Ошейник

Рассказ / Проза, Реализм
Аннотация отсутствует
Группа: Избранное

Ошейник  

 

 

Утро у Бориса задалось неважное-он попал в очередную пробку города дорог. Вязкий смог мегаполиса, как обычно, закрывал небо, гудели машины, а он всю эту суету не любил, однако долг службы обязывал его постоянно в этой суёте находиться. Добавлял ему дискомфорта и обволакивающий привкус свинца, что с утра не покидал его рот. С горем пополам он доехал до приюта для бездомных, который находился на улице Баумана, с горем пополам припарковал машину, через полутрущебы и превратившийся в грязь снег добрел до входа, открыл тяжёлую дубовую дверь и зашёл внутрь.  

–Борис Владимирович, доброе утро!,- отреагировала на его визит миловидная секретарша.  

–Не сказал бы, что доброе, Катенька. Ну как они?  

–Неважно, Борис Владимирович. Николай Петрович вчера ночью сбежал-утром его нашли окоченевшим у мусорных ящиков. Эйнштейн сильно горевал-это был его единственный друг.  

–А почему сбежал-знаете?  

–Да нет, никто не ожидал его побега-он все благодарил и радовался теплу и уюту, -глаза молоденькой девушки намокли.  

–Ну будет вам, Катенька, не убивайтесь вы так. А где Эйнштейн?  

–В столовой-ждёт утреннюю похлебку.  

–Это хорошо-как раз хотел с ним поговорить, – Борис двинулся в сторону столовой, пройдя через коридор, украшенный старыми синими обоями, местами уже рваными и грязными. Свернул налево, открыл маленькую дверку из ДСП, над которой красовалась надпись "столовая". Комната была полна бедолаг, жадно поглощавших свои завтраки, а в ее середине в одиночестве сидел тот самый Эйнштейн и задумчиво вглядывался в непонятную жижу, которую там именовали похлебкой. Борис подсел к нему.  

–Утречко, Василий Платонович.  

–Привет, Борь, -Эйнштейн даже не посмотрел на Бориса. Кличку эту он получил за отличное знание физики и длинные седые кудри-точь в точь как у вышеназванного ученого. В прошлой жизни он преподавал прикладную физику в МГУ, причём был одним из лучших лекторов. Невероятной интеллигентности и ума человек. Ни Борис, ни Катя, ни кто либо другой в приюте никогда не спрашивали, как он стал бездомным.  

–Чего грустите?  

–Так ведь Николай…  

–Да, ужасно. Зря он так.  

–Да нет, не из-за этого. А из-за того, что мне духу не хватило.  

–Как это? Тоже умереть желаете?,- Борис опешил.  

–Эх, Боря. Тебе не понять. Вам же, Борис Владимирович, главнее всего борьба за мнимую справедливость да достаток. А главный принцип нашего существования-свобода.  

–Так вы поэтому бездомный?,-Сказав это, Борис сразу же пожалел о том, что осмелился такое сказать. Пара глубоких грустных синих глаз оторвалась от похлебки и уставилась прямо в коричневые глаза Бориса.  

–Я стал бомжом, Боря, а не бездомным, как это мягко называют всякие лицемеры. А бомжом я стал, потому как хотел быть свободным. Не быть обязанным каждое утро преподавать с трудом полученные знания молодёжи, которая всю прошлую ночь кутила и пила и теперь еле держится, чтобы не уснуть, а мой голос, грохочущий в аудитории, вызывает у нее только головную боль. Я стал бомжом, Боря, чтобы ещё тридцать лет лицемерно не улыбаться на корпоративах, чтобы не скрывать то, о чем думаю, чтобы не вставать по будильнику, не выбегать в спешке и не давиться в метро из-за того, что надо подготовить материалы для утренней лекции. Вот зачем я стал бомжом, дорогой мой Боря.  

–Так значит-свобода?  

–Свобода.  

–Да какая же это свобода, Василий Платонович?! Разве вы вольны делать, что хотите? Разве можете вы уехать в дальние страны, повидать мир, вырастить внуков, да хоть прямо сейчас уехать загород?! Какая это тогда свобода?  

–Я же говорю тебе, дорогой мой Боря-тебе меня не понять. Свобода для тебя заключается исключительно в материальном-поездки, дома, покупка понравившегося пиджака. А для меня свобода-решительное отсутствие всяких обязательств, возможность быть самому себе хозяином.  

–Так ведь и я себе хозяин, но я не бездомный!  

–Нет, Боря, ты не хозяин себе. Я видел многих, которые, подобно тебе, считали себя свободными. Ты абсолютно зависим. Ты отвечаешь за свою жену и ваших прекрасных сыновей, ты отвечаешь за этот приют, да, в конце концов, ты отвечаешь за нас. Мечтаешь ты о всеобщей справедливости и новом пальто из модного бутика-ты зависим от своих амбиций. Так что свобода твоя-мнимая, а не настоящая.  

–Василий Платонович, это же бред! Вы же не берете в учёт, что…  

–Ну что же, может быть. У меня к тебе одна просьба, Борис-отойди, ты заслоняешь мне солнце, – Эйнштейн впервые в жизни перебил собеседника.  

–Да ну вас, -Рассерженный Боря спешно покинул столовую и снова вышел в приемную.  

–Катенька, я пошёл-у меня сегодня встреча с мэром. Если что-сразу звоните, а то Эйнштейн сегодня какой-то буйный.  

–Хорошо. Удачи, Борис Владимирович!  

Борис пулей вылетел из приюта, опять попал в пробку, но добрался до мэрии за пятнадцать минут до обозначенного времени встречи. Чтобы не ждать на улице, он прошёл в приёмную, которая представляла из себя шикарно отремонтированную комнату с идеально белыми стенами и плинтусами из красного дерева. Обставлена она была дубовой европейской мебелью, на потолке висела хрустальная люстра. Бориса это очень раздражало-он постоянно вспоминал обшарпанные стены приюта. Прождал он в приемной сорок минут, что добавило ему нервозности. Наконец, секретарша вызвала его в кабинет мэра. Кабинет этот представлял из себя комнату, размером превосходившую раза в полтора столовую приюта для бездомных на улице Баумана. Ее главным украшением был витраж, открывавший вид на величественные элитные небоскрёбы муравейника. Вся мебель была из красного дерева, на рабочем столе красовались два монитора для компьютера, а на кресле восседал сам мэр. Был он человеком умным, хитрым и солидным. Его пузо добавляло ему солидности и подчеркивало тяжесть его слова.  

–Привет-привет, Владимирович. С чем пожаловал? Опять про финансирование пришёл беседовать?  

–Как всегда-проницательно, Петр Евгеньевич, – ехидно ответил Боря.  

–Знаешь, тут история такая приключилась-мой садовник ногу сломал. Подрезал верхние ветви яблони и свалился с дерева-казалось бы, несколько часов пришлось бы ждать гипса в поликлинике, платить за перевязки и осмотры, стоять в очередях…  

–К чему вы клоните, товарищ мэр?  

–Через двадцать минут он был в гипсе и без очереди приходил на осмотры.  

–Рад за него. Можем перейти к делу?  

–Ну и я о том же. Понимаешь, Борис, это счастье с ним приключилось не потому что он отличный садовник и важный человек. Эти льготы он получил, потому что он мой садовник. Так яснее?  

–А мои бездомные, к сожалению, не ваши садовники, – ухмыльнулся Борис.  

–К счастью-два десятка садовников мне ни к чему, -ухмыльнулся мэр, человек солидный и влиятельный.  

–Так значит, Петр Евгеньевич, финансирование не увеличите?  

–Бюджет итак весь в дырах, дорогой мой Борис. А мне ещё на прочую социалку деньги выделять, дороги ремонтировать…  

–И дачу достраивать?  

Мэр побелел, потом побагровел, после остыл, взял себя в руки. Понизив голос до угрожающей тишины, он продолжил.  

–Не лезь не в своё дело. Никаких дач у меня нет.  

–А Майбах во внутреннем дворике мэрии, видимо, мой? Церкви для мнимого искупления своих грехов тоже я строю?,-не унимался руководитель дома для бездомных на улице Баумана.  

–На счёт церквей не знаю, но не добивайся скорейшего знакомства с их покровителем.  

–Да я был бы только рад с ним познакомиться, да только какой бог, если такие, как вы, живут припеваючи, пока в прошлом блестящий преподаватель физики в МГУ умирает от голода и холода только из-за того, что его сломала ваша система?! Ведь твоим детям потом жить в этом гниющем мирке, Петя! Твоим и моим! -Борис потерял самообладание, повысил голос.  

–Успокойся, дорогой мой Боря. Умирает он, потому как дурак. Ни я, ни кто-то ещё его бомжом становиться не заставлял. Это его выбор. Мой-бомжом не быть. А о детях своих я позабочусь-ты о твоих пекись, – поражающее безразличие и холодность мэра наводили на Бориса леденящий страх. Тем же тоном он, Петр Евгеньевич, в своё время убивал всех, кто вставал на его пути. Фраза "идти по головам" идеально характеризовала его карьеру.  

–Петр, да как ты не понимаешь? Эти люди еле живут, им нужно хоть что-то, даже самая малая подачка с твоего барского стола для них-целое состояние! Да и жизнью это не назвать-это чистейшей воды выживание!  

–Вся ирония в том, что людям так много нужно, чтобы жить, и так мало, чтобы выживать, дорогой мой Борис. Так что да-живут лишь немногие. А при твоём утопическом подходе и им придётся выживать. Тебе мой ответ понятен?  

–Понятен. И отвратителен, – Борис в очередной раз за день пулей вылетел из комнаты, быстрым шагом вышел из мэрии, по пути пнув и опрокинув мусорный ящик, мусор из которого старая бабушка-уборщица спешно принялась убирать, чтобы не получить штраф или вообще не потерять кормящую ее работу, по сути-последнюю надежду, ведь кто станет нанимать прошедшую войну семидесятилетнюю старуху, героя труда со стажем на заводе сорок пять лет. Завод нынче закрыли, на его месте-элитный фитнесс-клуб, а с бабушки песок сыпется. Не выгодно.  

"Мразь", – это слово все время вертелось в голове Бориса Владимировича. Привкус свинца никак не хотел пропадать.  

Очередное утро, очередная пробка, очередной серый день. Бодрой походкой Борис зашёл в приют для бездомных на улице Баумана.  

–Доброе утро, Катенька!  

–Не очень и доброе, Борис Владимирович, – обычно веселая и жизнерадостная Катя была темнее грозовой тучи. Борис опешил.  

–Что случилось, Катя? Личные проблемы? Хотите отгул?  

–Василий Платонович вчера сбежал.  

–Как сбежал?!  

–Вот так, – девушка утёрла слезу, – видимо, Николай Петрович его вдохновил.  

–И что же?! Уже нашли?! Срочно верните его к нам!  

–Нашли, Борис Владимирович, нашли. Утром санитары обнаружили его на мосту у реки. Он был при смерти. Говорят, перед смертью он улыбнулся санитару и прошептал: "Вот она-свобода! ".  

Борис вышел, закурил, посмотрел на затянутое смогом молочное небо. Привкус свинца никак не хотел пропадать. "Так, значит, свобода, да? ", – подумал про себя Борис Владимирович, руководитель приюта для бездомных на улице Баумана.  

Городская суета продолжалась-гудели машины, бегали люди, ездили поезда и электрички. Город дорог жил своей рутиной.

| 471 | 5 / 5 (голосов: 4) | 22:19 13.08.2018

Комментарии

Sall14:35 09.09.2018
Замечательно.
Slaford09:46 04.09.2018
Очень актуальный рассказ
Ugoalive18:57 29.08.2018
oskarrayer1, рад, что вы со мной согласны))
Oskarrayer116:11 29.08.2018
olgamore, это невозможно. люди смертны, а значит не будут свободны. свобода - это самообман, идя фикс или образ мысли. но свобода - всегда только голове.
Olgamore08:15 14.08.2018
Стать бомжом не проблема, а вот по настоящему свободным человеком-это уже сложнее.

Книги автора

Бык
Автор: Ugoalive
Стихотворение / Поэзия
Аннотация отсутствует
12:28 04.08.2018 | 5 / 5 (голосов: 1)

Эфес
Автор: Ugoalive
Стихотворение / Поэзия
Аннотация отсутствует
12:19 04.08.2018 | 4.5 / 5 (голосов: 2)

Шарик
Автор: Ugoalive
Рассказ / Проза Реализм События
История из жизни.
11:18 25.07.2018 | 5 / 5 (голосов: 2)

Мертворожденные
Автор: Ugoalive
Стихотворение / Поэзия
Аннотация отсутствует
19:52 22.07.2018 | оценок нет

Паровоз
Автор: Ugoalive
Стихотворение / Поэзия
Аннотация отсутствует
15:47 19.07.2018 | оценок нет

Клеёнка
Автор: Ugoalive
Стихотворение / Поэзия
Аннотация отсутствует
15:34 19.07.2018 | оценок нет

Се ля ви
Автор: Ugoalive
Стихотворение / Поэзия
Аннотация отсутствует
09:19 18.07.2018 | 5 / 5 (голосов: 1)

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.

YaPishu.net 2017