаив дыхание, переключил информационные потоки в базовой памяти, дабы следящие системы спутников НАСА и Пентагона, не увидели, как прекрасная Фрайди возвращается на Родину.  

 

А в космосе и причастным к нему структурам нарастал бардак. Из дюжины русских спутников, в виду непонятных сбоев в системах слежения и связи, удалось зафиксировать только восемь, китайский спутник врезался в новенький НАТОвский ретранслятор связи, бывший на самом деле супершпионским сателлитом. Начался страшный скандал, причем чем больше китайцы отпирались, тем меньше им верили. А в нескольких местах на земле, на воде, в воздухе и в ближнем космосе... Советы опять натянули нос Западу.  

 

Майора Бейкера, через несколько лет уволили из армии, как не прошедшего при аттестации все тесты, кроме психологических. Бейкер, приехавши в качестве простого гостя на Конференцию фантастов, прорвался к Хайнлайну и прошептал ему на ухо, что он прекрасно знает кто он есть на самом деле и просит передать привет Фрайди. На что мэтр Фантастики, только пожал плечами, ибо подобные случаи в его практике были увы не редки.  

Ну а Долорес, получив новые документы и честно заработанные суммы, через год вышла замуж за Бразильского миллионера, к которому предварительно устроилась охранницей, победив в тендере трех других претендентов, обойдя двоих по выбитым в тире очкам, а третьему просто сломав ногу во время спарринга. Одно слово, марсианка.  

 

Примечания  

 

ЛСД – (ЛСД-25, LSD, от нем. Lysergsäurediethylamid – диэтиламид d-лизергиновой кислоты) – полусинтетическое психоактивное вещество, не вызывает привыкания, но может вызывать необратимые изменения в психике.  

 

 

 

 

Текила Аньехо (Tequila Anejo) – элитная старая текила. Ее выдерживают в дубовых бочках из-под виски или коньяка от 3 до 5 лет. Аньехо имеет более темный цвет и более сложный аромат, чем обычная текила.  

 

Фрайди – фэнтези-эротический роман Хайнлайна  

 

 

 

Пистолет – пулемёт Ingram M10, Разработаны Гордоном Б. Ингрэмом (Gordon B. Ingram) в начале 1970х годов, под патрон. 45 ACP, тот же самый, что и к любимому гангстерами и герильясами автомату Томпсона.  

 

Фугу с персиками  

 

 

 

 

На этом полуострове был интересный монастырь, по национальным корням и религиозной принадлежности, абсолютно чуждый Мейну. Это была некая религиозная община Айнов с Хоккайдо, которую в начале двадцатого века, выжили с родного острова синтоисты. Монахи общины "Медведя" были больше похожи лицами на европейцев, нежели на японцев и вдобавок их мужчины были под два метра ростом. В монастыре была очень дорогая лечебница работающая по методикам иглоукалывания, дортуары кандидатов в послушники, а так же большой сад камней, где клиенты лечебницы медитировали. Небольшая группа послушниц и послушников, были уминтю* родом с Окинавы, они целыми днями ныряли в соседних бухтах, добывая водоросли и ракушки для лечебных снадобий.  

 

 

 

 

И еще там был огромный грот с прямым выходом в море, там в сухом доке, долгие годы, ждал сигнала к действию объект "Роза цвета яшмы" и не зря любимой песней послушников, которую они пели в своем узком кругу, была "Разбомбим Америку"...  

Когда в Мире появились не только компьютеры, но и сканнеры с программами перевода текста с картинок в текстовые, то многие конторы перегруженные необработанной бумажной информацией облегченно вздохнули и параллельно, радостно заблестело очками, пенсне, лорнетами и моноклями – племя аналитиков.  

В отделе одной Конторы, занимающейся военными секретами Императорской Японии, двое аналитиков уже давно корпели над документом из неизвестного подразделения Морской Кемпейтай*, в узорах иероглифов, явно шла речь, об какой то секретной операции и речь шла о розах, ядах, морях, возмездии, ужасе стихий и абсолютно непонятной японской романтической лабуде и почему то пиратах. Документ был стилизован под трагедию в стихах и в этом была главная сложность и проблема. И тут электронная подмога. И со дня на день в новейшую цифровую машину будут загружены архивы императорского флота и морской разведки, и наконец процесс пошел, но поначалу не очень валко и даже не очень шатко. На японской самобытности, начал ломать зубы даже Советский компьютер (да да, не удивляйтесь, в шестидесятых годах в СССР начали разрабатывать весьма конкурентоспособные цифровые машины, а позднее и настоящие компьютеры. И одно хитрое министерство даже создало международную компьютерную сеть, но позднее ученые прекрасно разбирающиеся в Истории партии и считающие кибернетику "Продажной девкой империализма" задавили местных электронщиков, так что теперь пробавляемся мы китайским IBM ).  

В поисковиках любого ранга важно не что спросить, а как спросить и раздавшийся вдруг дикий матерно-восторженный вопль Мишки, оператора БСЭМ* из Шестого управления *, обозначал то что наконец то получилось. Если перевести данный вопль на англицкий, а потом опять на русский то звучать он будет так: "Как известно все жители Японии состоят в интимных отношениях со своими домашними животными и горой Фудзиямой, но оператор БСЭМ сам победно вошел в интимные отношения с японцами и Японией и надругался над их Императором и Кемпетай в извращенной форме"  

 

Короче, грамотно заданные вопросы получили наконец более менее ясные ответы (ибо для гайджинов* ясных ответов облеченных в высокий стиль танка и хокку быть не может).  

 

Из полученного перевода стало ясно, что метель персиковых лепестков цвета яшмы, станет огненной когда одно из трех достоинств одного места выйдет из фарфоровой шкатулки, и рыбой Фугу* ляжет на блюдо судьбы.  

Одним из ключей в этом документе явно был термин Току токи – персиковый цветок. Далее рядом шли теневые синонимы: переворот, покушение, провокация. Иероглиф Току привел к изящной композиции Сентоку, что в свою очередь означало – "Много в одном", либо "Три достоинства в одной вещи", что было названием секретного японского проекта – "Эскадры подводных авианосцев". Тут уже забрезжил вывод, что где то готовится диверсия или теракт с помощью супер-субмарины – И-400. Лодки это были не простые, длинной 122 метра, запас хода 70 000 км., 140 мм. Пушка главного калибра, 10 зениток. 8 торпедных аппаратов и помимо этого три самолета в палубных закрытых ангарах, с боевой нагрузкой – одна торпеда или тонна бомб.  

По данным разведки ВМФ, три таких лодки захватили американцы (I-400, I-401, I-402) и благополучно потопили, остальные пущены на слом прямо на стапелях, но судьба I-404 не ясна до конца, ибо по японским документам она проходила два раза, один раз как пущенная на слом в марте 1945 года, а второй раз, как затопленная в ковше верфи при авианалете 28 июля 1945 года.  

И еще кое что раскопали операторы БЭСМ, шифровальщики, разведчики и аналитики. Лодка I-404 готовилась для спецбоеприпасов, тех самых что изготовлял Отряд 731* генерал-лейтенанта Сиро Исии в Харбине. И в номенклатуре этих боеприпасов были фарфоровые авиабомбы.  

 

И главным результатом был расшифрованный Мишкой секретный приказ об операции "Роза цвета яшмы". Секретная база Императорского флота, особым рескриптом не подчинявшаяся капитуляции, должна была нанести удар возмездия по северным заморским гайджинам. Сигналом должна была быть радиограмма, продублированная объявлением в неизвестной газете. Этот сигнал был так сказать "по готовности", там указывалась только закодированная цель, а молодой лейтенант-японист из военно-морского отдела МГБ умудрился совместить информацию о японском подразделении боевых пловцов с упоминанием в документе ядовитой рыбы Фугу. То есть бомбы с чумой, могли быть не только сброшенными с самолетов, но и доставлены на берег боевыми пловцами. Проблема была в одном, по каким заморским гайджинам будет нанесен удар, по нам или буржуинам и рисковать было никак нельзя. Командование отдало Первому бюро * приказ не имеющий двойных толкований – найти и уничтожить. Выявить базу и перехватить сигнал было уже делом техники. Служба радиоперехвата пасла старые диапазоны Морской Кемпетай, а аналитики вычислили наконец адрес базы, по интендантским документам их архивов Императорского морского министерства. Японским подводникам выполнявшим особые задания, был положен в пайке английский шоколад, которого японцы захватили в Сингапуре* в 1942 году многие тонны. Эту ниточку и размотали через интендантские архивы.  

 

Пароход под Либерийским флагом еще только входил в акваторию Мейна, как вдруг пришел сигнал Красной тревоги аж в трех радиограммах. Три неизвестных радиостанции, на старых волнах Морской Кемпетай, выдали сообщение, где шифровальщики смогли прочитать только одно фразу, но она звучала как – "метель персиковых лепестков цвета яшмы". Срок выхода законсервированной И-200 по тревоге составлял десять – двенадцать суток, так что время было, но оно поджимало.  

В крайний час Собаки*, в прибрежном прибое появились блестящие силуэты боевых аквалангистов (тут хорошей подмогой стали две трофейных итальянских минисубмарины, которые были официально уничтожены в 1944 году), ребята должны были снять возможные посты и открыть дорогу главному десанту морской пехоты, то есть силы им были нужны.  

Но часовых не было, вообще. Диверсанты и морпехи рассыпались по территории, но монастырь был так же пуст, как и пляж. Пусто было в помещениях, везде были видны следы экстренной эвакуации и ни одного японца, ни живого, ни мертвого. И лишь когда группа захвата во главе с командиром десанта ворвалась в покои настоятеля монастыря, то обнаружили там седого старика в белом кимоно, сидящего на коленях перед низким столиком. На столике лежал лист бумаги с каким то текстом. Сзади у стены, в такой же позе сидел молодой японец в таком же кимоно, рядом с ним на полу лежали меч и кинжал.  

Старик устало улыбнулся вошедшим и сказал на почти чистом русском языке: "А вот и Северные гайджины, но вы зря торопились. Мы получили приказ, но не на атаку, а подтверждающий капитуляцию Империи и персонал базы эвакуирован. А блохи в фарфоровых чашах, давно подохли. Ну а вы поторопитесь, система ликвидации базы уже запущена".  

Произнеся это, японец сделал жест молодому послушнику, который поклонившись подал своему учителю кинжал для сэпукку* и застыл с катаной на изготовку.  

Капитан-лейтенант Мазур обладал хорошей интуицией и она буквально орала, что надо делать ноги. Он схватил со столика лист испещренный иероглифами и быстро пошел к выходу из дома, отдавая по пути приказ к быстрому отходу. Морпехи и десантники еще грузились на корабль, а на полуострове стали расцветать приглушенно-огненные цветки подземных взрывов.  

Ответ на радиограмму, командир группы получил только через два дня. В Москве временно было не до него, в тот самый день, когда завершилась не начавшись операция, умер Генералиссимус Советского Союза, Иосиф Виссарионович Сталин.  

 

 

 

 

*Уминтю (они же Ама или Кайто) – профессиональные японские ныряльщики и ныряльщицы *Кемпейтай – японская военная контрразведка (входила организационно в Военную полицию) *БСЭМ – Большая Счетная Электронная Машина – название первых Советских компьютеров  

* Шестое управление МГБ СССР – Шифровально-дешифровальное  

*Фугу – ядовитая рыба применяемая в японской кулинарии  

*Гайджин (гайдзин) – японское презрительное название европейцев  

*Отряд 731 – Японское спецподразделение по созданию и применению бактериологического оружия. Одним из девайсов, там были фарфоровые бомбы с чумными блохами.  

*Вахта между 00-00 и 04-00  

*Сэпукку (харакири) – ритуальное японское самоубийство, самурай вспарывает себе живот специальным кинжалом – кусунгобу, а по полному чину, близкий друг должен был отрубить самоубийце в это время голову, самурайским мечом – катаной  

*Бюро № 1 МГБ СССР – Спецоперации за рубежом  

*Сингапур – Британский форпост на Дальнем Востоке. В 1942 году, 35000 японцев, взяли Сингапур, разгромив Британский гарнизон из 85000 штыков, взяв в плен 80000 британских солдат и офицеров, потеряв при этом 1700 двухсотых.  

 

Р. S. Ни один антиимпериалистически настроенный  

местный житель во время взрывов не пострадал  

 

Гюльбарий и Герцогиня  

 

 

 

 

Однажды в одной почти цивилизованной стране нескольким мирным флористам нужно было срочно очутиться на территории элитной выставки цветов, типа 'The ROYAL HORTICULTURAL HALLS', причем приехать туда на фургоне и на нем же сразу же уехать (не на пустом, естественно). Попасть в нужную нам часть территории можно было только официальным участникам мероприятия, и только с экспонатами в виде образцов экзотической флоры. И если с документами особых сложностей не предвиделось, то с образцами было гораздо сложнее. Привести машину фикусов, купленных в цветочном магазине, было опасно, так как спецы там прямо таки кишели, и можно было легко проколоться. Но специалисты и у нас имелись, причем универсальные, в количестве один штука, это был товарищ "Т", именуемый далее Старшина.  

Старшина проникся общими заботами и, получив утвердительный ответ на свой вопрос типа 'Так що, потрібні цветочки, яких никто ніколи не бачив? ', наш спец глубоко задумался. И, пошушукавшись с Соколом, имевшим некоторое агрономическое образование, накидал на листе бумаги список необходимых прибамбасов и ингредиентов. Список выглядел так:  

 

1. Горшки цветочные большие – две дюжины.  

2. Кустики одинаковые, средней величины, без листиков – аналогичное количество.  

3. Коробочки хлопка для гербариев и коллекций – две дюжины дюжин.  

4. Земля – достаточное количество для наполнения двух дюжин горшков, перечисленных выше.  

5. Цемент – 30 фунтов.  

6. Универсальный клей – фунт.  

7. Декоративный мох – стільки, скільки хватило бы покрити горщики, як вершки покривають глечик з молоком.  

8. Краски акварельные – щоб хватило пяти дітям, разукрасить урожай на старой яблуні.  

9. Ваниль – две дюжины пакетиков.  

 

Кто никогда не красил хлопок гуашью с ванилью, и не приклеивал к веточкам две дюжины дюжин коробочек хлопка, тот меня не поймет. К утру все мы были, как маляры из мультика, ну а запах... Но получилось нечто. Никита, увидев результат флористического гения Тарасюка, выругался на родной речи и добавил: 'Ну, и Гюльбарий... '.  

 

В строго выверенное и просчитанное время, в 11. 08 по Гринвичу, фургончик DAF, разрисованный логотипами известной транспортной компании, подкатил к воротам. Охранник с профессионально непроницаемым лицом проверил документы и вежливо попросил показать груз. Дверцы фургона распахнулись, и вместе с ароматом ванили из салона хлынул фейерверк красок. Две дюжины кустов, усеянных ярко-разноцветными невиданными соцветиями, поражали воображение. 'Salix Gossypium' – прочитал вслух охранник и неожиданно, по-армейски отдав честь, вернул документы и сделал уважительно приглашающий жест. Все детали были отработаны заранее, распорядителю был дан номер выставочной секции, которая была точно свободна. Под руководством Старшины благоухающий ванилью 'гюльбарий' со всем уважением был транспортирован в зал экспозиции, ну, а мы принялись за дело. Груз потребный к вывозу, был идентифицирован, упакован, погружен, вывезен и доставлен куда надо. Были, конечно, легкие накладки и небольшие упущения, но ни одно домашнее животное (равно как и дикое) не пострадало (любопытный администратор насильно напоенный виски не в счет)...  

Груз даже после передачи его получателям сохранил сильный запах ванили, что влияло на режим секретности и общий настрой наших коллег, принявших эстафету. Плюс ко всему оказалось, что этот день был торговым, то есть – любые выставленные образцы можно было купить... Короче, Финчасть и Особый отдел еще полгода требовали от товарища "Т" докладные по поводу того, как он умудрился продать герцогине Нортумберлендской набор кустов с приклеенными хлопковыми коробочками, раскрашенными гуашью, за... пятьсот гиней... наличными.  

 

Старшина оправдывался, что так дешево продал раритетные цветы, только потому, что данная герцогиня, была прям копией известного портрета герцогини де Боуфорт, в Эрмитаже. После чего был матерно изгнан из присутствия и вызван туда только, год спустя, после знаменитого слоновьего каравана, но эту уже совсем другая история.  

 

Испытание кровью по научному  

 

 

 

 

В одной бананово-урановой республике а ля Анчурия (См О Генри "Короли и капуста"*), группа детишек мажоров, попала во время обучения в Сорбонне под влияние, леваков-анархистов, и вернулась домой кипя разрушительными идеями, (всё-таки не все книжки надо читать).  

Все бы ладно, тем более, что их красно-черный гуру, хотя до республики и добрался, но позднее совершенно случайно выпал за борт парома и благополучно утоп), а детишки в конце-концов, вроде должны перебесится, но во первых детишки никак не перебешивались, в во вторых среди них была бастардесса самого генерал-капитана, причем любимая, плюс влюбленный в неё сын Министра внутренних дел (ботаник играющий на скрипке как не странно), и детишки эти затеяли немного не мало, устроить покушение на посла той самой страны, где в тот данный момент правил киноактер похожий на шерифа в своем же исполнении. А в стране этой были весьма заинтересованы, неким местным рудником, где добывали весьма хитрый и редкий минерал, по цене превосходивший платину и по необходимости для военно-научных девайсов, имевший большую ценность, чем виагра в доме ветеранов полиции нравов.  

Секретные альгвазилы со знаком белого орлана на изнанке лацканов смокингов, и "Ингремами"* подмышкой не могли по политическим мотивам сами разобраться с этим политическим кружком юных анархистов, но своего посла было таки жалко и тут удачно подвернулась следующая информация...  

Оказывается, их коллеги-противники, носившие на изнанках лацканов серых пиджаков знак серпа и молота, и стреляющие с одной руки из "Али"*, давно уже окучивают слабого духом сотрудника администрации рудника. И была то им нужна ерунда, грамм сто очищенного минерала, или хотя бы тонну, другую руды. Надо вам сказать дорогие читатели, что в реальной жизни, представители противостоящих спецслужб, далеко не всегда, завидев друг-друга стреляют на вскидку, а иной раз и плодотворно сотрудничают, естественно на пользу Дела и Задания. Естественно при официальном разрешении от начальства, которое как бы было, но в основном постфактум, после успешного завершения задания.  

Так что был заключен негласный договор, согласно которому, 20-футовый контейнер с рудой, пару раз перекрашенный по дороге в порт, чудесным образом превращался в груз минеральных удобрений. Ну а коллеги брали на себя помощь в мягкой ликвидации лево-анархистских настроений в узких кругах местных мажоров (гуру за бортом, был их вкладом в общее дело). Операцию назвали "Пирке" (была когда то такая проба на туберкулез у детей).  

Первым делом в Лос-Пальмос прибыл посланец "Главного революционного штаба отрядов имени Кропоткина-Маркса" (разработчики операции надеялись, что юные анархисты знают хотя бы одно из этих имен).  

Посланец, которого звали Маркс Гарибальди, передал молодым компаньеро привет, от кое кого из Сорбонских приятелей и сходу забраковал операцию по покушению на посла. Он заявил что посол это мелочь, надо уничтожить посольство со всем персоналом и вот тогда международная буржуазия содрогнется. Но учитывая то, что молодые революционеры не прошли еще испытания кровью и вообще ни разу не участвовали в боевых действиях, то прежде чем нападать на посольство, надо совершить хороший Экс*, и бойцов проверим и денег на революцию добудем. В городке на границе, есть как раз криминальный перевалочный банковский пункт, его и потрясем. Но свидетелей оставлять нельзя и поэтому все, кто будет там находится, должны быть уничтожены.  

 

Сначала молодым инсургентам было весело и интересно. Стрельба по мишеням из настоящих автоматов и пистолетов, разработка плана настоящего революционного Экса, парни представляли себя князем Кропоткиным, вместе с Че расстреливающим из пулеметов поезд с Королевской казной, а девушки видели себя минимум Фаиной Каплан, убивающей короля Британии. Но чем ближе подходило время Экса, тем тише становились новые инсургенты, тем более что учения были достаточно натуралистичны.  

Бастардесса Джулия, (принявшая революционный псевдоним Фанни Корде, ну типа по логике мышления, как красный бронепоезд "Имени взятия Бастилии Парижскими коммунарами"), так вот, Джулия была назначена снайпером группы. Ей велели купить Харлей, как средство перемещения и вручили настоящую снайперскую винтовку, как средство производства. На тренировках она стреляла по тыквам и арбузам (для пущего эффекта густо наспрынцованных красной краской). Они красиво разлетались после попаданий и каждый раз инструктор одобрительно крякая, говорил, что именно так и надо снимать часовых, охраняющих буржуазные ценности, награбленные у трудящихся (Харлей, который Джулия купила на свои карманные деньги, стоил трехгодовой заработок местного пеона).  

А её друзьям, на резиновых манекенах показывали как надо ножами снимать часовых и резать горло спящим врагам.  

 

Но пробил Час Кровавого койота (такое название операции посоветовали психологи). В вечерние сумерки, к неприметному домику на окраине подъехали авто и Харлей, героев красно-черных бригад, дабы на деле доказать преданность делу Революции.  

ЦРУшники конечно, наймиты капитала и убийцы пролетариата и угнетенных негров, но зря и на показ, никого не исполняют, ибо таки профессионалы (вот ежели приказ, тогда другое дело). У данной Конторы был на подхвате некая бродячая труппа трансформаторов-престидижитаторов-буффосинхронистов. Это компания могла изобразить что угодно и кого угодно. Как то они попали под контроль криминала, а Контора их спасла, прикрыла, но естественно взяла в полное, хотя и достаточно комфортное по оплате рабство. Так что именно актеры изображали охрану и персонал конторы черных банкиров, кстати главным у них был карлик, что опять же давало простор для гаджетов. Тут как раз подвернулась возможность испытать новые аксессуары имитирующие попадания пуль в человека. На всех актеров изображающих охрану "Черной кассы" одели специальные костюмы, с мини-детонаторами и ёмкостями со свиной кровью. Так что нападающих революционеров ждала масса ощущений.  

Джулия несколько раз вдохнув и выдохнув, взяла на прицел силуэт головы часового, между двумя ударами сердца (как учил инструктор) нажала на спусковой крючок снайперской винтовки с глушителем и увидела как разлетелась голова её первой в жизни жертвы, но то что обезглавленное тело некоторое время еще стояло, а где то в районе диафрагмы горел огонек сигареты и даже вроде выдыхался табачный дым, отправило таки девицу в спасительный обморок (часового изображал карлик, а голова естественно была муляжом).  

А юные революционеры, по команде команданте Маркса, ворвались в караулку и открыли огонь по спящим охранникам, после каждого попадания из тел несчастных были прямотоки фонтаны крови. Но часть несчастных был убиты не до конца и сообщали об этом стонами полными боли.  

Команданте решил научить своих молодых компаньеро, добивать врагов ножом. Он по очереди вкладывал нож в руку обучаемым и зажав их руку в своей, чиркал по горло очередному раненному охраннику. Кровь естественно била фонтаном и в том числе и на исполнителя. Пришедшую было в себя Джулию, при виде помещения залитого кровью вырвало, её друзья немедленно последовали её примеру.  

А тут из кустов послышались звуки рояля. Серые костюмы заранее подготовили дружинников, случайно услышавших свисток бабушки и оперативно пришедших на помощь *. Ввиду местной специфики, вместо дружинников, был применен жандармский патруль, причем жандармский сержант был настоящим и был даже похож на актера Моргунова.  

Революционеры быстро отступили, но жандармской пулей был тяжело ранен команданте Маркс, обливаясь (свиной) кровью, он приказал товарищам уходить, а сам остался прикрывать отход, пообещав подорвать себя гранатой.  

 

Когда через пять минут громыхнул взрыв, у детишек-мажоров, не осталось в голове ни одной революционно-террористической мысли, а была только одна – ХОЧУ ДОМОЙ!  

Джулия после этих событий бросила курить и долгое время нервно относилась к курящим мужчинам. Она вышла замуж за скрипача-ботаника, потом еще раз вышла замуж, короче закрутилась в светской жизни. Остальные юноши пошли работать в департаменты к папашам, ботаник после развода тоже и быстро дослужился до капитана в Отделе Антитеррор, и работал так от души и с выдумкой, что у тех, кого он ловил, заслужил прозвище Эль Койот  

 

ПРИМЕЧАНИЯ  

 

"Короли и капуста" -- первый и единственный роман американского прозаика О. Генри. Книга была опубликована в 1904 году, а ее сюжет навеян экзотической местностью Гондураса, в котором автор находился по менее романтическим причинам -- здесь он скрывался от правосудия перед тем, как отправиться на каторгу на долгих три с половиной года.  

Заглавие повести "Короли и капуста" восходит к четверостишию английского писателя Льюиса Кэрролла из его сказочно-юмористической книги "Алиса в Зазеркалье" (продолжение известной "Алисы в стране чудес"):  

 

Не повести ли, Морж сказал,  

Нам речь о кораблях,  

О сургуче и башмаках,  

Капусте, королях?  

 

По сюжету романа, в джунглях Латинской Америки есть страна Анчурия. Главной статьей доходов государства является экспорт тропических фруктов, американской пароходной компанией "Везувий". Анчурию прозвали "банановой республикой", а правительства Анчурии зависели от "Везувия", ну и компания меняла их как перчатки. И обо всем это, блестящим языком, с не менее блестящим юмором.  

 

 

 

 

 

Пистолеты-пулеметы Ingram MAC Model 10 и Model 11 состояли и состоят до сих пор на вооружении различных подразделений спец-назначения и полиции США и ряда других стран, в том числе Тайваня и Израиля, и что характерно их противников. Копии М10 производились на Тайване и в Японии.  

 

 

 

 

Али – название автомата Калашникова на Арабском Востоке  

 

 

 

 

Экс – термин придуманный боевиками Левых ЭсэРов, обозначавший экспроприацию мат-ценностей на нужды революции. Самым известным Эксом, было ограбление 13 июня (26) 1907 года в Тифлисе кареты казначейства при перевозке денег из почты в Тифлисское отделение Государственного банка, осуществлённое большевиками под руководством Камо и по ряду данных организованное Сталиным.  

 

 

 

 

"Заранее подготовили дружинников, случайно услышавших свисток бабушки и оперативно пришедших на помощь" – имеется ввиду сцена из фильма "Операция Ы", где Евгений Моргунов изображает дружинника.  

 

Минометы и живопись  

 

 

 

 

В те времена, основные массы арабских террористов действовали против Израиля, а когда Израиль научился эффективно им противостоять, то они, благоразумно перестали бодаться с Шин-Бет* и стали проявлять себя и на Европейских весях, и в первую очередь в городах.  

Самым громким, безусловно, был теракт на Мюнхенской олимпиаде, но и другие страны Европы были под ударом, какие то из них поставляли земле Масады стратегические товары, какие то поддерживали в ООН, а какие то устраивали у себя совместные с потомками Давида культурные мероприятия.  

И в такой вот Европейской стране, в главном художественном музее, была устроена выставка художников Земли Ханаанской.  

Одной из небольших группировок, боровшихся за наведение справедливости на Синае и в окрестностях, руководил сын нефтяного шейха, фанатик-романтик, естественно миллионер и плюс ко всему прекрасно образованный, (в кармане его магистерской мантии, лежали дипломы Сорбонны и УДН им. Патриса Лумумбы).  

Юноша мало, что был богат, но и денег на войну с наймитами империализма и сионизма не жалел, и вел свою борьбу без всяких спонсоров (кроме папы естественно). И по поводу этой художественной выставки он придумал лихую и заковыристую операцию.  

В одно прекрасное утро, к главе муниципалитета одного из городских Округов, вошел роскошно одетый джентльмен, сопровождаемый двумя длинноногими красотками в смелых мини, с не менее смелыми декольте. Он представился режиссером, снимающим пилотный пробник, для сериала о героических временах Резистенс. И он просит месье мэра (чьи предки безусловно участвовали в борьбе с бошами) разрешения, снять на несколько часов в будни, парк находящийся на территории коммуны. По сценарию, туда въедет немецкая минометная батарея, даст несколько залпов холостыми и уедет. А за это будут заплачены очень неплохие деньги и вдобавок в качестве презента, режиссер положил на стол, очень не дешёвый перстень. Мэр бурно подтвердил участие своей семьи в борьбе с нацизмом (его дедушка сдал немцам свой форт на линии Мажино без единого выстрела, а папаша вообще служил в чине унтершарфюрера в дивизии СС 'Шарлемань') и естественно не устоял...  

 

Романтичный шейх-террорист, был наглым гением. Это ж надо придумать такое...  

Средь бела дня, нагло, в центре города, обстрелять из миномета Музей искусств. А уж какой резонанс пойдет по Миру, и как рейтинг группировки поднимется.  

 

Итак в назначенный день, в парке закипела работа. На площадке в центре парка устанавливали осветительные приборы и прочую киномишуру, важный режиссер поминутно кричал в мегафон, оператор вертелся на тележке с камерой, выбирая ракурс. У обоих ворот парка, как положено стояла полиция и никого не пускала. А в отдалении, в фургонах с эмблемами городских служб, предусмотрительно расположились две группы прикрытия, вооружённые Калашами всех видов.  

И вот появилась автоколонна минометной батареи, она медленно втянулась в парк, быстро развернулась на площадке, минометы четко были установлены и нацелены, около каждого повозился режиссер с какой то бумажкой (он заранее просчитал все дирекции и вертикали). После чего, он поднявшись на помост, где стояло его кресло, гордо скомандовал огонь.  

Минометчики в немецких касках опустили мины в стволы минометов... и ничего. Режиссер стал подпрыгивать, бегать и орать, и приказал вынуть мины из стволов и повторить залп, но эффект был тот же. Лжекиношники поняв, что что то пошло не так, стали собирать манатки, дабы ретироваться, как тут в парк ворвались машины жандармерии. Но вернемся немного назад...  

Когда Шейх Али, разработал свою гениальную операцию, информация о ней достигла одной солидной Конторы и Конторе это весьма не понравилось. Нет, ни страна где проходила выставка, ни тем более страна, откуда привезли экспозицию, не были союзниками Великой Родины пребывания Конторы, но данный теракт поднял бы кучу вони и тень, обязательно хоть краешком, но упала бы на эту Контору. И был дан приказ предотвратить, но без шума. Приказ был отдан двум подразделениям, так сказать интеллектуальному и боевому. И каждое из них выдало свое решение проблемы, и эти решения были в результате объединены в одну операцию...  

Первым делом, в МВД данной страны, так сказать по дружественным каналам, из союзного посольства, где все дружно, любили пить чай в 17-00, поступило тревожное сообщение о возможном теракте, из Министерства немедленно был дан сигнал в жандармерию, о том, что в парке, террористы, под видом киносъемочной группы, хотят обстрелять город из минометов. Жандармы почти не опоздали, (то есть, если бы террористы успели бы отстреляться, к моменту приезда ажанов, их бы и след простыл).  

Жандармы героически задержали съемочную группу (двое были поцарапаны актрисам) и тщательно проверили все боевые реквизиты... и тут победные лавровые венки победителей, осыпались на их разгоряченные ланиты пеплом грусти.  

Минометы были самые настоящие, но без бойков, а все мины были учебные. Магазины в Шмайсерах и Парабеллумах актеров были пустые и оружие тоже оказалось не боевым.  

Когда режиссер внезапно прекратил возмущаться, а начал громко хохотать, показывая пальцем на ажанов, они даже не обиделись, самим было стыдно.  

Министр внутренних дел позвонил своему коллеге через Канал и попросил, воздержаться в будущем от таких шуток, ибо он не всегда адекватно понимает Островной юмор.  

А оба руководителя подразделений предотвративших теракт, получили награды. Интеллектуал, за грамотно внедренную дезу, а Оперативник, за грамотную дезактивацию оружия террористов.  

 

Ну а Шейх Али, после этого разочаровался в вооруженной борьбе под знаменами Абу Аммара, уехал в Ниццу и открыл киностудию, специализирующуюся на фривольных фильмах.  

 

Примечания  

 

 

 

 

*Шабак или (Шин-бет) – Шеру́т hа-Битахо́н hа-Клали́) – Общая служба безопасности Израиля.  

 

 

 

Как отвлечь электорат с помощью кошки  

 

 

 

 

В одной небольшой республике наконец наступила демократия. Для этого понадобилось всего пара десантов морской пехоты (первый при наступлении демократии, а второй при замене неправильных демократов на правильных), но с третьим десантом не получалось, ибо резко увеличилось количество заинтересованных в этой местности сторонних субъектов, как политических, так и географических. Ибо вековые отвалы с неких старых копей, ввиду появления новейших технологий стали буквально золотыми – некогда считающуюся пустой породу можно было просто увозить на сухогрузах и иметь от этого серьезную выгоду, а можно было ставить на месте предприятие ибо не выбранная порода тоже стала более чем востребованной и вполне годной к добыче.  

Весь вопрос был, с каким местным правительством надо будет подписывать договор о концессиях, а в виду того что был уже поздний ХХ век и интерес проявляли весьма солидные и даже где то цивилизованные монополии, нужны были сравнительно честные выборы. Так что в кои веки у оппозиции появился реальный шанс. В столице естественно все решал административный ресурс, но вот в провинции, появилась возможность продемонстрировать иностранным корреспондентам, пустые площади пред трибунами правительственных кандидатов. Оппозиция была с легким социалистическим налетом и её глава в одной приватной беседе намекнул, что в случае его победы на выборах, строительство нового комбината будет заказано не иначе, как на Родине истинных последователей бородатого любителя халявных Рейнских вин из подвальчика папаши друга Фридриха. Ну и естественно, некая структура имеющая отношение, получила приказ помочь товарищам.  

Прибывшие спецы, провели закрытое совещание с предвыборным штабом оппозиции и подтвердили, что в первую очередь нужно показать Миру пустые провинциальные площади при выступлении кандидатов правительства. То есть как то отвлечь народ от зрелищ.  

Первым делом был запланирован ряд провокаций против кандидатов оппозиции в столице, дабы объяснить их последующее отсутствие в городе кознями нынешних властей.  

На кандидатов оппозиции была срочно совершена серия покушений, путем закидывания фруктами, овощами и в одном случае даже кошками. Один из нанятых маргиналов, мучимый похмельем, по исчерпывания запаса казенных гнилых маракуй и помидоров, ловко подцепил с земли трущуюся об его штаны бродячую кошку и запустил ею в оратора. Кошка удачно расцарапала кандидату физиономию и оппозиционная пресса подняла жуткий визг о зверском покушении. Некая близкая к властям газета написала, что инцидент с кошкой, подстроила из ревности любовница кандидата в депутаты. А совсем желтая газетенка гнусно намекнула, что это сама кошка поцарапала жертву из ревности.  

Так что первая часть операции прошла на ура, оппозиция громогласно заявила, что её вытеснили из столицы силой. А по поводу второй информационной бомбы, решили вспомнить легенду о сокровищах комманданте Гилермо. Лет пятьдесят тому назад, некий повстанец из соседней страны, проявился со своим отрядом в районе тех самых спорных рудников и на какое то время взял их даже под контроль, но был через год выбит оттуда правительственными войсками трех сопредельных государств. Кстати индейцев живущих в тех местах испокон веков, во время той войнушки зачистили под ноль. А не фига жить там, где есть полезные ископаемые.  

У комманданте по легенде была казна из полутонны драгметаллов, но её так и не нашли. Аналитики предложили запустить слухи, что на заброшеной железной дороге ведущей к рудникам, несколько рельс заменены комманданте на серебряные, а часть костылей на золотые. Вброс пошел массировано и удачно, но...  

Аналитики не совсем точно просчитали эффект, вернее эффект оказался на порядок выше запланированного. Слух о сокровищах комманданте Гильермо, спрятанных то ли в виде золотых и серебряных рельс, то ли золотых костылей бабахнул громче, чем возвращение на континент, скажем Кортеса и Писсаро. И действительно, Кортес отнимал золото, а тут оно само идет в руки.  

Места в районе приисков были давно уже дикими, старые рельсы не украли ввиду их бесполезности в хозяйстве. Костыли, ввиду особенностей давней инженерной мысли были чуть не двух футовыми и их было весьма трудно вытаскивать в ручную. Так что фронт работ для новых кладоискателей составляли многие погонные мили. А некоторые не мудрствуя лукаво, начали разбирать заброшенную ветку прямо на окраине провинциального городка, бывшего до того неписаной столицей рудников. Когда один из вытащенных костылей блеснул золотистыми царапинами, естественно началась драка, причем прибежавшие на шум прохожие и полицейские радостно в неё вмешались. Обошлось Слава Творцу без смертоубийства, и костыль оказался вощще бронзовым, но новая волна слухов прокатилась по стране за считанные часы. КОСТЫЛЬ БЫЛ ЗОЛОТОЙ!!! Короче "пилите, Шура, пилите".  

И Шурики, вернее Педро и Хуаны со всей страны ринулись в новое Эльдорадо. Поезда брались с бою. Владельцы автобусов подняли цены в три раза и кусали себе локти, понимая что продешевили. Опустела даже столица, так что ораторы любых направлений, выступали на пустых площадях. И тут оппозиция сделала второй гениальны ход (запланированный не без поддержки дружественных аналитиков естественно), в газетах разгорелась полемика по поводу того, что жителей провинции нынешние власти довели до нищеты и это сделано специально, что бы бедные слои населения занятые непосильным трудом на благо семьи, не могли пойти на выборы. И поэтому, всем провинциальным избирателям пришедшим на выборы, государство должно возместить затраченные трудовые часы. Когда народ узнал, что за регистрацию на избирательном будут платить пять песо, явка оказалась ста пятидесяти процентной, (больше чем на выборах Сомосы младшего*). Но когда, правительственные чиновники заявили, что оплата регистрации, это просто слухи, народ возмутился, все были абсолютно уверены в том, что чиновники украли деньги предназначенные народу и оппозиция победила с абсолютным превосходством, признанным международными наблюдателями. Новые власти повели мудрую политику. Контракт на строительство перерабатывающего комбината был заключен с Востоком, контракт на модернизацию рудников с Западом. Так что все оказались при деле.  

Железную дорогу восстановили достаточно быстро, ибо разобрав пару километров путей, пейзане поняли, что вовсе не надо выкорчевывать рельс и вытаскивать костыль, достаточно их поцарапать чем-нибудь острым. Хотя с бронзовыми костылями было еще несколько веселых и не очень случаев.  

 

А сокровища комманданте Гилермо существовали на самом деле, но это будет уже совсем другая история.  

 

Сомоса Анастасио Дебайле младший, сын диктатора Никарагуа Сомосы президент Никарагуа в 1967-1979 гг. Известен фразой: "Вы выиграли выборы, а я – подсчет голосов"  

 

Как с помощью халявы  

 

 

 

 

В играх, в которые играют наши разведчики и ихние шпиены есть такой элемент развлекухи, как не навязчиво и без открытия огня на поражение задержать ввиду оперативной необходимости известное, но не поименованное транспортное средство. Причем частенько, те кому приказано осуществить задержку, понятия не имеют зачем она на фиг нужна. Да оно и правильно, ведь многие знания, как известно, несут еще большие печали. А главное в данной ситуации, это точно выполнить приказ. Вот как это бывает...  

 

Был как то случай буквально в стиле "Восточного экспресса" Агаты Кристи, нужно было задержать поезд – супер экспресс, и у хозяйственника группы, (а хозяйственники, вне зависимости от названия, есть всегда и везде), так вот, в запасе у товарища Т, оказалось бракованное элитное шампанское, вызывающее у большинства дегустирующих аллергию в виде сыпи, так что после инспирированного кем надо угощения пассажиров шампанским в честь дня рождения машиниста, специально обученные люди в белых халатах, под предлогом борьбы с эпидемией блокировали поезд аж на двое суток. И по делом, а нечего ужираться халявным шампанским, водка например гораздо вкуснее и безопаснее.  

 

В одной далёкой от Европы стране, дабы предотвратить вылет аэроплана по расписанию, нанятые интересантами через местную полицию, местные же маргиналы, попросту украли с самолета колеса и потребовали за них выкуп. Выкуп конечно никто платить не стал, но когда стало известно что компания вызвала другой аэроплан на замену, колеса героически нашла местная полиция, которая кстати их и перед этим сама и сперла, дабы не делиться с маргиналами авансом.  

 

В другой несколько более цивилизованной стране, дабы задержать двухэтажный трёхосный междугородний экспресс, ему тупо насыпали в бак сахарного песка. Я понимаю что штамп, но ведь сработало же и до сих пор кое-где срабатывает.  

 

Но это все в принципе житейские мелочи, а вот попробуйте задержать в порту корабль, ну типа пароход...  

Одна из подобных ситуаций произошла в некоем полукурортном порту. Там со времен испанского владычества, сохранился стадион для корриды и ввиду коррумпированности всех уровней местных властей, на нем проводили корриду, сродни боям без правил. Учитывая высокую оплату добровольным торреро и применение не элитных пород скота, арена не пустовала и трибуны тоже. Зрители с толстыми бумажниками нашлись сами собой, плюс местный каудильо со своей камарильей бывали на этих представлениях инкогнито. Ушлая туристическая компания зарегистрированная на Бермудах, наладила продажу билетов и доставку элитных зрителей на круизном лайнере с бесплатным рестораном и баром. От желающих не было отбоя и дело процветало.  

И вот, в этом самом порту, стоял готовый к отходу курортный же лайнер и его надо было задержать минимум на сутки. Времена были буколические и телефонный звонок, о будто бы заложенной бомбе не подействовал бы, тем более сиеста тут занимала очень большой промежуток времени, что так же сказывалось на скородействии местных тревожных и не очень служб.  

 

Но к счастью для исполнителей, данный порт был одной из перевальных точек наркотрафика, ведущего на родину мюзикла "Кошки" и попкорна. В местных борделях и кабачках, было запущено сразу несколько слухов, в разных интерпретациях информирующих о большой партии наркотиков спрятанных на корабле, для дальнейшей транспортировки в страну Гринго. В данном порту существовало несколько полюсов силы, как то... Честная таможня и полиция (т. е. работающие сами на себя), продажные варианты этих структур (т. е. работающие на наркомафию) ну и сама по себе наркомафия. Естественно сообщение о партии кокаина варьируемой от полутонны до двух тонн, привели весь этот гадючник в состояние шипящего возбуждения, в такое же возбуждение пришли и портовые маргиналы и бичи. Реальных и теневых хозяев порта взбесило то, что кто то пытается пронести мимо их ртов сладкий кусок и они начали действовать.  

Власти задержали выход судна, но не рисковали проводить обыск на частной собственности компании, формирующей фонд теневой зарплаты, для всей пищевой чиновничьей вертикали, так что наступила некоторая пауза. Но дальнейшее решение вопроса лежало в самом содержании слухов. Когда разработчики операции решали, где же теоретически должен быть спрятан так любимый бомондом белый порошок, то этому помогла наблюдательность одного сотрудника. Он обратил внимание на новенькие спасательные круги и спасательные жилеты, сверкающие свежей краской. Именно свежесть краски, выбивающая из схемы полицейских собак натасканных на наркотики и сыграла в выборе основной темы в слухах. Короче, в кабачках были уверены, что кокаин в спасательных кругах, а в борделях муссировался слух, о наркотиках в спас-жилетах. Надо ли говорить, что пошла повальная волна краж спас-средств. На палубах и даже в коридорах лайнера, под утро находили выпотрошенные жилеты и растерзанные спасательные круги. После того, как стало ясно, что слухи оказались просто слухами, пришлось ждать, когда восстановят комплектацию спасательных аксессуаров. А лайнер в связи с этим ушел из порта, только через три дня.  

 

Р. S. А круги и жилеты, пассажиры потрошили и в следующие рейсы. Ох уж эти постоянные мечты о халяве.  

 

Карнавал со стрельбой  

 

 

 

 

На генерала Сиесса готовилось покушение и готовилось оно вельми не вовремя. Генерал должен был через месяц подписать многостороннее соглашение и, не смотря на то, что его сторона была самой мелкой, присутствие генерал-капитана государства, было необходимо для полного кворума, мягко переходящего в консенсус. Для того, дабы генерал дожил до нужного момента, к нему был приставлен от одной заинтересованной стороны референт по безопасности, который в совершенстве владел любым инструментом, от Калаша до ледоруба, и, в добавок, умеющий продуктивно мыслить.  

У специалистов определенного профиля есть один общий ход... организация сети осведомителей по новому месту работы, а вот с чего начинать – это уж каждый сам решал для себя, и данный референт, в случае если операция проходила в капиталистическом окружении, первый взгляд всегда обращал на элитный бордель. Конечно, завербовать там агента было и сложно и опасно, так как среди этих дам полусвета были завербованные ранее всевозможными полициями, жандармериями и сигуранцами, практически все, ибо, уж, больно источник хороший.  

Короче, контакт под псевдонимом Гайка доложил, что в нумерах на сутки завис лейтенант из бронечастей военной полиции, бывший завсегдатаем и постоянным же должником заведения. А тут он рассчитался с долгами и размахивал пачкой зеленых бумажек гринго, но ночью расклеился и, рыдая, кричал, что не может убить человека, вручившего ему медаль "Кондора".  

Дальше уже было дело логики и действия. Медаль Кондора, вручал всегда лично сам генерал-капитан и, следовательно, его и должен был исполнить данный бронеходчик. Лейтенант был командиром мобильного броне-патруля в виде бронетранспортера М-113*, и периодически дежурил на площади перед президентским дворцом. На бронемашине стоял турельный пулемет Браунинг 12, 7 мм, и место командира было аккурат за ним. Следующее дежурство лейтенанта было через пять дней, так что время еще было.  

Лейтенант в сопровождении Гайки и пары ее подруг перебазировался на съемную виллу, являющуюся ВИП филиалом данного борделя, а по дороге его аккуратно подменили на сотрудника безопасности, который и изображал на вилле с Гайкой и путанами оргию с узорами.  

А лейтенанта экстренно потрошили на предмет задания, связей и контактов.  

Лейтенант поплыл достаточно быстро и рассказал про незнакомца с пачкой долларов и пачкой его долговых расписок, и о том, что в день его дежурства он должен расстрелять из турельного пулемета генерал-капитана, выходящего из дворца, но ни в коем случае не задеть ожидающую у кортежа свиту.  

Когда генерал узнал об этом зловещем плане, он пришел в бешенство, заявил что ему все ясно и предатели из свиты должны быть расстреляны. Он стал, загибая и разгибая пальцы, диктовать проскрипционный список, а когда адъютант робко намекнул, что в свите существенно меньше тридцати человек, генерал рявкнул на адъютанта и приказал добавить в список свою жену.  

Референт уважительно пояснил генералу, что тот совершенно прав и вообще надо исполнить все правительство, раз они допустили, что на любимого генерал-капитана будут покушаться, но хорошо бы сначала поймать в ловушку главных виновников.  

При слове ловушка генерал оживился и потребовал подробностей, и они последовали.  

Референт доложил, что лейтенант, уже гарантированно перевербованный, выполняя приказ заговорщиков (из которых он, увы, знает только посредника), действительно, откроет огонь по генералу. Но вместо пуль будут шарики с краской, и заряд пороха в патронах будет ослаблен, и генерал-капитану ничего угрожать не будет, тем более он будет в бронежилете под кителем. И с этими словами референт из мгновенно очутившегося в руке пистолета выстрелил в адъютанта, несчастный дернулся, на его белом кителе появилось два отверстия, но крови не было, и сам офицер остался стоять, правда, с несколько вымученной улыбкой, и потемневшими в некоторых местах белыми галифе. Референт объяснил генералу, что на адъютанте тот самый бронежилет, который оденет генерал. Впрочем, есть еще вариант, при котором вместо генерала выйдет двойник, но вдруг враги что-нибудь заподозрят и тогда ловушка может не сработать.  

При слове двойник генерал оживился еще более и потребовал немедленно оного предъявить, а надо было сказать, что двойника референт заготовил заранее, ведь генерал-капитан существо неожиданное, а ехать на подписание соглашения всё равно кому-нибудь нужно.  

Осмотрев двойника, генерал остался доволен, и сказал, что пускай будет двойник, и теперь можно и патроны оставить в пулеметной ленте боевые (это он так пошутил, хотя, как выяснилось, главная его шутка была впереди). А с референтом он еще час беседовал тет-а-тет.  

И так наступило утро покушения. Генерал-капитан браво вышел из дворца, эскортируемый адъютантом и супругой, свита ждала около трех красных кадиллаков. И тут открытая башня на бронетранспортёре, стоявшем на своем штатном месте, повернулась, и Браунинг выдал короткую очередь, перечеркнувшую генерала и его жену. Сиятельная пара, из которой полетели красные брызги, рухнула на мрамор дворцовых ступеней, причем, генерал положением своего тела олицетворял собой погибшего при Фермопилах античного героя, а генеральша корчилась и густо выражалась в стиле торговки рыбой с дальнего причала Сан-Хуана. (Адъютант рухнул как подкошенный, еще тогда, когда только зашевелился ствол пулемета, выбирая цель). И закрутился карнавал...  

Частые путчи и перевороты в тех местах люди воспринимали как Фиесту или Кофрадию* с пулеметами, то есть – помесь вооруженного цирка с карнавалом. Так что, народ, заслышав стрельбу, не стал разбегаться, а так сказать несколько потеснился, дабы не пропустить интересности, и они последовали...  

Из рядов паникующей свиты выскочил полковник, исполняющий обязанности расстрелянного недавно председателя "Комитета по защите благосостояния", и, обнажив саблю, вскричал, что именно он принимает всю полноту власти на себя, и тут же упал сбитый молодецким ударом начальника полиции. Но тут снова раздались выстрелы, но не пулеметные, а пистолетные, – это начальник генерального штаба и его два адъютанта начали наводить конституционный порядок. Главный фискал и главный альгвазил превратились в дуршлаг, а генштабист, размахивая никелированным кольтом, громогласно заявил, что тирания рухнула и теперь страну поведет к светлому будущему новая хунта. А на площадь тем временем въезжала колонна из тентованных грузовиков числом три штуки. И никто не обратил внимания на то, что ствол пулемета и башня продолжали чуток шевелиться, а зря... это перезаряжали холостую ленту на боевую...  

По грузовикам хлестнул свинцовый ливень, солдаты пытались выпрыгивать из кузовов, но им мешал брезент и пули. Из окон парламента, распущенного несколько лет назад, велся густой и меткий снайперский огонь (из кабин грузовиков так никто не вышел).  

Остатки свиты лежали, вжавшись в асфальт, а из всех окон и подворотен торчали любопытствующие физиономии местных мещан, пейзан и селян.  

Руководители путча и так пребывали в состоянии столбняка, так тут еще из дверей парламента высыпала гурьба "леопардоголовых"* и вел их еще один генерал-капитан, на этот раз настоящий!  

Он лично пристрелил изменника, а всех остальных присутствующих быстро спеленали и определили в соответствующий транспорт для последующих бесед по душам.  

Соглашение было подписано. Новое правительство назначено. У генерал-капитана появилась новая жена. Адъютант стал полковником и кавалером ордена Леопарда. Референт отбыл на родину и, несмотря на все просьбы генерала, не оставил ему своих снайперов.  

Кстати, лейтенант-киллер, после этих событий пропал бесследно, причем, вместе с экипажем, и только вездесущие городские мальчишки знали, что сеньор, стрелявший из пулемета в генерала, был совсем не похож на лейтенанта, а похож он был на гринго, мелькавшего в президентском дворце.  

Генерала застрелили через месяц, снайпера так и не обнаружили, а следующим эль президенте стал бывший адъютант: свое президентство он подтвердил референдумом, причем всенародным. И в этой стране, демократия на столько переходила в либерализм, что тайной полиции даже приходилось на референдуме подкупать избирателей, дабы хоть кто-нибудь голосовал против.  

 

Примечания  

 

М-113* – Легкий плавающий транспортер, созданный в 1960-х годах в США, с экипажем из двух человек, бронирован алюминиевыми плитами, имеет десантное отделение численностью на 5 – 7 человек. Вооружен 12, 7-миллиметровым пулеметом, двигатель бензиновый. Модифицирован, как M113A1, A2 и A3. Состоит на вооружении армий нескольких десятков стран мира, производился, как в самих США, так и в Италии, Бельгии, других странах).  

 

Кофрадия* – ритуальное общество в Испании и Латинской Америке, обслуживающее культ определенного католического святого и устраивающее праздники, театрализованные представления в его честь  

 

Леопардоголовые* – прозвище военнослужащих из элитной роты, их отличительный знак, шеврон с головой леопарда.  

 

Китайский Круиз  

 

«Не поход, а шикарный круиз» А. Розенбаум  

 

 

 

Это задание, лейтенанта Элен не впечатлило. Нет, как опытный оперативник, она могла управлять своими эмоциями и, как офицер, прекрасно знала, что такое дисциплина, но служить переводчицей и охранницей при дряхлом китайце и его слуге, прибывшими из какого-то непонятного Индонезийского университета, и ежечасно быть с ним вежливо-внимательной и плюс с элементами преданности (что особо отметил на инструктаже полковник), это было, конечно, не то задание, о котором бы она мечтала, не спя ночей. Хотя были и плюсы...  

Роскошная туристическая яхта "Миранда" в стиле ретро была создана исключительно для богатых пассажиров: каюты-апартаменты с гостиными, спальнями, ванными и прочими буржуазными излишествами, шикарная кормежка на любой вкус и любую кухню, куча прислуги, ловящей любой твой жест и взгляд. Уровень загнивания данного кусочка мира капитализма, был вполне терпим, если бы не старичок с его занудством...  

Вечно закутанный в дурацкий халат с драконами, в дурацкой шапочке, на не менее дурацких патлах, бородавка чуть не с грецкий орех над глазом, которую он все время теребил, что-то бормоча, и плюс массивные серьги. И зануда, каких свет не видывал: все время боялся, что Элен не правильно переведет его вопросы к окружающим. И еще высокоуважаемый Лю Цы, который никогда не расставался с деревянным чемоданчиком, инструктированным слоновой костью, там, видите ли, набор для каллиграфии, принадлежащий некогда самому Лао-цзы (знать бы еще, кто это такой). Таскать чемоданчик приходилось, естественно, тоже Элен, ибо китайский мудрец хромал на обе ноги и жаловался на немочь рук. У китайца был, кстати, слуга-полуидиот по имени Хэн, но в его обязанность входило помогать профессору спускаться и подниматься по трапам, обслуживать за столом, принимая блюда у официантов, водить его в туалет и ванную, и еще многое другое, куда ношение чемоданчика не входило. Ох, скорее бы проявился Шеф, которого в нужный момент Элен должна узнать по кодовой фразе: "Стакан парного молока".  

За сегодняшним обедом профессор и его слуга превзошли сами себя. Профессор задремал в процессе поедания салата и чуть не выколол себе глаз палочками для еды. А Хэн, снимая с подноса официанта соевый соус, умудрился вылить его на белоснежный китель капитана яхты, обедавшего в этот день за их столом.  

Яхта, согласно круизному маршруту, шла из Кадиса в Касабланку, и, пройдя широту Гибралтарского пролива, ушла мористее в Атлантику, дабы берег скрылся из вида и пассажиры ощутили бы себя в открытом океане. Берег скрылся, все пассажиры, кроме профессора, у которого занемог желудок, высыпали на палубу для какого-то морского ритуала.  

И тут ситуация из праздничной стала тревожной, ибо из океанского марева возник небольшой сторожевик серого цвета, без каких-либо номеров, названий и флагов, но с грозной спаркой, выглядывающей из орудийного броне-кожуха на носу.  

Подойдя к яхте метров на пятьдесят, сторожевик развернул на неё стволы и дал короткую очередь по ватерлинии. Все это безобразие Элен наблюдала из гостиной через открытый иллюминатор, и настолько увлеклась, что не сразу осознала, что профессор Лю Цы обратился к ней на чистом русском языке. И фраза была со значением, которое Элен тоже сразу не осознала: "Снегурочка, принеси мне стакан теплого молока, давай сюда мой чемоданчик, Хэна уложи к стеночке в углу, и в нашу каюту никого не пускай".  

Мир перевернулся. Хэн оказался охраняемым объектом, профессор оказался Шефом, причем, даже знающим её старое прозвище...  

История эта произошла еще во время учебы Элен в одном хитром заведении. Во время тренировки по выживаемости в экстремальных условиях, она, прыгая над тайгой со сверхмалой высоты с парашютом, умудрилась выпрыгнуть без парашюта, и при этом не разбиться (спасли снег и хвоя). Она осталась жива и здорова (царапины не в счет), и решила, что это все так и надо. Однако все же ушла от ищущих её спасателей и замаскировалась в снегу у контрольной точки, где её, естественно, никто не ждал, обезоружила милицейский патруль (приняв его за условного противника) и на их мотоцикле прибыла на запасную точку, слегка обморозив при этом лицо. После чего весь курс обучения её звали Снегурочкой.  

 

Элен поставила чемоданчик перед бывшим профессором и подтолкнула Хэна к стене каюты, а когда он заартачился и что-то залопотал, просто сшибла с ног, обездвижила метким ударом (где-то на полчасика) и закатила под диванчик у стены.  

А Шеф одобрительно ей кивнув, отцепил свою бородавку, что-то в неё пробормотал, сжал особым образом и спрятал в карман. Затем сбросив халат и оставшись в тренировочном костюме, открыл свой чемоданчик, и быстро стал собирать незнакомое оружие, похожее на короткий автомат с толстым стволом и не пропорционально широким магазином. Отойдя в глубь каюты, он прицелился в защитный щиток спарки и трижды выстрелил, быстро передергивая затвор. На светло-серой поверхности образовалось три отверстия, а из под нижнего среза брони выпало тело комендора, а Шеф уже перенес прицел на мостик, и двумя выстрелами снял двух офицеров. Потом поменял магазин, достал из чемоданчика снаряд похожий на большую блестящую сардельку со штырем, вставил в ствол оружия, и снова выпалил в иллюминатор. Элен только сейчас поняла, что выстрелов слышно не было. Еще четыре надкалиберные гранаты ушли в корпус сторожевика, который задымил и стал заваливаться на борт, а Шеф, снова сменив магазин, пресек поползновения пиратов, как к сопротивлению, так и к спасению.  

А на палубе то нарастали, то стихали визг и крики. Как потом выяснилось, громче всех визжал молоденький стюард, которого одна из пассажирок, по имени мадам Бену, пыталась склонить к прощальному по жизни сексу, прежде чем до её телес размера ХХХХХ доберутся пираты, дабы надругаться, убить и получить выкуп, причем, все одновременно.  

Яхта набрала воды и немного накренилась, но помпы пока справлялись. А через несколько часов на сигнал SОS приплыли французский пароход и эсминец под бело-голубым флагом, осененным красной звездой, серпом, молотом и гвардейской лентой.  

К яхте подошли шлюпки с парохода, и катер с эсминца, но профессор Лю Цы так долго возился, что когда он, сопровождаемый Элен, вышел на палубу, места оставались только в катере. Вежливые моряки в белых форменках и бескозырках с гвардейскими ленточками вывели из каюты вяло реагирующего на окружающее Хэна, вынесли багаж и помогли профессору и переводчице спуститься в катер, на коем и отбыли в сторону эсминца.  

Так и закончилась эта история. Снегурочка, оставшись вдвоем с Шефом, спросила, а что это, мол, был за странный автомат, на что профессор изумленно на неё посмотрел, показав, что ни про какой автомат он и знать не знает и демонстративно открыл чемоданчик, в котором был действительно, старинный китайский набор для письма. И только несколько лет спустя, Элен узнала, что собой представляет "Изделие ДМ", но это будет уже совсем другая история про пантеру Багиру и бандерлогов.  

 

"Изделие ДМ" ("Буря"), бесшумный и беспламенный гранатомет-карабин, разработан в СССР, в 1970-х годах, для нужд спецназа. Идею такого оружия, дали еще партизаны Великой Отечественной, которые из противотанковых ружей расстреливали паровозы и шоссейный транспорт оккупантов. Аналогов в Мире не имеет. Является оружием специального назначения. Его цели – это: радарные установки, узлы связи, штабы, склады ГСМа и боеприпасов, боевые самолеты на аэродромах, оперативно-тактические ракеты и средства ПВО, в тылу противника, естественно. Цели поражает с помощью надкалиберных фугасных и зажигательных гранат калибра 30мм "Ящерица" (выстреливаются с помощью вышибного патрона "Мундштук", скорость 110 метров в секунду), либо патронами "Фаланга" с бронебойной пулей (калибр пули 9мм, масса пули 28 грамм, начальная скорость около 260 метров в секунду). Данные боеприпасы пробивают 5 – 10 мм стали на расстоянии до 100 метров.  

 

Бесшумный гранатомет-карабин "Изделие ДМ Буря"  

 

 

9мм специальный бесшумный патрон ПФАМ "Фаланга" с бронебойной пулей  

 

 

 

30мм граната БМЯ-31 "Ящерица" и 9мм вышибной патрон ПМАМ "Мундштук"  

 

Клодтики среди барханов  

 

Объят бываешь часто ностальгией  

Коль ты вдали от родственных пенат  

Но где бы не был ты, на море иль в пустыне  

Приказ обязан выполнить солдат  

 

 

 

Настоящий эрудит это не тот кто все знает, а тот кто не зная термина, за пару секунд найдет верный синоним. Сюда же можно прибавить постулат о том, что истинная быстрота реакции, это ни когда быстро, а когда во время. Фразы эти имеют актуальность не только в философских диспутах, но порой и в боевой обстановке. Я не шучу. Например термин хреновина сэкономил Русским воинам миллионы секунд, а секунда на войне это очень часто – жизнь. У ужо Русская солдатская смекалка... Короче, вот один из примеров.  

Двое европейцев в поношенном тропическом камуфляже шли по пустыне. Судя по засохшим пятнам крови на униформе и явными усилиям с которыми они переваливали через барханы, ребята шли из боя и шли они достаточно долго. А дела были хреновые. Воды осталось во флягах по паре глотков, из патронов только по одному в пистолетах (на тот самый случай), из приборов навигации и связи, один компас на двоих. Плюс только один – ЗАДАНИЕ ВЫПОЛНЕНО!  

И какое задание! В местной заварухе было три стороны, две воевали друг с другом, а третья наживалась на этой войне, помогая обоим противникам за деньги. Тут как раз у обоих сторон стали кончаться ГСМ, большая партия горючего была в одной из сопредельных стран, и её жаждали купить и воюющие стороны и естественно посредники. И у товарищей Первого и Второго было задание, помочь подписать этот контракт, именно нужной стороне, а не нужным соответственно помешать. После ряда мероприятий, противнику была слита деза, что контракт подписан, а к исполнению в банк, доверенность и прочие бумаги, отвезет специальная группа, куда входят товарищи Первый, Второй и еще семеро сотрудников для охраны. В результате к концу эскапады их осталось двое. Они честно мотали по пустыне погоню, указанные в приказе сроки, а потом в последнем огневом контакте, напрочь обрубили хвост, после чего их осталось только двое. На глазах у последнего выжившего противника, который будучи легко раненым, прикинулся трупом, ребята взорвали гранатой опечатанный планшет.  

Теперь осталось только вернуться. Но как я говорил, ребята очень устали и честно говоря, от жары и от ощущения успеха немного расслабились, и поэтому слишком поздно заметили небольшой шатер в ложбине между барханами и живописную группу арабов, в богатых гумбазах* и куфиях*, с интересом смотревших на появившуюся перед ними пару. Зашуршавший сзади песок, намекнул, что охрана так же не дремала.  

 

Но у этой сцены есть предыстория. Один из европейцев, назовем его Виктор, таскал в кармане купленную по случаю в одном портовом киоске французскую открытку, с коллажем из фотографий на тему Европейской городской конной скульптуры, где в числе прочих присутствовали знаменитые творения Клодта, что у Аничкова моста в Ленинграде. Любимая девушка Виктора, жила в доме на набережной Фонтанки и называла эти скульптуры Клодтиками. Так что хранение данной фоты нарушением не было, а текст на оной, вполне соответствовал легенде. Надо еще присовокупить то, что Виктор был полиглотом и знание арабского входило в его список уверенного владения мовами. Как уже было сказано выше, у ребят было по одному патрону в обойме, были конечно еще и ножи, но ввиду абсолютного численного превосходства окружающих, ситуация была типа "не застрелиться, ни зарезаться", (так сказал один пьяный снайпер, проигравший окружное соревнование, вертя в руках рогатку).  

Так что Виктор, не замедляя и не убыстряя шага, целеустремленно направился к группе шейхов, по прусски боднул воздух головой и нарочито медленно вытащив из кармана лошадиную открытку, обратился к обалдевшим арабам...  

 

– " Я очень извиняюсь, что нарушил отдых и возвышенную беседу высокочтимых беков пустыни, но меня извиняет то важное дело, ради которого я надеюсь припасть к источнику вашей мудрости. Вы все безусловно опытные всадники и конечно весьма сведущи в лошадях, так не рассудите ли вы меня и моего друга в нашем споре. Он утверждают что это Хадбан, а я считаю что это конечно Сиглави. Мы уже неделю бродим по пустыне в поисках тех, кто нас рассудит " -  

 

И с этими словами Виктор ткнул пальцем в фрагмент фотогграфии, на котором была изображена скульптуру Клодта.  

 

Сказать, что арабы заглотнули наживку, было бы не правдой. Они её буквально всосали. Ведь в чем, в чем, а в арабских скакунах, тут знал толк и любой шейх и даже простой воин. И закипел спор, перешедший затем в пир, где два энглези, жертвы своего очередного дурацкого пари, были естественно почетными гостями. После пира подтянулись еще шейхи и примкнувшие к ним знатоки лошадей, за которыми были оказывается посланы гонцы. Короче весь этот сабантуй затянулся на несколько дней, после чего Виктор и его напарник, получили бумагу, с отпечатками больших пальцев восьми самых уважаемых знатоков лошадиных пород этой части пустыни, где было подтверждено по арабски и по английски, что конь на фотографии, безусловно является кохейлан-сиглави*, и никем иным.  

 

Два новых друга князей пустыни, получили в подарок два роскошных арабских костюмах, двух верблюдов, запас еды и воды и естественно самый традиционный местный подарок, пару Калашей изукрашенных резьбой и заклепками.  

 

Вот так и закончилась еще одна страничка, бесконечной вереницы неизвестных войн. А Клодт, невольно вошел и в историю плаща и кинжала.  

 

Отражение в Фонтанке, на фоне пустыни  

 

Объят бываешь часто ностальгией  

Коль ты вдали от родственных пенат  

Но где бы не был ты, на море иль в пустыне  

Приказ обязан выполнить солдат  

 

Хадбанов* горячат наездники в гумбазах*  

Песок и солнце, стали блеск, война  

Хоть ратный труд порой жесток и тяжек  

Нам русским, отступать нигде нельзя  

 

И прогоняя африканский кфир*  

И запах пороха и гари в танке  

Вдруг мнятся скакуны у Аничкова м"оста  

И Питер отражается в Фонтанке  

 

*Куфия – (арафатка) – мужской головной платок, популярный в арабских странах. Куфия является важной частью мужского гардероба в арабских странах. Служит для защиты головы и лица от солнца, песка и холода.  

*Хадбан – гнедой конь арабской породы  

*Гумбаз – арабская одежда  

*Кфир – ностальгия у французских легионеров  

*Кохейлан-сиглави – арабский скакун, как правило, имеет крупный рост и сочетает в себе качества основных пород арабских скакунов: костистость и неприхотливость кохейланов с породностью и сухостью сиглави.  

 

Котята, адюльтер и другие неприятности  

 

 

 

 

Фирма розыгрышей "Веселая предосторожность" процветала. Официально она занималась веселыми розыгрышами по заказу, и заодно делала алиби для бойцов невидимого адюльтер-фронта, но была еще скрытая часть услуг, то есть – мелкие и средние гадости за очень большие деньги. Все это проходило, как заказы розыгрышей. Учитывая, что треть гонораров уходили солидной юридической конторе, фирма всегда выходила сухой из воды (в смысле, когда ловили за руку).  

Две девушки обратилась в "Веселую предосторожность", дабы покарать неверного любовника, который, будучи женатым, крутил роман с ними обеими, и это еще ничего. У негодяя была еще и главная любовница, которая жила в апартаментах и блистала бриллиантами и лимузинами. Им вот Папик, что-то бриллианты дарить не стремился. Коварные девицы решили стравить разлучницу и жену Папика, и по этому поводу скинулись на такую сумму, при озвучении которой менеджер заверил жертв порока, что они будут отмщены, причем конфиденциально и с узорами.  

День у Пантеры Мокко – звезды моды и полусвета – не задался с утра, вернее – это был конец рабочего дня. После ночного выступления была еще тусовка, и теперь она спешила домой выспаться и приготовиться к вечернему свиданию с Папиком – приближался конец месяца и очередное финансовое вливание, и ей надо было быть бодрой и свежей, но не тут-то было...  

Началось все с того, что напрочь заглох мотор красной Мазератти, и полицейский, вместо того, чтобы откозырять и помочь, стал над ней издеваться, причем, все это делалось под маской вежливости.  

Параллельно на туфлях за 5000 франков сломались оба каблука, один – когда она садилась в машину, а второй – когда она из неё вылезала. Пантера принципиально не пила алкоголя (глоток шампанского иногда не в счет) и любила водить машину сама. У неё был Мерседес с водителем, но Мазератти цвета "Золотой пожар", недавно подаренный Папиком, она водила с особым удовольствием.  

Дома неприятности продолжились...  

 

Учитывая, что апартаменты состояли из двух гостиных, трех спален и еще нескольких помещений, новости накапливались ступенчато...  

Сначала, вода из биде ударила с мощностью брандспойта и не захотела выключаться.  

Потом оказалось, что кошка окотилась дюжиной разномастных котят, причем, молодая мать выглядела больше удивленной, нежели радостной. Хотя и ей и котятам понравилось семейное гнездо обустроенное в шкафу-купе с вечерними платьями. Блюдечки с молоком по числу котят и кошки так же присутствовали, причем, частично в опрокинутом состоянии.  

Последней точкой был звук выстрела, напугавшей диву до полусмерти (в баре, как выяснилось, взорвалась бутылка дорогого шампанского).  

Девушка умом не блистала, но житейской сметкой обделена не была, ибо без оной, полукровке из Африканской деревушки было бы в жизни не добиться того положения в Метрополии, которое имела на сегодня тут Пантера Мокко. И найдя на ковре дамскую зажигалку, изящную и дорогую, но явно чужую, жрица полусвета позвонила Жану, своему тайному любовнику, из фирмы обслуживавшей камеры наблюдения её элитного дома. (Папик – папиком, но нужно же ведь что-то еще для тела и души... )  

Жан быстро привез нужные кассеты, и Пантера, увидев на экране входящую в дом даму в сопровождении мужчины с большой сумкой, буквально взвыла от ненависти. Она узнал жену Папика, и это было уже слишком.  

Папик порою, после недолгого секса, жаловался на свою жену, и Пантера знала о ней все: от любимых фасонов белья и расписания посещений косметических салонов, до явных и мнимых недугов. И одним из них была аллергия на  

кошек...  

 

В этот же день в дорогой косметический салон "Серебряная Орхидея" прибыл курьер, и попросил передать подарок мадам М. Подарок был в роскошной коробке, и так как, времена бомб в коробках еще не наступили, сюрприз был вручен. При вскрытии коробки там были обнаружены несчастные котята, которые, естественно не до конца блюли гигиену в процессе доставки. Мадам М. устроила мужу грандиозный скандал по поводу того, что его шлюха совсем обнаглела. Причем, имелась в виду не Пантера Мокко, о которой супруга, кстати, не знала, а Жанет, сотрудница мужа из министерства. Несчастная женщина, вся вина которой заключалась в том, что она была моложе Мадам М. и была влюблена в её мужа, но без взаимности, ибо привлекательной внешностью бедная женщина не страдала, но она была незаменимой сотрудницей и тащила на себе всю работу Папика, и без неё он был как без рук. После глобального скандала, длившегося почти всю ночь, он был вынужден на другой день уволить несчастную Жанет. А когда вечером поехал утешиться к любовнице, то там получил еще один скандал – отказ от секса и облегчение бумажника на пятизначную сумму. А на следующий день, Папик, который был еще и заместителем министра торговли, с треском провалил важные переговоры, в результате чего одна из стран Восточного блока получила гораздо большие преференции, чем ожидалось.  

 

А девушки, которые обращались в "Веселую предосторожность", и трое мужчин разного возраста, получили позже по медали с изображением золотого молота и циркуля, и по путевке в закрытый санаторий в Ялте. Чай не Джеймс Бонды и не Маты Хари, – тех бы поездкой в Ниццу наградили.  

 

Макрель с гранатовой начинкой  

 

 

 

 

 

 

Группа отдыхала, после серьезного и сложного задания. В одной из соседних стран гринго устроили очень неприятную станцию контроля над воздушным пространством, и станция эта могла сильно помешать, мирно пролетающим в тех местах, Ту-95РЦ, а облетать эту станцию было лениво, да и горючки не напасешься. Так что был отдан приказ – Пресечь, выполнить и доложить. Учитывая, что станцию прикрывал батальон местных войск, ребятам пришлось привлечь в качестве поддержки группу пираний и отряд местными герильяс. Охрану нейтрализовали пираньи, высадившиеся прямо из реки (на берегу которой недальновидно был расположен объект), батальон связали боем компаньерос, ну, а станцию, ребята лично пустили на ленточки для бескозырок. И теперь наслаждались отдыхом, ожидая морскую оказию. Но тут прилетела грозная радиограмма. Для разнообразия она имела вид весьма симпатичной брюнетки, которая предъявив свои полномочия, моментально сделалась руководителем операции и, следовательно, начальником командиром этой группы. А операция была с более чем странной целью, а конкретно... группе надо было дезорганизовать в этом порту рыботорговлю и не меньше, чем на неделю, и время уже пошло. Такие вот дела. И самое хреновое – это то, что пираньи уже эвакуировались, компаньерос вернулись на свои базы в горах и джунглях, и средств на операцию было не очень много.  

 

 

Аналитики из Центра подкинули идею о том, что надо кипящую тут ныне рыбную ярмарку, выставить в глазах местных тайных и явных альгвазилов, как нечто грозящее существующим порядкам и основам. Брюнетка-начальница, пока шел мозговой штурм, взяла в аренду три хранилища-ледника (практически три сарая, вкопанных в землю и набитых мешками со льдом, укрытыми полиэтиленом) и заполнила их макрелью, устроив на рынке некоторый ажиотаж, перебив цену у крупных оптовиков, но тут же их успокоила, пустив слух что закупки делались под заказ, для маленького плавучего консервного завода, который должен на днях прийти в порт. Все три хранилища, кстати, были сняты на разные фамилии.  

 

А группа ломала голову над главным... чего же такого намутить в хранилищах, каким же сортом меда помазать бедную макрель, чтобы на неё налипли и жандармерия, и полиция, и безопасность.  

 

Вариант с наркотиками отпадал сразу по морально-финансово-организационным причинам...  

 

Во-первых, наркотики – это не достойно морального облика строителей коммунизма, во-вторых, просто не было столько денег, а, в-третьих, эта сфера теневого бизнеса была тут прочно засижена и застолблена самими силовиками.  

 

И здравая мысль родилась сама собой... Нужно какое-нибудь небольшое, но опасное оружие, в товарном количестве, пригодном для маскировки в нескольких тоннах рыбы. Наиболее подходили ручные гранаты, но ввиду того, что в окрестных странах, где тлела, а где и шла партизанская война, гранаты на местном рынке были не дешевы, а ждать оказии от своих было не реально по времени, но для таких случаев и существует агентура...  

 

Я думаю, многие помнят описанную Джеком Лондоном историю, про партию замороженных тухлых яиц, мотающуюся по Юкону, и которую периодически продавали лохам, не знающим что эти яйца уже прибыли сюда не свежими. Так вот, в этих местах была подобная партия старых добрых гранат Миллса. Весьма не плохие гранаты, в строю аж с Первой Мировой, модификации меняются, но стиль все тот же. Эти гранаты всплыли на черном рынке полгода назад и, видимо, их сюда уже привезли без взрывателей, они то исчезали, то появлялись, и так же ходили слухи про партию взрывателей к ним. И началась информационная подготовка к операции...  

 

Некоторое время назад были инспирированы сигналы в местные органы, в диапазоне от подготовки восстания до высадки в порту десанта, но органы остались глухи и немы. И тут появился штришок, который стал маленьким камушком, послужившим началом лавины: на рынке появилась партия взрывателей к гранатам 36M, а потом эта партия ушла буквально на следующий день, и альгвазилы насторожились, и правильно насторожились.  

 

Насторожились потому, что в наших ледяных сараях работа уже шла вовсю. И работы была неблагодарная: засунуть в несколько сотен рыбин по гранате...  

 

А потом во все местные охранительные инстанции пришел донос, что восстание назначено через неделю, и дело только за боеприпасами, а их доставят рыбаки. И был дан адрес трех тех самых рыбохранилищ.  

 

Альгвазилы, найдя гранаты в чревах Макрелей, пришли в возбуждение и поняли наконец, что главную опасность правопорядку и демократическим ценностям несут именно рыбаки, которые с рыбой. Так что в порту начался тарарам, и рыботорговля была резко нарушена. Зачем? Так командованию виднее.  

 

А запалы к гранатам альгвазилы так и не нашли, и знаете почему?  

Так их просто не было. Брюнетка их выдумала.  

 

Наполеон в борделе  

 

 

 

 

Это было маленькое но очень великое государство. Его Европейская Метрополия, дважды была Империей и бывшая колония хотела соответствовать общему имперскому прошлому. В стране с населением меньше чем в ином среднем Европейском городе, было 38 министерств со своими мундирами, кабинетами, адъютантами и. т. д. На Военном министерстве, до сих пор висела солидная бронзовая доска с позолоченной надписью – "Министерство Обороны и Нападения", наследие позапрошлого военного министра, оказавшегося сумасшедшим.  

Денег на это баловство хватало, ибо на территории были залежи нескольких очень ценных, востребованных в Европах и чрезвычайно полезных ископаемых. Но так как эпоха колониализма и где-то даже неоколониализма прошла, то напрямую завоевывать эту территорию было не комильфо, так что заинтересованные стороны бурными ручейками наличных благ, представляющие из себя потоки звонкой монеты, подкармливали местную коррупционную составляющую.  

 

И вот эта составляющая весьма оживилась, потому что заброшенный и полностью выработанный серебряный рудник, оказался вдруг снова перспективным, ибо там нашелся очень редкий элемент, а так как он был одной из составляющих в многолетних отвалах, оставшихся после добычи серебра, то концессия становилась для соискателей, все вкуснее и вкуснее. Разведки заинтересованных сторон, естественно начали охоту за информацией о будущей концессии.  

Но что интересно, одна из разведок, поддерживающая партизанское движение "Красные ленты", не стала в эти дела влезать вообще. Было ощущение, что наследники революционного шляхтича в кавалерийской шинели, все знали на годы вперед и были уверены что последнее слово останется за ними.  

Учитывая, что эта территория, находилась некогда под эгидой родины Вольтера и Сирано де Бержирака, и вдобавок побывало в империях, то культ Наполеона имел некоторое место. По крайней мере, его бюсты и бюстики, пылились где надо и даже где не надо. Солидный бюст из серебра с позолотой, украшал кабинет нынешнего руководителя государства, причем это был последний предмет, до которого он бы дотронулся.  

Некая спецслужба, решила установить микрофон, именно в этом бюсте и наилучшим вариантом, была подмена старого бюста, на его радиофицированную копию. Но учитывая, что белоногие очень любят все усложнять, и подчас не замечают простейших вещей, история весьма и весьма усложнилась...  

 

Руководящий операцией джентльмен, разработал по Флемминговски блестящую до занудливости многоходовку...  

Один разовый агент (завербованный из обслуги), похищает бюст императора из кабинета, и выносит его из дворца, второй вслед за этим (переодетый прислугой и проникнувший во дворец по украденному пропуску), тоже проникает в кабинет и устанавливает там копию с микрофоном.  

И тут в дело вмешался его величество случай...  

 

Брат разового агента работал у местного пахана в борделе, в борделе элитном, где бывали большие люди и даже европейские дипломаты (для них был организован отдельный тайный вход). И Пахан, узнав что у него появилась возможность получить бюст, прямо из кабинета Самого, пришел в крайнее возбуждение и разработал свою операцию. У Пахана естественно были свои люди в прислуге дворца и они получили не имеющее двойных толкований указание, выследить воришку и дать сигнал, когда он пойдет к выходу из дворца. На улице его должны были принять и нейтрализовать три гориллы, из личной охраны Пахана и естественно доставить бюст в бордель. Любимый племянник Пахана, учившийся в Париже на факультете Искусств в Сорбонне, придумал гениальную маскировку. Лицо и мундир на выкраденном бюсте, он предложил художественно раскрасить, после чего хранить на самом видном месте, всё равно, при массовости таких украшений в Столице, никто не догадается.  

 

И тут количество случайностей, необратимо стало увеличиваться. Начальник одной из тайных служб (их было ровным счетом пять, и они вместо борьбы с супостатами, боролись в основном между собой), так вот, начальник одной из служб, изображая Гарун аль Рашида, переодетый мирным пейзанином бродил в окрестностях дворца. Намедни Глава Нации, выразил обеспокоенность, по поводу расхищения дворцового фарфора и майор Гаданга решил поймать кого-нибудь из воришек и лично представить любимому Вождю. И был еще один мотив к этим прогулкам... у майора был китайский бесшумный пистолет, которым он очень гордился и который никак не мог пустить в ход, ибо не было удобной ситуации? И вот судя по всему, такая ситуация наступила Майор увидел как в переулке на человека в дворцовой ливрее, накинулись два каких то громилы, один из них ударил ливрейного слугу ножом, а второй стал выдирать у него из рук какой то пакет. Майор радостно выхватил свой Тип-64 и выпустил в грабителей по две пули, потом сканируя окрестности поспешил к месту происшествия, у него было в магазине еще пять патронов и он чувствовал себя уверенно. Оба бандита были уже мертвы, лакей к сожалению тоже, а в свертке к своей радости, Гданга обнаружил золотой бюст Наполеона, один к одному, как в кабинете Вождя. В радостном предвкушении, майор ринулся во дворец, не позабыв снять с ливреи убитого беджик-пропуск, радостно предвкушая, как он подставит коменданта дворца, отбившего недавно у майора двух близняшек мулаток..  

У третьего гориллы, Бокеле, как на зло начался жуткий понос, это его и спасло и когда он заглянул в переулок ведущий к черному ходу во дворец, то увидел убитых друзей и курьера и вдобавок явного офицера безопасности со страшной пушкой в руках. Бокеле, сразу же отступил, но не смог определить, что же делать дальше... Возвращаться к Пахану без добычи и напарников, это пуля, причем не сразу, а после допроса, а бежать из города, в принципе некуда. Он сжал в руке медальон с Девой Марией, врученный ему Миссионером и взмолился о Милости, что бы хоть как то заглушить тревожные мысли. И тут его грустные размышления прервала некая фигура, в дворцовой ливрее и с каким то свертком в руках. Это был второй агент, идущий во дворец с радиофицированным бюстом, на свою беду оказавшийся в ненужное время, в ненужном месте. Бокеле, ведомый каким то непонятным наитием, поднял с земли булыжник и запустил в голову лакею и когда из свертка блеснув золотом, выпал вожделенный бюст Императора, Бокеле даже не удивился, благоговейно поцеловал медальон, подобрал бюст и направился к шефу, доложить о выполнении задания.  

А в это время во дворце, Глава нации распекал кучку посеревших от страха чиновников, среди которых были руководители пары спецслужб и комендант дворца. Когда в залу вошел майор, его коллеги как раз заканчивали переваливать на него все возможные вины и недочеты. Но предъявленный золотой бюст, сразу изменил и перенаправил настроение Вождя. Комендант и начальник Тайной жандармерии были тут же расстреляны за саботаж, переходящий в измену. Майор Гданга стал полковником и присоединил к своей Конторе Тайную жандармерию. Мулаток близняшек он, что характерно простил и взял к себе в секретарши. Настоящий Бюст вернулся на свое законное место. Радиофицированный попал в большую гостиную Пахана, но тот не долго наслаждался новым приобретением. На его беду, его особняк понравился старой любовнице Вождя, которая не лишилась преференций, ибо воспитывала бастарда. Так что к особняку подкатили джипы набитые жандармами и даже один броневик, всех кто там был обвинили в государственной измене и шпионаже в пользу Албании (в столице недавно прошел французский фильм "Великолепный" с Бельмондо) и вывезли для наказания в заброшенный карьер.  

А джентльмен, организовавший неудачную радиофикацию президентского кабинета, получил всю нужную информацию, ибо по совету нового начальника Тайной жандармерии, обнаружившего в о дворце, аж пять микрофонов в разных помещениях Вождя, Отец нации, провел совещание по концессии серебряного рудника не во дворце, а в новом доме его бывшей пассии, именно в той самой гостиной, где стоял перекрашенный радиобюст.  

Вождь продал концессию соотечественникам джентльмена, обладавшими всей нужной информацией и посему сэкономившими солидную сумму, а через два месяца его сверг тот самый полковник из жандармерии, но как ни странно, передал власть министру обороны и куда то исчез, а через пол года, перерабатывающий комбинат на рудниках, заработал на полную мощность, и не смотря на несколько левых вооруженных группировок в окрестностях, периодически налетавших на хозяйственные объекты, этот комбинат был для них табу. А потом леваки объединились, зачистив неправильных попутчиков, и в город вошли правильные партизаны, с красными ленточками на беретах. Рудники и комбинат, были естественно национализированы первыми. Ибо как говорили разной степени бородатости классики – "Пускай буржуи накапливают ценности, всё равно после Мировой революции все достанется пролетариату".  

А жандармский полковник появился в столице вместе с партизанами и стал министром народной милиции. И не удивительно. Вон у императора Наполеона в тайной полиции были сплошь бывшие якобинцы, а в Великой Штази, поговаривают, при изначальном становлении, были инструкторами, бывшие чины Гестапо.  

 

Вот такое вот коловращение жизни.  

 

ПРИМЕЧАНИЯ:  

 

 

 

 

Бесшумный пистолет Тип 64, разработан в начале 1960х годов как малошумное оружие для подразделений специального назначения НОАК.  

 

Калибр: 7. 65x17мм Тип 64  

Вес без патронов: 1800 г  

Длина: 222 мм  

Длина ствола: 95 мм  

Емкость магазина: 9 патронов  

 

Не бегай от снайпера, умрешь усталым  

 

 

 

 

 

 

Один диктатор, как и все диктаторы, весьма был озабочен своей личной безопасностью (есть у диктаторов такое хобби). Но это был мелкий диктатор, то есть властвовал он, над не очень большой и не очень богатой страной. Но, тем не менее, самомнение у него было чуть ниже Наполеоновского. Он награждал себя лично придуманными наградами, которые по его эскизам, изготовлял ювелир бельгиец, который сдуру, клюнув на заоблачные гонорары, приехал в эту страну с семьей, на чем и погорел, и теперь дабы сохранить жизни родных, работал практически за еду. Диктатор не хотел экономить на своей безопасности, и решил создать службу личной охраны, не хуже, чем в Европе. На должность инструктора своих бодигардов, он нанял сержанта британских спецслужб в отставке, но тут была допущена маленькая кадровая ошибка.  

Сержант имел лишь опосредствованное отношение к бодигардам и спецназавцам, ибо был мелким винтиком в амуниционно – продовольственном управлении и видел учения спецназа только в виде капустника или показательных учений. И все строительство охраны своего нового суверена, сержант строил исходя из того, что помнил по чужим рассказам и парадным действам, но отнюдь не из боевого опыта. Но будучи опытным каптенармусом, и в добавок ирландцем, сержант О"Салливан, мог обвести вокруг пальца, любое начальство.  

Дебют его группы охраны, состоялся во время визита диктатора в Сан-Феличе, во второй по величине город страны. VIP персону охраняли сразу две команды бодигардов, старая и новая. В аэропорту, охраняемому объекту, захотелось, как говориться, попудрить носик. Начальник старой охраны, лично зашёл в туалет и выйдя оттуда через минуту, сделал рукой приглашающий жест.  

Но О"Салливан, попросил диктатора чуток погодить, и подал знак своей команде. Пять теней мелькнули в дверях, внутри "Помещения для раздумий" послышался шум и оттуда вывели двух туалетных работников с заломленными за спину руками. Старший новой смены, гордо продемонстрировал складной нож, еще не наваху, но уже и не перочинный. Зайдя в туалет, диктатор увидел стоящую лицом к стене уборщицу с поднятыми руками и стерегущего каждое ее движение охранника. Диктатор проникся и нашел соломоново решение...  

 

По четным дням дежурство несет старая охрана, а по нечетным новая. Но общее командование над бодигардами получил О"Салливан, вкупе со званием полковника. Старый начальник охраны, после прокола с туалетом и ножом, был уволен, так сказать без права переписки (трудно вести переписку с пулей в затылке).  

А сержант-полковник, продолжал свой калейдоскоп показухи. Сначала он приодел охрану в черные костюмы, белые рубашки и синие галстуки. К амуниции были прибавлены темные очки и двадцатизарядные маузеры в винтажных деревянных кобурах. Потом он в очередной раз привел диктатора в восторг, мгновенным образованием каре, вокруг охраняемого объекта. Эдакая коробочка, из маузеристов в элегантных черных костюмах. Этот маневр, сержант узрел в свое время на закрытом капустнике.  

Ну и не надо было упоминать, что конкуренция между старой и новой бригадами, была на грани вражды. Находясь под общим командованием полковника-сержанта, отряды имели собственных командиров. "Старые" – двоюродного племянника Самого, "Новыми", командовал бывший помощник О"Салливана, бывший инструктор по снайперскому делу, с одного из островных государств Мейна. И очень раздражал младший адъютант диктатора капитан Хименес, друг приятель племянника-мажора, который все время лез в дела охраны и самозабвенно стучал на сержанта.  

Но вдруг зарокотали барабаны судьбы и к сержанту-полковнику, зарокотали они, в элитном борделе Синьоры Мелисенты, где он очень любил проводить досуг, дабы подлечит нервишки. Так что, в VIP будуаре, вместо очаровательной дамы полусвета, его ожидали два неприметных господина, которые ему кое-что напомнили, в том числе и кличку, полученную им некогда при вербовке. (Да... да... Сержант, некогда проигравший серьезным людям в покер четырехзначную сумму, был тогда вынужден обменять на соответствующее количество фунтов, копии документов из своего штаба, ну и без расписки не обошлось). После этого Салливан, выполнял разные мелкие задания, но за весьма не мелкие суммы. И когда Салливана вновь навестили неприметные господа, они ему объяснили, что есть очень опасный и весьма заковыристый план, но выполнение оного, в дальнейшем резко меняло позиции сержанта-полковника и возносило его на самую вершину. А еще ранее, ему была дана чудесная идея (органично вписывающаяся в план), заменить лейб-гвардии жандармов из дворцовой охраны, сельскими жандармами, ибо народ из провинции любит каудильо бескорыстнее городских (Эта идея привела Каудильо в восторг).  

Новое предложение начальника охраны, понравилось Отцу Нации, во всех аспектах. Во первых учения охраны это всегда хорошо. Во вторых ловля врагов на живца. И в третьих, что живцом будет не сам диктатор, а его двойник. Двойника, подогнали полковнику-сержанту его новые друзья и тот представил его диктатору, заметив, что двойники были у Наполеона, Черчиля и Сталина, чем весьма потрафил хозяину.  

 

Сюжет учений был простой... На одной из городских площадей, что возле здания МВД, диктатор вручал погоны выпускникам школы полиции. Потом по традиции был театрализованный праздник. Сначала вновьиспечённые лейтенанты показали оружейные приемы, а потом бодигарды стали показывать систему охраны объекта от снайперов. На площади, полумесяцем вокруг трибун были расставлены большие бочки, в бочках сидели спортсменки из Клуба пейнтболистов, на их оружии были закреплены зеркальца, изображающие снайперские прицелы и бодигарды, должны были ловить зайчики и закрывать собой объект от шариков с краской, причем то, что на месте диктатора двойник, широкие и даже узкие массы не знали.  

Охрана мельтешила на трибуне вокруг объекта, бодигарды картинно закрывали собой каудильо, девушки, азартно вели огонь шариками с краской, но тут из окна МВД бахнул выстрел, гораздо более мощный, чем пальба пейнтбольных хлопушек. Под визг пейнтболисток, от страха никак не могущих вылезти из бочек, протеже Салливана, в прыжке, которому бы позавидовал любой вратарь, будто бы поймал в бронежилет пулю (которая кстати в нем находилась заранее, вкупе с минизарядом), ведя при этом ураганный огнь из двух Браунингов Хайпауер* по позиции снайпера, чем и "спас" любимого вождя. (Надо ли говорить, что потом, на месте лежки снайпера, обнаружили капитана Хименеса, с пулей в затылке).  

Настоящий каудильо, аж повизгивая от возбуждения, наблюдал в огромный телевизор за действом из комедии, превратившимся в драму и даже не сразу заметил, как открылась дверь его кабинета, а когда лейб-жандармы дворцовой охраны, с криками – "Смерть двойнику", открыли огонь из Хеклер энд Кохов М-5*, было уже поздно что то замечать.  

 

В процессе следствия, по неудавшемуся перевороту, всех наиболее тесно общавшихся с Отцом нации персон, немножечко расстреляли за измену, Полковника-сержанта назначили Министром безопасности (он погиб в автокатастрофе через месяц), а еще через месяц, когда положение в стране и во власти стабилизировалось, в местных горах нашли очень редкий, я бы даже сказал редко-земельный, так сказать элемент, в количествах пригодных для промышленной добычи.  

Ведь даже школьникам известно, что Империалистические спецслужбы, работалют исключительно в интересах Монополий.  

 

Но это еще не вся история... Заведение Синьоры Мелисенты, как и все подобные заведения, нуждалось в серьезном покровительстве, и оное покровительство, ей оказывали городские партизаны из "Бригады Миранда". Ребята были вежливые, девушек на халяву не пользовали, а за защиту брали информацией и мелкими услугами. И про переговоры полковника-сержанта с гринго, они все знали досконально, причем без всякой электроники... Старинное здание в колониальном стиле, по прихоти первого хозяина, было оборудовано слуховыми трубками, так что все знали все обо всех. Учитывая, что Бригада Миранда, была вооружена исключительно автоматами Калашникова, а их делают в Туле, и поставляют на один соседний цветущий остров, славящийся своими сигарами, то о перевороте узнали и "Там где надо" (на том самом острове где завались Рому). А из "Там где надо" сказали своим местным друзьям, что буржуйским наймитам мешать не надо, а вот к кадровому вопросу, надо отнестись серьезно.  

Короче, бывший двойник, преобразившийся в Каудильо, через несколько месяцев объявил о создании в провинции Народных Советов и Земельной реформе. И сразу же заключил с Островом договор о взаимопомощи. С Острова сразу приехали врачи и водопроводчики. Врачи наладили местное здравоохранение, а водопроводчики трубы, 100 мм, 122 мм и что характерно 152 мм.  

Ну и редкоземельным элементам нашлось место в молодой народной экономике.  

Так и хотелось бы закончить на хорошей ноте, но увы. Через год, был подло убит народный Каудильо, а морская пехота из страны гринго, залила маленькую страну огнем и кровью. Дольше всех держались специалисты с Острова. Они не сдались и хваленые морпехи отступили. А потом, по договоренности с дипломатическим корпусом, островитян пропустили на аэродром, где их уже ждал огромный Ил. Неся своих раненых и ощетинившись стволами, они гордо прошествовали к самолету. Не знали гринго, что патронов у них осталось, по пол магазина. Но думаю, даже если бы не узнали, то все равно не рыпнулись. Вот такая вот история.  

Не лови саламандру за хвост  

 

 

 

 

Времена были не простые. Над Европой, да и над Азией, в очередной раз начинали дуть ветры перемен. Великая, могучая, вызывающая страх и восхищение Империя, внезапно из стального Гиганта, стала обращаться в некую непонятную субстанцию. И люди привыкшие подчиняться Уставу и Присяге, ничего не могли поделать, ибо все катастрофические реформы шли сверху и были они неотвратимы.  

 

И вот настало время, когода объединилась, когда то расколотая войной страна и когда самая мощная в Мире сухопутная группировка войск, стоявшая там, куда пришла с победой пол века назад, срочно отправлялась домой, ведь они теперь оказались на территории потенциального противника. Более 1, 5 миллиона человек и 228 тысяч единиц вооружения и военной техники, танков, боевых бронированных машин, артиллерийских орудий, самолетов и вертолетов, грузовиков тягачей итд, нужно было в кратчайшие сроки передислоцировать на Родину.  

 

Вывод войск это всегда в той или иной степени бардак, как говорил Советский граф Толстой – волшебное Ибикусово слово эвакуация. Тут же засуетились всевозможные жулики и шпионы, ведь в бурлящем котле перемен, всегда присутствует серая накипь.  

 

Итак, некая вражеская Контора, под шумок решила умыкнуть некий бронедевайс под редким именем "Объект 482", будто бы снятый с вооружения, но тем не менее имеющий место быть в засекреченных боксах. Любили некоторые командиры частей (в любой момент могущих оказаться на острие своего или вражеского удара, иметь кое что в загашнике. Одна из стойких Армейских традиций. Был случай на заре ГСВГ, когда въезжающая в старинные немецкие казармы стрелковая часть, в лице своего хозяйственного сверхсрочника, обнаружила, за фальш-стеной в пакгаузе, со стенами увешанными плакатами Фольксштурма, двадцать пулеметов *Шварцлозе под маузеровский патрон 7, 92 и к ним миллион патронов, в цинках "вечного хранения". Так командир части сказал – "Замуруй обратно Тарасюк и никому ни слова". Небось до сих пор лежат. )  

 

 

 

 

Но на несчастье цепных псов Империализма, в городке, бывшем недавно заграницей, жил скромный пенсионер. Долгие годы, он служил "спящим агентом" (нечто вроде пенсии для отслуживших сотрудников, их было не мало над ними шефствовала Контора существующая на предмет für Staatssicherheit). И надо сказать, что не смотря секретность Альтеркамараден из Stasi, умудрялись тайком общаться, особенно после того как заграница где они обитали перестала быть заграницей, и они внезапно оказались на вражеской территории, но народ был в форме и радостно осознал себя при деле, как сказал один из них – "От Старого коня ни одна борозда не скроется".  

 

И уже совсем на полное несчастье Империалистических разведок, некий честный офицер, слил ветеранам инфу об операции "Саламандра"*, так не без изящества назвали эту аферу в Defence Intelligence. Ветераны решили помочь несуществующей больше Родине и своему бывшему Союзнику, ибо Присяга бывает только одна и дается на всю жизнь. Для исполнения задуманного понадобились кое какие мелочи, типа пары полицейских машин, кое какой полицейской же химии и естественно Узи с глушаками. Как было сказано в одной медицинской рекламе – "Узи – это решение всех проблем! "  

 

Деньги, Измена, Глупость, Служебное несоответствие, все это было в одном флаконе и в результате в ночь с субботы на воскресение из ворот базы выехал зачехленный трейлер, его эскортировала машина с эмблемами военной комендатуры. К чести местных комендачей, к этой машине и её экипажу, они не имели никакого отношения, причем не только к чести, но и к счастью. Потому что на выезде из города, дорогу колонне перегородил не вовремя заглохший молочный фургон, с эскортом из двух полицейских машин. А шипение слезогонки и шелест Узи с глушителями, так любимыми спецслужбами, подпольщиками и террористами, спел похоронный марш, крысам попытавшимся на фоне общего бардака, отщипнуть крошку другую, от вроде бы гибнущей Империи.  

 

Кстати о пользе бардака... снарядов и патронов в танке ТО-55 не было, но огневой барабан был набит под завязку, на все двенадцать пиропатронов (забыли разрядить). А каждый заряд, это плевок тридцатипяти литров огнесмеси на 200 метров, и барабан опустошался минимум за минуту. Короче добрый карамультук. С учетом вышеуказанного, в башне танка стоящего на трейлере разместилась пара ветеранов, не понаслышке знакомая с бронетехникой.  

 

Трейлер в сопровождении одной из полицейских машин (вторая осталась изображать аварию с комендантским уазиком), тронулся в сторону некоего неприметного лесного озера с глубоким илистым дном. Но на пол пути дорогу конвою перекрыли Роверы с эмблемами Королевской Военной Полиции Рейнской армии, британцы решили на всякий случай проконтролировать доставку. Злыдни уже праздновали победу, но взрыкнул дизель танка, жужжа повернулась башня и огненные плевки быстро восстановили консенсус. А еще через пару, тройку часов, Танк Огнеметный -55*, навсегда упокоился на илистом дне безымянного лесного озера. Так закончился один из последних боев Тайной войны эпохи заката Социализма.  

 

Примечания  

 

*Саламандра -- согласно мировоззрениям алхимиков – дух огня (элементаль огня). Изображается как маленькая ящерка, которая может находиться в огне, не сгорая, а также тушить любое пламя.  

 

*Шварцлозе, немецкий "Максим", воевал в обе Мировых войны и позже  

*Узи – Израильский автомат, под патрон Парабеллум 9х19 мм. имеет много модификаций. Используется во всем Мире. Производится серийно-массово с 1954 года. У штатских, так почему то называется медицинский прибор, но что возьмешь со штатских.  

 

*ТО-55 Советский огнемётный танк. Производился с 1958 по 1962 годы, выпущено 830 штук. Вооружение: огнемёта АТО-200, 100 мм. танковая пушка, пулемет СГМТ. Возимый боезапас: 20 выстрелов к пушке, 1500 патронов к пулемёту, 12 пороховых патронов и 12 зажигательных патронов ЗП-2 для огнемета. Бак с огнесмесью на 460 л  

 

Охрана гладиолусов  

 

 

 

 

Западная Европа загнивала в том году на своем обычном уровне. Чистые улицы, потоки разноцветных неимоверно шикарных, с нашей точки зрения, авто, сверкающие витрины магазинов, сотни наименований легких, средних и тяжелых спиртных напитков, веселые и безмятежные лица местного населения. Да-а-а-а... Правильно наше Ленинское ЦК организовало Железный занавес, а то ведь на неокрепшие умы это изобилие могло бы неадекватно подействовать, как, впрочем, и на окрепшие. Когда инструктор провинциального райкома КПСС, включенная в зарубежную тургруппу за преданность идеалам, попала во вражеский универсам и увидела местное изобилие, то она уже напряглась, ну, а в колбасном отделе у нее началась форменная истерика. Пожилую девушку срочно отправили в Союз, а сопровождающий группу атташе по культуре объяснил сбежавшемуся персоналу магазина, что данную реакцию у Фрау из России вызвала жалость к местному пролетариату, имевшему столь бедный ассортимент продуктов, в отличие от того, чем питаются жители родного ей поселка Задрюченск.  

 

А ситуация складывалась так, что у одного из местных жителей хранились некие документы, которые позарез были нужны, для строительства Социализма в одной из стран Ближнего так сказать Востока, и нужны были эти документы вчера. Но подробнее об этом, скажу ниже.  

Для выполнения задания группа была разделена так сказать на две подгруппы. Сначала появилась делегация Южноафриканских биологов, прибывших на международный конгресс. Они вели себя в магазинах гораздо спокойнее советских провинциальных функционерок, а их, несвойственный для Острова, загар не сильно бросался в глаза в столице Содружества. Местные службы, имеющие отношение и облеченные доверием, убедились, что пятерка буров не имеет никакого отношения к закупкам оружия, оптовым продажам крюгеррандов и поискам Атомных секретов, и к концу Конференции сняла с них наблюдение, а зря... Как только местные Бонды сняли колпак, великолепная пятерка приступила к выполнению основного задания и отнюдь не для SAS Боты. На самом деле их было семеро, но Барон и Аким действовали отдельно, осуществляя поддержку и отвлекающие маневры. Они числились при Советском павильоне Строительной выставки младшими демонстраторами и вели себя нарочито глупо и подозрительно. Во время первой рекогносцировки группы они прямо в рабочих комбинезонах отправились бродить по городу, но с таким подозрительным видом, что за ними увязалась половина местных Джеймс Бондов. Барон и Аким нагло зашли в садик возле какого-то частного владения и стали подозрительно там барражировать. Когда к ним подошел полисмен и поинтересовался о том, что джентльмены тут делают, Аким вместо того, что бы сказать, как было оговорено заранее – Guard of environment (Охрана окружающей среды), залюбовавшись на цветы, гордо произнес – Guard of gladioluses, Sir! (Охрана гладиолусов, сэр! ), полисмен отдал честь и удалился почти строевым шагом, (почему Аким сказал именно так, вы поймете немного позже).  

Дальше было еще интересней... Согласно плану операции, на банкете у французов, даваемом по поводу Дня Бастилии, нужно было засветить одного латиноса, публично передав ему абсолютно бессмысленную шифровку и этим окончательно замутить местных альгвазилов и спровоцировать их на еще более пристальное внимание к Барону и Акиму. Но хотели как надо по Уставу, а получилось как всегда... На приеме у Французов Барон, активно не избегавший фуршета, пригласил на танец улыбнувшуюся ему девушку и с этой секунды они стали центром внимания всей публики. Аким в это время, выполняя все пункты плана, подошел к парагвайцу и, улыбаясь, как удав Каа бандерлогу, подарил латиносу маленькую шоколадку, в которой была заныкана никому не нужная, по большому счету, шифровка, оной вовсе и не являющейся. На бумажном прямоугольнике размером с визитку был напечатан один из перлов Акима. Аким получил задание сотворить нечто настолько глубокомысленно-идиотское, чтобы свести с ума не меньше дюжины криптографов. И Аким выдал:  

 

Собака охраняла гладиолус,  

И радостно собаке было жить.  

Есть в жизни цель, и это превосходно.  

Давайте с милым гладиолусом дружить.  

 

Латинос рассеянно принял презент, и, когда Аким отошел в сторону, пожал плечами и бросил шоколадку на поднос проходящего мимо официанта, да еще брезгливо посмотрел вслед Акиму.  

Самое смешное, что никто этих пертурбаций не заметил, все секьюрити и альгвазилы смотрели на танцующего Барона, и дело было вовсе не в его па и не в какой-то особенной элегантности и пластичности его партнерши, а в личности молодой Леди. Эта была какая-то из дальних родственниц Виндзоров, бывшая тут инкогнито и поэтому вызывавшая всеобщий интерес, и, в первую очередь, интерес служб имеющих отношение...  

Надо отметить, что Барон от злости на то, что ему не пришлось участвовать в основной части акции, неоднократно был замечен возле будки, где выдавался джин с тоником. После каждого танца он подводил туда свою даму, которая тоже охотно потребляла данный напиток. Финал был типично наш. Влюбленных разлучили общими силами сотрудники безопасности Альбиона и товарищи в штатском из Советского посольства. Послу в этот же вечер пришла пачка доносов о неприличном поведении гражданина СССР на международном мероприятии. Единственный посольский чин, который знал о реальной миссии Барона и Акима, на тот момент отсутствовал. Аким притворился собственным дублем и избежал репрессий. А Барона рано утром этапировали в Москву и, единственно, что хоть немного его утешало, с пересадкой в Парижском Орли. Так что финал операции прошел без него.  

 

Наблюдаемый 'объект' жил в собственном особняке на границе Кенсингтона и Белгравии, но у него была еще одно жилище в Уолтхамстоу, рядом с "Собачьим стадионом", до посещений которого он был большой охотник. Нужные нам бумаги были, наверняка, в Кенсингтоне.  

У "объекта" было хобби, некая смесь картографии и археологии, и именно этим он вызвал интерес нашего командования. Мы как раз начали помогать одной стране на жарком побережье и там, где началось строительство базы, обнаружились старинные катакомбы, которые хотелось использовать более функционально. Архивы со схемами данных пещер по ряду причин оказались в собственности "объекта". А по ряду других причин эта информация должна была срочно изъята и доставлена в известное, но не поименованное место. Итак, 'Объект' поехал на собачьи бега, прислуга частью получила выходной, а частью поехала с ним. Не растерявший коммунистических идеалов старый мастер коммунального андеграунда дал план коммуникаций этого квартала, и все пошло по накатанной колее. Викторианская канализация же была настолько чище обычной, насколько натертый паркет бывает чище проселочной дороги. Так что, никто даже ни в чем не испачкался. Расписание дежурных обходов у ребят было, проникнуть из коллектора в подвал нужного дома было элементарно, сигнализация в те времена ставилась исключительно на двери и окна, нужный кабинет и нужный шкаф нашли быстро, и нужные документы изъяли без проблем, но потери, тем не менее, были. В этом доме обитал огромный Шоколадный Британец, причем как выяснилось при контакте, с весьма странным характером. Когда Таракан выходил из кабинета хозяина дома, с грозного Викторианского шкафа-монстра скользнула массивная тень, и, молча, приземлилась на голову капитана. Генка потом говорил, что такой органичной смеси русского мата и британского кошачьего мява он не слышал никогда в жизни. Отряд стал отступать к подвальной лестнице, и пока ребята не захлопнули за собой дверь, верное животное беспрестанно их атаковало, пытаясь почему то каждый раз выцелить исключительно Таракана. Уже когда группа быстро продвигалась по тоннелю, Таракан переплюнул Брема, выдав новый термин по классу кошачьих – 'Кошка Баскервилей', что, учитывая его поцарапанное лицо, было весьма неосторожно... Ибо, когда об этой истории узнал через неделю Барон и увидел еще не зажившие шрамы от кошачьих когтей на лице капитана, он сочувственно похлопал его по плечу и сказал с совершенно серьезным видом:  

– Ну, ты у нас прямо Таракан Баскервилей.  

 

Во внутренний фольклор группы, эта операция добавила еще один дежурный тост – Ну, за верных домашних животных.  

 

Операция "День говядины"  

 

 

 

В некой банановой республике резко обострились социальные, политические и экономические противоречия, и обострились настолько, что партизаны не только спустились с гор, но уже стали выходить из зеленки. Бессменный уже пять лет руководитель республики Бланка-Эсперанса, генерал-капитан Земли и Океана дон Алберто Хуан да Силво но Гатано (еще три года назад его звали просто майор Гатано), начал мощную экономическую реформу.  

 

Гринго, купив за гроши обширные земли, внезапно нашли на них какие-то ценные и даже полезные для себя ископаемые, стали строить там рудники и поселки, и предложили помимо совсем смешных налогов, еще более смешное вспомоществование, так сказать за беспокойство – двадцать тысяч зеленых енотов в месяц. Генерал-капитан в ответ объявил о частичной национализации рудников и еще ряда предприятий, и начал переговоры с соседней большой страной, где у власти оказались полу-социалисты, которые, вдобавок, покупали у русских танки. И это было последней каплей, переполнившей банку с Кока-колой, как известно, заменяющую империалистам пресловутую чашу терпения.  

 

Председатель официальной оппозиционной партии Доктор Кусано, возглавлявший партию Защиты природы, по совету друзей из некоего посольства уже давно заигрывал с партизанами, и даже отправил в свое время в горы коробки, где были упакованы несколько тысяч зелено-голубых повязок и бандан (зеленый и голубой были цветами этой партии). Генерал-капитан был вынужден терпеть эту партию, ибо ему погрозили пальцем из дистрикта с памятником бородатому то ли лесорубу, то ли фермеру по середине, и тогда еще майору объяснили, что помогать заокеанская страна будет только демократическому режиму, ну, а какая демократия без оппозиции. Самое смешное, что других партий в республике не было, и в парламенте, который не собирался уже три года, кроме семи зелено-голубых депутатов все остальные сорок семь, для разнообразия, были армейскими и полицейскими офицерами. Политические действия защитников природы были почти не видны невооруженным взглядом, в "День говядины" они устраивали шествие из своих двух дюжин сторонников с зелеными веточками в руках, и их даже на всякий случай охраняла полиция.  

 

Охрану ввели после одного грустно-веселого случая, когда на главного веточконосца набросился здоровенный хомбре и отходил демонстранта дубинкой. В полиции он показал, что данный политикан надругался над его женой, подарив ей старые туфли своей жены, хотя мог бы подарить и новые: ведь жена хомбре убирается в доме депутата четыре года, и родила за это время двух детей. Полицейские, рыдая от смеха, вытолкали террориста из участка, а начальник столичной полиции, доложивший об инциденте генерал-капитану, получил приказ усилить охрану депутатов оппозиции, особенно в праздники. А сам генерал, отсмеявшись, приказал послать жене нервного хомбре ботфорты и хлыст, оставшиеся в спальне диктатора, как память об одной даме Парижского полусвета. Бывший майор был большой любитель подобных девиц, но, обязательно, чтобы они были профессионалками из Европы, хотя он был настолько щедр со своими пассиями, что среди них частенько попадались и любительницы.  

"Днем говядины" называлась традиционная ярмарка племенного скота, проводившаяся каждый год возле столицы. Туда пребывали гаучо со всей страны и, несмотря на не очень большое количество парнокопытных жвачных животных (племенных быков, как правило, стадами не гоняют), страсти там кипели вулканические. Финалом ярмарки был парад быков-победителей ярмарки, их торжественно проводили по главной улице столицы.  

Генерал-капитан подсуетился, и назначил на третий день ярмарки День независимости республики, дабы официальные торжества были помноголюднее. Но другие его менее гениальные идеи были только во вред и республике, и ему. И повышение налогов, и сокращение армии и полиции вместе с зарплатой, – отсюда ведь и партизаны завелись в горах. У армии и полиции, ввиду понижения зарплаты, установился с партизанами полу вооружённый нейтралитет, то есть – до определенных моментов старались друг – друга не замечать и не трогать. К примеру, когда пьяные жандармы заехали в партизанскую зону и устроили шмон в деревушке, им просто намяли бока, отобрали патроны, но отпустили. В виде встречной любезности полиция не заметила в кабачке близлежащего городка большой партизанской свадьбы со стрельбой и салютом. (Бутыли с пулькой были заведомо доставлены и на посты, и в казармы, а в полицейский участок даже с закуской). И тут полное нарушение великого водяного перемирия. То есть – с одной стороны народ готов бунтовать, а с другой генерал-капитан замыслил большую анти партизанскую операцию, дабы показать бывшим заокеанским друзьям, что он и сам может успешно сражаться с герильясами.  

 

Главу оппозиции в известном посольстве уже давно заточили под будущее премьерство в обновленной республике. С частью полиции, армии и партизанами тоже было оговорено, что все они получат посты и награды за помощь в народной революции. Но были еще непонятные, хотя вроде и малочисленные отряды, носившие красно-черные нашивки, и глухо говорившие о земельной реформе, но они вроде не сильно светились в местной жизни, и даже вроде охотно взяли коробку зелено-голубых повязок, а за это позволили зелено-голубыми оппозиционерам использовать свой гимн – весьма бодрую песню, про то, что на рассвете расцветут самые красивые цветы, но для этого надо много работать, и посему, советник по культуре посольства под матрацем записал их в союзники. Знал бы он, что несколько месяцев назад к красно-черным бородачам прибыла партия оружия вкупе с тремя инструкторами, которые соображали не только в оружии, но и в революциях. Ведь в стране, откуда они приехали, этих революций было аж три штуки всего за двенадцать лет.  

 

Сигналом для революции, должна была быть заваруха во время "Дня говядины", и коварный советник по культуре придумал глобальную провокацию: одним ударом достигалось сразу две цели. Во-первых, поднималась смута, а, во-вторых, гаучо после инцидента наверняка станут врагами существующей власти, а гаучо в этих местах – это была сила.  

 

Главным сигналом к партизанским отрядам, тайно стягивающимся к столице, должны были быть подожженные специально обученной толпой постройки на окраине, но специально обученную толпу надо было прятать в настоящей бунтующей толпе. И тут была нужна настоящая большая провокация, и она не минула состояться.  

 

Накануне парада племенных быков, апофеозом которого было прохождение благородных животных и их, разряженных в пух и прах, хозяев мимо трибуны, набитой местным истеблишментом во главе с диктатором в структуру, имеющую отношение к "глубокому бурению", поступил сигнал. Сигнал был о том, что к одному из быков будет привязана бомба, причем, с подрывной целью, а именно – исполнить генерал-капитана. А далее начались награждения непричастных и наказания невиновных, то есть обычный бардак, какой бывает, когда начальства много, но оно толком не знает, чего хочет...  

 

Рота личной охраны генерала занялась зачем-то уничтожением бродячих собак, хотя при этом доставалось и обычным хундам-комбатантам. Единственный летающий вертолет дворцовой охраны, месяцами стоящий на приколе (так сказать палочка-выручалочка диктатора на предмет сбежать, если что), поднялся в воздух и рухнул с высоты нескольких метров. Бензин из баков таинственным образом испарился, причем это не отражалось на приборах, вплоть до того момента, как заглох двигатель. Жандармерия и охранка бросились обыскивать быков, торжественно входящих в город, а заодно и гаучо, что вылилось в грандиозную драку со стрельбой, в которой участвовали и гаучо, и альгвазилы, и быки (быки не стреляли).  

 

Но вся эта заваруха вылилась в толпы народа на улице, кричащие почему-то не "Да здравствует наш новый демократический эль президенте доктор Кусано", а и вовсе "Бей гринго".  

 

А в это время к советнику по культуре, с головой окунувшегося в формирование будущего правительства, пробился на разговор командир подразделения Морской пехоты, охранявшего посольство. Капитан с редкой фамилией Джонс был опытным воякой, прошел Вьетнам, и одно время имел там отношение к контрразведке, о чем советник некогда прочитал в его досье.  

Так вот, капитан Джонс доложил советнику, что песня "про цветочки", которую поет полгорода, на самом деле называется "Красное знамя", и это песня коммунистов из Европы. И то, что в партизанской среде стало модно приветствие "Бей гринго", на которое следовал ответ "Смерть капитализму", очень и очень пахнет коммунистическим влиянием. А когда раздраженный культурник потребовал какие-либо доказательства, более серьезные, чем песенки про птичек, капитан достал из принесенной с собой камуфляжной сумки короткий автомат, смутно похожий на "Узи". Это был чешский пистолет-пулемет SA-26, прозванный латиноамериканскими партизанами "Che", оружие широко поставляемое на Кубу со времен разгрома десанта гусанос на Плайя-Хирон в 1961 году, но до сих пор популярное.  

 

 

 

А революция развивалась по плану, горели уже предназначенные для оного строения на окраинах, и диктатор уже случайно погиб от шальной автоматной очереди и двух просто контрольных выстрелов в голову, и в город входили встречаемые восторженным народом партизанские колонны. Над колоннами развевались красно-черные знамена с перекрещенными мачете, и звучала, переливаясь над домами и парками столицы, задорная и героическая "Бандьера Росса".  

 

А тремя днями позже, тепло попрощавшись с компаньерос, группа товарищей из далекой страны – родины радио и медведей, отбыла на рыбачьем судне в открытое море. Больше их никто никогда не видел... По крайней мере в этой стране  

 

P. S. Советника по культуре перевели на должность ступенькой ниже в посольство в Монголии. И всю жизнь после этого они ненавидел песню "Бандьера Росса" и партию Зеленых.  

 

Пицца по Фрейду  

 

 

 

 

Как говорил маршал Джан-Джакопо Тривульцио* – "Для войны нужны три вещи: деньги, деньги и еще раз деньги". Не сочтите за каламбур, но золотые слова. Когда наступил ХХ век, то и аналитики из всевозможных Контор поняли, что прослеживая определенные финансовые потоки, можно достаточно точно просчитать потоки логистики ВПК. И ведь бывало просчитывали, например после того, как в известном, но не поименованном городе со странной решетчатой конструкции в центре, молочный фургон врезался в Ситроен перевозящий банковскую почту, несколько контрактов были заключены совсем не так, как ожидалось и на самоходных автомобилях "Москвич" появились новые карбюраторы, а несколько тысяч работниц торговли и жен партийных и исполкомовских чиновников, обрели французскую косметику и кое что из неглиже. А вот еще одна история на эту тему...  

 

В одном средних размеров империалистическом тауне, была некая межбанковская финансовая контора. Она занималась какой то сложной финансовой хренью и то что там поставили мощный новомодный компьютер связанный с другими банковскими гаджетами в сеть, делали это место лакомым кусочком, для охотников за информацией.  

 

И вот, одной группе из известной, но не поименованной Конторы, борющейся с Империализмом, было поручено, любыми путями установить в буржуазную цифровую машину жучек, дабы буржуины, пусть невольно, но делились информацией. Операцию начали с внедрения агентуры в штат этого финансового центра, но это было увы не без сложностей, ибо по поводу вербовки действующих штатных служащих, руководством было поставлено строгое вето, попытки допускались только по поводу низшего технического персонала. Ну начальству как говорится виднее, на то оно и начальство дабы озадачивать подчиненных. (Как говаривал майор Абвера Аксель Штейнглиц – "Работают одни, а деньги получают те кто руководит"). Тем более, что, что то значащие сотрудники набирались только из выпускников пары престижных университетов, а средний персонал исключительно по личным рекомендациям и как материал для вербовки они были не очень.  

Изначально получилось внедрить только уборщика. Уборщик дал достаточно информации для размышлений. Компьютер находился в отдельном помещении без окон и с хитрой сигнализацией на дверях и мощным кондиционером. Сигнализация это конечно не бином Ньютона, но операторы сидели там безвылазно весь день, и туалет был у них свой внутри, и даже закуток для отдыха с диваном за перегородкой, и убирались они сами, никого внутрь не допуская. А общались они с внешним миром, через окошко в дверях, как у шифровальщиков на корабле (один из директоров служил когда то на флоте). Кстати уборщику не позволяли убираться внутри, но охотно передавали через открытую дверь мешки с мусором. А обед они себе заказывали по телефону, это была пицца и её приносили известные охране разносчики, которых по традиции этой страны в то время, пускали в любые здания.  

 

Ситуация была сложной. С одной стороны уборщик посоветовавшись со специалистами, стопроцентно был уверен в том, что сможет проникнуть в секретную комнату и установить жучок, причем от 5 до 8 минут ему должно было хватить, но с другой стороны, надо было как то выманить из помещения технарей на эти самые минуты.  

 

После мозгового штурма, основная схема операции была разработана, цели были определены, задачи поставлены и процесс вроде пошел, тем более началом алгоритма стала идея о том что выманивать надо только одного технаря, естественно выведя перед этим из строя другого...  

Было много версий про то как это сделать от драки в коридоре у его дверей, до запуска в кабинет змеи. Но рано или поздно наступил консенсус и этапы операции выглядели так...  

 

Этап первый – Наиболее ботанистый технарь знакомится с очаровательной, но увы замужней особой (вернее она с ним познакомилась), тем не менее обладающей именно теми статями и особенностями, которые судя по вырезанным из Плейбоя иллюстрациям висящим на стене кабинета рядом с его столом, буквально сводили беднягу с ума. Она естественно была "Медовой ловушкой", успешно довела клиента почти до исступления, но держала пока на расстоянии.  

Этап второй – Напарник ботана внезапно заболевает расстройством желудка и не выходит на работу (расстройство получило благодарность в приказе).  

Этап третий – У Медовой ловушки, по её словам внезапно уехал муж и она предложила компьютерному Ромео, час неистового секса, но только у него на работе, её мол знают в городе, а она всегда мечтала оказаться в атмосфере, где трудятся настоящие научные гении, а для конспирации она закамуфлируется под разносчицу пиццы  

Этап четвертый – Ромео, договорился с дежурным охранником, стимулировав его сотенной купюрой, об обязательном пропуске в офис очаровательной разносчицы пиццы, ранее тут не бывавшей.  

Этап пятый – пока девица соблазняет свою жертву, в закутке для отдыха, под шум кондиционера и включенный радиоприемник, уборщик коварно проникает в помещение и устанавливает жучок.  

 

Самое парадоксальное, не то что сработали все этапы, а то, что через год, оба технаря женились на разносчицах пиццы. Фрейд однако.  

 

Примечания.  

 

 

 

 

* Джан Джакомо Тривульцио (1441 -- 1518) -- итальянский аристократ, в разное время командующий Неаполитанской и Французской армиями, маршал Франции, правитель Асти и Милана, богач и меценат, делал заказы Леонардо да Винчи.  

 

Предъявите документы, а то не налью  

 

 

 

 

В 1959 году, в Москве случилось такое культурное событие, как Американская выставка, или как она официально называлась – Американская национальная выставка в СССР. Сказать что этот перфоманс произвел ажиотаж, это значит ничего не сказать. Это было Окно в Америку. Страна, еще не оправившаяся до конца от страшной войны, увидела другой мир полный блестящих и не всегда понятных цацок. Мир сытый и богатый. И помимо шикарных авто и кухонных комбайнов, там были и кулинарные изыски и в том числе таинственная Пепсикола.  

 

 

 

 

И что характерно её наливали бесплатно. Но учитывая что империалиста только пуля из товарища Маузера исправит, на территории выставки периодически стали разносить халявную пепси, но иногда, у тех москвичей которые жадно тянули к ней руки, просили показать какой-нибудь документ. В те времена, какие-нибудь пропуска и удостоверения носили практически все и для агентов ЦРУ, данная раздача была буквально кладезю информации. И вот что трагично, нельзя было прихлопнуть эту пепси-лавочку, ибо на открытии выставки сам Никита Хрущев и примкнувший к нему маршал Ворошилов вкусили пепси и даже вроде похвалили.  

 

Но на то и Органы, дабы применять умные и не стандартные решения, для выполнения которых было набрано энное количество девушек и юношей из студенческих комсомольских оперотрядов (были и такие в середине ХХ века). Эти ребята, как только, шпиёнские пепси-тележки выкатывались на охоту за пропусками на предприятия, студенческими билетами и библиотечными абонементами, сразу же создавали плотную очередь-толпу вокруг оных и радостно предъявляли свежеизготовленные (сами понимаете где) пропуска во всевозможные конторы типа "Рогов и копыт", с еще более интересными фотами, странно знакомыми раздавальщицам Пепси, ну и как этим фотам не быть им знакомыми, если там светились лица звезд Голливуда. И теперь тетки из Ленгли стали дергаться при виде любых представителей советской молодежи, с ужасом ожидая увидеть лицо Элизабет Тейлор, с припиской, должность – уборщица.  

 

 

 

 

Одна из ЦРУшниц было вякнула девушке, предъявившей удостоверение укладчицы шпал с фотой Вивиен Ли, что мол это не ваше фото мисс... На что девушка пронзив вражескую тетку взглядом васильковых, как околыш фуражки НКВД, глаз предложила показать удостоверение, где уж она точно узнаваема на фото и американка трясущейся рукой, от греха подальше, стала наливать ей халявное пепси.  

 

Короче благодаря совместной деятельности Органов и лучших представителей советской молодежи, провокация ЦРУ была сорвана.  

 

А вот Никита Сергеевич, вплоть до Карибского кризиса, оставался брендом Пепси. Вот оно звериное лицо капитализма. Правильно сказал Маркс, что нет такого преступления, на которое не пошел бы капиталист ради прибыли.  

 

А Михалков Старший написал клеймящую басню про любителей западной халявы, но дабы не обидеть тезку сына, заменил пепси, на кокаколу:  

 

 

 

АХ, КОКА-КОЛА!  

 

По выставке американской,  

Что освещает быт заокеанский  

(Но почему-то не со всех сторон! ),  

Ходил прелюбопытный посетитель,  

До заграничного, видать, большой любитель  

То тут, то там прегромко ахал он:  

'Ах, что за стильная модерная посуда! ',  

'Ах, что за живопись! Законно! Мирово! ',  

'Ах, сразу видно, что она оттуда! ',  

'Ах, ах, абстрактное какое мастерство!...  

' – Так, ахая под звуки рок-н-ролла,  

Он наконец дошёл до кока-колы...  

Тут у него совсем вскружилась голова:  

'Ах, до чего напиток ароматный!  

Ах, что вы говорите, он бесплатный?!  

Прошу, стаканчик! Нет, подайте два!...  

' Американка вежливо подносит.  

Гость пьёт и хвалит. Пьёт и снова просит.  

Уж у него в желудке колотьё,  

А он знай льёт в него заморское питьё...  

Чего греха таить! Любитель заграницы  

Попал в палату городской больницы.  

Бесплатно в ней лечился и питался,  

Но этому ничуть не удивлялся,  

А только требовал и на сестёр ворчал...  

Перед чужим он слепо преклонялся,  

А своего, увы, не замечал.  

 

Роль брюнеток в продвинутой логистике  

 

 

 

Жили были в одном регионе два перевозчика, один что характерно жд, а второй автомобильный. Автомобильный был ближе к идеям социализма по целому ряду причин в том числе и увеличением плеча автоперевозок еще на пару государственных границ, что для определенных видов деятельности было вельми полезно, тем более среди водителей данной фирмы, многие были в левом профсоюзе и некоторые из них активно участвовали в операции "Матрешка"*. А жд перевозчик, был настолько буржуазен, что неоднократно отказывал в помощи прогрессивным силам вплоть до устройства локаутов*. Хотя между нами говоря, обе эти фирмы был глубоко буржуазны, но делу Мировой пролетарской революции, было полезно, дабы тендер выиграли дальнобойщики. Но сцепились эти фирмы не по детски, не по политике, а из за очень важного заказа. Учитывая, что места эти были не совсем цивилизованные, должна была приехать комиссия Заказчика на предмет проверки стабильности и безопасности перевозок, ну и что бы определиться со стороной выигравшей тендер по итогам данной проверки.  

Ведь не зря говорил товарищ Сталин в свое время, что противоречия между различными финансовыми группами и империалистическими державами в их борьбе за передел мира ведут к взаимному ослаблению капитализма и к приближению пролетарской революции.  

 

Ну пока в фирмах ждали комиссию представителей Заказчика, те кому надо тоже не дремали. В страну пребывания транспортных фирм, прибыла делегация японских скаутов, в составе трех юношей, двух девушке и крупной тети-надсмотрщицы с лошадиным лицом. Честно говоря это были не совсем японцы, но их Родина находилась в том же регионе, что и страна Ямато, так что одежда, прически и самое главное очки, сделали легенду не пробиваемой, да и чирикающий язык сгодился, так как в те буколические времена, японцев в этих местах, толком и не видали, особенно скаутов. Местные мачо из подростковой банды, попытались подкатить к экзотическим девчонкам, но не будучи джентльменами допустили ряд эстетических ошибок, обошедшихся им в три сломанных руки и два отбитых причинных места на четверых. Потом пошел слух, что эта банда скаутов снимается в кино про ниндзя и обучаются в горном монастыре и проблемы на этом закончились.  

Уже после первых экскурсий у скаутов появились пластилин и фломастеры, которых не было в таможенных декларациях, так ведь скауты, все у них не как у обычных людей. Уж ежели сам Лесли Нильсен признавал, что в скаутские времена у него было больше секса чем в более поздние и зрелые годы, то лишний пластилин это так ерунда, и тем более то, что ежели в этот пластилин (скатав его предварительно в длинную колбаску) воткнуть фломастер, все это превращается в термо-заряд, так это совсем мелочи.  

Примерно в это же время, откуда то появилась группа киношников с примкнувшей к ним стаей байкеров. Байкеры стали гонять по основной автомобильной трассе, киношники естественно их снимали, но вот что характерно, дорожный криминал после этого резко притих и как то даже рассосался, после пары драк в придорожных кафе и пары же ночных перестрелок, после которых не осталось даже стрелянных гильз. Местная полиция самоустранилась, тем более что её шеф, который почти открыто крышевал дорожных бандитос, внезапно застрелился из табельного Кольта (пуля в сердце и пуля в голову).  

И тут как раз приехала строгая комиссия экспертов, по тендеру на транспортные услуги. Автомобильная фирма, уступила право первенства своим железнодорожным конкурентам, те подали важным господам салон-вагон, раритетный пульман с отделкой из красного дерева, хрустальными пепельницами и диванами натуральной кожи. Состав отбыл от перрона и проехал аж миль двадцать, после чего был остановлен группой скаутов, размахивающих красным флажком. Это не была первомайская демонстрация, это был сигнал опасности на дороге.  

Далее на десятки метров, рельсы были выгнуты на радиусы, исключающие дальнейшее движение (термитные шашки сделали свое дело), но все естественно списали на стоящие погоды, нарушение технологий и правил эксплуатации. А на другой день высокая комиссия проверяла автомобильную трассу.  

На этот раз комиссии предложили проехаться по трассе в кабинах огромных Интернейшенелов, что кстати произвело хорошее впечатление. У председателя комиссии было выражение лица мальчишки, которому дали прокатиться на настоящем велосипеде.  

В дорожном процессе грузовики подъехали к дорожному кафе, где хозяин моментально организовал важным господам столик с чистой скатертью и умопомрачительным меню. Тут как по заказу подъехали вежливые байкер и мирно расположились за соседнем столиком. Ослепительная брюнетка – байкерша, с большими глазами и доброй грудью, в скромных шортиках и еще более скромной открытой безрукавке, долго с восхищением рассматривала главного джентльмена и подойдя и извинившись спросила, не Оксфордский ли у него галстук и попросила разрешения его потрогать. Денди, который заканчивал заштатный универ в Каролине, запунцовел и не смог отказать, причем состоялся практически обмен, девица рассматривала галстук, а джентльмен рассматривал её декольте (что бы было удобнее рассматривать галстук, мото-леди села джентльмену на колени). Короче стороны расстались весьма довольные друг другом.  

Ну а кому от комиссии выпали сплошные пироги и плюшки, я думаю было вполне ясно. Так что в логистике без брюнеток никуда.  

 

Р. С. Через год, скауты и байкеры пересеклись на другом континенте в освобожденном от наймитов империализма городе. Кто то из них въезжал в этот город на танках, а кто то присматривал, что бы некие личности не смогли сбежать, до наступления народного гнева.  

 

* Матрешка – Во времена Холодной войны, методика доставки за Железный занавес продукции запрещенной к продаже в страны Социалистического лагеря. Посылка бродила из страны в страну, каждый раз упаковываемая в следующий больший по размеру ящик. В результате компьютер купленный в ЛА, поступал в Болгарию в качестве мини-бетономешалки.  

 

*Локаут (lockout – запирание на замок) это коллективное увольнение либо принудительный отпуск, в который работодатель отправляет сотрудников в результате трудового конфликта.  

 

Шкатулка с сюрпризом  

 

 

 

 

Помимо крови, грязи и тяжелой неблагодарной работы, война это еще в том числе тайны и золото. Эти два ингредиента обязательные составные части войны, но в отличии от других, существуют долгие годы после официального перемирия. Вторая Мировая кончилась семьдесят лет назад, а до сих пор на вооружении многих стран разработки Рейха, до сих пор существуют тайные и не очень организации политических оттенков тех времен, и до сих пор всплывают тайны и клады РСХА* и прочих УСС*.  

Эта маленькая страна была за тысячи километров от фронтов Мировой войны и отделял её от Европы Океан, но и туда дотянулись щупальца ненасытного Молоха. Летом 1945 года, на траверзе небольшого залива окруженного стеной джунглей всплыла подводная лодка, флаг она не подняла, но полустертая готическая буква U ясно говорила о её национальной принадлежности, Кригсмарин еще воевала. От Убот отделилось две надувных лодки и двинулись к берегу, люи сгрузили на пляж несколько ящиков и скрылись с ними в джунглях.  

Хура не испугался большой железной рыбы всплывшей из под воды, его имя переводилось на язык гринго, как Владыка солнца, и ему ли бояться каких то рыб. Тем более что эта Рыба оказалась одной из очередных игрушек Гринго, ведь в мягких лодках подплыли к Берегу Смерти именно гринго и они отсюда не уйдут, потому что эти места запретны кроме жрецов народа майя.  

Гринго вышли к камню "Голова змеи" закапали возле него свои странные ребристые зеленые ящики а потом началось странное... Один из гринго из странного кривого оружия убил своих товарищей, а потом оттащил их тела в болото, где сам и остался, получив в затылок ядовитую колючку из духовой трубки Хуры. А железная рыба подождав какое то время, вдруг ушла от берега и нырнула в океан.  

Через тридцать лет после этих событий в некоем кабинете над солидным канцелярским столом склонились два абсолютно непохожих друг на друга человека, типичный профессор гуманитарий и некий чин в штатском, но явно с генеральским ореолом. Они рассматривали кусок бумаги с непонятными рисунками в стиле Пиросмани.  

– Это явное письмо майя генерал – произнес профессор – но мне не ясны арабские цифры и непонятный орел, это совсем не соответствует стилю майя, особенно готическое написание арабских цифр и солнцеворот в лапах орла. А текст гласит что некогда, ориентировочно тридцать больших лун назад, вышнырнула из океана большая железная рыба, сошли с неё белые люди и приплыли на землю в круглых лодках и закопали они возле Головы змеи шкатулки из скелетов большого шакала и убили они себя огнем и последнего поразил ядовитым шипом я, жрец Солнца Хура -  

– Спасибо профессор – сказал генерал – можете быть свободны -  

Как только профессор вышел из кабинета, генерал придвинул к себе рисунок и постарался понять, что его в нем зацепило и вдруг он понял, что непонятный орел с солнцеворотом в лапах, это скорее всего герб Третьего Рейха, а тогда мозаика складывается в готовую картину. Шкатулка из скелетов это стандартный ящик Вермахта, рыба это подводная лодка, а цифры это номер груза. Генерал приказал принести из архива папку за номером 1945aha001 и вызвал начальника сектора Z.  

А на узком совещании срочно собранном через час, генерал сообщил своим сотрудникам следующее...  

Судя по рисунку жреца майя, в известном месте в Центральной Америке, закопаны ящики с секретным грузом. Судя по маркировке это личный архив Гитлера. Номер 12677ZH срисованный жрецом с ящика соответствует эвакуационным трофейным спискам. Так было дано начало операции Жрец. Но про профессора-консультанта вспомнили только на следующий день, так что отправленная к нему домой спецгруппа обнаружила полный разгром в его кабинете и самого профессора мирно висящего в петле на крюке от люстры. Самым главным, что блокнота которым профессор пользовался при разговоре с генералом, в кабинете обнаружено не было. Это означало, что счет шел уже не на дни, а на часы.  

Так сложилось, что операцией "Жрец" озаботилось сразу три разведки, две старых и одна молодая, но с тысячелетними корнями. О схроне с тайнами Рейха не знали только власти страны пребывания.  

Ситуация создалась следующая... три спецгруппы срисовали друг друга еще в столице и увлеченно стали следить друг за другом, ибо точное место информационного клада было точно не известно. Бухт недалеко от местных географических точек со змеиными названиями было как минимум пять, населенных пунктов откуда можно было начинать выдвижение было не больше одного на точку, и стоило в любом из них появиться группе этнографов или геологов, как сразу же подтягивались еще две. Работать было невозможно, тем более что старый алкоголик по прозвищу Старый капитан продавший бумагу с рисунком некоему журналисту, к этому времени преставился. Так что ситуация стала на какое то время смесью пата с рокировкой. Но тут появился еще один игрок... Это были представители не самой старой, но очень солидной разведки и действовать они привыкли нестандартно...  

Во первых, они не строили из себя экспедицию, это была молодая учительница креолка из местных уроженцев, закончившая университет в столице соседнего государства и её муж с которым она познакомилась там же, что характерно здоровенный креол. Молодые педагоги должны были отработать месяц так сказать в деревне, дабы подтвердить свои дипломы для местного минпросвета. Приехав деревню, где в это время находились сразу две экспедиции этнографов, молодая пара была экстренно проверена и прокачана со всех сторон и испытание выдержала, ну а когда подтянулись геологи, шпионам стало не до педагогов. Тем более одномоментно из двух экспедиций пропало по одному участнику. Джунгли опасное место, особенно если там рассекает парочка познакомившаяся в Лумумбарии *. Так что шпионские этнографы и геологи, заняли относительно позицию вооруженного нейтралитета и стали ждать подкреплений. А Каролина, как честная гражданка своей страны, позвонила в столицу своей подруге, с которой училась в одном католическом пансионате, и рассказала о подозрительных этнографах-геологах и выразила подозрение, что это контрабандисты. А надо сказать, что папа её подруги, был большим чином в местной полиции и занимался крышеванием контрабандных путей, так что сигнал упал на благодатную почву. Синьор полковник, убедительно присоветовал своему военному коллеге, командующему данным военным округом, провести комплексные военные учения, с привлечением жандармерии. Пока жандармы и военные бегали по джунглям и весям, этнографы да и геологи, сидели тихо как мыши под веником и учитывая что дополнительно высланные на разведку сотрудники (еще по одному на группу) так же не вернулись, шпионы заняли круговую оборону и затаились. А что бы им не было скучно, в хижины которые они арендовали, местные дети периодически и массово подкидывали змей и крупных по нелицеприятности насекомых, (тем более что за каждый акт ознакомления гринго с местной фауной, алькальд* давал монетку). А педагоги, с охраной из жандармов, выделенной им по приказу сверху, нанесли визит в маленькую деревушку, на предмет выполнения изысканий по открытию там школы.  

Надо сказать, что педагоги знали куда идти, ибо действуя нестандартно искали не бывших собутыльников старого пулькерито*, а его последнюю любовь. И что характерно нашли! У старого пьяницы была тайная, но пламенная любовь с местной разбитной мучачей. Девица обожала сказки, а Старый капитан, наизусть знал сказки братьев Гримм, причем во взрослой интерпретации. Так что он покорил и ум и сердце молодой пейзанки, так же как и до этого покорил неокрепшие умы прибрежного племени, которому рассказывал сказки, за ассортимент местной пульке, были производить которую, индейцы большие мастера. Так что заявившись в деревню, и оставив охрану дегустировать местный самогон, парочка педагогов-разведчиков, довольно быстро нашла тайник у "Головы змеи", добрались до ящиков, грамотно их разминировали (а что вы хотите, в "Лумумбарии" отлично поставлено саперное дело" и добравшись до содержимого впали в безудержное веселье. Это были архивы Рейхсминистерства Просвещения и Пропаганды доктора Йозефа Геббельса. Нет, несколько папок из кадрового департамента, так и просились к коллегам из Штази*, ибо среди нацистских чиновников мелькали фамилии нынешнего истеблишмента Бундесреспублики, но основным грузом являлись книги с автографом Геббельса. Отсмеявшись и приведя тайник в первозданное состояние ребята вернулись в деревню и проведя с бывшей пассией Капитана определенную работу, удалились вкупе с охраной. Не волнуйтесь дорогие читатели, определенная работа, это отнюдь не ликвидация, а вовсе наоборот. Мучача должна была тайком, но за очень хорошие деньги, рассказать геологам и этнографам о тайнике, тем более, что слух о гринго ищущих "Голову змеи" уже разнесся по деревне. А то что камень назывался у местных пейзан на самом деле совсем по другому, пришельцы из за двух Океанов не знали. Короче когда солдаты и жандармы (а вместе с ними и мудрая свидетельница) покинули эти места, в деревню подтянулись этнографические и геологические подкрепления и возле тайника произошел бой не на жизнь а насмерть, местные Гавроши еще месяц собирали в джунглях гильзы 11, 45 и 9 миллиметров. Победившая сторона по традиции получила все, вернее образцы творчества хромоногого доктора имевшие увы ценность, разве что для редких коллекционеров.  

И снова кабинет генерала, правда атмосфера скорее напряженная, нежели деловитая. Генерал искал крайних, точнее тех из за кого номер 12677JG был прочитан, как 12677ZH. И судьба их обещала быть ох не легкой...  

 

А в это время, в другом кабинете, другой генерал в штатском, густо хохотал, роняя на стол пепел папиросы "Герцеговина флор"*.  

 

Р. С. Через пару месяцев, два министра Боннского правительства, неожиданно гораздо лучше стали относиться к ГДР  

 

Примечания  

 

*РСХА – Имперское управление безопасности Третьего Рейха  

 

 

 

 

 

*УСС – Управление стратегических служб. В 1942 – 1945 годах разведка США  

 

 

*Лумумбарий – стученческое прозвища Института Дружбы народов имени Патриса Лумумбы  

 

*Алькальд – сельский староста в Латинской Америке  

 

 

 

 

*Пулькерито – любитель напитка пульке  

 

*Штази – служба безопасности ГДР  

 

 

 

*Герцеговина флор – любимые папиросы Сталина  

 

Снайпер как аргумент выбора невесты  

 

 

 

 

Генерал Эдвард Зеббадия Флосс ненавидел снайперов. В Бейруте пуля снайпера оторвала ему мочку уха. В Лаосе пробила каску в сантиметре от виска. А вот в Сомали пуля снайпера (это уже была третья пуля в процессе данного покушения, ибо объект метался по трибуне на четвереньках), так вот, в Сомали пуля порвала полковнику брюки в паху. Как он рассказывал в Брюссельском ресторане двум русским офицерам из Московской делегации, он решил тогда, что ему точно пришел конец!  

– Ну, это еще не конец, – сказал один из русских. – Вот если бы ты убил вождя...  

 

И русские хохотали почти до слез, и рассказали Эдварду анекдот на эту тему*. Генерал тогда так и не понял, почему трагическая ошибка ковбоя вызывает у его русских друзей такое веселье.  

Генерал был вдов, и внезапно влюбился в шуструю девицу по имени Люси, невесту некоего капитана-ботаника из аналитического отдела. А девушка была прагматичная, и весы патий будущего в её очаровательной головке стали колебаться. То ли состоявшийся грубоватый генерал с покалеченным ухом, то ли перспективный молодой капитан из хорошей семьи.  

А одной хитрой конторе, находящейся по ту сторону тайного фронта, позарез надо было, чтобы на меркантильной девице женился именно данный капитан. Контора уже давно хотела внедриться в некий Аналитический отдел, где было много вкусной информации, и тут в их поле зрения попал брачующийся капитан-ботаник. В данном подразделении все интересные объекты были слишком чисты для вербовки, но вот у девицы под кодовым именем Фрида нашелся полный шкаф скелетов, и теперь товарищам, "имеющим отношение", оставалось только ждать, когда брак состоится, а остальное было делом техники. И тут подвернулся, будь он не ладен, дженерал Зеббадия. Главной сложностью в операции "Рокировка" было то, что девушку надо было перенацелить на капитана ненавязчиво и незаметно для окружающих. К счастью, девица сама не спешила рвать с капитаном, и работала, так сказать, на два фронта.  

Генерал уже бывал под колпаком, и кое-какие данные на него накропать удалось. Например, у него был брат, так же генерал, но в отставке, который был президентом местного стрелкового клуба, но самым большим подарком для наших стали данные по его посещениям психоаналитика.  

В ночь с субботы на воскресение к зданию, где данный психо-медикус снимал офис, подкатила аварийка местной Энергетической службы, которую вызвал местный охранник, озабоченный отсутствием света в здании. Парочка мускулистых электриков ликвидировала аварию как раз к началу трансляции мирового чемпионата, один из них вытащил из фургона упаковку пива и присоединился к альгвазилу у экрана, а второй сказал, что пробежится по зданию, дабы посмотреть проводку. Проводку он посмотрел, особенно внимательно он смотрел её в бюро одного психоаналитика.  

Короче, копия истории болезни генерала оказалось на столе у командира группы, а пройти мимо снайпер-фобии спецы просто не смогли. Операция "Рокировка" оформилась окончательно и вступила в активную фазу.  

Люси, так звали объект? 2 (? 1 был капитан, а? 3 – генерал), познакомилась в магазине косметики со своей сверстницей. Элис подобрала с пола её кошелек, неизвестно как выпавший из сумочки ("неизвестнокак" получил благодарность). Девушки, пощебетав на косметические темы, переместились в кафе, где за кофе с Бейлисом плавно перешли к обсуждению этого туповатого и неблагодарного племени, зовущимся "эти мужчины", и тут Люси узнала, что Элис недавно вышла замуж за адмирала. Ну, а когда молодая мисс адмиральша рассказала, что послужило последним лепестком в свадебном венке, Люси восхитилась, позавидовала и потребовала инструкций, и инструкции, что характерно, последовали...  

– Понимаешь подруга, – сказала Элис. – Мужчины – они как дети, у них всегда есть любимые игрушки, сколько бы лет им не было, и если ты покажешь, что тебе нравятся именно они, то мужик твой. Мой адмирал начинал свою карьеру боевым пловцом, и был помешан на аквалангах. Я научилась этому идиотизму, и через своего инструктора попала на клубное дайвинг-шоу, где членом жюри был мой будущий муж, а остальное – дело опыта и грации. Сначала у меня заели ремни акваланга, и Гарви мне помог, при этом купальник, конечно, порвался, и в раздевалку я шла в его кителе, ну, а потом и свадьба. (Люси сразу вспомнила, что капитана захомутала во время воскресной утренней пробежки, обогнав его и эротично споткнувшись). Твой женишок – сухопутный вояка, воевал, значит, помешан на оружии. Ты стрелять умеешь?  

А вот стрелять как раз Люси умела. Когда она очередной раз меняла биографию, то ей случилось прожить полгода в Орегонских лесах, в домике полусумасшедшего ветерана Корейской войны. Мужик был помешан на оружии и коммунистических шпионах, но когда Люси несколько раз доказала ему, что она своя, старый солдат стал истово обучать её стрельбе из своего не маленького арсенала. Так что идея была вполне выполнима, тем более, близился очередной Стрелковый праздник, где среди почетных гостей обязан был быть генерал Эдвард Зеббадия Флосс.  

Записаться в Стрелковый Клуб, где президентствовал брат генерала, новая подруга помогла Люси через свои связи (в общей сложности это обошлось в восемнадцать тысяч зеленых енотов, включая место в команде).  

И вот наступил день финальных стрельб. Комментатор объявил, что сейчас будут соревнования по классу снайперских винтовок калибра. 38 -. 45. Генерал, даже отодвинул от себя визир стереотрубы, а внизу живота у него привычно захолодело, когда на позициях блеснули стволы ненавистных снайперских винтовок. И вдруг, на Третьем номере линии огня, нарисовалась изящная, смутно знакомая девичья фигура, с тяжелой винтовкой. Генерал приник к стереотрубе и ахнул: в элегантно-эротическом камуфляже с профессиональным обвесом, на линии огня стояла его Люси, в руках она держала снайперскую винтовку, и держала её настолько профессионально, что генерала передернуло. Волна страха и отвращения улеглась только тогда, когда он отъехал от стрельбища миль на двадцать. А Люси взяла первое место, но в жюри к её изумлению, генерал больше не появился, его домашний телефон молчал, а по открытой служебной линии отвечали, что генерал отсутствует.  

А на съемной квартире Люси раздались подряд два звонка, сначала позвонила Элис и сказала, что Люси интересуется какой-то агент ФБР, а потом позвонил капитан и сказал, что у него командировка на полгода на Окинаву, и он хочет ехать туда уже женатым человеком.  

В этот же день новобрачные вылетели в Лас Вегас, где приобретя за 120 долларов Las Vegas Marriage License от Marriage Bureau*, стали молодоженами, Люси сменила фамилию и, счастливая, улетела на Окинаву. А через пару месяцев, инструктор из спортзала с которым Люси начала легкую интрижку, объяснил ей, что на сейчас у неё есть только три варианта карьеры: подследственная ФБР, по делу об убийстве; вечная беглянка, потерявшая все; ну, или счастливая и богатая – супруга своего мужа, оказывающая мелкие услуги за большие деньги.  

Боюсь, читатели ни за что не догадаются, что выбрала Люси. А генерал Эдвард Зеббадия Флосс женился на хозяйке молочного кафе, которая боялась любого оружия, даже больше чем мышей.  

 

*Ковбой Джо встретил в прериях племя индейцев.  

– Это конец, – подумал Джо.  

– Нет, это еще не конец, – молвил внутренний голос. – Убей вождя.  

Джо всаживает в вождя три пули из своего Кольта, а внутренний голос отвечает:  

– А вот теперь, точно – конец.  

 

*Las Vegas Marriage License от Marriage Bureau – документ городского суда Лас-Вегаса, дающий право на быстрое оформление брака.  

 

 

 

 

Тюнинг для лузера  

 

 

 

 

Коллекционеры делятся, примерно, на три градации. Самая простая – это те, кто коллекционирует что-либо просто так, без фанатизма, и знание предмета коллекционирования у них среднее (как, впрочем, и возможности). Самая высшая – это коллекционеры с возможностями и прекрасным знанием предмета, а самая своеобразная – это коллекционеры из богатых лузеров, которые ничего не понимают в предмете, и поэтому являются приманкой для аферистов всех сортов – от Энди Такера до Элмира фон Хори*. Но, если фон Хори не нужна была техническая поддержка, то Энди Такер обходился без неё далеко не всегда. А куда уж деваться простым людям, так сказать имеющим отношение, но выполняющим задание...  

Задания в таких случаях бываю весьма своеобразными, и конечная цель их является порой секретом даже для исполнителей, а вот методика и обеспечение задачи как раз целиком ложится на плечи рыцарей плаща и автоматического пистолета Стечкина. И тут было все как обычно...  

Так сложилось, что в одной цветущей стране, омываемой водами сразу двух океанов, жил некий богатый пенсионер. Хоть он был и гринго, но местные пейзане его обожали: привозили ему местные лакомства всех видов и негласно охраняли его усадьбу. Доктор Арчибалд Джоунс (доктор философии) с умилением рассказывал знакомым из Северных штатов про то, какой тут милый и дружелюбный народ, который настолько уважает философов, что абсолютно бесплатно снабжает его полным диапазоном местных деликатесов и бесплатно приставил к нему штат служанок. Не знал бедный гуманитарий, что вовсе не любовь народная сделала его почитаемым, а то, что он, купив дом вместе с землями, мило не обратил на границы земель внимания, и пеоны, увидев, что с них, как с арендаторов, не дерут три шкуры, как ранее, решили всячески задабривать странного гринго. А так, как доктор не общался с местным светом, то все продолжалось в счастливом неведении и взаимному удовольствию.  

Это ранчо Джоунс купил по трем причинам... Во-первых, он получил крупное наследство, во-вторых, он, наконец, смог предаться своему хобби, и, в-третьих, на прилегающих непосредственно к дому территориях, ограниченных забором 2 х 2 мили, был огромный армейский ангар и минисеть прекрасных дорог, а для хобби доктора – это было самое оно, потому что он коллекционировал редкие автомобили. А, учитывая, что Арчибальд был в данном плане полным лузером (интернета тогда еще не было), редкость автомобилей определял он исключительно по своим ощущениям. Так что, ангар был заставлен самыми причудливыми образцами автопромов разных стран, наследство все никак не кончалось, и, почуявшие наживу, жучки от автоколлекционирования периодически наносили доктору визиты, дабы показать фото новых находок. Но, надо сказать, что доктор купив по фото элитную Лянчию Ламбаду (оказавшуюся в результате старым ржавым Фордом), стал сам выезжать на осмотр наиболее дорогих моделей, хотя последний крайне не любил уезжать из своей авто-усадьбы, так как, наконец, более-менее освоился с рулем и стал дни напролет рассекать по усадьбе на своих ретро и не очень авто. И вот этого человека надо было гарантированно выманить из дома хотя бы на сутки, причем, не вызывая у него каких-либо подозрений.  

 

Главная идея операции лежала на поверхности. Надо было найти такую автоприманку, ради которой клиент точно сорвется из дома хоть на край света, и тут ребятам, как всегда, повезло. Главный из местных по сочувствию идеям социализма был хозяином автосвалки, и мы начали там большую ревизию на тему "из чего бы сделать супер-раритет".  

Было найдено два кандидата на супер-девайсы, танкетка типа Карден-Ллойд* и Трехосный Додж 3\4*, главное в них было то, что они были почти на ходу, а машины не на ходу клиента не интересовали. Хозяин автосвалки Хосе, естественно, имел представление о рынке раритетов, и сказал, что две, наиболее востребованных модели, – это что-то из автопарка Гитлера и Сталина: спрос и цены тут просто зашкаливают. Из доджа решено было сделать фронтовую машину Кейтеля Skoda-903*, на это худсовет подвигли два литых орла со свастиками, завалявшиеся на свалке с незапамятных времен: они, судя по величине, были с паровоза, но для Кейтеля сойдет, как сказал командир, ну, и шкодовские литые эмблемы были также из коллекции хозяина свалки.  

Но тут началась торговля с Хосе, ибо он хотя и сочувствовал делу Социализма, но был не чужд и мелкобуржуазному чувству наживы. Торговля началась с объявлением Хосе предварительной суммы расходов. С нашей стороны переговоры вел товарищ Т. : он был весьма опытный переговорщик и хороший психолог, так что, при озвучении первой суммы, он сделал лицо юноши-ботаника, идущего на свидание с любимой, но, увидевшего перед её калиткой переползающую дорогу ядовитую змею с пустыми ведрами, и сразу же назвал свой вариант оплаты, который был раз в пять меньше обозначенного Хосе. В ответ на этом Хосе принял настолько возмущенно-испуганное лицо, что на его фоне юная девственница, увидевшая обнаженного Кассиуса Клея, имеющего не имеющие двойных толкований намерения, показалась бы невозмутимой. Короче, процесс пошел, и, рано или поздно, но пришел к консенсусу. Хосе очень хотелось сбыть еще что-нибудь вместо забракованной танкетки, и он рассказал о трехмоторном Westland IV Wessex * (от которого остался, правда, только один мотор и хвост), и тут большой знаток истории бронетанковых войск, товарищ Б., воскликнул Эврика! Он быстро набросал на листе бумаги схему того, что надо было построить, и привел этим эскизом в восторг и Хосе, и загрустившего было аналитика, который чах над тем, чтобы наши модели вытащили бы сюда авто-лузера, как пробку из бутылки с теплым шампанским.  

Тем временем, в город, в окрестностях которого и пребывала автомобильная свалка, доставили одного из автомобильно-антикварных жучков, лично знакомого с нашим клиентом. Не знаю, на чем его подловили и вербанули, но преданность и энтузиазм он излучал тысяч на десять ватт.  

Но когда ему предъявили оттюнингованную танкетку, он аж тявкнул с повизгиванием, как спаниель, завидевший застрявшего в кустах жирного вальдшнепа. После чего, моментально перестав бояться командира, он затеял с ним весьма эмоциональную беседу об истории данной ветви военной техники. Короче, не буду вас мучать уважаемые читатели... Из танкетки, приделав к ней хвост и мотор от Вестланда, мы сделали почти действующую модель летающего танка тридцатых годов. Из лобовой брони торчало очень похожий на настоящий макет пулемета "Виккерса"* а на бортах была нанесена эмблема испанской Фаланги (по нашей легенде этот девайс Франкисты захватили у Республиканцев во время гражданской войны в Испании). Были тогда реальные разработки и даже действующие девайсы, мы же остановились на одном из вариантов под названием "танк-автожир Камова"*.  

Сделав несколько цветных фотографий, антиквар умчался к нашей жертве, а нам оставалось только ждать.  

 

 

 

 

А, примерно, в это же время.....  

 

В городке Сан-Кристобаль была только одна достопримечательность: каменная пожарная вышка рядом с муниципалитетом. Эта вышка была, во-первых, каменной, а, во- вторых, во времена революционных войн, восставшие пеоны сбросили с этой вышки рояль дочери местного алькальда, предварительно его туда затащив (рояль, а не алькальда, алькальда просто повесили). А все остальное время тут царила беспросветная скука, особенно по выходным, и поэтому визит в данный городок бродячего цирка был по значимости сравним с приездом в прошлом году группы Бони М в Москву.  

Цирк давал три представления. Утреннее детское, после сиесты – обычное, и в сумерках – специальное и только для взрослого населения. Поэтому, в субботу вечером, снаружи усадьбы доктора Арчибалда Джоунса, дежурили только три человека, а в доме, после отъезда хозяина, остался только старик управляющий (доставшийся доктору вместе с домом) и пара слуг, а все остальные домочадцы уехали в город смотреть цирк. (Цирк, который, естественно, выполнял не только культуртрегерские функции).  

 

Ближе к ночи, в десяти метрах от ворот усадьбы, весело пылал костер, возле которого вольготно расположились пять человек: троица охранников-добровольцев и парочка слуг, компанию им составляли несколько бутылок с пульке*, которые они активно опустошали. Один из пеонов решил отойти попудрить носик в ближайшие кусты. Но навстречу ему из темноты возникла черная фигура с пылающими неземным огнем глазами. Несчастный караульный оправился и упал в обморок одновременно. Остальных быстро обездвижили минимум на три часика и разложили вокруг костра в виде героев, павших в непосильной борьбе с зеленым змием, в руки, естественно, вложили бутылки с пульке. В дом вошли без проблем и не включая света, ибо у всех были положенные по Уставу ПНВ* (сон спящего управляющего подлечили хлороформом) и сразу же приступили к выполнению задачи... На втором этаже, в библиотеке, набитой испанскими фолиантами и инкунабулами абсолютно не интересующими доктора, за одним из шкафов был спрятан сейф (про который новый хозяин, естественно, знать не знал), и его бумажное содержимое надо было изъять и доставить куда следует. Товарищ Е, являющийся специалистам по открыванию Сезамов и прочих очагов папы Карло, посмотрев на украшенную накладными бронзовыми виньетками дверь, презрительно произнес: "Максимум – двадцать минут". Раскрыл саквояж типа докторского, достал из него стетоскоп и приступил к таинству.  

В сейфе была дюжина толстых кожаных папок, обвитых витым шнуром и опечатанных сургучом на дощечках с тиснением Panama Canal.  

Сейф закрыли, шкаф поставили обратно и прикрепили к стене намертво. Папки ушли по назначению, а над пеоном, проснувшимся в антисанитарном виде, издевалось потом все селение, и даже его рассказы о демоне с пылающим взглядом никого не удивили.  

Ну, а доктор вернулся сразу с двумя пополнениями для своей коллекции, правда, летающий танк мог только ездить, но доктору объяснили, что летает он только в боевой обстановке при сбросе с самолета. Ну, а пламенный революционер Хосе, получив на руки огромную для него сумму, резко охладел к революционной борьбе, и открыл на паях с тем самым антикваром автомастерскую по элитному тюнингу.  

 

* Карден-Ллойд Модель VI (Carden-Loyd Mk VI, Carden Loyd Tankette) – английская танкетка 1920-30 х годов. Массово выпускалась и эксплуатировалась во многих странах Мира. Боевое значение весьма слабое.  

 

 

 

 

 

* Элмир фон Хори – величайший подделыватель живописных полотен ХХ века.  

 

* Трехосный Додж 3\4 – Dodge WC-63 6x6. Трехосный вариант знаменитого "Доджа – три четверти"  

 

 

 

 

* Skoda-903 – Чешский армейский штабной автомобиль. 1940-1942 годах было изготовлено 42 машины, поступившие на вооружение войск СС, а так же в армии Венгрии, Румынии и Словакии.  

 

* Westland IV Wessex – Британский шестиместный легкий транспортный самолет Вестленд IV, созданный в 1928г  

 

 

 

 

 

 

*Пулемет Виккерса – Британский клон пулемета "Максим", производился с 1912 по 1968 год.  

 

 

 

*Танк- автожир Камова  

В 1933 году КБ А. Н. Рафаэлянца за месяц разработало проекта летающего танка. Идея заключалась в подвеске легкого танка БТ к безмоторному самолету. Воздушный винт приводился во вращение с помощью механической передачи от двигателя танка. После посадки отсоединение танка от самолета происходило без выхода экипажа из машины. А молодым конструктором Н. И. Камовым был предложен интересный вариант летающего танка-автожира. Сталину мысль понравилась, и Камову поручили строить просто боевые автожиры, ну, а потом Камов стал известным конструктором вертолетов.  

 

* Пульке – Слабый алкогольный напиток из сока агавы в Центральной Америке. У древних ацтеков приготавливался в связи с религиозными обрядами. Из пульке выгоняется водка – текила.  

 

 

 

 

 

* ПНВ – прибор ночного видения  

 

Жандарметки  

 

 

 

 

 

В одной небольшой стране с очень богатыми недрами был у власти диктатор. Диктатор, естественно, демократически избранный добровольным народоизъявлением. Но диктатор несколько перегнул свою демократическую палку. Во-первых, он начал репрессии против местной рабочей партии, а, во-вторых, возжелал получить большую, чем прежде, маржу, от владельцев рудников и копей. Через пару месяцев должны были состояться новые выборы, и те, кто дергал за веревочки и рычаги власти, уже присмотрели нового кандидата. Но тут диктатор организовал, экстренное Рождественское пожелание группы пейзан и горняков, о присвоении ему пожизненного президентства, и это, вкупе с предыдущими деяниями, было очень большой глупостью, ибо разозлил он и Запад, и Восток.  

Сразу две группы людей, "имеющих отношение", получили одновременное указание не допустить изменения законодательного статуса синьора эль президенте, принять меры к его лишению должности, ну, и временно не мешать друг другу, а даже и наоборот.  

В результате, группа товарищей и джентльменов, имеющих отношение к владельцам недр, а так же к Международному рабочему движению, разработала элементарный государственный переворот типа "18 брюмера"*, правда, вместо Мюрата с гренадерами у заговорщиков был пехотный батальон, находившийся в десяти километрах от столицы, но проблема была в том, что жандармерия была предана диктатору. По всему городу стояли их посты, и недавно жандармы получили на вооружение партию раций. То есть – при входе мятежного батальона в город, информация могла поступить к частям, верным диктатору, раньше, чем хотелось бы. Жандармерию, увы, нельзя было подкупить, ибо диктатор её лелеял и холил, в отличие от армии. У жандармов была красивая парадка, новый камуфляж и, для пущего блезира, каски Вермахта.  

Так что, был нужен вариант тихой и бескровной локализации жандармских постов по маршруту ввода в город батальона, и в районе дворца диктатора и парламента, куда диктатор собирался через пару недель на инаугурацию своего нового пожизненного статуса, что по ряду известных, но не поименованных причин, было недопустимо.  

Именно эту проблему обсуждали два джентльмена в белоснежных летних костюмах, сидящих в патио лучшего отеля города и смакующих дневной дайкири "Папа Хэм" (очень много льда, свежевыжатый грейпфрут, чайная ложка рома и чайная лодка мараскина). Джентльмены имели официальное отношение к неким культурно-гуманитарным миссиям в соседней стране, и находились тут под предлогом посетить в уикенд широко известное местное казино, которое так же находилось в данном отеле. Несмотря на некоторую похожесть (костюмы у обоих были с Сэвил Роу, а в плечевых кобурах у обоих были Бондовские РРК*), джентльмены представляли разные полюса мирового политического поля, то есть – к развевающемуся в воздусях подолу Мерилин официальное отношение в их странах было диаметрально противоположное, от восторженного до порицающего. Но сейчас интересы их Контор совпадали, и Сэр, и Товарищ увлеченно перебирали всевозможные варианты выполнения задания. Из-за столика в углу за ними уважительно-восторженно наблюдали двое агентов местной тайной полиции, завербованные обеими сторонами, и по сему писавшие отчеты под копирку. Да, и от буржуазной морали бывает польза...  

И тут, после третьего дайкири, Товарища осенило... Он вспомнил некую интересную школу в одной дружественной стране. Там был женский, так сказать, факультет, и курсантки говорили на том же языке, что и в этой стране, и плюс – владели всеми видами оружия и кучей единоборств. Вот бы их сюда, на практику в местную жандармерию, но вот как быть с проблемой легализации...  

Сэр пришел в дикий восторг, проявившийся в легкой улыбке и благожелательным кивке головой. Языком мимики он дал понять, что с легализацией проблем не будет, и уже через три дня в местное МВД курьер из МИДа принес гарантийное письмо с просьбой принять на практику по уличному патрулированию курсанток-выпускниц из школы жандарметок некоего государства. Предоплата, естественно, гарантировалась, но намекалось, что девушки из приличных семей, и чтобы обижать их – ни-ни!  

Итак, курсантки прибыли, и вызвали определенный ажиотаж. Сопровождала их синьора полковник выдающихся статей. Секретарь министерства, подвинутый на фэнтези, прозвал её Царицей Орков. Ну, а сами девушки были симпатичные, но строгие. После того, как одному мачо-капитану миниатюрная курсантка сломала руку (одним движением в двух местах), все поняли, что "ни-ни" – это всерьез.  

И вот наступил торжественный день, кавалькада синьора эль президенте промчалась к парламенту, по всему пути следования стояли патрули в составе жандармов в касках и парадных мундирах и девушек в элегантной форме. А когда в парламенте начались официальные трехчасовые прения по главному вопросу, в город вошла колонна кирасирского батальона "Кордильеры", и по всему пути его следования девушки элегантно укладывали лицом в пыль обалдевших жандармов. Парламент был взят практически без выстрела еще до прибытия авангарда кирасиров (адъютант диктатора, доставая пистолет, прострелил себе ногу, потому что жандарметка, дежурившая вместе с ним, расстегнула блузку, чем нарушила его душевное и физическое равновесие).  

И все сестры получили по серьгам. Концерн – подтверждение старых контрактных условий, батальон кирасиров – статус гвардейского, рабочая партия – пять мест в новом парламенте, страна – нового президента, а жандарметки – Красные дипломы.  

 

Примечание  

 

18 брюмера VIII года Республики (9 ноября 1799 года по Григорианскому календарю), Наполеон Бонапарт, его брат Люсьен и будущий маршал Мюрат, лишили власти Директорию и разогнали штыками Совет пятисот и Совет старейшин. Так началась во Франции эра Наполеона, которая закончилась, когда Русская Армия пришла в Париж.  

 

 

 

 

Вальтер РРК – распространенный некогда в полиции и спецслужбах пистолет под патрон Парабеллум.  

 

Желтый Иблис  

 

 

 

 

Пески Магриба сотни лет лениво наблюдали за суетой смертных. Иногда они насылали на людишек песчаные бури, навсегда скрывающие в желтой мгле путников, караваны и целые города. Вот и сейчас тут опять шла война. Сцепились страна, называющая себя Джамахерией, и другая, находящаяся южнее, но между ними в пустыне обитали кочевники, которые даже не знали, что живут на территории какого-то там государства, ибо считали своим государством племенной союз. Таких союзов тут было, кстати, несколько, и они периодически объединяясь, чтобы отбить наступление общего врага с севера, или с юга, а в промежутках упоенно резали друг друга. Нет, применялись и современные автоматы и артиллерия, но родовые сабли и кинжалы были всегда с собой. Тут, конечно, откуда не возьмись, появились белоногие, которые стали помогать всем сторонам конфликта, преследуя сугубо личные цели. Так что было тут шумно и иногда даже весело.  

Один из фрагментов этой войны выглядел следующим образом...  

На территории условно относящейся к сопредельному государству, на границе пустыни, на дне огромной котловины был создан учебный лагерь, в котором дружественные белоногие срочно обучали местное ополчение.  

А другие белоногие натравили на лагерь повстанцев, которым обещали за разгром этого лагеря верблюдов, воду, винтовки и гурий (которые не успеют убежать). Но ополченцы не захотели делиться гуриями, и отбивали все атаки, тем более, что с ними была дюжина весьма неплохих инструкторов по обучению стрелковому делу, и нападающие заменили атаки блокадой.  

И образовалось некое равновесие, намертво сковывающее обе стороны в маневре, и тут...  

В рассветных коротких сумерках за дальними барханами что-то зарычало и зашумело, и на холм выползло нечто большое и желтеющее. Сверкая огромными глазами, чудовище взвыло, и в сторону лагеря понеслась стая огненных стрел, когда паника, вызванная ракетным обстрелом, улеглась, чудовища уже не было. Через пару дней все это повторилось вечером, посты, вынесенные за периметр, были вырезаны. На следующей неделе все повторилось с утра, а посланные в погоню два броневика попали в засаду и были сожжены из гранатометов, после чего броневики кончились.  

РСЗО* были миллиметров сто сорок¸ но морально-политический дух обучаемых падал как от трехсот миллиметров и даже больше, ну, и потери были какие не какие. Авиации в этих местах у повстанцев не было, и их руководство придумало гениальный ход, заявив, что инструкторы (закончившие к тому времени свои учебные планы), могут быть свободны, но только после того, как успокоят Желтого Иблиса. Подстава была грамотная и деваться было некуда, но ребятам свезло, ибо в паре-другой сотен километров от данного места находилась некая универсальная группа, которая занималась, в том числе, и спасательно-эвакуационными работами, и группа была в данный момент свободна. Короче, через сутки-другие, из вертолета 'Алуэтт', раскрашенного в цвета егерской службы какого-то непонятного заповедника, вылезло четыре человека в африканском камуфляже, легионерских кепи и с кучей боевых кофров. Инструкторы приободрились, ибо это и была кавалерия из-за холмов.  

На совещании главный Спасатель доложил, что вертолет приближался к лагерю, нарезая концентрические круги, и путем визуальной разведки они определили два наиболее возможных маршрута Желтого Иблиса, и они оба уходят к границе. А кого-то смутно напоминающий Спасатель, в круглых очках без оправы, сказал, что есть минимум десять дней передышки, так как на сопредельной стороне будет праздник, и вести боевые действия будет просто некому. Можно, конечно, прямо сейчас спокойно эвакуироваться, но потом ведь снова приползет эта желтая хрень и рано или поздно уничтожит лагерь. И главное общее решение звучало так и только так – 'Языки, дезинформация и диверсия! '. Но сказать это было проще, чем сделать. Не было дружественного подполья и партизан, а появление у противника больших количеств китайских, да и просто трофейных ДШК, делали невозможным любое применение единственного вертолета в тылу противника. Но ведь жил для чего-то когда-то хитроумный царь Итаки Одиссей...  

Итак, на рассвете, тайком (об этом, я думаю, знали даже в Улан-Баторе), из лагеря через Южные ворота выехали три грузовика, они везли какой-то жутко ценный груз, то ли миллиард фальшивых Фунтов времен рейха, то ли партию черных изумрудов. Но напасть на небольшую колонну должны были уже через десять километров от лагеря. Должны, потому что, не дождавшись колонны, нападающие стали увлеченно делить шкуру не пойманного Троянского коня с помощью легкого стрелкового оружия. А тут и конь нарисовался в виде той самой маленькой колонны искусно блиндированных грузовиков, с кучей замаскированных пулеметчиков, ну, а после того, как с двух сторон ударили выдвинутые заранее штурмовые группы, охотники превратились в дичь. Первые же экспресс-допросы дали нужную информацию, которая нас не обрадовала... Этот самый Желтый Иблис, бывший каким-то огромным тягачом, на которой присобачили два пакета труб РСЗО, имел лежку эдак лье за сто отсюда, в ущелье, к которому примыкает система пещер, и которое охраняет чуть ли не тысяча человек, а вокруг несколько вооруженных поселений, состоящих из беженцев. Так что, воленс-ноленс, приходилось делать упор на операцию 'Ярмарка'. Была еще одна хорошая новость: у РСЗО кончились ракеты и ждали их не раньше, чем через неделю.  

Было взято много пленных, но часть из них ночью сбежали, и утром вся пустыня знала, что за любой кусок шкуры Желтого Иблиса больше верблюжьего хурджина, гяуры из лагеря дают Али* с патронами и 500 франков.  

Изначально некоторые сомневались, надо ли так усложнять, но Главный Спасатель был тверд в своей уверенности, что на Востоке, надо действовать именно в местных традициях. Одно дело, когда новость при несут слухи, а совсем другое дело, когда информацию сообщил воин, бежавший из вражеского плена. И началась Ярмарка...  

 

Нельзя сказать, что все местные пейзане были сплошь жулики, но стремились они к этому явно. Уж чего только нам не приносили в качестве шкуры Иблиса, и хурджины, и старые шкуры неизвестных животных, один дервиш притащил кусок кровельного железа, и его не пристрелили на месте только потому, что своей историей об охотничьем подвиге он довел до слез даже не понимавших местную молву Спасателей. А потом прилетела первая ласточка в виде двух бедуинов с желтой дверцей с до боли знакомым клеймом, когда до народа дошло, что это была эмблема Кировского тракторного завода, смех и маты поднялись такие, что прибежала даже охрана с периметра. А картина стала постепенно определяться, особенно после того, как трое бедуинов притащили две учебных китайских сто сорока миллиметровых ракеты, на радостях им дали три автомата, но они попросили четыре, четвертый для их родственника охранявшего тюнингованный Кировец. То есть -Желтый Иблис оказался трактором К-700 с установленными на него двумя пакетами китайской РСЗО (чего только не придумают доморощенные умельцы в ходе локальных и не очень конфликтов). Коммивояжеры сообщили также, что через день должны привезти настоящие ракеты, а через два дня будет очередной огневой налет.  

Ну, а дальше было дело техники... Троице родственников охранника Иблиса было обещано десять автоматов и пять тысяч франков, если они тайком прилепят к Иблису в незаметных местах, несколько тяжелых коробочек (срочно покрашенных в желтый цвет). Это были, как читатели видимо догадались, магнитные мины, без которых ни один уважающий себя Спасатель не тронется в путь. Взрыватели были выставлены по умолчанию на четыре часа утра через два дня, плюс ребята что-то намудрили на счет неснимаемости. Бедуинам-диверсантам объяснили, что халявы не получится, и заказчики обязательно узнают о том, поставили они коробочки или нет.  

И наступил день, а вернее ночь 'Х'. Вертолет висел в километре над лагерем, персонал лагеря был с вечера разогнан по щелям и окопам, и тут на горизонте ахнуло. Ахнуло весьма неплохо, и, я бы сказал, эффективно, ибо против пары, другой килограммов спецвзрывчатки не устоять даже трактору К-700.  

P. S. Бедуины пришли за наградой, получили все сполна, но все равно попытались торговаться.  

* Али – Название автомата Калашникова на Ближнем Востоке и Севере Африки  

 

АЛАЯ АМАЗОНКА.  

Авантюрный роман в стиле Пикуля и  

немножко Дюма  

 

 

 

 

Париж. Булонский лес  

В утренний час на осенней аллее Булонского леса, там, где  

еще оставались практически не тронутые заповедные  

места Руврэле, раздался перестук конских копыт. Из  

туманной дымки показался белый арабский скакун, легко  

несущий стройную фигурку молодой дамы в алой  

амазонке и черной шляпке с вуалеткой. Внезапно, в  

нескольких саженях впереди, рухнуло, явно, подпиленное  

дерево. Жеребец встал на дыбы, но всадница ловко  

соскочила на землю и даже не упала, но неприятности на  

этом не закончились... Из зарослей появилось три  

подозрительных фигуры, два оборванца и субъект в  

поношенном, но сохранившем элегантность платье.  

Мерзко улыбаясь, он отвесил издевательский поклон и  

произнес: "Спокойно мадемуазель, вы моя пленница, и  

если не будете рыпаться, то ваши щечки останутся без  

узоров". Сказав это, мерзавец блеснул испанской навахой  

и сделал знак своим ассистентам. В руке девушки что-то  

блеснуло, и лесную тишину разорвал треск двух  

негромких выстрелов. Одна пуля попала в колено  

предводителю, вторая – в грудь одному из его  

сообщников, третий негодяй бросился было бежать вглубь  

леса, но и его настигла пуля. Два миниатюрных  

двуствольных тульских пистолета сослужили хорошую  

службу своей очаровательной хозяйке. Зеленые, как  

изумруд, глаза блеснули льдом, но тут из-за поворота на  

полном скаку вырвались два офицера гвардейских конных  

егерей. В руке одного из них блестела сабля, второй  

держал перед собой на вытянутой руке тяжелый  

кавалерийский пистолет.  

– Мадемуазель баронесса. С вами все в порядке? Вы не  

ранены? – с тревогой спросили офицеры.  

– Все в порядке месье, помогите только допросить этого  

мерзавца.  

– Кто ты и кто тебя послал? – спросила девушка, а  

щелкнувший взводимым курком пистолета гвардеец  

добавил:  

– И отвечай побыстрее, гамен, а то я опаздываю к  

завтраку.  

А второй добавил: ' Скажешь правду, будешь жить', – и  

приставил клинок к горлу поверженного бандита.  

Обведя взглядом безжалостные лица врагов, неудавшийся  

похититель прохрипел: 'Меня зовут Жан Дилок, а послала  

нас Жозефина Богарне*. Она приказала нам похитить  

баронессу и доставить в отель Рикю. Заплатила она нам по  

сто золотых франков и пообещала вдвое больше после  

доставки груза'. И он потерял сознание.  

И лишь только минут через пять, после того, как утих стук  

копыт удалявшейся кавалькады, Жан Дилок, (а вернее -  

ротмистр Говоруха-Отрок), как ни в чем не бывало,  

вскочил на ноги и на чистом русском языке гаркнул:  

'Эй, покойники, хорош бить баклуши. Пора назад до  

Парижу'. И через минуту лесная дорога опустела. Задание  

было выполнено блестяще. Французские гвардейцы,  

ускакавшие вместе с баронессой, были дружны ни с кем  

иным, как с самим Луи, камердинером императора, и,  

конечно, они ему похвастаются, как спасли баронессу от  

кем-то подосланных мерзавцев. И пусть Жозефина  

отмоется от сплетни, но неприятный осадок у императора  

останется. И это было еще далеко не все задумки...  

Санкт-Петербург. Зимний дворец  

А началась эта история три года назад...  

Секретарь бесшумно просочился в кабинет императора и  

прошелестел: 'Ваше Величество, княжна Белосельская-  

Белозерская ждет аудиенции'.  

– Ну, что же, не будем заставлять даму ждать. Проси, -  

сказал император Александр I*.  

Девушка, на вид лет восемнадцати, в скромном, но не  

дешевом платье, с приколотым слева на груди шифром*  

прилежной выпускницы Смольного института*, вошла в  

кабинет, сделала книксен и застыла, не дойдя до стола  

несколько шагов, так и не подняв взгляда на хозяина  

кабинета.  

'Я вас слушаю сударыня, ' – благожелательно спросил  

император, и девушка, подняв на него взгляд, сбивчиво  

стала просить помиловать глупых мальчишек, не  

ведавших, что натворили. Из её слов было понятно, что  

несчастные вьюноши лишь слегка пошалили, и максимум,  

чем их надо было наказать, так это пожурить. Ясные  

наивные глаза, переливающиеся всеми оттенками  

изумруда, слегка орошенные слезой, буквально молили о  

милости и клялись в невинности бедного кузена и его  

непутевых малолетних друзей.  

Внезапно эту проникновенную речь прервали негромкие  

аплодисменты. Да-да, император милостиво улыбался и  

аплодировал.  

– 'Браво мадемуазель и еще раз браво. Ваш артистизм  

показывает, что я не ошибся в своем выборе. Но сначала  

поговорим о вашем кузене'-.  

Слезы на глазах княжны моментально высохли и она уже  

молча смотрела на Императора, оставив в глазах надежду,  

но заменив мольбу дерзостью, а Император тем временем  

продолжал...  

 

 

 

 

– 'Компания вашего кузена совершила нечто, что может  

кончиться батогами и Сибирью. Ведь то, что кто-то из  

них, надев саван, кланялся проезжающим каретам, стоя в  

известном окне Михайловского замка*, не очень похоже  

на юношескую шалость. Так что, мадемуазель, я пощажу  

вашего кузена и его друзей при условии, что вы тоже  

пойдете мне на встречу... ' -  

Услышав эти слова, девушка вспыхнула, и попыталась  

что-то сказать, глаза её при этом метали молнии. Но  

Император рассмеялся и погрозил возмущенной Смолянке  

пальцем...  

– 'Ну, что вы право. Нельзя так плохо думать о своём  

Императоре. Мне нужны от вас услуги совсем иного рода,  

чем вам представилось. Подойдите сюда и взгляните на  

эту парсуну, ' – с этими словами Император поднял со  

стола и развернул в сторону княжны Анастасии  

небольшой портрет в изящной рамке. На портрете  

Анастасия с удивлением увидела себя. Забыв про  

приличия и этикет, девушка просто по-простонародному  

ойкнула и схватилась за щеки.  

– 'Не волнуйтесь княжна, это не вы, а баронесса  

Анастазия фон дер Пфаннкюхен, из Тирольских  

Пфаннкюхенов. Она была последней в роду, её семья  

сгинула в Американских колониях, и её возвращение в  

родной замок, плюс с большой золотой казной, будет  

встречено и дворней и местным бомондом благосклонно.  

А я прошу вас, княжна, во имя Империи, стать секретным  

агентом Императора за границей. Тем более и  

воображение, и авантюризм, и организаторские  

способности у вас присутствуют в должной мере. Мне  

очень понравилась история, как вы привели в конфузию,  

обидевшую вас классную даму, несчастную фрау Кюн.  

Всё-таки, нарядить истопника и его племянника  

медведями, для проработки подлинности версии, три дня  

показывать их издалека не участвующим в конфузии  

институткам из младших классов, подождать, когда слухи  

дойдут до фрау Кюн, вызвать её в сад подложной  

запиской от отставного корнета-инвалида и устроить в  

саду нападение на неё медведей, это, право, какой же  

талант надо иметь. Так что, вы мне подходите, и ответ мне  

нужен прямо сейчас, причем, не зависимо от вашего  

ответа, княжна, по отношению к вашему кузену и его  

друзьям, мы обойдемся пятком розог, и даже не будем  

изгонять их из Пажеского корпуса. Итак, ваш ответ? ' -  

– 'Мой ответ – 'да', Ваше Величество! ' – гордо ответила  

княжна.  

– 'Ну, что же, я рад. Вы подходите не только по  

чудесному совпадению внешностей с баронессой и  

бесспорному талантливому авантюризму. Вы ведь еще  

добились больших успехов в языках. Французский,  

испанский, итальянский, немецкий, даже, как я слышал,  

калмыцкий и, самое главное, южно-тирольские диалекты.  

Так что, богатая наследница старинного рода, прибывшая  

в родовой замок с богатой казной и в сопровождении  

итальянского учителя латинской словесности и охраны из  

индейцев, будет с доверием встречена не только на своей  

малой Родине, но и в Вене'-.  

– 'А зачем мне в Вену, Ваше Величество? ' -  

– 'В Австрии сейчас решаются судьбы Европы, Княжна.  

Австрийцы нас предавали и еще раз предадут, но России  

сейчас важно, чтобы Австрия дружила с Францией, ибо  

этот союз для нас менее опасен, нежели союз Франции и  

Британии. Австрийцы купили несколько вельмож из  

окружения Буонапарте, кого именно – я скажу позже. И  

сейчас Австрийская партия в Париже и Французская  

партия в Вене готовят брак Наполеона с принцессой  

Марией-Луизой*, а партия Жозефины всячески пытается  

этого не допустить. Нам выгоден именно этот брак, в  

первую очередь потому, что, когда Франция нападет на  

Россию, а это неизбежно, то пусть у неё в союзниках  

будет Австрия, это не страшно, ибо при любом развитии  

войны я всегда найду пару дивизий для прогулки в Вену.  

Ваша задача, княжна, стать своей при Парижском и  

Венском дворах, и способствовать этому  

матримониальному альянсу, который, кстати, до сих пор  

является строгим секретом.  

Теперь на счет вашего сопровождения. Начальник вашей  

охраны, капитан фон Гетц, хоть и из Гессенских  

наёмников, но всецело мне предан, и будет также предан  

 

 

 

 

вам. Он прекрасный фехтовальщик и стрелок, так что, от  

невежд вас оградит. Его супруга – фрау Анна будет вашей  

домоправительницей, дуэньей и советчицей. Индейскую  

охрану будут изображать гвардейцы из калмыцкой  

лейбкампании. Это младшие сыновья улусов, с детства  

воспитывались в преданности к Империи, а по выучке они  

будут, пожалуй, получше мамлюков Наполеона. То, что  

вы знаете калмыцкий, облегчит вам секретное общение с  

охраной, а в Венском и Парижском бомонде экзотическая  

охрана придаст вам дополнительный блеск. Итальянский  

учитель словесности, это ротмистр Говоруха-Отрок, по  

приезде в Тироль, вы его уволите, но он будет везде  

сопровождать вас как тень, ротмистр прекрасно умеет  

менять внешность, он будет вашим ближайшим  

помощником и наставником по разведке. И вот еще что.  

Вам придется общаться с Наполеоном Бонапартом, а он  

бывает весьма груб и прямолинеен с дамами, но есть один  

метод... Княжна, вы хорошо умеете визжать? '-  

От пронзительного звука, раздавшегося в кабинете,  

часовые, стоящие в коридоре, выронили ружья, а пара  

дежурных адъютантов, ворвавшихся в кабинет, увидели  

хохочущего Императора и девицу с абсолютно невинным  

выражением лица.  

 

Тироль. Баронство Пфаннкюхен  

Через несколько месяцев после этой беседы местечко  

Пфаннкюхен, что недалеко от Тирольских отрогов, кипело  

и бурлило словно вулкан. Из Американских колоний  

нежданно-негаданно вернулась уже почти забытая  

наследница баронства. Старый управляющий Петер со  

слезами на глазах встретил 'милую красавицу', как он  

звал баронессу, когда она была еще совсем маленькой  

девочкой. А 'милая красавица', окруженная вооруженной  

до зубов охраной с одинаковыми медно-смуглыми слегка  

раскосыми лицами и в одинаковых же кожаных костюмах  

и шляпах, милостиво приветствовала жителей баронства,  

пялящих глаза не на баронессу, а на огромные сундуки на  

повозках. Уже на следующий день весь городок знал о  

несметных сокровищах, привезенных хозяйкой замка из  

заморских земель. Еще через два дня, два пришлых  

придурка, Кривой Ганс и Большой Вилли, были  

обнаружены утром у замка с переломанными руками и  

ногами. Так они расплатились за попытку влезть в замок  

ночью. А через месяц, на балу у Князя местной Гау,  

молодая баронесса произвела сенсацию своим шикарным  

платьем, но, в первую очередь, драгоценностями. А потом  

был Дворянский бал в Шёнбрунне...  

 

Вена. Ювелирная лавка Зюса и другие места  

Ювелир Иахим Зюс все время поглядывал на часы.  

Сегодня, как и в каждую пятницу, должна была прийти  

таинственная клиентка, которая каждый раз приобретала  

украшений не меньше, чем на несколько сотен золотых,  

она всегда была в накидке с глубоким капюшоном и  

вуалетке, но один из перстней на её пальце, одномоментно  

раскрыл старому ювелиру инкогнито незнакомки.  

Зазвенел дверной колокольчик, Иахим воспрянул, но это  

была другая клиентка. Стройная зеленоглазая красавица в  

элегантном дорожном платье стремительно подошла к  

прилавку, за ней шел коренастый слуга в странной  

кожаной ливрее, несущий небольшой саквояж. Девушка  

щелкнула пальцами, затянутыми в алую перчатку, и слуга  

достал из саквояжа замшевый мешочек, и, повинуясь  

жесту хозяйки, положил его на прилавок. Ювелир,  

пододвинув специальную бархатную подушечку,  

осторожно открыл над ней неожиданно тяжеленький  

мешочек, и на черный бархат стекло небольшим  

сверкающим водопадом нечто великолепное, – то ли  

ожерелье, то ли диадема, и золото еле просвечивало  

сквозь гроздья драгоценных камней.  

'И сколько это может стоить? ' – спросила гостья, так  

сверкнув зелеными как у кошки глазами, что у Зюса сразу  

пропала торговаться, ну, почти пропала.  

Но тут звякнул дверной колокольчик, и вошла  

долгожданная клиентка, которая сразу заметила чудное  

украшение, и немедленно пожелала его приобрести. Зюсс,  

задушив свою жабу (ну, почти задушив), назвал сумму в  

две тысячи золотых, на что хозяйка украшения вздохнула  

и сказала, что эта цена её, увы, не устраивает, и грустно  

протянула руку за ожерельем, дабы убрать его назад в  

футляр. Но новая посетительница остановила её движение  

и голосом, привыкшим повелевать, спросила, сколько же  

денег нужно хозяйке за её украшение, и, если не секрет, то  

для чего ей нужна эта сумма. Девушка ответила, что зовут  

её баронесса Анастазия фон дер Пфаннкюхен, что из  

Тирольских Пфаннкюхенов, и приехала она в Вену с  

единственным желанием, попасть на ежегодный  

Дворянский бал в Шёнбрунне*, но камер-юнкер, с  

которым её познакомили, сказал, что приглашение на бал  

стоит пять тысяч золотых, а у неё с собой только полторы  

тысячи, вот она и решила продать это совсем не нужное её  

украшение. На что её собеседница облегченно вздохнула  

и сказала, что с радостью поможет милой баронессе  

попасть на бал, для этого ей надо только назвать имя этого  

камер-юнкера, ну, а если она уступит ей это ожерелье за  

2500 золотых, ибо именно во столько она его оценивает,  

то все будет вообще прекрасно. Обрадованная баронесса  

попыталась было подарить драгоценности своей новой  

подруге, но встретила гордый и даже холодный отказ.  

Мария-Луиз несмотря на юный возраст прекрасно знала  

цену драгоценностям и прекрасно понимала, что хитрый  

Зюс даже при ней назвал максимум половину реальной  

цены.  

На другой день в списки гостей первого круга  

Дворянского бала была внесена баронесса Анастазия фон  

дер Пфаннкюхен, а камер-юнкер Фрайберг был брошен в  

казематы тюремного замка, а его покровитель граф  

Дауэрлинг, был отлучен от свиты её Высочества. Еще  

одного ярого противника брака Наполеона и Марии-  

Луизы вывели из игры. Это и было целью многоходовой  

операции, разработанной платным агентом Русской  

Имперской разведки по кличке 'Анна Ивановна',  

известного так же, как Шарль Морис де Талейран-  

Перигор князь Беневентский*. А баронесса Анастазия  

вошла в ближний круг эрцгерцогини Марии-Луизы, что  

дало ей доступ к бесценной информации из самой  

верхушки Австрийской империи.  

 

Париж  

Каждый раз, видя баронессу Анастазию фон дер  

Пфаннкюхен, император Наполеон машинально касался  

пальцем своей ушной раковины. До сих пор придворные  

вспоминают тот давний день, когда Бонапарт пригласил  

только что представленную ему австрийским послом  

очаровательную баронессу в малый кабинет, дабы  

показать редкие шахматы, доставленные из Ватикана, и  

как через несколько минут вылетел оттуда назад  

преследуемый пронзительным визгом. Помимо этого,  

придворные дамы бурным шепотом обсуждали и вовсе  

ужасную вещь. Вы представляете, эта Тирольская  

дикарка, возможно, осмелилась дать Императору  

пощечину. Но еще больший шум вызвал инцидент между  

баронессой и самой Жозефиной...  

На малый Императорский прием было престижнее  

попасть, чем на любой другой, ведь это был Ближний круг  

императорской семьи. Этот прием начался со скандала.  

Подружка Полины Бонапарт* заявилась на прием в таком  

же платье, как и Жозефина. Жозефина пришла в  

бешенство и настояла на том, чтобы дерзкую отправили  

переодеться, намекнув, что возвращаться на прием вовсе и  

не обязательно. Но это, как говорится, был еще не вечер...  

Итальянские танцовщицы, показывающие элегантный  

номер 'Рафине с голубями', были одеты в платья до боли  

напоминающие наряд императрицы Жозефины. Праздник,  

как говорится, удался, и за всем этим стояла баронесса  

Пфаннкюхен. Они с Талейраном пришли к выводу, что  

для того, чтобы отвлечь Жозефину от планов,  

навязываемых ей противниками брака Бонапарта с  

Марией-Луизой, нужно утопить её в неприятных мелочах,  

и это парочке заговорщиков вполне удалось. Немного  

добавил от себя в эту копилку неприятностей ротмистр  

Говоруха-Отрок, так живописно изображавший  

похитителя в Булонском лесу. Он за неделю умудрился  

устроить карете несчастной Жозефины три легких ДТП, в  

том числе и с бочкой золотаря. А уж после того, как в  

подвале отеля Рикю обнаружили стальную клетку с милой  

табличкой 'Сдохни, Австриячка', император считал  

любого, даже самого легкого критика нового брака,  

личным врагом. А желающих, попасть в данный разряд,  

было безмерно мало.  

А с молодой баронессой император после этого случая  

иногда играл в шахматы, но, увы, все время проигрывал.  

 

Вена  

При Австрийском дворе тоже было немало недругов  

'мерзкого мезальянса', так называли этот брак  

ненавистники Бонапарта. Но там Анастасии и её  

напарнику по Вене князю Голицину было работать не в  

пример легче, чем в Париже. Мешали, правда,  

великосветские ухажеры из знатных и не очень родов, но  

их поделили между собой капитан фон Гетц и князь  

Голицин. Гетц вызывал на дуэль худородных, а князь -  

аристократов. Гетц отрубал своим противникам мочки  

ушей, а князь оставлял на щеках дуэлянтов  

крестообразный шрам, причем, дуэлируя с гвардейцами,  

князь восклицал, что бьется за 'Прекрасную даму его  

души'!  

В Вене даже появилось нечто моды на такие шрамы у  

бретеров. Князь Голицин изображал из себя в Вене жертву  

Петербургских придворных интриг, изгнанную то ли за  

роман с одной из Великих княгинь, то ли за тайную дуэль  

с одним из Великих князей, но при Венском дворе он  

прижился.  

А баронесса Анастазия продолжала блистать в Венском  

свете и при дворе, поражая всех шикарными туалетами и  

умопомрачительными драгоценностями из древних  

развалин далеких Испанских колоний. Среди Венских  

модниц ходили сплетни что, что у провинциальной  

баронессы в гардеробе почти сто платьев, но досужие  

языки врали. В гардеробной зеленоглазой красавицы,  

было уже более двухсот платьев. Как говориться  

'Noblesse oblige'.  

Князь и баронесса получили секретное задание: изъять у  

маркиза де Тарси (из французских аристократов-  

эмигрантов) несколько неосторожных писем, написанных  

некогда совсем юной Марией-Луизой. Хитрый маркиз  

хранил свои архивы в огромном кабинете, до потолка  

заставленного бюро с сотнями ящичков. Когда  

провалилась затея с выкупом, в дело вступили женские  

чары. Баронесса Анастасия стала засыпать маркиза весьма  

смелыми куртуазными письмами, которые коварно  

надушила своими любимыми духами. Один из её  

калмыцких индейцев-охранников обладал воистину  

собачьим нюхом, и, проникнув в дом маркиза, который в  

это время находился в ложе Венской оперы в обществе  

баронессы, отважный урядник по запаху духов нашел  

именно то бюро, в котором хранилась любовная  

переписка, и изъял компрометирующие принцессу  

бумаги. Когда же маркиз на основании этих писем  

попытался подкатить к баронессе, она устроила жуткий  

скандал, объявив эти письма фальшивками (писала кстати  

эти письма фрау Кюн) и так застращала амурного  

маркиза, что он от греха подальше, уехал в город дождей  

и ростбифов, известный так же как Лондон.  

Но внезапно над князем Голициным стали сгущаться тучи  

монаршего гнева, князь поцарапал на дуэли одного из  

младших адъютантов австрийского императора Франца II.  

Любой другой иностранец-эмигрант мог бы за это  

вылететь из Австрии, а то и в крепость загреметь, но  

Голицин входил в ближний круг баронессы Пфаннкюхен,  

которая, в свою очередь, входила в ближний круг эрц-  

герцогини Марии-Луизы, и император мудро свалил  

решение этой проблемы на свою вторую жену – Марию  

Терезу Каролину*. Во время малого утреннего приема  

императрица милостиво улыбнулась баронессе и  

пожурила девушку за то, что она не сдерживает своего  

пылкого поклонника. Конечно, это очень приятно, когда  

мужчина, обнажая шпагу, славит даму своего сердца, но  

сейчас уже далеко не те давние рыцарские времена, и хотя  

князь красавец... Но тут императрица заметила, что в  

зеленых глазах её собеседницы стоят слезы, и она явно  

хочет возразить, но не смеет. Получив разрешение  

говорить, баронесса весьма мило запунцовела,  

промокнула уголки глаз кружевным платочком, и  

срывающимся голоском поведала ошеломленной  

императрице фабулу и суть вопроса...  

– Ваше Величество... Вовсе не из-за меня князь дерется с  

гвардейцами, и не меня он славит во время поединков, он  

мне как брат, и никак иначе. Он считает, что у гвардейцев  

может быть только одна Дама для поклонения, это  

Императрица, и поэтому он считает любой их флирт  

преступлением против своего кумира...  

Тут уже императрица вспыхнула как маков цвет, а  

Анастасия продолжала говорить о том, как князь по-  

рыцарски предан Даме своей души и мечтает только об  

одной милости: носить под мундиром, на сердце, платок с  

вензелем императрицы. На этом разговор закончился,  

баронессу Мария Тереза отпустила милостивым кивком, и  

когда ей доложили об очередной дуэли князя с  

австрийским гвардейцем, она только грустно улыбнулась  

и прошептала: 'Мой бедный рыцарь'. И в этот же день  

подарила баронессе свой платок.  

 

Вена. Призрак герцогини  

Однажды баронесса идя по коридору ведущему к  

апартаментам эрц-герцогини Марии-Луизы, с удивлением  

услышала детский плач, пойдя на звук, Анастасия  

обнаружила в глубине эркера горько рыдающую  

молоденькую фрейлину, ее звали Аннике Генриеттой, она  

была незаконнорождённой дочерью, ныне покойного  

герцога, который успел ее пристроить на должность  

унтер-фюрерин в кайзерюнгмедель, (а практически  

старшей прислугой в крыле фрейлин). На беду Аннике, к  

ней стал приставать обер-камердинер и когда девушка с  

возмущением отвергла притязания старого ловеласа, то он  

стал ей изощренно вредить, ибо имел к этому все  

возможности. Баронесса вспомнила этого типа с  

масляными глазками, а так как в ее прелестной головке  

умещались досье на солидную часть Венских придворных  

и оный мышиный жеребчик в этот список входил, то  

Анастасии сразу вспомнился один из его придворных  

грешков и одна своеобразная черта характера... этот тип  

был жутко суеверен, суеверен настолько, что скупал у  

гадалок за золото, амулеты защищающие от  

потусторонних сил, причем золото на это не жалел, хотя и  

был весьма жаден. И из жадности проистекал его  

придворный грешок... обер-камердинер подворовывал в  

императорских винных погребах, куда имел служебный  

доступ бутылки старинных вин. Анастасия ненавидела  

несправедливость по отношению к слабым и она успокоив  

девочку, пообещала что этот мерзкий Гулон, больше ее  

беспокоить не будет.  

Анастасия быстро сложила мозаику будущей операции  

возмездия, тем более под нее укладывались и суеверия  

наказуемого, и его походы в повалы Шёнбрунна и одна  

древняя легенда...  

Много лет назад, ревнивый немолодой жених из  

императорской фамилии, замуровал в этих подземельях  

молодую герцогиню которая пыталась сбежать из под  

насильного венца к любимому, и с тех пор любителям  

подобных мезальянсов попадавшим в эти подвалы,  

являлся призрак брюнетки в красном платье, с зелеными  

как у кошки с глазами, с серебряным фонарем в руках,  

этот фонарь призрачная дама подносил к лицу  

несчастного, выясняя не мерзавец ли он. Еще очень к  

месту, один из вариантов легенды гласил, что несчастную  

не замуровали, а заколотили в винную бочку, которая до  

сих пор стоит в одном из дальних помещений винного  

погреба, но по любому встреча с призраком для лиц типа  

старого сластолюбца, должна была быть роковой и он  

явно об этом должен был знать.  

Ну что же подумала Анастасия... Зеленые глаза в  

наличии имеются, из пары сотен платьев в моем  

гардеробе, красных найдется минимум дюжина, а черный  

парик, вообще не проблема. Ну ужо ты и получишь у меня  

старый сатир и по кошачьи зеленые глаза грозно сузились.  

К операции был подключен 'Ангелочек' Франц, паж  

императрицы, тайно влюбленный в баронессу Анастазию  

и готовый за нее, и в огонь, и в воду, и в любые  

таинственные подвалы  

И вот настал роковой для обер-камердинера день. Он как  

раз нагрузив корзинку несколькими запылёнными  

бутылками Оттонеля 1647 года, в хорошем настроении  

семенил по коридору, как вдруг из бокового ответвления  

забрезжили белые блики света и оцепеневший любитель  

вина и юных дев, увидел женский силуэт в красном плате  

с фонарем излучающим мерцающий белый свет, и когда  

силуэт приблизился и камердинер увидел черные волосы  

и зеленые глаза, ноги его подкосились, корзина с вином и  

потайной фонарь выпали из его рук и он бессильно оперся  

спиной на стену. А призрак придвинув к застывшей  

жертве прекрасное лицо обрамленное черными локонами  

прошептал:  

-"Это ты надругался над юной Этель фон Шпессарт и  

утопил ее в пруду несчастный? "-  

-'Нет, я даже не знаю этого имени прохрипел несчастный  

обер'-  

-'Ну сейчас узнаем врешь ты или нет несчастный'-  

произнесла призрачная герцогиня сверкнув зелеными  

глазами и обернувшись позвал громким шепотом: -'Этель  

иди сюда'-  

Из мрака появился белый скелет и произнес нежным  

голоском, почему то перемежаемым похрюкиванием  

(Франц одетый в черное акробатическое трико  

разрисованное изображением костей, еле сдерживал  

смех):  

-'Это не граф Рюккель, это другой негодяй, который  

хочет надругаться над тремя юными фрейлинами'-  

-'Не-е-ет завизжал камер-юнкер, только над двумя и я  

ничего с ними еще не делал и вообще это была просто  

шутка'-  

-'Так слушай мерзкий швайнебубель, если ты не только  

пальцем, а хотя бы злым словом тронешь хоть одну юную  

девицу, я навещу тебя той же ночью, где бы ты не  

скрывался. Ты понял швайнекерль? '- И рука призрака  

легла на плечо Обера, который с ужасом почувствовал  

ледяной холод, пронзивший его даже сквозь одежду  

-'Да-а-а'- простонал фальцетом несчастный и провалился  

в спасительный обморок.  

Конечно русской княжне не пристало применять  

солдатские словечки, но тирольской баронессе можно, тем  

более кусок льда завернутый в пергамент и спрятанный в  

перчатку, доставлял Анастасии определенные неудобства,  

что несколько раздражало.  

 

Недалеко от Рейна.  

Вилли Кюммель, слуга при гостинице 'Великий  

Герольштейн', сразу определил, что едут серьезные, но не  

прибыльные клиенты: две добротных кареты с  

княжескими гербами, дюжина конной полицай охраны,  

заносчивые лица, тут все понятно, люди князя на службе,  

хорошо, если хоть что-нибудь заплатят, да и ссориться с  

ними нельзя. Вот приехавшие утром господа, вернее,  

молодая фрау баронесса, это были клиенты. Начальник  

охраны баронессы кинул хозяину золотую марку и  

потребовал лучшие апартаменты и лучшую еду.  

А фрау баронесса в это самое время задумчиво смотрела  

из-за занавески окна своего номера во втором этаже на  

суету на дворе. Анастасия была в этот раз под личиной  

баронессы фон Штайбер, а ротмистр Говоруха-Отрок  

изображал её сводного брата. Они отвозили секретное  

послание одному из многочисленных Германских князей,  

отвезли почти без приключений, почти, в смысле – одно  

приключение всё-таки было, и оно сейчас с  

меланхоличным видом сидело в углу на стуле. Щуплый  

юноша с глуповато-восторженным детским лицом был  

гениальным воришкой и шулером, и, в добавок, обладал  

мощнейшим обаянием. Он почти смог украсть у  

Анастасии тот самый секретный пакет, будучи запертым в  

подвале, разжалобил охрану и обыграл её в кости, а когда  

ночью в дом, где они остановились для секретной встречи  

с князем, коварно проник наемный убийца, Маленький  

Фриц украл у него отравленный кинжал. После чего пал в  

ноги баронессе и попросился на службу, пусть даже  

только за еду. И был весьма наблюдателен и не глуп.  

Когда баронесса подозвала его к окну и показала на  

кареты, молодой пройдоха сразу же авторитетно заявил,  

что вторая карета перегружена и везет что-то ценное, ибо  

осталась просевшей, даже после того, как из неё  

выбрались два здоровенных мужика увешанных оружием,  

и на окошечках просматриваются решетки. Анастасия  

приказала ротмистру и Фрицу идти вниз в трактир, играть  

в кости, пьянствовать и всенепременно выяснить, что  

везут в этой карете и кто её сопровождающие, хотя у  

баронессы были на эту тему некоторые мысли...  

Император готовился к большой войне, а сам Наполеон  

говорил, что для войны нужно три вещи... деньги, деньги  

и еще раз деньги. И именно деньги везли в Париж из  

вассальных государств, и вполне возможно, что это были  

именно сборщики, хотя если это так, то там должен был  

быть хотя бы один француз, вот это и предстояло  

выяснить парочке.  

Сопровождающие подозрительные кареты были  

разделены на три смены: четверо толклись во дворе,  

четверо отдыхали в номерах, а четверо сидели в столовой  

зале, в этой же зале ротмистр и молодой фенрих (в  

которого преобразился Фриц), азартно играли в кости.  

Начали с серебра, а потом уже на столе засверкало золото,  

фенрих сорвав банк, важно поинтересовавшись у хозяина,  

какое у него тут самое лучшее вино, и приказал выставить  

всем посетителям по две бутылки, когда в зал пришла  

очередная смена сопровождающих, фенрих опять выиграл  

и снова всех угостил старым Рейнским рислингом. А  

горка золотых и серебряных монет перед удачливым  

фенрихом все росла, и двое охранников не выдержали и  

присоединились к игре, сначала им повезло, а когда они  

повысили ставки и решили сорвать кон, Фриц катанул  

кости в свою пользу, и один из проигравших воскликнул  

'пар дьё'...  

Итак, все было ясно, это они. Более того, кучер  

баронессы, подпоив одного из кучеров, выяснил, что  

кареты эти, были из столицы соседнего Великого  

княжества, там они стояли три дня, и за эти дни в карету с  

решетками на окнах погрузили в общей сложности  

двадцать казначейских ларцов. А кто не знает, в  

казначейский ларец входит десять тысяч золотых, то есть,  

итого получается двести тысяч, а двести тысяч золотых -  

это сто тысяч бомб для французской артиллерии, то есть  

примерно тридцать тысяч жизней наших солдат на поле  

боя. И баронесса решила вырвать золотое жало у одной из  

голов дракона войны.  

Ротмистр доложил баронессе, что конвой уезжает завтра  

на рассвете, и что в трактире сидит в углу подозрительный  

тип, закутанный в плащ, с двумя пистолетами,  

спрятанными под одеждой, и начищенных гусарских  

сапогах со следами шпор, причем за голенищем левого  

сапога у него ложка.  

Анастасия приказала ротмистру передать незнакомцу, что  

баронесса фон Корн ожидает полковника фон Вольцова у  

себя в номере, и чем скорее, тем лучше. В этом трактире  

была явка немецких партизан. После гибели майора  

Фердинанда фон Шилля, казни большинства его офицеров  

и ссылки на галеры попавших в плен гусар из его отряда,  

партизанское движение в Германии почти затихло, но  

мелкие группы кое-где оставались, и в этих местах  

действовал небольшой отряд 'черных гусар', и именно в  

этом трактире была явка, на случай возможной помощи  

группе Анастасии. Партизаны знали её как баронессу фон  

Корн. Командовал этим отрядом обер-вахмистр из полка  

фон Шилля, по фамилии Вольцов из обедневшей  

дворянской ветви, но князь Голицин, оценив вахмистра в  

паре совместных операций, купил у короля крохотного  

Баварского королевства полковничий патент для  

Вольцова, что при немецком почитании к чинам было  

очень полезно.  

Полковник прибыл через два часа, и после небольшого  

спора всё-таки принял план Анастасии, не стал он спорить  

только по поводу распределения трофеев. Анастасия  

настояла на том, что по одному ларцу союзникам хватит, а  

остальное надо утопить в болоте, ибо столько золота – это  

бомба, которая рано или поздно взорвется и погубит  

окружающих. А сам план был следующим...  

В первую очередь был нужен свой Иван Сусанин, в  

качестве засланного казачка. Кучер 'золотой кареты' был  

заросший по глаза черной бородой молчаливый и  

замкнутый крепыш, и у полковника был человек похожей  

конституции, причем местный. Так что, было решено  

бородатого кучера подменить своим человеком, а второго  

напоить до посинения, дабы он утром был недвижим и  

молчалив. Нового кучера, его же проводника, полковник  

обещал подсунуть французам утром. Ну, а для приведения  

двойника кучера в должную плепорцию по внешности у  

Анастасии в команде имелся весьма интересный типус.  

Мастер Кунерт был гениальным гримером-самоучкой.  

Несколько лет назад он в качестве слуги учителя этикета  

попал в Россию, в усадьбу одного из князей Куракиных.  

Там был крепостной театр, и Кунерт при нем пригрелся, и  

неожиданно открыл в себе талант гримера и парикмахера,  

в чем не мало преуспел, но увы, в России он заразился  

национальным русским обычаем, который в переводе на  

немецьку мову означает 'Шнпас тринкен'. И покатился  

Мастер по наклонной, и князь его в результате прогнал.  

Вернувшись в Германию, Кунерт после многих  

коловращений жизни вроде бы прижился при городском  

театре в столице соседнего Великого Княжества, но на  

свою беду в кабачке познакомился с бродячим моряком,  

который рассказал ему про заморских чудовищ по  

названию тигры. По словам моряка, у тигров было по  

шесть ног, и зубы были в три ряда как у акулы, ну, и,  

соответственно, шкуры были полосатого черно- жёлтого  

цвета. Данная информация вкупе с некоторым  

количеством горячительных напитков несколько выбила  

мастера грима из колеи, и когда он добрался до театра, и  

добавил с суфлером яблочного шнапса, то понял, что  

должен предупредить зрителей о неведомом чудовище по  

имени тигр.  

На сцене театра шла драма о девушке, изгнанной из дома  

отцом, и её дочери больной чахоткой. И вот во время  

кульминации, когда на бутафорском мосту через  

бутафорский Рейн (за кулисами в нескольких бадьях  

рабочие сцены изображали шум вод Рейна, причем, вода в  

них была действительно Рейнской), герои драмы рыдали  

над умирающей Нелли, на сцену внезапно вбежала  

странная фигура в желтых и черных полосах, которая при  

более тщательном рассмотрении оказалась голым  

мужчиной, который скакал по сцене и орал благим матом:  

'Тигры, тигры, тигры! '  

Великая Герцогиня, находящаяся в своей ложе (она  

ходила на все эти спектакли, так как ей очень нравился  

актер, играющий полицейского Буттербаха), упала в  

обморок. Такой вот получился спектакль. Анастасии,  

опытный гример, знающий русский был нужен позарез, и  

пришлось долго звенеть золотыми талерами, прежде чем  

любителя дикой природы вытащили из полицейской  

камеры. Княжна никогда потом не жалела о затратах, они  

окупились сторицей.  

Мастер Кунерт потратил меньше часа на приведение  

человека полковника в полное соответствие с личиной  

кучера-молчуна, и утром кареты тронулись в путь, имея  

на облучках свою судьбу. Когда кареты углубились в лес,  

французы что-то заподозрили, но было уже поздно. Из  

леса ударил залп, у кучеров, заведших конвой на  

заброшенную лесную дорогу, блеснули в руках  

пистолеты, и с обеих сторон вынеслись из леса всадники в  

черных прусских доломанах и с серебряными черепами на  

киверах. Французы, несмотря на внезапность удара,  

смогли оказать сопротивление: двое гусар были ранены,  

один убит, получил удар саблей и ряженый кучер, но дело  

было сделано. Кареты отогнали по лесной дороге к  

болоту, куда из-за серного запаха чурались ходить  

местные и полковник, строго согласно договоренности,  

оставив себе тяжелые кожаные кисеты только из одного  

ларца, утопил остальное золото вместе с каретами в  

болоте. Двое охранников баронессы и Фриц забрали, в  

свою очередь, свою долю, и галопом поскакали догонять  

Анастасию, которая уже двигалась дальше по своему  

маршруту. Хорошее настроение было у всех кроме Фрица,  

он не удержался и вытащил еще несколько кисетов с  

золотом из других ларцов, как он потом сказал, сдавая их  

Анастасии: 'Ваша Милость, ну не мог я спокойно  

смотреть, как столько золота тонет в болоте'. Наказан  

Фриц не был, но был предупрежден о недопустимости  

невыполнения приказа в дальнейшем и скрупулёзным же  

выполнении оного всегда и везде.  

Фриц погиб через два года, доставляя секретный пакет во  

время взятия Парижа. Раненый двумя пулями, он, тем не  

менее, держался в седле, пока не проглотил письмо,  

которое не должно было достаться врагу ни под каким  

видом. Так он обещал баронессе, и таков был приказ.  

 

Южная Австрия  

 

 

 

 

Срочная секретная депеша от Талейрана и Чернышова  

гласила о том, что в замке старого герцога фон Аусбурга,  

на праздновании его именин, будет присутствовать  

британский агент, везущий в Лондон документы, которые  

не успели подменить в Париже, и что на Анастасию  

последняя надежда, ибо из лиц, могущих выполнить это  

задание, в Австрии присутствует только она. Документы  

хранятся в опечатанном кожаном тубусе, который надо  

подменить на такой же, подготовленный Талейраном.  

Время еще было, и княжна приступила к подготовке  

операции...  

В данной местности она выступала под личиной  

баронессы, но для того, что она задумала, нужна была  

персона более проще. Кто знает все о местной  

аристократии? Ну, конечно, слуги, на которых господа  

обращают внимание меньше, чем на мебель, забывая, что  

у данных предметов меблировки есть и глаза, и уши, и,  

самое главное, – язык. Маленький Фриц, пошныряв по  

городу, выяснил, что есть некая таверна, где собирается  

прислуга, и где есть даже своеобразная биржа труда для  

слуг. Новая горничная баронессы Марта сходила туда на  

разведку и сказала, что это именно то место, которое им  

нужно. Марта была весьма бойкой особой: по  

непроверенным данным, она была женой престарелого  

графа, объявленного родственниками слабоумным, и  

упрятанного ими же в дом скорби. Соломенная графиня  

скрывалась от родственников по мужу, дабы вступить в  

наследство, когда они его совсем уморят. Марту, Говоруха  

с Фрицем, спасли от сутенеров, пытавшихся запихнуть её  

в карету, чтобы насильно приобщить красивую девушку к  

древнейшей профессии. И теперь Марта стала ценным  

сотрудником группы Анастасии.  

Мастер Кунерт несколькими гениальными штрихами  

сделал из красавицы баронессы девушку по проще, а из  

Маленького Фрица – подростка, и Анастасия, и он, в  

сопровождении Марты и ротмистра Говорухи-Отрока,  

направились в таверну 'Резной поднос'. Фриц и Ротмистр  

изображали братьев Анастасии, причем ротмистр должен  

быть глухонемым братом, такова была епитимья,  

наложенная Анастасией на него, за не совсем приличную  

шутку, произнесенную им намедни за обедом. Когда  

гостиничный лакей предложил им гороховый айнтопф*,  

ротмистр, казарменно хохотнув, отказался, объяснив это  

тем, что от гороха бывают не слишком приятные  

случайности. Анастасия не терпела пошлости и теперь,  

сидя за столом в таверне, Говоруха мало что был  

вынужден молчать, так еще и терпеливо сносил попытки  

Фрица разговаривать с ним на языке глухонемых. Фриц,  

конечно, поглумился от души, он гукал, делал знаки  

пальцами, и бедный ротмистр должен был гукать и  

жестикулировать в ответ. И Анастасия еще добавила от  

себя... Когда слуга спросил какие напитки подать, то  

Анастасия спросила для себя рейнвейна, для Фрица – пива,  

а для ротмистра – морса, и, понизив голос, сказала лакею:  

'У моего бедного брата от алкоголя могут случиться  

неприятные неожиданности'.  

А Фриц не удержался и добавил: 'По ночам'.  

За одним столом с нашими друзьями сидели те, ради кого  

они сюда пришли: это были две женщины в приличных  

бюргерских платьях, которые были в курсе всех дел,  

касающихся найма прислуги в этом городе. Пара золотых  

и обильное угощение развязали им языки, и то, что  

услышала Анастасия, было весьма важным и полезным.  

Престарелый герцог, которому чуть ли не перевалило за  

сто лет, был помешан на своем юношеском приключении  

во время Битвы при Мальплаке́. Союзные войска там  

примыкали левым крылом к Ланьерскому лесу, а правым  

– к селу Сар. Правым крылом союзной армии  

командовал Евгений Савойский, а левым, соответственно,  

герцог Мальборо. Юный фенрих Аусбург был послан  

Евгением Савойским к герцогу Мальборо с секретным  

пакетом, где уточнялась общая дислокация союзных войск  

и их дальнейшие действия, юноша доставил пакет и  

предстал перед герцогом в мундире изодранном пулями,  

хотя сам был без единой царапины. Герцог восхитился  

отвагой юноши и подарил ему свою шпагу, а когда  

фенрих вернулся в штаб Свойского, там произошла  

зеркальная сцена, и в результате у него стало две шпаги от  

двух знаменитых полководцев. Больше в той войне  

фенрих себя не проявил и в следующих тоже, ибо  

пребывал все время при штабах на младших должностях,  

ибо был к тому же фантастически глуп. Вышел в отставку  

полковником и заимел дурную привычку всем и вся  

рассказывать свою батальную историю, причем,  

бесчисленное количество раз.  

Больше всех страдали от этого обитатели дворца герцога  

и, учитывая, что после сотого прослушивания все слуги и  

домочадцы с домашними животными пытались избежать  

очередного прослушивания, герцог дал понять, что  

покинувшие помещения после начала его повествования  

становятся его личными врагами и лишаются всех  

преференций, включающих как место, так и наследство.  

Детей у герцога не было, но были четыре племянника, кои  

были великовозрастными балбесами и бретерами. Дабы  

доказать дядюшке свою преданность, они вызывали на  

дуэль тех гостей герцога, которые пытались избежать  

лектория, и бедные гости, вынужденные по традиции  

бывать на официальных празднествах у знатнейшего  

вельможи города, высиживали по часу и более,  

мужественно борясь со сном. Британский агент был,  

кстати, одним из не очень дальних родственников герцога,  

и имел право на какую-то часть наследства, то есть – на  

именинах он точно появится среди гостей, и уж точно без  

тубуса, ибо оный тубус не является ни табакеркой, ни  

тростью, ни парадным оружием.  

Операция развивалась ступенчато. Сначала Фрица  

устроили в дом князя младшим слугой, это было не очень  

сложно, во-первых, фрау из 'Резного подноса' дали  

хорошую рекомендацию (всего за пять золотых), а во-  

вторых, молодые слуги в доме герцога не задерживались  

за счет 'глупой вздорности в поведении и не  

воздержанности в еде' (курсив герцога). Фриц быстро  

провел предварительную разведку и выяснил, что  

британский связник безвылазно сидит у себя в комнате, и  

даже еду ему носят туда, но на именины обязательно  

выйдет, тем более, в двери его апартаментов врезали  

новый сложный замок с единственным ключом к нему. А  

замочек, кстати, ерундовый: на две минуты работы. Всю  

эту информацию Фриц передал через Марту, которая  

выкупила у молочницы право снабжать её товаром кухню  

герцога.  

И вот наступил день именин. Собирались гости, суетилась  

прислуга. Герцог полудремал в кресле, в парадной зале,  

вокруг бдительно мелькали мобильными шпалерами  

племянники, а за его спиной на стене красовались три  

картины в золотых рамах: портреты Евгения Савойского,  

герцога Мальборо и молодого офицера. Под портретами  

висели две шпаги. Внезапно на входе в зал раздался  

какой-то шум, племянники насторожились и даже  

положили руки на эфесы сабель, а от высоких парадных  

дверей стремительно шла незабываемой летящей  

походкой молодая белокурая красавица с зелёными  

глазами, она шла прямо к герцогу. Но, подойдя к нему,  

резко остановилась, молитвенно сложила руки и  

уставилась на композицию из портретов и шпаг. Сзади  

запоздало, дребезжащим голосом, старый мажордом  

объявил, что пожаловала её милость баронесса Анастазия  

фон дер Пфаннкюхен из Тирольских Пфаннкюхенов, но  

баронесса, не слыша никого и ничего, смотрела на  

портреты и что то явно шептала. Проснувшийся герцог,  

какое-то время обалдело смотрел на неё, а потом вопросил  

неожиданно громким голосом: ' Чем обязан Вашему  

визиту, фроляйн, и что Вы там так увлеченно  

высматриваете? '  

Девушка взглянула на герцога с таким видом, будто  

только что его увидела, потом опять перевела взгляд на  

картины, и опять на герцога, и воскликнула, показывая  

рукой на портрет юного кавалериста: 'Ведь это же вы!  

Этого не может быть! '. И упала в обморок на руки одного  

из племянников.  

Когда баронесса очнулась, кругом неё хлопотал куча  

народу во главе с герцогом. Её усадили в кресло, поднесли  

напитки. А она, посмотрев слегка затуманенным взглядом  

на суетящихся в первых рядах племянников, вдруг  

улыбнулась и сказала герцогу, что молодые люди на него  

похожи, особенно двое из них. В глазах офицеров  

загорелось две мысли... Первая, но кто же из нас  

четверых эти двое, и вторая, что... за прекрасную  

баронессу изрубим любого. А коварная красавица тем  

временем вела беседу со счастливым герцогом...  

– Понимаете, Ваша светлость, мой дедушка служил при  

штабе Евгения Савойского и рассказывал мне о подвиге  

молодого офицера, который дважды прорвался сквозь  

ряды французов и доставил важные донесения, и был  

награжден сразу двумя шпагами. Я долго думала, что это  

легенда, но в Вене мне рассказали, что действительно был  

такой случай, но живых свидетелей уже, увы, не осталось.  

И когда я приехала в ваш город, и сегодня утром мне  

рассказали о Вас, то, простите меня великодушно, что я,  

презрев условности, ринулась в Ваш дом. И я безмерно  

счастлива, что увидела легенду, живого героя тех эпох,  

когда на поле боя воевали великаны, а не нынешние  

простые смертные. Так что, я еще раз приношу свои  

глубокие извинения за недостойное мое вторжение без  

спроса, и прошу разрешить мне удалиться, хотя и горько  

мне будет от того, что я не услышу Вашего рассказа о  

подвигах. Но умоляю, Ваша светлость, скажите, хотя бы  

пятьдесят французов Вы зарубили, пробиваясь сквозь их  

ряды... или сто...  

Помолодевший на глазах герцог вскричал, что никто не  

посмеет обвинить его прелестную гостью в недостойном  

поведении, и что отныне двери его дома всегда открыты  

для внучки его боевого товарища, и прямо сейчас он  

приступит к рассказу. И, приказав собрать всех гостей и  

домашних в главной гостевой зале, счастливый герцог  

приступил к рассказу.  

Фриц, уже получивший от Марты тубус для подмены,  

провернул всю операцию за пять минут, да так, что никто  

ничего не заметил. А Анастасия героически высидела  

полтора часа, и когда утомленный герцог задремал с  

бокалом старого мозельского в руке, тихо удалилась,  

попросив племянников помочь ей уйти по-английски и  

оставив им кучу надежд.  

На другой день они были уже за много лье от этого  

города. Ротмистр, заметив, что княжна загрустила,  

поинтересовался, что вызвало эту грусть. Анастасия  

ответила: 'Всё-таки проклятое у нас ремесло. Обманули  

заслуженного и безвредного старика, чтобы попасть к  

нему в дом'.  

На что ротмистр ответил: 'Зато сколько жизней наших  

солдат мы спасли этим невинным лукавством'.  

 

Нант. Приключения в порту.  

В Нантском порту было как всегда шумно, цветасто и  

людно и никто не обращал внимания на девушку в  

скромном костюме горожанки. Она сама хотела казаться  

незаметной и что то высматривала в районе пристаней и  

судя по всему, наконец высмотрела и свернув в узкую  

улочку между портовыми постройками, быстрым шагом  

направилась по своим делам, но не тут то было. Дорогу ей  

заступило двое портовых бродяг, здоровенный детина с  

угрюмой рожей и щуплый апаш с гаденькой улыбочкой,  

поигрывающий ножом. Судя по всему им хотелось всего и  

сразу. В ответ на их притязания на свою честь и  

собственность, девушка брезгливо дернула плечиком,  

уложила верзилу ударом кулачка обтянутого в серую  

лайку в горло, а апаша весьма близко познакомила с его  

же ножом, после чего скрылась в переулке. Через четверть  

часа на втором этаже портовой гостиницы, приоткрылось  

окошко на втором этаже, выходящее на улицу ведущую к  

торговой пристани, из за портьеры за улицей следили  

внимательные зеленые глаза, и не просто так следили, а по  

верх оперения арбалетной стрелы. Вот на улице появился  

статный мужчина в дорожном платье, целеустремленно  

двигавшейся к пристани, князь Голицин (а это был он), не  

заметил, что из дверей трактира 'Осьминог и устрица',  

вышел тип в зеленом берете и блузе то ли маляра, то ли  

спившегося художника и вихляющей походкой  

направился к нему, субъект гнусно скривившись,  

украдкой сунул руку под блузу, будто собирался что то от  

туда достать, но не успел. Арбалетная стрела поразила его  

прямо в горло и он захрипев, рухнул в огромную лужу, на  

что прохожие не обратили никакого внимания.  

Подумаешь очередной выпивоха выпил больше чем мог и  

меньше чем хотел. А Анастасия решила, что агент, точно  

описавший внешность наемного убийцы и место его  

нахождения, заслуживает дополнительной премии. Князь  

узнал о том, что княжна спасла его жизнь, только три  

месяца спустя и при весьма не простых обстоятельствах...  

 

Вандея. Алый первоцвет.  

Городок Мюзун, в этот день как вымер, и было  

почему... Сегодня на главной площади казнили сразу  

троих осужденных, и в том числе колдуна, прямо как во  

времена охоты на ведьм и весь народ был там. Правда в  

качестве орудия казни применялся не костер, а  

присвоенная доктором Гильотеном, Шотландская Дева. И  

хотя жители Мюзуна были добрыми католиками, но  

радости на их лицах не было, так как и мэр, и судья и  

жертва колдуна, были 'синими'*, единственно что  

несколько радовало, что и колдун был 'синий', мелкий  

Парижский торговец, некий Дюкло.  

Камера смертника была большой и светлой и в кувшине  

была не вода, а вполне приличное вино, но по понятным  

причинам, все это ни сколько не радовало узника. Князь  

Голицин, а это был никто иной, как он, лишний раз  

проклял своё чувство юмора. Он вез из Нанта срочный  

пакет, доставленный с Острова* контрабандистами, и в  

Мюзуне в городской гостинице, его должен был ждать  

связник, но по ряду причин князь прибыл раньше  

условленного срока, и на второй день ожидания, за столик  

к князю подсел некий апоплексически румяный месье в  

партикулярном платье и стал заводить разговоры на  

щекотливые политические темы и князь, вспомнив  

кадетские шутки, демонстративно прикурил сигару от  

пальца, румяный визави побледнел, резко откинулся на  

спинку стула и вместе с ним упал на пол, откуда уже не  

поднялся. Это оказался вновь назначенный начальник  

местной полиции, с пола он уже не поднялся. В зале  

находился патруль жандармерии и князя немедленно  

арестовали и препроводили в присутствие, а на другой  

день по роковой случайности, в Мюзон прибыла выездная  

сессия суда из департамента, тут ждали суда двое старых  

соратников Каудаля*, которые так и не сложили оружие и  

продолжили террор против местных чиновников, так что  

торговец Дюкло, обвиненный в том, что путем не  

существующего колдовства и научного гипноза, убил  

префекта полиции города Мюзон, пошел на гильотину в  

комплекте с шуанами.  

Князь еще раз обвел глазами свое узилище, это было  

полукруглое помещение на предпоследнем этаже донжона  

ратуши, с двумя окнцами под потолком, дававшими  

впрочем нормальное освещение, но забранными тройным  

рядом решёток. Еду приносили из трактира, её оплачивал  

для всех сидельцев маркиз Ла Фудр (так называл себя  

осужденный аристократ из соседней камеры) и уже  

второй день её приносил не увалень с лицом дегенерата, а  

кряжистая девица с широким веснушчатым лицом,  

большим носом картошкой, двумя огромными родинками,  

шепелявым голосом и странно знакомыми глазами.  

Кстати после её появления, охрана стала вести себя с  

пленником гораздо предупредительнее, а капрал однажды  

прошептал, что его милость пусть не держит зла, ибо  

люди тут подневольные.  

Накануне казни, девица, которая оказалась новой  

служкой из трактира, помимо ужина, принесла  

осужденному белую шелковую сорочку с дворянским  

жабо и передавая её князю, прошептала (причем без  

обычной шепелявости), что бы он утром смочил водой  

сорочку в аккурат на против сердца, и ничему не  

удивлялся на эшафоте. Князю на мгновение даже  

показалось что он узнал голос, но он отринул эту мысль,  

как невозможную.  

Княжна попыталась погасить раздражение, так как  

стрелять и тем более из арбалета, нужно имея холодный  

рассудок. Ох уж эти мужчины, одни проблемы от них, уж  

чего проще, приехать в город и дождаться гонца, так нет  

надо обязательно влипнуть в историю, довести до  

кондратия старичка-префекта и очутиться в камере  

смертников. Ну что же, пришлось слабой девушке как  

всегда браться за спасение бравых усачей. Когда  

Анастасия узнала что ожидаемый курьер из Лондона  

арестован, она развила бурную деятельность. Во первых  

она решила не появляться в городе и остановилась в  

полуразрушенном загородном графском шале, где жил  

выживший из ума графский же управляющий Морис,  

который тем не менее признал в Анастасии рядящуюся в  

личину дочери солидного буржуа – дворянку и сразу  

решив, что она помогает дофину скрываться от  

санкюлотов, с радостью приютил Анастасию и её команду  

и даже открыл для них графский винный погреб.  

Старичок был безвредный, единственно обожал  

рассказывать всяческие легенды времен гражданской  

войны и за ужином рассказал о сэре Перси Блейкни*, по  

прозвищу Алый Первоцвет, который доставил столько  

неприятностей 'синим' и этот персонаж подсказал  

княжне дальнейшую форму поведения. На  

импровизированном совете, который состоялся в малой  

гостиной, как раз обсуждалось, каким образом, пустить по  

городку слух, что в узилище находится никто иной, как  

Алый Первоцвет и тут все присутствующие увидели в  

дверях старого управляющего, обратившегося в статую  

богини Изумления. Запинаясь и лихорадочно глотая  

воздух, старик бормотал не переставая: 'Так неужели,  

благородный узник в ратуше, это и есть сэр Перси  

Блейкни' -, так у них появился серьезный союзник. У  

Мориса, не смотря на помешательство рассудка, были в  

городке определенные связи и все это были ярые  

противники Корсиканца, как впрочем и большинство  

местных жителей, ведь это была Вандея. Так что и слух о  

плененном Алом первоцвете был пущен среди нужных  

людей и в трактир приняли новую служку по имени  

Гретхен.  

Анастасию в данной ситуации злило, не сколько  

изменение внешности, сколько превращение фигур с  

помощью подложенных тряпок ы в нечто квадратное, но  

иначе было нельзя, корзинку с провизией охрана  

осматривала тщательно, а вот личного досмотра не было,  

так что пистолеты, пилки и золото, она нашла где  

спрятать. Мастер Кунерт блестяще справился с задачей,  

князь не узнал Анастасию ( сорочку для дня казни,  

Куннерт тоже обработал так как надо). Главное было, что  

бы князь в утро казни смочил сорочку водой в районе  

сердца и тогда на глазах толпы сработает старая легенда.  

У управляющего Мориса, нашелся в подвале интересный  

арсенал, Анастасия и её люди, позаимствовали оттуда  

несколько весьма не плохих, магазинных* арбалетов, и  

даже успели их пристрелять (Княжна была весьма рада,  

так во время появившейся замене, своего утерянного в  

Нанте оружия), так что к утру казни, было все готово,  

цели определены, задачи поставлены и люди расставлены.  

Когда повозка с приговоренными въехала на площадь,  

народ оживился, но каких то особых шевелений либо  

выкриков не было, единственное что показалось бы  

странным стороннему наблюдателю, так это восхищение в  

глазах женщин, смотрящих на торговца Дюкло,  

выделяющегося среди других приговоренных  

белоснежной сорочкой. Повозка остановилась у эшафота  

и первым на него взошел Дюкло. Чиновник суда стал  

читать приговор и вдруг толпа ахнула, на груди у  

приговоренного, прямо напротив сердца появилось алое  

изображение сердца и креста, старый знак шуанов,  

помощник палача, выхватил саблю с явным намерением  

ударить приговоренного, но в лоб ему внезапно вонзился  

короткий арбалетный болт, красного цвета. В это же  

время с маркиза и его соратника, как по волшебству  

спали оковы, в воздухе ещё и ещё зажужжали арбалетные  

стрелы, и палач, судья, охранники в момент превратились  

 

 

 

 

в дичь, в руках маркиза сверкнули пистолеты, к эшафоту  

люди с лицами замотанными платками уже подводили  

лошадей, жандармы, будучи людьми местными и  

опытными, притворились собственными статуями. И  

когда кавалькада уносила спасенных и спасителей, толпа  

ревела размахивая руками и шляпами: 'Да здравствует  

Алый первоцвет! '.  

Второе что Анастасия спросила у князя, когда они спустя  

несколько часов спустя, встретились в добром десятке лье  

от Мюзуна (первый вопрос был о пакете), как ему  

понравилась девица принесшая для него новую сорочку.  

Вопрос она задала шепелявя и весьма повеселилась при  

виде изумленного лица друга и в ответ на его слова  

благодарности, сказала добавив лукавинку в улыбку: 'Я  

так привыкла спасать вам жизнь мой друг, что даже боюсь  

длительных расставаний с вами, ибо тогда, мне будет  

этого не доставать'.  

 

ВЕНЕЦИЯ  

Анастасия и князь Голицин стояли, прижавшись к стене  

старого припортового палаццо*, стоявшего возле старой  

гавани на восточной оконечности острова Мурано.  

Массивные двери были, увы, были заперты изнутри,  

ближайшие окна были на высоте в два человеческих  

роста, а по площади, залитой лунным светом, грозным  

полумесяцем на них надвигались итальянские жандармы.  

Два двуствольных пистолета и стилет у княжны, два  

кавалерийских пистолета и сабля у князя -это было,  

конечно, большой силой в их руках, но полторы дюжины  

жандармов было многовато даже для них. Они, не  

сговариваясь, посмотрели друг на друга, а потом во  

внезапном порыве поцеловались. 'Наш первый и  

последний поцелуй', – грустно усмехнулся князь, а  

княжна, нежно посмотрев на князя, и укоризненно  

покачав головой, промолвила: 'Что мы знаем о судьбе,  

милый, и путях нам предназначенных'. Тыльной частью  

ладони, затянутой в тонкую перчатку, погладила его по  

щеке, после чего стала взводить курки на своих  

пистолетах. Жандармы, загоготавшие, увидев их  

целующимися, двинулись вперед. А за три месяца до  

этого в Париже...  

Голубиной почтой княжна получила срочный вызов от  

Чернышева, через час она уже была на конспиративной  

квартире, где Чернышев нервно мерил шагами небольшую  

полутемную залу, освещенную только камином и одним  

двойным канделябром. Как только Анастасия туда вошла,  

сердце её забилось: у ломберного столика сидел князь  

Голицин. Завидев княжну, Голицин встал и поклонился, и  

сердце княжны забилось еще сильнее, когда она увидела  

блеснувшую в глазах князя радость. А Чернышев сразу  

перешел к делу:  

– Друзья мои, вам надо ехать в Венецию, дело -  

сверхважное и не требует отлагательств. О частностях вам  

сообщит некое лицо, прибытия которого я жду с минуты  

на минуту.  

Старинные башенные часы, стоящие в углу кабинета,  

стали отбивать полночь, и тут со скрипом стал  

поворачиваться книжный шкаф, и из открывшегося  

проема в стене выдвинулась тень, оказавшаяся человеком,  

закутанным в темный плащ. У князя появился в руке  

пистолет, у княжны сверкнул в изящной деснице стилет, а  

Чернышев рассмеялся и произнес: 'Генерал Моро* в  

своем амплуа: как всегда зело стремителен и зело  

внезапен'. Это был знаменитый генерал Моро, якобинец,  

ярый враг любой тирании, герой республиканских войн и  

глава одного из самых таинственных обществ – общества  

Иллюминатов, подспудно влияющего на судьбы Мира.  

Новый гость небрежно скинул плащ на спинку кресла,  

поклонился княжне и, заложив руки за спину, приступил к  

изложению задания...  

В 1500 году Леонардо да Винчи изготовил так  

называемую 'Китайскую шкатулку', некий артефакт,  

изготовленный из слоновой кости, золота и неизвестного  

камня, которому приписываются некие невероятные  

качества. Шкатулка эта находится в Венеции, и Талейран  

очень боится, что о ней узнает Наполеон, а если она  

попадет императору в руки, удача его и так не малая,  

будет еще в большем градусе. Тут, конечно, весьма много  

мистики, но, тем не менее, шкатулку эту надо изъять и  

переправить на корабль, который будет во время  

Венецианского карнавала ожидать на рейде. О  

местонахождении шкатулки сообщит на месте агент  

'Летучая мышь', костюмы, по которым она вас опознает,  

доставят сюда через час, все детали передачи шкатулки на  

корабль тоже у неё. Отдав военный поклон, генерал  

скрылся в потайном ходе, который за ним закрылся с  

таким же скрипом, с каким и открывался.  

Паузу нарушил князь Голицин: 'Так ведь генерал Моро  

сейчас должен быть в Америке! ', На что Чернышев с  

иронической улыбкой ответил: 'А он и есть в Америке',  

и поднес палец к губам.  

А потом была Венеция...  

На Венецианский карнавал Анастасия прибыла как гостья  

самого Евгения Богарне, короля Италии. Родственники  

императора благоволили к баронессе, зная, что она -  

противник Жозефины. Группа была из пяти человек:  

князь Голицин, Маленький Фриц, Мастер Кунерт, Марта и  

сама баронесса Анастазия фон дер Пфаннкюхен. Плюс  

отдельно от них, но все время рядом, присутствовали трое  

добрых молодцев из гвардейцев Голицина под  

командованием ротмистра Говорухи-Отрока. Карнавал  

уже кипел ярким фейерверком и, как и было условлено,  

Анастасия и князь в карнавальных костюмах от Моро и,  

до неузнаваемости загримированные Мастером Кунертом,  

прогуливались около дворца Дожей, прикрывая лица  

масками в виде золотых солнц, – это был один из  

опознавательных знаков. К ним подошла черноволосая  

девица в костюме цыганки и с брошью в виде золотой  

летучей мыши на платье, такие же бляхи были на  

костюмах наших друзей, – это был пароль. Цыганка  

увлекла их в переулок к каналу, где уже ждали две  

гондолы.  

В старинном палаццо всей команде отвели комнаты на  

третьем этаже, так как на первом и втором было слишком  

сыро, а Вероника, так звали связную, забрав Фрица и  

Говорухинских молодцов, куда-то уплыла на одной из  

гондол, но перед этим случился казус...  

Вероника разговаривала с окружающими на немецком,  

итальянском и французском языках, но когда Голицин  

тихо сказал Анастасии по-русски, что эта брюнетка не  

вызывает у него полного доверия, на это Вероника,  

обернувшись в его сторону, на чистом русском языке, с  

легким московским аканьем, спросила у княжны, а  

почему, мол, такая умная и красивая барышня возит с  

собой такого недоверчивого сударя. Оказалось, что  

Вероника родом из Москвы, будучи с родителями в  

Берлине, она вышла там замуж за немецкого офицера  

вместе с которым теперь борется против деспотии  

Корсиканца.  

А на улицах Венеции кипел карнавал, помимо  

канонических Венецианских масок мелькали самые  

причудливые костюмы и наряды. А тем временем  

вернулась Вероника и приказала собираться, время, по её  

словам, шло на минуты. В Венеции появился отряд  

сотрудников Савари и Фуше, пока они следят друг за  

другом, но могут договориться и, самое главное, это то,  

что они ищут по всему карнавалу маски со знаками  

летучей мыши, и человека, похожего на князя Голицина с  

неизвестной дамой.  

Вероника представила диспозицию на сегодняшний  

день... Князь и Анастасия, как практически засвеченные  

агенты, на глазах у тайной полиции Бонапарта фланируют  

по площади Сан-Марко, демонстративно принимают от  

неизвестной маски некий сверток, а потом рубят хвосты и  

уходят на заранее подготовленной лодке на остров  

Мурано, где в условленном месте их встретит Вероника.  

Она же сейчас забирает оставшихся людей и идет изымать  

шкатулку из известного ей места. Анастасия надела  

костюм пажа, более удобный для боя, из маскировки на  

ней был только парик рыжеватой шатенки и широкополая  

шляпа, князь тоже оделся в обычное дворянское платье.  

На площади Сан-Марко все шло по плану, князь и княжна  

срисовали только двух тайных ликторов, явно следящих  

за ними, но как только незнакомец в плаще монаха  

передал им небольшой, но увесистый сверток, количество  

всевозможных альгвазилов в штатском стало  

увеличиваться с катастрофической быстротой. Сначала на  

них напало трое арлекинов с дубинками, но арлекины  

быстро кончились, сабля князя и стилет княжны были  

точны и быстры. Потом нападающих стало пятеро, но тут  

обозначилась помощь в виде группы коломбин и  

пульчинелл, и парочка соратников смогла прорваться к  

лодке, ждавшей их в условленном месте, но и тут погоня  

не заставила себя ждать, и только меткий глаз княжны  

заставил две гондолы потерять гондольеров и застыть на  

глади пролива. Но вот на острове Мурано все оказалось  

совсем плохо, там их ждали жандармы, их было много. И  

вот, встретившись взглядами последний раз, князь и  

княжна готовились принять последний бой. Жандармы  

тронулись с места, князь по удобнее перехватил саблю, а  

княжна подняла руки с пистолетами, высматривая  

офицеров...  

Но вдруг из переулка послышался нарастающий шум, -  

это был цокот подков и лязг амуниции. Жандармы  

 

 

 

 

недоуменно стали переглядываться, и тут на площадь  

вылетели всадники в черных доломанах и ментиках, ими  

предводительствовал усач со странно знакомым лицом,  

рядом с ним скакала Вероника в гусарском мундире, но  

без кивера, в её руку сверкала сабля, а волосы развевались  

как у Валькирии. Гусар взмахнул шашкой и громко  

крикнул: 'Заставим плакать итальянских дам. Форвертс! '  

И Анастасия узнала в нем полковника фон Вольцова,  

неизвестно как попавшего из Пруссии в Венецию. Гусары  

в считанные минуты покрыли площадь телами  

жандармов, потери были небольшие: двое с легким  

ранением из жандармских карабинов. А из ночной тьмы  

уже надвигался на пирс темный силуэт корабля с черными  

парусами. Фон Вольцов оказался тем самым мужем  

Вероники, и когда Анастасия спросила, как это герр  

полковник и его солдаты в полной форме разгуливают по  

Итальянскому королевству, полковник ответил: 'Так ведь,  

во- первых, это карнавал, а, во-вторых, разве эти  

макаронники разбираются в прусских гусарских  

мундирах? '  

И еще одна вещь оказалось весьма странной и  

неожиданной. Сверток, который незнакомец отдал княжне  

и князю на площади Сан-Марко, скрывал в себе именно  

настоящую шкатулку Лернардо, а не обманку. А потом  

группу Анастасии захватили другие не менее насыщенные  

приключениями дела, и Венецианская история ушла на  

второй план.  

 

И снова Париж  

Граф Александр Иванович Чернышов* был вхож во  

многие высокие дома Парижа и был принят даже  

Наполеоном. Граф слыл повесой и бонвиваном, но две из  

трех французских секретных служб, состоящих, кстати, из  

махровых якобинцев, считали Чернышова опасным  

человеком. И так было на самом деле, ибо Чернышов был  

резидентом Русской разведки в Париже.  

Анастасии поручили провести операцию прикрытия,  

которую она сама и разработала. Когда граф Чернышов  

выслушал княжну, то пришёл в ужас, но потом задумался  

и пришёл к выводу, что это все настолько нагло выглядит,  

что может и прокатить. А на следующий день, в  

Парижской опере, баронесса Анастазия подошла к  

императору (он дал ей такое право, после восхитившей  

его истории с визгом) и попросила о секретной беседе.  

Анастазия сообщила, что граф Чернышов – явный шпион,  

так как, судя по всему, он только претворяется простаком  

и бонвиваном, ибо не может быть простаком человек, так  

хорошо играющий в шахматы.  

– 'Ведь, представьте, Сир, он выиграл у меня два раза из  

трех, и прислуга у него только русская, хотя в Париже это  

нонсенс, тем более, эти варвары настолько лишены вкуса,  

что подают белое и красное вино на одном подносе.  

Французский или австрийский сомелье никогда бы такого  

себе не позволил. И, напоследок, баронесса сказала, что у  

графа есть секретная черная шкатулка, которой он очень  

дорожит, и в которой наверняка и скрываются главные  

шпионские тайны'-...  

И Бонапарт клюнул. Агенты герцога Савари* проникли  

в особняк графа Чернышова и похитили черную  

шкатулку... В шкатулке оказалась любовная переписка с  

некоторыми замужними знатными дамами Парижского  

света. После этого Наполеон приказал своим спецслужбам  

оставить русского графа в покое.  

И вот, 16 декабря 1809 года Бонапарт официально  

развелся с Жозефиной, оставив ей непонятный титул  

Вдовствующей императрицы, и отгремела свадьба с  

Австрийской принцессой в 1810 году (правда  

нетерпеливый корсиканец вступил в свои супружеские  

права, перехватив свою невесту еще на подъезде к  

Парижу), и на свадьбе среди фрейлин и подружек невесты  

блистала невиданными драгоценностями молодая  

баронесса, а на праздничном балу у австрийского  

посланника Шварценберга вспыхнул пожар, в котором  

сгорели все архивы посольства, естественно, кроме  

наиболее важных, которые Говоруха-Отрок лично  

доставил в Петербург Императору Александру.  

А потом загремели пушки 1812 года.  

 

Версальский вальс  

Все эти славные и трудные годы княжна Белосельская-  

Белозерская и её боевые товарищи трудились во славу  

Российской империи. Князь Голицин был назначен  

командиром особой фельдъегерской группы,  

подчинявшейся лично Императору Александру, и одной  

из задач этой группы была связь с зарубежными агентами  

Империи. А княжна, то в бальном платье, то в алой  

амазонке, а то и мундире офицера, мелькала то в Париже,  

то в Вене, то в Брюсселе.  

В конце марта 1814 года, когда Русская армия и её  

союзники находились на распутье в центре Франции,  

князь Голицин получил приказ встретить на дороге, у  

местечка Пуасси, гонца с важным пакетом. Гонец будет  

одет в мундир французского офицера, и отличительным  

знаком будет белая шаль или шарф на его левом  

предплечье. В те времена кавалерийские офицеры любили  

такие памятки о дамах сердца, и в этом не было ничего  

необычного.  

Князь с дюжиной кавалергардов* прибыл в назначенное  

место в условленное время и, расположив свой отряд в  

небольшой рощице, стал ждать. И вот гонец показался, но  

не один. За всадником в красном гусарском ментике  

гналась дюжина польских улан*. На полном скаку гусар  

повернулся к преследователям, вытянул руку, и после  

двух выстрелов почти слившихся в один, двое улан  

вылетели из седел. Поменяв пистолет, всадник еще двумя  

пулями уменьшил погоню на соответствующее  

количество. Кавалергарды стали переглядываться, а  

подполковник Говоруха-Отрок сказал князю Голицину:  

'Ой, где-то я такую стрельбу дуплетом уже наблюдал'.  

Тут со всадника слетел кивер, и русские кавалеристы  

увидели, что в гусарский доломан и чикчиры одета  

девушка. Корнет Ланской ахнул с восторгом: 'Как же ей  

идет гусарский мундир! ', на что князь ответил: 'И алая  

амазонка ей весьма к лицу', и скомандовал: 'По  

кавалерии противника... огонь! '. У кавалергардов были с  

собой на этот случай тульские штуцеры, и они сказали  

свое грозное слово.  

Ряды польского отряда таяли на глазах, но уланы,  

обнажив сабли, шли в атаку до последнего. В плен никто  

не сдался. Эх, славяне, когда мы перестанем резать друг  

друга в чужих интересах... Ведь ясно уже было всем  

полякам, что Наполеон обманул их с независимым  

польским королевством, но драться продолжали всё равно  

отважно.  

Прекрасная всадница, а это была Анастасия, подскакала к  

русским кавалеристам и протянула князю пакет:  

– Это императору лично, а на словах передайте, что  

Наполеон не пойдет сразу к Парижу, он решил провести  

рейд по тылам Союзных армий, попутно собрав  

гарнизоны северо-восточных крепостей и усилив свою  

армию, только тогда нанести новый удар, и деблокировать  

Париж'.  

Когда князь брал пакет из рук Анастасии, пальцы их  

соприкоснулись, и будто маленькие молнии проскочили  

между ними. Подъехавший кавалергард подал княжне  

кивер, сбитый с неё пулей. Анастасия одела его, лихо  

заломив, прикоснулась двумя пальцами к козырьку, и  

пустила своего коня с места в галоп. Корнет Ланской,  

проводив девушку восхищенным взглядом, весь обратный  

путь вслух на ходу ваял вирши:  

 

Под гром орудий и трезвон булата, *  

Сквозь дым пороховой узрел пиит,  

Как всадник в красном доломане  

Стрелой стремительной летит.  

Араб изящной инох`одью  

Летит, почуяв шенкеля.  

Вдруг вражья пуля на излете  

Сшибает кивер у гонца....  

И, чу, свершилось будто чудо -  

Пред нами девица-краса,  

Отвагой дерзкою сияют  

Её зеленые глаза...  

 

– 'Эх, Ланской... Слава Дениса Давыдова не дает покоя? '  

– спросил князь Голицын, и корнет смущенно умолк.  

А ротмистр фон Корн добавил: -'Смотрите корнет, война  

кончится, а вот наклонности то останутся'-  

 

И опять Париж  

Отгремела Парижская битва, Молох войны пожрал  

напоследок десяток тысяч русских, немецких и  

французских жизней.  

А 31 марта Русская армия вступила в Париж. На балу в  

Мальмезоне первый танец император Александр I  

танцевал с Жозефиной, а второй – с княжной  

Белосельской-Белозерской, в которой Парижский бомонд  

с изумлением узнал баронессу Анастазию фон дер  

Пфаннкюхен. А свой следующий танец княжна танцевала  

со свежеиспеченным генерал-адъютантом Государя,  

князем Голициным. И после этого ни княжну, ни князя ни  

в Париже, ни в Петербурге больше никто не видел. Да и  

были ли они когда-нибудь на свете?  

 

ГЛОССАРИЙ  

к авантюрно-исторической повести "Алая  

амазонка"  

Айнтопф (Eintopf) – блюдо немецкой, бельгийской,  

испанской и французской кухни. (Айнтопф с немецкого  

переводится как 'густой суп' либо 'всё в одном горшке')  

– густой суп или 'жидкое' рагу, короче и первое, и  

второе в одной тарелке. Айнтопфы бывают: с лапшой,  

горохом, фасолью, брюквой, чечевицей, брюссельской и  

обычной капустой, морковью, грушами и яблоками,  

макаронами, печенью, рыбой, мясом, сардельками,  

колбасой, и т. д. А бельгийцы даже добавляют туда пиво.  

 

Жозефина Богарне (урожденная Мари Роз Жозефа Таше  

де ла Пажери) родилась 23 июня 1763 года на острове  

Мартиника, в 1779 году она вышла замуж за виконта  

Александра де Богарне. От этого брака родился Евгений  

де Богарне, впоследствии вице-король Италии и герцог  

Лейхтенбергский, и Гортензия де Богарне, впоследствии  

жена голландского короля Людовика Бонапарта и мать  

Наполеона III. Муж Жозефины пал жертвой террора в  

1794 году, и Баррас (глава Директории), ставший её  

покровителем, устроил в 1796 году её брак с  

малоизвестным тогда ещё генералом Бонапартом. В 1807  

году Наполеон предложил ей развод, но лишь после  

упорной борьбы она уступила настоятельным убеждениям  

Наполеона в необходимости развода для блага Франции.  

Развод состоялся 15 декабря 1809 года, после чего  

император смог сочетаться браком с австрийской  

принцессой Марией-Луизой. Жозефина, сохранившая  

титул императрицы, поселилась вблизи Эвре, где жила  

пышно, окружённая своим прежним двором. По-  

прежнему привязанная к Наполеону, она переписывалась  

с ним и с участием следила за его судьбой. Жозефина  

умерла от дифтерита 29 мая 1814 года, храня любовь к  

Наполеону в своем сердце. Существует предание, что  

Наполеон, умирая в одиночестве на острове св. Елены,  

прошептал три слова: 'Армия. Франция. Жозефина'...  

 

Михайловский замок. Самый зловещий из  

петербургских дворцов, резиденция Павла I. Построен в  

1797-1801 годах архитекторами В. И. Баженовым и В. Ф.  

Бренной. Название – в честь архангела Михаила, якобы  

явившегося во сне одному из караульных старого Летнего  

дворца, стоявшего на этом месте.  

Павел, рыцарь Мальтийского ордена, хотел иметь в  

качестве резиденции настоящий укрепленный замок,  

поэтому дворец окружали каналы с подъемными мостами.  

Впоследствии каналы засыпали, а к трехсотлетию  

Петербурга канал перед главным фасадом прорыли вновь.  

По романтической легенде, стены замка выкрашены в  

цвет перчатки фаворитки Павла, графини Лопухиной.  

Четыре фасада здания совершенно разные. Широкая  

парадная лестница с северной стороны украшена статуями  

Геркулеса и Флоры. Их иногда называют 'падающими  

статуями' – рядом с лестницей возникает иллюзия, что  

статуи не имеют прочной опоры и валятся с пьедесталов.  

Павел прожил в новом замке только 40 дней и был убит  

заговорщиками в собственной спальне, на втором этаже.  

После его смерти замок был заброшен, потом в нем  

разместили Военное инженерное училище, а название  

переменили на Инженерный. Здесь учился Ф. М.  

Достоевский.  

Михайловский замок – настоящее 'готическое' место,  

романтическое и мрачное. Призрак убитого императора  

якобы не покидает его. В исторической реальности дворец  

постоянно притягивал к себе странные истории:  

например, при Александре I здесь собирались на радения  

хлысты и скопцы.  

 

Польские войска Наполеона  

К моменту вторжения 'Великой армии' Наполеона в  

Россию в 1812 году войска вассального Франции  

Великого герцогства Варшавского состояли из 17  

пехотных, 16 конных и 2 артиллерийских полков.  

Польская кавалерия включала в себя: 3 конно-егерских  

полка, 2 гусарских и 10 уланских полков.  

Артиллерию польского войска составляли полк пешей  

артиллерии (72 орудия) и полк конной артиллерии (12  

орудий).  

 

Император Австрии Франц II (нем. Franz II. Joseph Karl,  

12 февраля 1768, Флоренция – 2 марта 1835, Вена) -  

последний император Священной Римской империи (1792  

-1806) и первый австрийский император (1804-1835), в  

качестве императора австрийского (а также венгерского и  

чешского короля) носивший имя Франц I. Царствовал во  

время наполеоновских войн, после ряда поражений был  

вынужден ликвидировать Священную Римскую империю  

и выдать дочь Марию-Луизу за Наполеона I. Во  

внутренней политике его правление было реакцией  

против либеральных реформ непосредственных  

предшественников.  

 

Мария Луиза Французская императрица с 1810 по 1814  

год, вторая жена Наполеона I, герцогиня Пармы,  

Пьяченцы и Гуасталлы с 1814 года, старшая дочь  

австрийского императора Франца I Габсбурга и Марии  

Терезы (урожденной принцессы Бурбон из Королевства  

Обеих Сицилий).  

Мария Луиза была хорошо образованной, статной,  

красивой девушкой, воспитанной в традиционной для  

Габсбургов обстановке строгой нравственности. В  

феврале 1810 года в Вене состоялось заочное заключение  

брака, обычное для царствующих особ. Официальная  

церемония состоялась в Париже, но Наполеон вступил в  

права супруга, не дожидаясь венчания, что, несомненно,  

травмировало молодую женщину. Свадебные торжества  

состоялись в Париже 1-2 апреля 1810 года и были  

омрачены страшным пожаром на балу у австрийского  

посланника Шварценберга, во время которого погибла  

жена посла. 20 марта 1811 года родила наследника  

императорского престола Наполеона II. С началом похода  

Наполеона в Россию она была назначена регентшей-  

правительницей Франции. Регентство она сохранила до  

1814 года. После отречения Наполеона она с сыном  

уехала к отцу в Австрию. Император Франц поселил дочь  

и внука в замке Шенбрунн. Соглашение в Фонтенбло,  

подписанное 11 апреля 1814 года, предоставило бывшей  

французской императрице в полное суверенное владение  

итальянские герцогства Парму, Пьяченцу и Гуасталлу и  

оставило ей титул императорского величества (но  

владения предоставлялись без права передачи сыну).  

 

Талейран Шарль Морис де Талейран-Перигор, Charles-  

MauricedeTalleyrand-Périgord (фр. ); князь Беневентский,  

princedeBénévent (при Наполеоне); князь Талейран,  

princedeTalleyrand (после Реставрации); (родился 2  

февраля 1754 в Париже; умер 17 мая 1838 там же) -  

французский государственный деятель, министр  

иностранных дел Франции в разные годы, первый в  

истории страны премьер-министр (с 9 июля по 24  

сентября 1815). Был одним из ближайших помощников  

Наполеона, но после Тильзитского мира 1807 года понял,  

что воинственный император ведет страну к гибели.  

Талейран предал императора и стал агентом ряда  

разведок, в том числе русской (в докладах фигурировал  

как агент "Анна Ивановна"). Возглавлял французскую  

делегацию на Венском конгрессе после разгрома  

Наполеона; спас Францию от расчленения победителями.  

За свою жизнь принес 14 противоречащих друг другу  

присяг.  

Помимо прочего, прославился цитатами:  

Предательство – это вопрос даты. Вовремя предать -  

это значит предвидеть  

В политике нет убеждений, есть обстоятельства  

Одни горы рождают мышей, а другие – вулканы  

Если хочешь вести людей на смерть, скажи им, что  

ведешь их к славе  

Язык дан человеку, чтоб скрывать свои мысли  

Надо полюбить гениальную женщину, чтобы понять,  

какое счастье любить дуру  

Есть штука пострашнее клеветы. Это – истина  

Некоторые должности похожи на крутые скалы: на них  

могут взобраться лишь орлы и пресмыкающиеся  

Война – слишком серьезное дело, чтобы доверять ее  

военным  

Не доверяйте своему первому порыву, он всегда самый  

благородный  

Политика – это всего лишь способ возбуждать народ  

таким образом, чтобы суметь его использовать  

 

Савари Анн-Жан-Мари-Рене (Savary, герцог de  

Rovigo) – французский политический деятель (1774-  

1833); участвовал в революционных войнах; с 1800 г. был  

адъютантом и доверенным лицом генерала Бонапарта,  

который использовал его, для тайных расследований, в  

1802 г. Савари был назначен директором бюро тайной  

полиции. В 1805-7 гг. С. в звании дивизионного генерала  

принимал участие в походах против Австрии, Пруссии и  

России. После Тильзитского посланник в Петербурге. В  

1808 г. С. командовал корпусом в Испании. С 1810 г.  

министр полиции. Во время Ста дней Савари сделан  

пэром и комадующим жандармерией. После вторичного  

падения Наполеона был взят в плен англичанами и сослан  

на остров Мальта, откуда в 1816 г. бежал. После  

революции 1830 г. назначен главнокомандующим  

французских войск в Алжире, где действовал чрезвычайно  

энергично, много сделал для завоевания, колонизации и  

культивирования края, но обнаружил такую дикую  

жестокость, что в 1833 г. был отозван. В 1828 написал  

мемуары в духе восхвалении Наполеона.  

 

ЧЕРНЫШЁВ Александр Иванович[30. 12. 1785  

(10. 1. 1786), Москва, – 8(20). 6. 1857, Кастелламмаре-ди-  

Стабия, Италия], русский военный и государственный  

деятель, генерал от кавалерии (1826), Светлейший князь.  

Родился в Москве, выходец из древнейшей шляхетской  

фамилии. Воен. службу начал в 1802 в конной гвардии, в  

1805 г. участвовал в сражении при Аустерлице, исполняя  

должность офицера для личных поручений при  

императоре Александре I. В кампанию 1806-1807 гг.  

Чернышев участвовал в сражениях при Ланау,  

Гейльсберге, Фридланде и за отличия награжден орденом  

св. Георгия 4-й ст. и золотой шпагой. В 1808-12 резидент  

Русской разведки во Франции. Принимал участие в  

Отечественной войне 1812 г. и заграничных походах  

русской армии 1813*1814 гг. В августе 1827 г. Чернышева  

назначают военным министром, а в сентябре производят в  

генералы от кавалерии. В апреле следующего года его  

назначают членом Государственного совета и  

управляющим Главным штабом. Таким образом, в 1828 г.  

А. И. Чернышев сосредоточил в своих руках всю власть  

над военным ведомством. Он умело организовал  

снабжение войск для успешного ведения войн с Турцией  

(1828-1829 гг. ) и Польшей (1830-1831 гг. ). С 1848  

Чернышев – пред. Гос. совета.  

 

Александр I Павлович Романов родился (12) 23 декабря  

1777 года в Санкт-Петербурге. Старший сын императора  

Павла I, он воспитывался под попечительством  

Н. И. Салтыкова. В детстве мальчик находился под  

большим влиянием своей бабки – императрицы  

Екатерины II. В 1793 году Александр женился на дочери  

маркграфа Баденского Луизе Марии Августе, принявшей  

имя Елизаветы Алексеевны. На престол он вступил в  

результате дворцового переворота, когда был убит Павел  

I, в 1801 году. По мнению историков, Александр I  

отличался двуличностью, нерешительностью,  

подозрительностью и болезненным самолюбием; вместе с  

тем, обладая хорошим умом и образованием, он был  

незаурядным дипломатом. Создал первую серьезную  

Российскую разведывательную службу. Взял Париж.  

 

Бонапарт, Полина, Pauline Bonaparte (фр. ), настоящее  

имя Мария-Паулетта Буонапарте, Marie-Paulette  

Buonaparte (родилась 20 октября 1780 в Аяччо, Корсика;  

умерла 9 июня 1825 во Флоренции) – самая любимая  

сестра императора Наполеона I, принцесса Боргезе и  

герцогиня Гвасталльская в 1806-1814 гг. Была в браке  

дважды, с генералом Шарлем-Виктором-Эмманюэлем  

Леклерком и с Камилло Боргезе, по свидетельству  

современников отличалась редкой ветреностью что  

выражалось в постоянных амурных похождениях  

 

Дворец Шёнбрунн, бывшая летняя резиденция  

императорской семьи, относится к числу красивейших в  

Европе архитектурных сооружений в стиле барокко.  

Территория находилась во владении Габсбургов c 1569  

года, а в 1642 году супруга императора Фердинанда II  

приказала построить здесь летнюю резиденцию и впервые  

дала ей название "Шёнбрунн". Дворцовое сооружение и  

парк, строительство которых было начато в 1696 году,  

после осады турков, были полностью перестроены во  

времена царствования Марии Терезии после 1743 года.  

Большую часть года Габсбурги проводили в  

бесчисленных покоях, которыми большая императорская  

семья пользовалась наряду с парадными приёмными  

залами.  

 

Мария Тереза Каролина, принцесса Неаполитанская и  

Сицилийская, после замужества императрица Священной  

Римской империи, затем австрийская императрица.  

Старшая дочь Фердинанда I, короля Неаполя и Сицилии, и  

Марии Каролины Австрийской, была названа в честь  

бабушки по материнской линии, Марии Терезии.  

15 сентября 1790 года Мария Тереза вышла замуж за  

Франца Австрийского (1768-1835), ставшего двумя  

годами позже императором Священной Римской империи.  

В 1804 году после падения Священной Римской империи  

и принятия Францем II титула австрийского императора,  

Мария Тереза стала первой австрийской императрицей. Из  

тринадцати детей Франца II и Марии Терезы выжили  

только семь. Мария Тереза была второй из четырех жен  

Франца II и единственной, родившей ему детей. Её дочь  

Мария-Луиза, вышла замуж за Наполеона Бонапарта.  

 

Полная версия стихотворения корнета Ланского  

Под гром орудий и трезвон булата,  

Сквозь дым пороховой узрел пиит,  

Как всадник в красном доломане  

Стрелой стремительной летит.  

Араб изящной инох`одью  

Летит, почуяв шенкеля.  

Вдруг вражья пуля на излете  

Сшибает кивер у гонца.  

И, чу, свершилось будто чудо -  

Пред нами девица-краса,  

Отвагой дерзкою сияют  

Её зеленые глаза  

Но ближе все гудит погоня,  

Похоже будет камуфлет.  

Но вдруг в руке её лилейной  

Блеснул двуствольный пистолет...  

Дуплет и нету двух улан  

Еще дуплет и снова в цель  

И вот расстроена погоня  

И вон спешит она отсель  

Но штуц`ера кавалергардов  

Кончают бой своим свинцом  

И тишина над полем брани  

Погони нету за гонцом  

В закат умчался к горизонту  

Блеснув улыбкою корнет  

И вьется сзади красный ментик  

Как амазонки алой след  

 

Кавалергарды. История славных кавалергардов началась  

30 марта 1724 года, когда к коронации императрицы  

Екатерины I, состоявшейся 7 мая 1724 года, в качестве ее  

почетной стражи был сформирован Кавалергардский  

корпус. 11 января 1800 года, Павел I не переформировал  

его в трехэскадронный лейб-гвардии Кавалергардский  

полк, на одинаковом положении с другими гвардейскими  

полками без сохранения привилегии набора  

исключительно из дворян.  

После реорганизации армии, проведенной Александром I,  

полк получил пяти-эскадронный состав, определенный  

новым штатом полка – 991 человек в строю. В 1804 году  

кавалергарды получили мундиры фрачного покроя -  

белые двубортные колеты с высокими воротниками и  

короткими кавалерийскими фалдами. Их дополняли белые  

лосиные панталоны в обтяжку и высокие ботфорты.  

Головным убором для строя служила каска из толстой  

кожи с пышным волосяным плюмажем. Она надежно  

защищала голову от поражения холодным оружием.  

Кирасы, давшие название полкам тяжелой кавалерии,  

были отменены еще в середине 1801 года, однако боевая  

практика вскоре показала преждевременность такой  

экономии. Кавалергарды получили их назад летом 1812  

года.  

Шефом Кавалергардского полка был назначен генерал  

Федор Петрович Уваров, остававшийся в этой должности  

до самой смерти (1824 г. ). Не имея прямых наследников,  

Уваров завещал 400 тысяч рублей на сооружение  

памятника 'В знак признательности подчиненным-  

гвардейцам'. На эти деньги и были сооружены в  

Петербурге Нарвские триумфальные ворота, открытые 18  

августа 1834 года.  

Алый Первоцвет – легендарный персонаж. Английский  

аристократ сэр Перси Блейкни, который ведя жизнь  

светского повесы, на самом деле организовывал  

подпольную борьбу против Французской революции.  

Этот образ описан в пьесе и романе баронессы Эммы  

Орци в 1905 году, но некоторые французские и  

британские историки, допускают о реальном  

существовании этого персонажа  

АПАШ (франц. apache – по названию индейского племени  

апачи), деклассированный элемент во Франции; хулиган,  

вор.  

 

Каудаль – Жорж Кадудаль, (фр. Georges Cadoudal; 1  

января 1771 – 25 июня 1804), самый известный из  

вождей шуанов в Вандее, во время Французской  

революции, сын бретонского мельника, отличался редким  

мужеством, лично встречался с Наполеоном, под его  

честное слово о безопасности встречи, ярый роялист,  

казнен в 1804 году.  

Магазинный (многозарядный) арбалет – девайс  

разработанный в IV-III вв. до н. э. в Китае (есть данные что  

и в Японии) и скопированный наиболее умелыми  

европейскими оружейниками. Стрелы (болты) подавались  

из магазина, некоторые образцы могли так же стрелять  

пулями. Такие арбалеты могли выпускать до 10 стрел за  

15 секунд, скорострельность зависила в первую очередь от  

умения стрелка быстро взводить тетиву.  

Остров – самоназвании Британии  

СИНИЕ – так роялисты в Вандее, называли войска  

центрального правительства, за цвет мундиров  

Национальной гвардии.  

ШУАНЫ – (франц. chouans, по одной из наиболее  

распространённой версии, от название произошло от chat  

huant сова, крику которой подражали шуаны в своём  

условном сигнале), мятежники-роялисты, действовавшие  

в период Великой французской революции, Директории и  

Консульства на территории Вандеи. Есть и еще  

толкования, но мне больше нравится про сову  

Жан Виктор Моро  

Жан Виктор Моро родился 14 февраля 1763 года в Морле  

(Бретань), в семье адвоката. В 1791 году он поступил в  

национальную гвардию батальонным командиром. Два  

года спустя Моро был отправлен со своим батальоном в  

армию Пишегрю, где вскоре получил чин дивизионного  

генерала и назначен командующим правым флангом  

Северной армии. В 1800 году Бонапарт назначил его  

главнокомандующим Рейнской армией. Во главе этой  

армии Моро, одержав несколько побед над австрийцами,  

занял Регенсбург и Мюнхен. 3 декабря он одержал  

решительную победу при Гогенлиндене, а затем заключил  

с эрцгерцогом Карлом перемирие, за которым вскоре  

последовал Люневильский мир. Наполеон Бонапарт,  

видевший в Моро своего соперника, обвинил его в  

участии в заговоре Пишегрю и Жоржа Кадудаля. Генерал  

был приговорен к тюремному заключению, которое  

Наполеон заменил изгнанием. Несколько лет Моро  

прожил в Северной Америке, а в 1813 году вернулся в  

Европу по приглашению императора Александра I. Здесь  

он выступил в роли советника при главной квартире  

союзных монархов. В сражении под Дрезденом 27 августа  

1813 года генерал был смертельно ранен ядром. Согласно  

преданию, произошло это так: во время сражения Моро  

объезжал с большой группой офицеров передний край  

союзных войск. Наполеон, заметив выделяющуюся в  

общей массе сражения довольно большую в расшитых  

золотом мундирах группу противника, приказал  

канонирам обстрелять ее. Выстрел, произведенный по  

приказу императора, стал для Моро роковым. 2 сентября  

1813 года Жан Виктор Моро скончался. Тело его было  

отвезено в Санкт-Петербург и погребено в католической  

церкви Святой Екатерины.  

Пала́ццо (от латинского palatium – дворец) -  

итальянский дворец-особняк XV-XVIII веков. Название  

происходит от Палатинского холма, где были дворцы  

древнеримских императоров. Классическое палаццо -  

трёхэтажное здание с солидным фасадом и внутренним  

двором.  

 

Приключения Барона Седрика  

Готара, хозяина Частного  

детективного бюро Тапир  

 

 

 

 

Альтернативная фантастика с элементами  

стимпанка, по мотивам, Миров Александра  

Бушкова,  

 

Операция Соленый сахар  

 

 

 

 

Я в двадцатый раз разложил пасьянс и устало воззрился  

на экран монитора. Желтый конвертик в правом углу  

нижней панели не мигнул с утра не разу, следовательно  

писем не было. Я даже пожалел что поставил такую  

мощную спам-защиту, а то бы хоть какое-то развлечение,  

смешанное с надеждой. Даже муха у меня по офису не  

летал, а то бы как хорошо было бы послать секретаршу  

эту муху ловить и любоваться её грациозными па (я имею  

ввиду па секретарши, а не мухи). Тут я вспомнил, что  

Люси уже месяц как уволилась и окончательно загрустил.  

Да, я забыл представиться... Зовут меня, если пользоваться  

официальными данными Барон Седрик Готар, хозяин  

частного Детективного бюро "Тапир". На самом деле из  

моего баронства остались только имя и корона на визитке  

и на вывеске. Свой офис я выиграл в кости у  

разорившегося торговца товаров для охотников, и решив  

что от добра, добра не ищут, силами студента академии  

художеств, пририсовал на старой вывеске с тапиром,  

баронскую корону и добавил надпись Детективное бюро.  

И еще в целях рекламы, повесил стрелку с такой же  

надписью, на ближайшей остановке парового дилижанса.  

Дела, как вы догадываетесь, шли не шатко, не валко и я  

уже вторую неделю по немного увеличивал дозу  

вечернего лекарства от депрессии, под названием Ром  

"Касаточья кровь". И тут внезапно раздался звук, которого  

я не слышал уже две недели, зазвенел дверной звонок. Я  

так удивился, что чуть было не закричал привычную в  

лучшие времена фразу – "Люси! Открой Клиенту" -  

Но по приведенным выше причинам, пошел открывать  

сам, о чем не пожалел. В дверях моего скромного  

агентства, стояло Чудо. Смесь красоты, грации,  

элегантности, свежести, очарования и вообще всего и  

всего. Стройная красавица лет двадцати пяти, с  

невинными детскими губками, дерзко-рыжими волосами  

и неожиданными кошачьими зелеными глазами, и так  

гармонирующими с ним сережками с огромными  

Стагарскими изумрудами, в милых ушках. Выслушав мое  

мычание и заикания, заменившие пораженному мне  

приветствия, чудесное видение недовольно встряхнуло  

рыжей челкой и капризно спросило: -  

" Так это и есть детективное бюро "Тапир? ".  

" Да! " – выдохнул я справившись наконец с собой  

" И с кем я могу тут поговорить на счет заказа? "  

" Со мной" – радостно доложил я.  

" А кто владелец вашей конторы" – подозрительно  

спросила зеленоглазая красавица  

" Владелец перед вами " – обреченно сказал я, ожидая  

что после этих слов рыжее видение исчезнет из моей  

жизни как сон, но получилось наоборот. Отстранив меня  

элегантным движением ручки затянутой в перчатку из  

тончайшей лайки, лауретта Стефания, (именно так она  

представилась своим мелодичным голосом), стуча  

каблучками, туфелек от Тельфора, вошла в мой кабинет и  

грациозно села в кресло для клиентов и положив ногу на  

ногу, ввела этим меня в ступор по крайней мере еще на  

минуту.  

Когда мы наконец перешли к делу я узнал следующее.  

Стефания, была владелицей Кондитерской "Три  

цыпленка", что на улице короля Гидеранга, недалеко от  

Большого моста. Кондитерскую, Стефания купила  

недавно, на наследство полученное от тетушки, так как во  

первых была большой сладкоежкой, а во вторых с детства  

увлекалась кондитерской кулинарией и давно уже искала  

возможность, приложить свои таланты в этой стезе, к  

реальному делу. Кондитерская стала подниматься в  

местных рейтингах и все вроде пошло хорошо, как вдруг  

начались полные непонятки с кремами на тортах... В  

кондитерской у Стефании было заведено так, что к столам  

подавали исключительно торты и клиенты сами выбирали  

приглянувшийся им кусочек. Торты эти были сами по  

себе произведениями искусства и главным материалом  

для творчества, были исключительно кремы,  

всевозможных нежных расцветок. Так вот именно с этими  

кремами и стали происходить чудеса. Как только гости  

кондитерской начинали выбирать свой фрагмент из  

сладкого великолепия, крем на торте начинал менять  

цвета на нечто отвратительное и не эстетичное, больше  

того фигурки зверюшек, волшебные замки и цветочные  

клумбы из крема, в избытке украшавшие торты от "Трех  

цыплят" теряли не только цвет, но и форму. Торты, могли  

сколько угодно лежать на кухне, и ничего с ними там не  

случалось, но в зале почти каждый день с одним, двумя  

тортами, начинали происходить чудеса. Посетители и в  

первую очередь конечно дети, реагировали на это как на  

рекламный трюк, но недовольные уже есть и неизвестно  

что дальше предпримут неизвестные хулиганы. Закончив  

свой рассказ, Стефания грустно развела руками, ослепив  

меня блеском драгоценностей, украшавших ее изящные  

пальчики. Я, уже окончательно придя в себя, принял  

задумчивый вид, стал озабоченно барабанить по сенсорам  

раухера и выдал следующее резюме:  

– "У нашего бюро сейчас очень много заказов, все  

сотрудники как вы видите в разгоне, но ваше дело на  

столько интересно, что я за него возьмусь лично. Стоить  

эта услуга будет двести ауреев, плюс расходы... Но тут  

Стефания меня перебила...  

-" Ну двести ауреев в день это не дорого, но я надеюсь  

вы не будете долго тянуть. Уложитесь в десять дней,  

получите еще две тысячи как премию "-  

Я сохранил деловито-благожелательное выражение  

лица, но внутренне я скакал на одной ножке и во всю  

глотку распевал неприличную версию куплета "Марша  

Звездных егерей", о дне выдачи жалования. В этом  

куплете, перечислялись все виды удовольствий, на  

которые егеря потратят деньги, причем 80% пунктов,  

посвящались эротическим действам. Говоря двести, я  

вообще-то имел ввиду общую сумму за все дело.  

Провожая гостью, а теперь уже и клиентку к выходу, я  

задал вопрос который интересовал меня с той самой  

минуты, когда я осознал ее присутствие в своем офисе.  

-" Лауретта Стефания. А откуда вы узнали о нашем  

бюро? "-  

-"А у меня машина заглохла у этого здания и я увидев  

корону на вашей вывеске, решила зайти"- на улице, куда я  

вышел ее провожать, я снова попытался остолбенеть,  

перед подъездом стояла элегантный красный кабриолет,  

марки "Алая Маркиза", а на крыле его мерцали три  

золотых значка в виде стилизованных старинных  

корабельных фонарей, что означало что эту тачку мог  

купить только владелец лимузина класса "Адмирал трех  

фонарей" и стоила эта тачка где то под пол миллиона  

ауреев, а если прибавить к этому доставку с Сильваны и  

таможенные сборы, то цифру можно смело увеличивать в  

двое. Проводив ослепительную Гостью, я вернулся в свой  

офис и приступил к размышлениям. Итак что мы имеем....  

туфельки от Тельфора, костюм явно из Дома Моды  

"Золотая радуга", сережки со Стагарскими изумрудами и  

плюс тачка почти за миллион. Чего-то крутовато будет  

для скромной владелицы кондитерской, хотя может  

девочка развлекается, а какой-нибудь Папик, благостно  

это все финансирует, но впрочем это все не мое дело. Мое  

дело раскрыть банду кондитерских хулиганов и честно  

заработать себе на спокойную жизнь на год вперед. Хотя  

кафе с таким названием, не может быть хоть сколько-  

нибудь процветающим. Как говорил один фельдфебель, -  

"Как судно назовешь, такой стул и будет". Итак начнем с  

разведки и тут мне нужны фельдфебель Алых  

арбалетчиков в отставке Кюсарат и механик Никалаб.  

Кюсарат рассекал на своем казенном протезе в маленьком  

баре "Алый берет", хозяином которого он был и где  

любили посидеть за чаркой келимаса или кружечкой  

нельга, ветераны полка Морской пехоты "Алые  

арбалетчики". Мне в принципе был нужен не сам  

фельдфебель, а его дядюшка Мастер Лукано. После того,  

как я во время Гиперборейского инцидента, добрую лигу  

волок на себе раненого Кюсарата и таки доволок его до  

лазарета живым, Мастер Лукано считал себя моим  

должником, а так как он был в большом авторитете у  

"Ночных парикмахеров", то знакомство было более чем  

полезным, впрочем я им особо не злоупотреблял. Один  

раз попросил вывести меня на хорошего карманника, что  

бы помочь невесте одного солидного человека избежать  

публикации компромата накануне свадьбы и один раз он  

сам меня предупредил, что я в процессе одного  

расследования ушел не только в неправильную сторону,  

но и в сторону очень опасную. Ну а механик Никалаб, был  

гениальнейшим самородком по части всего что жужжало,  

мигало и тарахтело. Он мог починить любой раухер, в два  

раза увеличить мощность автомобильного двигателя,  

вмонтировать микрофон в муху, и сделать вечный  

картридж для копировального аппарата и все как  

говориться легко и правой задней. Но начал я естественно  

с Мастера Лукано, который получив на свой раухер мое  

письмо, ответ возжелал дать лично, и мы договорились  

встретиться с ним в "Алом берете".  

Алый берет был типичным заведение такого рода.  

Стены были украшены стереокартинами подвигов Алых  

арбалетчиков и всевозможными орудиями для  

уничтожения своих ближних, типа арбалетов, пулеметов,  

гиф, трехствольных шауров и. т. д. Полиция пару раз  

наведывалась что бы прошерстить коллекцию  

фельдфебеля, но после второго раза начальника полиции  

вызвал на ковер Военный губернатор и обещал за  

неуважительное поведение по отношению к Кавалеру  

ордена "Гербового щита" первой степени, разжаловать  

шерифа в постовые, от Кюсарата отстали. Мастер Лукано  

меня уже ждал, после дежурного ритуала приветствий и  

здравствований, он сразу перешел к делу и весьма меня  

озадачил. Когда пол года назад, Стефания стала  

владелицей Кондитерской "Три цыпленка", бандочка  

местных придурков, решила по легкому срубить бабок, с  

молодой не опытной девушки. Трое уродов приперлись к  

ней и приказали приготовить к следующему дню тысячу  

ауреев. На следующий день они не смогли придти за  

данной суммой, по тем прозаическим причинам, что у них  

у всех были переломаны руки и ноги, в чем им помогли  

неизвестные лица, посетившие их ранним утром по месту  

жительства. После выздоровления, все они, один за  

другим загремели на каторгу. Да-а-а-а-а... Как говорила  

героиня одной Сильванской сказки, чем дальше, тем все  

страньше. И я отправился к Никалабу. Задачу он схватил  

на лету, а когда я выдал ему авансом сто ауреев, то работа  

закипела с неимоверной скоростью. Механик зарабатывал  

очень не плохо, но была у него одна невинная страсть. Он  

коллекционировал редких аквариумных рыб и неровно  

дышал к красоткам из дорогих салонов, а стоили эти  

хобби приблизительно одинаково. Одинаково дорого,  

имел я в виду. А на утро началась операция "Соленый  

сахар", именно так я назвал это дело в своей базе данных.  

Три дня я анализировал записи видеокамер  

установленных Никалабом в самых неожиданных точках,  

от вычурных стенных светильников, до ошейника кота-  

сладкоежки, доставшегося Стефании от прошлых хозяев.  

И наконец стало что то вырисовываться... Благостная  

старушка, бывающая в кафе то каждый день, а то и раз в  

два три дня, в новомодной среди пожилых дам из  

хороших семей, шляпке со шпильками украшенными  

крупными разноцветными головками, оказалась с  

двойным дном. При просмотре инфракрасной версии  

записи, оказалось что минимум при двух проездах  

тележки с тортами мимо нее, из шариков на ее шляпке  

испускался какой то не видимый простым глазом спрей и  

после этого, рано или поздно, именно с этими тортами  

происходили пертурбации. Дальше все пошло по  

накатанному пути. У меня на подхвате, была группа  

школьников на скутерах, периодически выполнявшие мои  

поручения, за это я им не только платил, но и раз в месяц  

водил на гвардейское стрельбище, единственная  

ветеранская льгота, которой я пользовался. На этот раз  

они были одеты в куртки разносчиков известной  

Латеранской транспортной компании, которой я оказал в  

свое время услугу, их боевые кони были оборудованы  

видеокамерами и они заняли свои позиции возле  

кондитерской и в ее окрестностях. На второй день  

дежурства, наконец появилась престарелая террористка.  

Выпив две чашки чая и пощипав "Лоранский сливочный  

туман" и "Вишню в шоколаде из Сноля", она покинула  

кондитерскую и заковыляла в сторону Волчьей улицы.  

Название этой улицы пришло откуда-то из мглы веков,  

толи какой то древний король напал тут на волка, то ли  

волк на него, но по моему волк проявил себя гораздо ярче  

короля, ибо будь иначе, улица называлась бы  

Королевской. А старушка выйдя на перекресток и  

повернув на Волчью, внезапно-бодрой походкой  

направилась к неброскому минивену, и как только она  

юркнула в него, машина тронулась с места. Двое моих  

ребят проводили машину до особняка находящегося  

недалеко от Королевского дворца, а там из машины  

вышла уже не старушка, а сухощавый мужчина  

небольшого роста. Я пробил по своим базам номер  

машины и адрес особняка. Номер этот по базе,  

принадлежал Хозуправлению министерства Короны, одно  

из подразделений этого же министерства, находилось в  

этом особняке. Ну что же, дело закрыто и пора идти за  

гонораром. Насвистывая марш Черных егерей, я вышел из  

подъезда и увидел гостеприимно распахнутую дверцу  

солидного лимузина, из темноты салона которого,  

приглашающе махнула рука украшенная Герцогским  

перстнем. Разговор с министром двора, герцогом  

Лакрузом был не долгим. Мне объяснили, что интересы  

государства важнее моего расследования, и что я должен  

сообщить Стефании, что виною ее бед, является компания  

сумасшедших пожилых дам, считающих сладости  

вредными для человечества и всеми способами,  

боровшимися с распространителями этого порока. И я  

должен не навязчиво объяснить владелице Кондитерской  

"Три цыпленка", что лучше этот бизнес продать и что есть  

уже хороший покупатель, естественно и имя этого  

покупателя было мне сообщено. И напоследок мне  

намекнули, что как офицер запаса Гран-алы Черных  

Егерей, я должен воспринимать это как приказ.  

Я пришел в "Три цыпленка" как раз к обеду, доложил  

Стефании о проделанной работе, предъявил фото  

старушки и диск с записями ее деяний, без всякого  

удовольствия получил от нее карточку банка "Золотой  

Балонг" на предъявителя и остался по ее приглашению, на  

праздничный "сладкий стол". Кофе был крепким, торт  

вкусным, Стефания очаровательна и настроение более  

менее поднималось, но мешало ощущение какой то тревоги.  

 

 

 

Интуиция никогда меня не подводили, и в  

большей части именно благодаря ей, я выжил во время  

рейда на Нереиду и тем более в мясорубке  

Гиперборейского конфликта. Звоночек звякнул у меня в  

голове, когда я одеваясь утром, машинально повесил под  

пиджак, кобуру с "Гномом 11", стандартным личным  

оружием офицера Егерей, я с уважением относился к  

таким подсознательным нюансам и не только не стал  

снимать кобуру, но и поменял обычный магазин на  

сдвоенный. И теперь увидев боковым зрением,  

мельтешение силуэтов со стороны двери на кухню, я  

прошептал про себя кодовую фразу, включающую режим  

боевой моторики. Два здоровенных типа, в неброской  

одежде, быстро приблизились к нашему столу. Один из  

них направил на меня смутно знакомый ствол с  

глушителем, а другой изобразил нечто вроде поклона  

перед Стефанией и пробасил:  

-" Спокойно ваше Высочество"-.  

Третий из них, коротышка с жестоким и неприятным  

лицом обкуренной гиены, подошел гадко улыбаясь и явно  

собирался сказать или сделать нечто мне не приятное, а я  

не дожидаясь каких либо действий и слов, заканючил,  

сделав испуганное лицо, бормоча что я тут не причем и  

хочу тихо уйти и ничего никому не скажу. Не успело лицо  

Стефании принять удивленно-брезгливое выражение, как  

я войдя в ускорении, рубанул по горлу левой рукой  

ближнего громилу, а из правой два раза плюнул огнем  

мой верный Гном. Три тела еще падали на пол, а я схватив  

в охапку Стефанию ринулся к дальней стене зала,  

украшенной огромным полотном, изображающим пикник  

на лесной лужайке. На ходу я вел огонь по першим из  

кухни фигурам Лоранских агентов. Я вспомнил марку  

ствола, это была "Ласка", оружие состоящее на  

вооружении спецслужб, Лоранского королевства. С  

разбегу, мы со Стефанией врезались в бедную картину и  

прорвав холст, оказались в небольшой комнатке, откуда  

вниз вел покатый коридор. Про эту возможность отхода, я  

узнал из старых планов этого дома, надыбанных в архивах  

Ратуши, шустрым механиком Никалабом. Побывав в  

кондитерской ночью, в первые дни расследования, я  

проверил этот вариант и произвел на всякий случай,  

определенные действия по организации упорядоченного  

отступления, перед превосходящими силами, ибо  

допускал и силовые контакты с неизвестными врагами. И  

как оказалось не зря. Мы уже были внизу тоннеля, когда  

сзади раздался сдвоенный взрыв. Два шарика "Черного  

репейника", на долго задержали погоню. Остальное уже  

было делом техники, выйдя на поверхность в соседнем  

квартале, мы угнали машину (так как Стефания не  

протестовала и села в автомобиль вместе со мной, то она  

уже по любому была соучастницей), потом мы дважды  

меняли транспорт и наконец добрались до моей секретной  

берлоги, небольшого но очень уютного домика в  

пригороде, недалеко от станции паровых дирижаблей.  

Уже темнело и мы пройдя через сады соседей,  

незамеченными пробрались в мое убежище. У меня был  

камин, ящик офицерских пайков, Розовое Дугарское и  

Слезы красавицы. Так что вечер удался, и пришло  

наконец время первого поцелуя, потом второго, а потом  

страсть и нежность слились в потрясающий коктейль,  

приправленный отблесками каминного огня.  

Я лежал на спине и с нежностью смотрел на  

угадываемый в полумраке силуэт, обнаженной Стефании,  

стоящей у окна. Вспыхнувший в камине язык пламени на  

мгновение осветил ее спину и я увидел под правой  

лопаткой родинку в форме трилистника и все детали  

мозаики встали на свои места. Стефани почувствовала  

мой взгляд, повернулась и сказала капризным тоном:  

-"А подглядывать не хорошо"- на что я таким же тоном  

смиренно ответил:  

-"Простите Ваше Высочество"- Она быстро подошла ко  

мне, закуталась в одно из меховых покрывал накиданных  

на ложе, присела на краешек и спросила, чуть смущенно  

улыбаясь:  

-"И когда ты догадался? " -  

-"Ну подозрения начались, когда я прикинул общую  

стоимость твоих, туфель, изумрудов и тачки, потом кое  

что всплыло в процессе следствия. После того как  

лоранский шпион назвал тебя Ваше Высочество, я решил  

что ты принцесса с Сильваны, но увидев на твоей  

прелестной спине родовую родинку королевского дома  

Ронеро, я понял все, кроме одного. Зачем принцессе,  

работать хозяйкой кондитерской? "-  

-"А зачем капитану Черных егерей, отказаться от наград  

и заслуженной пенсии, и прозябать в роли частного  

детектива? "- Мягко улыбнувшись спросила она и нежно  

закрыв мне рот ладонью продолжила... -" То что в том  

бою, погибло почти все твое подразделение, нет твоей  

вины. Это стало известно, буквально на днях. Я выясняла,  

у наверняка известной тебе службы, что за такой барон-  

детектив будет мне помогать в моей кондитерской и мне  

сообщили о всех твоих заслугах и регалиях, и сообщили  

так же, что по последним разведданным стало известно,  

что прикрепленный к вашей але офицер связи штаба, был  

вражеским агентом. Он притворился убитым, а потом  

навел на вас авиацию и артиллерию. Среди вас вообще  

никто не должен был уцелеть"-  

Стефани замолчала, а перед моими глазами снова стоял  

тот день и тот бой, когда моя ала, двигаясь по маршруту  

разработанному лично мной, выдвинулась в тыл  

противника и готовилась нанести удар по штабу  

мятежников, но сама попала под снаряды и бомбы.  

Стефани ласково погладила меня по щеке и лукаво  

сказала: -" Я понимаю что с тебя взяли слово, но старушка  

портящая мне торты, ведь наверняка имеет какое-нибудь  

отношение к службам одного хмурого герцога? "-  

А потом был официальный прием во дворце и  

торжественное вручение. Орденов Гербового Щита и  

"Звезда отваги", от которых я ранее отказался и  

нежданный "Алмазный венец", за спасение принцессы и  

плюс от щедрот короля полковничьи эполеты. Я снял  

"Алый берет" на трое суток и всех ветеранов и  

действующих вояк, все трое суток поили там бесплатно.  

На третий день я утомленный бесконечным застольем,  

взял у Кюсарата ключ от одной из верхних комнат и  

пошел туда вздремнуть пару другую часиков, разбудило  

меня ласковое прикосновение к моему лицу. Стефани, в  

элегантном деловом костюме, сидела на краешке дивана и  

с грустной улыбкой смотрела на меня. Заглянув в ее глаза,  

я понял что она пришла попрощаться. Так оно и было.  

Принцесса Стефания, выходила за муж за наследного  

принца королевства Снольдер. Надрался я в этот день  

капитально, а когда с утра в понедельник, я пришел в  

Департамент Кадров Генерального штаба, то внезапно для  

себя отказался пока продолжать службу и вернулся в свой  

офис. К своему удивлению, я встретил там Люси, которая  

тепло меня поблагодарила за переведенное ей жалование  

за прошлый месяц и аванс за следующие три. Я не стал  

копаться в своей памяти, а просто потрепал ее по щеке и  

прошел в свой кабинет. Как только я сел за стол, раздался  

звонок в дверь. Сопровождаемая Люси, ко мне в кабинет  

вошла старушка, с фиолетовой прической и в шляпке  

украшенной огромными булавками с разноцветными  

головками.  

-"Это вы частный дедектив"- подозрительно спросила  

она. Я обреченно кивнул.  

-"Я вдова графа Паркона и хочу вас нанять для очень  

серьезного дела. У меня украли мою бедную собачку Жу-  

жу...  

 

Потусторонние силы, как проявление  

гуманизма  

 

 

 

 

Престарелая Ларисса, заявилась ко мне в агентство,  

сразу после отъезда принцессы Стефани в Снольдер.  

Графиня потеряла любимую собачку и я что бы развеяться  

взялся за розыски. Основными источниками информации  

в подобных расследованиях, являлись квартальные  

габелары, дворники, уличные мальчишки и соседки.  

Немного серебра и обаяния и я выяснил, что данная  

собачка Жу-жу, благополучно преставилась от старости  

три года назад и с тех пор безутешная вдова пребывает в  

поисках. Конечно можно было бы отказаться от заказа, но  

старушка была не бедная и с ходу предложила тысячу  

ауреев. Нет, я не особенно нуждался в деньгах, коли уж не  

стал за несколько дней до этого, отказываться от оклада  

жалования полковника действующего запаса, но тогда я  

еще этого не осознавал, а когда осознал, то решил сделать  

сразу два хороших дела... Во первых успокоить нервы  

старой графине, а во вторых дать заработать старому  

приятелю механику Никалабу. Друзьям надо помогать,  

например когда у моего соседа капитана Синих Кирасир  

Шишака, бывают проблемы с алкоголем, я ему бывает  

помогаю. В смысле когда у него в час ночи кончается  

виски, он приходит ко мне одалживаться. Итак, сначала я  

отказался от задания, но порекомендовал графине,  

астролога по домашним животным. Никалаб в парике (но  

своей бороде) и в костюме бакалавра, взятом у  

племянника, произвел на старушку прекрасное  

впечатление. Его версия, о том, что за благостность и  

беспорочность, Жу-жу перенесена в другие миры, но раз в  

месяц она оттуда будет прибегать на Талар и ее можно  

будет видеть из далека и даже побаловать Балонгскими  

копчеными колбасками, была принята с восторгом и  

благодарностью.  

Теперь, каждую первую календу, старая графиня должна  

выкладывать в сквере коробку с дюжиной колбасок,  

сидеть у окна и ждать, когда из дальних миров появится  

Жу-жу и забрав подарок, благодарно повиляет хвостиком  

и скроется за углом.  

Так что коварный Никалаб, не только заработал 500  

ауреев, но и обеспечил себя регулярной халявой, по  

поводу деликатесов. Основное же его коварство,  

заключалось в строгом запрете, на попытку наладить с  

потусторонней собачкой непосредственного контакта, так  

сказать в живую. Ибо в данном случае, визиты Жу-жу,  

прекратятся навсегда. И так как, рано или поздно  

старушка не выдержит, и попытается пообщаться с  

собачкой в натуре, то вопрос закроется сам собой.  

Телеуправляемое чучело, как две капли воды похожее на  

стерео-фото собачки, украшающее все комнаты графини,  

было снабжено системой аварийной эвакуации, которую  

первым испытал на себе, местный молодой альгвазил.  

Увидев домашнее животное, семенящее по улице с  

коробкой в зубах, молодой служака, решил пресечь явный  

непорядок, но когда собачка зажужжав, взлетела в воздух  

и издав тоскливый вопль, от которого стыла кровь в  

жилах, унеслась куда-то, старательный, но потрясенный  

до глубины души, страж порядка, умудрился за долю  

квадранса, влезть на Каталаунскую осину, стволы  

которой, как известно, меньше 7 уардов не бывают, и на  

самом стволе до самой верхушки нет не одной ветки. Так  

альгвазил до этой самой верхушки успешно добрался.  

Снимать его пришлось, только с помощью вызванных  

пожарных.  

Так что с графиней все случилось почти так же, только  

собачка улетела боком и задом наперед, что только  

усилило эффект и придало некоторую мистическую  

фееричность, финалу истории. Сам Никалаб, последний  

раз мелькнул перед старой графиней, выслушал ее  

покаянную речь и доложил что на год улетает на  

Сильвану, где должен по заказу от Секции мирмекологов,  

Сильванского императорского "Общества защиты  

животных", разоблачить страшную секту садистов,  

изводящих муравьев бесчеловечными методами... – "Вы  

представляете графиня, эти негодяи, рассыпают на путях  

миграции несчастных крох из надсемейства Formicoidea,  

манную крупу смоченную в Келимасе. Наивные муравьи  

поедают ее, крупа разбухает у них в желудках и в  

результате страшная мучительная смерть"-...  

Прослезившаяся, над мучениями, братьев меньших  

графиня, узнав что Мэтр Махум (Так коварный  

механисьен был ей представлен), едет на Сильвану  

исключительно за свой счет и из чистого благородства и  

любви к животным, подарила ему старинный золотой  

брегет, бриллианты в инкрустации которого, тянули где то  

на 20 квинути.  

 

Собачий вальс для Маркизы  

 

 

 

 

Люси принесла мне уже третью с утра чашку кофе.  

Делать было нечего, уже как три дня я закончил последнее  

дело, а новые все не попадались. Я уже подумывал, какую  

скачать из сети новую игру на свой раухер, но  

обнадеживающе звякнул дверной колокольчик. Люси,  

выглянув из приемной, сделала большие глаза и  

произнесла официальным тоном: " Его милость, пятый  

маркиз Фолтейн, к лауру директору. " И, показав мне язык,  

испарилась, пропуская в мой кабинет посетителя. Я  

внутренне зевнул. Фолтейн был редкий зануда. Я знал его  

со школы и имел несчастье считаться его другом. Как-то,  

идя по переулку, где была единственная в городе лавка, в  

которой гимназистам потихоньку продавали табак, я  

увидел Лопоухого Фолти, прижатого к стене парой  

местных хулиганов. Главное украшение Фолти – огромные  

очки – грустно поблескивали на мостовой. К тому времени  

я уже год занимался в спортивной школе при монастыре  

Святого Краухана, и освободить одноклассника от  

приставал было для меня плевым делом. С тех пор все  

семейство Фолтейн относилось ко мне с глубоким  

уважением. Дядюшка его был главным Архивариусом  

Отдела Королевских учебных заведений (это была  

придворная синекура и по табели рангов достаточно  

почетная), а сам пятый маркиз Фолтейн был заведующим  

Исторического Фолианта Королевской библиотеки. Так  

как я имел хобби, касающееся древних исторических  

книг, то волей – не волей, был вынужден продолжать  

дружбу с этим занудой.  

Я преувеличенно радостно его поприветствовал, и  

крикнул Люси, чтобы она принесла мне "Оленей крови", а  

гостю литр козьего молока. Фолти аж передернулся. Эта  

шутка тоже уходила корнями в наше гимназическое  

детство. Согласно традициям маркизов Фолти, до 16 лет  

все отпрыски рода должны были каждый день выпивать  

два стакана козьего молока: один в обед и один перед  

сном. Причем в замке и городском доме держали  

специально выведенных коз. И каждый день мажордом в  

сопровождении двух слуг привозил в гимназию  

старинный с Кирленской росписью молочник, и гордо  

наблюдал, как молодой маркиз выпивал прописанную  

дозу. Гимназисты, естественно, без всякого уважения к  

традициям изгалялись кто как мог. Я и сам неоднократно  

побеждал в неписаной табели о "молочных" шутках.  

Когда однажды я заорал из окна на весь двор: "Не пей,  

Фолти, это была не коза, а козел", – у слуги так тряслись  

от сдерживаемого смеха руки, что он чуть не выронил  

шикарный фужер Гаарского стекла.  

Ну, а почетным финалом цепочки розыгрышей была  

следующая хохма. На мальчишнике, который был  

посвящен окончанию гимназии, в торжественный момент,  

когда по традиции все выпускники вытащили из ранцев  

заветную бутылку и водрузили на стол, на бутылке Фолти  

оказалась весьма скабрезная этикетка, на которой два  

козла и коза предстали в таком композиционном виде, что  

их за это выгнали бы за разврат даже из самого дешевого  

портового борделя.  

Люси, как не странно, принесла нам только вино и,  

сделав легкий книксен перед его сиятельством, удалилась.  

К моему огромному удивлению Фолти не стал тянуть, а  

сразу взял козу своей истории за рога. Смущенно потупив  

глазки, он пробормотал:  

– Понимаешь. У Номады проблемы.  

– Нет! Только не это! – внутренне вскричал я.  

Перед моими глазами встала пышная девица,  

протягивающая мне лесную фиалку на Латеранском бале  

Невест, куда меня на третий день побывки затащил  

Фолти. Меня извиняло только то, что после Стагарского  

рейда, уцелевшие из полуалы Черных егерей гвардейцы,  

не просыхали с первой секунды отпуска. Это меня, кстати,  

и спасло. Имея несколько нарушенную координацию, я  

проглядел протягиваемый мне цветок, и так мощно  

щелкнул каблуками, что ненаследная маркиза с испугу  

выронила символ матримониальных побуждений на пол, а  

трезвый Фолти успел его подобрать и вернуть кузине.  

Так вот... У Фолти была кузина, ненаследная Маркиза  

Номада Фолтейн-Кирикейн, которая по запутанным  

геральдическим правилам не являлась полной  

наследницей рода, но имела долю в материальном  

наследстве и при замужестве имела право сохранять свою  

фамилию и титул без права передачи оных мужу и детям.  

Причем, наследство она имела право получить не после  

упокоения старших предков, а после дворянского  

совершеннолетия, имеющего наступить в 22 года от  

рождения. В данном случае, совершеннолетие наступало  

через три месяца, и куш составлял 100 000 золотых  

ауреев. И тут, как на зло, подсуетился какой-то жиголо,  

прибывший из Балонга. Его почти вовремя заметили и  

отшили, но он успел настолько запудрить мозги Номаде,  

что она дала ему предбрачную доверенность. И согласно  

этой бумаге, в день совершеннолетия, лицо, указанное в  

этой доверенности, имело право распорядиться данной  

суммой. Кроме жиголо, распоряжаться наследством могла  

только сама перезрелая лауретта, но обращаться к ней по  

этому поводу было бесполезно, ибо оная полностью  

одурела от любви. Короче, от меня требовалось до  

наступления рокового дня любыми путями изъять  

доверенность у мерзавца, так как дело было не только в  

деньгах, но и в опасности, что жиголо из Балонга таки  

разведет девицу на брак, а это вот точно будет  

катастрофой. Самого-то мезальянса можно было не  

опасаться, но, может быть шум, весьма не желательный  

для благородного семейства. Сейчас этот аферист,  

сославшись на неотложные дела, куда-то уехал, но  

получить деньги он сможет через любой солидный банк.  

Честно говоря, я хотел отказаться, но Фолти объявил  

тариф Рода Маркизов Фолтейн на данное действо, это  

было 10000 ауреев, плюс расходы. И я сломался.  

Единственное, что я потребовал, так это расписку в том,  

что Семья Фолтейн не имеет, и не будет иметь ко мне  

никаких матримониальных претензий. А то, знаю я эти  

цветочки.  

Я связался с Никалабом, и дал ему данные на  

порученного мне "мышиного жеребчика". В Латеране его  

звали Финс да Туан, то есть намекалось, что он баронет из  

Коора, ибо только там были в ходу приставки "да", было  

цифровое фото с камеры безопасности, и я надеялся, что  

Николаб чего-нибудь раскопает. Он как раз купил новую  

рыбку для своего аквариума и ухаживал за смазливой  

девицей из элитного эскорт-агентства, и поэтому поводу  

отчаянно нуждался в деньгах, кои ему были обещаны, но  

лишь по удачному окончанию поиска. В 8 утра мне  

позвонил перевозбужденный Никалаб и сказал, что пакет  

информации он выслал мне на раухер, но цена будет  

двойная, ибо пришлось поработать, и информация  

оказалась непростая. Буркнув, что там видно будет, я  

потащился в ванную (ибо еще спал) и только потом  

включил раухер и стал разбирать почту. Мой шебутной  

приятель, действительно, поработал на славу, и, судя по  

всему, залез даже в базу полицейского департамента не  

только Латераны, но и Равены и Балонга. Итак, что мы тут  

имеем...  

Финс да Туан – вовсе ни какой не баронет и в Кооре  

никогда не был, и даже вроде и не дворянин. Постоянно  

проживает в Равене, в старом гильдейском квартале под  

именем Финес Тун, сын ныне покойного гильдейского  

посудных дел мастера. В редкие приезды в Равену  

занимается мелким посредничеством, в Балонге  

подвизается при Магерском игорном доме в роли  

официального разводилы. Рассказывает, что служил в  

Кооре, был лейтенантом у Вольных топоров и получил за  

подвиги титульное дворянство, о чем даже есть какая- то  

бумага, но, судя по всему, врет, и был просто мелким  

латро. Из Балонга, он, судя по всему, недавно сбежал, и в  

Равене срочно охмуряет пожилую девушку из банкирских  

дочек, причем охмуряет с чисто матримониальными  

целями. Так что надо было спешить в Равену...  

Шеститрубный паровой дирижабль "Гордость Роны"  

величаво шел на посадку. Топки были уже отключены,  

чтобы не осквернять дымом элегантность причаливания к  

персональной мачте. Для этого маневра вполне хватало и  

наработанного пара. На боевых паролётах топок  

практически не было, но военные технологии, штатским  

еще не передавали, и так полетают, по старинке.  

Я взял габолер с эмблемой отеля "Золотой Замок", где  

обычно останавливался в Равене, но по дороге велел  

заехать на Адмиральскую улицу дом 6, в Антикварную  

лавку. Этот адрес дал мне перед отъездом Мастер Лукано.  

Официоз, – это официоз, а Ночные парикмахеры – это  

Ночные парикмахеры, и иногда их помощь в моей работе  

очень многого значит. Зайдя в лавку, демонстративно  

споткнувшись о третью ступеньку лестницы, вытерев о  

коврик только правую ногу и спросив, есть в этом  

заведении Каталаунские стулья, я, видимо, обозначил  

свой статус достаточно четко. Один из двух старичков,  

находящихся в лавке, шустро бросился к дверям, запер их  

на задвижку, и вывесил табличку с надписью "Закрыто", а  

второй радушным жестом пригласил меня за прилавок и  

далее по коридорам и переходам, в самые неведомые  

обычным покупателям недра этого дома.  

В результате всех этих передвижений я оказался во  

вполне стандартном офисе, где меня встретил энергичный  

и прилично одетый человек, вполне похожий на лаура,  

если бы не два пистолета под пиджаком и не следы  

сведенных татуировок на руках. Он уважительно меня  

поприветствовал, справился о здоровье Мастера Лукано,  

представился как Мастер Митель и развернул ко мне  

монитор мощного раухера. Информация пополнилась  

следующими фактами... Финес Тун, действительно,  

сбежал из Балонга, потому что задолжал там одному из  

местных мелких Тарабарских баронов. Балонгцы из  

Магерской банды сунулись было в Ронеро на его поиски,  

но сдуру ограбили прохожего, за что и были биты  

местными Ночными парикмахерами смертным боем, и  

выкинуты из Равены с наказом больше не появляться.  

Сейчас Финес Тун обхаживает перезрелую во всех  

смыслах дочку провинциального банкира, но непонятно,  

как он хочет добиться ее руки. По традициям Гильдии  

Менял, жених должен перед свадьбой внести залог в  

сумме в 100 000 ауреев, который может получить назад  

только после рождения первенца, а у Финеса Туна, кроме  

отцовского дома, заложенного уже минимум три раза,  

ничего за душой нет. Все более менее определилось и  

теперь мне надо было выяснить, где же этот негодяй  

прячет доверенность, полученную у бедной маркизы.  

Если вы хотите узнать о ком-нибудь всю подноготную,  

то порасспросите о нем свеже-уволенного им слугу. В  

информации недостатка, поверьте, не будет. Но уж если  

вам нужно получить о городе информацию, которой нет в  

газетах, то тут лучше габолера не найти никого.  

Несколько золотых ауреев сверх счетчика и не сильно  

правдивая история, что я ищу слугу обокравшего моего  

кузена, дали мне адрес кабачка на окраине, где  

собираются слуги ищущие работу и обмениваются  

информацией. Теперь надо было только туда попасть, что  

несло некоторые сложности. Я увы не был членом  

Гильдии прислуги Равены. Слава Единому, был у меня в  

Равене, аналог моей Латеранской группы школьников-  

скутеристов. Это были мальчишки из деповского  

квартала, подвизающиеся при городском вокзале, в  

качестве курьеров и носильщиков по мелким грузам. Вот  

через них я и решил начать свои изыскания. Пообедав, и  

малость передохнув, я двинулся на улицу, и прямо у входа  

в отель сбил с ног очаровательную пейзанку. Явная  

прислуга из хорошего дома, обремененная узелками и  

шляпной коробкой. Вернее, это меня она чуть не сшибла с  

ног, шарахнувшись от парового дилижанса, но я устоял, а  

она нет. Шляпная коробка полетела под ноги прохожему,  

он шарахнулся и сбил с ног другого, еще кто-то кого-то  

толкнул, и внезапно получил сдачи. Швейцар, повинуясь  

моему взгляду, быстро собирал оброненные ей вещи, а я,  

свистнув габолеру, быстро погрузил туда и вещи и их  

хозяйку. Мы приехали на Рыночную площадь, я усадил ее  

за столик в известном мне по прошлым приездам бистро,  

где она вместо того, чтобы при виде пирожных  

успокоится, окончательно разрыдалась. Алине,  

действительно была служанкой в графском доме, и все  

было бы хорошо и хозяйка к ней весьма благоволила, но у  

графини был муж... Данный граф, увы, положил глаз на  

молодую красотку, и она почти смирилась с неизбежным,  

так как была сиротой и деваться ей было некуда, но  

однажды пришедший с вечеринки граф распустил руки в  

гостиной, а в этот момент туда вошла графиня. Так Алине  

превратилась из почти наперсницы в мерзкую развратную  

тварь. Положение осложнялось тем, что они с подружкой  

снимали на двоих квартирку, а подружка вышла замуж и  

аренда кончается через две недели, а одной и без работы  

Алине такой расход не потянуть. Я как мог успокоил  

бедную девушку, угостил ее легкими напитками и  

пирожными, проводил до дома, где, как вы сами  

понимаете, ненадолго задержался, а потом еще раз не  

надолго задержался, и длилось это до утра. А утром меня  

осенило... Я рассказал Алине про тот самый кабачок, куда  

так стремился попасть. Она, оказывается, о нем слышала и  

даже состояла в Гильдии, но очень боялась идти туда  

одна. И тут меня опять осенило (чего-то я сегодня делаю  

все по несколько раз), я сказал, что сам сопроводить ее  

туда не смогу, но с радостью попрошу от этой услуге  

брата своей старой няни, живущего в этих местах. Этот  

очень приличный человек, был солдатом,  

демобилизовался в чине сержанта и всю гражданскую  

жизнь проработавший, сторожем в школе для трудных  

детей, так что лучшего спутника и пожелать нельзя, а уж  

мне он никак не сможет отказать. Девушка пришла в  

восторг, и, чтобы закрепить хорошее настроение, мы  

пошли завтракать в кондитерское кафе, а потом зашли в  

торговые ряды и купили Алине более приличное для нее  

платье (все-таки 50 ауреев). А после чего обрадованная  

подарком (все время, пока мы выбирали и покупали  

подарок, она буквально хохотала от радости), девушка  

побежала домой для того, чтобы покрутиться в обновке  

перед зеркалом, а я поехал в квартал Гильдии Лицедеев,  

что бы кое-что прикупить для сегодняшнего визита в  

кабачок "Форейтор".  

Заведение, как ни странно, оказалось чистым и вполне  

приличным. Алине показала знак Гильдии, и ее с  

сопровождающим легко допустили внутрь. Несколько  

десятков столиков стояли посередине большого  

помещения, разбитые как бы на кварталы, по профессиям.  

Каждый квартал состоял из центрального большого стола  

на 12 персон и нескольких периферийных на четыре. Все  

стены были завешаны листками с объявлениями и просто  

записками. Было очень похоже на стену дадзыбао в  

столице Великой Сильванской Желтой Диктатории.  

Симпатяшку горничную с дядюшкой при седых  

бакенбардах с радостью приняли за центральным столом  

квартала домашней прислуги. Дядюшка сразу поставил на  

стол дюжину нельга, чем еще больше привлек симпатии  

окружающих.  

Нет, если бы не густые бакенбарды, которые все время  

лезли в рот, и под которыми безудержно чесалось, все  

было бы вообще прекрасно. Когда я под видом дядюшки  

Мекера зашел утром за Алине, она приняла меня со всем  

уважением, и, единственное, что несколько смущало, это  

то, что на любую мою шутку она реагировала бурным  

весельем. Ну, а за столом я, изображая заботу о  

племяннице, перевел тему разговоров на странности  

хозяев и явно попал на благодатную тему. И, наконец,  

после третей смены кружек с нельгом, прозвучало имя  

Финес Тун. Он, оказывается, успел прославиться  

странностями и проистекающей из этого большой  

кадровой текучкой в рядах его прислуги. Сам Финес Тун  

частенько бывал в отъездах, и на это время запирал дом и  

нанимал прислугу для ухода за своей собакой. Огромный  

Каталаунский волкодав, обычно выпускаемый во двор на  

ночь, в отсутствие хозяина пребывал в вольере,  

пристроенном к забору, и если обычно кормил его всегда  

лично хозяин, то в отсутствие оного, псу надо было  

устраивать нечто вроде охоты, то есть через систему  

специальных шлюзов в вольер запускались поросята.  

Нанятый для этого слуга жил в привратном домике, и не  

имел права никому открывать кроме поставщиков свинок.  

Платил Финес Тун мало, и поэтому с каждым разом ему  

становилось все сложнее находить прислугу, тем более,  

что не всем было по душе отдавать на пожирание живьем  

волкодаву милых поросяток. Была еще и охрана из трех  

мордоворотов, они были при хозяине и дома, и в поездках.  

И еще в разговоре всплыла одна деталь... У пса был  

большой широкий ошейник, весьма массивный даже для  

такой огромной собаки. Ну, что же, я понял, где находится  

главный тайник афериста, дело оставалось за малым – до  

него добраться...  

Я проводил Алине домой, снял маскировку и приступил  

к составлению плана. Сейчас мой подопечный никуда  

уезжать не собирается, значит изобразить слугу, ищущего  

работу, не удастся. Пробраться в дом было несложно и  

нейтрализовать кучку штатских для Черного Егеря  

вообще было тьфу, но как разбираться потом с собакой?  

Не убивать же псинку только за то, что ее хозяин урод.  

Но, вспомнив лекцию о вербовке на слабостях,  

прослушанную некогда в Академии, я нашел вариант...  

Ранним Воскресным утром мимо дома 7, что по  

Фарфоровой улице, проезжала повозка городской службы  

"По очистке города от пребывающих меж двор животных"  

или по простому – Очистка. Это название вызвало у меня  

своеобразные эмоции, ибо так в Горроте, называлась  

полевая жандармерия. Охота, судя по всему, была  

удачной: решетчатый фургон был забит собаками всех  

мастей и смешений пород, объединяло их только одно...  

Все псинки относились к прекрасному полу. Фургон,  

замедляя ход, остановился в аккурат возле забора дома 7 и  

извозный, понукаемый руганью Мастера очистки, стал  

подкидывать в угасающую топку парогенератора пакеты с  

угольными гранулами. А в кузове заливался лаем собачий  

гарем.  

Ввиду раннего утра Бык (так звали дежурную псинку)  

был привязан во дворе, то есть к системе из длинной цепи,  

идущей от ошейника до кольца ходящего по стальной  

штанге, протянутой вдоль забора.  

Тот, кто не поверит, что Каталаунский волкодав может  

порвать цепь толщиной в палец, тот явно никогда не  

любил...  

Бык сделал два прыжка, даже один из которых ввергнул  

бы в зависть любой Цирковой коллектив прыгунов-  

акробатов. Первым прыжком он, под грустный звук  

лопнувшей цепи, перемахнул через высокий забор, а  

вторым прыжком десантировался в открытый сверху  

фургон со своими потенциальными пассиями, причем еще  

в полете он успел рявкнуть на пару дворняжек,  

выкатившихся откуда -то, с явным желанием принять  

участие в празднике. Фургон резко набрал скорость, а на  

Фарфоровую улицу все продолжали прибывать широкие  

массы кобелей и кобельков, причем совершенно в прямом  

смысле этих терминов. Да. Видимо, с химией я немного  

переборщил, да и псинку недооценил. Я думал, что он  

будет мирно гнаться за фургоном, а в переулке в  

подготовленном месте я его мирно усыплю на квадранса  

четыре, но так мне было даже легче...  

Я довел фургон до перекрестка и резко повернул в  

Змеиный переулок, прозванный так вовсе не за  

населенность змеями, а за его извилистую форму. Тут же  

на встречу мне выехал близнец моего фургона с  

аналогичными пассажирками в кузове, а я сосчитав  

третью извилину переулка, вильнул в неприметный  

тупичок, сразу же перекрытый от главной дороги ветхим,  

но высоким забором. Юные Портеры с вокзала оказались  

на высоте. Теперь зловредные мальчишки заключали не  

по возрасту циничные пари на тему, сколько, чего и как  

кобель Бык успеет сделать за отведенное ему время. Но я  

прекратил веселье, вручив их старшему оговоренную  

плату и услав их дежурить на дальних въездах и выездах.  

А сам, отослав помощника к псевдо-забору, прижав к  

лицу респиратор, произвел по кузову фургона пару  

выстрелов из миниатюрного газомета. Собачки и их  

новый френдбой заснули одномоментно, ну а я, выждав  

три минуты, собрался приступить к главному. Найти в  

ошейнике тайник, вынуть из него Доверенность и  

подменить ее хитрой бумажкой под названием  

"Добросовестное заявление о преступлении". Эта бумага  

была своеобразной явкой с повинной, и ее могло принять  

к исполнению любое должностное лицо, имеющее  

отношение к полиции, судебным или фискальным  

службам. Это давало возможность на частичную  

амнистию, но при предъявлении данной бумаги  

предъявитель подлежал аресту или сдаче в полицию. Надо  

ли говорить, что до момента вручения бумаги на ней был  

морок, изображающий Доверенность на 100 000 золотых  

ауреев. Должен добавить, что все прегрешения субъекта,  

перечисленные в бумаге, были чистой правдой.  

Я открыл решетчатую дверцу фургона, и вдруг сзади  

раздались осторожные шаги, я обернулся, плавно доставая  

свой любимый "Гном 11", но, увидев блеснувшую в руке  

коренастого монаха бляху "Багряной палаты", передумал  

махать перед ним оружием. А совсем меня выбила из  

колеи будто бы материализовавшаяся из ничего стройная  

фигурка в комбинезоне ВЗ спецназа. Алине, показала мне  

язык и отошла к стене, держа на изготовку короткий  

штурмовой автомат, бдительно обводя глазами окна  

верхних этажей, там вряд ли мог кто-то быть, ибо квартал  

был складским, но Устав есть устав. Монах, оказавшийся  

сотрудником Второго сектора Багряной палаты в чине  

Старшего схимника второго ранга (что соответствовало  

армейскому майору, но отнюдь не по власти), сразу  

приступил к делу.  

– Ну, вот что, Егерь, ты залез немного не в свои дела, но  

твоей вины тут нет, и ты даже нам немного помог. Отдай  

нам ошейник, нужную тебе бумажку из него мы тебе же и  

вернем, а потом ты оденешь ошейник назад, разбудишь  

собачку и она вернется к хозяину. Что ты, кстати хотел,  

делать с ошейником?  

Я несколько смущенно доложил, что хотел подменить  

вексель, на "Добросовестное заявление о преступлении" и  

вернуть владельцу ошейник вместе с Быком. Со стороны  

Алине донеслись звуки сдержанного хохота, она  

прижалась к стене и тряслась от дикого приступа смеха.  

Даже на суровом лице брата-схимника появилось нечто  

вроде улыбки. Он сделал Алине какой-то только ей  

понятный жест и девушка, чудесным образом  

переродившаяся из бедной служанки в бойца спецназа  

Багряной палаты, утирая слезы, выступившие от смеха,  

подошла ко мне и протянула какой-то документ. Это было  

такое же "Добросовестное заявление о преступлении"...  

Тут уже заржали все действующие лица, присутствующие  

возле фургона, набитого спящими собаками.  

В общем все было на мази, собачке поменяли начинку  

ошейника, правда там было еще что-то, какие-то тонкие  

металлические пластинки, блестящие узором,  

подозрительно напоминавшем водяные знаки на  

Балонгских векселях, их поменяли и на такие же по виду,  

но я был уверен, что что-то в них стало уже не так, но это  

уже были сугубо Конторские дела, совсем не  

интересующие частного детектива. Главное мне отдали  

мой вексель, а остальное было чепуха. Собачку вытащили  

на середину Змеиного переулка, и, проведя необходимые  

действия, оставили там просыпаться, что и произошло  

ровно за пять минут до появления ее хозяина со слугами.  

Их вел один из молодых вокзальных портеров.  

Когда через несколько дней мы прощались с Алине, она  

призналась, что намного смешней совпадения с бумагами,  

ей показалось мое изображение её лже-дядюшки. Она  

раскусила меня в первую же минуту, и теперь мне стали  

понятны ее взрывы смеха по поводу любой шутки,  

выдаваемой переодетым и загримированным мной. И еще  

я узнал много интересного. Оказывается, когда Алине  

врезалась в меня у отеля, она увела меня из под удара  

отравленным стилетом. Кое-кто очень не хотел, что бы я  

вел свое следствие в Равене и Багряная палата прикрепила  

ко мне трех сотрудников, из которых я заметил только  

Алине, да и то потому, что она сама этого захотела.  

Мой паровой дирижабль отходил через час, и надо было  

торопится. Поцеловав меня на прощание, Алине  

протянула мне маленький подарочный сверток,  

перевязанный ленточкой.  

– Откроешь только в воздухе, – строго сказала она.  

На что я щелкнул каблуками, и протянул ей такой же  

сверток, и смущенно добавил:  

– Ты уж прости меня за платье, – на что девушка с  

неожиданно нежной улыбкой сказала:  

– Мой милый детектив. Для скромной служанки платье,  

стоящее два ее месячных жалования, это очень хороший  

подарок, но твой я посмотрю сейчас.  

В момент в распотрошенном свертке оказался футляр, в  

котором лежала золотая булавка-заколка, когда Алине  

определила с каким она секретом, она радостно  

взвизгнула. Эта заколка стреляла крохотными стальными  

иглами, с мощным паралитиком. Называлась эта игрушка  

"Оружие принцесс" и стоила весьма недешево.  

Когда "Гордость Роны", дымя всеми шестью трубами,  

величаво взяла курс на Латерану, я открыл подарок  

Алине. Это была золотая зажигалка, с искусной  

гравировкой, изображающей герб Гильдии прислуги  

Равены и, согласно надписи, являющейся постоянным  

пропусков в кабачок "Форейтор" с правом бесплатной  

первой кружки...  

 

Через два месяца, лицо, именующее себя Финес Тун,  

гордо вошло в Королевский банк Равены и предъявило  

дежурному фискалу документ, на котором как на  

Государственном векселе, нужна была его официальна  

пометка. Вместо этого, патруль коронной полиции  

вежливо, но жестко препроводил явившегося с повинной  

гражданина в городскую тюрьму.  

Еще через четыре месяца в Балонге разгорелся  

международный скандал с участием фальшивых  

Балонгских векселей, Снольдерской разведки и ряда  

криминальных структур.  

А еще через месяц в тюрьме для мелких жуликов  

повесился на порванной простыне некий Финес Тун,  

осужденный за мелкое мошенничество, но как явившийся  

с повинной, вместо каторги на островах отбывавший срок  

в более комфортабельных условиях.  

Ну, а в Календы Северуса была пышно отмечена  

Свадьба Ненаследной Маркизы Номады Фолтейн-  

Кирикейн с Кавалером и Кадет-лейтенантом военно-  

финансовой службы в отставке Сегедом Морси. Это был  

еще один мой школьный приятель из ботаников, который  

умудрился на именинах у Фолти задремать пьяным в  

малой гостиной, и, проснувшись, увидеть свою голову и  

часть туловища комфортно расположившихся на пухлых  

коленях маркизы. Несчастный кавалер было дернулся, но  

в гостиную уже вливался верещащий и сюсюкающий  

поток тетушек, матушек, кормилиц, домашних хомячков,  

и прочих чад и домочадцев. Что касается совместимости  

пары, то по уму они совпадали, вернее по его полному  

отсутствию, а по физическим параметрам не совсем... У  

нас на гимназических маскарадах, в старших классах,  

было любимое занятие наряжать Морси, ребенком.  

 

Стилет невесты  

 

 

 

 

Меня зовут барон Седрик Готар, я хозяин частного  

Детективного бюро "Тапир и, здесь я для того что бы  

отдыхать и ловить рыбу. Такую фразу я был вынужден  

повторять по десять раз на дню, ибо в патриархальном  

местечке зовущимся город Порутц, что в Каталунских  

лесах, при разговоре необходимо было именоваться  

полным величанием. Я забрался в эту глушь, что бы  

отдохнуть от столичной суеты.  

Добирался я сюда паровым дирижаблем, аж восемь  

часов, и когда мы величаво плыли между облаков над  

величавым, то даже с высоты двух лиг над Ителем, я  

видел как скоростные суда на подводных крыльях, легко  

обгоняли, наш не самый медленный воздушный лайнер.  

Когда Лары ушли на Нереиду, они оставили жителям  

Талара "подарок"... любые двигатели внутреннего  

сгорания, успешно работали, но только не выше 20 уардов  

от земли. И не важно, на горе вы были или в пропасти,  

выше двадцати уардов от точки под вашими ногами, не  

один движок, будь он на бензине, спирте или солярке, не  

работал. Это была данность и обойти ее пока, не  

получалось ни у кого. И объяснений этому не было.  

Поэтому и развивался скоростной наземный, речной и  

морской транспорт, и иное судно на подводных крыльях,  

могло дать фору паровому дирижаблю. Правдо были  

слухи, что в Снольдере разработали некие чудо таблетки  

из угольной пыли, дающие невообразимый выход тепла и  

многокамерные паровые двигатели, и что там уже есть  

воздушные крейсера с очень приличной скоростью, но это  

все было из разряда слухов.  

Я честно пытался отдыхать, но местные жители прознав  

от меня же, что я частный детектива, замучили меня  

узкоспециальными вопросами, а после того как я по дури,  

помог фру Маргарите, тетушке хозяйки таверны, найти  

украденные у нее, два элитных розовых куста, все местное  

население посчитало своим долгом, каждый день  

подыскивать мне работу. Розы я кстати нашел чисто  

дедуктивным методом. Выяснил кто в последние три дня  

интересовался цветами, оказалось что на ближнем хуторе  

свадьба и племянник невесты, согласно обычая посадил у  

ее крыльца два розовых куста. Сорванцу надрали уши и  

задницу и все кончилось мирно. Тетушка  

расчувствовавшись, и подарила розы счастливым  

молодоженам, а меня пригласили на свадьбу посаженым  

отцом и как я подозреваю, в качестве свадебного генерала.  

Жених оказался одним из окрестных баронетов и свадьба  

произошла аж в баронском замке, представлявшем из себя  

довольно приличный двухэтажный особняк. Папаша  

жениха оказался по совместительству здешним  

бургомистром и гости представляли из себя сливки  

местного общества. Отец невесты, впрочем был  

отставником артиллеристом с выслуженным на войне  

дворянством. Один из гостей, худой мрачный лаур,  

бросился мне в глаза, именно своей мрачностью, звали его  

Мастер Барр и был он местным главным мытарем. Я сразу  

о нем забыл, ибо местное женское общество оказалось  

вполне годным к строевой и я увлекся одной милой  

лауреттой, которая тая от моих столичных знаков  

внимания, не преминула намекнуть, что ее старый муж,  

ныне в отъезде... Короче, мы пошли искать, где бы  

обсудить нынешнюю политическую обстановку на Таларе  

и забрели в библиотечный салон, где как на зло торчал  

господин Мытарь. Я извинился за то что мы нарушили его  

покой, но он не отреагировал, да и как было реагировать  

человеку, в груди которого торчал стилет. Моя подружка  

завизжала и бросилась вон, а какое то время спустя салон  

стал наполняться публикой. Барон подошел к трупу  

несчастного Мытаря и вглядевшись в стилет побледнел, я  

подошел к Барону и вопросительно на него посмотрел. Он  

опомнился и громко прошептал:  

-"Это невозможно. Мастер Барр, убит Стилетом  

Невесты"-  

Стилет Невесты, это один из обязательных аксессуаров  

свадьбы в Каталуне. Этот кинжал в день свадьбы дарит  

девушке отец, как символ выхода в самостоятельную  

жизнь. Сами понимаете Каталун, и тут с древних времен  

осталась традиция, так сказать поголовной  

вооруженности, хоть каким то, но оружием. Сквозь толпу  

возбужденных гостей, протиснулся коротышка,  

объемистая талия которого была втиснута в мышиного  

цвета мундир сельского жандарма. Неуклюже щелкнув  

каблуками перед хозяином дома, местный гений сыска  

приступил к осмотру тела и окрестностей оного. Долго  

мявшись и покашливая, он наконец выдавил из себя  

фразу, что если лаур бургомистр разрешит, то урядник  

Фрого (так его звали оказывается), хочет задать невесте  

несколько вопросов и так как ее почему-то не видно, то  

может послать пару жандармов ее поискать. Бургомистр  

нехотя кивнул и оживившийся Фрого махнул рукой паре  

жандармов стоящих и дверей и они к моему удивлению  

пошли не к уряднику, а вовсе в другую сторону, то есть  

вышли из салона и пропали. А когда через буквально пару  

квадрансов, жандармы привели заплаканную невесту, а  

жених так и не появился, я понял что дело тут не чисто.  

Урядник стал задавать невесте вопросы, причем явно ее  

подталкивал к тому, что стилет она отдала жениху. И тут  

вмешался ваш покорный слуга.  

-"Послушайте почтенный Фрого"- обратился я к  

уряднику -"А каким образом вы приказали жандармам  

отыскать невесту и почему они ее так быстро нашли"- На  

что урядник нахмурившись, спросил с пропойной  

натугой:  

-"А кем вы будете Ваша Милость, что задаете разные  

вопросы и мешаете следствию? "- в ответ на это я достал  

из кармана черно-золотой жетон и огорошил местного  

альгвазила сообщением о том, что как полковник запаса  

Черных егерей, я беру расследование на себя и согласно  

Королевскому эдикту "О достижениях в благо  

законности" от 12 фиона, урядник и все его альгвазилы  

поступают ко мне в подчинение. Остальное было делом  

техники. Из рассказа новобрачных, выяснилось что  

сначала слуга срочно вызвал куда то жениха, а так как в  

это время началась очередная смена блюд, то за суетой  

невеста не заметила, как со стола пропал ее стилет. А  

когда она стала волноваться о так долго не  

возвращающемся женихе, тот самый слуга сказал что  

жених ждет ее в беседке в саду, там она его естественно  

не обнаружила и там же ее застали жандармы. Надо ли  

говорить о том, что слуги и след простыл и посему я все  

свои силы направил на троицу деревенских альгвазилов.  

Бургомистр, предупрежденный мною заранее, приказал  

подчинявшимся непосредственно ему городским  

габеларам, исполнявшим на свадьбе роль почетного  

караула, перекрыть все выходы из здания и прочесать все  

ближайшие окрестности и это дало свои плоды, в дальнем  

уголке сада был обнаружен жених, находящийся в  

бессознательном состоянии и с руками испачканными  

кровью, увидев это я вспомнил один штрих, замеченный  

мною в самом начале суматохи и все стало на свои места.  

Я переговорил, с местной пейзанкой, которая  

сопутствовала мне сегодня в роковой салон и получив у  

нее интересующую меня информацию, похвалил,  

одобрил, приблизил и оставил при себе как справочник по  

местным жителям, присутствующим на свадьбе. А потом  

приказал арестовать всех трех жандармов, по подозрении  

в соучастии в убийстве, а сам еще раз внимательно  

осмотрев кресло, в котором до сих пор находилось тело  

несчастного мытаря, приступил к следственным  

действиям. По моей просьбе мимо меня стали проходить  

все гости мужеского пола, а я внимательно приглядывался  

к их туалетам и когда ко мне приблизился молодой  

человек, с бегающими глазами и очень похожий на  

урядника, я остановил его знаком руки и показав на  

жирные следы на его парадном сюртуке, участливо  

спросил: -"И где это юноша вы так испачкались, не тут  

ли? "- И обличающим перстом указал на кресло с  

покойником. Молодой негодяй, как ни странно не  

испугался и попытался выхватить из под одежды что то  

огнестрельное, но с Черными Егерями (даже в отставке),  

такие номера не проходят. Обезоружив и скрутив его, я  

швырнул мерзавца в объятия подскочивших габеларов и  

доложил бургомистру, что убийца его гостя изобличен, в  

купе с сообщниками и дело раскрыто. Уже в более  

спокойной обстановке, я объяснил восхищенным  

слушателям ход своих мыслей...  

Первым делом меня насторожило подозрительное  

поведение жандармов, потом Милена (жена  

командировочного мужа), рассказала мне что сынок  

урядника сватался за нынешнюю новобрачную и получил  

отказ. Ну а самое гениальное, это были замеченные мною  

следы соуса на спинке и подлокотнике кресла,  

темнокрасный соус от фирменных раков в тушеных  

нельге, не мог не остаться на одежде убийцы и был мною  

именно там обнаружен. Ну а соус попал туда самым  

заурядным способом, один из слуг умыкнул горшок с  

фирменным блюдом и спрятавшись в салоне стал жадно и  

торопливо им лакомиться, но тут в салон вошел  

несчастный мытарь, которого заманили туда будто бы на  

свидание и воришка испугавшись пролил соус на кресло,  

чего жертва в полумраке не заметила. В заговоре помимо  

жандармов и отвергнутого убийцы, участвовала  

сожительница одного из младших жандармов, которая  

передала несчастному мытарю, приглашение на его  

последнее свидание.  

А на следующий день я пошел на заслуженную встречу  

с местной рыбой, правда встреча с оной, предваряла  

бурная ночь с прекрасной Миленой...  

Я благостно сидел на берегу и следил за поплавками  

своих трех удочек, и думал что уж теперь все  

преступления на ближайшее время, минуют меня  

стороной, как вдруг на середине не широкой речушки,  

показалось нечто похожее на утопленника, тело плыло  

спиной вверх, а в спине торчал огромный нож. Я  

выругался так, что сержант нашего кадетского корпуса,  

умер бы от зависти, но тут течение повернуло зловещую  

фигуру на бок и я увидел что голова "утопленника"  

сделана из тыквы, на которой нарисована издевательская  

улыбка. А сзади из кустов раздался хохот, как минимум  

трех мальчишеских голосов. Ну точно, племяш  

новобрачной опять развлекается...  

 

ТЕАТРАЛЬНАЯ ИСТОРИЯ  

 

 

 

 

Сегодня Люси вытащила меня в театр. Я вообще то не  

большой любитель таких развлечений но был пойман на  

слове. Я как раз заканчивал дело о пропавшей коллекции  

курительных мундштуков герцога Илейского, и тут при  

важных переговорах с одним музейным червем,  

понадобился вдруг моя официальная лицензия детектива  

(законник вишь попался), а информацию которую я  

надеялся от него получить была последним кубиком в  

головоломном калейдоскопе этого дела. Так что Люси  

было сказано, что если она успеет подвезти документ во  

время, то в праве загадать любое желание (в разумных  

пределах конечно) и она успела.  

Единственно что я от себя присовокупил к её победе -  

это то, что с нами в храм Мельпомены, пойдет мой  

приятель Никалаб со своей очередной пассией (хоть  

келимаса будет с кем выпить в антракте, а келимас  

местного буфетчика Шамиля, славился по всему Харуму).  

Так что сейчас мы пребывали в ложе Императорского  

театра 'Веселых и грустных комедий'.  

Давали как раз грустную комедию. По ей сюжету, при  

дворе как ого то древнего герцога кипели страсти, в  

диапазоне от несчастной любви, до любовных  

треугольников, иногда персонажи пели и причем весьма  

не плохо, ну а когда хор грянул со сцены балладу о  

'Рыцарском дозоре', я чуть было не прослезился. В  

следующей картине, дама в платье позапрошлого века и  

соответствующей прической в виде крепостной башни,  

долго и с подробностями рассказывала, как её бросил  

коварный возлюбленный, так ни разу и не полюбив.  

Дама трагически застыла в центре сцены, в не лишенной  

изящества позе, обличения невинностью коварства, и тут  

откуда-то сверху, с колосников, прямо ей на голову  

рухнул непонятный предмет и с мявом вцепился в  

прическу. Парик естественно не удержался и обезумевшая  

кошка (а это было весьма крупное и в добавок рыжее  

животное) стала кататься по полу борясь с несчастным  

шиньоном.  

Актриса будучи опытной театральной дивой, сделала вид,  

что кошка падающая с неба, это так и нужно по либретто,  

и воскликнув: – ' Это все он негодяй подстроил, ему это  

даром не пройдет! ' – трагически-быстрым шагом,  

покинула сцену.  

В антракте, спутница Николаба Викториэлла, баронесса  

работающая инкогнито моделью в столичном Доме Моды  

(она была выше его почти на голову, хотя механик отнюдь  

не был малоросликом), убежала за кулисы, где у неё была  

знакомая актриса и вернувшись принесла ворох  

новостей...  

Во первых несчастная кошка в процессе битвы с  

шиньоном, забилась вместе с оным под реквизитный  

буфет на арьерсцене, где и была забаррикадирована  

бдительным директором театра, дабы выяснить после  

спектакля, чье это животное и вообще зачем и как.  

Во вторых актриса, с которой кошка похитила парик,  

жаждет узнать чьи это происки и попросила свою подругу  

Викториэллу привлечь к расследованию меня, иначе  

могут пострадать невиновные.  

Ну и в третьих прибежал сам директор театра и отведя  

меня в сторону тревожным шёпотом рассказал, что у  

графини имярек, выступающей в театре инкогнито, во  

время спектакля пропал из грим-уборной драгоценный  

кулон, тянущий на десять тысяч двойных золотых ауреев  

и это катастрофа, так что полицию привлекать к этому  

делу нельзя ни в коем случае.  

Ну что же, придется взяться за дело, тем более что  

спектакль мне понравился.  

Учитывая что театр был Императорский (то есть  

подразумевалось, что там могли бывать коронованные  

особы), планировка подразумевала возможную изоляцию  

друг от друга, лож, зала и служебных помещений, то есть  

зрители попасть на сцену не могли и следовательно были  

вычеркнуты из подозреваемых в краже. Зрителей после  

спектакля благополучно выпроводили из театра, а вот  

труппа и обслуга остались. Охрана по приказу директора,  

еще до антракта заняла все входы и выходы, но я на  

всякий случай вызвал по ташу ребят из охранного  

агентства "Черные алебарды" и приступил к  

расследованию...  

Первой естественно была опрошена актриса  

пострадавшая от кошки (в миру та самая графиня  

Алибата, которая инкогнито), она дала расширенный  

обзор морального уровня ряда коллег. Под Уголовный  

кодекс Империи и Билль об аморальности подпадали  

человек семь, которым инкриминировалось следующее:  

· *измены женам, мужьям, любовникам и любовницам  

(причем ряд званий относился одновременно к одним и  

тем же людям);  

· *зависть из которой явно проистекала склонность к  

воровству (в этом сезоне у одного из ведущих актеров  

пропало уже три левых тапочка);  

· *нарочитое подмешивание в реквизитную посуду  

настоящих спиртных напитков вместо воды (что весьма  

оживило сцену банкета);  

· *попытки рассмешить актрис при исполнении  

трагических ролей (из за этого ведомая на казнь  

принцесса Мауна, хохотала стоя на эшафоте, а король  

Лотр изгоняя в пустыню своих малолетних детей,  

несколько раз хрюкнул от сдерживаемого смеха, что  

несколько сменило акценты пьесы, задуманные автором);  

 

· *получение путем интриг и разврата главных ролей;  

· *попытка убийства путем вбивания в планшет сцены  

гвоздя;  

· *натравливание кошки на примадонну (по поводу кошки  

под подозрение были взяты все перечисленные);  

 

 

 

 

Под конец графиня сказала, что если я найду  

бессовестного вора, то гонорар составит две тысячи  

ауреев, ибо дело не в кулоне, а в принципе.  

Вторым был директор театра, который не растекаясь  

мыслью по древу, сообщил, что кошка упала с  

колосников, куда могла попасть только справа, так как  

левая часть трапа была разобрана для ремонта. Порода  

кошки 'Мурранский кот' и её сейчас собираются  

вытащить из под буфета, что бы отобрать парик и  

выяснить её принадлежность. Что то буквально щелкнуло  

у меня в голове и я схватив таш приказал 'Алебардистам'  

выдвинуться на арьерсцену к буфету и лично изъяв кошку  

и парик, никого к ним не подпускать до моего прихода. А  

тут ко мне подошел Николаб выполнявший особое  

задание и доложил, что все сделано строго по моим  

инструкциям. Я еще в течении четверти часа опрашивал  

свидетелей и тут зашипел таш и пришла первая  

информация от 'алебардистов' охраняющих буфет. К ним  

сначала подкатил некий герой-любовник с предложением  

помочь со спасением несчастного животного из под  

буфета, а потом вдруг проявилась молоденькая и очень  

нервничающая гримерша, с просьбой продать ей за пять  

ауреев парик графини, как память о великой актрисе.  

'Ага, сработало! ' Подумалось мне. А дело было вот в  

чем... Я попросил Николаба выяснить есть ли тут  

системы наблюдения, ну всё-таки 'Императорский театр',  

Николаб естественно влез в систему и выяснил что все и  

тем более запись, отключено, в виду отсутствие сегодня в  

театре августейших особ и тогда я попросил своего друга,  

по секрету сказать Викториэлле о том, что система  

наблюдения работали и записывала информацию весь  

спектакль и в течении часа она будет расшифрована и  

готова к просмотру. Секрет как вы понимаете в считанные  

минуты перестал быть секретом и вызвал нужную  

реакцию у преступников. 'Алебардисты' по моему  

приказу локализовали кота, героя-любовника и гримершу.  

Лохматого рыжего котяру освободили от парика и парик  

был тщательно исследован. Естественно кулон был в  

парике. Воришки рассчитали все правильно... Спрятать  

кулон в парике это было гениально, полицейские  

обыскали бы все кроме парика жертвы (и даже я  

возможно бы обошел его вниманием), ну а изъять кулон  

позже и вынести из театра, было делом техники. Вот так  

мирный Мурранский кот, встал на пути у преступного  

мира.  

А ауреи графини (помимо заплаченных охранному  

агентству "Черные алебарды", мы честно поделили с  

Николабом, ему как раз приглянулась очень редкая  

аквариумная рыбка с острова Сегур (да и другие рыбки не  

за горами я думаю)  

 

Тайна бронзовых кошек  

 

 

 

 

Бедная Люси уже буквально изхрюкалась за своей  

конторкой. Образный язык свидетельницы производил на  

нее неотразимое впечатление. Кавалерственная Дама  

Ираида дин Шари, попечительница Медицинского центра  

призрения увечных стариц, несмотря на прекрасное  

образование, не могла до сих пор избавиться от идиом  

своей далекой и жаркой родины, славящейся дикими  

верблюдами и вкуснейшими на Сильване лепешками. Вот  

и сейчас, на мой вопрос, во что были одеты  

злоумышленники, Ларисса Ираида задумалась и выдала:  

"На них были такие штаны... ну для засады"... (как  

позднее выяснилось, это были камуфляжные армейские  

штаны).  

Дело было интересное. С выставки изящных искусств,  

умыкнули копии знаменитых "Бронзовых кошек".  

Сторожа усыпили какой – то химической дрянью, а из  

свидетелей была только Ларисса Ираида, проезжавшая  

поздно вечером мимо музея и видевшая двух типов что -  

то грузивших в пикап. Хочу сразу ответить, на не  

произнесенный еще читателем, но вполне ожидаемый  

вопрос. Мол, почему администрация музея обратилась ко  

мне, а не в Городское управление Габеларов или прямо в  

Коронную полицию. Ларчик открывался просто...  

Заведение с гордым названием Глипотека Изящных  

искусств – это всего-навсего частное собрание копий  

известных скульптур. И принадлежала оная Глипотека  

выжившему из ума стодвадцатилетнему шестому герцогу  

Муранскому и не стоила серьезных денег. Его племянник  

и наследник предложил мне сто ауреев, причем мне  

показалось, что его интересовал, только договор с моим  

детективным агентством и не больше. Но накануне ко мне  

пришел с визитом странного вида лаур, он представился  

искусствоведом, который буквально на днях собирался  

купить эти статуи, которыми собирался украсить подъезд  

провинциального музея в Харлане. Он предложил аванс  

двести ауреев на расходы и триста по успешном  

завершении дела, плюс надбавку за срочность. Нет, если  

мастер Смус – искусствовед, то я – юная посетительница  

курсов вышивания бисером по муранскому шелку.  

Больше всего Смус походил на чернильного крючка из  

нотариусов или кого похуже, типа фискалов или  

страховщиков. Опросив свидетелей, я выяснил что люди в  

"штанах для засады" – это скорее всего сотрудники  

охранного агентства "Черные алебарды", (любили эти  

ребята элементы армейского камуфляжа), а его хозяина я  

знал прекрасно и немедленно нанес ему визит  

вежливости. Капитан "Черных алебардистов" в отставке  

Мильц радостно меня приветствовал и, рявкнув  

секретарше в приоткрытую дверь: "Я занят, и меня ни для  

кого нет", (спикерфонов он не признавал), полез в сейф за  

заветной бутылкой "Гвардейского келимаса". Мильц  

вылетел из армии, почти одновременно со мной. Во время  

Харланского восстания, инсургенты сожгли лазарет  

вместе с персоналом и ранеными габеларами-  

ополченцами. Мильц, будучи командиром роты разведки,  

выяснил чьих это рук дело, блокировал ночью штаб  

"Народного легиона", перебил охрану, приказал забить  

окна и двери, и сам дал очередь зажигательными. Данный  

инцидент просочился в прессу, и по политическим и  

моральным соображениям капитана вышибли из армии с  

половинной пенсией. Мильц создал из ветеранов,  

охранное агентство "Черная алебарда" и стал весьма  

неплохо зарабатывать на перевозке и сопровождении  

ценных грузов. Той ночью его ребята выполняли  

странный, но высокооплачиваемый заказ. Нужно было  

перевезти из центра на окраину два ящика, и  

оплачивалось это по двойному тарифу. Заказчик хотел  

сделать кому-то сюрприз, но сам с грузом не поехал. По  

описанию он не походил ни на Мастера Смуса, ни на  

молодого герцога Муранского, был закутан в плащ и  

носил на голове широкополый бадагар с опущенными  

полями. Секретаршу, оформлявшую заказ, это нисколько  

не смутило, ибо хаживали сюда заказчики и причудливее.  

Тем не менее, я попросил сотрудников капитана Мильца  

составить мне полное описание незнакомца, по  

следственной форме пять Багряной палаты и прислать в  

Бюро "Тапир".  

Придя в бюро, я застал там еще одного клиента.  

Важность, подобная важности любимого кота императора  

Гипербореи и прямо-таки чудовищная вежливость,  

смешанная с небывалым чувством собственного  

достоинства, выдавали в нем потомственного дворецкого.  

Им он и оказался, Макред пятый, потомственный Главный  

дворецкий Герцогов Муранских. Вельможного слугу  

волновал вопрос юридического характера. Старого  

герцога сегодня утром увезли в "Дом отдохновенных  

дум", а точнее – в элитную психушку, и согласно некому  

документу, зачитанного племянником и наследником, с  

этой минуты попечителем старца и всего его имущества  

является отныне оный племянник. Макред пятый был  

удивлен и встревожен тем, что документ о передаче  

юридических и имущественных прав был заверен не  

семейным нотариусом Мэтром Риусом, а каким – то  

неизвестным стряпчим. Почтенный дворецкий очень  

волновался за своего Хозяина и просил выяснить, как и  

почему Старый Герцог лишился прав и свободы. Далее  

Макред добавил, что за сорок лет беспорочной службы он  

скопил некоторый капиталец, и в состоянии оплатить  

самое дотошное расследование. Так что дело становилось  

все более высоко оплаченным. Проводив почтенного и  

честного Слугу своего Господина, я занялся просмотром  

сброшенных мне на раухер, материалов от капитана  

Мильца. Ребята из "Черной алебарды" были ушлые и явно  

с опытом оперативной работы. Они четко отметили, что  

плащ и бадагар были явно странного стиля, и бадагар  

больше походил на Каталану. Но самое важное то, что на  

плаще была застежка в виде голов Симаргла, а сам плащ  

был зеленым. Почему это важно, спросите вы.... А вот  

почему! Зеленые плащи с подобными застежками носили  

сто лет назад Каталаунские Королевские Егермейстеры. И  

в последнее время я видел такой плащ только в одном  

месте – на сцене Латеранской оперы, в постановке  

"Каталаунский Ловчий". И еще был маленький штришок,  

заслуживавший внимания. На типе в древней егерской  

форме были лаковые ботинки с гетрами и пуговицами в  

виде стагарских изумрудов, а такие гетры носил в  

Латеране только один человек – гениальный жулик по  

части подделки документов Фокки Зеленые Гетры.  

Именно за страсть к гетрам с изумрудными пуговицами,  

он и получил это прозвище. Я залез в базу Департамента  

юстиции (ведь должен же на что – то сгодится допуск  

полковника действующего запаса) и занялся изучением  

досье Фокки. И сразу Бинго! Его бывшая жена работала  

костюмером в Опере. Остальное было делом техники.  

Герцогский племянник подписал договор с моим  

Агентством не глядя, а зря... ибо листом 18/23 была  

доверенность, дающая мне доступ к финансовым и  

юридическим документам Дома Герцогов Муранских,  

находящихся на данный момент в производстве. Я не стал  

обходить дюжину дюжин Латеранских страховых контор,  

а описал своему страховому агенту внешность Мастера  

Смуса и сразу выяснил, что данного индивидуума зовут  

вовсе не Смус, а как бы даже и вовсе Мастером Шурпом,  

и был данный Мастер Шурп сотрудником Страховой  

конторы "Старый аурей", где занимался страховыми  

расследованиями. Короче, туда я и направился. И  

выяснил, что буквально неделю назад, на основании  

нотариально заверенного документа, и серьезного  

заключения экспертов-искусствоведов из Равены, тот  

самый герцогский племянник застраховал двух бронзовых  

кисок на очень солидную сумму, но как подлинники...  

Фокки взяли альгвазилы из Финансовой жандармерии,  

они давно точили на него зубы, но только благодаря мне  

получили наконец прямые улики. На допросе он  

встретился со своим титулованным сообщником, а на  

другой день Старый Герцог вернулся домой. Он так и не  

 

понял, где он пребывал эти дни, но был рад снова видеть  

рядом верного Макреда. Как вы наверняка догадались,  

медицинское заключение, а так же бумаги, по экспертизе  

и передаче прав скомстролил Фоки, но идея со страховкой  

была уже плодом коллективного творчества. Так что я  

получил деньги от страховиков и от племянника. А вот от  

денег верного Макреда, я отказался. Рука, знаете ли, не  

поднялась.  

 

Ultima ratio regum  

 

 

 

 

День был средней насыщенности, но чего то явно не  

хватало. Был успешно выполненный заказ, была пара  

новых, но все это как то не грело. Не было ни экзотики, ни  

живинки. Не хватало, пусть даже какой-нибудь вдовы-  

графини и ее очередной любимой собачкой, кошечкой или  

морской свинкой...  

Мысли мои прервал дверной колокольчик. В приемною  

кто то вошел и судя по голосу не разносчик пива и  

колбасок. Люси, заскочив в мой кабинет и сделав круглые  

глаза, прощебетала – К вам Клиент Шеф – и испарилась,  

пропуская в дверь элегантного лаура лет сорока, в легком  

пальто от Панкара и с платиновой заколкой, в галстуке  

Клуба "Гобелен". Клиент был солидный и рассказ о чаше  

старинного серебра, пропавшей из парадного сервиза  

глэрва Кларона, вызвал мое желание принять заказ и  

немедленно ехать с ним. Честно говоря, на поездку меня  

подвинула в первую очередь, татуировка в виде  

крохотной красной алебарды, мелькнувшая между  

большим и указательным пальцами левой руки гостя.  

Алые алебардисты несли в этом году караул в  

Королевском дворце. Так что когда угрюмый лимузин,  

отъехал от моей конторы и мой новый Клиент, поднял  

затемненное стекло между салоном и кабиной водителя, я  

не спросясь закурил и обратился к своему визави с  

короткой фразой: -"Представьтесь офицер"-.  

Нисколько не смутившись, лаур Рейс,  

отрекомендовался:  

– " Капитан Алых алебардистов, Глэв Рейс, лаур  

полковник "- но я так просто не собирался заканчивать  

беседу и вальяжно добавил...  

– " Ну и где меня ждет на этот раз герцог Лакруз,  

капитан "- на что капитан не смутившись, ответил спрятав  

в глазах усмешку, что в прочем не являлось нарушением  

субординации...  

– " Не там где обычно, лаур полковник " -  

Мы колесили по Латеране битый час, несколько раз я  

засекал перед нами или позади, точно такие же машины,  

как и наша, вплоть до номеров. Видимо герцог очень не  

хотел, что бы о нашей встрече, кто либо мог бы проведать.  

Мы свернули в переулок Благочестивых белошвеек и  

понеслись прямо в тупик, образованный глухими стенами  

бывших лабазов, Полотняной и Шелковой Гильдий.  

Машина не снижая скорости вонзилась в сероватую  

каменную кладку и оказалась в большом (где-то 30 на 40  

уардов) помещении, напоминавшем крытый манеж. Там  

стояла пара таких же, лимузинов, как и наша машин и  

трехосный "Кабан" в ночном камуфляже, с пулеметной  

башенкой на два тяжелых "Ручейка". По стенам темнели  

стальные двери. Одна из них открылась и оттуда вышел  

герцог Лакруз, министр двора Его Величества и  

руководитель одной из самых эффективных и секретных  

спецслужб королевства, ненавязчиво именуемой -  

"Департаментом организации дворцовых каминов".  

Герцог, приглашающее махнул мне рукой затянутой в  

черную перчатку и направился к "Кабану". Когда я догнал  

герцога и удивленно взглянул на него, он проворчал что в  

коробке нас точно ни кто не услышит. А разговор был  

действительно не для чужих ушей. За последнюю  

календу, в разных частях Талара, пропало четыре  

августейших особы, женского пола, что характерно, из  

различных царствующих домов. А вчера была похищена,  

супруга наследного принца Снольдера, принцесса  

Стефания Ронерская. Похищена на территории Ронеро, по  

дороге в гости к своему отцу, нашему Королю. Все это  

похоже на международный заговор и все Конторы сейчас  

копают, но вас полковник я хочу озадачить именно  

поисками принцессы Стефании, будете действовать как  

частный детектив, но получите золотую пайцзу, пару  

моих сотрудников из секретного действующего запаса и  

неограниченные финансы, неограниченные в разумных  

пределах разумеется. В качестве легенды, вам поручается  

дело о пропаже ожерелья из черных изумрудов. Их украли  

в Снольдере и привезли в Ронеро. Это дело известной  

мошенницы и воровки по кличке "Золотая Рысь", у нее  

даже есть какое то сходство с нашей принцессой и самое  

главное, что у лариссы Стефании, есть такое же ожерелье.  

Так что дерзайте полковник и удачи вам, с этими словами  

он пожал мне руку и вылез из полицейского бронехода.  

Когда через несколько минут я последовал за ним, герцога  

уже не было, но был Глэв Рейс, который щелкнул  

каблуками и подал мне неожиданно весомую, кожаную  

борзетку. С содержимым я разбирался уже у себя в  

конторе. В элитном изделии Каталаунских кожаных дел  

мастеров, наличествовали следующие вещи по списку...  

Три Балонгских золотых кредитки, от трех разных  

страховых обществ; Дискета для раухера с информацией;  

Золотая пайцза Миннистерства Двора, дающая  

гражданскую и военную власть на любой территории  

Королевства Ронеро; субраухер в неказистом корпусе, но  

тяжестью, намекающий, на повышенные мощность и  

защиту; шаур марки "Король", секретная пушка  

имеющаяся только у офицеров личной охраны Короля.  

Калибр это чудо имело одну шестую джайма, в шнековом  

магазине хранило пол сотни реактивных патронов, по  

мощности соответствовавших двух джаймовой зенитке, и  

по размерам был не длинней адмиральской ферейской  

сигары и лишь раза в два ее толще. Ну и естественно пять  

запасных магазинов. Пули или что там их заменяло, были  

как я слышал двух видов. Обычные и бронебойно-  

зажигательные. У моей игрушки весь комплект был  

именно второго варианта. Как выяснилось, у моих  

попутчиков, были такие же пушки. У Капитана Рейса с  

боеприпасами обоих сортов, у корнета Млина (молодого  

качка среднего роста) с обычными. Я послал напарников в  

Королевский банк, поменять одну из карточек на золото и  

слить деньги со второй и остатки с первой на мой счет.  

Дело тут было не в моей скаредности. Просто золото в  

дороге лучше любых кредиток, а уж если снимать деньги  

в банках, то иногда светить Балонгские стотысячники не с  

руки. Ну а сам я дорвался наконец до шаура. Вскрыв  

конверт с инструкцией, я увлеченно стал ее изучать... Та-  

а-а-ак... повернуть два раза, по часовой стрелке и один раз  

против, дождаться когда замигают огоньки в корпусе,  

сжать рукой предназначенной для ведения огня и держать  

десять секунд, дождавшись перемена цвета индикаторов с  

белого, на зеленый. Все промигалось и теперь стрелять из  

этой пушки смогу только я, остальные могут, максимум  

только вместе с ней взорваться.  

Осталось придумать, как и где переговорить с Мастером  

Лукано, но жамый авторитет заявился ко мне сам, одетый  

разносчиком угля для каминов и сопровождаемый  

подмастерьем, неуловимо похожим на него то ли лицом,  

то ли глазами. С безмерным удивлением, я заметил что  

главный ночной парикмахер Латераны, не может сразу  

начать разговор. Он явно мялся и был сильно чем то  

озабочен. Я уже собрался сам инициировать разговор, но  

старый Тарабарский атаман, быстро собрался и начал таки  

беседу... Выяснилось, что ночной мир Латераны, был в  

курсе того что творится в августейших домах и по этому  

поводу, из почти забытого Совета Тарабарских принцев