Ирония в сердце (и не только...)

Рассказ / Лирика, Любовный роман, Психология, Другое
Говорят, что советский кинематограф безопасен для детей, но вот история о том, какое влияние оказали наши шедевры кинематографа на детскую душу.
Теги: тонкости души мемуары

Это началось в далёком 1995 году. В однокомнатной квартире на седьмом этаже девятиэтажки в те времена жила девочка семи лет. Она была обычным ребёнком, так же как все любила играть, гулять во дворе, качаться на качеле, общаться с подружками. Недавно она пошла в первый класс. Школа пока была для девочки чем-то волшебным и почти святым, как и для всех первоклашек. Она с благоговением, бережно раскрывала свой новомодный пенал с игрой на его дверце, трепетала над тетрадками и учебниками, а краски в прозрачной, словно из хрусталя, овальной коробочке вызывали у неё гордость и улыбку счастья.  

Семья их вполне благополучная. Несмотря на тяжёлые времена, зарплату родители девочки с задержкой, но получали. Отец её работал на химическом предприятии, а мать в медпункте типографии. По образованию она кардиолог, раньше работала в стационаре. Наша героиня была единственным ребёнком в семье, но даже не смотря на это она ещё с 5 лет мечтала о своей отдельной комнате. Девочка любила уединяться и вообще стремилась иметь своё личное пространство. Особенно эта мечта обострилась именно сейчас, когда она пошла в школу. Папа работал по скользящему графику и часто был дома днём и вечером, как раз когда девочка учила уроки. Присутствие папы всегда означало громко включенный телевизор. С телевизором у девочки были свои отношения. Она никогда не любила его смотреть бесконечно, как многие другие дети. Она смотрела только мультфильмы, детские передачи, ну и разумеется, взрослые фильмы. Ещё в дошкольном возрасте она играючи назвала своих родителей именами персонажей из сериала, который тогда шёл. Девочка не увлекалась в плотную кино, скорее она смотрела его невольно, ведь комната одна и деваться некуда. К своим семи годам девочка знала уже около двух десятков известных советских фильмов, их она всегда смотрела с интересом и удовольствием. Был у неё и любимый фильм. Старая комедия, похожая на детскую сказку, может, поэтому девочке она и приглянулась. В детских сказках ведь часто встречаются сюжеты о похищении какой-нибудь красавицы-невесты. Современные чаще иностранные фильмы девочка так же видела. Как раз недавно в 95 году стали практически каждый вечер показывать новый иностранный фильм. Их она тоже смотрела с интересом, но глубоких, ярких эмоций иностранные фильмы у неё не вызывали. Даже ребёнок видел множество фальши и наивности в них.  

Незаметно осень, когда наша героиня вступила в новый этап своей жизни, то есть стала школьницей, превратилась в зиму. Неторопливо сменялись дни, периодически открывая что-то новое, например, школьную раздевалку и смену обуви, прощание с букварём и знакомство с толстой и красивой книжкой «Родная речь». Вечерами настольная голубая лампа, под которой происходила подготовка домашних заданий, раскалялась не меньше нервов самой ученицы. А после, когда, наконец, все учебные принадлежности отправлялись в портфель и ученице можно было отдыхать, она доставала свои игрушки из большой плетёной корзины и играя, невольно, смотрела новый иностранный фильм, который включал отец. Потом, девочка ложилась спать и традиционно долго не могла уснуть. В голове у неё блуждали фантазии чаще на тему всё той же своей отдельной комнаты. Она смотрела в полумраке на простенок под висевшей полкой и воображала там под обоями скрытую дверь, за которой ещё одна комната. Там она могла бы играть, слушать музыку, учить уроки и никакой телевизор ей бы не мешал. Вместо телевизора она придумала маленький складной видеомагнитофон, по которому она могла бы смотреть только то, что хочет. Порой, ночные мечты о своём уголке заходили так далеко, что девочка уже мечтала не просто о своей отдельной комнате, а о большом количестве комнат. Мечтала она так же написать книгу о животных. В настоящее время она ещё не очень уверенно владела письмом, но к концу первого класса она планировала непременно начать писать свои рассказы. Мечтала быть учительницей, когда вырастет, даже мысленно прокручивала в голове уроки. Вообще представлять себя взрослой наша героиня начала ещё в детском садике. Тогда она хотела внезапно вырасти только для того чтобы самой уйти домой из ненавистного садика. С поступлением в школу воображать себя взрослой она стала значительно меньше. Она не горела желанием поскорее расстаться с детством. Первоклассница была в полной гармонии с собой и со своим возрастом.  

А тем временем зима набирала обороты. Прошли первые контрольные работы, дав понять, что учёба это серьёзно. Раз пять отменяли занятия в школах из-за морозов. В связи с этим девочка стала играть в синоптиков, которые по радио объявляют радостную новость, а после играла в школу. Учила грамоте свою кошку, копирую поведение и характер своей учительницы. Любила так же играть в больницу, в дом и садик, что навсегда остался в прошлом… в общем, досуг наша героиня проводила, как все дети.  

Незаметно приблизились праздники. Девочка весьма равнодушно относилась к Новому году. Подарков она не ждала, так как конфеты и шоколадки ей покупали и так каждый день. В чудеса не верила, и даже не знала о них, так как родители ей с раннего возраста новогодними чудесами голову не забивали. Единственное, чем ей нравился этот праздник это наряженной ёлкой. Игрушек и прочих украшений у них было много и наша героиня в преддверии Нового года, днём и вечером любила рассматривать каждую игрушку на ёлке. Особенно ей нравился синий сияющий шарик. Так же, любила девочка смотреть по телевизору песню года. Тем не менее, слишком большого внимания она телепередачам не уделяла. Ей по-прежнему нравилось больше просто играть, чем смотреть телевизор.  

В один предновогодний вечер наша первоклассница, с разрешения мамы превратила временно диван в спортивный мат. Свалив три диванные подушки, служившие спинкой она на них, отрабатывала различные упражнения, которые научилась делать в школе на физкультуре. Девочка делала стойки, мостик, кувырки… В это время естественно был включен телевизор. Закончилась какая-то передача, и родители переключили на другой канал. Шёл неизвестный советский фильм. Шёл уже где-то на середине. На экране оживлённо выясняли отношения белокурая женщина и двое мужчин. От интенсивных упражнений девочка уже устала и приостановилась. В паузе, девочка невольно повернулась в сторону телевизора. На экране ей бросилось в глаза лицо. Лицо одного из мужчин показалось ей очень красивым и необычным. Она и раньше видела множество лиц по телевизору, но ни на одно из них не обращала внимания. Когда красавец исчез, она вновь вернулась к упражнениям на диванных подушках, но что-то не получалось. Как неинтересно вдруг стало тренироваться. Её глаза опять влёк экран. Она снова увидела его. Он поворачивался боком, и прямо. Девочка и сама не заметила, как окончательно бросила свою физкультуру и стала смотреть этот фильм. Она не знала о чём он, так как фильм шёл не сначала. Она особо не вникала и в те события, которые были в фильме в настоящее время. Первоклассница, как завороженная только и следила за этим красавцем, рассматривая его необыкновенное и удивительно привлекательное лицо. Его глаза не были похожи ни на чьи, они были слишком яркими. Его форма лица так же выделялась для девочки. Она никогда раньше не видела ни кого похожего на него, он был только один. В мужской фигуре семилетняя девочка ещё не разбиралась, но в целом уловила его общую красоту. Он привлекал её весь полностью. В груди и плечах появилось напряжение. Это напряжение было похоже на небольшой клубок ниток, застрявший где-то за грудной клеткой. Девочке даже представлялся этот самый клубок, но она не обращала на него внимания, она продолжала смотреть на экранного дяденьку тридцати шести лет. Постепенно, девочка вникала в суть фильма, благо, что в нём периодически сами персонажи пересказывали завязку, то есть те события, с которых всё началась, но которые девочка не видела. Красавец теперь уже нравился ей не только внешне. Семилетний ребёнок ещё не может анализировать характер персонажа, но способен чувствовать его в целом. Первоклассница поняла, что герой положительный, а говоря языком детства – хороший. Заинтересовали её и сами события, что происходили далее. Она переживала за этого героя, полностью синхронизировав с ним свои эмоции. Всем он был хорош, но больше всего её все же зачаровывала его внешность, она просто поглощала его глазами. Вот только досмотреть фильм до конца так и не пришлось. Папа девочки переключил на другой канал, а мама отнеслась к этому спокойно, ведь она видела это кино много раз в жизни. Но не смотря на то, что фильм для девочки прервали, она была полностью удовлетворена, концовку она предположила сама и её это устраивало. Весь фильм красавчик находился в чужом городе, и по логике в конце должен был уехать обратно в свой.  

Потом, пришло время для накрытия праздничного стола, девочка нарядилась в белое платье. Этот Новый год она встречала почти как взрослая, ведь раньше она вообще не принимала участия в ночном торжестве. А нынче первоклассница вместе с родителями под куранты за столом пила персиковый сок из хрустального фужера. Потом, по телевизору показывали фильм-концерт, называемый «Старые песни о главном». Девочка под них веселилась, танцевала, или прыгала на диванных подушках, как на батуте. Эта новогодняя ночь была по-настоящему волшебной.  

Впереди были зимние каникулы. Спустя несколько дней по телевизору вновь повторяли тот самый фильм. На этот раз девочка видела его примерно с тридцатой минуты. Не сначала, конечно, но всё таки лучше чем в прошлый раз. Она вновь убедилась в красоте и положительности главного героя. Только вот почему-то сейчас девочке было неловко смотреть этот фильм. Она начала испытывать странную стыдливость перед мамой. Поэтому кино смотрела, укутавшись в покрывало, якобы от холода. На самом деле ей просто не хотелось быть видимой. Это чувство девочка никак для себя не могла объяснить. Фильм повторяли днём и отца не было дома, но так как фильм длинный, то где-то к четырём часам отец вернулся с работы и почти с порога недовольным голосом сказал: «Ну, только ни это, переключи». Мать не замедлила выполнить его просьбу, а у их дочери в груди кольнула боль, отдавшись горечью и напряжением в висках. Реакция отца на этот фильм её обидела. Она не могла понять, почему папа так презренно относится к этому кино, в котором такой красивый персонаж. Ну, ничего не поделаешь, и она ушла играть в ванную. Это помещение было для неё как своя комнатка.  

К Рождеству семья нашей героини приобрели магнитофон и несколько кассет. Девочка была просто в восторге. Её жизнь, её досуг наполнились музыкой.  

Однажды, уже где-то под конец зимних каникул девочка осталась одна дома и, разумеется, с трепетом и предвкушением потянулась к магнитофону. Включив кассету своей любимой певицы, она стала воображать перед зеркалом, как многие девчонки. Взяв в руку чёрный фонарик, похожий на микрофон, она, любуясь на себя, открывала рот под звучащий из динамика голос. Такое поведение ребёнка растревожило кошку, она начала ходить вокруг маленькой хозяйки и испуганно мяукать. А девочка вошла в кураж. Она достала старые, платки из нежной яркой ткани и обернувшись в них стала активно танцевать. Кошка не выдержала и прыгнула на девочку, не оцарапав, а только напугав. Хозяйка, всё поняла и не придумала ничего лучше, как выставить кошку в прихожую, закрыть дверь в комнате и продолжить свои выступления перед зеркалом. В этот момент она мечтала быть певицей, и не о чём другом не думала. Раскружившись по комнате под очередную песню, она оказалась у самого окна. Взгляд её окунулся на секунду в серо-белый зимний пейзаж и… вдруг вид зимней улицы напомнил ей тот самый фильм. Перед глазами в памяти появился тот самый красавец и мгновенно веселье оборвалось. Девочка почувствовала как в груди плавно, но стремительно зажгло. Она перестала танцевать и застыла перед окном с погрустневшим лицом. Жжение было настолько сильным, что первоклассница даже схватилась рукой за сердце. Она не понимала что это, единственное уловила, что жжение появилось после того как она посмотрела в окно. Девочка отвернулась. Стало легче, только вот отчего-то потянуло её вновь посмотреть на зимний пейзаж. И она опять повернулась к окну. И опять созерцание зимы вызвало в памяти его образ, а вслед за ним и повторилось жжение. Словно в груди загорел настоящий огонь. Его терпеть было мучительно, но почему-то приятно. Девочка забыла про танцы и про включенный магнитофон. Перед глазами в воображении стоял он, а жжение в груди так усилилось, что превратилось в чувство тяжести. Словно в груди тяжеленная гиря. Девочка резко отошла от окна, чтобы прекратить эти ощущения, но они не прекращались. Она села на диван. Выставленная за дверь кошка, яро рвалась в комнату. Просунув лапы под дверь, и надавив, кошка вошла. Хозяйка не ожидала такой наглости от питомицы. Она засмотрелась на то как, бархатное создание деловито вошло в комнату, поглядывая, на девочку янтарными глазами как взрослый на ребёнка. Наша героиня не заметила, как эти жутковатые чувства покинули её грудь. Магнитофон продолжал звучать, только вот настроение отчего-то было уже не то. Девочка задумалась сама не зная о чём, уткнувшись взглядом в рисунок ковра на полу. Она решила развлечься шоколадкой. Пошла спокойно на кухню, открыла холодильник, но не успела взять сладость, как увидела на одной из полок бутылку шампанского, оставшуюся после праздника. Вмиг эта бутылка напомнила ей этот фильм, а значит и опять того красавца. Первоклассницу словно продёрнуло током от груди до головы, и она захлопнула холодильник, забыв про шоколадку. Что же сегодня такое происходит? В голове у девчонки снова он, и она как-то не по-детски, медленно подходит к кухонному окну, смотрит вдаль. Лицо её стало отсутствующим, она будто заснула на яву с открытыми глазами. Прокручивались в голове сами собой эпизоды из того фильма, а в груди на этот раз, словно натягивалась резинка. На глаза и лоб накатывал волнообразно жар, а резинка в груди натягивалась всё сильнее и сильнее, вдруг она словно разорвалась и девочка резко развернулась лицом к дверям, глубоко задышала. На кухню пришла кошка, она чувствовала, что с хозяйским ребёнком происходит что-то нехорошее. Кошка села посреди кухни и протяжно мяукнула, глядя в глаза хозяйке. Девочка лишь вздохнула и навалилась спиной на холодильник. Она поняла, что с ней что-то не так и поняла от чего, вернее от кого. Теперь она образ киношного дяденьки вспоминала уже осознанно и специально. Она не могла прогнать его из своей головы. Ей нравилась его внешность, но она пока не понимала, почему у неё на него такая странная реакция. Что значит эта тяжесть в груди и то жжение? Наконец, девочка вернулась в комнату, где уже кончилась кассета. Она выключила магнитофон и тихонечко села в свой уголок возле батареи. От мыслей про персонажа, в груди опять загоралась невидимая печь, больно обжигая, но девочка упорно продолжала думать о нём. «Я, наверное, заболела»--пришла к выводу она, предположив, что это жжение не связано с ним. Ведь раньше у неё такого не было, что бы от мысли про кого-то вот так жгло и разрывалось всё. Она просидела, так навалившись на раскаленную батарею почти час. Естественно перегрелась, тем более, что её голова была близка к горяченной трубе. Девочку стало подташнивать от перегрева и заболела голова. Тут она окончательно решила, что нездорова и прилегла на кровать. Щёлкнул замок в прихожей, пришла мама. Дочь, пожаловалась на плохое самочувствие на тошноту на головную боль и разумеется, на те ощущения в груди. Мать на всякий случай померила ребёнку температуру, затем сконцентрировала внимание на сердце. Мать по образованию была кардиологом и вполне понятно, что не могла пропустить такие жалобы. Прослушав девочку фонендоскопом мать не обнаружила в сердцебиении ничего отклоняющегося от нормы. Единственное, оно было учащённым. Тошнота от перегрева у нашей героини давно прошла, а вот головная боль нет. И кроме таблетки от этой самой боли мать ей больше ничем помочь не смогла.  

Вечером как всегда девочка вынуждена была смотреть очередной иностранный фильм, так как папа был дома. Фильм был страшноват, как многие иностранные, но девочка смотрела его спокойно и даже с интересом.  

Наступила ночь. Всё было нормально, когда первоклассница готовилась ко сну: умывалась, надевала пижаму, расправляла постель. Но как только она легла под одеяло, перед глазами у неё опять появился он. А с ним и жжение в груди. Девочка пыталась не обращать на это внимание, только вот перестать представлять его прекрасное лицо она не могла. Она продолжала любоваться им по памяти. От жжения в груди по нервам, как по проводам ударило в ноги и ноги сами дёрнулись. Она перевернулась на другой бок, надеясь, что это пройдёт. Да, не так это просто обуздать свои мысли. Он стоял и стоял перед глазами. От него жжение в груди усиливалось и расширялось, охватывая всё от живота до плеч. Вдруг ей показалось совершенно чётко, как на грудь ей легла немыслимая тяжесть. Девочка вздрогнула и не владея собой вскрикнула. Поднялась с постели мама, включила свет.  

–--Что случилось? ---шёпотом спросила она.  

–--На меня Мурка прыгнула. Прямо на грудь, ---слезливо сказала дочь. На лице её был испуг. Мать осмотрела детский уголок и быстро заметила кошку, мирно спящую в кресле, что находилось достаточно далеко от кровати ребёнка.  

–--Да, ты что, Мурка спит в кресле. Тебе, наверное, приснилось, ---говорила мама.  

–--Нет, я ещё не спала! ---тревожно лепетала девочка. Мать села рядом на кровать, ---мне кажется у меня здесь гиря, ---и дочь показала на грудь, ---мне жжёт внутри.  

–--Завтра пойдём в больницу, ---после паузы сказала мать, чем слегка испугала девочку, ---я конечно, кардиолог, но не детский. Пусть тебя посмотрит специалист.  

–--Почитай мне книжку, ---неожиданно попросила первоклассница. Мать начала читать, но спустя десять минут заворчал отец, которого чтение не усыпило, а разбудило, ведь комната одна. Пришлось прекратить.  

Девочка, немного успокоилась, улеглась поудобнее, и вскоре заснула. Ей приснилось, что она идёт по непонятному чужому подъезду, видит приоткрытую дверь квартиры, входит туда. Квартира была точь в точь как в том самом кино. Она проходит до тахты и ложится на неё. Вдруг её начинает обвивать оживший плед. А ей не страшно, наоборот. От удушливых объятий пледа на неё накатывают неизвестные ранее, но удивительно приятные ощущения. От них девочка начинает впадать в такую эйфорию в какую наяву никогда не впадала. Она начинает подпрыгивать на тахте и смеяться, но вдруг на неё падает огромный шкаф и эйфория моментально сменяется резким испугом. Шкаф больно ударил её и плотно придавил. Девочка просыпается и кричит в темноте. Оказывается, она плотно закрутилась в одеяло и свалилась с кровати на пол. То, что она оказалась на полу, поняла не сразу, ведь во сне это был шкаф и упал он сверху, на самом же деле это девочка упала с кровати. Какая беспокойная ночь выдалась сегодня. Вот, и новая попытка заснуть. И, конечно, же перед глазами снова он. Тот, кто разжигает огонь в груди. Девочке неожиданно вспомнился эпизод из советского мультфильма. Где у двух сказочных героев в груди сверкнула яркая искра, от которой они схватились за сердце. В сказке это означало, что герои влюбились друг в друга. И тут девочку осенило. «Я влюбилась в него? »--с изумлением задала она мысленно вопрос самой себе. «Неужели? А ведь, правда! Он такой красивый! Но влюбляются же только взрослые, а мне всего семь лет»--дальше рассуждения замерли. Она представила его на этот раз сама по собственной воле. То самое жжение в груди из резкого и пугающего превратилось в мягкое, обволакивающее, всепоглощающее и немыслимо приятное. Это было тепло, от которого расцвело всё, прояснились мысли. Это было уже не острое жжение, а ласковое солнце в груди. В эту ночь первоклассница стала по-другому воспринимать весь мир.  

На следующий день, какого труда стоило девочке убедить маму в том, что у неё ничего не болит, а значит, в больницу идти незачем. Ведь теперь она точно знала, что означают все эти ощущения. Сообщать маме о том, что она влюбилась в киногероя не стала. Единственное, первокласснице было непонятно название этого фильма. Можно было, конечно, напрямую спросить у родителей, что означает это слово, но девочка жутко стеснялась. Она начала испытывать сильнейшую стыдливость относительно этого фильма и тем более этого персонажа. Если слово «судьба» семилетнему ребёнку было вполне понятно, так как встречалось это слово в песнях, из их контекста она уловила, что «судьба» это все события жизни человека, то слово «ирония» было для неё абсолютной загадкой. Слово «ирония» девочке очень нравилось, оно напоминало ей женское иностранное имя, но всё-таки, что оно означает.  

Однажды нашей героине надоело мучить себя этой загадкой, и она придумала, как по-хитрому спросить у мамы значение интригующего слова. Девочка взяла свою любимую куклу, у мамы на виду и начала совершать ей движения похожие на нервный танец.  

–--Мама, угадай, что она так делает? ---игриво спросила девочка, мать пожала плечами. ---иронизирует, ---ответила дочка. Мама улыбнулась.  

–--Смеётся что ли? --- переспросила мать, и почти ответила на вопрос дочери.  

–--А что иронизировать и смеяться это одно и то же? ---уточнила первоклассница.  

–--Не совсем. Ирония – это насмешка и часто злая, ---объяснила мать. И так, девочка удовлетворила свою интригу. Теперь она знала что означает название того самого фильма.  

Кончились зимние каникулы и вновь вернулась учёба. Однажды, на уроке математики, который был вторым, это как раз время зимнего рассвета, наша героиня, отвела взгляд от доски, и погрузила его за окно. В классе был включен яркий свет, на улице же только стало светать. Как заворожил её зимний вид из школьного окна. Как очаровательно серо было освещение плавно наступающего дня. На улице иногда проходили люди, вызывая болезненную зависть, ведь они не в школе, а на свободе ходят себе куда хотят. Вдруг девочке сам собою представился любимый персонаж. Она представила его, не спеша прогуливающегося возле школы. Моментально в груди вспыхнул фейерверк счастья, мягко ударил изнутри в голову и сладостно растёкся по рукам, словно тёплая вода. У девочки едва не вырвалась улыбка. Она посмотрела вновь на доску и стала вместе со всеми выполнять какое-то задание. От мысли, что сейчас через окно с улицы на неё смотрит он, у неё поднялось настроение настолько, что она подняла руку, чтобы выйти к доске. Это было не характерно для неё. У доски она решала примеры, было не просто, но воображаемый возлюбленный вдохновлял ученицу так, что даже замечания учительницы она слушала с улыбкой. Как оказывается прекрасна жизнь, когда есть пусть воображаемый, но любимый человек.  

Со сладостным предвкушением она ждала окончания уроков. Девочка собиралась представлять его рядом с собой всю дорогу до дома. Её состояние заметила приятельница-одноклассница: «ты чего такая весёлая вдруг стала? »--на одной из перемен спросила она нашу героиню. Девочка промолчала. Последним уроком было рисование. Задали рисовать ветку дерева. Все нарисовали ветки летние, то есть в зелёных листьях, а наша героиня без раздумья, нарисовала ветку зимнюю в инеи и сидящими на ней снегирями. Учительница их была молодой и тактичностью особой не отличалась. Увидев, что одна из учениц рисует почему-то зимнюю ветку, она сказала «Ну, тебе что зимы на улице мало? Фантазии что ли нет? Что вижу то и рисую». Услышав такую рецензию учительницы, первоклассница всерьёз обиделась. Не спасло от обиды даже её весёлое настроение и влюблённость. Она понимала, что у учительницы дурной характер, что она сказала ей глупость, но всё же семилетнему ребёнку было совершенно не понятно, как взрослая тётя, работающая ни кем-то, а учительницей может такое говорить детям. Тем, не менее, за рисунок ей поставили пятёрку. Настроение не было испорчено, лишь осталась лёгкая горечь где-то в дальнем углу души.  

Закончились уроки, у раздевалки девочку встретила мама. Одевшись, они пошли не спеша по зимнему городу. Удивительно, как именно зима стала ассоциироваться с любимым киногероем. Зима, стала, словно проводником к нему. Мама повела девочку с собой по магазинам. Как девочка и планировала, всю их дорогу она представляла рядом его. Она даже сжимала кулачёк, вообразив, что держит этой рукой руку персонажа. От его невидимого присутствия ей казалось, что они не в магазине, а где-то на торжественном празднике. В груди трепетало что-то похожее на бенгальский огонь, сжималось, словно мягкая губка, из которой пенится душистый шампунь. После покупок, мама и дочь вышли на улицу. И вновь наша героиня окунулась в зиму. Как специально по заказу, повалили крупные хлопья снега, заполнив воздух от земли до белой пелены облаков. Девочка, видимо восприняла героя, как реального человека, который и в настоящее время действительно проживает в Москве. Поэтому, она замечала снежинку, летящую на ветру, мысленно просила прилететь её в Москву и передать, ему, что она любит его.  

Оказавшись дома, девочка продолжила представлять его рядом. Когда они с мамой раздевались в прихожей, она представляла, как вместе с ними раздевается он, воображала его дублёнку на вешалке. Но, вскоре эти фантазии незаметно оборвались. Первоклассница на что-то отвлеклась и временно забыла о возлюбленном.  

Ровно в четыре часа дня она садилась делать уроки. Это и так никогда не было простым занятием, а теперь в связи с нахлынувшей любовью, и вовсе стало невыносимым. Школьница начала, что называется «ловить ворон». Вместо того чтобы переписывать пример из учебника в тетрадь, она думала о нём. Вновь стало поджигать в груди, стало что-то сковывать, давить и снова эта тяжесть. Девочка на этот раз не пугалась таких ощущений, а наоборот, наслаждалась ими, смаковала их. Незаметно проходили минуты. Мать заглянула в тетрадь, чтобы проверить решение примеров, но обнаружила, что дочь не то что бы не решила, она даже не переписала заданный пример. Пока мать стояла над душой, девочка всё выполняла, но как только она отворачивалась, девочка опять погружалась в свои мысли о любимом кино.  

И так, если обычно всегда на подготовку домашнего задания у неё уходило два часа, то сегодня ушло три с половиной. Мать не могла понять, что такое произошло. Ей казалось, что дочь начала просто игнорировать уроки, перестала относиться к учёбе серьёзно.  

После трёхчасового мучения, девочка тихонько уединилась в своём уголке и внешне ни чем не занималась. На самом деле, она достала шкатулку с домашней бижутерией и стала её разбирать с задумчивым видом. В этом действии не было ничего удивительного, ведь девочка частенько любила разглядывать из этой шкатулки различные брошки, пуговицы, мамины серьги, колечки… она сегодня так устала от уроков, что другого отдыха и не представляла. Не хотелось ей сейчас ни играть, ни слушать музыку и уж тем более смотреть телевизор. Папы, благо дома не было, он сегодня в смену с дня до ночи. Мама на кухне готовила под тихое щебетание радио и девочка находилась в тишине. Вдруг ей неожиданно бросилась в глаза брошка в виде гитарки. Гитара, естественно напомнила ей понятно, что и кого. Затем попалась на глаза крупная золотистая булавка с тремя голубыми цветочками. Головка этой булавки была изогнута в форме, напомнившей девочке силуэт причёски главной героини фильма. Кажется, намечается интересная игра. Усталость прошла, и в груди вспыхнул всё тот же огонёк. Героиня есть, гитара есть, осталось найти самого главного. И вскоре он нашёлся. В игре роль любимого персонажа исполняла более крупная серебристая булавка с закруглённой головкой. На этой булавке для украшения висело блестящее зелёное сердечко, которое в игре девочке мешало. Квартирой, где происходили действия фильма, стала полка, висевшая на стене не очень высоко, диваном на котором оказался герой, была подставка настольной лампы. Девочка мысленно вела диалог за персонажей, роль которых исполняли две булавки. В комнату пришла мама и, включая телевизор, спросила что делает дочь, стоя на кресле над полкой при включенной настольной лампе. Дочка ответила просто: «играю». На вопрос во что, она с лёгкостью соврала: «в семью булавочек». Больше вопросов у мамы не возникало. Так, постепенно наступил одиннадцатый час вечера, что означало папин приход. Теперь он сколько угодно мог смотреть по телевизору всё что угодно. Кстати на этот раз он смотрел не иностранный фильм, а страшную передачу про катастрофы. В 95 году они стали только появляться. Девочка терпеть не могла эту страшную программу, но сегодня за игрой в свой любимый фильм, она даже не заметила её. Особенно было приятно то, что папа не знает, во что играет девочка, ведь он, как она успела заметить, это кино терпеть не может. Она словно ходила по лезвию бритвы. Тайно, но на виду играла во что-то запретное. Сегодня родители не укладывали дочку спать рано, ведь завтра выходной. Потому, она играла под настольной лампой булавками почти до полуночи. Уже совсем поздно, когда наша героиня наигралась в любимый фильм досыта и стала опять невольно смотреть телевизор, кончилась последняя интересная передача, которую можно было смотреть. Но родители ещё не собирались спать. Наша девочка была из семьи «сов». Мама начала переключать каналы в поисках чего-то ещё. И вдруг на одном из каналов… крупно на весь экран показался он! Тот, кого она полюбила! Он сидел полуобнажённым на расправленной белой постели, а сзади виднелся настенный ковёр в виде зебры. Девочка чуть не ахнула вслух. В миг её сковала стыдливость, она даже отвернулась от экрана. Далее, по остальным эпизодам она поняла, что это совсем другой фильм. Просто артист тот же. Но, несмотря на это, стыдливость и жжение в груди на неё напали. Фильм оказался вовсе невесёлым и непонятным для девочки семи лет. В некой квартире общались двое мужчин, одного играл любимый артист, другого пожилой не известный. Её любимый то печатал что-то на машинке, то молча, выслушивал второго пожилого персонажа, который говорил много и непонятно. Девочка не могла поверить своим глазам. Она почему-то решила, что этот артист играл только в одном единственном фильме и видеть его в другом ей было чудно. Тем, не менее, ей очень хотелось досмотреть, с любимым артистом фильм до конца, но эта стыдливость измучила её. Кидая взгляд на экран, и видя там его, ей казалось, что на её лице отображаются все её мысли и чувства. Родители их видят, и так стыдно, хуже, чем, если бы она была голая. Первоклассница решила лечь спать от греха подальше, тем более что и так пора. Уже в постели она подглядывала в щель из-за шторки, отделяющей её уголок, на экран. Не заметила, как заснула.  

Шло время, наступил февраль. О своём любимом киногерое девочка думала каждый день. Этот фильм затмил её предыдущую любимую сказку про похищение невесты. И когда её как-то показывали, она с грустью обнаружила значительное охлаждение. Словно потерялась чувствительность к предыдущему любимому кино. А ведь в нём тоже был персонаж, вызывающий у девочки ещё с детского садика особенную душевную щекотку. Новый возлюбленный герой вызывал не только душевную щекотку, он вызывал то самое жжение в груди, которое она сперва, приняла за болезнь.  

Со времён того дня, когда наша героиня впервые играла булавочками в свой любимый фильм, это занятие стало для неё постоянным. Так, как она смотрела кино всего два раза, то естественно, что не могла наизусть помнить цитаты из фильма, диалоги, да и точные события. Она помнила их лишь приблизительно. Поэтому её игры в персонажей, были этакой фантазией на тему. Практически первоклассница сочиняла его сцены по-своему. Помимо булавок, роли киногероев стали играть и канцелярские принадлежности. Любимого исполнял новомодный простой карандаш. Он был покрыт блестящей краской изумрудного цвета, на которой были нарисованы ярко-оранжевые кружочки и спиральки. Это был самый красивый карандаш у первоклассницы именно поэтому он и был в игре тем, кого она считала самым красивым мужчиной на свете.  

Кончалась зима – проводник к любимому. В последних днях февраля наша героиня вдруг задумалась: «Вот наступит лето, и что я буду делать? Как я буду наслаждаться им? Я же не смогу представлять его рядом с собой летом. А вдруг всё пройдёт? » от одного предположения, что эта любовь может закончится, девочке стало страшно и грустно. Она теперь уже не знала, как жить без жжения в груди. Она подошла к окну и пристально посмотрела на зимний пейзаж. Но он был уже не тот. Небо было ясное и ярко-голубое, солнце ослепительно освещало белый снег. Улица не была похожа на улицу в фильме. И такая тоска накатила на девочку, что в груди не то чтобы зажгло, просто заныло всё. В солнечном сплетении сначала резко похолодело, а затем задавило, в плечах возникла тяжесть и даже дышать стало тяжело. «Я не хочу, чтоб это кончалось. Я хочу любить его дальше»--мысленно проговаривала она. В это самое время кошка ни с того ни сего сорвалась с места, будто её укусили и промчалась по всей комнате с игривым мурлыканьем. Хозяйка на этот звук, конечно же оглянулась и отвлеклась от своих раздумий.  

–--Мурка, ты где? ---обратилась девочка к пустоте, всматриваясь по всем углам, кошки нигде не было видно. Девочка медленно вышла на середину комнаты, как вдруг откуда-то сзади выпрыгнула она, словно торпеда, торопливо затормозила, проскальзывая когтями на голом полу, напротив хозяйки и развернувшись, унеслась под кровать. Первоклассница решила, во что бы то ни встало, поймать шалунью и только наклонилась, как из-под кровати, почти в лицо девочке прыгнула кошка. И началась настоящая охота. Мурка, специально дразнила маленькую хозяйку, что бы та бегала за ней и не думала о всякой ерунде. Это продолжалось минут десять, после чего кошка торжественно с игриво-ехидным мурлыканьем, мол «не поймаешь, не поймаешь», скрылась за диваном и исчезла. Девочка нагнулась, чтобы увидеть хотя бы животное, но под диваном не было никого! Девочка растерялась. Кошка на её глазах спряталась под диван и обратно не выбегала. Куда она делась? Первоклассница принялась звать кошку. Вдруг услышала её мурканье, но как-то глухо. Спустя минуту хозяйка поняла, что кошка проникла из-под дивана за шифоньер, который стоял рядом. Она обошла шифоньер со стороны окна и заглянула за него. Он стоял не вплотную к стене из-за батареи и там было пространство. Именно там и сидела кошка. В самом углу за шифоньером было свободное, пустое место размером с лежащую на полу книжку. Нашу героиню от чего-то заинтересовало это место. Сама она естественно, не могла влезть на этот маленький квадрат, зато, ей пришла в голову новая фантазия. Она посмотрела на свою любимую куклу и подумала: «А если бы у меня был маленький Женя, с эту куклу, даже чуть меньше. И при чём живой. Только чтобы никто не знал о нём. Он бы жил у меня за шифоньером. Там такой уютный уголок и совсем незаметный. Я бы поставила ему туда свою кукольную мебель: диванчик, кресло, столик. А на пол постелила бы кусок от старого ковра, он как раз туда бы вошёл. Я бы носила ему туда тайно еду на игрушечных тарелочках. А ночью, чтобы ему не было страшно, брала бы его к себе под одеяло. Утром незаметно садила бы его под кровать, откуда он сам потом уходил обратно к себе за шифоньер. Мне бы с ним и летом было бы хорошо, я бы его выносила на балкон загорать. Стелила бы ему на подоконнике носовой платочек и он бы загорал». Тут её мечты прервала кошка, вышедшая из укрытия. Она села напротив хозяйки и стала пристально и внимательно смотреть ей в лицо, будто читала её мысли. В глазах кошки блеснуло умиление. Да, уж кому, а Мурке такой маленький человечек пришёлся бы по душе. «А ещё лучше, если бы и я сама могла бы превращаться в такую маленькую, что бы общаться с ним на ровне и ходить к нему в гости за шифоньер»--продолжила девочка мечты. «Интересно, если бы он был с куклу, ему там было бы не тесно? » И девочка поспешила проделать эксперимент. Она взяла свою любимую куклу и опустила в пространство в углу за шифоньером. Одного она не рассчитала. Зашифоньерью препятствовал узкий самодельный шкаф с книгами, стоящий в самом углу. Высотой шкаф был девочке до плеча, поэтому спустив в угол куклу, она поняла, что достать её обратно не сможет. До пола в это узкое место ей не дотянуться из-за книжного шкафчика. Девочка сходила на кухню, взяла поварёшку и попробовала сверху зацепить куклу. Не дотянулась. Шкаф, за которым была игрушка был гораздо выше, чем длинна поварёшки и детской ручки. Единственный выход был – это отодвинуть книжный шкаф, но первокласснице это не по силам. Мечты про маленького возлюбленного прекратились и нервы девочки затягивались пружиной. Тут, на счастье с работы вернулась мама. Только вот книжный шкаф сдвинуть оказалось не под силу и ей. Можно было выгрузить из него все книги, чтобы он стал легче, да ей было не охота. Мать возмущалась.  

–--И как только пришло в голову бросить куклу в такое недоступное место! Это во что же надо играть?  

–--Там Мурка пряталась, я хотела её выманить! ---оправдывалась дочь.  

–--Если хочешь, чтобы я отодвинула шкаф, вытаскивай из него все книги, ---поставила ультиматум мать, ---вытаскивай, складывай сюда. Пустой шкаф я отодвину, ---и пакасница, молча принялась за дело. Доставая книги плотно вбитые в тесные полки, ей было жутко стыдно. Мало того, что она сама себе наделал трудностей, так ведь она ещё и помнит от чего. Это он подвигнул её к такому глупому действию. Хорошо, что Мурка говорить не умеет, она бы все её мысли разболтала бы. Все её фантазии про маленького возлюбленного выдала бы. Она ведь явно читала её мысли. Шкаф отодвинули, куклу достали, и когда девочка составляла книги обратно ей вдруг пришла в голову ещё одна фантазия. «Была бы у нас книжка с моим кино. Я бы её одну читала бы с удовольствием. Я бы все слова выучила наизусть и играла бы в него по-настоящему. А если бы в книжке были бы картинки прямо из фильма… я бы смотрела на него каждый день, каждый раз, когда захотела бы. Интересно, в каких фильмах он ещё снимался? И как вообще зовут этого артиста? Была бы у меня книжка, в которой было бы написано всё про моего артиста с фотографиями. Кто он на самом деле? Где живёт? Жил бы он лучше в соседней квартире. Отдельно от нас. Маленький человечек за шифоньером конечно, хорошо, а вдруг он мне надоест? Куда его тогда девать? А вдруг я сама на него случайно наступлю или забуду покормить? Нет, лучше жил бы он обычным человеком нормального роста в другой квартире. Только в нашем доме. Я бы к нему сама в гости ходила бы. И ни в какую баню не отпустила бы». Вот до каких фантазий довела нашу героиню любовь к киногерою.  

Наступила весна. В квартире нашей девочки расклеили окна и отрыли балкон, который был необитаем всю зиму. По дороге из школы девочка шла всё медленнее и медленнее. На асфальте возле дома она вместе с другими детьми рисовала мелками, что постоянно носила в кармане своей куртки. Вскоре и уроки физкультуры перенеслись из полу мрачного спортзала на улицу. Напрасно первоклассница боялась, что её любовь пройдёт. Любовь и не думала проходить. Отсутствие зимы на её чувства совершенно не повлияло.  

С приходом лета и каникулами девочка немного отвлеклась от своего любимого фильма на игры с подружками во дворе. Но вскоре ей стало чего-то не хватать. Играть в различные игры с мячом, скакалками это конечно приятно, но ведь кроме игр были ещё и разговоры. Подружки не молчали между собой. И вот однажды, наша героиня, сама того не ожидая рассказала своей самой близкой подружке об этом фильме. Пересказала она его весьма, своеобразно.  

–--А ты разве не видела это кино? ---спрашивала она у подружки после того как произнесла название.  

–--Нет, ---ответила подружка. Она действительно его никогда не видела. Вообще не совсем понятно, что смотрели её родители в новогодний вечер.  

–--Тогда я тебе его расскажу. Короче, однажды Евгеня пошёл с друзьями в баню, ---девочка назвала имя главного героя именно так «Евгеня». Ей казалось, что Женя слишком интимно, а Евгений слишком серьёзно, ---в бане они выпили, а одному надо было лететь в Ленинград. Они перепутали и отправили в Ленинград Евгеню. Он там пришёл на такую же улицу, в такой же дом и в такую же квартиру. В квартире той жила женщина, которую звали Надя. Она его увидела в своей постели, и тут пришёл Ипполит, ---на этом рассказчице пришлось остановиться, та как имя «Ипполит» очень рассмешило подружку.  

–--Что за Ипполит ещё? ---ухохатываясь, спрашивала слушательница. Смех её был заразителен и девочка засмеялась вместе с подружкой. Они смеялись минуты три, после чего наша героиня продолжила пересказ фильма.  

–--Вот, вообщем пришёл Ипполит…  

–--Это кто? ---сквозь смешок полюбопытствовала подружка.  

–--Это жених Нади. Ну, это имя такое Ипполит. Вот, короче он пришёл и они ругались. Евгеню выгнали. И вот в квартире эти двое сидели, сидели, сидели, сидели. Пришёл Евгеня, Ипполит убежал. И теперь Евгеня и Надя вместе сидели, сидели. Потом пришли подружки. Они спели песню про кирпичную стену…  

–--А что за песня? ---прервала её слушательница. И девочка отвлеклась, от пересказа спела один куплет, какой успела запомнить за два просмотра. Подружке песенка понравилась. Далее пересказ продолжился.  

–--Потом подружки ушли и снова пришёл Ипполит. Они подрались с Евгеней и Надя выгнала их обоих. И вот Евгений с Ипполитом на улице стояли, стояли, стояли, ---тут подружка вновь залилась смехом, а за ней и сама рассказчица.  

–--Какой смешной фильм! То сидели, сидели, то стояли, стояли…---восторгалась подружка.  

–--Да, слушай дальше. Они стояли, и потом Евгеня вернулся обратно. Спел под гитару песню про собаку, и они дальше сидели, сидели, сидели… потом пришла мама Нади и они сидели дальше. Потом снова пришёл Ипполит пьяный. Он прямо в шубе прошёл в ванную, вымылся и ушёл. Потом Евгеня уехал. Вот такое кино, ---закончила девочка.  

После столь весёлого рассказа девчонки стали играть в классики. Подружка ещё долго вспоминала пересказ и комментировала его. Вместе они шутили и смеялись над забавным фильмом.  

Постепенно наша героиня рассказала эту историю всем своим подружкам. Всех научила песне На Тихорецкую, которую они называли «песня про платочки белые». Так, девочка распространила своё удовольствие среди своих подруг. Ведь эти незамысловатые пересказы и пение «про платочки» напоминали ей любимого.  

Но, лето набирало обороты. Где-то в июле увезли в деревню до конца лета её самую близкую подружку. Другую, отправили к бабушке, что жила в дальнем районе города, третью в лагерь. И наша героиня осталась одна. В погожие дни она по два часа качалась на качеле, что было для неё обычным делом, упражнялась на турниках, как гимнастка и просто гуляла по двору залитым солнцем. Общаться стало не с кем, и она опять начала думать про своего персонажа. Девочка и не заметила, как всего за несколько месяцев её любовь преобразилась, взошла на следующую ступеньку. Того жжения в груди уже не возникало, зато появились недетские фантазии. Впервые, со времён детского сада она вновь стала представлять себя взрослой. Но на этот раз вовсе не для того, чтобы не учиться в школе, а для того чтобы быть своему любимому ровней. Она ведь, понимала, что он взрослый, а она ещё ребёнок. В той самой фантазии она взрослая была женой своего персонажа. Персонаж жил в их квартире и был полностью оторван от фильма. Как-то сама собой ей представилась их совместная дочка: хорошенькая, как куколка, собственно она и была похожа на её любимую куклу. Она даже придумала имя той дочке. И вот в мечтах сидит она взрослая в красивом наряде у окна и шьёт на швейной машинке новое платье для своей дочки. Её муж, то есть персонаж, сидит в кресле и смотрит телевизор. Потом, дочка вопреки логике, куда-то исчезает из мечты и супруги вдвоём собираются в гости к её родителям. Она воображала, словно смотрела со стороны на себя на взрослую, как они, взявшись за руки, идут по солнечной улице, подходят к дому родителей. В окно её седой папа видит их и зовёт седую маму: «смотри, наша дочка с мужем идут! » мать тоже глядит в окно и вдруг у девочки-взрослой кто-то пытается отобрать сумочку. Муж-персонаж, быстро отбивает хулигана и они спокойно продолжают путь. Увидев эту сцену из окна, отец говорит матери: «посмотри-ка какой хороший муж у нашей дочери, от хулигана её спас! Зря я его недолюбливал». Потом, они приходят в квартиру к родителям и все вместе пьют чай. Девочка почти всерьёз начала представлять киногероя своим если не мужем, то, по крайней мере, женихом. Он стал для неё единственным воплощением мужчины.  

В один из летних дней по телевизору показывали клип популярного в те времена певца. Мама девочки смотрела на него, смотрела и произнесла:  

–--Какой же он красивый.  

–--И совсем он не красивый, ---возразила дочь, ведь она считала самым красивым из дяденек лишь своего персонажа.  

–--Почему? Он чёрненький, кудрявый, высокий, ---заступилась мать за певца.  

–--Он кудрявый, а я не люблю кудрявых дяденек, это не красиво!  

–--А если у тебя будет кудрявый жених, когда вырастишь, ---предположила мама. Услышав про жениха, девочка сразу представила своего героя, но только кудрявым. Других в роли своего жениха она представить просто не могла.  

–--Нет! Я не пойду за кудрявого. Ни за что не пойду.  

–--А если он любит тебя? ---продолжала мать разговор с семилетней дочерью.  

–--Тогда, я скажу ему «если любишь меня, выпрями свои волосы и тогда я за тебя пойду», ---на этом мать рассмеялась. Она не приняла такую точку зрения девочки всерьёз, ведь та ещё маленькая. Этот диалог вновь пробудил у девочки мысли о любимом. И она решила поиграть в свой любимый фильм.  

Играла она на виду у мамы. Прямо в центре комнаты она из книг и кукольной мебели создала квартиру, где происходили действия. Как обычно, роль главного исполнял самый красивый карандаш, а роль героини простая ручка. Молча, манипулируя ими, она мысленно сочиняла известное кино по-своему. Был включен телевизор. Мама переключила на какой-то канал, где шёл неизвестный девочке чёрно-белый фильм. Девочка на секунду взглянула на экран и продолжила играть «в иронию». Но чуть позже спросила:  

–--Мама, а что это за кино?  

–--Это Похождения зубного врача. Про стоматолога, который умел удалять зубы без боли и обезболивания, ---объяснила мать. Первоклассницу такой сюжет не заинтересовал и она решила не отрываться от своей сладкой игры. Удивительно, что её интуиция не сработала. Она больше не смотрела на экран, а ведь в этом фильме снимался её любимый артист. Правда, фильм уже заканчивался. И девочка так и не увидела его. Играла карандашами и ручками, вообразив вместо карандаша его, сидя к нему настоящему, что был на экране, спиной.  

Наступил август. Подруг девочки по-прежнему не было, а значит, главным её развлечением в одиночестве были мысли, фантазии всё о том же. Представление героя кино своим мужем постепенно пробудило в восьмилетней девочке желание его осязать, обнимать, целовать. Её игры в фильм булавочками и карандашами перестали приносить удовлетворение и в один пасмурный августовский день, когда она была дома одна, решила поиграть другим способом.  

Роль главной героини девочка задумала исполнить сама. Она распустила косы, что бы стать похожей на Надю, в своём уголке поставила раскладной столик, накрыла его игрушечными угощениями, поставила посудку. С кухонного шкафа достала, подставив табурет, свечку в форме ёлки и поставила её в центр стола. Из кладовки вытащила свёрнутое в рулон родительское одеяло, положила его на свою кровать, прикрыв покрывалом. Не трудно догадаться, что именно оно и будет в игре любимым персонажем. Надев на себя свой банных халат с капюшоном, вообразив его зимним пальто, девочка пошла с деловым видом по кругу комнаты. Проходив так минуту, она как бы возвращается к себе домой в уголок. Снимает халат, садится на кровать и любуется на накрытый стол. Затем, естественно, изобразив неожиданность, встаёт с кровати и смотрит на лежащий рулон. Начинает его расталкивать, после берёт игрушечный чайничек (пустой) и изображает то, что было в фильме. Потом, вдруг копирование киноэпизода оборвалось. Девочка оцепенела. Она присела на кровать и пристально смотрела на свёрнутое одеяло, представляя его. Неохота стало ей воображать его пьяного в этой сцене, и она в миг ускорила сюжет. Перенесла рулон на диван, сама села рядом и изобразив в руках гитару вслух запела «платочки белые». Удивительная волна эйфории накатила на девочку. От всех этих действий ей даже стало не по себе. После песни она придвинулась к рулону и плотно обняла его, прильнула губами, воображая, что целуется с ним. Загорели щёки. Сладостный жар облил её от плечей до бёдер, руки защипала, словно электрическим разрядом. Она не могла оторваться от него. Кошка в это время спала в своей коробочке под кроватью и ничего этого не видела. Объятья и поцелуи с одеялом зашли так далеко, что она свалилась на диван, завалив рулон на себя. В это время щёлкнул замок. Девочка, не осознавая, свои действия, быстро перетащила рулон с дивана к себе на кровать, села рядом. Это отец пришёл с работы. Разделся, помыл руки и вошёл в комнату.  

–--Что делаешь? ---игриво и весело спросил он видя, что дочка сидит на кровати с рулоном одеяла.  

–--Играю, ---краснея, ответила она. Такого стыда она ещё не испытывала. Кроме стыда была ещё и досада. На самом приятном месте приход отца оборвал её игру.  

–--А как ты играешь? ---поинтересовался он, что было не совсем характерно для него. Просто отец сегодня был в хорошем настроении и, видимо ему захотелось пообщаться с дочкой. Телевизор он, как на зло, включать не торопился.  

–--Я играю в праздник, ---ответила девочка и тут же покаялась, но быстро придумать ложь она не могла. Напугалась она того, что папа может догадаться, во что она на самом деле играет, а ведь он этот фильм не любит.  

–--Это у тебя праздничный стол?  

–--Да. А это моя дочка, я её укладываю спать, потому что она заболела, ---сказала девочка, указав отцу на свёрток одеяла. Сама удивилась своей моментальной выдумке.  

–--А чем она заболела? ---отец сегодня был на редкость внимателен к дочке, только не вовремя. Его расспросы девочку раздражали и его пристальное внимание к данной игре просто пугало.  

–--Она не заболела она просто спит, ---выкручивалась девочка. Отец и в самом деле был подозрительно внимателен, словно чувствовал, что его восьмилетний ребёнок играет во что-то совсем не детское. А может он чувствовал, своего воображаемого зятя? Поэтому и ненавидел этот фильм? Так, продолжалось минут двадцать. Потом, папа, наконец, включил телевизор, оставив дочку в покое, только играть в это в его присутствии, да ещё после такого подозрительного вмешательства она уже не смогла. Пришлось рулон одеяла убрать обратно в кладовку, и все остальные игрушки.  

Познав, тактильные ощущения со своим воображаемым любимым, сознание восьмилетней девочки опять незаметно изменилось. Теперь, ей хотелось не просто представлять его рядом, как раньше, но ещё и обнимать. Каждый раз, когда она оставалась одна дома, она вытаскивала свёрнутое родительское одеяло и душила его в объятьях своей любви. А однажды, она проиграла сцену с разбиванием тарелки. Тарелка, конечно, была игрушечная из пластика, но страсть её была настоящей. Полюбившиеся сцены она любила проигрывать многократно. Так прошло лето.  

Осенью наша героиня пошла во второй класс. Это уже было не таким ярким и волнительным событием. Незаметно девочка втянулась в рутину учёбы, которая становилась всё труднее и труднее. Любовь к персонажу приобрела более спокойный и романтичный характер. Игры с осязанием воображаемого становились всё реже, а вот фантазии на тему семьи с героем фильма всё чаще.  

В один из осенних выходных, второклассница, как всегда играла карандашами, только вообразив уже вместо героини фильма себя взрослую. Эту роль исполняла серебристая ручка. Игра происходила на подоконнике. Дома была мама и был включен телевизор. По телевизору шло какое-то наше кино про старину. Девочка не обращала на экран никакого внимания, она была занята своей фантазией. Но вдруг, столь неожиданно на экране появился он. Любимый артист играл в этом неизвестном фильме, и как только она его заметила, так сразу накатило смущение. Она старалась держаться и быть невозмутимой, но как не старалась, всё равно он на экране перетянул внимание девочки. Бросив игру в него же, она стала смотреть неизвестный фильм. Стыдливость заставили девочку уйти в свой уголок и спрятаться за шторкой. Она телевизор видела, а её видно не было. В том фильме он был одет в интересный светлый костюм, девочка не понимала, что костюм старинный, ведь действия происходят в 19 веке. Ещё большее смущение на неё нагнало то, что партнёрша артиста была её тёзкой. И каждый раз, когда он обращался к ней по имени, девочке казалось, что он обращается прямо к ней с экрана. Фильм уже заканчивался, но наша героиня не знала этого, так как смотрела его впервые. Как он был хорош! Да и сам фильм в целом вероятно, интереснее «иронии». Её любимый артист плыл на лодке по реке, красиво грёб вёслами, оглядываясь назад. Звучала весёлая песня в цыганском стиле, только в смысл разговоров героев девочка не вслушивалась, она всё своё внимание направляла на него. Она даже пожалела, что не видела этот фильм с самого начала, он явно лучше, красивей, романтичней: река, лодка, пароход… она уже почти влюбилась в нового героя и даже больше, чем в предыдущего. Но вдруг… когда девочка увидела, как её любимый артист на экране достал пистолет и выстрелил в её тёзку… вся любовь в нового героя моментально потухла. Второклассница поняла, что лучше любить Женю. От этой сцены, которая ещё и оказалась финальной, девочке стало нехорошо. Она не могла представить раньше чтобы её возлюбленный мог кого-то убить, тем более её тёзку. Несмотря на это, самого нового персонажа ей было почему-то жалко. Девочка, поняла, что он застрелил героиню не со зла, а как бы случайно от эмоций. Но всё же, ей этот фильм не понравился. Она решила его просто забыть.  

Задёрнув сильнее шторы в свой уголок, она упала на кровать и обняла подушку, вообразив её Женей. Он вдруг стал таким хорошим в её глазах. Он и раньше был хорошим, но познакомившись с другим персонажем, его положительность проявилась значительно ярче. От внезапного приступа любви у девочки разогрелись глаза, и защипало в груди, а по всему телу прокатился озноб. Подумать только, совсем другой персонаж из другого фильма лишь в исполнении того же артиста пробудил в ней настоящий эмоциональный взрыв. В эту ночь, она первый раз в жизни представила персонажа из иронии лёжа в постели. Девочка обнимала его нежно, гладила с какой-то горькой лаской. Его положительность ей казалась беззащитной. Почему-то вспомнились отчётливо сцены, где другие персонажи его обижали словом или делом, даже взглядом. Их всех хотелось наказать, а его укутать рядом с собой. С этой ночи подобные постельные фантазии стали посещать её каждый раз.  

Шло время. Вот и снова зима, снова приближается праздник. Девочка ещё не знала что её фильм показывают каждый новый год, поэтому не ждала его. Она о нём просто вспоминала, ведь за окном зима. В последнюю неделю года по телевизору прорекламировали популярную в те времена телеигру, то есть её праздничный выпуск. При виде этой рекламы наша героиня чуть не упала в обморок от радости и смущения, ведь участниками этой телеигры будут артисты, снявшиеся в её любимом фильме! И среди них естественно будет он!  

И вот наступил тот самый вечер. Началась долгожданная передача. Вышла первая тройка игроков и среди них был её любимый артист. Девочка с жадностью рассматривала его. Она понимала, что артист со времён фильма постарел, но всё же на него хотелось смотреть. Она так ждала, чтобы он рассказал что-нибудь о себе, ведь она о нём ничего не знает. К сожалению, эта игра не предполагает подобных рассказов. Актриса, что играла роль героини, девочке не понравилась. Во-первых, она оказалась нерусской и её акцент раздражал юную зрительницу. Во-вторых, второклассница уловила в ней ядовитое ехидство. Артист, что играл роль жениха героини, показался девочке каким-то незаметным, тем не менее, он на передаче говорил значительно больше, чем её любимчик. Вскоре он вообще исчез. Девочка была очень не удовлетворена таким быстрым показом любимого артиста, она не успела его подробно рассмотреть и послушать. Ей сильно не понравилось, что другим уделили внимание значительно больше. Во второй тройке играли артисты, которых девочка вообще не распознала. Мало того, что они и так были уже не интересны ей, так они ещё и вели себя как сумасшедшие, сбежавшие из дур-дома. Девочке было стыдно за них. Единственное, чем оказалась действительно полезна эта программа для неё, это тем, что она, наконец, узнала как зовут её любимого артиста. Его фамилия, ей казалось, на фамилию не была похожа, потому что была слишком характерной для него, она слишком сочеталась с ним. Ведь именно с этим качеством он у девочки и ассоциировался.  

Спустя, ещё несколько дней наступил долгожданный праздник. Благодаря этому фильму наша героиня полюбила Новый год. Для неё это стал день свидания с любимым человеком.  

Нарядная, она сидела за накрытым столом и смотрела телевизор. Начался весьма странный мультфильм. В нём жилые дома ходили на ногах. Девочка смотрела на экран без всяких особых эмоций, но вдруг в комнату вошла мама.  

–--Уже началось кино? ---сказала она, глядя на экран.  

–--Какое кино? ---с удивлением спросила девочка, видя мультфильм про ходячие дома. И тут мама произнесла название. По девочке прокатилась жаркая волна. Оказывается, так начинается её любимый фильм, далее она убедилась в этом. Сегодня она первый раз смотрела своё кино с самого начала. Только вот до конца опять досмотреть не пришлось, родители переключили на другой канал.  

В начавшемся 1997 году, в фантазиях нашей героини появился новый сюжет. Она стала мечтать о встрече с самим артистом, а его персонаж отошёл на второй план. Она представляла, как к ним в гости приходят эти трое артистов, что были на игре. По сути, ей был нужен только один, но воображать его одного было как-то неловко. Она представляла, как она сидит дома в ожидании и вдруг раздаётся звонок. Мама открывает дверь и к ним в эту маленькую квартиру проходят четверо взрослых людей. Они усаживаются на диване, напротив которого стоят два кресла. В кресла садятся её родители и беседуют с артистами какое-то время, затем уходят на кухню и к общению приступает она сама. Любимого она воображала сидящим слева на диване, рядом с ним нерусская актриса со своим акцентом, далее актёр, исполнявший в фильме жениха, и в конце справа актриса одна из подружек. Девочка представляла, как она выступала бы перед гостями, пела, но самое главное она пыталась уделять знаки внимания своему любимому. Это было нелегко даже в мечтах. Например, она представляла, как любимый артист предложил ей посидеть у него на коленях и она с удовольствием села к нему и приобняла за шею. В одной из фантазий девочка угощала гостей конфетами. Всем дала по одной, а своему любимому весь пакет. В фантазии он засмущался и отказался от такого количества сладостей, тогда девочка дала ему горсть, но он и от неё вежливо отказался. Даже в мечтах одна из актрис спросила девочку, почему она всем дала по одной конфетке, а вот ему предложила больше, на что маленькая хозяйка придумывала какой-то замысловатый ответ. На самом деле ответ она прекрасно знала. В этих фантазиях, она всячески выражала свою любовь к нему, только его ответ ей не представлялся. Доходило до того, что артистов из фильма наша героиня воображала даже по дороге на дачу.  

Летом, снова всё было по-прежнему. Девочка целыми днями играла с подружками во дворе. Сюжет фильма уже не пересказывала, зато запущенная в прошлом году ей песенка про платочки белые, стала дворовым хитом. Её исполняли все, с кем общалась наша героиня и даже те с кем она не общалась. В один из летних вечеров, когда девочка была уже дома, а на улице были сумерки по телевизору шёл неизвестный фильм. Опять его она увидела на экране. И как обычно, из-за приступа стыдливости пришлось слегка укрыться. А он в этом фильме сидел за столом в каком-то кабинете, где-то ходил, разговаривал с разными людьми. В одном из эпизодов он ездил на мотоцикле, только это потом оказалось его сновидением. Сам сюжет фильма девочка не улавливала, лишь чувствовала, что не интересно. Несмотря на это она продолжала смотреть новый фильм с участием любимого актёра, она словно подсознательно хотела обновить свою любовь. Ведь тот самый персонаж больше жжения в груди не вызывал. Он был уже понятен и затаскан фантазиями, девочке хотелось кого-то нового. Чтоб артист тот же, а персонаж и фильм другой. И вот только во второй серии рядом с ним появилась лирическая героиня, только сюжет стал приобретать понятный для девочки смысл, как с работы вернулся папа и не задумываясь переключил на другой канал. На другом канале шёл шумный иностранный боевик, и наша героиня вынуждена была уйти в ванную, которая служила её комнаткой.  

Наступила осень. И второклассница стала третьеклассницей. Учится в этом году пришлось в третью смену примерно с трёх дня, а может и позднее. Заканчивала девочка глубоко вечером, уроки учила по утрам. Свободного времени почти не стало. Лишь по выходным она слушала музыку и продолжала фантазировать общение с артистом. В очередной такой фантазии, она совместила мечты о многокомнатной квартире и возлюбленном в одно целое. Она представила, что живёт её семья в огромной квартире и причём, двухъярусной. Все артисты из фильма сидели на диване в одной из комнат. Она придумала, как бы можно было заманить своего любимого одного в самую дальнюю комнату и запереть его там. Артисты бы погостили и ушли, а он бы остался. Девочка так разфантазировалась, что даже предвнесла элементы сказки. В мечте сделав себя невидимой, она проникла бы к нему и обнимала бы его сколько угодно. Представляла, как он, чувствуя прикосновения, вздрагивал бы, но никого не видел. Девятилетняя школьница воображала даже такой сюжет, когда она невидимкой вошла бы в душ, куда он потом пришёл мыться.  

Приближался очередной Новый год. Она уже знала, что её фильм показывают вечером 31 декабря в обязательном порядке, поэтому ждала его с искристым волнением. В этот вечер её папа работал с дня до глубокого вечера, и от этого немного было легче. И вот началось долгожданное кино с самого начала. Сердце девочки колотилось с немыслимой скоростью от удовольствия, но стыдливость слегка всё омрачала. На этот раз девочке не было возможности смотреть фильм из укрытия. Это уже выглядело глупо и подозрительно. Глядя на персонажа, она вновь вспомнила свою мечту быть его женой. Тем более что в фильме он никому не принадлежал. С невестой расстался, и от этой уехал навсегда. Девочка решила вообразить его рядом прямо за столом, себя представила взрослой. От чего-то, эта фантазия оказалась нестойкой и рассыпалась, как хрупкая ёлочная игрушка. Попытки повторить мечту не получались, наверное сам фильм с экрана препятствовал им. В этот вечер свершись нечто. Впервые наша героиня досмотрела своё любимое кино до самого конца. Эта концовка была для неё целым открытием. Во-первых, она узнала, что в фильме есть ещё одна песня «Хочу у зеркала, где муть», во-вторых такой поворот сюжета она предположить не могла. С каким неописуемым интересом, заворожено смотрела она на приезд героини в дом своего персонажа. Она видела титры и надпись «конец фильма». В душе поселилось тихое блаженство и спокойствие за судьбу любимого персонажа. Сюжет был полностью окончен. Ближе к полуночи пришёл с работы отец. Семья оказалась в сборе. Встретили праздник, повеселились, легли спать. Девочка не осознавала, всего того мистического символизма в том, что она наконец посмотрела любимый фильм до конца. Вскоре после этого, девочка обнаружила, что фантазии её на тему любимого исчерпали сами себя. Жжения в груди давно нет, зато стал появляться непонятный озноб. Озноб не был сильным, он был похож скорее, на слабый осенний ветер, что подул после летней изнуряющей жары. К жаре она слишком привыкла. Эти фантазии дарили ей слишком яркое удовольствие, какое она не испытывала больше не от чего. Конечно, расстаться с этим удовольствием было трудно. Девочка даже подсознательно не хотела соглашаться с тем, что любовь эта проходит постепенно, а значит и удовольствие тоже пройдёт. Чтобы не потерять свою душевную сладость, она усиленно продолжала фантазии на тему семьи с ним, а так же ещё иногда представляла самого артиста. Правда с ним с самим, в отличие от его героя, было особо нечего делать даже мысленно.  

Шло время. Вот и зима осталась позади. К этому времени наша героиня познакомилась со многими отечественными шедеврами кинематографа. Многие фильмы ей пришлись по нраву, но подобных чувств не вызывал больше не один. Озноб при мысли о любимом киногерое стал случаться всё чаще. Это проявлялось в том, что внезапно девочке хотелось укрыться от всего. Спрятаться в маленькой комнатке или в своём уголке за шторами, укутаться одеялом и представлять рядом его. Но от него уже не было жара. Девочка пыталась изо всех сил придумать в своих мечтах что-то новое и интересное и как-то раз что-то придумала.  

Её новую интересную фантазию прервал включенный телевизор. Там, видимо, к первому весеннему празднику показывали кино. Началось оно прекрасной музыкой. Именно она привлекла внимание девочки к экрану. Музыка была на столько хороша, что девочка пожалела, что она не из её любимого фильма. В этой мелодии было что-то колдовское, что притягивало, привораживало. И девочка решила посмотреть это неизвестное кино. Прошло примерно десять минут, и зрительница заскучала. Музыка при титрах оказалась намного лучше самого фильма. Такого дурацкого сюжета она не видела никогда. Ей казалось, что фильм идёт почти час, хотя на самом деле прошло десять минут, а ничего толкового ещё не показали. Лишь бесконечные толпы людей, бегущие по мрачной осенней улице, набивающие автобусы, электрички… Мужской голос за кадром, почему-то девочке ничего не говорил, он рассказывал о действующих лицах, которые, казалось, не закончатся никогда. Как непонятен, неинтересен был фильм. После этих столпотворений в общественном транспорте начали показывать множество женщин, что красились прямо на рабочем месте. А после вдруг, на экране появился он! Её любимый артист. Вот кого-кого, а его девочка никак не ожидала увидеть в этом занудстве. Она вцепилась в него глазами, и огорчилась. Любимый артист был загримирован: на нём надеты очки и приклеены усы. Всё это с его прекрасным лицом совершенно не сочеталось, оно смотрелось отдельно, словно надето наспех и на смех. Тем, не менее, от его присутствия на экране девочку затрясло. Мелкая дрожь вдруг одолела всё её тело и душу. Дыхание стало зажатым, и опять этот стыд. Третьекласснице захотелось просто уйти подальше, чтобы не видеть этот скучный фильм и своего любимого изуродованного нелепым гримом. И она ушла в ванную, чтобы переждать фильм, словно стихию. Для себя она решила: как только заиграет эта чудесная музыка, значит фильм кончился и можно выходить. В ванной, она занялась своей новой фантазией на тему иронии. Перебирая руками воду в тазу, и глядя на себя в зеркало, девочка погрузилась в мечты. Мечты сегодня были удивительно интересны и приятны. Девочка воображала, как её персонаж сперва жениться на той ленинградке, затем они начнут ссориться и разведутся. После, он переедет к ним в город и встретит её взрослую. Пока она всё это представляла, из комнаты донеслась чудесная музыка. Можно было выходить, но девочка пока не спешила. Уж очень хорошо она раздумалась, неохота отрываться. Спустя какое-то время музыка зазвучала вновь. «Надо же какой длинный фильм! Хорошо, что я ещё не вышла, он, оказывается, ещё идёт»--думала она. Но вот, вскоре, ей надоело сидеть в ванной, да и фантазия кончилась. И девочка вышла.  

На экране в это время в комнату вошла преобразившаяся героиня в нарядном платье похожем на пёструю змею. Девочка заинтересовалась и села смотреть кино. Удивительная метаморфоза произошла с восприятием главного героя. Сейчас он вдруг стал казаться девочке красивей, чем в иронии. Эти очки и усы оказывается ему очень идут. Лицо его в этом фильме более умное, более взрослое и более мужское. Незаметно, она втянулась в сюжет и будто слилась душой с главными героями. А какое счастье испытывала зрительница смотря сцену, когда героиня пришла на работу в новом наряде. Это был невероятный эмоциональный подъём. С персонажем любимого артиста так же незаметно произошла эмоциональная синхронизация. Против него Женя, просто померк, он стал похож на разваренный пельмень, а от нового героя всё трепетало в душе. Но не долго длилось совместное с героями фильма счастье. Так как девочка не видела начала, не знала завязки, ей было совершенно не понятно, что такое вдруг у них произошло. Вот только были влюблённые и уже обрыв. Девочка с немыслимым нервным напряжением следила за действиями персонажей. За любимого артиста заболела душа. Ей казалось, что они ругаются бесконечно, но это было ещё не всё. Далее, началось такое… от чего третьеклассница окаменела от изумления. Она не верила своим глазам. И это называется добрый, безобидный, реалистичный фильм? В груди защемило, в ногах похолодело, а за кадром ещё и песня зазвучала, как для издевательства. В глазах ребёнка появилась печаль и испуг. Она больше не могла смотреть на это и отвернулась от экрана на некоторое время. Тут песня прекратилась, девочка взглянула вновь на экран, а там показали «конец фильма». Это резнуло её душу. В груди что-то сильно сжалось до боли и в голову ударил горький жар. «Это что такое? На этом и конец? ». Девочке к её девяти годам уже не раз приходилось видеть фильмы с печальной концовкой, но ни одна из них не задела её так, как эта. Девочке стало нехорошо. От воспоминаний этой финальной сцены с участием её любимого артиста в груди всё просто разрывалось. Она решила, что сейчас постарается забыть этот фильм и больше никогда не будет смотреть его.  

Весна наступала всё сильнее и сильнее, проходила в города всё дальше, по-хозяйски располагаясь. Наша героиня была прежней весёлой девочкой. Где-то в середине апреля дома начался ремонт. Впервые за свои девять лет наша героиня наблюдала, как меняют обои. Беспорядок в комнате, отодвинутый диван, стены в штукатурке и гора обрывков старых обоев на полу бесконечно радовали девочку. Пряталась за отодвинутым диваном, ловила свою кошку, перепрыгивала через гору мусора. В один из таких дней, на пике веселья она упала на стоящий посередине диван и закаталась в лежащую на нём старую перину, что выполняла роль защиты дивана от пыли. Оказавшись закатанной наедине лишь с собой, вдруг посреди веселья в голове возник образ нового персонажа. Веселье прекратилось. Заныло в груди. Мысленно ей захотелось его обнять, погладить… глаза сами прикрылись, на лицо накатил лёгкий жар, плечи отяжелели. Мысленно она говорила ему слова сочувствия и нежности. Это продолжалось пока на закатавшуюся в перину девочку не прыгнула кошка. От неожиданности она резко раскрутилась и свалилась с дивана, едва не пролив обойный клей, что стоял на полу у стены. Во время воображения нового персонажа было немыслимое удовольствие, которое девочка не осознавала. Она дальше продолжила веселиться в ремонтном беспорядке. Но когда в комнату пришла мать и продолжила клеить обои, веселиться стало неудобно и она вновь легла на диван, накрывшись периной с головой. И вновь возник его образ. Он притягивал её как магнит. Она не могла прекратить это, так как это было слишком приятно. От воспоминаний финальной сцены начинала болеть душа, терялись силы. По спине бежали мурашки больше похожие на испуг. Воображая его, она стыдилась сама перед собой, ведь это другой персонаж, не тот, кого она уже назначила своим мужем мечты. Долго полежать не удалось. И девочка на что-то отвлеклась. Больше в этот день она тот фильм не вспоминала.  

Наступила ночь. Едва успела наша героиня лечь в постель, как рядом сам собою вообразился новый персонаж. На этот раз он сам проявлял сочувствие и нежность к девочке, утешал её, успокаивал. Девочка безропотно наслаждалась этой непроизвольной фантазией минуты три, после чего опомнилась. Перевернулась на другой бок и стала заставлять себя думать о Жене. Девочка, не соглашалась сама с собой. Она не хотела менять возлюбленного, словно поклялась ему в верности. Тем не менее, мысли про Женю не складывались. Новый персонаж незаметно то и дело перетягивал её внимание на себя. Это стало повторяться каждую ночь. Постепенно и днём новый герой не отпускал её сознания. Непонятно зачем и почему она изо всех сил держалась за предыдущего возлюбленного. Неужели только потому, что он был первым? Девочка вспоминала то самое жжение в груди и с грустью понимала, что больше этого уже не будет. Любовь к герою из иронии медленно, но верно угасала, как новогодние огни. Что-то вдруг изменилось в ней. Случилось что-то необратимое, какой-то непостижимый переворот внутри души. Как же больно было наблюдать это! Белый, чистый, искристый снег, который принёс сказку, оказался не вечным, он таял! Он больше не блестит волшебными бусинками, не скрипит под ногами, не окутывает собой всё пространство от неба до земли. Зимний праздник стремительно сменяли осенние будни. Ведь в новом фильме действия происходили осенью.  

Летом девочка немного свыклась с переменами внутри своей души и даже придумала новую фантазию на эту тему. В них у неё в гостях встречались персонажи обоих фильмов и начинали бороться за её любовь. Это были целые спектакли. Тогда девочка всерьёз надеялась оставить всё, как было и ничего не менять.  

Однажды, чтобы сохранить свою прежнюю любовь она завела специальный маленький блокнот, куда вписала название любимого фильма. Этот блокнот она решись показать маме, в конце, концов, должна она знать какой у её дочери любимый фильм. Вспоминала она и ту прекрасную музыку, звучащую в новом фильме. Дошло до того, что девочка даже вслух напевала эту мелодию.  

Наступила осень. Вот и доучилась наша героиня до четвёртого класса. Последний класс начального звена. Эта осень как-то странно подействовала на девочку. Сентябрьские дни напоминали ей ту финальную сцену, от которой всё застывало внутри. Боль за киногероя становилась всё сильнее, а мысли о нём всё чаще. Девочка стала задумчивой, грустной и рассеянной. Её отношение к нему было полностью как к реальному человеку, при чём с которым она лично знакома и близка. Она понимала, что это всего лишь кино, что это, по сути, неправда, что это просто артисты исполняли роль, но подсознанию всё это не ведомо. Девочке было тяжело от того, что с таким положительным человеком так грубо обошлись, да ещё и фильм на этом и окончили. Она всё думала, о том, что же там могло быть дальше. В каком он состоянии после этого? Что будет делать героиня? Её девочка начала ненавидеть. Ненавидеть как обидчицу своего любимого человека. Девочке всё чаще хотелось его обнимать. И она обнимала украдкой то поручень кресла, то спинку дивана, то подушку… от представления его ей становилось легче. Она получала удовольствие, но это было не долго. В душе у десятилетней девочки скрутился узел, развязать который она не могла. «Кто придумал такую концовку фильма? »-думала она, «ещё комедия называется. Добрый фильм. Если в доброй комедии допускается такая несправедливая концовка и вообще такое обращение с хорошим человеком, то что же это за мир? Я раньше слышала, что мир жесток, но чтоб настолько? »--от таких мысленных рассуждений четверокласснице стало плохо. Ослабли руки, потемнело в глазах, закружилась голова. Эти болезненные явления стали возникать периодически и не только дома. Пришлось рассказать о них маме. Начались скитания по детским поликлиникам. Девочка стала плаксива без причины, нервна, подавлена, словно подверглась стрессу. Никто не мог понять состояние ребёнка, а самое главное причину. Никому же и в голову не могло прийти, что стресс у девочки вызвал всеми любимый фильм, точнее его концовка. В связи с болезнью, в школу она не ходила, сидела дома. А значит, имела постоянную возможность думать о своём провокаторе стресса. Иногда, когда она отвлекалась на что-то светлое и далёкое от фильма-раздражителя, болезнь проходила. Только о фильме ей напоминало всё больше и больше. Во-первых осень. Она в этот раз была просто невыносимой. Во-вторых машины на улице. В каждой из них ей представлялись они, продолжающие активно ссориться. Дошло до того, что просто бумага, тетради, ручки стали напоминать ей ссору киногероев, а от их ссоры болела душа. Девочка всё чаще задумывалась над тем, кто автор этого сюжета, кто режиссер? Посмотреть бы ему в глаза. Спросить бы у него, зачем он снял такую концовку, что он имел в виду?  

Закончилась эта сумасшедшая осень, наступила зима. В последней неделе ноября по телевизору в программе передач зазвучала чудесная музыка, а девочку как кольнуло. Этот фильм покажут 29 ноября в воскресенье. Она не хотела его смотреть. Она даже боялась его. Боялась за себя, что с ней может что-то сделаться от этого кино. Но куда ей деться от телевизора в одной комнате?  

И вот неизбежно, невзирая на опасения наступил тот самый день. Внешне всё было как обычно. Девочка проснулась не рано, так как это было воскресенье. Выполняя какие-то бытовые действия, она мысленно планировала свой вечер. Кино родители включат это однозначно. Она должна как-то умудриться не увидеть этого кино. Можно было сослаться на раннюю сонливость и лечь спать пораньше, но фильм начнётся в шесть вечера. Не слишком ли рано для сна тем более в семействе сов. Время шло, скользя от часа к часу. Никогда ещё не было чего-то подобного. Во время показа иронии она испытывала стыдливость, которая вызывала желание скрыться самой, но что бы фильм не хотеть видеть до такой степени. Такого ещё не бывало. И так, в пять вечера, на улице уже стемнело, и дома включили свет. По телевизору шло ток-шоу. Сразу после него долгожданный, но увы, не желанный фильм. Девочка приготовила для себя настоящее убежище. Задвинув частично шторку своего уголка со стороны родительского дивана, который так же служил преградой снизу, она уютно устроилась на полу возле батареи. Специально расстелила там одеяло, на которое и улеглась. Уши, конечно, она закрыть не могла, но так она хотя бы его не будет видеть. И вот ровно в шесть вечера зазвучала прекрасная музыка, что сегодня показалась девочке ещё прекраснее, сообщив о начале кино. У девочки всё затряслось. Она сама не могла понять от чего так сильно волнуется. Что здесь такого? Она слушала фильм, глядя на рисунок настенного ковра. Один из его коричневых узоров, напоминал шоколадное сердце. Сердце девочки билось на немыслимо быстрой скорости, по рукам и ногам бегали мурашки. Вдруг от одной из реплик ей стало смешно на столько что она не удержалась и хохотнула почти голосом. Странно, что первый раз этот фильм показался ей таким скучным. Он очень даже интересный, с самого начала. Через некоторое время вновь услышала фразу, которая рассмешила её. Девочка приподнялась и заглянула в щель шторки на экран. Посмотрев одну из сцен она снова нырнула в своё убежище. Да только наивно было полагать, что она будет находиться в нём до самого конца фильма. Где-то через час ей пришлось выбраться из укрытия и смотреть фильм уже лёжа в постели. Впрочем, ей уже и не хотелось прятаться. Напугала её одна концовка, а до неё можно смотреть всё совершенно спокойно. Настроение у зрительницы постепенно улучшалось, но волнение всё же не проходило. Вот уже и вторая серия на середине. Она и не заметила, как сегодня окончательно позабыла про иронию. Забыла и то жжение в груди, забыла Женю. Новый герой вызывал такую нежность и теплоту в душе, что предыдущему возлюбленному шанса уже не оставалось. Приближалась концовка. Девочку затрясло. И вот она второй раз наблюдает всю их ссору. Она понимает сегодня, что в их ссоре есть что-то комическое и даже что-то привлекательное, но всё же она не могла видеть это. Душу пронзила острая игла, от неё боль расплывалась по всей душе словно круги на воде от брошенного камня. И вновь девочка не выдержала под конец и отвела глаза от экрана. Это было настоящим наваждением. Именно в эти несколько секунд на которые она отвернулась, показали надпись, заключающую сюжет. И опять, девочка взглянула на экран тогда, когда этой надписи уже не было, а показывали «конец фильма». «Надо же, такое хорошее кино, всем бы было замечательно, но концовка всё испортила»--думала она. Время было ещё не позднее десятый час. И девочка, перевозбудившись, от просмотра фильма, встала и скрылась на кухне вместе с магнитофоном. Родители в комнате продолжала смотреть телевизор, а она на кухне танцевала под музыку, очень задорно и весело вспоминая просмотренный от начала до конца фильм. С этого вечера начался новый этап в жизни десятилетней девочки. Теперь её фантазии заполнила концовка фильма и множество вариантов её продолжения. Вариантов было много, но суть их была одна. Девочка хотела, чтобы героиня пожалела о своём поведении, чтобы извинилась перед её любимым и они помирились. Изредка девочка вспоминала предыдущего персонажа. Удивительно, но она испытывала чувство вины перед ним, как перед реальным человеком. Ведь получалось, что она изменяла ему. Тем не менее, с тем фактом, что Женя ей больше не мил она соглашаться не хотела.  

После того волнительного вечера прошёл почти месяц, а значит приближается Новый год. В этот раз наша героиня особенно ждала его, она хотела посмотреть традиционное кино, чтобы не чувствовать себя изменщицей. И вот наступил последний день 98 года. Сегодня у отца девочки была смена в ночь. И праздник предстояло справлять им с мамой только вдвоём. Это грустно, но поделать ничего нельзя. Перед ночной сменой папа тщательно отсыпался. Это означало что шуметь нельзя. Не слушать музыку, а самое главное не включать телевизор. Девочка смирилась с этим. В то время когда мама тихонько готовила на кухне угощения, девочка в комнате при включенном бра над зеркалом, развлекала сама себя в тихую, чтобы не разбудить отца. Она кружилась на цыпочках в танце, артикулировала перед зеркалом любимые песни, воображая голос любимых певиц. Было весело, но вдруг, она подошла близко к зеркалу, посмотрела на себя и вспомнила, что сейчас по телевизору показывают иронию. Затем глянула на храпящего папу. Это из-за него она сегодня не может видеть своего возлюбленного. В миг у девочки возникла душевная боль и она заметила в зеркале как изменилось её лицо. На нём появились слёзы. От вида своих же слёз ей стало ещё больнее, и она едва совсем не расплакалась. Отошла от зеркала и постаралась не думать больше об этом. Ведь в этом нет ничего такого, подумаешь, пропустила своё любимое кино, то же мне драма. Но слезливая боль изредка напоминала о себе весь этот вечер. В наступившем 1999 году её мысли начал основательно захватывать новый персонаж. Этот фильм стал настоящей занозой в сознании. Фантазии начали носить весьма странный характер. То она представляла, как купила бы ему множество красивых современных галстуков и костюмов, то воображала, что живя в огромном доме-дворце, она бы поселила его в одну из самых красивых комнат и назначила бы начальником над прислугой. Какие-то совсем не детские фантазии на тему любимого киногероя. Своим мужем она его уже не представляла, скорее он был её воображаемым «любовником». Каждую ночь она мысленно с ним обнималась с целью утешить его после ссоры с героиней. Однажды она так развоображалась, что в процессе представления его объятий и поцелуев начала неоднозначно выгибать спину и глубоко дышать. Десятилетняя девочка ещё понятия не имела о том, что она такое воображает. Все эти вздохи и изгибы происходили сами собой инстинктивно. Новый киногерой был в мечтах гораздо слаще Жени, девочка почти согласилась с тем фактом, что её любовь переключилась на другого. Единственное она не могла привыкнуть к имени нового возлюбленного. Первое время она даже в мыслях пыталась называть того нового Женей. Но потом всё же смирилась с его настоящим именем Толя.  

И так, к осени 99 года наша героиня окончательно сменила возлюбленного Женю на Толю. В ноябре повторяли фильм. На этот раз она решила, что будет его смотреть, только лишь с приближением концовки уйдёт, чтобы не видеть этого. Так она и сделала. Новый любимый фильм смотрела совершенно спокойно, но как только прошёл эпизод где герои собираются пойти в театр, по мнению девочки пик благополучия в сюжете, она ушла из комнаты и закрылась в ванной. В ванной она затыкала уши, чтобы даже не слышать звуков их ссоры. Она боялась. Боялась, за себя, за свои нервы и здоровье. Она и так ведь заболела от этой концовки. Уж слишком резкие эмоции вызвал у неё этот эпизод. Таким образом девочка поступала целых два года.  

Когда нашей героини было двенадцать лет, нервы её стали покрепче, да и вообще она значительно повзрослела по сравнению с девятилетней девочкой. Нынче любимый фильм обещали показать первого мая. С утра родители вдвоём ушли по делам, девочка была одна дома. Она пробудилась в восемь утра от страшного сновидения и решила больше не спать. Кино по программе должно быть в час дня. И она начинает усиленно ждать его. Включив телевизор она что-то смотрела, потом выключила и легла в постель. Девочка буквально считала секунды, минуты волновалась перед фильмом, словно перед свиданием. Ходила по комнате из угла в угол, и даже гадала на картах на любимый фильм, как на реального возлюбленного. К двенадцати годам её отношение к персонажу стало совсем не отличимо от отношения к реальному мужчине. Она прекрасно понимала что он не реален, но со своей любовью ничего поделать не могла. Её любовь к нему взрослела и преображалась вместе с ней. И вот, наконец время час. Она с трепетом и приятной дрожью включает телевизор. Сегодня ей особенно приятно, ведь она будет смотреть любимого одна дома. Это как встреча с любимым в интимной обстановке. Но что же она увидела? По телевизору действительно началась кино да только не то. Взглянув в программу, она нашла начавшийся фильм в это же время завтра. От досады, она выключила телевизор и упала в кровать. Минут через двадцать пришли родители. Девочка им с возмущением рассказала всё, обозвав работников телевидения. Отец успокоил её, сказав, что любимое кино покажут потом, может завтра. Мать была с ним единогласна. Вот только девочку это не утешило. Ей казалось почему-то что кто-то назло ей решил сделал это. Её реакция была точь в точь, как если бы её любимый мужчина пообещал прийти на свидание, она его ждала, а потом сообщил, что не придёт. Удивительно насколько серьёзны были чувства девочки к киногерою. На следующий день все были дома, в то же время ровно в час дня началось её любимое кино. В этот раз она смотрела его с каким-то особым удовольствием. Она открывала для себя в нём что-то новое, сюжет понимала полностью. И даже решилась в кои веки досмотреть его до конца. Концовку она последний раз видела два года назад. Сегодня ей показалось, что концовку словно урезали. Она словно стала короче. Ещё девочка обнаружила, что героиня не так уж и сильно обижала её возлюбленного. а самое главное, она наконец увидела заключительную надпись в конце фильма. Для девочки это было настоящим открытием. Она была уверенна в том, что надпись сделали недавно. О том, что раньше она в этом месте отводила глаза от экрана она естественно не помнила. Эта надпись развязала двухлетний узел в её душе. Наконец, разрешилась эта проблема. И с тех пор девочка перестала ненавидеть героиню фильма.  

Казалось бы, всё кончилось хорошо, но девочка от чего-то, не захотела принимать эту надпись в сюжет фильма. Да, она её значительно успокоила, но почему-то так не хотелось расставаться со своими фантазиями-утешалками. И она продолжила. Продолжила сочинять множество вариантов их примирения. Уж слишком это занятие стало приятным. Потом, она давно уже присвоила персонажа себе, и принять факт, что он таки женился на героине, девочке не хотелось.  

Постепенно мечты девочки становились всё более романтичными. Когда она училась в седьмом классе её назначили на домашнее обучение. Это дало ей почву для мечты если бы этот персонаж был её учителем. Она воображала, как бы он приходил к ней, и они оставались бы наедине в её комнате. Представляла она и то, как бы решительно и серьёзно она тринадцатилетняя девочка призналась бы ему в любви на одном из уроков. Он конечно же сослался на большую разницу в возрасте, на что она ответила бы что подождёт пока ей исполнится восемнадцать. Далее, она представляла себя взрослую и вся эта мечта кончалась их свадьбой.  

Кто бы мог подумать, что эта любовь, возникшая в семь лет так всерьёз и надолго. Однажды она задумалась над причиной, из-за которой у неё такое особое отношение к этим двум фильмам. Соответственно к «иронии» и «роману». Девочка к тому времени уже знала, что у этих фильмов общий режиссёр. И долго мучится в догадках не стала. Режиссер, это основа фильма, как произведения искусства, это почти его автор, то есть первоисточник. А если два фильма одного режиссёра вызывают у неё особенные чувства, значит, причина этого сам режиссёр. О том, что там играет один и тот же актёр, который, по сути, и вызывал у девочки любовь, она почему-то к этому времени забыла. Девочка неожиданно для самой себя заинтересовалась личностью режиссёра. И к четырнадцати годам увлеклась его творчеством. Герои этих двух фильмов отошли на второй план. Теперь её волновал совсем другой человек реальный. Она не заметила, как это увлечение превратилось во что-то похожее на влюблённость. И в один прекрасный вечер, просмотрев концерт к его юбилею, девочке пришло в голову стихотворение. Она раньше никогда не увлекалась поэзией и вообще была холодна к стихам. С тех пор она начала писать стихи. И первые примерно пятьдесят стихотворений были посвящены тому режиссёру. В них она не употребляла слово «любовь», вместо него она писала «дружба». Режиссёр не вызывал у неё фантазий с осязанием и поцелуями, она не хотела быть его женой. Он был для неё как творческий наставник, образец таланта. Когда ей было пятнадцать у того самого артиста, в кого она влюбилась в детстве был юбилей. Показывали документальный фильм о нём. Девочка даже не вспомнила о нём и не собиралась смотреть этот документальный фильм. Персонажи его ей по-прежнему были милы, только самого артиста она забыла. Все её стихи кричали о влюблённости в режиссёра. Вот такая удивительная ирония…  

| 247 | 5 / 5 (голосов: 5) | 10:39 15.08.2018

Комментарии

Ananin09:08 27.10.2018
Это - старое явление, и возникло оно задолго до появления кинематографа. Где-то я читал, что некая девушка, жившая в середине ХIX века, влюбилась в Базарова, причём не как в персонажа, а именно как в человека. Каждую ночь она подкладывала под подушку томик романа "Отцы и дети", чтобы увидеть Базарова во сне.
Lumaliya19:20 23.10.2018
kvitochka, Благодарю за прочтение! Да, у каждого свой образ из кино. Успехов Вам!
Kvitochka10:37 23.10.2018
У некоторых девочек была в детстве такая влюблённость. Мне нравился Жерар Филип его герой Фанфан Тюльпан. И мы жили тоже в одной комнате тогда, и мне не разрешали смотреть телевизор, хотя я уже была в 5-7 классе. Тоже тайком. Купила его фото и часто смотрела со смущением.
Тогда многие собирали фото актеров, но Он был самый красивый. И жтот образ, сейчас только поняла наложился на выбор будущего моего мужа.
Но таких мучений, как у героини, не ощущала.Он был просто в мое время эталоном красоты.
А описано профессионально.

Linapalii23:30 04.09.2018
lumaliya, благодарю Вас!!!
Yashina422:00 04.09.2018
Похоже, написано психологом, так как состояние отображено очень метко. Я с 1 класса считала это чувство самым главным в жизни и удивлялась, почему никто не придаёт ему значения, никто не интересуется, от кого я без ума сейчас!...А уж как "личность-то формируется")) - это точно Вы заметили в своём комменте!
Lumaliya14:52 04.09.2018
linapalii, Благодарю за прочтение и отзыв. Детская влюблённость одно из условий формирования личности. У каждого она своя и проходит по-своему. Творческих успехов Вам!
Linapalii11:12 04.09.2018
Моей первой влюблённостью в 6 лет был реальный мальчик. Проходила ли влюблённость так не скажу, но и жжение и тепло и другое возникали) как знать норма это или оиклонение. Но яркие впечатления остаются в памяти.
Вам удалось хорошо их описать.

Книги автора

Зонт
Автор: Lumaliya
Стихотворение / Поэзия Психология Философия
Аннотация отсутствует
16:20 21.12.2016 | 5 / 5 (голосов: 72)

Счастье
Автор: Lumaliya
Стихотворение / Поэзия Философия
О том, как меняется представление человека о счастье с годами
15:17 29.03.2016 | 4.98 / 5 (голосов: 64)

Ручная белка
Автор: Lumaliya
Роман / Лирика Эпос Другое
История девушки с детства до зрелых лет. Лирический, лёгкий сюжет о любви и дружбе молодых людей.
Теги: любовь романтика психология
23:02 29.02.2016 | 5 / 5 (голосов: 50)

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.

YaPishu.net 2017