Тхаали.

Роман / Фэнтези
Мир – Иной высший разум, живой также, как и все его обитатели. Несет в себе Истинные Магические силы, тем самым давая магию всему вокруг. Состоит из множества граней пространства ( Грань Разума – разделенный на Сны, Восприятие, Действие, Чувства. Грань Стихий ( Земля, Воздух, Вода, Огонь) . Грань Душ . Грань Света ( истинные силы вплетаемыве во все живое, надающие здровье, силу жизни) Грань Смерти ( удерживание баланса, близко связана с Гранью Душ) Мембраны – стены мира удерживающие другую ( Иную магию таких же разумов как он). Порой Миры могут сближаться и есть лишь два возможных варианта развития событий – либо оба Мира умирают, либо же один поглощает другого, давая тем самым ему новую жизнь. Сближение было много тысячилетий назад, в другие времена и цивилизации. В этот мир пришли Вайрамы. Существа имеющие сущность зверя внутри себя. Вайрамы были дети Истиной магии, они не разделяли Мир и себя, понимая, что все вместе они одно целое. Иные несли свою силу в массы, пытаясь показать, научить обитателей тому, что Мир и они взаимосвязаны. Но люди оказались слишком алчны: увидев силу, необычные свойства крови, долголетие, они начали истреблять Вайрамов, забирая их магию себе, приобретая власть с помощью нее. Тем самым разрушая свой мир еще больше. Вайрамы начали сопротивляться, возникла война, которая не смогла продлиться долго, посколько Иные, чувствующие каждое живое существо, умирали вместе со своим врагом. Они не смогли вынести это. И все же, тот промежуток сопротивления надолго запомнился в памяти и легендах, выставив Вайрамов жестокими, коварными и жаждущими власти существами. Они стали гонимы, стали теми кем пугают детей. Те, кто хотел помочь стали демонами, черными тварями. Их ненавидили и передавали эту ненависть из поколения в поколение. Те Вайрамы, что сумели скрыться, создали семьи с людьми, передав свою кровь дальше. Мир принял их, и они поклялись пробуждать свою силу и кровь на его призыв. Поэтому раз в несколько поколений рождался человек с древней кровью, он помогал миру восстановится, сдержать хаос людей. Их называли Тхаали – кровь и сердце мира. Но чем чаще люди сжигали пришедших, тем меньше кровь отзывалась на призыв. Тем больше агонизировал мир, порой убивая все вокруг в назидание. И вот уже много веков подряд земли умирают, Мир разлагается, терпя непомерные муки, крича в своей агонии, призывая кровь Вайрама. Но кровь молчит. Ее предали и Тхаали не приходит.
Теги: проба романа маги войны
Группа: Тхаали.

 

 

1  

Земля Соуулха распростерлась на многие месяцы пути, утопая в жгучих песках, она все же сохранила в себе величественность и силу. Знойный и порой жесткий ветер заострял поселения и города среди песчаных дюн. Он вытесывал их, превращая некогда переливистый радужный камень в золотой, истертый веками пуйтос. Но даже превратившись в столь простые, но все же прочные блоки, города хранили в себе таинственную силу. Казалось, они были также живы, как и люди, снующие вокруг. Стены и песок хранили в себе истории, молитвы, будоражащие мотивы старинных песен. Эта знойная жара несла в себе язык мертвых, язык такой же живой в этих местах, как и любой другой части этого мира. Лишь порывистые ветра могли вплести краски, буйство эмоций в этот язык. Язык, практически лишенный гласных, он был таким же шипящим как дюны, мигрирующие за своими господами ветрами. Он застревал на зубах, покалывая язык, обдирая горло. И все же он нес в себе силу. Силу, которую было дано понять не всем. И с каждым поколением, тех кому было дано его понять становилось все меньше. Магия умирала здесь, испарялась, застревала обрывками в стариках. Ионгинан потер горячий песок в старческих пальцах и пустил его по ветру, позволяя песчинкам присоединятся к замершей в дюнах земле. Жара усиливалась. С каждым прожитом десятилетием он чувствовал это. Она оставляла следы на его коже, вытесывая ее ветрами также как делала это с городами. Старик потер губы, сплевывая покалывающий язык песок, солнце оставляло привкус изжоги на губах, грубо сдирая кожу золотыми крупинками. Он размотал платок и прикрыл лицо, оставляя лишь глаза. Взгляд выхватил очертания замершего города, он словно марево дрожал в знойном воздухе, заставляя разум сомневаться в истинности того, что он видит. Город постарел. Старик хмыкнул, глупо так думать, зная, что он лишь мимолетное дитя для этих выжженных стен. Да и стены эти не были бы рады услышать такую правду. Слышали ли они их? Или замерли здесь во времени, отвергнув их как эта земля? Ионгинан прищурившись взглянул в марево синего неба. Все чаще по ночам ему снилось как капли влаги омывают его лицо, падают градом в золото песка, напитывают израненную трещинами землю. Трещины от засухи раскололи ее так же, как морщины его лицо. В последний раз, когда дождь орошал эти земли было когда он еще мальчишкой бегал по развалинам домов. С тех пор прошло слишком много лет. Слишком. Старик закрыл глаза, переходя на внутреннее зрение. Их было много здесь, сотни тысяч, они томились в мареве жары, зноя, среди гнивших мембран. Боль коснулась его, проникая, раня. Ионгниан сжал зубы, когда голос томивших в этой грани достиг его, они кричали от боли, им нужно было идти дальше, но ваарэт становилось все меньше. Перехватив нити, он призвал сою силу, пытаясь частично отвести тех, кто был здесь дольше. Но их было слишком много, души проникали в него, сметая разум, заставляя падать на колени, не давая возможности вернуться. Водоворот кругов затягивал его, заставляя переходить глубже в грань, на ту сторону, прокладывая путь для них. Та сторона, как всегда, встретила его тишиной. Мертвой тишиной. Но он знал, что все что происходит сейчас и века подряд неправильно, искажено. Здесь должен быть гомон звуков, перелив голосов, души стремятся к душам, находят покой, переходят дальше и перевоплощаются в нечто иное. Сейчас они замирали здесь, теряя цвета, теряя себя, становились безликими. Было больно это видеть, понимать, что он не в силах исправить. Он нет. Но есть тот, кто сможет. Души заволновались, чувствуя состояние проводника. Ионгниан вздохнул, отгоняя мысли, ему нужно было возвращаться, знал, как сказывается время на этой стороне и в жизни. Оно растягивалось, играя свои игры, то замирало, то ускоряло бег. Это тоже был признак распада. Старик открыл глаза и повел заставшими плечами, солнце клонилось к закату, но жара стала лишь жестче. Усмешка пробежалась по его губам, солнце въелось в каждую его частичку тела. Стало частью него самого. Перехватил обгоревшие нити, витавшие вокруг. Мир умирал и их сила тоже. Ему есть над чем подумать. Как и все эти годы. Город встретил его переливом наречий и голосов, они ранили слух своим буйством, резкими звуками. Яркие краски одежд, домов обрисовывали сердца, перелив душ этих земель. Слегка кивая на приветствия, он спустился в своды библиотеки и улыбнулся, увидев склонённого над очередным талмудом внука. Юноша читал, нахмурив брови, рядом выстроились стопки книг, мальчикаё что-то тревожило в последнее время. Он менялся, становился импульсивней, временами жестче. Старик кивнул архивариусу и сел на против, забирая древние листы себя.  

–Что заставило тебя искать легенды о древней крови, мой мальчик?  

–Истина. Слишком уже разняться легенды. Но моя кровь  

–Говорит тебе иначе? – Ионгниан мягко улыбнулся и закрыл книгу – Так и должно быть. Ты встречался с Ардирами?  

–Да. Они подтвердили наши опасения, их земли тоже ведут себя странным образом. Они предлагают провести призыв. Думаешь он явится?  

– Мы будем молится на это, Ли. Мир умирает как уже смог заметить. Лишь Вайрам сможет помочь нам  

Молодой человек нахмурился и взглянул на избитое ветрами и солнцем лицо деда  

–Ты веришь в то что придет тот, чье сердце и душа кристально чистая?  

–Мы должны, Ли. Иначе мы обречены.  

Молодой человек помолчал, не зная, как начать разговор, он знал деда, знал, что старик догадывается о разговоре, но тактично молчит, разрешая ему первому начать.  

–Я общался с послами Арриса. Мы с сыном Áрдира хотим пересечь Мертвые земли.  

–Мертвые земли? Апса, тебя взяла, Ли!  

Юноша нервно прошелся вдоль сеток из плит, теребя корешки фолиантов.  

–Уверен совет докладывал тебе о моем странном поведении, дед. Я слышу их, слышу постоянно. Мне не нужно переходить на внутреннее зрение чтобы услышать души. Они везде, в каждом шаге. Моя сила, мне кажется, она может провести их всех одним махом, но для этого нет сильного пути. Ты понимаешь, о чем я?  

Старик потер сухие пальцы чувствуя нарастающую тревогу. Слишком быстро мальчик вырос, слишком рано сила проявилась.  

–Мертвые земли, что именно тебе нужно там?  

–Они фонят, Со слышит их, он говорил мембраны рядом с этими землями похожи на решето, там умирают растения, болеют люди. Все чаще. Мы думаем там центр всего этого именно там. – Ли увидел, как застыло лицо деда и вопросительно взглянул ему в глаза – Ты считаешь по-другому?  

Ионгниан прошелся по длинному ряду книг, века истории, десятки направлений разных наук, труды о душах, о целительстве, о хранителях. Все о Вайрамах. Эти стены видели сотни лиц, голосов, слез и улыбок. Эти же стены пострадали от тех, кто мог написать новые труды. Сами люди разрушили то, что имеют, своей алчностью, жестокостью. Они разрушили все.  

–Не мертвые земли этому виной. Это мы сделали. Люди – вот кто причиной отмирания, мой мальчик. Наши поступки растерзали магию, связь с миром, с собой. Извратили данную нам силу, превратили ее в оружие, в орудие войны, власти, пыток. Мы сделали эти земли Мертвыми.  

–Должен быть способ, мы должны попробовать или ты считаешь  

–Я не знаю, Ли. Возможно, ваш молодой взгляд действительно поможет, возможно ваши силы смогут пустить процесс вспять. Пойти в эти земли очень весомое решение, очень ответственное. Вы понимаете на Что вы идете?  

–Да. – юноша хмуро взглянул на старика – моя сила терзает меня, становится невыносимой. В древних писаниях я наткнулся на то, что это Мир так отдается в нас. Тоже чувствовали Вайрамы когда пришло их время?  

–Я не встречал ни одного из них, Ли. Но я призывал их всю свою жизнь. Мы узнаем его сразу как он придет. Наша кровь признает его. Мертвые земли, они выпивают разум, силы, меняют души.  

Ли встряхнул головой и положил перед Ионгнианом свернутый лист  

–Души и разум уже начали меняться. И этот заговор лишь еще одно подтверждение.  

Старик промолчал, думая о том что мальчику придется пройти длинный путь прежде чем он осознает что все больше живых с гнилыми душами. Чистая душа становилась редкостью, уже много веков подряд. И проблема с тем, что души копятся на этой стороне лишь малая капля в тех разрушениях что уже происходят.  

–Прежде чем вы выступите в Мертвые земли, нужно чтобы ты перенял власть и оставшуюся мою силу.  

Юноша хмуро взглянула на старика  

–Я уже говорил – этого не будет.  

–Мое время уходит, Ли. Пора принять это  

Ионгинан мягко взглянул на ваарэта и потянул к себе древние свитки.  

–Завтра должны прибыть Вурды, по их докладам некоторые трещины стали слишком сильны. В некоторых городах начала увеличиваться преступность  

Ли нахмурился  

–Преступность? Ты имеешь ввиду воровство и  

–Убийства мальчик.  

–Но  

–Ваарэты на такое не способны? Боюсь все давно уже не так. Это зарождалось давно. – старик поставил свитки на стол и провел ладонью над извилистыми иероглифами, пространство дрогнуло, заставив юношу удивлено выдохнуть.  

–Это Вайрамы?  

Ионгниан взглянул на мага, плетущего нити  

–Первый Тхаали. Боюсь мы не знаем, как именно выглядели Вайрамы. Но призванные несли их кровь. Присмотрись к нитям, Ли.  

Ваарэт приблизился к проекции и всматривался в движения мужчины, признаться он ничего особенно не видел, плетения, безусловно были необычны, но все же. Старик молчал, не желая украсть у внука осознание происходящего. Нити, подрагивая, касались ладоней мага и сплетались в узор, лишь изредка меняя схему. Маг слегка улыбнулся на поведение нитей и мягко изменил направление. Ли шокировано охнул  

–Они, они Разговаривают с ним?  

–Верно. Магия Тхаали имеет свой Разум. Ходили легенды что Вайрамы говорили с Мирами.  

Ли всмотрелся в молодое лицо мага, в печать силы в его взгляде, и все же что-то было в его движениях неуклюжее. Старик встал рядом и проследил за взглядом внука  

–Тот кто запечатлел Тхаали, застал его на последней стадии его жизни. Мир испивает его, маг на грани.  

–Рожден быть кровью мира – голос юноши звучал глухо. Одно дело слышать легенды, другое – видеть живого человека, у которого нет другого пути кроме смерти. – Было ли такое, чтобы Тхаали отказывался от своего пути?  

–Да. Говорят, он явился в новом мире, он потерял всех, и не справившись с болью выжег себя и земли вокруг. Мир пошатнулся, распад стал сильнее.  

–Мертвые земли?  

–Лишь догадка, мой мальчик.  

 

 

Цитадель И-ор-Ма дрожала от ветров уже больше двух недель, засыпая узкие выбитые камнями улицы сухими песками. Буря разбивалась о высокие муры, скрывающие за собой изогнутые крыши домов, спускаясь полукругом все ниже и ниже. Город хранил молчание заменяя постоянный разноцветный гомон на тихие семейные дни и вечера. Варта патрулировала стены, плотно заматываясь в тугие полотна плащей. Солнце, вместо того чтобы скрыться за устойчивой стеной песка, палило еще сильнее, еще раз указывая на изменения. Перелив колокола открыл ворота, впуская отряд конников. Мужчины заехали внутрь, всматриваясь в вихри, бьющиеся о дома. Эленай кивнул охране и махнул рукой указывая в сторону замершей маревом башни Виора. Ветер хлестал отряд, сбивая дыхание. Мужчины зашли под покров сводов с облегчением разматывая ткань вокруг лица.  

–Вы вернулись на седьмицу позже – Иллис подхватывал походные мешки и мечи сарпхов, мужчины были утомленными, измученные, обожжённые лица, хмурые взгляды, видно новости были не лучшие  

Эленай струсил песок с волос и хмуро окинул взглядом свод, нити замерли здесь мертвыми плетями. Мужчина провел ладонью по прохладным стенам, тишина, сколько бы он не взывал к мурам, они молчали. Были ли они лишены голоса, или же уперто молчали, храня верность своим создателям.  

–Виор у себя?  

–Он не принимал более трех дней, но думаю для вас сделают исключение  

–Размести моих людей, проведи Юна к закрытым сводам. – мужчина слегка кивнул своему отряду и взбежал по ступеням. Было слишком тихо в этих стенах, ваарэт потянулся к граням и облегчено вздохнул, когда почувствовал еле слышный перелив. Хоть здесь сохранялась стабильность. Словив сильную вибрацию, мужчина изменил планы и свернул в узкий проход, ведущий в закрытые части библиотеки. Вибрация была настолько ощутимой что сбивала с шага. Споткнулся, когда увидел замершего возле десятка проекций молодого человека. Видно было, что юноша провел здесь не первые сутки, потрёпанная одежда, китель валялся на горе фолиантов. Эленай проследил за его взглядом и отступил в тень, когда понял, что внук виора ведет беседу с несколькими душами. Сколько веков должно было пройти чтобы появился тот, кто сможет не только переводить их, но и вести диалог?  

–Мы заждались тебя  

Ли, не оборачиваясь, приблизил проекцию и увеличил очертания  

–Ты знал, что раньше наши земли выглядели вот так? Они были полны жизни, но потом  

– Мы убили их.  

Мужчина обошел проекцию и замер возле стоящего посреди выжженной земли мага  

–Боюсь у меня плохие вести. Мембраны и грани взаимодействуют с нами в пяти цитаделях. Во всех остальных частях страны они мертвы.  

– Мы подозревали это. Виор не будет удивлен.  

–Кто он?  

–Один из Тхаали.  

–Слишком молод  

Ли промолчал и обернулся к внимательно следящими за разговором душам. Молодой человек увеличил изображение мужчины, вызывая вздох у сарпха  

–Его нити похожи на нити старика, но  

–Но он молод. Ему не больше тридцати пяти. Мир испил его, с каждым улучшением, носитель древней крови терял часть себя.  

–Он изорван, посмотри на его душу, неужели это все произошло из-за восстановления Мира?  

–Лишь частично. Судя по историям, что хранит наш народ, практически все носители древней крови были преданы нами  

–Ваарэтами?  

Ли покачал головой и кивнул душам позволяя им покинуть их.  

–Людьми. Ты помнишь, как значима их кровь и сила? Даже среди нас были гонения за их кровью. Мы гнием, Эленай. Мир распадается из-за того, что грани теряют связь с нами. Мы больше не слышим их, поскольку сами отказались их слушать  

–Я слышал в новом мире Истинной магии нет.  

–Ардиры подтверждали это. Среди их государств точатся войны за власть, земли, вечную жизнь. Алхимия  

Сарпха передернуло от упоминания, и он, не произвольно, сделал защитный жест  

–Не упоминай эту грязь.  

Ли пожал плечами сворачивая проекции, чем больше он узнавал, тем больше чувствовал, что они не заслуживают на второй шанс.  

–Она процветает там. Последний Тхаали был из нового мира. Его приход лишь усугубил распад. Он выжег земли, людей, мембраны. Он отказался от предназначения.  

–Это невозможно, Ли. Если носитель древней крови смог отказаться значит он не был Тхаали  

–Не понимаю  

Мужчина потер висок и устало взглянул в такое же хмурое как у него самого лицо будущего Виора  

–Не каждый носитель древней крови есть Тхаали. Древняя кровь рождалась и ранее, это лишь следствие смешения кровей. Тхаали же – Истинная кровь и сердце мира. Его Душа. Мир призывает ее, и на зов должно пробудиться чистое сердце. Увы, несколько веков оно молчит.  

–Боюсь, что мы не дождемся такой души. Даже среди нас началось гниение. Души приходят уже с гниением.  

–Я знаю. – сарпх подал китель ваарэту и кивнул в сторону выхода – тебе нужен отдых. Ты ведь не первые сутки здесь. – мужчина лишь устало кивнул на хмурый взгляд – выспись, завтра нас ждет тяжелый доклад. И, Ли, ты должен принять власть с рук Ионгниана. Боюсь больше ждать мы не можем.  

 

 

Яури в этом году расцвело лишь частично, покрывая иссушенную годами крону мелкими пурпурными цветениями. Они дрожали на жарком ветру, привлекая к себе взор насыщенностью красок среди белого песка и холодных стен. Извилистый могучий ствол переходил на легкие тонкие ветви, которые сейчас, вместо буйства жизни, стояли темным призраком среди цитадели. Деревья, разбросанные на небольшом расстоянии друг от друга, в прошлом, будучи сердцем города, теперь же замирали мертвыми черными тенями. Века отнеслись к ним жестоко, иссушивая их сердцевину, забирая цвета, выпивая их жизнь год за годом. Ионгниан погладил шершавые от песка каменные перила и подставил лицо горячему ветру. Буря немного сошла и ярусы начали заполняться гомоном голосов и продуктовых лавок. Старик окинул взглядом раскидывавшийся небольшими полукруглыми ярусами город и почувствовал грусть. Цитадель менялась, и изменения были отнюдь не в лучшую сторону. Если стены выстаивали из века в век, не сдаваясь под изменением климата, то люди становились порой неузнаваемы. Все чаще видел он зараженные алчностью, жаждой власти, завистью души. Живые души. Старик накинул ткань на лицо, не желая быть узнанным среди своего народа. Чем ниже спускались его ноги по каменным ступеням, тем больше он погружался в живой поток воспоминаний. Подобные погружения в народ стали для него рутиной, изменения стали происходить столь тихо, что это обнаружения пораженных душ стало сильным ударом. Он пропустил такую ветвь развития событий, он, который знал слишком много о том как быстро могут пасть люди. И все же, он был слишком самоуверенным, считая что народ ваарэт просто не может попасть под такие ухудшение. Губы старика скривились в болезненную гримасу, еще один звоночек о том что изменение коснулись даже его. Что это как не самоуверенность? Информация, которую привез Эленай, выбила землю из-под ног. Распад расширялся по всей стране, проникая практически в каждый дом, пропитывая разбитую от засухи землю, застывал оборванными нитям витавшими среди мембран, скоплениям душ, замершей в небытие той стороны грани. Мир взывал к ним, изо дня в день передавая свой измученный стон порывами горячего песка. Миру нужно было исцеление, и сердце рвалось от того, что народы, вместо того чтобы взаимодействовать с ним лишь больше топили его в крови. Ионгниан с улыбкой взглянул на бегающих среди вечнозеленых, карликовый туй детей. Подавшись порыву, старик свернул в узкий двор и мягко коснулся дверных звоночков. Удивлено осознал, как внутри него дрожит тепло от ожидания хрупкой хозяйки этого дома. Окно приоткрылось и темные влажные глаза замерли на стоящей фигуре гостя. Пару мгновений девушка внимательно всматривалась в него, отчего Ионгниан почувствовал укол боли, еще один признак распада. Страх. Люди начинали бояться друг друга. Здесь, в землях Соуулха. Улыбка осветила лицо девушки она мягко вышла, склоняя голову в уважении  

–Виар, радость видеть вас здесь.  

–Прекрати, дитя. Растения тебя любят, также как некогда любили твою бабушку  

Киу смущенно улыбнулась и вынесла прохладный мятный напиток, она легким взмахом руки отогнала баловавшихся детей за переделы двора.  

–Я вижу печаль в ваших глазах, виор. Неужели вести настолько плохи?  

–Спираль изменений раскручивается слишком быстро. Вижу Эленай часто заходит к тебе в гости?  

Киу выпрямилась и прохладно взглянула на лукавое лицо старика.  

–Я рождена без силы ваарэты, виор, но это не дает вам право оскорблять меня.  

–Полно, Киу, все знают что вы с Эленаем имеете братские узы. Я лишь указал на то что ты знаешь больше чем многие среди моих приближенных. Ты все еще создаешь полотна?  

–Виору понадобилась карта?  

–Совсем скоро я передам свою силу своему внуку. – старик устало потер пальцы – ему понадобиться твои звездные пути.  

–Разве Ли готов к этому? – девушка присела и мягко взяла дрожащие сухие пальцы в свои – Разве сила вашего внука не имеет слишком большой резонанс?  

–Ты знаешь его лучше меня – Ионгниан болезненно улыбнулся на вспыхнувшее лицо – он дорожит тобой, Киу. Не стоит идти против судьбы.  

–Я лишенная сил, Ионгниан. Что я могу ему дать?  

Виар покачал головой и ласково провел по тонким смуглым кистям девушки  

–Сердце, душу, жизнь на двоих. Вот что и есть наша сила, Киу. Люди слишком зациклены на владениями потоками. Но правда в том, дитя, что мы и есть эта сила. К сожалению, наши сердца и души забыли это, отчего сила ваарэт приходит к нам все меньше. Когда я уйду – старик сжал ее ладонь, заставляя молчать – а уйду я совсем скоро, ты должна стать рядом с ним. Ты нужна ему, грядут темные времена, девочка. Слишком темные для нас. Я уйду в призыв, как это сделали твои родители. Миру нужна помощь, я уйду в его мембраны, растворяясь и отдавая свою жизнь и душу. Прошу, не отвергай ваши чувства.  

Девушка отстранилась и дрожащими руками приласкала зеленые листья лимонных деревьев. Она слишком хорошо знала о чем именно говорит виор. Сны, они донимали их, эти сны они делили с внуком виора на двоих. Некоим образом их души были слишком сплетены, и они чувствовали агонию вместе. Она вскинула взгляд в синее небо, оно не менялось, оставаясь прохладной синевой, не желая скрыться за облаками и оросить их ливнем  

–Я сделаю все чтобы мы изменили Мир, Ионгниан. – она обернулась и горько взглянула в полные понимания очи старика – Нас ждет кровь, много крови. У некоторых ладони уже испачканы  

–Знаю, дитя, знаю.  

 

Ночь была холодной, в противовес дневной жаре она ложилась на измученный песок, охлаждая его до возможности обжигать. И все же, несмотря на сковывавший движения холод, жизнь возрождалась здесь сильнее чем под палящими лучами солнца. Песок оживал, раскалываясь под прокладывающими себе путь скорпионами, песочными алехками и змеями. Молодой человек брезгливо отбросил тянущейся за его сапогом побег ночной арлии и проследил за тянувшейся вереницей длинной нитью. Она резонировала много месяцев подряд, отдаваясь неприятным зудом в его костях. Расстегнув плотную ткань кителя, он вдохнул прохладу полной грудью, чувствуя, как холод воздуха обжигает ему легкие. Не первый раз он приходил сюда, ведомый не ясным ему зовом, но не находил ничего кроме томившихся здесь душ. Ли наклонился и пропустил прохладный песок сквозь пальцы, песчинки протекали шелестом касаясь высоких сапог. Песок тек также как вытекали из их земель время и жизнь. Древняя кровь. Столько разговоров о ней, о носителях. Лишь единицы сохранили Истинную память о пришедших в этот мир Вайрамах. Большинство боялось, он видел страх в детских сказках, легендах. В тех же книгах что привозил Эленай сквозил ужас по отношению к древним. Люди всегда боялись неизвестного. Эти же люди могли убивать, подвергать гонению всех магов чья сила была непонятна им, они находили и убивали, в попытке забрать себе крохи этой неизведанной, но в тоже время вечной силы. Шелест голосов заставил его вернуться от затянувших дум и позволить своей силе вылиться. Ночь приобрела иные очертания, иные цвета, иные звуки. Нахмурившись, проследил за движением граней. Их расположение сдвинулась с прошлого его прихода, и страх того что он бессилен перед этими изменениями ел его день изо дня. Дед был прав, то что происходит с миром, то как они теряют связь, свои души, силу первый шаг к распаду. И они сами не в состоянии справиться. Им всем нужна древняя кровь. Им нужен Тхаали. Ли закрыл глаза полностью отдаваясь в свои ощущения, растворяясь в них, сила ваарэта сплеталась в могучий голос, сплеталась с криком мембран, агонией душ, он взывал, искренне, чисто, могуче. Чистое сердце, оно просто обязано прийти в этот мир, они все ждут его, они помогут, дадут ему все что зависит от них. Души приближались к проводнику окружая его стеной, образовывая десятки кругов. Они тянулись к его голосу, отдавая часть своих крупинок души, вплетаясь в мембранах, становясь одним целым с молодым человеком. Они звали, проходя через молодого человека, каждый раз касанием, придавая ему силу, прощаясь с этой частью мира. Они шли дальше, туда где их существование позволит им творить новое, создавать и вплетать силу в ткани такого же живого Мира как и ощутимая для живых часть. Ли пошатнулся и устало пустился назем, взгляд проследил за первыми лучами солнца. Всегда поражался как исчезало время в плетениях и работе с силой. Если бы дед был здесь, он бы указал на еще один признак неверного пути Мира. Обороты замедлялись. Виор. Не так он представлял себе управление страной. Всегда размеренная жизнь, обернулась для него и вурдов искривленной действительностью.  

–Виор, вам стоит вернуться – Эленай на ходу застегивал на себе рубашку, видно было что мужчина лишь пару мгновений как встал с постели – Цитадель Ор-Ло-Са пала  

 

 

Побережье Лириона штормило уже третий день, волны вздымались недовольными вихрями и слизывали белый песок, достигая до близ стоящий рыбацких домиков. Было в этой непогоде что-то мутное, что-то странное, так словно большая вода терзалась от мучавших землю травм. Мужчина накинул теплый плащ и поежился под резкими холодными каплями воды. Взгляд колюче пробежался по свинцовому небу и замер на бегущем к нему Сирилу. Судя по тому, как маг стремительно бежал к нему, трагедия Соуулха коснулась и его земель. Áрдир отмахнулся от витавших возле него защитных нитей, и пошел на встречу, содрогаясь от сырости. Лицо мага было серым от затраченных усилий, он благодарно принял флягу с хересом и сделал два крупных глотка.  

– Наши щиты целы, но мембраны, они отдают странной частотой. Я не сталкивался с таким еще. – мужчина взглянул в застывший колючий взгляд своего áрдира и в страхе отступил. Взгляд зеленых глаз замер на маге, отчего тот еще больше попятился  

–Ты что боишься меня? – Со провел по лицу и вздохнул, ощущая покалывания сил на пальцах – Извини. Что говорят рыбаки? Были замечены странные явления?  

Сирил окинул взглядом беснующийся океан и почесал бровь  

–Ничего конкретного. Вроде как объёмы рыбы не изменились, все также вода чувствует их, дает то, что им нужно  

–Вроде как. – Со сплюнул попавшую на губы морскую соль и словил своего жеребца за поводья – Ладно, пора возвращаться. Оставь здесь пару своих магов, пусть последят за нитями. Даже я слышу вой, идущий со дна.  

Ардир еще раз окинул взглядом серое побережье и прошел порталом в тепло родных улиц Иссуа. Мужчина неосознанно почувствовал облегчение, когда пряный воздух фруктовых деревьев согрел его. В отличии от бесновавшейся непогоды на побережье, столица мерно согревала мятным теплом улицы и дома. Всегда чувствовал умиротворение здесь, порой ему казалось, что он и город слиты в единое целое, настолько он знал, чем тот дышит и думает. Мужчина взбежал по выбитым в стене ступеням и, не обращая внимание на летевшие со всех сторон приветствия солдат, быстро шел к замершему на самом краю обзорной стены мужчине. Проследив за его взором, Со хрипло выдохнул, увидев серебристое свечение идущее со стороны границы с ваарэтами.  

–Хемилюминесцентное излучение длится уже больше восьми часов. Мы проследили за источником, боюсь плети Мертвых земель добрались до Ор-Ло-Са  

–Вы связались с Виором?  

–Да. Мы отправили туда магов и целителей. Также предоставили запас продуктов и пресной воды. – мужчина напряженно перехватил сетку заклинания и взглянул на своего áрдира – Мертвые земли прогрессируют. Мы потеряли шанс пройти в них и зародить силу истока.  

Со хмуро взглянул на город, мерная теплая жизнь его народа шла к концу. Как бы они не взаимодействовали с миром, как бы не плодородили их земли, Арссса не могла игнорировать распад, коснувшийся земель Ваарэт. Все начинается с души. Раз клан Душ пал на колени, эта же сила совсем скоро сметет их всех. Что останется от этого яркого и теплого края? Неужели Куору был прав и их всех ждет война. Что-то он говорил на счет провидения. Нужно было более внимательно относится к его словам все эти года.  

–Что с нашими городами?  

–Все спокойно, я отправил некоторых нитеплетов на границу с Соуулхой. – маг замялся не зная, как правильно изложить свои тревоги, словив терпеливый взгляд áрдира почувствовал стыд – ты же знаешь как я отношусь к ним. Их разум, он не схож с нашим и ни я ни маги не совсем понимаем их работу. И все же, я слышал, как они говорили о том, что их сила угасает. Они собрались уйти – Акмал увидел, как застыло лицо адрдира – вижу, ты знаешь, о чем речь  

–Храни молчание о нитеплетах, Акмал. Они лишь частично люди. Собери совет на вечер. Нам нужно связаться с Новым Миром.  

–Они не будут слушать нас, Со  

Áрдир резко сделал шаг вперед в порыве пуская свою силу, отчего голос его клинков раздался над крепостью  

–Я отдал приказ, маг. Изволь выполнять его  

Со шел пружинистым шагом, все еще чувствуя всплеск вибраций внутри него, клинки, чувствуя его состояние тонко творили его силе, заставляя сдерживать себя. В глубине души понимал правдивость слов мага, но не хотел принимать такую истину. Взаимоотношения с новым миром всегда были сложными. Другая часть мира, часть в которой практически ничего не знали об Истинной магии, о гранях, мембранах, она была прогрессирующей среди новых видов магии, науки, изобретений в технических направлениях. И в тоже время они полностью потеряли свою историю. Бесчисленное количество раз он лично и его послы пытались достучаться до правителей разных государств, но все они отмахивались от них так, словно истинная магия мира была дикарством. Слепота этих стран, так красиво завуалированная под стремительный прогресс, приводила в ужас. Народы не знали своих истоков, не только не знали, но сами, своими же руками и поступками, из поколения в поколение, уничтожали шансы на выживание Мира. И сейчас, когда распад начал отсчет с его части, он мог лишь молиться на то, что появится правитель, который внемлет гласу разума. Со вошел в полумрак библиотек и раздраженно запалил свет. И как только оракул мог существовать в этой темнице. Тонкий перелив откликнулся на его кровь приветствием. Мужчина устало отмахнулся и пошел вдоль извилистых рядов с книгами. Тонкий гул, который он услышал, будучи на побережье Лириона, не давал ему покоя. Он был знаком ему, память не сохранила четких образов, но мог поклясться, что в прошлом он уже слышал подобную тональность. Частота, от которой чесались кончики его пальцев. Чесалась также как … мужчина замер и обернулся. Брови нахмурились, каким образом он мог ощущать его здесь? Ведомый зудом он шел, не разбирая в какие ряды сворачивает. Со огляделся, стряхивая пелену с разума и почувствовал холодную дрожь. Отдел предсказаний тонко гудел, излучая новые витки происходящего. Повинуясь порыву, мужчина протянул руку и вытянул длинный сверток. Пергамент подрагивал в его ладонях, отдаваясь трепещущим теплом. На какой-то миг, áрдиру показалось что он держит в руках живое существо. Запалив теплое освещение, положил пергамент на испещрённый временем дубовый стол. Изогнутая тонкая вязь символов совсем не походила на его язык. Он осторожно провел по вязи букв и отдернул руку когда эта вязь ожила и тихо загудела. Со обернулся, пытаясь понять, игра ли это оракула с его воображением, или же он действительно сейчас смотрит на живой пергамент. Нервный смешок сорвался с его губ, когда он подумал, как это звучит. Дикость какая-то. Пергамент тем временем загудел сильнее и вязь вспыхнула, причиняя боль мужчине.  

« выжженные города, страны, мертвые обгорелые земли. Окровавленные дети. Дикий, темный разум в мембранах мира. Хаос, война, смерть, жажда власти, преобразование, извращение магии. Дите. Ребенок с древней кровью. Чистая душа. Преданная, сожжённая. Мир падет. Древняя кровь откажется. Хаос сметет все вокруг. Грани сместятся, агония вокруг, она заполонит каждый живой разум, каждую душу. Древняя кровь будет трижды предана. Сожжённый Вайрам встанет ото сна. Только тогда Мир начнет возрождаться. »  

Со вскочил, опрокидывая свиток, образы заполонили пространство перекликаясь рванными голосами. «Высокий мужчина стоял среди выжженной деревни, взгляд вертикальных зрачков мрачно осматривал только видимое ему нечто. » Áрдир затаив дыхание всматривался в точенные черты лица молодого Вайрама, печать пронесенных ним мук осталась налетом на правильных черт лице. Жесткость сквозила в каждой черте его тела, сила, она горела неутомимым огнем в глубине взгляда. Один лишь взгляд на Вайрама вызывал животный страх. Со облизал пересохшие губы и всмотрелся в худую фигуру. И все же, стоящий перед ним человек был благороден, чистота сквозила в нахмуренных бровях, в упрямо сжатых губах, в том как он смотрел на выжженную землю. Это сделал Вайрам, его взгляд не давал усомниться в этом, но в тоже время этот маг умирал вместе с ними, вбирая в себя их предсмертную агонию. Вайрам. Слишком молод. Неужели стоящий в видении предсказания действительно был Вайрам. Áрдир провел рукой по лицу, стирая липкий пот. Слишком молод. Значит ли это что древняя кровь все же пробудится?  

–Пришло время, Со?  

Мужчина, вздрогнув резко обернулся на пятках, инстинктивно вытаскивая длинные изогнутые клинки. Ему потребовалось больше мгновения чтобы распознать в стоящей согнутой фигуре оракула  

–Ты напугал меня, Куору.  

Оракул пожевал губу и прошел мимо тяжело дышащего мужчины. Взмах старческой ладони и свиток потух, вбирая в себя образы.  

–Не стоит смотреть на мальчика раньше времени.  

–Мальчика?  

Оракул обернулся и окинул áрдира пронизывающим взглядом, отчего мужчину передернуло. Всего лишь на миг фигура старика поплыла, отбрасывая неестественную для него тень. Свет дрогнул, погружая пространство комнаты в темень  

–Ты знаешь, что именно видел Со. Ты видел его намного раньше. Ты ведь почувствовал зуд, не так ли? – оракул увидел, как промелькнуло воспоминание во взгляде мужчины  

–Сны.  

–Ты был ребенком. Этот свиток, он рожден тобой. – Куору провел ладонью по пергаменту и Со не увидел никаких признаков того что свиток жив. Старик успел заметить выражение его лица и цокнул языком – он и вправду живой, Со. Но лишь создатель может почувствовать свое дитя. Для все остальных это лишь мертвый пергамент.  

–Значит, он придет?  

–Это лишь пророчество. Лишь еще один путь развития событий. Мы будем надеяться, что кровь пробудится  

–Ты сказал не смотри раньше времени, Куору. Что это значит?  

Старик вздохнул, восстанавливая освещение  

– Ребенок родится, осталось не так долго ждать. Но тот путь по которому он пройдет, он будет полон крови. Кто знает каким станет дитя?  

–Но Вайрамы  

–Вайрамы имеют такое же сердце и душу что и мы, Со. Они также чувствуют боль, также умеют любить. Все что их отличает от нас, так это сила сродни силе Мира и чистота помыслов. Они не умеют ненавидеть, не умеют предавать. Это и сгубило их в самом начале  

–Трижды предан  

Куору горько взглянул на нервно меряющего проход мужчину  

–Его путь будет отравлен родными руками. Мы будем нужны ему не меньше, чем он нужен нам.  

–Тхаали, почему именно так?  

–Жизнь. Это слово значит жизнь с языка вайрамов.  

Со закинул клинки за спину и провел ладонью по теплому пергаменту  

–Жизнь. Как символично.  

 

 

Ли стер сухой песок с лица и проследил за бригадой рабочих. Город походил на обломки и острые сухие пики камней. Десятки тысяч людей, собрав силу воли, откинув стенания и слезы вместе с магами и целителями разбирали завалы. Трещина разделила цитадель на частично уцелевшие узкие выбитые мозаикой улицы и на превратившиеся местами в пыль дома. Крики и голоса слились в один тон и дрожали в горячем воздухе, словно марево обезвоженного разума. Виор вскарабкался на обвалившуюся часть стены и окинул тяжелым взглядом разрушенную часть города. Уродливые черные плети тянулись из пустоши, разбивая землю, оплетая сеткой каменные блоки. Сердце кольнуло, когда он увидел, как эти же плети крадутся к все еще живой части цитадели. Резью отдалось в висках, заставив его опуститься на колени. Он знал что будет дальше. Город падет окончательно. Видел смерть во многих взглядах. Они не могли помочь этим людям. Эти души были поражены пустошью. И то что он должен был сделать с ними, этот ужас.  

–Ли?  

Эленай встревоженно склонился над белым лицом виора, судорога боли исказила его. Мужчина встревоженно откатил ворот и сцепил зубы увидев пораженные мертвой пустошью участки тела. Сильные пальцы виора перехватили кисть своего советника и сжали с неимоверной силой.  

–Мы не можем убить их. Пусть построят отдельное селение. Арссса предоставила нам достаточно магов для этого. Займись этим немедленно.  

–Вы отравлены. – Эленай увидел как застыли серые глаза молодого мужчины и поднялся принимая приказ. Он уже развернулся чтобы уходить, как сухой кашель Ли заставил его замереть. Виор вытер губы и медленно вскинул ладонь позволяя своей силе проникать в черные нити пустоши.  

–Никто не узнает об этом, виор. Клянусь жизнью.  

Ли скривился и взглянул в застывшую спину сарпха  

–Мое лицо совсем скоро выдаст болезнь. Но пока, пока что ты прав, храни молчание.  

Сарпх спрыгнул с разбитой крыши и туго затягивая ткань кителя пошел, тщательно избегая касаться пораженных пустошью камней. Взгляд то и дело натыкался на изувеченные тела, прикрытые полотнами, смерть сквозила в каждом переулке, в каждом вздохе, голосе, стоне. Мужчина сжал зубы и лишь ускорил шаг, если виор также заражен как остальные, значит ли это что у них нет шанса встать на ноги? Кто займет его место, кто сможет удерживать души также как это делает Ли? Шепот заставил его сбиться с шага и приникнуть к развалинам дома. Двое мужчин перетаскивали глыбы, стараясь освободить привалившую камнями семью. Шепот резал ему уши, обжигал касаясь его. Сарпх выхватил испещрённую темными пятнами душу одного из работников. Сердце пропустило удар, когда его сила не нашла присутствия нитей пустоши. Душа сгнила давно, продолжая отравлять души вокруг. Гул стал сильнее и мужчина, сцепив зубы прошел мимо, тихо отмечая пораженных. Как сарпхи могли упустить изменение душ. Как давно началось это преобразование и что именно знал об этом Виор. А то, что Ли догадывался о положении вещей, он даже не сомневался. Неоднократно видел, как застывал взгляд его раскосых глаз при осмотре города. Успел выхватить мальчишку из-под обломков прежде, чем руины погребут его. Пальцы разжались сразу же, как шепот, идущий от мальчика, достиг его. Эленай, не оборачиваясь, практически бегом пошел подальше от зараженной души ребенка. Дети. Дети рождались с уже зараженными душами. Дети. Он прислонился спиной к уцелевшей узкой стене и вскинул взгляд в небо. Синева переливалась дрожанием горячего воздуха, плавилась размытыми фигурами падальщиков, витавшими над разломками. Ионгниан знал об этом. Знал и не мог внести изменения. Какую ношу придется вынести им и их виору прежде, чем они смогут искоренить эту заразу. И смогут ли? Крики отвлекли его от дум, и он свернул в переулок, справа от главного здания разверзлась огромная трещина. Она тянулась сквозь весь город, подрагивая и грозясь расшириться еще больше.  

–Убирайте людей оттуда! Быстро!  

Сарпх практически насильно начал подталкивать замерших в ужасе магов. Под его сильными приказами мужчины очнулись от наваждения и начали сплетать сеть, вытягивая жителей из поврежденных улиц. Мужчина успел увидеть форму одного из мастеров Арсссы.  

–Стойте! Эй!  

Воин мягко развернулся на пятках и выжидательно взглянул на спешащего к нему сарпха. Ваарэт успел понять, что наносит оскорбление и склонил голову в знак уважения, отчего топленные глаза воина потеплели.  

–Прошу простить грубость с моей стороны.  

–Я Ауор, не нужно царской этики в это время. Чем могу помочь тебе, ваарэт?  

–Виор просил помочь отстроить отдельный город на север от цитадели. Часть жителей заражена пустошью. – Эленай увидел как застыли глаза воина – нам нужно отделить их от остальных на время поиска вакцины  

–Идите за мной. Уже должны были прибыть маги. Твой Виор догадывался об этом и обратился к нашему Áрдиру. – воин скосил взгляд на шагающего рядом сарпха – ваш Виор мудр не по годам  

Эленай лишь кивнул не в силах справиться с витавшим вокруг него шепотом. Так много, он никогда не думал что больных душ так много среди его народа. Теперь становится яснее причина так редкого объявления сил ваарэт. Силе просто некуда приходить, она не может прийти в больную душу.  

Виор вслушивался в гомон метавшихся в ужасе душ, плети пустоши пугали их, причиняли им вред, отчего раскаленный песок содрогался, принося разруху городу сильнее чем нанесенный вред от черных нитей. Грани сдвинулись еще на полдюйма, нарушая ход времени еще больше. Ли протянул свою силу вдоль разлома, заставляя удерживать биополя, идущие от душ. Сотни мелких и крупных обломков замерли в воздухе, влечимые мощью ваарэта. Они поднимались все выше и выше, исчезая в веренице сил, находя себе место среди изломанных граней той стороны. Маги Арсссы затаив дыхание наблюдали за тем как стоящая фигура молодого мужчины приподнялась в воздух и потянула за собой видимые лишь ему нити и силы. Послышался общий вздох когда трещина начала сужаться. Прохлада ветра сорвала с воинов плащи, поднимала песок вверх вместе с душами ваарэт. Сила виора стала настолько ощутимой, что очертания душ начали просматриваться сквозь дрожащий холодный воздух. Эленай, не веря, наблюдал за тем, как его виор ведет за собой замершие от разлома души, он позволял им идти дальше, он исцелял их, позволял помогать мембранам и граням, давал шанс стать силой тем, кто не смог быть чистым в полотне живых. Тишина, напряженная, гробовая стояла среди пустыни, вбирала все звуки в себя, вбирала синеву неба, ускоряла бег времени, превращая день в тугую, вязкую ночь. Наваждение разбилось когда фигура виора, исчерпав все силы начала стремительно лететь вниз на изломанные осколки. Маг, словно очнувшись ото сна, успел вскинуть ладони и мягко перетянуть мужчину на не тронутые камни улицы. Сарпхи, не обращая внимание на испуганный столь стремительным бегом времени гомон людей, бросились к лежащему без сознания Ли. Опытные пальцы прошлись по груди, прощупывая биение сердца. Пару воинов Арсссы переглянулись на испещрённое мелкими рубцами лицо молодого мужчины.  

–Он смог вернуться?  

–Да. Ему нужно восстановиться, советник – целитель приподнял ворот кителя и быстро прикрыл поблекшие рубцы. Словив вопросительный взгляд сарпха он лишь кивнул убеждая что виор будет в полном порядке.  

Эленай поднялся и окинул взглядом испуганные лица людей. Ход времени менялся раз в несколько веков, сейчас же солнце снова начинало свой ход с рассвета.  

–Обеспечьте виора всем необходимым. Продолжаем работу. Это лишь игра силы. Не стоит пугаться. – мужчина успел увидеть, как маг Арсссы усмехнулся на его слова и махнул своим людям, принимаясь за работу. Почувствовал благодарность к этим молчаливым людям.  

 

 

–Мы получили отказ от сотрудничества с Мильдиры. Они в жесткой форме отвергли прибытие нашего посла и намекнули что не нуждаются ни в сотрудничестве, ни в дальнейшем развитии соглашений.  

–Они расторгают мирное соглашение, верное я понимаю?  

–Не то, чтобы, но ходят слухи о том, что Мильдира все глубже окунается в исследования алхимии.  

Со повертел конверт в руках и хмуро взглянул на свой совет.  

–Темная магия. Мы получили подтверждения что это именно они распространяют экспериментальные силы?  

–Лишь косвенно.  

Со поднялся и нервно прошелся по полукругу зала, его шаги гулким эхом отдавались в помещении, отсчитывая его мысли холодным счетом.  

–Мы закрываем границы с ними. Никаких контактов, никакой торговли. Ничего. – мужчина окинул стальным взглядом молчаливо наблюдавших за ним магов и генералов – Соуулха идет на такие же меры. Я встречался с королем Уруг-маир, они также поддерживают изоляцию. То, что происходит в Мильдире, не подпадает ни под одни каноны. Они отравляют земли и такни мира своими экспериментами. Извращая силу истиной магии, они превращают ее в хаос. – Со сжал кулак и хлопнул ним по столу – Еще одна проблема к который мы должны найти решение.  

–Что мы будем делать с теми, кто ранее имел торговлю и работу там? Ты же понимаешь, что поднимется буча. Торговцы будут терпеть огромные убытки. И мы не сможем покрыть их всем  

–Я сказал свое слово. Всех, кто не согласен поставить, на место – Áрдир жестко взглянул на шокированный совет – началась война, господа. Война, в которой полягут все, не имея значения в какой части мира они находятся. Первым от изменений пострадала Соуулха. Вы все знаете, что именно они потеряли.  

–Но, при всем уважении, Со, никто кроме ваарэт не страдает от таких изменений. Наши воды полны рыбы, они чисты, мембраны все также полны силы и их плетения не повреждены. – Замир осекся от вылившейся силы áрдира. Со в два шага перетек к нему и швырнул стопку обращений от кланов  

–В новом мире магии практически не осталось – мужчина проигнорировал поднявшийся гомон – все кланы, с которыми мы тесно сотрудничаем обращают внимание на то, что их сила и жизнь вытекает. Их земли отмирают также как земли Сооулха. Пустоши образовываются все чаще там, где их никто не ждал. Воды загрязняются, все меньше становится обитателей. Земли Клана Охотников подтвердили первые признаки распада на их стороне, в их поколениях практически не осталось людей с сущность. Им не хватает сил чтобы удерживать баланс в животном мире.  

–Я слышал, что клан ваарэта Куалами не успевает переводить души. Их сил слишком мало. Они копятся, нарушая баланс – Лека откашлялся на взгляд áрдира – это правда, что на землях Соуулха та же проблема?  

Со потер переносицу и лишь кивнул, подтверждая слова мага, его начинало снова морозить, что совсем не входило в его планы. Мужчина окинул взглядом своего приближенного, отчего Акира еле заметно кивнул и поднялся, принимая совет в свои руки. Со сел, чувствуя, как начинает ныть ранение, нанесённое ему мембраной мира. Об этом лучше не распространяться на совете, паники среди своих людей он просто не переживет. Мужчина хмуро слушал активные переговоры между советом, и чувствовал лишь усталость. После того как он открыл свиток, Вайрам снился ему чуть ли ни каждую ночь. И чем чаще он видел его, тем больше ему казалось, что он знал его всю свою жизнь. Знать того, кто еще не родился, было сродни безумию. Чувствовал, что день, когда вайрам придет в этот мир грядет совсем скоро. Терзался каждый раз как понимал, что мальчик родится в Новом Мире. И его лицо, он видел этот портрет. Ар-дилир. Это государство было последним кто знал древнюю кровь. И эту кровь там истребляли, боялись, ненавидели. Мужчина раздраженно вздохнул, да что говорить о странах нового мира, если даже среди его народа страх о приходе Вайрама подобен байке которой пугают малышей. Даже если бы Вайрам родился в Арсссе, не был уверен, что смог бы оградить ребенка от гонения.  

–Со, тебе нужно лечь – Акира встревоженно прикоснулся к горячей руке мужчины – все еще раздумываешь над пророчеством?  

–Я думаю о нем даже во сне.  

Мужчины прошли сквозь потайную дверь и очутились в просторном открытом саду. Сладость плодов пиори заполнила воздух своей вязкостью, отчего мужчины одновременно отхлебнули мятной воды. Со расстегнул китель и задумчиво прошелся под открытыми сводами  

–Если Мильдира объявит нам войну, нам не выстоять в одиночку  

–У нас сильные маги и хорошая армия  

Со иронично взглянул на друга  

–На их стороне темные силы, силы алхимии, эксперименты, извернутое виденье. Нам нужна поддержка. Соуулха и Уруг-Маир присоединятся. Но клан Разума. Не знаю как с ними наладить связь  

–Они закрыты ото всех – мужчина скинул китель и облегченно вздохнул, когда ветер приласкал разгоряченное тело – не сильно надейся на них. Я нашел старые свитки, в них лишь вскользь упоминается об этих землях. Насколько я понял эти земли были закрыты даже для Тхаали. Хотя древняя кровь должна бы открыть их границы  

–Не все носители древней крови являются кровью мира. Более того, – Со смочил голову под рукотворным ручейком – последний носитель древней не был истинным Тхаали. Да, он имел огромную часть крови Вайрама, но он не был тем, кого так ждет мир. Моя Лайз еще не вернулась?  

–Нет, если тебя это беспокоит, я прикажу выслать отряд Оттури к ней на встречу.  

–Не стоит. Ты свободен, Акира. Мне нужно подумать.  

Со подождал пока друг скроется и накинул китель, подхватив клинки, мужчина открыл порталом и вышел на узкую тропку ведущую в глубь хвойного леса. Áрдир облегченно вдохнул горьковато-сладкий привкус деревьев и впитал в себя томную зелень жизни. Тихий хруст веток под ногами сплетался с переливами и уханьем птиц. С каждым шагом шелест ветра среди веток, хлопанье крыльев, треск деревьев и лай лисиц ласкали его слух, позволяя наконец, напряжению сойти на нет. Эта тропа была его нитью к принятию решений, к возможности разобраться в сумятице чувств, к единению с собой и миром. Мужчина приласкал шероховатую поверхность столетней ели и спустился на поляну. Улыбка коснулась глаз, когда перед ним открылась широкая водная гладь озера Сив. Скинув мягкие сапоги, Со смочил ноги, чувствуя как прохлада поднимается от утомленных стоп к лопаткам. Теплые лучи солнца мягко пробивались сквозь листву играя теплым контрастом к ледяной воде. Тихий всплеск волн приносил ему спокойствие, равновесие, так нужное ему приходило сейчас сквозь прохладу влаги. Шорох по лежащей возле его ног листве, заставил приоткрыть глаза и встретиться взглядом с огромной Мааларийской кошкой. Мужчина улыбнулся и кивком поприветствовал хищницу. Знал как Фрея не любит неуважения. Кошка прошлась вдоль берега и села рядом с ним, не мигая наблюдая за водной гладью. День клонился к вечеру, от чего прохлада ветра приласкивала их обоих. Кошка подняла кисточки ушей и потерлась о ногу мужчины. Со мягко погладил покалывающую статикой шерсть знакомой. Образы мембран, рваных участков леса и гор промелькнули в разуме áрдира. Мужчина сжал зубы, чувствуя, что он просчитывается в раскладе положения дел его земель. Фрея тихо рыкнула, посылая импульс спокойствия. Она чувствовала жар, идущий от тела áрдира, также она знала, что за рана образовывала этот жар. Это волновало ее, она также, как и мужчина чувствовала необратимые изменения. Со вышел с воды и вытянулся на мягких ветках кустарника. Осторожно, стараясь контролировать силу, áрдир потянулся к мембранам. Внутренним взором он тянулся вдоль своих земель, подмечая мелкие очаги воспалений в тканях мира. Мягко потянул свою силу, растягивая ее на тонкие, практически ювелирные нити. Задав им направление, внимательно контролировал процесс излечивание воспаленных тканей. Фрея обнюхала волосы мужчины и лизнула плечо, заставив áрдира оборвать процесс и хрипло вскрикнуть. Кошка прижала грудь мужчины сильной лапой и лизнула еще раз. Со выгнулся, чувствуя, как сквозь него проходит импульс древней силы, меняя ткани его тела, заживляя их. Мужчина, дрожащей рукой, вытер слезы боли и благодарно прикоснулся лбом к морде Фреи. Она тихо уркнула и вытянулась рядом, ложа свою громадную голову ему на грудь. Она знала, что именно тревожит его, знала какие думы не дают ему уснуть. Пред взором мужчины промелькнула сильная нить древней крови, она звала ее, также как призывала его. Со шумно выдохнул, надеясь на то, что их кровь не лжет им и дитя все же придет в этот мир.  

 

 

Движение граней изменило направление, отклоняясь от верной оси всего лишь на секунду времени. И все же направление изменилось. Этот сдвиг произошел из-за временного ускорения истока, отчего потоки сил изменили свою ось. Изменение было слишком малым чтобы материки и народы смогли остро прочувствовать его. Океаны все еще также омывали побережья приливами и отливами, принося свои плоды рыбацкому промыслу. Лишь время начинало свой ход под другим углом. Секунды сместились, начиная в разных часах то ускоряться, то замедляться. Но из-за малого отклонения маги не могли заметить их. А тот народ, который мог и обязан был заметить все изменения, связанные с Истоком и его направлением, тщательно скрывался за крепкой завесой. Они хранили Сердце Мира, его Силу от распада человечества. Хранили или же успокаивали себя, не беря ответственность на свои плечи. Временный ком начал свой сдвиг. Для скрытого завесой народа Вайтайе пройдет лишь пару лет, но для материков, существующих в своем времени, распадающихся так как распадается Мир будут идти десятилетия. Десятилетия войн, страха, борьбы за власть, жизнь. Борьбы за использование извернутой магией. Борьбы за древнюю магию, за достижением вечной жизни. Это было не раз на протяжении многих тысячелетий. И завеса все это переживала, раз за разом раздавливая их под силой своего безразличия. Завеса, созданная для сохранения истиной магии, для защиты Истока от внедрения в него людских грехов, подвергнется такому же распаду, как и страны за ней. Когда маги скрытого тысячелетиями государства поймут свою ошибку будет слишком поздно.  

Ошибками выстелется путь, еще раз подтверждая, какими бы не были сильными мира сего, они также теряют разум от своего самолюбия и самоуверенности.  

 

 

Ли неотрывно следил за раскаленным солнечным диском, горячие красные лучи обпекали покрытую золотым цветом пустыню. Она раскинулась раскаленным диском от горизонта до горизонта. Равнина простиралась на длинное расстояние лишь изредка разбиваясь на небольшие оазисы. Этот сухой горячий воздух пропитал все вокруг, вытесывал небольшие скалы еле заметные глазу, вытесывал его лицо, пропитывал его одежду, оставался на его скулах и коже. Это был его дом. И пусть он был укрыт сейчас лишь морями песка, он любил его. Любил холод ночи, окутывающей города, ложащейся каплями небольшой влаги на крышах домов. Любил этот горячий ветер, хлеставший лицо, горячесть красных песчинок под пальцами рук, сухой вкус губ, даже бури были сродни ему, состояли с ним из того же зыбучего и одновременно твердого словно ваалирийская сталь теста. Мужчина, прищурившись, наблюдал за вереницей путников, идущей в сторону торговых путей. Взгляд сместился на северо-запад, и сердце болезненно сжалось. Ранее, там он мог увидеть величественное марево Ор-Ло-Са. Сейчас пески оставили после себя затесанные месяцами равнины. Как бы маги Арссса не пытались помочь им, и он был благодарен Со за непомерную помощь, но все же они потеряли цитадель и несколько тысяч людей. Их не спасло даже то, что они выстроили в кратчайшие сроки небольшие поселения, оградив зараженных пустошью от уцелевших. Виор сжал губы от тревожного предчувствия. Давно уже щемило в груди, каждый раз как прокладывал путь по песчаным дюнам. Эта тревога, не мог сказать откуда она бралась, но он слышал ее слишком часто, чтобы усомниться в ее важности. Мертвые земли распростерлись на многие лиги, и с каждым полугодием они проникали ближе к цитаделям. Некоторые плети перебрались на земли Арссса, частично превращая плодородные земли в пустоши. Прохладное дуновение ветра заставило его отвлечься и взглянуть на витавших рядом с ним душ. Видимо они были рядом все время как он шел, погруженный в себя. Ли вслушался в их голоса и нахмурился, что-то происходило и на той стороне. Она отмирала еще больше. Не мог понять причину столь быстрого распада. Не находил ни одного логического довода, все эти века Мир медленно отмирал, распад подмечали во всех точках материков. Но сейчас, сейчас что-то сдвинулось, и распад начал слишком быстро ускоряться. Что послужило этому? Ни маги ни советники Со, ни его вурды, ни сарпхи, никто не могу понять что именно происходит. Его оракулы говорили пророчество сдвинулось с верного витка, что-то отклонило его. Ли оградился от мыслей душ и взглянул на кривую расщелину, идущую вдоль оазиса. Пустошь добралась и сюда. Мужчина присел и осмотрел разбросанных на песке ящериц. Вытянув платок, он осторожно намотал его на пальцы и перевернул тушки. Тела частично были разъедены до кости, так словно вместо воды и песка в один момент они очутились среди кислотной среды. Желваки заходили на скулах виора и он отбросил обожжённую ткань. Это не просто распад. Здесь нечто большее. Могли за всем этим стоять маги с Мильдиры? Высокая фигура мужчины, вышедшего из пространства в нескольких сотен метров, заставила его подняться и пойти на встречу. Было странным видеть ваарэта с Нового Мира, первым что отличало пришедшего была одежда, свободный покрой длиной рубашки опускался ниже коленей, выделанные тонкой кожей упругие сапоги, перелив вышивки на рукавах и вороте. Символы были ему не знакомы. Мужчина был гладко выбрит и имел открытое лицо с ярко выраженными скулами. Каждое его движение было настолько контролируемое, что создавалась впечатление он тщательно сдерживает себя, боясь выпустит силу. В раскосых васильковых очах, на дне, плавилось серебро. Ли замер и низко поклонился. Истинник.  

–Полно – Мужчина мягко улыбнулся и прервал поклон, сильные руки сжали молодого виора в тисках и быстро осмотрели. – Я Моринг. Ты внук Ионгниана?  

–Да, он был моим дедом.  

Улыбка сошла с лица пришедшего, и он сжал плечо Ли  

–Мне жаль. Я знал его много жизней назад. Ты теперь Виор этих земель?  

–Да. Я ждал вас на несколько месяцев позже  

Взгляд Моринга потяжелел, и он пошел рядом с ваарэтом, впитывая в себя давно забытые запахи пустыни.  

–Стало сложным верно рассчитывать пространственные прямые. Время отклонилось от своей стандартной оси, по моим расчётам я пришел в назначенное время. Я принес плохие вести, наша сила тает, мы не в состоянии обеспечивать баланс на материке. Слишком много пустошей. – мужчина взглянул на мрачное лицо виора – Скажи что к вам эта нечисть не достигла  

–Боюсь не могу. Мы потеряли одну из цитаделей. Мертвые земли достигли города. Но наша боль не в этом – виор взглянул за горизонт – слишком много душ рождено уже отравленными. И с каждым днем таких становится все больше.  

–Истинная магия умирает. – Моринг проследил за взглядом виора – Мое время также на исходе, но я пожил слишком много веков чтобы это стало ударом. Слышал мембраны начинают издавать странный резонанс?  

–Да, по последнему совету с Арсссом пришли к выводу что в нитях есть что-то инородное. Искусственное. Что-то что разъедает мембраны и  

–Грани. – Моринг достал свиток – Это все что я нашел. Прочти, и больше никому не открывай того что ты найдешь там  

Ли вздрогнул когда сильные руки мужчины сжали его, привлекая внимание, сталь из глубины глаз полностью затопила его взор  

–Вы должны сберечь девочку. Найди ее среди своего народа. Она та, кто вернет душу Вайрама. Это важно. Я не смогу пройти весь путь с ним. Девочка должна знать предназначение  

–Саар ВаАрэта. – Ли, не веря, взглянул на силу, плескавшуюся в очах Истинника. – Вы уверены?  

Моринг лишь сильнее сжал кисти виора  

–Знания должны приходить в нужное время, мой мальчик. Давай потратим это время на восстановление баланса здесь. – Моринг тепло улыбнулся, увидев благодарность в глазах виора – Помни, время нынче дорого.  

 

 

Тяжелые свинцовые тучи опускались с каждым часом все ниже и ниже, практически насаживаясь на острые пики белокаменных башен. Ветер, найдя возможность достигать городских монолитов, падал сверху сырой, вязкой влагой, пробирая до кости, оставаясь липким холодом под одеждой. Он гудел, играя и вихря пожелтевшие от времени листья и хлестал каменные стены Дусхи. Всегда лучезарно-белый под яркими лучами солнца город, приобретал капризное настроение непогоды. И все же, чем ниже опускались налитые тяжелыми каплями дождевые тучи, тем величественнее возвышался выстроенный умелыми магами стихий белый город. Он нес свою надменность сквозь хлёсткость влаги также легко как встречал пришедших в него путников своим теплом и гостеприимством, словно скрывая под надменной вычурностью горячее сердце Ар-Дилира. Несмотря на погоду, вымощенные изогнутые улицы столицы были переполнены спешащими по своим заботам горожанами. Разбросанные островки вечнозеленых деревьев напитали в себя силу влаги, притягивая взор своей насыщенностью. Все больше оседающие тучи превращали разгар дня в тугой вечер, вбирая в себя перелив уличного освещения. Грянул гром, и капли заморосили по бруковке, отбивая жесткий ритм, усиливаясь с каждой минутой все сильнее и сильнее. Перекрик гвардейцев заглушался шумом разливающейся по окнам и стенам домов воды. Сверкнула молния, вырывая вскрики испуганных торговок, то там то здесь усиливался искусственных хаос, созданный непогодой. Она ворвалась в теплый осенний день словно взбалмошная девица, идя напролом. Мужчина успел проскочить мимо снующих солдат и скинул скрывающий его лицо капюшон. Капли хлестко падали на его лицо, стекая по недельной щетине, путаясь в упрямых кудрях черных волос. Легкая улыбка осветила его лицо, привлекая внимание пробегающей мимо женщины. Одно мгновение она всматривалась в замершую посреди площади фигуру, подсознательно понимая, что ей был знаком блеск этих карих глаз. Мужчина фыркнул и встряхнул головой, разбрасывая брызги вокруг себя. От резкости его движений простота его одежды вдруг приобрела иной образ и женщина, охнув быстро склонилась в поклоне, понимая, что не узнала своего императора. Истабьен сделал широкий шаг, обрывая ее поклон и поднимая на ноги. Взгляд карих глаз успел заметить спешащего к нему лучшего друга и телохранителя. Укор проскользнул во взгляде императора, и женщина вспыхнула, поняв, что невольно выдала неофициальную вылазку своего правителя. Мужчина мягко подтолкнул ее по направлению ее пути и широким шагом направился в сторону сердца ковена магов, крепость Су-ОрА. Чувствовал недовольство своей охраны, и не желая, испортить настроение раньше времени спешил по крутым ступеням, зная, что его люди догонят его в считанные секунды. Высокая фигура его телохранителя возникла быстрее чем он предполагал, и все же Истабьен успел толкнуть двери лаборатории прежде, чем Невих успеет выказать свое недовольство. Мужчина широко улыбнулся этой выходке, заставляя телохранителя закатить глаза на такое мальчишество. Спор резко стих, и маги замерли на входящего упругим шагом императора. С каждой секундой идущий по своду мужчина менялся, теряя искренность глаз и превращаясь в правителя империи. Невих лишь скосил взгляд на надменно шагающего рядом друга и почувствовал усталость. Истабьен Ар де Нор в своей красе. Мало кто знал его настоящим. Император выхватил протянутый телохранителем шарф и обтер лицо. Взгляд карих глаз оценивающе пробежался по удерживающим стихию курсантам. Молодые люди были настолько увлечены своей работой, что не замечали наблюдающего за ними мужчину. Мягкая улыбка на миг пролетела на губах императора и тут же пропала в холодности маски.  

–Ты не являешься на заседания, Дарблейн  

Покрытый вязким веществом мужчина, обернулся и раздраженно взглянул на своего покровителя.  

– Мы заняты разработкой одного из щитов, ваше величество. И вы прекрасно знали об этом и – маг осекся увидев, как темнеет взгляд карих глаз – Прошу простить мою наглость, сир.  

– Начнем сначала, высший. – Истабьен скинул кожаную куртку и бросил на стол, медленно закатывая рукава походной рубахи он тихо наблюдал за начавшими тревожится магами. – Мои люди докладывали о странном поведении кланов на наших землях. Они начинают волноваться, поговаривают, они хотят от твоего ковена не ясного рода для меня действий. Помнится, ты докладывал мне что вопрос улажен  

–Так и было, сир. Так и было. Но вы должны понимать, эти люди, по большей части, дикари и  

–Дикари. – Истабьен пустил свою силу проверяя реакцию созданного высшим щита – Эти дикари, как ты их называешь, дали четко понять моим послам что при не выполнении их условий, будет война. А мне бы не хотелось устраивать гражданскую войну на своих землях  

–Полноте, Истабьен, их даже нельзя назвать Ар-дилирцами.  

–Мне плевать. – Истабьен отшатнулся когда щит резко хлестнул его – Реши вопрос с ними, Дарб. – мужчина развернулся и сделав резкий шаг холодно взглянул на отступившего от его силы мага – И когда я говорю реши, это значит чтобы твои люди не лезли к ним, сар. Ты понимаешь, о чем я?  

Невих увидел, как резко отвернулись маги на эту фразу и сжал рукоять меча, негласно, все знали что именно делает ковен с экспериментами.  

–Я хочу, чтобы ты отправил своих поверенных вместе с послами, предложите им наши условия, но так чтобы это не нарушало их прав. Я ясно выразился?  

–Да, мой император  

Истабьен кивнул и схватил кожанку, не обращая внимания на напряженно-застывших магов он жестким шагом покинул свод лаборатории. Не нравилось ему то, что происходило под этими сводами. И пусть они добились того, что ковен согласовывал каждый шаг с престолом, все же порой их действия были скрыты даже от него.  

–Проследи за ними. Я хочу понимать, что именно послужило причиной волнений кланов.  

–Хорошо. Канцелярия займется этим. Ист – Невих выдержал взгляд императора – больше не покидай окружение моих людей. Времена нынче неспокойные, я не смогу прикрыть тебе спину  

Истабьен усмехнулся и сбежал по ступеням, окунаясь в бушующий во всю ливень. Не обращая внимание на возмущение телохранителя, он спокойным шагом свернул в переулок, намереваясь преодолеть часовой путь к замку пешком. Ему нужно было оставить все тяжелые думы прежде, чем он явиться к своей Иззи. Мужчина хмуро окинул пустые улицы, беременность и так проходила с непонятными осложненьями, а целители не могли прочувствовать ребенка, объясняя это тем, что плод издает сильную фоновую магию. Скривился, вспомнив, добрые шутки советников о том, что им стоит ждать виртуозного мага, раз находясь в утробе, может так сильно скрываться. Но шутки шутками, а он помнил тревогу в синих глазах Катани и то как он намекал что ковену магов пока не стоит знать истинного положения беременности императрицы. Мужчина снова тяжело вздохнул, чувствуя, как живущая в нем тревога набирает обороты. Много ночей подряд к нему закрадывалось подозрение, но даже самому себе он не хотел признаваться в догадке, поэтому и сейчас загнал тяжелые мысли подальше в глубь памяти. Мысли снова вернулись к ковену и связанных с обучением магов вузов. На протяжении шести лет им с женой удалось в жестких мерах установить правила на развитие магии разных конфессий, наладить мирное существование с кланами. И сейчас, ковен, снова пытается выйти из-под ограничений. Желваки заходили на скулах мужчины, если он узнает, что ковен нарушает закон, под горячие руки магической тюрьмы попадут все, кто связан с этим, не смотря на то к какому дому они принадлежат. Невих молча шагал рядом, прекрасно разгадывая мысли своего императора. Свернув на открытую площадку оба мужчины, споткнулись, когда увидели занимающегося под дождем мальчишку. Невих сделал шаг вперед, намереваясь возмутиться, но Ист, улыбаясь остановил его. Рыжие волосы ребенка под тяжестью дождя приобрели кирпичный оттенок, он двигался быстро и одновременно плавно, уверенно взмахивая клинком. Император осторожно обошел занимавшихся по кругу не желая спугнуть их. Иворг крутанулся на месте и отбросил мальчишку двумя ударами назад. Такие же карие глаза как у императора сердито сверкнули, и мальчик бросился в атаку четко очерчивая полукруг. Мечник успел отбить удар и плавно уйти в сторону.  

–Он твоя копия  

–Знаю. -Ист с улыбкой наблюдал за уверенными движениями сына – И он получит хорошую взбучку за эту тренировку. Иворг только встал на ноги после ранения  

–Уверен он также как Нардо был не против по фехтовать  

–И это не повод подвергать своего подданного и наставника риску. – Истабьен усмехнулся на сердитый взгляд друга и направился к площадке. Иворг увидел его первым, но тренировку не оборвал, лишь кивая на приветствие. Это заставило мальчика заметить отца и смутившись, сбиться и пропустить удар. Итабьен цокнул языком и с улыбкой прижал смутившегося сына за плечи, одной рукой взъерошивая ему волосы. – Ты должен быть внимательнее, но в целом ты хорош. Но – мужчина приподнял подбородок сына – твой наставник был тяжело ранен. И ты позволил ему встать в тренировку при таком ливне?  

–Сир, я сам нашел его и – мечник осекся от взгляда императора  

–Молчишь? – Ист вздохнул и мягко провел по щеке сына – Ты очень импульсивен, сын. Как оценишь свой проступок?  

Мальчик отвел взгляд и высвободился из объятий отца  

–Два десятка розг, сир и бег с клинками и в сбруе  

Истабьен внимательно рассматривал эмоции сына, то, как он хмурил брови, как горели стыдом его щеки, успел увидеть тревогу в глаза Иворга и еще раз взъерошил ему волосы  

–Будь добр, думай в следующий раз. И тебя, Иворг, это тоже касается. Я украду у тебя сына?  

Мечник улыбнулся  

–Конечно, сир  

–Узнаю, что ты покидаешь лазарет отправлю в слуги  

Нардо дернулся от этих слов, но словив смеющейся взгляд отца смутился и поклонился наставнику. Сильная ладонь отца грела ему плечо, заставляя подстраиваться под широкий шаг. Его не было несколько недель, и он успел перепугаться что с ним что-то случиться. И мама себя чувствовала не лучшим образом. Все знали – совсем скоро должен родиться малыш. Отчего-то, он был уверен, что у него будет брат. Не мог понять откуда бралась уверенность, просто знал это. Знал и ждал с нетерпением. Из-под ресниц взглянул на высокую фигуру отца, он был уставшим и сильно встревожен. Неужели слухи о гражданской войне оправданы? Наставники давно уже обеспечивали его всеми докладами, подготавливая к уникальной защите и должности главы тайной канцелярии. Мальчик вздохнул украдкой, то что он слышал о канцелярии совсем не радовало его. По правде, это вызывало в нем страх, так как ему казалось он потеряет свою человечность когда станет одним из этих суровых людей. Истабьен внимательно проследил за бегающими слугами, успел увидеть тревогу в глазах охраны.  

–Нардо, а где твой брат?  

Взгляд карих глаз мужчины успел заметить досаду на лице сына.  

–Лиррелл был в библиотеке. Он не сильно является на занятия  

–Он страдает от того что лишен магии, Нардо. Ты должен поддерживать его. – Ист мягко взглянул на сына – Тебя что-то тревожит. Я вижу это, сын. Меня долго не было?  

Нардо вспыхнул и закусил губу, как бы он не был близок с отцом, но все же он сила идущая от него заставляла его помнить что он император.  

–Все в порядке, сир. Прошу простить что заставил вас волноваться  

Истабьен резко остановился и развернул мальчика на себя. Бросив взгляд в сторону снующих солдат и слуг, заставил их испариться. Сильная рука приподняла подбородок мальчика, не позволяя ему отвести взгляд  

– Я твой отец, Нардо. Не император, не правитель, не тот кого нужно бояться. Где бы я ни был, чтобы я не делал, я всегда думаю о тебе и твоем брате. Нет никого роднее для меня, чем вы. И тебе не нужно смущаться меня, либо же своих мыслей. – Ист приласкал его щеку и мягко улыбнулся – если тебе нужна подсказка, простой разговор я всегда найду время и выслушаю тебя. Только когда ты сам захочешь этого.  

–Извини  

–Тебе не за что извиняться, Нардо. У нас у всех бывают слишком личные переживания. Просто знай, ты всегда найдешь во мне поддержку. Договорились?  

Нардо неуверенно улыбнулся и кивнул. Мужчина улыбнулся и взъерошив такие же кудрявые как у себя волосы, пошел в сторону покоев. Успел выхватить суматоху среди служанок, то как они перешептывались, носились с посудами. Резко ворвавшись в комнату он замер, увидев разбросанные окровавленные тряпки.  

–Нерри, быстро вызови Катани – Ист заставил себя улыбнуться, стараясь сгладить страх на лице мальчике – скажи маме нужна помощь.  

Мужчина выхватил таз с теплой водой, не обращая внимание на испуг женщин. В комнате царил полный хаос, разбросанные вещи захламляли половину помещения, запах элексиров перебивал дыхание. Мужчина быстро распахнул окна и набрал прохладной воды, бросая в нее ароматные мятные листья. Осторожно приподняв голову жены он ласково откинул слипшиеся пряди с лица  

–Выпей, тихо, тихо. Маленькими глоточками. Хорошо.  

–Так не должно  

–Тихо – Истабьен отвел ее дрожащие руки от живота – Все будет хорошо. Посмотри на меня, все хорошо.  

–Вышли все! Закройте шторы. Запалите травы. Горячую воду. Быстро!  

Целитель скинул одежду, быстро дезинфицируя руки. Взглянув на залитый кровью пол, мужчина почувствовал холодок заметив странные следы размытых ароматов Пируанса. Кто-то хотел спровоцировать смерть ребенка? Отбросив мысли на потом он рывком отшвырнул императора от тяжело дышащей женщины. Жизненные нити императрицы полыхали жаром, она была истощена, потеря крови спровоцировала нехватку кислорода для нее и ребенка. Сердца бились слишком медленно  

–Выйдете, Истабьен. Немедленно.  

Дождавшись, пока закроются двери, мужчина пустил силу, позволяя ей запечатывать комнату. Женщина пошевелилась, с тревогой наблюдая за тем, как меняется так хорошо ей знакомый мужчина. Взгляд васильковых глаз замер на бледном лице роженицы, сила, древняя, не знакомая ей плескалась в его лице. Мужчина закатил рукава и присел рядом  

–Я знаю, что роды спровоцированы, моя королева. Я знаю это. Вы решите потом, говорить или нет об этом вашему мужу. У нас мало времени. – Катани мягко улыбнулся – я пугаю вас, но вы должны верить мне.  

–Спаси его, его  

Катани мягко провел по лицу женщины, притупляя ее сознание. Осторожно, движение за движением он переплетал древнюю силу души с силами женщины. Сильный поток проникал в нее, напитывая ее, позволяя справляться с болью, восстанавливая кровообращение. Ребенок пошевелился, набирая правильное положение. Резонанс, идущий от ребенка, сбивал его, не позволяя полностью положиться на свою силу. Убедившись в том, что сердцебиение роженицы выровнялось, мужчина сделал ее сознание четче.  

–Мне нужна ваша помощь, ребенок здоров. – Катани улыбнулся – поможем ему прийти в этот мир?  

 

 

Влажный воздух невесомо замирал среди густой, насыщенно зеленой листвы могучих деревьев. Их стволы раскидывались в ширь на необъятное расстояние, позволяя могучим шершавым веткам тянуться далеко в высь. Они были молчаливы и величественны, неся свою листву сквозь века. Их кроны поднимались далеко в горизонт неба, полностью скрывая синеву и солнце от взгляда. Казалось, они лишь вздыхали на пролетавшие мимо года и человеческую суматоху. Лес жил своей древней, размеренной жизнью, поглощая звуки, заставляя время в нем течь по-другому, изменять свое направление. Сила, благодаря который они были созданы, несла варту, стоя на страже веков. Здесь была душа, могучая, древняя, она наделяла разумом все живое в нем. Тишина, жившая здесь на постоянстве, лишь изредка нарушалась тихим трескотом скрытых глазу птиц. Лес не любил путников. Не принимал их веру, ограждая себя и своих жителей от чужой, не знакомой ему магии. Зеленоватый свет, струящийся из-под густой листвы, оголял потайные мысли, навлекал тревогу. В простом народе считалось что он проклят, заколдован неизвестными темными силами, сводя с ума тех кто посмел переступить его рубеж. И лес молчал, неся ношу тяжелых знаний, не считая нужным оголять их. Лишь величественные дубы слегка покачивались от порывов сильных ветров, разносясь гулким стоном на далекие мили. В этом влажном, полутемном освещении выходили наружу все грязные помыслы человечества. Он делал милость, показывая им то, кем они являются на самом деле. Знание о том, что души темны, хранилось глубоко среди этой полутемной силы. Лес ждал, ждал так нужною ему чистое сердце. Ветер тяжело задел цветущие кустарники, разгоняя полупрозрачных мотыльков со сладких лепестков с нектаром. Вязкий воздух дрогнул и дрожью прошелся по чаще, заставляя обитателей притаится от вторжения. Он гудел, зная причину нарушивших его спокойствие путников. Они приходили сюда все чаще и чаще. Они имели извёрнутую, сильную магию. Она не была Темна от Истока. Но она разрушала. Они создали ее, извлекая из другой, преображая ее, наделяя особым темным разумом. Они разрушали и его сила, заточенная на то, чтобы перекрывать все искусственные источники магии, была бессильна перед ними. Мужчины шли не спеша, всматриваясь в зеленоватые просветы тропы. Тишина напряженно зависшая над ними, заставляла магов быть на стороже. Они хорошо знали на что способен этот лес. Некоторые из них, все еще хранили на себе следы его магии. Имрит свернул с тропы и пустил свою силу, заставляя расступаться кустарникам, обнажая скрытую тропу. Пройдя пару сотен метров, маги вышли на скрытую густым молодыми деревьями поляну  

–У нас две четверти часа. Помните, нужно действовать осторожно  

–Ойстейин говорил изменения не должны быть заметны до нужного нам времени  

Имрит окинул младшего мага насмешливым взглядом  

–Займись делом.  

Мужчины создали ограничительную сетку, и начали вливать алхимию в землю, позволяя небольшим паросткам темной силы начинать изменение живых сил. Волна дрожи прошлась по могучим кронам, отдаваясь гулким скрежетом стволов. Лес пытался сопротивляться, но сила пришедших была слишком иной для него, слишком неправильной.  

–Мягче, Рродон, высыпь кристаллы, пусть напитывают землю. Плетение Иироссрка сработало?  

Киайн присел возле потемневшей травы и осторожно пустил импульс. Ничего. Послышалась ругань, но маг вскинул ладонь призывая их ждать. На протяжении долгих минут стояла тяжелая тишина, затем, в дальнем углу поляны вспыхнул красный огонек и перелив темно красного свечения охватил пространство, волной приближаясь к магам  

–Назад!  

Имрит едва успел отскочить за ограничительную сетку, как сияние стихло, и мужчины увидели, как начинает слабо пульсировать сила преобразования по всей испытуемой территории  

–Хорошо. Чуть позже начнем изменения на клеточном уровне.  

–Слишком медленно  

Имрит сощурил глаза и проследил за изменившей свое направление стрекозой. Плохо. Чтобы они не делали, но животные чувствуют алхимию и избегают ее. Нужен темный разум для выполнения их задачи. Хенрих говорил мальчик еще не готов. Ну что ж, они могут подождать, посветив все это время разработке новых формул.  

–Что-то идет не так.  

Голос Киана был слишком напряжен, что заставило Имрита обернуться и прислушаться к начинавшей все больше гудеть ограничительной сетке. Мужчина перехватил формулу щита и сжал зубы, увидев что сила этого места расщепляет сетку по основным нитям, превращая ее в оборванные хлопья.  

–Перехвати плетение. Уходить на главную тропу. Быстро!  

Два мага напряженно создавали сетку заново, стараясь удержать возникшее алхимические изменения на поляне и в тоже время пытались противостоять силе леса. Хриплый вздох заставил Имрита взглянуть на коллегу. Почувствовал холодок когда увидела как темнеют его пальцы. Отпустив нити, маг оттолкнул мужчину освобождая его от силы. Обожженные ткани распростронялись слишком быстро, уже переходя с кисти на локоть.  

–Уходим. Биар исцелит это, будь уверен.  

–Мы потеряем время  

–Создадим заново – Имрит окинул взглядом застывшую поляну – мелкими шагами, но мы дойдем до цели.  

Мягкий желтоватый свет спускался с высоких фигурных окон, окрашивая овальный свод длинной комнаты в перелив цветов. Фрески на плотном стекле, подчеркнутые широкими могучими каменными подоконниками, придавали ощущение давних времен. Пространство высоких потолков, независимо от времени суток играло искусственным освещением. Контраст прохлады тяжелых монолитных стен и теплой древесной мебели вызывал смятение чувств у всех, кто первый раз попадал сюда. Молодой мужчина несколько часов к ряду разливал яды, тщательно отмеряя их по весу. Едкий дым витал вокруг него, отравляя запах вокруг. На вид магу было не больше тридцати, но лишь единицы знали, что работающему мужчине было больше шестидесяти. Алхимия настолько изменила его, рожденную с ним силу, его нити жизни, его душу, что ему приходилось поддерживать свои черты не позволяя темной силе хаоса распыляться вокруг. Суматоха в коридоре заставила его раздраженно нахмуриться и отставить ложку с порошком.  

–Йуно, в чем там причина?  

–Имрит и его ученики вернулись с Запретного Леса. Киан ранен  

Мужчина поднялся, тщательно отряхивая одежду  

–Проследи чтобы ни к чему не прикасались. Биар на месте?  

–Да, сар. Они сразу же отправились к нему.  

Маг, не желая терять времени, сотворил портал и вышел в узком пространстве лазарета. Бегло осмотрев магов, он успел заметить, как они тщательно отводят взгляды. Еще одна попытка осталась безуспешной. Лес сопротивляется, но ничего. Время еще есть. Главное, чтобы мальчик побыстрее подрос.  

–Покажи – Ойстейин прощупал уже успевшую потемнеть руку молодого мага и хмуро взглянул на целителя – Принеси мазь с листьев Ирго. Горит внутри, Киан?  

– Немного, сар  

Мужчина усмехнулся  

– Значит, ты уникум, мальчик. Сила леса поразила нервные окончания и обожгла верхние ткани. Но это поправимо. Мазь снимет паралич и восстановит ожег. Имрит, хотел бы выслушать что вышло. Отдыхайте, знаю, как вытягивает там силу.  

Прежде чем Имрит начнет разговор, маг качнул головой, показывая, что здесь не место. Они вышли в искусственный сад, спускающийся кругами вниз, к высоким пологам здания. Позволив щиту опутать их, Ойстейин взглянул на идущего рядом мага.  

– Как ведется работа над ребенком? Слышал он пока не идет на контакт?  

– Мальчик весьма скрытен, он чувствует себя изгоем из-за слишком изворотливого ума. Но наши люди направляют его, подсказывая что именно изучать  

– Слышал он много времени проводит в архивах.  

– Да, у него пытливый ум, слишком пытливый. Мы пытаемся направить его так чтобы он не выдал себя перед ковеном  

– Они уже присматриваются?  

– На данный момент нет. Но нам бы не хотелось, чтобы в дальнейшем они вели его. Для них он не представляет интереса.  

– Пока не представляет  

– Пока. Но нам и не нужно этого, или планы изменились, сар?  

– Не поменялись, будьте с ним мягче. Мальчик важен для нас. Слишком важен.  

 

 

Воды Белого океана бесновались несколько недель подряд, не позволяя морским путям отрабатывать свое существование. Волны вздымались в высь, слизывая на своем пути побережья, разбивая рыбацкие поселения. Погода выстаивала сутки на пролет, понижая градус воды не характерный для этого региона. Холодные ветра хлестали разбросанные вдоль материковой части небольшие острова. Менялось течение, заставляя водный мир реагировать на резкие перемены. Вода, серыми резкими валунами перекатывала все больше в глубь, вызывая содрогание. Не видно было не чаек не альбатросов. Ничто не желало попадаться под тяжелую ладонь шторма. Среди разбросанных хаотично соленых капель пены, неподвижно замерла фигура мужчины. Он пронизывал своим взором серо-синюю беснующуюся водную поверхность, впитывая соленый холод. Шторма зачастили в последние года, это было не верно, чувствовал, что здесь, было что-то не так. Но еще больше ему не нравилась обстановка, царившая на островных территориях. Дан-ахан что-то темнил, след алхимии слишком сильно начинали прослеживаться за всеми его действиями. Та контрабанда, что они перевозили все чаще становилась закрытым грузом, грузом, который вызывал у него смутные сомнения. Он всегда был не против заработать, но слишком уж стала уклончивой его политика ведения дел. Его разведка доносила о том, что Дан-Ахан начинает мнить себя королем этих земель, пытаясь все больше поглотить вертикаль власти на островах. Анри Балденор вздохнул, сжимая зубы, если вся эта контрабанда связана с алхимией, ничем хорошим это не закончиться. Но и пойти против него, не хватит сил. Да и заработок слишком хорош. Острова начали процветать, чего не мог обеспечить им Истабьен. Он встречался с императором всего несколько раз, но он произвел впечатление. Да, и если быть честным с самим собой, этот высокий черноволосый мужчина просто не мог не произвести впечатление. Он был умен, даже слишком, в каждом его слове и взгляде сквозила честь. Неоднократно слышал о том, что все соглашения с империей были подписаны лишь на словах, настолько слово Истабьена имело вес. Он импонировал ему, его политика, ведение дел. Он перенял власть всего десять лет назад в момент, когда страна буквально утопала в гражданских стычках. Чего стоили только кланы и их борьба за сохранения своих земель и устоев. Но император сумел найти общий язык практически со всеми, распределил доходы так что все графства империи смогли восстановится и приобрести свой личный доход. Императорская чета внушала уважение. Улыбка слегка дрогнула в уголках губ, когда он вспомнил как впервые встретился с императрицей. Тогда он и не сразу понял, что высокая рыжеволосая женщина, соскочившая со скакуна с клинками за спиной и есть императрица. Был благодарен ей за то, что она поддержала программу внедрения обучения для всех слоев населения. Сейчас, империя была одним из наиболее развитым государством в Новом Мире. Накинув капюшон, лорд пошел в сторону замка. Мысли были острыми, они кололи его практически постоянно, но он не мог позволить себе пойти против Дан-Ахана сейчас. Даже если все эти интриги ведут к захвату власти, до этого еще стоит пройти долгий путь. А как бы их мнимый «король» не делал попытки взять все в свои руки, все же ему не хватит ума чтобы провернуть такую аферу. Кабинет встретил его теплом камина и легким ароматом фруктовых деревьев. Скинув плащ, Анри налил терпкого вина и сел поближе к пламени, пытаясь отогреться. Пальцы быстро нашли шероховатый пергамент конверта и вытянули его из толстой стопки скопившихся дел. Мужчина нахмурился вчитываясь в написанные размашистым почерком строки. Некоторые части кланов начинают волнение, грозясь начать войну. По разным сведениям такие волнения – результат разного рода работ ковена. Но если это так, возможно Дан-Ахан верно делает, что пытается подобраться власть под себя. Мужчина отложил письмо и прошелся по кабинету. И все же картина не складывалась. Зная о стальном характере императора, не был уверен что вся шумиха создана из-за изучения других видов магии.  

–Милорд, ваш сын – женщина заломила руки – мальчику стало хуже  

–Иду. Врача вызвали?  

–Да, он уже на подходе.  

Анри бросился в детскую, чувствуя как обрывается его сердце. Мальчик лежал на огромной кровати, словно маленькая хрупкая кукла. Светлые волосы вспотели от жара, он дышал тяжело и протяжно. Мужчина присел и ласково прижали его к себе, пытаясь помочь дышать. Ребенок открыл глаза и заплакал  

–Ну тихо, тихо. Сейчас все пройдет, я здесь, все хорошо, хорошо.  

–Извините, задержался  

Анри молча наблюдал за тем как целитель прослушивает сына, раскрыв его, Илар, провел ладонями над телом мальчика, сбивая жар. Свечение медленно проникало в маленькое тельце. Мужчина обтер потного мальчика и взглянул на напряженно ожидающего мужчину.  

– Я проведу ряд сеансов, чтобы ослабить давление на сердце мальчика.  

– Он будет здоров?  

– Сложно дать прогноз. У вашего сына паталогия сердца, при малейшем волнении, нагрузке ему будет становиться хуже. – Илар прямо взглянул в карие глаза лорда – Мне правда жаль. Но поверьте, я сделаю все возможное чтобы мальчик смог вырасти полноценным. Мы приложим для этого все усилия  

   

 

2  

Мир был переполнен звуками, они стелились широким потоком, перетекая из слишком резких в мягкий перезвон. Звук существовал вокруг него словно воздух, был в каждом шаге, каждом вздохе, в каждой мысли. Их гомон настолько набирал силы что порою причинял боль, заставляя его прятаться, искать тишины. Но даже тишина имела свое звучание. Она была переполнена мыслями, витавшими вокруг него хаотичными обрывками фраз. Их было так много, они втягивали его, кружили, проникали в него, имели разный окрас, разное звучание. Иногда витавшие в нем мысли имели оттенок песка, настолько скрипучим был их язык. Они причиняли ему боль, сметали его под собой, заставляя плакать от боли. Мир был слишком громким. И с каждым днем он делался все громче и громче. Ему нравилось наблюдать за ним, он был ярким, необычным. Он состоял и разных дивных переливистых полупрозрачных мембран. Ему нравилось рассматривать их, но трогать было страшно. Они звали его, слишком громко, слишком сильно. Они пугали его, и он плакал. Он вообще часто плакал. Столько всего необычного было вокруг, столько дивных вещей которых он не понимал, отчего делалось страшно. Он хотел, чтобы ему объяснили, но не мог сам объяснить то, что видит и чувствует. И вот сейчас шум вокруг становился слишком интенсивный. Не любил, когда приходили эти разные люди. Они были грязными, шум, идущий от них, царапал его, заставлял кривиться, пытаться закрыться. Но он не умел, он еще ничего не умел и это тоже заставляло его плакать. Вот и сейчас слезы застывали на длинных угольно-черных ресницах, грозясь упасть рясным дождем. Но он держался. Голоса говоривших в дальних комнатах коридора, звон посуды, лай собак на лугу, ржание лошади, звон стали о сталь становился слишком болезненным. Он проникал в его голову, кусал его, заставляя все больше и больше забиваться в угол. Он хотел спрятаться, хотел, чтобы стало тихо, чтобы его перестали царапать эти странные обрывки не ясных ему фраз. Он был один, а их так много. Отчего они все такие громкие, отчего витавшие вокруг него двойные эмоции причиняли боль? Дверь широко отворилась и высокий не по годам подросток практически ворвался в детские покои. Взгляд карих глаз пробежался по разбросанным игрушкам, пятнах краски на ковре, открытому окну, впускающим свежий легкий воздух. Краем взгляда заметил, как дрогнула накидка на кровати. Закрыв плотно окно, Нардо в два шага преодолел пространство и присел, заглядывая в угол. Трехлетний малыш сидел свернувшись клубочком, цветастая рубашка была заляпана акварелью, также, как и пухлые пальчики, что вызвало улыбку у принца. Паренек протянул ладони, намереваясь взять брата на руки, но маленькое тельце содрогнулось и задрожало. Нардо замер, когда огромные, словно омуты, черные глаза замерли на нем. Столько муки, боли, страха плескалось в этих, отчего-то не по-детски серьезных глазах. На миг холодные мурашки страха прошлись по лопаткам подростка. Это стало последний каплей, и малыш громко разрыдался. Нардо, рывком прижал ребенка к себе, пытаясь отцепить ладошки от ушей  

–Ну что, аархтале, а? Тшш, все хорошо, хорошо, ну тихо, Арри, тихо. Я здесь, все хорошо. Хорошо  

Нардо чувствовал, как намокает грязная от занятий рубашка от слез брата, он все еще громко всхлипывал, но плач становился слабее. Тепла ладонь брата согревала его, успокаивала, становилась временным щитом от звуков, живших вокруг. Нардо улыбнулся, когда пухлая щека коснулась его скулы, черные как ночь глаза брата все еще были влажными от слез, он серьезно всматривался в него, вызывая горячее тепло. Паренек вытер застывшее слезы с лица ребенка и также серьезно взглянул на малыша  

–Испугался? Сейчас все хорошо, Арри?  

Мальчик засопел и по взрослому кивнул, вызывая искринки смеха в карих глазах. Маленькая ладошка осторожно коснулась ссадины на скуле старшего брата, тепло, покалывая, проникло в подростка, заставляя напрячься. Они все еще не понимали силу брата. Почувствовав на миг проскочившее недоверие, малыш дрогнул и опустил ладошку, так и не исцелив его.  

–Я люблю тебя, Нерри.  

–И я тебя, карапуз. Расскажешь мне что испугало тебя? – Нардо увидел как малыш отстранился и начал освобождаться от его объятий – ты можешь рассказать мне все, Арри.  

Мальчик обернулся на закрытое окно, он все еще слышал реку звуков, ее берега раскинулись так далеко вширь, что избежать их, ему не удавалось. Теплая ладонь старшего брата осторожно взъерошила его кудрявые волосы  

–Громко.  

Нардо встревоженно наблюдал за тем, как трехлетний малыш собирает в охапку покрытые акварелью листы. Что-то было в его поведении, так не вязавшейся с его возрастом. Порой он нагонял на него страх, настолько отличалось поведение Ааррона от поведения обычного трехлетнего ребенка. Вот и сейчас, он, словно почувствовав его эмоции разжал кулачки, разбрасывая листки. Это было сделано намерено, и от этого тоже было страшно. Откинув сомнения глубоко назад, Нардо присел и начал помогать собирать рисунки. Взгляд привлек размытый рисунок беснующегося океана, волны были настолько реальны, что практически почувствовал соль на своих губах. Но разве мог трехлетний ребенок так рисовать? Мальчик подошел поближе и заглянул в лист, сопение стало сильнее, отчего взгляд карих глаз замер на серьезном лице мальчика  

–Это ты сам нарисовал?  

–Тебе не нравиться?  

–У тебя хорошее воображение – Нардо улыбнулся – я бы так не придумал  

–Я видел большую воду  

Пальцы подростка дрогнули, и он развернул брата на себя  

–Когда видел, аархтале?  

–Ночью. Там холодно и мокро  

Нардо облизал пересохшие губы и увидел, как взгляд черных глаз братишки становиться слишком взрослым.  

–Не говори никому, Арри. Хорошо? Пусть пока это будет нашим секретом  

Мальчик помолчал, затем неуверенно кивнул. Он чувствовал тревогу брата, то, как он иногда боится его. Но его Нерри всегда был эмоционален, от него всегда исходила такая разноцветная хаотичность лент, он был таким единственным из всех, кого он видел. И он никогда не врал, ему никогда. Ааррон вздохнул и взял брата за руку, позволяя ему, поднять себя на руки. Звуки стали резче, заставив его прижаться к твердому спокойствию брата, отчего тот крепко прижал его к себе.  

–Сходим к маме? Твоя сестричка как раз проснулась  

Нардо улыбнулся на осветившееся радостью лицо и вышел из покоев. Чувствовал, как подрагивает малыш, тревога за него становилась больше. Слышал, как высший говорил отцу что с мальчиком что-то не так, что он имеет слишком необычную силу. Видел, как хмурился отец, резкими словами заставляя мага умолкнуть. Но маг был прав, у малыша действительно была слишком необычная сила, и то, что он уходит порталом, так словно это было в порядке вещей. Не нужно им пока знать этого, не был уверен, но чувствовал, что такие знания ни к чему хорошему не приведут.  

 

Графство Ниорга раскинуло свои владения на юго-запад от столицы империи, распространяя силы правящих там домов, практически в каждое поселение. Земли, состоящие на половину из камня и красноватой глины, в самые жесткие сезоны выглядели пустынными и безжизненными, даже не смотря на огромные объемы биревых деревьев. Но те, кто знал какие игры ведутся среди домов на этой земле, прекрасно понимал, что эти территории процветают отнюдь не за счет выращенной особым методом древесины. Небольшие города, хаотично раскиданные среди каменных пустошей, выживали за счет скрытой торговли запрещенных металлов и союза с орденом алхимиков Нуá-Родýса. Эти земли, замершие среди осенних ветров и летних ливней, имели большое влияние среди совета и ковена Магов. Главы пяти домов умело вели не гласную кампанию против императорской семьи и их устоев. Сильные маги, по большей части поддерживающие алхимию и преобразование иных видов магии с целью приобретения большей власти и силы, они имели большое влияние на остальные графства империи. Ниорга была внушительным противником, но все же Истабьен крепко держал империю в своих руках, лаконично делая вид что он не ведает о скрытых действиях целого графства. Такая политика позволяли императору удерживать гражданскую войну, грозящуюся вырваться из года в год. И все же Ниорга набирала обороты, забираясь не только в совет и ковен, они сталкивали кланы с империей, ведя изучение истинной магии и сбрасывая все последствия на плечи магов империи. Интриги и алхимия практически пронизывали эти земли, проходя через все главные торговые магические пути. Хенрих Йар Дассан, стоящий во главе Ниорги умело удерживал в своих руках остальную знать графства, вовлекая их в контрабанду ниидом. Серебристый порошок, превращающийся в отменную сталь при правильной обработке, пользовался огромным спросом на черном рынке. Безусловно, это не была ваалирийская сталь, но все же металл из ниида мог отразить атаку магического огня, не пострадав в целом. Он был легок, тонкий, но крепкий, хорошо пользовался среди знати старого мира. Ойстейин снабжал их необходимыми механизмами для создания и добычи глубинных камней нирдаса, давая возможность алхимикам преобразовывать их уже в ниид. Одной из сильный карт было еще то, что в его полном доступе была крепость Бутта. Вытесанная из монолитный пластин, она возвышалась среди пустынности красной земли, внушая страх. Плотная, в три метра толщиной стена, защищала ее в круговую, не позволяя подступиться ни простым воинам, ни сильным магам. Ее создавали много сотен веков назад, использую доселе не ясную методику строительства. При близком рассмотрении, складывалось впечатление что стены цитадели не имели никаких швов, словно она была вытесана монолитно из огромной скалы. Цитадель, возведенная для обучения и тренировки боевых магов, насчитывала в себе безликое множество узких коридоров, выбитых в монолитных камнях. Они сеткой растягивались на всю крепость, делая возможным попасть в центр цитадели из любой ее точки. Две высоких башни представляли собой многоуровневые круглые каменные этажи, струящийся ввысь с помощью крутых лестниц. Все пространство внутри было укрыто крепким прозрачным куполом, созданным для ограждения силы живущих здесь магов от чужих взглядом. Состоящая из плотного камня, она раскидала небольшие круглые здания, используемые для сотворения порталов и удерживания огня. Сейчас, крепость Бутта хранила в себе силы алхимии, используя площадки для обучения так называемых «одаренных» магов. Ойстейин присылал сюда огромное количество подростков, преобразовывая их жизненные силы и давая им магическую силу. Силу, которая могла лишь разрушать. Хенрих организовывал вышкол подростков, превращая их в будущем в отменную армию. Пока Истабьен недооценивал Ниоргу, они создавали крепкие узы для создания войны. Умения Нуá-Родýса позволяли проделывать все действия с одаренными так, что ни ковен магов ни тайная канцелярия империи не могли выйти на этот след. Алхимики, при поддержке одного из советников императора, имели практически неограниченные возможности для выполнения своей стратегии. Графству было бы удобней граничить сразу с Тауроной, но путь к ней им перекрывали земли соседнего региона Памури. Хенриху приходилось делать все возможное, чтобы скрыть ведущиеся действия на его землях и в тот же час найти обходной путь для переправки алхимического оружия и магов со стороны Тауроны.  

Не смотря на глубокую ночь и шквальные порывы ветра, Бутта не спала. Внутри цитадели во всю кипела жизнь, перекликаясь голосами работающих над плетения алхимиков. На широком выложенном в шахматном порядке черно-белыми плитам дворе сортировали древесину. Бурые, толстые стволы деревьев тянулись длинными рядами вдоль одной из стен. Сердцевина дерева бирев хранила в себе огромную силу, понятную лишь для магов. Маги использовали дерево как подпитку для кристаллов бундон. Серо-зеленные граненные кристаллы, размером с детский кулак хранили в себе мощь древней крови. Их закладывали в сердцевину дерева, когда они были размером с семена пшеницы. В течении трех лет деревья напитывали силами распада, позволяя кристаллам расти и преобразовывать не только свою силу, но и структуру деревьев на молекулярном уровне. В итоге орден получал крепкое дерево, пригодное для изготовление боевых кораблей и живой, пульсирующий бундон. Эти кристаллы имели силу лишь в опытных руках, они расцветали особой жизнью, преобразовывая всего чего касались мысли мага. Работа была рассчитана на дальнейшую войну, с помощью которой алхимики смогут захватить власть сначала в Ар-Дилире а затем и в других странах мира. Магом, который сможет активировать эти кристаллы станет, по иронии доли, кровный сын императора. Мальчик уже подает надежды, его ум слишком пытлив, слишком чтобы ограничиваться границей этики. Чужая жизнь для него была лишь трамплином к изучению большей, иной силы. Осинур внимательно перечитал список, не хватало еще несколько партий ниида. Но так как поставок было огромное количество, он отбросил этот факт, собираясь заняться недостачей позже. Портал сработал столь неожиданно, что мужчина едва успел отскочить. Сперва не узнав в скрытом плащом мужчине своего лорда, маг громко выругался. Фигура замерла и бегло обежала мага тяжелым взглядом, отчего тот изменился в лице и поклонился  

–Мой лорд  

–Освободите здесь все. Древесину к складам. Что она вообще здесь делает?  

–Только получили мой  

–Свободны все.  

Осинур успел увидеть выходящие фигуры скрытых одеждой мужчин и поклонившись побежал исполнять приказ. Жизнь ему была еще дорога. Хенрих кивнул в сторону витиеватой лестницы. Погода ухудшалась, играя им на руку и скрывая следы их прибытия. Не стоит ковену засекать чрезмерную пространственную магию. Толкнув массивную дверь, мужчина пропустил своих гостей, на ходу скидывая походную одежду. Запечатав просторную аскетичного вида комнату, он утомленно сел в широкое кресло.  

–Марче, этот переход был очень рискованным. Надеюсь, сведение на которых ты так настаивал действительно важны.  

–Не только важны, они перевернут все то, с чем мы работали и планировали работать. Но это я оставлю нам на десерт. Военные вашего императора, перекрыли мне все пути к получению товаров от вас. За моими людьми в Киоте ведется слежка.  

–Признаюсь, мы упустили это. Сейчас все внимание на изменение материй.  

Марче криво усмехнулся и глотнул обжигающий херес  

–И как удается, поскольку мои маги ничего не могут пока с этим сделать. Но мы это исправим в скором времени.  

Взгляд голубых глаз лорда внимательно пробежался по сидящему перед ним мужчине, и он лишь неопределенно улыбнулся, не желая выдавать информацию раньше времени  

– Не забывай, Марче, это мы вам помогаем в поддерживание ваших магов, а не наоборот.  

– Нам нужны ваши порты. Должен прибыть элитный товар  

Хенрих подобрался, впиваясь взглядом в довольное лицо советника Тауроны  

– Это то о чем я думаю?  

– Немного больше. Два образца разных видов. Но нам нужно чтобы их приняли в порту. Мы не сможем провести их через портал либо же таким путем как сейчас, слишком большой фон  

– Острова Дан-Ахана примут. Я дам ему приказ. Но, вам придется подождать. Истабьен слишком лютует в последние года. Он смог подавить восстание среди этих дикарей, но  

– Я бы на вашем месте был поосторожней с этими как ты говоришь дикарями  

– Ты не нашем месте, Марче  

Мужчина бархатно рассмеялся поднял руки ладонями вверх показывая мировую  

– Ссарна, мне оно и не нужно. Хватает головных болей от того, что есть сейчас.  

– Я бы хотел услышать то, из-за чего мы так сегодня рисковали  

Марче скользко улыбнулся, наблюдая как переливается херес в его бокале  

– Родился вайрам.  

В кабинете зависла гробовая тишина. Лорд сжал подлокотники с такой силой, что побелели пальцы  

– Это была шутка?  

– Похоже что я шучу, Хенрих – Марче отставил бокал в сторону и взглянул прямо в холодные глаза мага – Мы еще не поняли где именно. Но у нас сработали плетения несколько недель назад. Ночью. Сила вылилась ночью.  

– У вас есть возможности отслеживать древнюю кровь с помощью плетений?  

– Ты всегда недооценивал нас, Хенрих. Это плохое качество, когда-нибудь оно сыграет с тобой злую шутку, мой друг. У вас сильные маги, говорят ваша императрица родила ребенка полгода назад. И еще несколько лет назад мальчика.  

– Почему именно мальчик?  

– Потому что древняя кровь коснулась наших плетений. Кто бы он ни был, он прошел сквозь них, а это значит ребенок уже стоит на ногах.  

Хенрих налил алкоголь и залпом выпил под насмешливым взглядом мужчины. Они практически ничего не знали о младшем сыне императора, сосредотачивая все внимание и силу на Лиррелле.  

– Я займусь этим ребенком, но я не слышал никаких уникальных способностей у мальчика.  

– Древняя кровь может проявиться спустя года, ты прекрасно это знаешь. Если он действительно тот кто мы думаем, он станет нашей погибелью. Судя по твоей ухмылке, это не так?  

– Если сын Истабьена действительно носитель древней крови, то у нас есть тот кому он не сможет противостоять. С этой минуты мои люди начнут следить за ним, благо я вхож в совет и ковен. Но мы можем ошибаться, Марче  

– Полно, Хенрих. В роду Ар де Нор уже были носители древней крови. Вайрамы не появляются среди не носителей этого гена. Ты же не веришь в детские сказки. Вероятность слишком велика. Если ребенок действительно носитель – он нам нужен  

– Он прекрасный сосуд с огромными возможностями  

Марче довольно улыбнулся  

– Я рад что мы мыслим одинаково. С его кровью и силой мы с можем изучить и сделать очень много. Превратить алхимию в истинную силу  

Хенрих потер висок и расстегнул ворот камзола, чувствуя что ему становится жарко. Мужчина встретился взглядом с Марче и холодно улыбнулся  

–Ты прав. Твои сведения кардинально меняют все  

Мужчина с улыбкой отсалютовал бокалом.  

 

Холодный жесткий дождь хлестал замершие в предзимнем сне деревья. Градус понижался по мере наступления вечера. Колючие, обжигающие капли стеной ограждали небольшой приземистый город, потерявшийся среди чащ. Природа настолько вплелась в постройки, что смешивала свое и созданное человеком. Мужчина встряхнул головой и затянулся, едкий дым растворился в ледяной воде. Несмотря на идущие несколько дней к ряду ливни вперемешку с мокрым снегом, мир жил своим чередом. Взгляд желтых глаз мужчины стал жестким. Лисица, притаившаяся за ангаром, больше получаса следила за ним. Также как это делал он. Она знала, что охотник не доволен, он не разрешал ей посягаться на его пищу, но она упорно игнорировала это. И это несмотря на то, что леса были полны пищи для нее и ее сородичей. Не первый раз он наблюдал такое поведение среди животных. По какой причине они игнорировали правила, делая первые шаги к нарушению баланса. Его люди жаловались на странное поведение, на то, как порой их не слышали, игнорировали. Что-то происходило, что-то что так давно назревало. Крамол сделал шаг с крыльца, заставляя хищницу замереть.  

«Уходи. Я не беру твое. Так уважай меня»  

Рыжая бесовка пошевелила ушами, словно раздумывая над словами охотника. Глаза пуговки замерли на его взгляде, пару мгновений она рассматривала скрытую дождем фигуру человека, затем развернулась и двумя огромными скачками скрылась в чаще. Мужчина проводил ее взглядом, чувствуя тревогу. Она не ответила ему. Плохой признак. Что-то происходило с их силой, что-то сбивало ее, обрезало, не давало возможности сплетать ее с сознанием животных. Что-то нарушало баланс. Если так пойдет и дальше, они потеряют контроль над экологическим балансом. Это уже случалось, и до сих пор множество видов не смогло восстановиться. На первый взгляд это лишь мимолетная ошибка, но один не верный шаг здесь, может отразиться волной на другой стороне мира. Знал как это. Сведения что доходили к нему со Старого Мира приводили в ужас. Они теряли так всем им знакомый мир. Государства падали на колени, магия исчезала. Интриги и войны начали зарождаться даже там. Там, где истинная магия всегда была воздухом. Но что-то происходило, и теперь, в и так темные времена, баланс сдвигался. Видел это в том, как все реже рождались истинные охотники, то, как теряли его люди связь с природой. Как порой они все забывали, что животный мир, дан им в равенство. Все чаще видел удовольствие от охоты. Охоты, которой ранее они называли никак не убийство и загон хищников. Все чаще ему снилось как его люди и земли безумеют от крови, жажды власти, теряют разум и свою истинную магию, превращаясь в выжженных безумцев.  

Теплый бок собаки Иго коснулся его ноги, заставляя обращать на себя внимание. Тревога коснулась его сознания, образы отряда всего в нескольких лигах замелькали перед глазами. Мечники, но магов нет. Маркус. Крамол почувствовал ярость. Зачем он является сюда, после того как увез Эмайлу. Она была слишком хрупка для городов империи. Боль от утраты сестры все еще горела ярким пламенем, порой затмевая его разум. Острые зубы осторожно прищемили его ладонь, заставляя выдохнуть. Крамол усмехнулся и почесал теплую шерсть Тары  

«Благодарю. Все хорошо, они не враги. Проведи их»  

Мужчины соскочили с высоких боевых жеребцов и пожали руки ожидающего их охотнику. Взгляд желтых глаз Крамола пытливо осмотрел их лица и он, махнув рукой, повел их в дом. Как только тепло домашнего очага коснулось уставших путников, вздох облегчения слетел пространство  

–Я не ожидал увидеть тебя здесь, Маркус.  

Высокий мужчина вытер лицо и прямо взглянул на своего шурина.  

–Я бы не появился здесь без приказа императора, Крамол. И ты это знаешь.  

–И что же нужно твоему императору  

–Нашему, Крамол. Разведка донесла о присутствии магов на твоих землях. Истабьен хочет расставить точки над и. Империя не присылала своих людей к тебе.  

–И с чего мне верить тебе и ему? Что вы сделали для нас такого чтобы мы уважали ваше слово?  

Маркус раздраженно прошелся по небольшой комнате  

–Я пришел не ссорится, Крамол. Истабьен и империя не виноваты в том что я не смог позаботиться об Эмайле.  

Охотник помолчал затем кивнул, признавая правоту советника  

– Маги пытаются попасть на наши земли, это правда. Если это не указ императора, тогда что эти люди делали на наших границах?  

–Ковен давно уже пытается вырваться из рук империи – Маркус устало потер виски – внутри происходит смута. По докладам начинают поднимать голову алхимики. Позволь оставить пару магов чтобы они  

–Следили за нами? Нет  

–Мы хотим помочь, Крамол.  

–Я сказал нет! Ты и твой император ничего не знают о том, чем именно занимается наш народ. Вы слепцы  

–Пусть так. Но в этом мы понимаем больше, чем вы. – Маркус перехватил мужчину за локоть и сжал – Услышь меня, что-то происходит. Если на вас нападут, вы не справитесь с этой силой  

Желтые глаза охотника приобрели вертикальные зрачки и полыхнули, сущность отразилось на его лице, кардинально меняя его. Мечники подобрались в ожидании атаки, но советник остался спокоен  

–Ты даже не представляешь, что может наша сила, имперец. Убирайся и забирай своих людей. И передай своему императору, мы не выступаем против него лишь благодаря тому, что он все таки сдержал свое слово и не вмешивается в наши устои. Но это может измениться  

–Ты делаешь ошибку.  

–Как ты когда увез ее на смерть?  

 

Высокий для своих десяти лет мальчик внимательно наблюдал за тем, как мааларийская кошка греется на теплом весеннем солнце. Его слишком светлые глаза имели не по годам жесткое выражение, узкое, практически хрупкое лицо хранило в себе предвкушение. Предвкушение, от которого, у любого, кто увидел бы его сейчас, вызвало бы страх и отвращение. Холодная ухмылка пробежала по губам принца. Он хорошо знал какую силу несет в себе этот хищник. И знал, как именно он будет использовать ее. Отец, чувствующий вину за то, что его мальчик обделен магией и оттого чувствует себя изгоем, организовал для него лабораторию, для изучение тех наук, которые сын выберет. Глупец. Лиррелл довольно улыбнулся, вспоминая виноватый взгляд императора. Отцу было жаль его, жаль, что не только отсутствие сил, но и внешность сильно отличала его от других. Он даже не догадывался как именно отличался от них всех его средний сын. Принц сделал шаг в тень, увидев идущих по тропе солдат. Обход. Ровно по времени. Имрит обещал ему принести пару книг для преобразования чужой силы. Хоть кто-то понимает его, знает кто он. Мальчик резко развернулся и словил небольшого зайца. Взгляд, лишенных цвета глаз, замер на дрожащем теплом комке. Он практически чувствовал, как бьется под его руками его сердце, как согревает пальцы кровь. Жизнь, жизнь, которую он может забрать себе, забрать его силы. Это чувство опьяняет, чувство власти, то, как струится теплая жизнь по венам, как она согревает, пьянит.  

– Вот ты где. – Нардо внимательно взглянул на смущенного брата и улыбнулся – все хорошо? Разве мы не планировали позаниматься с мечами?  

–Не хотел мешать  

Нардо вздохнул и обнял брата за плечи, успевая погладить дрожащего зайца  

–Ты мой брат и принц Ар-Дилира.  

–Я лишь лишенный магии выродок  

–Не смей так говорить! То, что ты не имеешь сил ничего не означает и никак не определяет тебя. Ты мой брат и пусть только кто-то посмеет сказать о тебе кривое. Ты меня понял?  

Лиррелл кивнул головой, стараясь скрыть досаду от того, что брат помешал его планам. Лежащая на солнце мааларийская кошка пошевелилась и встретилась взглядом с блеклым мальчиком. Пару мгновений они изучали друг друга, затем ее уши дернулись и шерсть заискрилась статикой, ощущая угрозу. Мальчик отвернулся, отпуская не состоявшуюся жертву и довольно улыбнулся. Взглянув на брата, он напустил на себя смущенное выражение  

–Я смогу стать равным тебе?  

–Ты всегда равен мне, Лир. Пойдем, Ингур принес отменные клинки под твою комплекцию, тебе должно понравиться.  

Они плясали по кругу, выполняя выпады раз за разом, лишь иногда с детской озорностью подставляя друг другу подножки. Оба принца были одинаково ловки, несмотря на то что один из братьев был меньше на три года, их бой выглядел практически на равных. Лишь присмотревшись, можно было увидеть, как старший мягко делает незначительные ошибки, стараясь это делать так, чтобы брат считал победу искренне своей. Лиррелл увернулся от клинка, ему порядком начинало надоедать занятие. Он терял время здесь среди мечников. Ему не нужны будут клинки чтобы поставить их всех перед собой на колени. Нардо слишком добросердечен, и это позволяет ему хорошо играть перед ним. Удар клинка по плечу заставил его вскрикнуть и отбросить меч. На миг злость так четко отразилась на его лице, что не заметить ее мог лишь слепой. Нардо виновато взглянул на своего наставника и поднял меч брата  

–Извини, я слишком увлекся  

–И забыл, что я слаб? С меня хватит!  

Скидывая с запястий бинты, мальчик быстрым шагом направился в замок. Его походка давала знать о буре эмоций, ятривших его. Ингур покачал головой и сжал плечо расстроенно наследного принца  

–Вы не виноваты, сир. Ваш брат слишком чувствителен  

–Я должен думать, Ингур. Ему и без меня тяжело.  

Прохлада выбитого изолитами помещения ласкала его кожу, позволяя вздохнуть свободней. Высокие каменные стены плавно переходили в ряд овальных окон с одной стороны изогнутой комнаты. Несмотря на то, что, казалось бы, при таком просторе для солнечного света, лаборатория все же состояла из полутемного приглушенного света. Окна были покрыты специальным налетом кристаллов бирилы, распыляя солнечные лучи сквозь свою призму. Мальчик скинул потную одежду и бегло осмотрел расставленные на столе колбы. В прошлый раз он остановился на преобразовании нитей растений в силу, пригодную для его употребления. Имрит будет в полном восторге, когда он предъявит свои возможности. Как бы алхимик не поддерживал его, скрыто обеспечивая его необходимой литературой и возможностями к экспериментам, он не до конца верил ему. Да и в принципе ему было не знакомо чувство доверия. Лиррелл накинул рабочую одежду и притянул один из древних талмудов. Мертвый язык давался ему с большим трудом, но частично он мог расшифровать значение слов. Мальчик сощурился, предвкушая то, как он все же вытянет силу жизни из некоторых ветвей дерева иррав. Оно имеет слабы магический фон, но ему пока достаточно чтобы начинать видеть ауры. Если они думают, что смогут лишить его права на трон, тогда данные мысли будут огромной ошибкой. Видел, как восхищались каждым поступком, каждым словом, взглядом Нардо и видел с какой жалостью и нисхождением смотрели на него. Ненавидел эти взгляды, эти перешептывания среди прислуги и придворных о том, что императорская черта страдает, родив такого ребенка. Его лишили всего, даже права на доказательство того, что он достоин их. Блекло-серые глаза принца полыхнули не по-детски сильной ненавистью. А лишил его силы этот младший выродок. В древних писаниях, он нашел подтверждение тому, что, если в семье сильных магов рождается Имбиго, следующий ребенок будет иметь силы чрез меры. Принц взглянул на свою белую кожу, на перелив явно выраженных вен, ярость, на грани слез заслепила его, заставляя выдохнуть. Ненавидел себя. Ненавидел каждую свою черту тела. Прозрачное ничто. Из него вытянули все краски, делая его полностью бесцветным. Надоело просыпаться и смотреть на эти брезгливые взгляды, на насмешливые улыбки за его спиной. Эти все занятия, то, как они пытались обучить его политике, ведению переговоров, и это было сделано с таким одолжением, так словно учиться у наставников императорской семьи было одолжением. А он имел на это законное право! Мальчик заставил себя взять эмоции под контроль и перейти к изучению сплетения нижних элементов. Это была кропотливая работа, требующая полного сосредоточивания на элементах, на том, как они соединяются между собой, сплетаясь определенными сторонами. Одно не верное действия и все что находится в радиусе нескольких метров, могло расщепиться, задев и его. Лиррелл, закусив губу, раскрыл противоположные заряды и начал перетягивать заряды с одного поля, пытаясь изменить его полюс. От напряжения, его пальцы подрагивали, отчего в помещение завис серебристый дым. Мальчик закашлялся, пальцы дрогнули, но тут же умелые руки алхимика перехватили работу.  

– Сколько раз я говорил не работать с таким без меня?  

–Ты забыл добавить, сир, Киан.  

Мужчина поджал губы, но зная как важен для них мальчик вежливо кивнул  

– Прошу простить, мою грубость, но вы могли умереть, мой принц.  

– Мне нужно больше времени, и чтобы ты чаще обучал меня. Я хочу познать это быстрее  

Мужчина скрыл удовлетворение и переплел пальцы принца со своими, показывая, как верно использовать формулу  

– Мы решим этот вопрос, сир.  

 

Надрывный плач отбивался от стен детской комнаты и несся по ночному замку, будоража солдат. Было в этом плаче, что-то неестественно, что-то что заставляло оглядываться через плечо прошедших бои воинов. Истабьен ворвался в комнату и перехватил заливающегося слезами ребенка из рук старшего сына. Мужчина благодарно сжал плечо Нардо и прижал Ааррона к себе, пытаясь успокоить.  

–Ты что ночуешь здесь, Нардо?  

–Ему сняться кошмары. – щеки подростка вспыхнули, но, все же он твердо выдержал вопросительный взгляд отца – он так плачет практически каждую ночь.  

–Я вызвал Катани, иди спать. Тебе на рассвете вставать. – Истабьен успел заметить тревогу вперемешку с неуверенностью во взгляде карих глаз – мне стоит что-то знать, Нардо?  

–Нет. Он еще маленький  

Истабьен мягко улыбнулся, стараясь скрыть тревогу  

–Я знаю, иди. – мужчина прижал голову рыдающего ребенка к плечу и ласково прижался к его мокрым щекам – ну что ты, а? Все хорошо, все закончилось. Тшшш, все хорошо, ты в безопасности.  

Высокая фигура целителя вышла из портала, изрядно напугав императора  

–Снова истерика? Дайте мне его – взгляд васильковых глаз терпеливо замер на мужчине – я не наврежу ему  

Истабьен наблюдал за тем, как целитель берет ребенка на руки и вытирает вспотевшие кудри, мальчик, замерев наблюдал за его действиями.  

–Выйдите, Истабьен. Мне будет проще  

–Но – император быстро взглянул на постепенно затихающего сына – будь с ним ласков  

–Безусловно, сир.  

Подождав пока, император выйдет, мужчина посадил мальчика на кровать и внимательно взглянул в зареванное личико. Взглянув на витавшие вокруг него нити, мужчина тяжело вздохнул и ласково прикоснулся к пухлым щечкам.  

– Они достают тебя, да малыш? Расскажи мне о снах. – Катани вздохнул видя, как наблюдает за ним принц. Чудо что ребенок начал говорить. Мальчик, умевший считывать мысли и эмоции, и также передававший их не мог долго понять зачем ему это надо. Целитель словил тонкую нить душ, витавших вокруг, и увидел, как черные глаза ребенка проследили за ним. Даже так.  

–Ты же видишь их, не так ли, Ааррон?  

–Они мешают  

–В снах ты тоже их слышишь? Ты боишься меня?  

–Нерри говорит нужно молчать. Это секрет  

Катани промолчал, думая о том, что старший принц слишком тонко подмечает положение вещей в империи. Он будет хорошей подмогой Истабьену.  

–Нерри прав. Но мне можно рассказать. – мужчина лукаво улыбнулся – Я могу вот так – васильковые глаза целителя мигнули, и сила изменила их цвет поглощая зрачок. Мальчик восхищенно охнул – теперь ты.  

–Ты старый. – Ааррон склонил голову рассматривая силы и мысли сидящего возле него мужчины – очень старый. Никто не знает  

Катани отшатнулся и поднялся на ноги. Сердце сделало скачок,  

–Не бойся. Это будет секрет.  

Мальчик слез с кровати и вскарабкался на высокий табурет. Маленькие ладошки осторожно коснулись засохшего домашнего лимонного дерева. Пару мгновений ничего не происходило, затем сила вылилась из принца полностью восстанавливая дерево. Мальчик обернулся и улыбнулся. Катани сделал шаг вперед, когда вместо черных без зрачков глаз на него уставились красные вертикальные зрачки. О Старрна. Неужели все их мольбы были услышаны? Тем временем мальчик моргнул, возвращая свой обычный цвет глаз. Мужчина заставил себя улыбнуться, скрывая свои мысли, отчего мальчик на миг нахмурился. Он видел радость, возникшую на миг в душе целителя, но она быстро сменилась тревогой. Целитель присел рядом с ним  

–Расскажите мне о снах, мой принц. Возможно, я помогу  

–Им, им всем больно. Так больно – голос мальчика дрогнул и слезы покатились по щекам – они умирают. Все умирает. Мама тоже умрет как они?  

–Ну что ты, твоя мама молодая здоровая женщина. Она будет жить очень много лет  

–Как ты?  

Катани замялся, и мальчик расплакался, признавая истину. Мужчина обнял его, вытирая слезы  

–Тсс, ну что ты. Ты будешь уже взрослым, но она все равно будет рядом с тобой.  

–Обещаешь?  

–Обещаю. Я дам тебе чаек, он немного кислый, но ты уже большой, правда?  

–Мне скоро будет четыре  

Мальчик сказал это так гордо, что мужчина заразительно улыбнулся, вызывая ответную улыбнку на лице ребенка  

–Ты уже мужчина. Давай позовем папу? Думаю, он уже извелся весь  

–Он боится. – взгляд черных глаз замер на целителе – думает я трус  

–Кто сказал тебе такую чушь, Ааррон? – Истабьен подкинул сына высоко вверх, вызывая переливистый смех – как мой сын может быть трусом? Ты будешь лучшим воином, которого я знаю  

–Нерри лучше  

Мужчина переглянулись и рассмеялись  

–Значит будешь лучше своего Нерри  

Малыш сердито засопел, надувая щеки  

–Не хочу быть лучше его. Лучше него нет!  

Истабьен улыбнулся и поцеловал сына в нос, вызывая еще один взрыв смеха  

–Все верно, вы ведь братья. Побыть с тобой пока не уснешь?  

–Я уже большой!  

Мужчины улыбнулись и прикрыв двери вышли.  

–Что ты мне скажешь?  

–Ребенок очень тонко чувствует все что происходил вокруг, сир. Добавьте к этому то, что вашей жене некогда быть с ним из-за дочери, смута в замке, новые люди. Он впечатлителен. Это приводит к кошмарам. Я сделаю ему чай из трав, будет пить на ночь и ему будет легче.  

Взгляд карих глаз мужчины внимательно замер на целителе  

–Ты ничего не скрывал бы от меня, целитель  

–Я знаю вас много лет, сир. Вы все еще сомневаетесь во мне? – Катани сжал локоть мужчины – если бы со здоровьем вашего сына было что-то не так, вы были б первыми кого я уведомил. Отдыхайте, вам тоже нужен покой  

Целитель зашел в длинный ряд книг и скинул плащ. Все еще не мог поверить в то, что мальчик действительно тот, кого они ожидали. Мужчина притянул к себе толстый талмуд, знал, что сила мальчика все еще не проявилась. Но эти кошмары, было в них что-то неестественное. К сожалению, его знаний истинной магии недостаточно чтобы понять причину. То, что младший сын императора носитель древней крови, он не сомневался. Эти глаза, такие же глаза были у Артона Ар де Нор. Но прапрадед мальчика все же не был Тхаали. Какова вероятность того, что Ааррон лишь носитель гена, а не Вайрам?  

Нардо сонно пошевелился, когда тихое сопение приблизилось к нему. Приоткрыв глаз, он увидел, как братишка натягивает на них одеяло.  

–Аархтале, опять сбежал  

–Спи – теплая ладошка осторожно прошлась по его щеке, снимая усталость в мышцах, заживляя вывих кисти левой руки. Нардо шумно вздохнул и, прижав братишку к себе, крепко заснул.  

 

Дворы тайной канцелярии содрогались от звона стали. Тренировка мечников шла полным ходом. Кто вел бой на ножах, кто ловко разминал плечи боевыми топорами. Этих воинов совсем не будоражили доносящейся время от времени крики допрашиваемых. Казематы, знаные среди империи как одним из вытягивающим душу местом, жили своей тайной, жестокой жизнью. Каменные стены, имеющие рельефный серый орнамент, возвышались далеко ввысь, полностью скрывая все что происходило на площадках. Встроенные казармы для солдат представляли собой полуовальные коридоры и комнаты, выходящие на специально созданные площадки для тренировок. Так как в ряды канцелярии входили не только мечники, но и боевые маги, некоторые площадки имели специально оборудованные защитные поля, для удержания пульсаров и опасной для жизни магии. Широкие стены по всей территории хранили в себе углубленное здание с казематами для осужденных. Само по себе оно казалось на вид незначимым, не броским. Но лишь на первый взгляд. Глубокие коридоры, спускающиеся глубоко под землю, витиеватыми лабиринтами, они давали на психику всех, кто переступал порог здания. И все же, совсем не темные полуподвальные коридоры развязывали языки.  

Невих пропустил вперед императора, зная, что солдаты не узнали его в этой простой походной одежде. Мужчина закрыл двери и жестко взглянул на прикованного пленника. Притянув стул, Истабьен сел и прошелся взглядом по разбросанным инструментам. Знал, что к нему ничего еще не применяли. И надеялся, что не применят.  

– Биру, я даю тебе шанс. Мы все равно заставим тебя говорить – взгляд карих глаз встретился с зелеными мага – скажи кто запугивает кланы и с какой целью. Я даю слово твоя семья не пострадает.  

– Мне нечего тебе сказать.  

Истабьен вздохнул и поднялся  

–Займитесь ним. У вас неделя. – взгляд карих глаз с искреннем сожалением замер на маге – Мне нужна лишь информация.  

Невих едва успел вскочить на жеребца, а император уже во всю мчался по вымощенной улице. Тяжелые думы изменили лицо мужчины, делая его жестоким, властным, пугающим. Телохранитель вздохнул, слышал какие доклады принесли пару часов назад. Ковену придется приложить много усилий чтобы доказать свою невиновность. Истабьен придержал жеребца и свернул на крутой склон спускающейся к замку улицы. Знал, что его телохранитель едва поспевает за ним, но не было желания фокусироваться на нем. Он терял связь между работой с кланами и Ниоргой. Не нашли не одного подтверждения того, что на этих землях ведутся запретные работы. Истабьен открыл портал и вошел в кабинет, успевая подметить уже ожидавшего его Сирдаха. Сидевший в кресле мужчина читал доклад и лишь вежливо кивнул на приход своего правителя. Бросив взгляд цепких глаз на скидывающего с себя теплый плащ императора, он подметил стальной блеск глаз.  

– У меня к тебе ряд вопросов. И советую дать на них четкие ответы  

Истабьен кивком отослал Невиха и оперся о спинку кресла, пытливо рассматривая спокойное на вид лицо своего советника.  

– Как давно твои земли заключают договора с Тауроной без моего ведома?  

Сирдах спокойно отложил документ и также спокойно взглянул на императора  

– Все договора что мы имеем на данный момент, ваше величество, согласованы с вами. Но судя по тому, как вы напряжены, вы знаете что-то чего не знаю я. Это весьма прискорбно  

–Не время язвить, Сирдах. Дурук-хатим вышли на одного из твоих приближенных, когда он пытался купить рабов. Это при том, что мы не сотрудничаем с Тауроной и не поддерживаем рабство.  

–Скажите это Хенриху, в Ниорге рабство процветает как данность. Рабов купили по моему указанию. Их купили, Истабьен, попытка была успешной. – мужчина увидел, как желваки заходили на скулах императора и вздохнул. Поднявшись, он налил бокал хереса и протянул Истабьену – Выпейте, сир. И выслушайте меня, не отталкиваясь от ваших эмоций.  

Советник подождал пока взгляд карих глаз приобретет свой обычный блеск и протянул тонкие сплетенные кожаные ремешки. Сплетение узлов на них четко указывало на необычную письменность.  

– Мы давно следим за морскими путями со стороны Ниорги и Островных территорий. В это полугодие мы потеряли несколько соглашений с Дартоном. И в тоже время, земли Дан-Ахана и Балденора не потеряли свой убыток.  

–Но потеря соглашений империи должна была сказаться и на них  

–Верно. Но мы знаем, что они приторговывают контрабандой, не так ли? – советник кивнул на застывшее лицо императора – полно, я вас не осуждаю, с тем положением вещей что мы имеем, перекрытие пути к контрабанде приведет к войне между Ниоргой и нами. Дан-Ахан также поддержит их. Мы не можем обеспечить эти части империи хорошим доходом.  

–Ближе к делу, Сирдах  

–У меня возник вопрос какую именно контрабанду они провозят, сир. Это ведь не только сталь и мясо.  

Истабьен прищурившись пробежался по докладу и прошелся по кабинету  

–Зачем они скупают рабов?  

–Именно. Сперва я подумал, что это лишь рабочая сила. Но зачем ему так много? И кто и зачем покупает их именно с Тауроны, в то время как мы с ними находимся на грани войны.  

– И что именно они провозят еще помимо рабов.  

Истабьен раздраженно отшвырнул письмо и потер виски. Если алхимики причастны к этому, грянет война. Страшная, масштабная. Но кланы, уверен был что кланы встанут на их сторону. И как бы не считало большинство домов их дикарями, он хорошо знал, что именно может сделать их магия. Все еще помнил, как война поглотила империю несколько веков назад, когда Артон в ярости выжег земли, сталкивая города между собой.  

– Я был в канцелярии. Найро сумел взять одного из тех, кто запугивал кланы. Он вытянет нужные нам сведения. Но если маг принадлежит Нуá-Родýса нам нужно будет выдержать оборону от них в совете. Они опасны, и мы не можем их недооценивать.  

–Вы думаете они могут пойти против нас?  

– Ойстейин весьма скользкий. Но он умен, и будем честными, мы не знаем какая именно по уровню сила у него. Это делает его опасным  

–Высший владеет разными видами запретной магии, сир. Если Ойстейин недооценивает ковен, он весьма опрометчив.  

Истабьен потер переносицу  

–Держи все границы в военном режиме. Пусть видят, что мы готовы к любым их действиям.  

–Я хотел предложить вам тоже – Сирдах встретился взглядом с императором и склонил голову в почете – я рад что вы мой император сир. Если бы не вы, наша страна давно бы увязла в войне.  

 

Высший внимательно наблюдал за реакцией реагента, жидкость шипела, преобразовывая в едкий дым. Мужчина, нахмурившись взглянул на дату выполнения, откуда в их лаборатории взялись просроченные реагенты? И какая вероятность того что такие же реагенты могли сейчас находиться в академии?  

–Найдите мне тех, кто занимается поставкой и проверкой. Проследите чтобы их не оказалось в учебных заведениях. Особенно в столичной. Истабьен голову снесет если с наследным принцем что-то случиться. Симир, расскажи мне об Аарроне.  

Маг вытер руки и присел на угол стола  

– Мне кажется, ваши подозрения оправдываются. Я лично видел, как мальчик ходит порталом. Так просто, словно это обычные вещи. И животные, они странно на него реагируют.  

–Но сила вайрама не подтвердилась?  

–Пока нет. Но силы  

–Очень схожи. Тем более им был Артон. Но императору не стоит знать об этом. Пока не стоит. – Дарблейн тревожно нахмурился – если мальчик действительно тот, кто мы думаем мы все в большой опасности и нам придется идти на крайние меры. Наблюдай за ним. И помни, они хорошо манипулируют людьми, подчиняя волю. Будь осторожен с мальчиком.  

 

Зима терзала жестокими морозами, выбивая и так практические безжизненные земли Ардиньи. Снега заметали превратившуюся из-за засухи в камень темную землю, делая ее похожей на кряж Абоссинских хребтов. Всегда суровые морозы, в этом году упали еще на десяток градусов ниже. Земля и небольшие поселения стенали от раздиравших их холодов. Земли Ардиньи насчитывали в себе большие пустоши, появившиеся еще во времена Артона Ар де Нор. И так не слишком пригодный к нормальной жизни климат с годами ухудшался еще сильнее. Это графство было наибеднейшим краем империи. После того как носитель древней крови сжег земли, его обходили стороной, не желая бередить раны и древнюю магию. Люди, существовавшие без правящего дома, в основном полагались лишь на свой нелегкий в этом краю труд.  

Среди этих безликих земель, одиноко замерла Черная крепость, словно старый изтерзанный боями воин. Ее темные стены выделялись на фоне белого снега словно подчеркивая безнадежность этой земли. В народе ходили о ней разные странные слухи, которые по большей части были лишь баснями глупых людей. Сама же Черная крепость представляла собой утончённый из черного монолита замок. Ее территория складывалась в необычный для архитектуры этих времен ромб. Высокие тонкие стены окружали крепость подчеркивая ее массивность. Построенная в V-образном проекте, она встречала узкими крутыми ступенями, которые сливались в полуоткрытый свод зимнего сада. Сейчас от него остались лишь усохшие фруктовые деревья, подчеркивающие упадок вокруг. Своды сада были пронизаны завитыми хрупкими на вид монолитными колонами. Он уводил в глубь крепости разделяя ее на две высокие воздушные по своей комплекции башни. Они хранили в себе широкие коридоры с высокими окнами, благодаря чему крепость была пронизана солнечным светом, раскрашивая черный камень в необычный колорит цветов. Покрытые специальным преломляющим раствором стены меняли свой цвет в зависимости от времени суток. При жизни Артон Ар де Нор отдал часть своей силы для поддерживания крепости, наделяя ее разумом, сердцем. Ранее она цвела, оживляя вокруг себя земли, позволяя древней магии напитывать ее, орошать ее дождем. Сейчас же от нее остался лишь призрак былых времен. Широкие площадки боевых залов стояли в молчаливой мерзлой тишине покрываясь паутиной и пылью. Ее отвергли так же, как некогда отвергли ее владельца. И она была выжжена также как некогда вспыхнула ярость Артона выжигая его самого и все вокруг. Длинный ряд казарм был укрыт треугольными, острыми к верху крышами. Они оканчивались широкой квадратной площадкой, ранее укрытой плотным слоем песка. От нее вверх по периметру поднимались каменные скамьи, позволяющие наблюдать за тренировками. По углам площадки впились полукруглые выщербленные тренировками листы. Присмотревшись, можно было увидеть, что они хранили в себе еле заметные глазу выемки для ног. От былого течения жизни здесь осталась лишь память, которую хранили в себе черные стены. Укутанный в теплый шерстяной плащ мужчина шел по пустынному двору, всматриваясь в покрытые снегом стены. За все свою жизнь он был здесь всего несколько раз. Зайдя под укрытие казарм Дарблейн скинул капюшон. По докладам его магов, в этих стенах в последнее время происходила странная активность. Если он не найдет следов присутствия здесь чужой магии, это может значить что сила, некогда закупоренная здесь реагировала на носителя. Если это действительно так, значит мальчик опасен и его нужно строго ограничивать. Мужчина закрыл глаза позволяя своей силе проникать в ледяные стены. Тонкий луч поисковой магии проникал в каждое охранное плетение и не находил вмешательства. Но даже стоя на жестоком холоде, он ощущал странную дрожь, проходящую сквозь все это место. Сар сжал зубы и накинул капюшон. Место нужно готовить. Если мальчик вайрам, только это место сможет запечатать его без больших потерь. Мертвая земля, пару селений. Малая потеря по сравнению со всей империей и миром.  

Изабелла с тревогой наблюдала за сыном. Его снова словили на том, что он уходил сквозь порталы. Четырехлетний ребенок. Сквозь порталы. Женщина нахмурилась, стараясь отогнать страх. Она любила его, каждую клеточку его тела, тепло его черных глаз, эти упрямые кудри. Мальчик совсем не был похож ни на нее, ни на мужа. Как заметил Маркус, он вылитый прадед. И это сходство не давало ей покоя уже больше полугода. Порой, сходство было не только внешне. Высший лишь охал на возможности ее сына. Такая редкость иметь несколько разных направлений магии. В Аарроне же, казалось, сплелось их целое множество. Мальчик мог исцелять, мог с легкость отбивать шутливые атаки Нардо, считывал эмоции. А его полная необъяснимая регенерация. Иззи вскочила, когда сын провел рукой над ковром превращая его в поле цветущих фиалок. Смех слетел с губ годовалой дочери, и она потянулась маленькими пальчиками к синим цветам. Императрица в два шага подошла к ним и подхватила девочку на руки. Взгляд зеленых глаз тревожно замер на смутившемся сыне. Мальчик, прочитав ее эмоции, спрятал руки за спиной и прижался к ее ногам, стараясь загладить вину. Изабелла вздрогнула и инстинктивно оттолкнула его. Страх четко промелькнул в ее глазах, чем больно задел ребенка.  

–Зачем ты это делаешь без присмотра Дарблейна, Арри?  

–Тайлин любит их – мальчик несмело улыбнулся, заглядывая в зеленые глаза матери – Не сердись. Я больше не буду  

–Убери эту иллюзию.  

–Но они настоящие, мам.  

Изабелла отшатнулась, окидывая взглядом преобразованный ковер, страх, жгучий, резкий пронзил ее сердце. Девочка, расплакалась, почувствовав состояние матери. Это было неправильно. Магия преобразования слишком темный редкий дар. И эта легкость, с которой он это сделал. Женщина заставила себя улыбнуться, пытаясь скрыть отчаяние. Но мальчик, читавший ее чувства как книгу сделал шаг назад, не понимая отчего она лжет ему.  

–Как ты это делаешь? – Иззи мягко улыбнулась – я бы тоже хотела научиться  

– Не знаю, я просто прошу их – Ааррон осторожно прикоснулся к ладони женщины, но она, содрогнувшись вывернула пальцы – ты больше не любишь меня?  

Изабелла, вздохнув присела и ласково провела по кудрям сына  

–Ну что ты милый, ты мое солнце.  

Она почувствовала боль, когда взгляд темных глаз мальчика, не отреагировав на ее слова опустился вниз и цветы пропали, возвращая ковер на место.  

–Я не хотел напугать тебя, мам. – мальчик, посомневавшись, обнял ее за шею, вдыхая так любимый запах мяты, всегда идущий от женщины – я люблю тебя.  

Иззи погладила его спину, собираясь ответить тем же, но слова отчего-то цепко застряли в горле.  

 

Имрит внимательно следил за тем, как мальчик вытягивает нити жизни из метавшегося в клетке зайца. Лицо принца было бледным от прилагаемых усердий, капли пота текли по узкому лицу, но превосходство, горевшее в его взгляде, выдавало наслаждение процессом. Пальцы мальчика дрогнули и нить вырвалась хлестая пространство  

–Перехватывай ее. Быстрее, ты потеряешь силу. Хорошо. Нет! – маг перехватил кисти принца заставляя удерживать нить – преобразовывай ее прямо сейчас  

–Но… но он же еще жив, если я начну то  

–Тебя смущает это? – взгляд мага холодно замер на испуганном лице мальчика – если ты не можешь этого сделать, тогда мы зря теряем время.  

–Я смогу. Смогу  

Мужчина поглядывал за тем, как руки принца подрагивали от осознание своих действий. Заяц заверещал, когда мальчик начал преобразовывать его силу под себя.  

–Пей. Втягивай в себя. Ну!  

Лирелл сглотнув направил силу внутрь себя, пару мгновений его тошнило от содеянного, но горячая, сильная волна проникавшая в его клетки, пустые нити силы принесла наслаждение на грани с эйфорией. Имрит довольно ухмыльнулся, когда подопечный выпил последние глотки и пошатнулся от усталости. Мужчина придержал его, сжимая плечо  

–Хорошо. Очень хорошо. Вот почему ты должен приходить именно сюда. Ойстейин и наш орден сможет обучить тебя не боясь, что нам помешают.  

–Это.. я чувствуя силу я  

–Это лишь мелкая капля того что мы сможешь в будущем, Лиррелл. Пока мы остановимся на этом. – мужчина покачал головой увидев злость в светлых глазах – тебе нужно научиться удерживать чужую силу внутри себя. Соединять ее с собой так, словно она твоя родная. Чувствуешь, как она испаряется?  

–Да. Я думал  

–Ничего, сир. Через полгода вы сможете не только удерживать ее внутри себя, но пользоваться не.  

–Полгода? Но  

–Ты должен быть терпеливым если хочешь стать во главе трона – Ойстейин вошел в лабораторию и строго осмотрел принца – Алхимия требует очень тщательной подготовки, мой мальчик. Но потом она воздаст тебе в стократ  

–Да, сар  

Имрит довольно усмехнулся, переглянувшись с главой Нуá-Родýса  

 

Маркус с улыбкой наблюдал за мягко кружащем в бою принцем. Его высокая крепкая фигура ловко отбивала атаки солдат, успевая при этом следить за действиями магов. Он подрос, стал выше, шире в плечах. Еще пару лет и мальчик будет такого же роста что и Истабьен. Не смотря на мороз Нардо занимался практически раздетым, не обращая внимания на завывание ветра. Ловкие взмахи клинка заставляли солдат все чаще и чаще отступать. Лишь нахмуренные брови выдавали советнику то какие усилия прикладывает подросток для удерживания атаки мага. Ингур не успел увернуться и клинок наследника замер, подрагивая возле его шеи. Пару мгновений стояла тишина, затем мужчина широко улыбнулся и сделал шаг назад.  

–Хорошо, мой принц. Все больше я понимаю, что мне нечему вас научить. Вы оправдываете заработанное вами звание мастера клинка.  

Нардо не улыбнулся на ремарку и лишь вежливо кивнул. В последнее время ему было не до похвал и шуток. Его тренировали на пост главы тайной канцелярии и ему приходилось сдерживать себя при виде того, что именно порой он должен был делать. Эти знания не давали ему покоя. Но он лишь стойко принимал правду, выдерживая длинные ночные переезды и занятия с высшим. Маркус вздохнул, видя спокойное лицо мальчика. Маска. Всегда было сложно видеть, как близкие тебе люди умело одевают ее. Мальчик хорош. Его Фабиан бредит наследником, пытаясь быть ему вровень. Губы советника дрогнули, когда он вспомнил как этих двоих гоняли в академии с клинками в руках. Порой они еще такие дети. Истабьен встал рядом и улыбнулся, наблюдая за сыном.  

–Мы были такими же, помнишь, Маркус?  

–Как я могу забыть, Ист, нас пороли одинаково на конюшнях и все из-за твоей вспыльчивости.  

–Кто бы говорил. Ты же увел у меня тогда девчонку  

–Какую по счету?  

Мужчины переглянулись и дружно улыбнулись. Император вздохнул, наблюдая за тем, как сын удерживает пульсар. Мальчик взрослел, все меньше он видел его искреннюю улыбку, все больше он прятал эмоции как это и следовало делать ему по роду.  

–Он вырос.  

–Они всегда быстро растут. – Маркус вздохнул – ты знал, что они с Фаби создали свой отряд. И даже нашли тех, кто будет им предан  

–Мальчишки. Но Нардо делает правильно что доверят свою спину твоему сыну. Никто кроме верных друзей не сможет помочь. Также как это сделает он для него  

–Знаю. И мне становится страшно что они все ближе к тому, чтобы стать мужчинами  

Истабьен сжал плечо друга и усмехнулся  

–Мне тоже.  

Нардо резко развернулся, когда закутанная в теплую куртку фигура брата возникла из портала, послышался крик мага, Истабьен перескочил через изгородь с замиранием сердца понимая, что он не успеет и пульсар сейчас собьет ребенка с ног. Но ничего не произошло. Пульсар расщепился от одного взгляда мальчика. Ааррон, упал, поскользнувшись на снегу и с улыбкой отряхнувшись, побежал к брату намереваясь рассказать, что он только что видел в садах. Высший переглянулся с замершим советником и успел схватить императора за локоть прежде, чем он дойдет до мальчика. Истабьен был бледен. Взгляд карих глаз, потемнев наблюдал за тем, как старший сын отчитывает брата. Мужчина облизал пересохшие губы и взглянул в хмурое лицо мага  

–Скажи, что это не то, о чем я сейчас подумал, сар. Прошу. Он мой сын  

–Мне жаль, сир. – Дарблейн перевел взгляд на ребенка и шумно выдохнул, когда снег начал резко таять. Остановив взглядом бледного императора, он направился к встревоженному наследнику  

Нардо обернулся на отца, на его бледное лицо и почувствовал растерянность. Отец был напуган. И испугал его Ааррон.  

–Ну Нерри, ты меня не слушаешь!  

–Замолчи. – Нардо обвел взглядом растаявший снег и почувствовал холодок – это ты сделал?  

–Тебе было холодно.  

–Оо, аархтале, что ты наделал. – Нардо инстинктивно прижал младшего к себе, когда сар подошел ближе – С ним все в порядке, сар  

–Я вижу – маг улыбнулся, но взгляд остался настороженно холодным – Сир, скажите, как вы смогли повысить температуру?  

Ааррон пожал плечиком не совсем понимая зачем эти вопросы, но пальцы брата слегка сдавили его, заставляя взглянуть на мага  

–Не знаю. Просто захотел, чтобы Нерри не было холодно.  

–Просто захотели. – Дарблейн взглянул на напряженного наследника и вздохнул – а ведь вы многое нам не говорите, Нардо, не так ли?  

–Не стоит. – Истабьен взял младшего за руку и взглянул на Наррдо. Взгляд карих глаз был полон понимания и боли от того, что возможно придется им сделать. – Нардо, найди своего брата, будь добр. Его уже заждались мечники.  

–Лир стреляет из лука в саду – Арри взглянул на отца и посопел, увидев строгий взгляд карих глаз – сир.  

–Так ты был с ним, Ааррон? – Истабьен успел увидеть встревоженный взгляд мага. – Твой брат остался там?  

–Он не мой брат!  

Нардо сделал шаг к братишке пытаясь его защитить, зная как часто Лиррелл задевает его. Истабьен взглянул на него заставляя застыть на месте. Мужчина поднял голову мальчика за подбородок, крепко сжимая его  

–Чтобы я больше никогда не слышал от тебя таких слов, Ааррон! Он твой брат, советую тебе запомнить это.  

Взгляд черных глаз мальчика потемнел, и он попытался вырваться из цепких пальцев  

– Но он мертвый внутри!  

Маркус отвернулся, когда император залепил пощёчину мальчику и он расплакавшись упал на холодные плиты.  

–Не тронь его Наррллед. Отведите его высочество к себе. Он наказан.  

–Отец, я уверен, Арри не то хотел сказать и  

–Не сейчас Нардо. Займись своей тренировкой. И найдите Лиррелла, убедитесь, что он в порядке. Сар?  

Взгляд голубых глаз высшего замер на императоре, и он нахмурился  

–Я не могу дать ответ именно сейчас, ваше величество. Пока что это лишь догадки. Но вы должны быть готовы  

–Он мой сын, Дарблейн – Истабьен сделал шаг к магу заставляя его отсупить от силы плескавшейся вокруг – Если он действительно чудовище. – мужчина запнулся не в силах продолжить – мне нужны доказательства. Неопровержимые. До того не смейте прикасаться к нему. Ему лишь четыре.  

–Я услышал вас, сир. – Маг сдал локоть мужчины, сочувственно глядя в полные муки глаза – я молюсь чтобы это было ошибкой.  

 

Моур-Ла изнывала от жары усилившейся за эти пять лет. Стены цитадели дрожали от горячих солнечных лучей, заставляя горожан прятаться по домам. Из-за распространившейся пустоши у города возникли перебои с поставкой пресной воды, что еще больше нагнетало обстановку. Периодично город содрогался от разбоев, люди ранее не сталкивавшиеся с подобным паниковали, еще больше ухудшая положение. Сарпхи, переняв военный режим от земель Арсссы пытались держать цитадель в ежовых рукавицах. Вурд Мин-Со не справлялся с задачей удержание власти. Уже больше трех недель город замер в ожидании прибытия Виора. Изменения слишком явно бросались в глаза, ятря напуганных ваарэт еще больше. Всегда благоухающие зеленые сады, так долго создававшиеся благодаря труду и заботе теперь поблекли, не выдерживая градус жары. Узкие улицы практически всегда были покрыты слоем песка, время от времени попадавшим сюда после песочных бурь. Просторный каскадный каменный город терял свою суть среди метавшихся в хаосе граней. Всегда шумный, теперь он застыл в немой тишине. Он нес в себе страх, страх за жизнь, за уходящую силу душ. Из-за отсутствия достаточного количества ваарэт, души копились, окружая цитадель в ожидании помощи. Но чем больше они томились, тем больше сдвигались грани. Люди, молившиеся на своего Виора, полагали большие надежды на то, что его приезд решит их самые большие страхи. Лишь вурд знал, насколько плоха их ситуация. Мужчина прошелся по пустынной улице, пытаясь достучаться до стен цитадели, но натыкался лишь на тишину. Город, так же, как и грани перестал взаимодействовать с ним. Высокая фигура молодого мужчины вышла из пространства заставляя Мин-Со шарахнуться в сторону. Всмотревшись в скрывающее лицо полотно он облегчено схватил Ли за руки. Но Виор качнул головой и схватив вурда за локоть увлек за собой. Сильные пальцы Ли придержали мужчину. Размотав платок он вдохнул чистый воздух  

–Я не мог долго попасть в цитадель, каждый раз проходя мимо нее. – Ли увидел, как побелело лицо вурда и почувствовал усталость – Город отравлен. Грани и цитадель глуха, верно?  

–Но, но что нам делать?  

–Я пришлю тебе сарпхов. Всех, кого смогу дать. Слушай меня внимательно, Мин-Со. Души гниют. Гниют внутри живых людей. Слишком большое количество рождается уже такими. Мы не в состоянии помочь им. Эти души чувствуют пустошь, чувствуют распад и питаются ним, заражая других. Сарпхи найдут всех, кто чист, ты соберешь их так чтобы об это знал лишь ты и сарпхи. Они отведут тебя и людей в И-ор-Ма. – Ли встряхнул полного ужаса вурда – Возьми себя в руки. Ты понял, что нужно будет делать?  

–Но, но остальные  

–Они уже мертвы. – Ли жестко взглянул в застывший взгляд Мин-Со – Время меняется. Мы должны сохранить тех ваарэт кто может проводить их. Если мы этого не сделаем  

–Мы все обречены  

–Да  

 

Гуруб рассматривал идущую вдоль степи подрагивающую разорванную мембрану. Ее нити зависли в воздухе обгорелыми обрывками, словно сухие обожженные листы бумаги. Изменения начались совсем недавно. Итак, разрушенные мембраны не восстанавливались. Его люди не могли сплести их наново. Все созданные ткани отторгались словно инородное тело. Но вмешательство извне он не видел. Мужчина потер покрытый изогнутым шрамом подбородок и словил обрывки, шипя от боли в обожженных пальцах. Мембраны начинали ранить. Начало распада? Это же рассказывали вернувшиеся со Старого мира нитеплеты. Они возвращались со всех концов мира принося печальные вести. Начало хаоса приближается. А Тхаали не приходит. Мужчина окинул взглядом просыпающуюся от долгой зимы долину. Какую погоду принесут им ветра? Будет ли пока что все идти своим чередом ли же им стоит ожидать аномальных явлений. Мертвые земли все больше проникали на его территории, отравляя все вокруг. Но он знал, что отравление это лишь малое что может произойти. Истинная магия исчезала, не заметить этого было просто невозможно. Что ждет их в дальнейшем без возможности подлатывать ткани Мира? Трещин уже слишком много, их возможностей не хватает чтобы покрыть их. И если мир будет отторгать сотканные новые ткани, трещины будут переходить в дыры, уничтожая все вокруг. Гуруб закрыл глаза полностью переходя на внутреннее зрение. Цвета вокруг изменились, приобретаю другие оттенки. Мир вибрировал как свежая рана, содрогаясь в муках. Его голос проникал в нитеплета, отдаваясь болезненной дрожью в костях. Грязь, она была вокруг, в каждом шаге, мысли, пронизывала крепкие нити мира, начиная расщеплять их изнутри. Процесс гниения начал ухудшаться. Гуруб упал на колени и его вырвало. Звуки ворвались в его сознание, оставляя вспышки головной боли. Будет ли у них завтра?  

 

Истабьен с тревогой наблюдал за тем, как сын все ближе подходит к боевому аранийскому скакуну. Знал, что за ребенком присматривает Браен, готовый в любой момент успеть убрать его, в случае если жеребец кинется. Мальчик был любопытен, и порой, ему казалось он совсем не знал страха. Вот и сейчас мальчик, не задумываясь порылся в кармане и протянул яблоко. Истабьен сжал зубы, когда жеребец, словно прирученный, подошел к ребенку и ткнулся в его лицо, вызывая смех. Тэтсу был характерным конем, не подпускающим к себе никого кроме Маркуса. Его боялись все конюхи, не раз страдая от его атак. И сейчас, это жеребец, вел себя словно домашняя кошка. Он и раньше слышал, что Ааррон сидит на конях словно влитой, они интуитивно повиновались ему. Мужчина потер висок, чувствуя, как начинает болеть голова. Он знал, что именно кроется за этим умением. Сердце болезненно сжалось, он всеми способами пытался оградить своего мальчика от истины. Ведь не мог этот черноволосый улыбающийся малыш даже не быть человеком. Только не его сын. Мальчик тем временем погладил мягкую шерсть жеребца, прижимаясь к его мощным ногам. Ладошка прошлась по животу и на миг глаза приобрели красный цвет, так быстро что это осталось незамеченным. Жеребец шумно выдохнул, когда ранка от укуса насекомого зажила. Арри улыбнулся на волну тепла, идущую от скакуна, и ласково погладил его. Видел стоящую за ограждением фигуру отца, но чувствуя тревогу, идущую от него, не подходил, не желая, чтобы он снова сердился на него. Мальчик тихо вздохнул, в последнее время мама тоже сердилась на него, не желая, чтобы он был с Тайлин один на один. Эмоции принца передались жеребцу, и она вскинул голову, нервно встряхивая гривой. Истабьен, испугавшись что сына сметет под сильными ногами коня, в два прыжка оказался рядом, оттягивая ребенка в бок. Теплота тронула его сердце, когда пухлая детская щека потерлась о его ладонь  

–Он опасен, Арри.  

–Он хороший. Ему не нравиться люди, они делали больно  

Мужчина вздрогнул от этих слов и ласково приподнял лицо мальчика, поглаживая щеку  

–Откуда ты знаешь  

–Он сам мне сказал. – Арри зажмурился от теплоты отца и улыбнулся – но я сказал, что его больше не обидят. Ведь, так, сир?  

–Конечно, сын. Ты готов к прогулке верхом? – Истабьен широко улыбнулся увидев, как озаряется счастьем лицо малыша. – Беги, помоги Браену оседлать Ветра.  

Взгляд карих глаз тяжело проследил за бросившимся с восторженными криками мальчиком. Еще одно подтверждение что Ааррон не является человеком. Эти манипуляции прислугой, пока что ребенок делал это неосознанно, но он растет и совсем скоро придет понимание что именно ему это может дать. И эти попытки навредить Лиру. Истабьен закрыл лицо руками, заставляя себя брать рвущую его боль под контроль.  

–Скажите высшему мы на конную прогулку. И охрана уже готова? Не желаю ждать вас час как в прошлый раз  

Мальчик с улыбкой ехал рядом императором, то и дело счастливо поглядывая на него. Он впитывал в себя краски лета, ловил каждый шум, был землей под копытами Ветра, был соленой водой в озере, ланью, замершей на лугу. Мир так громко пел ему, так ярко отдавал свои краски. Он тонул в его многогранности, в его силе, духе. Интуитивно потянулся к чувствам императора и не нашел там настороженности. Смех сорвался с уст и приласкав жеребца принц пустился в галоп обгоняя жеребца императора. Стража бросилась на перехват, но Ист махнул рукой улыбаясь  

–Пусть, он давно хотел насладиться этой поездкой.  

Истабьен наблюдал как тонкая фигурка мальчика разбрасывает широко руки и откидывается на встречу ветру.  

–Эээээээээээээээй  

Трен отвернулся, стараясь скрыть смех  

–Он совсем еще взбалмошный. И как его приструнить?  

–Думаю никак сир. Он еще мальчик. Это пройдет  

–Надеюсь.  

Император цокнул языком принуждая скакуна сорваться с места и догнать принца. Черные глаза горели счастьем, когда Ааррон взглянул на отца  

–Правда здесь хорошо? Все так дышит, так дышит  

–Да, воздух изумителен  

Невих наблюдал за тем, как принц, не переставая рассказывает отцу все что так долго тревожило его это время. Мужчина улыбался, лишь иногда успевая вставлять пару фраз. Но напряженные плечи его правителя выдавали хорошо скрываемую тревогу. Не раз замечал, как бросали маги и императорская чета взгляды на младшего сына. Взгляды полные страха и боли. Что-то крылось за тем, как мальчик управлялся с силой. Но что, ему было не понять. Всадник выскочил из портала на полному ходу, направляя боевого скакуна прямо на Истабьена. Скрытое капюшоном лицо и поворот тела, указывали на то, что мужчина идет в атаку. Все происходило слишком быстро, чтобы охрана сумела броситься на перехват. Время замерло на тонкие, рванные отрезки. Невих с ужасом наблюдал за тем, как фигура мага, а его мозг уже успел распознать движение пальцев, стремительно несется к мужчине. Слишком быстро. Неестественно быстро. Арри обернулся и с ужасом уставился на всадника, темная тень шла след в след к ним, эмоции ненависти, убийства захватили его, сминая, вертя, вырывая. Сердце мальчика бешено билось, убийство, мужчина жаждет его, так словно от этого деяния зависела его жизнь. На миг полыхнули красным глаза и мальчик зажмурился, отчаянно представив как эмоции и сила всадника отбиваются также как мячик от зеркала в комнате Нерри. Полыхнула сила и куполом накрыла императора и его охрану. Невих мчался, наперерез вынимая на ходу меч, он не успевал и ужас положения бился в висках. Всадник произнес заклятье на иллиите, в тоже время произошло две вещи, ярко вспыхнула возникшая стена силы принца и всадник с душераздирающим криком растворился на атомы. На миг запала душераздирающая тишина. Истабьен, не отрывая взгляда от сына, взмахом остановил гвардейцев, мальчик сидел, замерев на жеребце, вместо черных очей на императора смотрели два красных вертикальных зрачка вайрама. Гвардейцы, с ужасом смотрели на ребенка. Все знали легенды, впитали их с молоком. Перед ними, убив только что наемного мага, сидел Вайрам. Ист перехватил, Невиха, не позволяя приблизиться к сыну  

– Не подходите к нему, вы его спугнете.  

Ааррон тяжело дышал, его сердечко билось так сильно что он мог слышать только его. Ужас от того, что он сотворил полыхал жаром в его душе, выжигая, разрывая ее. Он не хотел этого, не хотел, он лишь хотел, чтобы сила этого человека отбилась от них. Истабьен медленно подъехал к сыну  

“Дарблейн, немедленно сюда! ”  

–Ааррон, мальчик, все хорошо, все хорошо. Тихо, тихо  

Мигнули очи и черный цвет снова вернулся на место, принц задохнулся от эмоций императора и стражи. Отвращение, ужас, ненависть, страх. Мальчик вцепился руками в поводья и его боль передалась жеребцу от чего тот начал беспокойно переминаться с ноги на ногу.  

Маг, впопыхах, вышел из портала, и сразу перешел на внутреннее зрение. Сила простирающаяся вокруг ослепила его, мальчик переливался так ярко что причинял боль. Дарблейн перекинулся взглядом с императором  

“Он убил наемного мага-убийцу, распылил его”  

Ааррон испуганно смотрел на гвардейцев, на то как мужчины медленно окружали его, сердечко все еще не успокоилось, ужас того что он совершил не покидал его, а отвращение и ужас отца еще больше пугало его. Он потянулся мысленно к отцу и увидел себя его глазами, водоворот эмоций императора подхватил его, причинял боль, и принц потерял сознание. Истабьен подхватил сына с жеребца прижимая к себе.  

–Позвольте, сир – Дарблейн перехватил кисти, ребенка, пуская свою силу, позволяя силе мальчика затихать на некоторое время – Мы должны  

–Знаю. – Ист обернулся на телохранителя – Обеспечь охрану моей жене и детям. Нардо сейчас в дороге. Проследи чтобы он не знал о том, что произошло. Я сам с ним поговорю. Того кто распространится о том, что произошло с принцем ожидает смерть. Всем ясно?  

–Да ваше величество.  

 

Марче закрыл дверь кабинета, плотно проверяя магический щит. Еще раз убедившись, что он один, мужчина вскрыл конверт. Пальцы дрогнули, и довольная ухмылка пробежала по губам мужчины  

«Слова подтвердились. Мы знаем кто он. »  

 

Наследник стоял, прислонившись лбом к стене, стараясь оглушить горящие в голове мысли. Все что он могу чувствовать сейчас, была лишь боль, горячая, тугая она расползлась по всему его телу, мешая дышать. Когда отец мягко, осторожно рассказывал о том, что произошло. Не поверил, был в ярости, говоря, что он предвзято относится к брату. Но эти красные глаза с вертикальными глазами. Подросток судорожно вздохнул. Все еще не мог поверить в то, что увидел. Его аархтале, этот теплый клубочек, оказался чудовище. Демон. Полная сил разрушения тварь. Нардо закрыл лицо руками чувствуя, как горячие слезы катятся по щекам. Знал, что маг должен провести обряд ограничения, но также знал, что все равно они находились в огромной опасности. Их знания против силы вайрама просто ничто. Высшему понадобиться много времени, прежде чем он сможет защитить их. Неужели в нем нет ничего от человека? А как же сказки, которые малыш слушал каждую ночь затаив дыхание. Но память тут же подбросила то, как этот же малыш навязывал солдатам свою волю, желая сбежать. Он хорошо знал на что способны такие как Ааррон. Сколько боли эти существа несли в себе. Их история была переполнена войнами с вайрамами, целые века люди пытались выжить, избегая их силы. Все они хорошо помнили во что превратил их землю Артон. Такой же вайрам как и его брат. Сжал зубы, одёргивая себя. Он никогда не был его братом. Это существо лишь манипулировало ими. И то, как он напал на Лира. Эта кровь. Принц резко развернулся, заставляя боль стихать. В соседней комнате спала мама, казалось, она постарела за эти сутки. Она так долго и надрывно плакала. Но она догадывалась. Да и если быть честным с самим собой, он догадывался тоже, просто не хотел в это верить. Мальчик сел на кровать, зарываясь пальцами в такие же кудрявые волосы что и у брата.  

Истабьен хмуро рассматривал спящего ребенка, на пухлых щеках застыли дрожки слез. Но даже пережив стресс, мальчик спал на животе в своей обычной позе. Взгляд карих глаз застыл от боли. Его мальчик. Его украли у него, еще в утробе Иззи. Он породил демона. Желваки заходили на скулах. Маг подал отвар от головной боли и с тревогой взглянул в серое лицо императора.  

–Как вы?  

–Что еще мы можем сделать?  

–Сложно ответить быстро, сир. – Дарб взглянул на спящего вайрама – Ментальную связь с наследником мне удалось заблокировать. Они были слишком тесно связаны. Вайрамы бояться кровной магии. – маг увидел, как передернуло мужчину и вздохнул – то, что вы смогли помочь мне с ограничением, используя вашу сил это важный шаг.  

–Он боялся меня.  

Ист отвернулся, и подошел к кровати, тонкие пальцы мужчины дрожа, коснулись черных волос ребенка.  

–Если бы мы не ограничили его, кто знает, чтобы он делал дальше? Мы не знаем, насколько сильно его магия действовала на окружающих. Он с легкостью убил мага. Расщепить живую душу для него не составило труда.  

–Знаю. Тарциты достали с хранилища?  

–Да, сир. Мы готовим Ардинью для того, чтобы отправить его туда.  

Император отвернулся от сына и взглянул на мага, взгляд карих глаз был жесток, отчего сар немного отступил  

–Сделайте так, чтобы эта тварь не могла достать мою семью.  

 

   

 

 

3  

Ицарха расцветала все больше с каждым годом, набирая обороты. Некогда небольшая, невзрачная столица на данный момент насчитывала в себе новейшие архитектурные построения. Одноэтажные дома канули в небытие заменяясь на высокие каменные добротные поместья. Улицы устилались самой дорогой бруковкой, вымощенной по последнему писку моды. Зелень деревьев разбавляла городскую суету, позволяя воздуху в ней сохраняться сладким от чистоты. Лишь немногие знали какие темные дела стояли за этой мнимой красотой. Город был переполнен приезжими алхимиками, они практически в открытую провозили контрабанду, зная что совет, удерживающий власть в режиме диктатуры, не будет делать никаких препятствий. Политика Тауроны кардинально сменилась за последние несколько лет, переходя от неуверенного режима торговли рабами и контрабандой к открытому сотрудничество с ведущими алхимиками Нового Мира. Широкие, малонаселенные земли Тауроны идеально подходили для подготовки и работы с отдельными частями алхимии. Малонаселенная страна позволяла создавать огромные площадки для применения преображения. Марче, воспользовавшись поддержкой Никодима выстроил крепость Миосар на границе с долинами. Вложив большие труды в саму крепость, совет теперь получал плоды от работы ордена Нуá-Родýса. Несмотря на тихую размеренную жизнь большинства городов страны, алхимия здесь процветала, разрушая земли. Магам нужны были земли чтобы беспрепятственно изучать то, что они не могли открыто сделать в Ар-Дилире. Большинство попыток удавались на небольшой процент, растворяясь сами по себе. Земли Туароны медленно, незаметно глазу, начинали пропадать. Но алчность совета побеждала над разумом.  

Остейин, стараясь никак не компрометировать себя перед Истабьеном, отправлял все силы на соседей, позволяя своим ученикам проводить не достающие ему опыты. После того как они узнали о силе вайрама, их политика немного изменила свое направления, усиливая подготовку Темного. Благодаря искусной политической игре и выверености армии Тауроны, им удавалось полностью стирать свои следы, тем самым, не давая повода кидать обвинения в их счет.  

Марче, на волне эйфории от своей власти, пока не замечал какую ошибку он делает, позволяя темной магии внедряться в свои земли. Пока что люди ничего не замечали. Земли, не ведающие Истинной магии, изменялись, сплетая эти изменения с миром. Образовался новый вид магии. Магии, которая в будущем сможет жить своим умом. Но правителям Тауроны не было дано познать всю пропасть того, что они делали своими руками.  

 

Мальчик, закрыв глаза прислушивался к ощущениям, где-то пела сарина, далеко за пределами его земель стояла засуха, земля кричала о влаге, но не получала ее. Прижав уши, кралась лисица, добыча была совсем рядом, а она так давно не ела. Он перескочил на нити жизни и сосредоточился, еще больше стараясь найти из гула голосов того, кто ему был нужен, он был близко, так близко. Чувствовал его, его тянуло к нему, тонкая нить, кровь пела ему, призывала его  

“Юноша привстал на стременах и натянул лук, зазвенела стрела и олень упал пронзенный в сердце.  

–Чистая работа, ваше высочество. Она умерла мгновенно  

Наследник сдержанно кивнул Невиху и спешился. Его походка была мягкой словно у кошки, он вырос, раздался в плечах. Еще резче стали черты лица, все больше он походил на императора.  

–У меня был хороший учитель, Невих – мягкая улыбка промелькнула на губах принца. – Сегодня была хорошая охота. Мне говорили, что на западе идут волнения?  

–Да, сир -Маркус отвел взгляд от окровавленного ножа – засуха, эти года лето было слишком жарким, земли истощаются. Меньше урожая, меньше охоты, угодья пропадают. Фермера жалуются на то, что им нечем торговать.  

Нардо сжал губы и взглянул на советника  

–Думаешь к этому причастен тагри? Это началось с того момента как – наследник замолчал и встретился глазами с беспокойным взглядом советника  

–Не знаю, ваше высочество. А что докладывают вам?  

Наследник слегка пожал плечом и замер, брови сошлись в одну линию, он уловил тонкое биение о его сознание  

–Наследник?  

–Все в порядке. Думаю, нам нужно уси…”  

Хлыст рассек щеку и мальчик, вздрогнув, открыл глаза, рука с мечом дрогнула, и он встретился полным гнева взглядом наставника  

–Я говорил тебе сосредоточиться на клинке, тагри. А ты чем занят?  

–Сир, ты хотел сказать сир, а не тагри.  

Хлыст взметнулся снова, и мальчик зашипел, когда струйка крови потекла по запястью, но меч все же не разжал  

–Я сказал, то, что хотел сказать, мальчик. Ты был только что не здесь  

–И где же? – мальчик насмешливо взглянул на учителя из-за чего получил еще один удар хлыста  

–Проявляй уважение ко мне, тагри – мужчина мягко обошел его, его шаги были воздушными, но принц все равно знал где он находиться и не вздрогнул, когда щелчок прошелся возле уха. – Уже лучше. Меняй руку.  

Ааррон, скрыв облегчение, переложил тяжелый клинок в левую руку и замер. Он хотел есть, было холодно, и эта тренировка безумно злила его. Он не понимал зачем выстаивать с клинком по пол дня  

“Я тренирую твою выдержку, щенок”  

Мальчик упал от ментального удара, он часто дышал, пытаясь вырваться из цепкой хватки мага, его вертели словно мышку в когтях хищника.  

“Видишь, ты не так и силен, тагри. Не понимаю, почему вокруг тебя столько шума. Борись, мальчик! Давай! ”  

Лицо принца было белым, он не понимал, где он, кто он, лишь холодный голос скручивал его, пускал силы причиняя боль  

–Ссараасха нда лее  

Таркил отшатнулся и крича упал на колени, когти рвали его, терзали его, сжигали его. Собрав силу воли, маг оттолкнул мальчика и вырвался. Он, тяжело дыша открыл глаза и взглянул в полные триумфа очи принца. Мужчина с яростью поднялся и сбил принца с ног, хлыст взметнулся и начал ходить по плечам, спине и ногам мальчика.  

–Щенок, как ты посмел пойти против меня? Думаешь тебе все дозволено?  

Мальчик, сцепив зубы, лежал под ударами хлыста, они рассекали кожу, но лишь на пару мгновений и полосы снова заживали. Мужчина устав отхаживать ученика отошел тяжело дыша.  

–Встань и бери меч, тагри  

Ааррон медленно поднялся, он все еще дрожал от ударов хлыста, боль съела все краски с его лица. Он ненавидел его, ненавидел его занятия. Мужчина хмыкнул словно прочитав эмоции принца  

–Давай, не будь тряпкой. Или мне напомнить тебе силу подчинения?  

–Нет, учитель  

Маг с усмешкой наблюдал как мальчик поднимает меч и замирает в одной позе. Хорошо, очень хорошо. И снова время продолжило свой ход. Принц скосил взгляд отчего немедленно получил удар хлыста. Это вырвало его последнюю нотку терпения, он отшвырнул меч и с гневом взглянул на мага. Мужчина же лениво прищурился, казалось, он забавляется вспышкой принца  

–Прекрати меня избивать! Я младший сын императора, а не раб!  

–Ты тагри, мальчик. И я бы на твоем месте придержал язык.  

–Ты забываешься, маг – голос мальчика звенел от ярости  

Мужчина оказался возле него так близко, что мальчик не успел отскочить, сильная рука схватила его за шиворот, приподняла и встряхнула. Взгляд синих глаз холодно рассматривал полные ярости черные глаза принца  

–Думаю десять ударов вам хватит, ваше высочество? – голос мужчины был полон насмешки. -Или может быть двадцать? Как вы считаете?  

–Ты не имеешь права! Если император узнает  

Таркил отпустил мальчика и расхохотался  

–Мальчик, думаешь император не знает, как я обучаю тебя? Думаешь его заботят мои методы? Все что нужно короне — это чтобы ты знал свое место, тагри  

Ааррон почувствовал, как ярость зарождается в груди и огненным шаром поднимается к горлу, он знал на что он способен, знал, что такое его магия, какие они глупцы если думают, что он не понимает кто он. Сила дрогнула, проникая в него, заставляя его увидеть свою мощь со стороны. Но обида была сильнее его контроля  

Принц сжал кулаки, что-то насторожило Таркила, но все же он не смог отразить атаку. Сильная волна сразила его, смяла, скрутила. Она вертела мага словно игрушку  

Холод дрогнул внутри вайрама, заставляя чувствовать боль от того, что использует свою силу во вред. Ааррон выдохнул и отпустил учителя, ярость ушла, оставляя после себя пустоту. Он увидел, как бегут к нему гвардейцы и слегка скривился. Осторожно коснулся разума учителя и упал от ярости. Он задыхался в ней, тонул в ней. Он видел себя его глазами, его эмоциями, он был демоном, тварью, чудовищем  

“Сссрасха ар да ссааалэ”  

Ааррон отделился от Таркила и понял, что лежит на земле, его лицо вжалось в землю, он медленно поднялся и пошатнулся.  

–Сир, прошу, не делайте резких движений.  

Мальчик оглянулся и устало вздохнул, с десяток солдат и пару магов напряженно следили за ним. Таркил махнул рукой снимая напряжение  

–Оставьте его. Мальчик, пойдем со мной. Император хочет тебя видеть  

 

Всадник медленно ехал сквозь поселки, чем дальше он продвигался, тем больше горечь брала его, земли становились пустынны, они умирали, все больше были видны перекошенные лачуги, измученные фермера, пытались хоть как-то влить в эту уставшую землю жизнь. Но все их попытки были тщетными. Пересыхали реки, отчего угодья превращались в выбитую солнцем пустыню. На границах все больше ходили волнения о том, что земли прокляты.  

–Ваше высочество?  

–Мы разобьем привал здесь. Нужно проверить приграничные дороги. Хочу убедиться в том, что слухи о набегах правдивы  

Тран взглянул в загоревшее лицо принца и вздохнул, откуда в этом мальчике столько силы? Люди и лошади еле передвигали ноги, а этот мальчик, казалось, был высечен из камня. Словно уловив ход мыслей капитана принц устало улыбнулся  

–Извини, иногда я бываю нестерпим. Людям нужен отдых, лошадей отпустите пастись, у нас еще осталось мясо?  

–Да сир, мы разобьем шатер и запалим вам камин, ночи нынче холодные  

Нардо уже спешился и махнул рукой останавливая капитана  

–Я посплю возле костра, так лучше думается. Или для меня место не найдется?  

–Ну что вы сир, вы же знаете для вас у нас даже каша припасена  

Наследник хмыкнул и пошел рассёдлывать жеребца. Если слухи подтвердятся, их ждёт попытка гражданской войны. Знать недовольна поведением советников императора, пошли протесты против налогов. Некоторые дома отказались уменьшать рацион в пользу народа. Догадывался что к этому всему приложила руку Ниорга. Нардо криво усмехнулся, объеденные наглые боровы. Но он не даст им возможность поднять бунт. Его люди шаг за шагом покрывали семьи, переманивая нижние слои власти на свою сторону. Они прекрасно понимали, что если народ будет на грани голодовки, то он взбунтуется и ни одна стена не сможет остановить их гнев. И правильно сделают. Еще и император волнуется о том, что тагри начал проявлять все больше силы. Боль вспыхнула с такой силой что на миг наследник перестал видеть. Не раз натыкался на него в комнате сестры, то, как он влияет на нее. И это странное поведение с Лирром. Хоть брат и пытался скрыть свое смущение, но все же солдаты докладывали, как тагри временами пытался навредить ему. Нет, он найдет способ разделить сущность, Дарблейн преуспеет в этом. Он должен преуспеть, иначе их всех ждет кровавая война.  

Тран поставил миску возле принца и вздохнул  

–Поешьте, ваше высочество, вы весь день молчали и не ели. На вас это не похоже. Мы беспокоимся  

Нардо вздрогнул и улыбнулся, взгляд карих глаз пробежался по сидящем вокруг костра солдатам  

–Прости, разве сегодня не будет борьбы?  

–Узнаю его высочество – Тран хлопнул юношу по плечу и обернулся к уставшим людям  

–Эй, давайте как расчистим место, у кого какие ставки?  

Нардо с улыбкой наблюдал за тем, как одобрительный гул разноситься по лагерю и облизав ложку начал стаскивать с себя пропитанную потом рубашку  

–Чур не поддаваться  

Послышался смех и мужчины начали рассаживаться так чтобы было видно импровизированную площадку  

 

Катани, покачав головой, сменил повязку на спине мальчика и обтер его лицо. Ресницы дрогнули и стон сорвался с губ принца, взгляд выхватил высокую фигуру в широком балахоне  

–Катани?  

–Да, принц. Как вы себя чувствуете?  

Ааррон вздохнул и пошевелил плечами отчего на миг потемнело перед глазами  

–Так словно меня высекли кнутом.  

Мужчина улыбнулся уголками губ, но взгляд остался серьезным, склонив голову так чтобы было лучше видно выражение лица принца  

–И зачем вы это сделали?  

–Мне было интересно  

–Интересно? – Брови мужчины взлетели вверх – что интересно, ваше высочество? Как это когда вас секут?  

Мальчик слегка улыбнулся и закрыл глаза  

–Нет, это я и так знаю, целитель.  

Мужчина нахмурился  

–Вас и раньше пороли?  

–Я же тагри, целитель. Меня так обучают, просто, следы, они быстро заживают.  

Катани промолчал и помог мальчику сесть, взгляд черных глаз прошелся по пятнам на руках мужчины.  

–Ты снова проводил эксперименты?  

–Я научился этому у вас, сир  

Мальчик фыркнул и вцепился в постель, его лицо побелело еще больше  

–Так что вам было интересно, ваше высочество?  

–Придет ли кто-то  

Мужчина взглянул на принца и вздохнул, какой же он еще ребенок  

–Я не ребенок, Катани – Ааррон улыбнулся, когда целитель вздрогнул – у тебя на лице все написано.  

–Но и не мужчина  

Мальчик фыркнул  

–Я тагри.  

–Прошу прощения?  

Катани наблюдал за тем, как принц слазит с постели и на шатающихся ногах идет к зеркалу, он скосил взгляд и зачарованно уставился на свою спину. Рубцы пересекали ее, делая сплошной раной.  

–Император сказал мне что я лишь тагри, демон которого нужно держать под замком. Так что я не ребенок, не человек, не принц. Вот оно как. Это они так и останутся, да?  

–Ну что вы, они заживут  

–Это я знаю целитель – голос мальчика на миг стал стужей – шрамы, они так и останутся?  

–Боюсь, что да, кровная магия не позволит шрамам исчезнуть.  

Ааррон еще раз взглянул на себя в зеркало, на миг красные очи полыхнули на лице и быстро пропали. Он потянулся к наследнику и почувствовал, что тот устал и разочарован. Мальчик отстранился от его чувств и упал бы, но руки целителя подхватили легкое тельце.  

–Вам нужно отдыхать сир. И держите свое любопытство при себе  

–Могу тоже сказать и тебе  

Катани улыбнулся и взъерошил кудри мальчика  

–Когда вас в последний раз стригли?  

–Они быстро растут. Я не знаю, что с этим сделать  

Катани хитро прищурился  

–Не пробовали захотеть, чтобы ваши волосы оставались всегда одной длины  

Глаза мальчика широко открылись, и он взглянул на мужчину  

–Я не думал в таком направлении, но – он прислушался к своим ощущениям, – думаю я смогу сделать что-то в этом роде  

–Ааррон!  

Катани взглянул на чистую кожу на руках, потом перевел взгляд на довольное лицо принца  

–Благодарю, ваше высочество. Но вам не стоит так проявлять вашу магию  

–Тогда зачем она мне если я не могу нею пользоваться  

Катани вздохнул и присел рядом с мальчиком  

–Вы же понимаете, о чем я, не так ли?  

Ааррон сердито скосил взгляд на мужчину  

–Они все ненавидят и бояться меня. Даже император.  

–Не думаю, что  

–Нет – голос мальчика был усталым – я же слышу их, целитель, их чувства, эмоции. Они могут солгать мне словами, но я знаю как они ко мне относятся. Даже Таркил боится меня, ему противно само нахождение со мной. И я больше не могу достучаться до Нерри. Он не хочет этого. Я чувствую, как он каждый раз отгораживается. – Ааррон потрогал рубец и поморщился – он, – голос на миг дрогнул – он испытывает отвращение и ярость по отношению ко мне. Я изгнан да?  

Катани сглотнул, взглянув в совсем недетское выражение глаз принца, пару мгновений мужчина молчал словно подбирал слова для ответа  

–Думаю да, Ааррон. Ты же знаешь, что ранее уже был рожден вайрам в вашей династии  

–Артон, да. Это его замок, я знаю. Но он не убивал, – мальчик нахмурился, прислушиваясь к памяти своей крови – он хотел умереть сам, но что-то пошло не так и, и произошло то, что произошло.  

Катани шокировано смотрел на мальчика  

–Откуда вы знаете это?  

–Не знаю. Просто знаю. Это как знать, что Тайлин сейчас ворует пирожные на кухне  

Катани внимательно смотрел на то, как улыбка промелькнула на лице принца  

–Вам нельзя этого делать, принц.  

–Я ничего не делаю. – Ааррон удивленно взглянул на Катани – это как чувствовать свои пальцы на руках. Вы же ничего не делаете для этого?  

–Полагаю, что нет. Ваш учитель знает об этом?  

Мальчик отвернулся, и мужчина увидел, как пальцы сжали простынь  

–Не зачем ему знать мои возможности. Ты ведь не скажешь ему?  

Катани молча смотрел на мальчика, думая о том понимает ли принц, о чем просит его?  

–Простите, целитель, я не могу вас просить о таком, да?  

Катани вздрогнул от взрослой горечи в голосе принца  

–Мне жаль, принц. Вы боитесь Таркила?  

–Он жесток. Но, мне нужно знать, насколько ему позволят зайти.  

–Зачем?  

–Я хочу знать границы дозволенного, целитель. Я ведь ребенок -Ааррон фыркнул и с улыбкой взглянул на мужчину -вы знаете, как он злился, когда я решил навестить Нерри. Ооо, ты бы видел его лицо.  

– Это из-за этого вас наказали?  

–Нет, я напал на него  

Возникла тишина, принц вздохнул и поболтал ногой  

–Видишь, я все-таки опасен, целитель. Почему ты не боишься меня?  

–Может, потому что вы ведете себя ни как опасный демон, а как семилетний мальчик?  

Катани улыбнулся и начал складывать инструменты, он чувствовал на себе взгляд принца, но не оборачивался. Мальчик вздрогнул от ментального приказа мага. Он накинул рубашку и попытался поднять руки, зная, что наставник обязательно будет заставлять его заниматься как ни в чем не бывало.  

–Мне пора, целитель. Учитель ждет меня. Приходите просто так, хорошо? – Ааррон заметил, как тень пробежала по лицу Катани и вздохнул – ну если сможете  

 

Лес тихо гудел завидно зелеными кронами, не смотря на осеннюю пору, позолота не коснулась его листьев. Он дышал, замирая в ожидании дождей. Вода нужна была ему, его земле, корням. Но что-то менялось и ожидание затягивалось. Лес чувствовал это, тяготел от этого. И маги, приходившие из года в год, они наносили ему раны, изворачивали его силу, заставляя ее изменять. И все же он держал оборону, всеми способами сбивая на нет их работу. Он старался как мог, зная, что так нужный ему маг есть в этом мире. Они все знали это, знали по тому, как стенания мира изменились и тянулись к так нужной ему силе. Но ребенок, будучи ограниченным, мог слышать его голос лишь во сне, там, где грани разума не имели запретов. И мир звал его, погружая в пучину боли, страха, пытаясь показать, что так терзает его. Ветер пошевелил листья разбавляя вязкость воздуха. Мужчина отмахнулся от мошек и прошелся вдоль поляны. Ростки клубники набирали свою силу, переливаясь неестественно бурым цветом. Довольная улыбка пробежалась по губам мага, когда росток дернулся на пролетавшую рядом мошкару. Замечательно. Спустя года их старания вылились в первый настоящий изменённых вид. Мужчина присел и провел рукой над ягодами, лепестки зашевелились, и волна движением прошла за рукой мага. Киан цокнул языком и поднялся. Сар будет доволен. Жаль, что Темный еще недостаточно готов. Да и действовать нужно весьма осторожно. Его слух уловил дрожь, идущую по лесу. Накинув капюшон плаща, маг быстрым шагом пошел по тропе, зная, что лучше уйти, нежели попасть под силу леса.  

–Ты был дольше чем нужно, Киан  

– Извините, сар. Но мне пришлось потрудиться чтобы найти тропу – маг усмехнулся – он все еще борется  

Мужчина промолчал, принимая извинения и кивнул в сторону разложенных на изогнутом гранитном столе кристаллов. Они были просты и невзрачны на вид, заставив Киана вопросительно взглянуть на своего мастера. Ойстейин лишь взвел очи и провел ладонью над одним. Резкий белый свет вырвался из кристалла, выливаясь неконтролируемой силой. Сар быстро перехватил поток, и заставил кристалл погаснуть. Киан перевел взгляд на обожженные ладони мужчины  

–Сила вайрама. Хенрих смог добыть пару кристаллов. – мужчина усмехнулся на вытянувшее лицо мага – это еще со времен Артона. Как оказалось в Дусхе хранится много необычных тайн. И вайрам это лишь одна из них.  

–Но разве мы можем управляться с ними?  

–Нет. Пока что нет. Для этого мы растим мальчика, Лиррелл тот, кто сможет полностью преобразовать силу. Но для этого нужна будет сила Ааррона. Кровная связь творит чудеса  

Кина облизал губы, когда на миг сила проявилась на лице темного мага, обнажая его истинную сущность. Сар замотал кристаллы в темную ткань, покрытую защитным полем.  

–Передай их Имриту. Пусть спрячет их. Придет время, и мы используем их для того, чтобы натравить империю на мальчика.  

–Почему не сейчас? Я слышал Истабьен начинает подозревать некоторых из нас  

–Пока что нам хватит правильно брошенных слов. Суеверия в верных устах смогут разогреть ненависть. Больше нам не нужно.  

 

Девочка зачарованно рассматривала зеркало. Прохладная поверхность манила ее, звала необъяснимой тягой. У нее был голос, красивый нежный, она не раз слышала его. Пухлые пальчики осторожно погладили прохладу, девочка прижалась щекой впитывая в себя неясный ей звон. Слышала голоса, идущие сквозь прохладную поверхность. Девочка зажмурилась и прошла сквозь зеркальную поверхность, больно выпадая с прохода на колени. От испуга малышка расплакалась, громко всхлипывая. Голоса смолкли, прислушиваясь к плачу. Это заставило ее умолкнуть. Вытерев мокрые щеки, она осмотрелась. Комната была знакома ей, точно видела уже этот красивый резной стол. Посомневавшись, девочка выглянула, но никого не обнаружила. Не понимала, как попала сюда. Внимание привлекли большие окна, зачарованно провела пальчиками по черной стене и хихикнула, когда не увидела сажи. Как же тогда они почернели?  

–Лучик?  

Мальчик обернулся и быстро закрыл дверь покоев, не желая, чтобы дворецкий увидел девочку. Взгляд черных глаз пробежался по ее заляпанному вареньем платьице и он, не удержавшись, заразительно улыбнулся, вызывая улыбку на лице малышки. Девочка протянула ладошку  

–Она чистая, а стенка нет  

–Это просто цвет такой.  

Арри подошел к девочке растеряно осматриваясь  

–Как ты сюда попала – брови мальчика взлетели вверх, когда сестричка показала пальчиком на стоящее в его комнате зеркало. Страх за нее на миг пронзил его, и он взял ее лицо в свои ладони – Интересно ты ходишь, лучик. Как это получилось?  

–Не знаю. Оно звало звало и вот  

Ааррон улыбнулся и вытер щеки сестры  

–Никому не говори об этом, хорошо? Пусть это будет твоей тайной. У всех принцесс она должна быть. Хорошо?  

–Там скучно, Арри.  

Мальчик улыбнулся и дернул сестру за толстую пепельную косу  

–И не воруй сладкое, это не красиво. А сейчас иди, мне нужно на занятия, хорошо? – Ааррон ласково чмокнул ее в нос и вздохнул – ну не плач. У меня будет к тебе задание. Запомни в чем будет одета мама и все расскажешь мне в следующий раз, договорились?  

Девочка довольно кивнула и привстав на цыпочки поцеловала брата, заставив его улыбнуться  

–Иди. Нельзя чтобы тебя увидели.  

 

Маркус закутался в меха и вздрогнул от порыва ветра, метель не прекращалась. Зима забрала земли в свои руки, выжигая холодом и так голодную землю. Он взглянул на женщину и вздохнул, ее задубевшая кожа, казалось, уже давно не чувствует порывов ветра. Она сидела прямая как палка, крепко сжатые губы, выдавали нетерпение и недовольство что ее так задерживают. Мужчина вздохнул и протянул мех с горячим вином  

–Выпей, Адена. Это хоть немного согреет тебя, и возможно твое задубевшее лицо станет более доброжелательным  

–Если бы я не знала тебя всю жизнь, советник, ты бы дорого поплатился за свой острый язык – женщина все же приняла мех и сделала два громадных глотка. Мужчина ухмыльнулся в усы. – Скажи, мне, что мы ждем на этом холоде? Почему ворота до сих пор не открыты и нас не встречают?  

Маркус вздохнул  

–Это меры предосторожности.  

Женщина скосила взгляд и фыркнула  

–И кого же мне бояться, мальчишку?  

–Это не совсем мальчик. Будь осторожна с ним  

Женщина внимательно взглянула в серьезное лицо советника и слегка тряхнула головой  

–Я услышала тебя. Но я лишь портниха. Кому портниха может быть врагом.  

–Тот, кому врагом все живое  

Адена вопросительно выгнула бровь, но в этот момент открылись ворота, и всадники галопом проехали в укрытие. Замок встретил их холодом ничуть не хуже, чем на улице. Маркус поморщился  

–Артур, какого черта здесь так холодно? Вы что вообще не отапливаете замок?  

–Комнаты прислуги, столовая и залы всегда держим в тепле.  

–Надеюсь покои его высочества теплее, чем этот холод.  

Дворецкий поклонился и повел их за собой. Адена с любопытством осматривалась, что-то дрожало в воздухе, наблюдало за ними, она мимо воли прижалась к советнику. Мужчина ухмыльнулся, но промолчал.  

–Прошу, проходите, сейчас растопим камин и принесем вам ужин  

–Мы ненадолго, лишь снять мерки с его высочества. Говорят, он сильно вытянулся за эти месяцы  

–Да, это так, мальчик растет слишком быстро.  

–Что ты имеешь ввиду?  

–Лишь то, что он развит не по годам, монсеньор. Принц скоро придет, он только вернулся с занятий.  

Маркус облегченно подсел к огню и немного расслабился. Женщина заинтересовано мерила комнату широким шагом. Холодные высокие стены из черного камня, заставляли стыть кровь в жилах. Было что-то потустороннее в этих странного строения стенах. Но больше всего чувствовалась пустота. Холод и безжизненность. Очаг не слишком согревал пространство.  

–Не похоже, чтобы здесь жил ребенок. Сколько ты говорил лет мальчику?  

–Почти семь с половиной. Адена, прошу будь осторожна, я тебе уже говорил, это не просто мальчик, это очень сильный темный маг.  

Женщина лишь пожала плечами и сильнее закуталась в накидку  

–Добрый вечер, советник, леди – Ааррон слегка поклонился и оглянул комнату, его взгляд прошелся по напряженному мужчине, потом перешел на склонившую по птичьи голову женщину  

–Принц, не думали, что вы занимаетесь в такую погоду  

–Холод хорошо закаляет. Прошу простить меня за такую атмосферу. Артур!  

–Да, ваше высочество  

–Принеси еще несколько каминов. Горячего вина, мяса, фруктов для леди. Почему вы не нагрели комнаты для их приезда  

Дворецкий холодно взглянул на мальчика  

–Нас не уведомили заранее, сир  

Ааррон нахмурился потом слегка поджал губы и в комнате стало на десяток градусов теплее, что вырвало вздох облегчения у портнихи. Ааррон улыбнулся и встретил укоряющий взгляд Артура  

–Можешь доложить об этом. Советник, прошу, располагайтесь как дома – мальчик бегло осмотрел его эмоции и слегка вздохнул  

–Артур, прошу позови Таркила, пусть разделит этот ужин с нами. Советник  

Маркус закусил губу, когда понял, что именно проделал принц, позвать мага чтобы показать, что они в безопасности. Это поступок отнюдь не мальчика, это поступок взрослого мужчины, а следовательно, сущности. Все еще хуже, чем они предполагали.  

–Чем я обязан вашему приезду?  

–Это было грубо, ваше высочество – Адена мягко улыбнулась и скинула накидку  

–Простите, у меня не так часто бывают гости, видимо это сказывается  

–Думаю сказывается ваш возраст  

–Адена!  

Мальчик рассмеялся, эта перемена удивила советника. Смех переменил его, делая совсем еще мальчишкой.  

–Вы согрелись?  

–Да, благодарим вас, ваше высочество  

–Не за что. Таркил, прошу присоединяйся.  

Маркус кивнул магу и заметил, как напрягся мальчик. Он его боится? Адена встала и прошлась по комнате  

–Я могу приступать к своей работе или мы так и будем играть словами?  

Ааррон улыбнулся, ему нравилась эта женщина, ее простота, сила характера.  

–И в чем заключается ваша работа, леди?  

–Адена, зовите меня, Адена. разве я похожа на леди, ваше высочество?  

–Ааррон, разве я похож на его высочество?  

Женщина фыркнула и иронично взглянула на советника словно спрашивая и этого мальчика ты боялся? Маг задумчиво оглядел очаг потом перевел взгляд на принца  

–Как давно вы приехали, советник, леди?  

–Полчаса назад  

–А очаг принесли?  

–Очаг, здесь не при чем, учитель. Они были слишком голодны и слишком замерзли чтобы ждать пока Артур обогреет покои. -Ааррон прямо взглянул в глаза мага и слегка улыбнулся словно давая понять, что разговор закончен  

–Мы обсудим это позже, ваше высочество  

–Конечно, учитель  

Адена слегка нахмурившись осмотрелась  

–И где я позвольте спросить буду работать?  

–Здесь  

–Здесь? О мужчины, вы будете мне мешать, столько мелочей нужно, а  

–Пройдемте в мои покои, – Ааррон взглянул на советника и слегка кивнул – только, прихватите, вашу накидку. Боюсь там не так тепло, как здесь.  

Советник с тревогой взглянул на мага, но тот кивнул подтверждая, что опасности нет.  

Женщина поежилась, когда слуги открыли комнаты, быстро принесли стулья, теплые покрывала, два камина.  

–Вам здесь не холодно, Ааррон?  

–Вам правда нужен ответ на этот вопрос?  

Адена вздрогнула, встретившись взглядом с темными глазами, словно ее рассматривал древний старик  

–Думаю нет, ваше высочество  

–леди  

Адена усмехнулась и разложила разнообразные отрезки ткани.  

–Мне нужно снять с вас мерки. Снимите, вашу рубашку, так, хорошо, станьте сюда, на свет я совсем не вижу вас. Так хорошо, вас что не кормят здесь совсем?  

–А что вас не устраивает?  

–Одни кости, разве пристало мальчику вашего возраста иметь такие тощие ребра, да еще и принцу  

Ааррон хмыкнул, ее руки шустро замеряли длину рукавов  

–так, думаю темно синяя шерсть будет вам идти, а ну-ка повернись ко мне спиной, мальчик, да как раз то что – женщина замерла увидев рубцы от плети пересекающие спину. Она откашлялась – Думаю шерсть вам не подойдет.  

–Вы правы, слишком много мороки.  

Адена крепко сжала пальцы и продолжила работу. Она деловито вертела принца, иногда горестно вздыхая иногда цокая языком, так словно мальчик был сыном обычной поварихи.  

–Думаю мы закончили. Через семь дней вам пришлют гардероб.  

Ааррон выгнул бровь и взглянул на женщину  

–Я думал его привезете вы.  

Адена всплеснула руками и рассмеялась  

–Вы заигрываете, Ааррон? Не рано ли?  

Мальчик фыркнул на ее шутку, но взгляд остался серьезным.  

–Давайте сделку?  

–И что вы мне можете предложить?  

–Боюсь лишь хороший прием и вкусный ужин.  

Адена улыбнулась и начала складывать ткани, она мельком осмотрела комнату, на застарелые занавески, на гобелены.  

–Думаю я должна вернуться чтобы облагородить вашу комнату  

Ааррон улыбнулся  

–Это было бы любезно с вашей стороны. Боюсь я буду вынужден присвоить ваше предложение себе, иначе вас сюда не пустят  

–Вы хотите забрать себе всю славу?  

Мальчик не улыбнулся на шутку и слегка поморщился, поправляя на себе камзол, взгляд женщины упал на его скулы, и она увидела пару старых царапин  

–У вас очень строгий наставник  

Пальцы принца замерли на пуговицах, он заставил себя улыбнуться и взглянуть прямо в глаза женщине  

–Все что было в этой комнате, должно остаться здесь, леди.  

–Конечно, ваше высочество  

Адена скосила взгляд на мальчика  

–Хорошо помогают примочки листьев скамны  

–Благодарю. Прошу, нас заждались.  

Таркил взглянул на входящего принца и нахмурился, увидев его довольный взгляд. Мальчик подошел поближе к огню стараясь словить немного тепла пока была возможность.  

–Я предложил Адене изменить обстановку в моей комнате, да, и в замке в целом. Надоело все это.  

–И она конечно же не посмела отказаться, – маг кисло улыбнулся советнику и взглянул на принца, тот в свою очередь широко улыбнулся в ответ  

–А разве это возможно, Таркил?  

Маг медленно поднялся, намереваясь налить себе еще горячего вина, он вскинул холодный взгляд на принца, и советник успел заметить, как тень страха на миг пролетела на лице его высочества, но быстро сменилось маской из холода.  

–Я сочту лишь за радость принять предложение его высочества. Но надеюсь на более теплый прием.  

Ааррон кивнул извиняясь, он практически чувствовал ярость мага.  

–Если император позволит это, Адена – Маркус с мягкой улыбкой взглянул на Ааррона – прошу простить меня, но все что касается казны решает лишь император  

–Не понимаю почему отец будет против того, чтобы обновить замок.  

Наступило молчание, Маркус откашлялся и переглянулся с магом  

–Вы правы, ваше высочество. Простите мою глупость  

–Ну что вы, это сказывается дорога. Вы задержитесь на ночь?  

–Боюсь, что нет, сир. Мы вынуждены покинуть вас.  

–Таркил, открой им портал.  

Маркус улыбнулся совершенно искренне  

–Ну что вы ваше высочество, я тоже владею данной магией. Не стоит беспокоить наставника, тем более у него и так хватает хлопот  

Ааррон сжал стул, но быстро отпустил его  

–Конечно, советник. Леди  

 

Мужчина стоял, всматриваясь в холод, застывший над распростершимся полем. Из-за завываний ветра не было слышно ржания лошадей. Аномальный мороз для этой местности беспокоил его. Как бы он не отмахивался от докладов своих людей, но не мог не видеть подтверждение того, что с его страной что-то происходило. Памури всю осень страдала от ливней, которые сминали ее почву, смывая сильными потоками. И вот сейчас зима распростерлась жестокой стужей. В последние два года они потеряли четверть своих урожаев. Некоторые озера высыхали по необъяснимым причинам, всегда цветущий край постепенно угасал. Истабьен проследил взглядом за замершей в нескольких лигах цитадели. Знал, что его люди устали и замерзли, но появляться в Азуми ему не хотелось. Тем более сейчас, когда Иоркас вместе с его сыном пересекали хребты Абоссинских хребтов. Пора его сыну познакомится с Каар-Тале. Мужчина вздохнул, чувствуя боль, от того, с чем приходится сталкиваться горячему сердцу сына. Но времена тяжелые, а Нардо все ближе к тому, чтобы возглавить канцелярию. Еще пару лет и власть будет в руках мальчика.  

–Давайте к чаще. Разобьем там ночёвку. – Истабьен окинул взглядом солдат и устало усмехнулся – я знаю вы устали.  

–Не меньше, чем вы, сир. – Дано вскочил на жеребца и пустил отряд в обход по широкой дороге.  

Гелас подъехал к императору и встревоженно взглянул на его уставшее лицо.  

–Вы плохо выглядите  

–Земли меняются. Посмотри на запад от цитадели. Там должен быть ряд озер. Сирдах говорил половина из них превратилась в болото. А это потеря пресной воды и целебных водорослей, которые росли именно в этих местах.  

–Но темной магии мы не нашли здесь. – маг взглянул на императора – знаю вы подозреваете алхимиков. Но какова бы ни была их сила, смогут ли они привести к таким изменениям?  

–Не знаю, Гелас. У меня все больше вопросов, но, к сожалению, нет на них ответов.  

Маг замялся, не зная, как выказать свою мысль. Взгляд карих глаз императора мягко замер на нем  

–Говори  

–Может ли к этому быть причастен  

–Мой сын?  

–Да сир. – маг отвел взгляд от боли на миг промелькнувшей в очах мужчины – прошу прощения, это лишь предположение  

–Сильно надеюсь, что оно так и останется предположением, Гелас. Не стоит бояться меня. Ты совершено прав выказывая сомнения.  

Накинув на себя теплый плащ, Ист сел в дальнем углу от костра, не желая встревать в разговоры. Им удалось найти след продажи ниида с Ниорги. Более того Найро нашел подтверждение тому, что среди совета есть крот. Кто-то работает на алхимиков, поставляя контрабанду в обход имперских путей. Но как бы усердно не работала разведка, выйти на заказчика они не могли. Еще и Дарблейн докладывал о том, что вайрам начал все больше похабней вести себя. Мальчик начал понимать какую силу он имел. И тарциты хоть и глушили его, все же не могли обезопасить их от опасной силы, которую он нес. И эти постоянные вылазки к Тайлин. Да и Нардо не раз докладывал о том, что тагри заявляется к нему, не испытывая никаких проблем. Он как ходил порталами, так и ходит. Мужчина сжал флягу с такой силой, что побелели пальцы. Все еще чувствовал боль от того, что его мальчик оказался черной тварью. Но все же порой он надеялся, что где-то глубоко внутри этой сущности, жива душа ребенка. Что если Гелас прав и частично тагри причастен к изменениям. Утверждать, что он делает это специально было бы абсурдом, не верил в то, что семилетний мальчишка, пусть даже и вайрам мог специально уничтожать земли. Но что, если он делает это неосознанно? Чего только стоила атака на Таркила. А ведь он один из сильнейших боевых магов империи.  

Дано хотел было подойти к императору, чтобы предложить выпить горячей наливки, но маг перехватил его, качая головой. Присмотревшись, разведчик увидел застывшее выражение боли в карих глазах и промолчав пошел обратно.  

Истабьен глотнул обжигающий херес и передернул плечами, как бы они не остерегались вайрама, на данный момент он был не самой главной проблемой. После последнего посещения островных территорий осталось весьма тревожное предчувствие. У них и ранее были напряженные отношения с островами, вольный морской народ всегда пытался отвоевать отделение. Но Анри Балденор всегда умудрялся удерживать острова в составе империи, прекрасно понимая, что они смогут выжить без поддержки. И он со своей стороны делал все возможное, чтобы обеспечить острова, пресной водой, торговыми путями, поддерживать корабли в хорошем состоянии. Да и целители империи славились по всему новому миру. Но дом Дан-Ахана начал вести себя слишком вольготно, давая понять, что острова смогут прожить без империи и ее подачек. Мужчина потер переносицу, чувствуя, как начинает дергать виски от головной боли. От кого он имеет такую поддержку что смог открыто поднимать голову?  

 

Он безумно устал, чувствуя, как дрожит каждая его мышца в теле. Холод хребтов и несколько месяцев дороги вымотал его. Потерев ушибленное плечо, юноша сел на высокий табурет, хмуро наблюдая за тусклым светом луны. Не мог отделаться от магической тюрьмы. Эти трехслойные муры. Его передернуло. Само место было мертвым каким-то. Жестокие покрытые специальным природным имлитом в 10 метров в высоту стены заставляли терять себя при одном лишь взгляде на них. Нардо взъерошил волосы. Заставил себя отбросить мысли о тюрьме, зная, что за этим последуют кошмары. Практически заставил себя подняться и пойти в душ. По-хорошему ему бы вымокнуть, но не было сил. Накинув свежую одежду, Нардо взял со стола стопку писем, собравшихся за это время. Взгляд наткнулся на фигуру, лежащую на кровати. Холодок на миг прошелся по лопаткам, если это еще одно покушение, то  

–Ссарна  

Мальчик спал на животе, подложив подушку под щеку. Сон был настолько крепким, что он не слышал присутствия наследника в комнате. Юноша, чувствуя ярость, набрал воды и вылил на брата. Мальчик резко сел, встряхивая головой. Нардо успел выхватить грязную одежду, пару ссадин на лице. Какого Арла!  

–Тагри, вставай!  

Нардо встряхнул мальчика, тот сонно потер глаза и взглянул на наследника, пару мгновений взгляд черных глаз, казалось, впитывал в себя его ярость потом смущенная улыбка осветила лицо мальчика  

–Нерри, а я заснул. Извини  

–Что ты здесь делаешь?  

–Я хотел, чтобы ты показал мне пару выпадов.  

Нардо сцепил зубы чтобы сдержать вспышку ярости, он схватил брата за локоть и потянул за собой  

–Нерри, не злись. Я лишь соскучился.  

–Ты, как ты здесь оказался?  

Ааррон пожал плечом, словно удивляясь глупости брата  

–Пришел через портал.  

Наследник с отвращением взглянул на лицо брата, темная тварь, он почувствовал, как холодок прошелся по спине, если он так просто проходит защиту дворца, то он также может проникнуть и к императору.  

–За тобой должны присматривать, тагри. К кому ты еще являешься? Отвечай!  

Мальчик вздрогнул от такого обращения, он чувствовал отвращение и ненависть, идущую от брата. Неужели Нерри не помнит кто он? Почему он все время ведет себя так словно он чужой ему?  

–Нерри  

–Для тебя я наследник, тагри. – Нардо жестко встряхнул брата – вижу тебе никак не вобьют это в твою голову.  

«Таркил, немедленно сюда! »  

Ааррон попытался вырваться, но сильные пальцы наследника удерживали его. Ненависть, витавшая вокруг брата, причиняла ему практически физическую боль.  

–Наследник – маг был взъерошен, видимо приказ принца поднял его с постели. Взгляд серых глах холодно замер на подопечном, отчего мальчик дернулся  

–Нерри, не делай этого – Арри облизал губы на вспыхнувшую ярость брата  

–Объясни, мне Таркилл, почему он свободно проходит через портал в мои покои? Куда он еще ходит пока ты не видишь?  

Ааррон замер под полным гнева взглядом наставника, ужас сковал его, он чувствовал его ярость, его жажду причинить боль, показать свое превосходство. Мальчик в отчаянии взглянул на наследника и задохнулся от его эмоций. Они сжали и выплюнули его, оставляя лишь боль.  

–Мне сказать императору что ему нужно что-то посильнее твоих учений? Мы были уверены, что ты удерживаешь эту тварь  

Ааррон впитывал ненависть и отвращение брата заставляя себя запомнить их, принять их. Понять их. Проводя границу между ним и собой. Но все же он был его старшим братом. Мальчик отступил от брата и молча посмотрел на наставника. Холод сковывал его, изгоняя эмоции, заставляя прятать их, это лишь его. Никто больше не увидит их. Никто не будет насмехаться над ним. Катани прав, он ребенок. И вел все это время себя как ребенок. Больше этого не будет. Он увидел силу ненависти брата, она выжгла часть сердца, оставила лишь яркую рану. Таркилл поклонился Нардо  

–Ваше высочество, прошу простить меня. Тагри будет наказан. Мне жаль, что он потревожил вас  

Нардо взглянул в застывшее лицо брата, желваки заходили на скулах  

–Надеюсь ты объяснишь ему, что он не смеет даже смотреть в сторону семьи императора.  

–Не сомневайтесь ваше высочество  

   

 

4  

 

Советник напряженно следил за приближающимся человеком, все также он внушал страх, опасность. Конь фыркнул и встревоженно заржал, Маркус погладил теплый бок и сделал шаг навстречу.  

–Приветствую тебя, Крамол  

–Хорошая ночь для охоты, Маркус  

Мужчины обменялись рукопожатиями, потом слегка разошлись. Напряжение витало в воздухе. Советник взглянул на некогда темные волосы охотника, теперь же в них была лишь седина. Много лет прошло с их последней встречи, но боль от утраты так и осталась.  

–Прекрати. – взгляд серых глаз замер на советнике – что понадобилось человеку императора?  

–Я пришел как друг  

–Друг? – Мужчина запрокинул голову и хрипло рассмеялся – друг. Ее забрал ты у меня тоже как друг? Она не могла выжить среди ваших законов, но ты все равно увез ее  

–Много лет прошло. Она была любима. Но я пришел не за тем, чтобы вспоминать прошлое, Крамол  

–Говори, пока моя кровь позволяет это, советник – мужчина улыбнулся холодной улыбкой и Маркус вздрогнул.  

–Вайрам. Что твой народ знает о них?  

Охотник поднялся и внимательно взглянул на советника, он рассматривал его, впитывая его запах, каждую черточку  

–Почему ты спрашиваешь об этом?  

Маркус глубоко вздохнул и взглянул в глаза шурина  

–То, что я скажу только для твоих ушей. Младший сын императора родился с сущностью вайрама.  

Охотник судорожно вздохнул и почти вплотную подошел к советнику  

–Ты уверен в этом, человек?  

–Да. На сколько он опасен?  

Охотник молчал, словно обдумывая верные слова  

–Сущность, вот как вы, люди, это называете. Мальчик и есть вайрам, они неразделимы. То, что вы называете сущностью лишь память крови Древних. Опасен ли он. Ходят множество легенд, его сила — это сила мира. Он может как создавать, так и разрушать. Мир призвал его.  

–Что это значит?  

–Говорят мир призывает древнюю кровь дабы очиститься, войны, распад, хаос, это то, что убивает мир. Магию. И мир призывает кровь древних. Говорят, вайрам призван помочь миру очиститься, восстановиться. Только чистая душа может быть сосудом для крови древних, только чистая душа станет сердцем мира.  

Маркус сжал руки  

–Очиститься? Что это означает? Он сожжет всех нас?  

–Он сделает все чтобы мир продолжал существовать. Это все что я знаю, советник. – Охотник взглянул на Маркуса и на миг его глаза стали желтыми – Мальчик, что с ним сделали?  

–Его ограничили, говорят император хочет уничтожить вайрама. Он готов на все чтобы не повторилась ситуация с Артоном.  

Крамол взглянул в ночь, его губы были сжаты  

–Мальчик будет трижды предан. Только после того, как он уйдет, возродиться Тхаали. И мир будет процветать. Так говорят легенды  

–Что значит уйдет?  

Кривая ухмылка исказила суровое лицо мужчины  

–Человек. Почему ты не спрашиваешь, что значит “трижды предан”? Люди, вы бессердечны, вы не заслуживаете спасения.  

–Мы видим мир не так как вы, трамалэ.  

–Вы слепы. Я лишь передал часть предания. Мне не ведомо что означают его слова. Маркус, этот ребенок, он лишь дитя. Открой сердце как учила тебя Эмайла и ты увидишь.  

–Я видел его силу, она обжигает  

Охотник взглянул на советника и в этом взгляде было столько силы что мужчина отшатнулся  

–Помоги ему. Если он тот, о ком говорят предания, его путь будет выстлан кровью. Огонь поглотит его и выжжет душу. Но зов мира будет настолько силен, что вайрам восстанет из пепла и возродит его  

 

Дартон содрогался от рвущих его земли междоусобиц. Противостояние королевской партии «Пар-дай-ла» и партией герцога Барджога Ярскора «Ир-бо-са» захватило всю страну, не оставив ни одного свободного клочка. Мелкие и большие города содрогались от постоянных нападений той или иной армии. Люди, запуганные жестокими расправами Ярскора боялись выказывать любое мелкое недовольство. Гражданская война выпотрошила карманы не только простых граждан, но и казну государства. Из-за постоянных срывов сроков срана потеряла множество торговых соглашений теряя не только заработок, но и товары пропитания, что приводило к голодовке. Города нищали, находясь на грани выживания. И как бы король Айсбори са Ярвинен не пытался удерживать и отлаживать поставки провизии, обеспечения лекарства, обучение в школах и академиях солдаты противника подрывали спокойствие в уже отвоёванных городах. На данный момент страна выживала благодаря поддержке Ар-Дилира и морской торговли со старым Миром. Дартон был на издыхании, теряя свои огромные гектары знаменитых на весь мир прерий. Леса сгорали от подпалов, истребляя уникальные виды растительного мира, так хорошо используемые в целительстве и в магических порошках. Смута, страшная, темная, сводящие умы людей страхом поглотила некогда могучую страну.  

Варг, не смотря на кровавые времена, все также гордо выстаивал, раскидывая территорию столицы на огромные лиги на север. Столица была мощным, влитым в выбитую годами землю городом, который славился как один из самых больших на материке. Выстроенная из плотного, не пробиваемого ни оружием, ни непогодой серого камня, она обхватывала простые широкие улицы крепким муром, позволяя крепким приземистым каменным домам города выстаивать, не боясь быть снесенным даже в самую страшную пору. Выстроенные по все территории столицы высокие дозорные башни, защищали людей от угроз извне. Состоящий в большинстве своем из оттенков серого Варг оправдывал своего звание «Волк» среди народа. Находящийся на возвышении он спускался пологими выступами вниз, создавая витиеватый рисунок. Благодаря хорошему обучению военных и магов, в мирные времена Варг славился своим чутьем на любые интриги со стороны соседних стран. Даже сейчас город терпеливо терпел бушующие в нем бои разной власти порой сбрасывая с себя магию как воду. Он сохранял холодное спокойствие каменных улиц, напитывал ним дома простых жителей, словно пытаясь залечить то, что натворили правящие в нем люди. Он старался как мог, распространяя свое величное спокойствие, которое нес в себе веками. Туманы, все чаще оседающие на столицу, несли в себе молочную тишину, которую боялись нарушить солдаты. Он был опасен своей тугой пеленой, полностью вбирая в себя видимость. Он был спасением, нес в себе эфемерное присутствие мира.  

Несмотря на холодный ливень, каменные улицы содрогались от тяжелых сапог гвардейцев, направляющихся штурмовать королевский замок. Несколько тысяч военных во главе с двумя магом брали штурмом главные ворота королевского двора. Крики, взрывы сотрясали могучие стены. Главный королевский маг метался из одной части замка в другую выстраивая боевые щиты. Ему катастрофически не хватало рук, позапрошлой ночью много его учеников полегло на поле боя.  

–Моего сына смогли вывезти?  

–Боюсь, что нет, сир. Но мои люди передавали что мальчик под хорошей охраной. Сядьте! Вам нужен целитель!  

–Позвольте мне – Миро быстро перехватил оседающего мужчину и встретился с ошалелым взглядом мага. Тонкая улыбка коснулась губ молодого человека – Мой император отправил вам на помощь часть своей армии.  

Айсбори благодарно сжал пальцы целителя, чувствуя, как начинает терять силу  

–Нам не выстоять против алхимии. А Барджог полностью находится под поддержкой темных магов. Спасите мальчика. Норман должен возглавить страну. Прошу, помогите ему в этом. Знаю Истабьен сдержит слово но  

–Замолчите – Миро надавил на рану заставляя мужчину замолчать от боли. – Сегодня вы выстоите, дальше будем смотреть. Где ваша жена?  

–Ее вывезли мои люди в глубь страны. Ее и дочь. Сына, сына я не успел  

Вышедший из портала мужчины быстро окинул взглядом разбитую силой стену, истекающего кровью короля и жестко взглянул на Ирвинга. Один взгляд Найро на мага заставил его осознать, что ни Карита ни ее дочь живыми не доедут. Кивнув в сторону короля, он заставил мага придержать вопрос и открыл портал позволяя своим магам заполнять замок.  

–Пять тысяч личной армии Истабьена сейчас распределилась по городу. Еще пару тысяч распределилась по стране. Мы выиграем пару месяцев – Найро встретился взглядом с темными очами Айсбори – и вы приложите все усилия чтобы ввести вашего сына в курс дел. Люди Истабьена частично останутся с вами, но боюсь мы не сможем охранять вас до полного придушенные вашего противника. – Мужчина потер висок – у нас тоже грядет смута. Но мы сделаем все возможное  

–Это намного больше чем я мог надеяться.  

 

Кассар отбил выпад принца и продолжил атаку, видно было по движениям мальчика как он устал, но ни одной жалобы не сорвалось с его губ. Впрочем, он никогда не жаловался. Мужчина увернулся от меча, и жестким ударом выбил меч из рук принца. Мальчик поклонился  

–Благодарю, Кассар  

–Еще раз?  

Ааррон взглянул в испещренное шрамами лицо своего начальника стражи и кивнул. Оба знали, что это не было вопросом. Мужчина довольно крякнул, когда мягкое движение мальчика задело его бок, на лице принца же не отразилось удовольствия, он все также методично кружил вокруг мужчины, выпад и клинок прочертил полосу от кисти до локтя  

–Стойте, принц  

Кассар подошел к мальчику и согнул его руку в кисти  

–Вот, медленно плавно, чувствуете как клинок ведет вас?  

–Да, словно продолжение моей руки  

–Верно, вы понимаете. Хорошо. Давайте еще раз с комбинации, только медленно  

Ааррон кивнул и вытянул меч на уровне груди, плавно, он шел за ним, чувствуя его, рывок и клинок замер возле груди стражника.  

–Хорошо. Еще раз. Вы должны делать это на автомате, не задумываясь.  

–Да, Кассар  

Мужчина оперся о меч и с улыбкой наблюдал как принц повторяет движения, он двигался так словно танцевал. Темные волосы слегка спадали на лицо, оттеняя тонкие черты. Принц споткнулся и клинок выпал из онемевших пальцев. Щеки мальчика обдало жаром  

–Прошу простить меня, Кассар  

–Думаю на сегодня хватит, Ааррон.  

Мужчина увидел, как щеки принца полыхнули сильнее и пожалел о сказанном  

–Давайте последний раз и продолжим завтра до рассвета  

Капитан заметил, как благодарность промелькнула в темных глазах, и мальчик продолжил оттачивать комбинацию. Ему нужно было хоть иногда проявлять эмоции, так нет же, словно вытесан из камня. Ни единого жеста или взгляда, всегда безупречно вежлив. Быть честным он был раздражен, когда мальчик пришел его просить заниматься с ним владением мечом. Что этот мальчик вообще мог? Но он приятно удивил его. Он вставал до рассвета чтобы позаниматься пару часов, никогда не жалелся, как бы он уставшим не был, ни разу он не проявил не уважения. Он был прилежен и умен. Было приятно видеть, как его труд вливается в умелые жесты принца.  

–Хорошо. Хватит мальчик, ты загонишь себя в могилу. Покажи руку, я заметил, что тебе тяжело держать рукоять.  

Ааррон отвел взгляд  

–Все в порядке, Кассар, просто устала рука  

Мужчина нахмурился и подошел к мальчику поближе  

–Вы считаете, что знаете лучше меня, ваше высочество?  

Ааррон вздохнул и закатил рукав, он закусил губу, когда сильные пальцы прошлись от запястья вверх до предплечья.  

–Что с вашей рукой, принц?  

–Небольшая травма, неудачно упал с лошади.  

–С лошади. Вот как. Сдается мне вы научились летать что так упали? Вы говорили целителю?  

–Да, Кассар. Все в порядке.  

Мужчина потер бороду  

–Завтра будем заниматься другой рукой. На сколько я знаю правой вы владеете также хорошо, как и левой?  

–Да, наставник.  

–Значит решено. И, мальчик – взгляд синих очей прямо взглянул в черные – будьте осторожны в ваших уроках верховой езды. Боюсь, как бы вы не разбили себе голову. Вы меня услышали, не так ли?  

Ааррон слегка улыбнулся  

–Да, учитель. Благодарю за урок.  

–Поешь хорошенько. Знаю я вас сорванцов.  

Ааррон широко улыбнулся и развернувшись пошел по аллее. Он прошел мимо кухни и не смог удержаться чтобы не заглянуть на запах. Повариха раскладывала булочки, увидев мальчика она сдержанно улыбнулась  

–Принц  

Ааррон вежливо кивнул, чувствуя ее страх  

–Хорошо пахнет  

–Благодарю сир  

–Стражники прибудут через час, не могли бы вы их накормить? И я видел у нас новый помощник конюшего?  

–Да, ваше высочество, сын Тарника  

–Накормите и его, что-то он слишком худ  

–На землях нынче нет урожая, сир. Простой народ голодает оттого мальчик и – женщина осеклась, поняв с кем говорит. Ужас промелькнул в ее глазах  

–Да, слышал об этом. Но здесь он может хорошо поесть. Сделайте, пожалуйста  

–Конечно, ваше высочество.  

Ааррон бросил вороватый взгляд на булочку, но все же вышел и пошел наверх. Руку дергало, словно больной зуб, еще через четверть часа его ждет Таркил. Он сдержал стон отчаяния, и прошел в ванную  

–Артур приготовьте мне охотничьи штаны и рубашку.  

–Конечно, сир. К вам через пару тройку недель должна приехать портниха  

Ааррон обернулся, и искренняя улыбка осветила лицо  

–Адена, это замечательно, ты поднял мне настроение, Артур!  

Мужчина хмыкнул  

–Рад служить, принц. И, Ааррон, моя жена передала вам мазь, она хорошо снимает боль.  

Пальцы принца замерли на пуговицах, он взглянул на мужчину и улыбнулся  

–Спасибо, это действительно то, что мне так нужно.  

–Маг уже ждет вас. Советую вам не опаздывать  

Ааррон хмыкнул и ушел через портал. Мужчина лишь покачал головой этой детской проказе.  

Столовая гудела от грубых голосов солдат. То тут то там вспыхивал и несся смех. Горячая еда и теплое вино сделали свое дело и люди, уставшие с дороги, позволили себе расслабиться. Слуги сбивались с ног чтобы наполнить тарелки вояк.  

–Кассар, ты занимаешься с его высочеством?  

–Чего тебе, Бран?  

Мужчина скинул плащ и махнул рукой словно отгораживаясь от раздражения капитана  

–Думаю тебе стоит вмешаться в его занятия с магом. Солдаты говорят он излишне жесток  

–Это не мое дело. Я лишь учу принца владению мечу  

Гвардеец пожал плечами и кинул кусок мяса себе на тарелку.  

Таркилл с усмешкой наблюдал за полными ярости глазами принца, тонкая змейка магии взметнулась и ударила его защиту, легкая улыбка прошлась по губам мальчика, когда наставник зашипел от ударной волны. Усталость давала о себе знать, но все же он терпеливо оттачивал защиту.  

–Внимательнее мальчик!  

Ааррон слегка повел плечом, когда хлыст рассек рубашку, теплые струйки крови потекли по плечу.  

–Ты меня не слушаешь, тагри  

–Его высочество, маг. Для тебя, я, его высочество.  

–Ты тагри. И чем быстрее ты это усвоишь  

–Я этого не усвою.  

Мужчина усмехнулся, ему надоело играть. Ааррон пошатнулся и схватился за голову, сила мага сдавила его, проникла в него  

“Мальчик, будь внимательным. Ты снова впустил меня. ”  

Ааррон хрипло вскрикнул, он чувствовал, как мелькают его чувствова, словно маг просматривал картинки, он застонал  

“Убирайся”  

“Заставь меня, мальчик. Боль слишком сильна, тагри? Где же твоя магия, мальчик? А если я сделаю так? ”  

Ааррон закричал, слезы текли по щекам, его тело выгнулось на земле. Маг медленно присел рядом, он нагнулся и заглянул в затуманенные глаза.  

“Рука еще не прошла, ваше высочество? “  

Ааррон истошно закричал, когда затрещала кость, он знал, что это неправда, но внушаемая боль была сильна, сводила с ума.  

“Если бы ты был внимателен, мальчик, ты бы знал, как это предотвратить. Но ты, как всегда, считаешь, что сильнее и умнее всех. “  

“Уйди!!! ” Таркил усмехнулся и поднялся, он забавлялся болью подопечного. Чувствовал превосходство над его силой, никчемная тварь.  

Принц совсем потерялся в этой боли, он поглотила его, он метался, но бился лишь о стены Таркила. Крик снова пронзил двор.  

“Ты мой мальчик, и будешь моим пока не сможешь вытолкнуть меня”  

–Хватит.  

–Не мешай мне, ты лишь солдат.  

–Я сказал хватит, маг. Или мне посчитать что ты угрожаешь жизни младшего сына императора?  

Угроза в голосе Кассара была слишком явной чтобы не заметить ее. Таркилл поднялся, и насмешливо взглянул на собравшихся за спиной своего капитана гвардейцев  

–Я выполняю волю императора. Не мешай мне обучать принца  

–Обучать? Ты это называешь обучением, маг? Отпусти мальчика, маг. Немедленно  

Таркилл сузил глаза отчего принц хрипло вскрикнул, на его руках начали возникать и также быстро пропадать полосы от бывших ударов хлыста. На белом словно мел лице принца полыхнули красные глаза, кто-то из стражников охнул. Маг довольно улыбнулся  

–Он не нуждается в вашей охране, это Я охраню вас от него  

Кассар не отводя взгляда от вайрамовых глаз принца прислонил меч к шее мага  

–Отпусти принца, маг.  

“Мальчик, мы закончим завтра. И больше тебя не спасут эти смелые люди”  

Таркилл поднял руки в примирительном жесте и отпустил принца.  

–До завтра, мой принц.  

Ааррон лежал тяжело дыша, он не чувствовал ничего кроме боли, его вывернули, выкрутили, активировали каждую клеточку. Кассар вытащил флягу и наклонился над мальчиком, он осторожно влил херес в рот принца. Ааррон скривился и закашлялся, жидкость обожгла горло, но привела его в себя.  

–Вы можете встать?  

Ааррон слабо кивнул и медленно поднялся, взгляд пробежался по мужчинам  

–Благодарю, Кассар.  

–Такие занятия это  

–Это польза для меня, – Ааррон бесстрастно взглянул на мужчину – я правда благодарен вам. Но больше не вмешивайтесь в занятия с магом. – Ааррон увидел, как ярость отразилась на лице наставника -Данный вид обучения одобрен императором. Я должен быть стойким  

Кассар вздрогнул, когда в черных глазах мальчика промелькнула горечь  

–Сир, мы думали вам угрожает опасность, сир  

Ааррон взглянул на Кёрна и слегка улыбнулся, принимая выход из этой ситуации  

–Это моя вина, я должен был уведомить вас. -Мальчик потер кисть, отчего взгляд Кассара еще больше потемнел – Спасибо  

Кассар кивнул стражникам чтобы они расходились, сильная рука схватила мальчика за плечо и развернула на себя.  

–Поговорите с наследником, принц. У него светлый ум и чистое сердце. Он не одобрит такое обучение  

Что-то промелькнуло на лице принца и его лицо снова стало маской.  

–Боюсь у его высочества Наррледа и без меня слишком много забот. Это не то, о чем ему стоит беспокоиться.  

Ааррон улыбнулся, и мужчина понял, что все действия согласованы как с наследником, так и с императором.  

–Мы можем отложить занятие  

–Нет. Завтра до рассвета.  

–Конечно, принц.  

Архивариус поставил стос фолиантов на стол и устало обернулся, солдаты императора преполовении его архивы в поисках нужной информации для императора. Видимо так ничего и не нашли. Старик запалил свечу и прошел в дальний ряд намереваясь снять устаревшие записи. Присмотревшись, он различил темные кудри принца, мальчик сидел, склонившись над фолиантами, он листал страницы словно лишь просматривал, но Танири знал уже эту особенность чтения мальчика  

–Ваше высочество  

Фигура вздрогнула и взгляд черных глаз замер на архивариусе, мягкая улыбка осветила лицо принца  

–Танири, я помешал вам?  

–Ну что вы, принц. Почему вы не спите в такое время?  

Ааррон пожал плечами  

–Только ночью у меня есть время чтобы найти то, что меня интересует  

–И что же вам нужно?  

–Все о ментальной защите и атаках  

Старик внимательно взглянул в усталое лицо принца  

–Это очень опасные знания, мой принц. Древние знания. Боюсь, что я не могу дать вам фолианты без разрешения императора или наследника  

Ааррон помолчал потом кивнул.  

–Хорошо, я буду довольствоваться тем, что есть в доступе. Так у вас не будет проблем?  

Старик улыбнулся и поставил свечу рядом на стол  

–Я лишь старик, который владеет историей, мой принц. Вы можете брать то, что лежит на этих полках. Помочь вам?  

–Был бы благодарен. Я нашел трактат Сальвара дар Ла нер о внушении фантомной боли, но здесь не ясно как выставлять защиту. Есть что-то о защите от ментальных атак?  

–Была одна книга, дайте время, мне Ааррон. Вы неважно выглядите.  

–Просто устал. Танири, просто подумайте об этом трактате, я найду его в вашей памяти. – Ааррон словил неуверенное выражение на лице старика – Или не нужно. Я могу подождать  

Танири вздохнул и кивнул  

–Хорошо, вы даете слово что не будете искать запрещенные материалы?  

Ааррон слегка улыбнулся  

–Вы же знаете, я не наврежу вам.  

–Хорошо мой принц, я готов  

Старик зачаровано наблюдал как трактат ложиться на стол.  

–Будете шербет?  

–А у вас есть? Да  

У Танири сжалось сердце, когда совсем детская улыбка осветила лицо принца, он поставил булочки на стол и мальчик засопел от удовольствия  

–Танири, вы много знаете о таких как я?  

–О вайрамах сир? Боюсь, что только легенды, но все они вам будут не по вкусу. Люди опасаются вашей магии  

Ааррон вздохнул и откусил булку  

–А что вы слышали о зове?  

–С чего такие вопросы, сир?  

Мальчик взглянул в глаза архивариуса и виновато улыбнулся  

–Ничего, Танири, это я так. Как ваши руки?  

–Благодаря вам перестали беспокоить. Как у вас это выходит?  

–Не знаю, это как будто что-то рождается внутри, а потом вырывается наружу в виде нитей. Это так странно. Я хотел бы узнать побольше о магии крови. Я знаю, что она уникальна.  

–Есть трактаты о ней, вы можете взять. Ментальная магия, разве вас не должны учить как с ней обращаться?  

Ааррон прямо встретил взгляд архивариуса и тот лишь вздохнул  

–Таркилл всегда славился своим нравом, но он умел добиваться своих целей. Не сомневайтесь в его умении.  

–Только какова его цель  

Танири вздрогнул от тихо сказанной фразы, он посмотрел на часы  

–Время стражи, сир. Боюсь вам пора идти, не то быть беде.  

–Я вернусь завтра, оставь их для меня  

–Второй ряд, возле записей Браля.  

Ааррон на миг замер и взглянул на старика  

–Я запомнил, не говорить никому что вы сюда ходите? Я умею хранить тайны, ваше высочество  

Ааррон благодарно улыбнулся и взял пару булочек  

–Я  

–Конечно, Ааррон. Доброй ночи  

–Светлого мира, Танири  

Архивариус покачал головой и забрал пиалу с шербетом. Знал ли мальчик что сказал фразу древних?  

 

Покрытые узлами линии плетения растягивались по всему периметру императорского замка. Они складывались в прочную гибкую сеть, заостренную улавливать малейшее отклонение в силах тех, кто находился внутри. Стоящий возле плетения светловолосый юноша, прищурившись, скептически рассматривал творение наследника и высшего. Едкая ухмылка пробежала по его губам, когда он прикоснулся к охранному плетению и оно не отреагировало. Грош цена их знаниям. Он спокойно уходил сквозь порталы два раза в неделю, и никто не мог засечь этого. Ойстейин что-то сделал с ним, что-то позволяло полностью скрывать его силу. Маг не раз намекал ему что им нужна сила тагри, что пора приступать к искажению восприятия всех окружающих. Ну что ж, он уже добился того, что мать, считавшая его слабым и не защищённым, выстроила целый ряд охраны. Эта игра была им на руку. Они до последнего должны считать, что за всем что делает он и Нуá-Родýса стоит вайрам. Придет время, и они полностью изменять Ар-Дилир, захватывая власть в свои руки. И трон будет его. Лиррелл довольно усмехнулся. Сар был прав, нет ничего проще чем играть на слепом страхе других. Жесткий блеск светлых глаз замер на греющимся на солнце волкодаве. Пес пару мгновений смотрел на него, затем резко вскочив зарычал. Принц ехидно сделал шаг вперед и собака, струсив убежала. То-то же. Животные чувствовали его, стоило ему только обратить на них свой взор как они выдавали свой страх перед силой распада, живущей в его жилах. Нужно сильнее контролировать себя. Иначе он выдаст себя. Желваки заходили на скулах, когда вспомнил как отец представлял Нардо как главу тайной канцелярии. Его братишка вырос, став жестче. Но и его ум стал еще острее, что заставляло его вздрагивать каждый раз наследник появлялся в его обществе. Как бы Нардо не был горяч умом и сердцем, не стоило недооценивать его. Сегодня ночью они должны снова отправиться в Миосар, якобы им предоставили новую площадку и пару образцов. Лир потер чешущиеся от предвкушения кончики пальцев. Ему надоело играться мелкими животными. Пора переходить к тем, что содержат в себе магию. Безусловно чужая жизнь сама по себе содержала тонкие лучи непонятной даже для сара силы, она напитывала его, оставалась алхимией в крови. Но ненадолго. Он знал, что для полного преображения и становления темным магом ему нужна жизнь мага. Жесткая улыбка на миг исказила лицо подростка обнажая его мертвую сущность. Он давно уже готов к этому. Ждать пока Ойстейин решит отдать ему кого-либо из одаренных он хотел. Пора прекращать пить простых селян и взяться за одаренных.  

–Разве мы не должны были размяться с тобой, сын?  

Истабьен увидел, как мальчик смутился и вздохнув, обнял его за плечи  

–Ты избегаешь меня?  

–Ну что ты. У вас с Нардо хватает забот, я не хотел тревожить – болезненная улыбка пробежала по лицу принца оставляя боль в сердце мужчины – я бесполезен для вас, никакой помощи  

–Не говори глупостей. Разве тебя не начали допускать в совет? Бранка говорит ты слишком хорош в переговорах.  

–Что мне еще остается, сир  

Истабьен развернул сына на себя и взглянул в белое лицо  

–Ты будущий посол Лиррелл. Твой ум настолько остр, что порой я чувствую себя чурбаном рядом с тобой. Не стоит принижать себя. На кого как не на тебя я смогу положиться в переговорах и соглашениях?  

–Разве Ааррон хуже меня в этом? Я слышал, как жаловались его учителя что, он умело манипулирует и – Лир осекся увидев, как застыли сталью карие глаза отца, и почувствовал удовлетворение – извини  

–Ты знаешь кто он, сын. Вместо того чтобы расстраиваться что у тебя нет такой силы как у него, ты должен думать, как своим умом защитить нас от него. Ты также, как и Нардо наша защита. Готов к поединку?  

Лиррелл широко улыбнулся и взяв клинок с рук отца, пошел за ним на площадку. Нужно было быть весьма осторожным с ним, не давая повода показывать, насколько быстрым он может быть. Еле заметная усмешка пролетела в глубине светлых глаз. Как раз проверит свои навыки.  

 

Со потрогал твердую горячую землю, она растягивалась на множество гектаров вокруг. Пульсация под его пальцами причиняла боль. Земля стенала, глухой глубинный вой достигал его слуха. Мужчина сжал зубы. Трещина. Где-то возникла трещина в мембране. Сколько их образовалось еще? Áрдир мрачно взглянул на дрожащую пустошь. А ведь еще год назад здесь был густой зеленый лес. Неужели их постигнет та же участь что накрыла ваарэт? Слухи о том, что вайрам пришел достигали его. Но почему он не слышит мир? Со сжал кулак чувствуя горечь. Ребенок, он ведь еще должен быть ребенком. Есть ли тот, кто наставит его на путь, расскажет правду о том кто он и что значит для них всех. Перед глазами возник высокий худой маг с жестким выражением глаз. Кто это сделает с ним? И существует ли вероятность что его уведут с этого покрытого кровью пути?  

–Заберите лошадей, я пройдусь  

Маги переглянулись  

–Но земли мертвы, это опасно  

–Я осмотрю. Свободны – Со заставил себя отвести взгляд от горячей земли и взглянуть на мужчин – пусть Акира пошлет людей Сирила в И-Циоту. Все побережье должно быть тщательно проверено, акр за акром.  

–Хорошо, áрдир – Акма прямо взглянул в глаза мужчине – Будь осторожен, Со  

Покрытая трещинами земля хранила гнетущее молчание изнывая под солнцем. Широкие, изогнутые разрывы иссекали ее как морщины лицо старика. Она была сейчас также стара и немошна как древние старцы. Пыль, поднимающаяся под сапогами ардира взметалась словно судорожные вздохи. Тишина, мертвая, вытягивающая душу, помутняющая разум витала вокруг обветшалыми лёгкими паутинками мембран. Они дрожали, издавая тихие отчаянные стоны. Темное нечто проникало в них, разрушало их. Мужчина осторожно, словно прикасается к напуганному ребенку, коснулся тонкой полупрозрачной стенки. Горячее тепло прошло сквозь его пальцы, проникая в кости, оставляя в нем свой след. Мир дрожал, всеми силами пытаясь удерживать себя собранным. Но все рушилось, сдвигалось, тем самым ломая его. Еле заметный сдвиг грани проявлялся разрушениями здесь, изменяя структуру вокруг. Он пытался вычленить человеческие чувства, но они были слишком сильны, слишком вплетены в него. Со отстранился, чувствуя, как подкашиваются его ноги. Было холодно. Слишком холодно. Мужчина растеряно обвел взглядом вязкую ночь. Ему казалось он лишь прикоснулся к ней. Но время. Время проскочило мимо так быстро. Со лег на спину, лаская истертую землю.  

–Сложно тебе приходится, милая. Совсем туго, да?  

 

Он тонул среди многочисленного гула, окружавшего его. Широкая река несла в себе мысли, чувства, события. Она перекатывала волну за волной, порой укрывая его с головой. В ней он терял себя, не мог отличить чьи чувства, мысли, где он, а где все эти люди, витавшие легкими образами. Они плыли в ней, все чаще и чаще утопая в этой реке. Боль. Он был ней, плыл в ней. Кто-то звал его, так яростно, так неумолимо сминая все преграды, проникая в него, становясь ним. Этот кто-то изнывал от жажды, он томился, умирал. А в нем была сила, она поднималась в его груди, грела, обжигала. Ей нужно было выйти, у нее был путь, цель. Ааррон открыл глаза и отмахнулся от витавшей мошкары. Взгляд красных глаз рассматривал окружавшие его блеклые тонкие нити. Они умирали. Знал это. Знал, но не понимал, что это, лишь его кровь твердила что он нужен им. Облизав пересохшие губы, вайрам прикоснулся к обрывкам нитей, боль пронзила его сознание, застывая истошным криком. Позволил себе окунуться в реку своей силы, стать ей, быть ней. Он был городами, они тонули в крови, распрях. Они умирали, теряя свою душу. Их все меньше оставалось. Образы замелькали перед глазами, и сила полилась из него. Она вплеталась в пряди, напитывала их. Земля медленно, капля за каплей тянула силу мальчика, пытаясь напиться за все века засухи. Сила, еще не контролируемая лилась из мальчика слишком сильно, высушивая его, опустошая его нити. Мааларийская кошка сбила вайрама с ног, обрывая поток своей силой. Огромная морда ласково коснулась лица пытаясь привести его в сознание. Ааррон пошевелился и медленно сел. Жутко болела голова. Асса боднула его головой, вызывая слабую улыбку. Он растеряно осмотрелся по сторонам, ранее усохшая трава луга переливалась насыщенным зеленым цветом. Взглянув на тонкую мембрану, увидел, что некоторые оборванные нити восстановились, образовывая плотную стенку. Не понимал, что произошло. Иногда его сила — вот так сама выливалась из него, сама находила цель, сама творила непостижимые вещи. Или это все же делал он? Усы Ассы пощекотали его и Ааррон тихо вскрикнул, когда образы замелькали в его сознании. Неужели стоящий в ореол силы это он? Что он сделал? Что если он навредил, ведь такие как он могут разрушать? Что если? Волна тепла, спокойствия, благодарности мааларийской кошки смела его страх, оставляя после себя лишь уверенность в том, что он сделал все верно. Арри улыбнулся и почесал огромную голову. Впервые, когда увидел ее сильно удивился. Редкость, когда эти древние создания показываются человеческому оку. Асса, уловив мысли мальчика, фыркнула и прижалась к нему своим теплым боком. Ри прижался к ней щекой, чувствуя умиротворение. Любил эти луга, здесь всегда было тихо. Вообще Памури был красивым регионом. Жаль, что он не мог быть здесь слишком долго. Ограничения высшего причиняли ему боль, реагируя на нарушения расстояний. Вздохнув, мальчик поцеловал шерсть Ассы. Изумрудные очи кошки не мигая замерли на нем. Ри потер щеку  

–Не знаю, Асса. Мне и так достается.  

Недовольство кошки прошло сквозь него, вызывая раздражение. Так словно по своей воле не мог ходить туда куда ему хочется. Асса фыркнула и потерлась о его плечо. Ри мягко оттолкнул ее, чувствуя, что ее вес собьет его с ног. Мальчик улыбнулся на ее манипуляции  

–Ну все, прекрати. Мне пора  

 

Островные территории гудели от ищеек императора, тайная канцелярия прощупывала каждый миллиметр, в надежде найти след ниида в портовых путях. Маленькие рыбацкие поселки замерли в ожидании бури, зная как жесток в расправе император если вина доказана. Все те, кто стоял горой за Дан-Ахана теперь дрожали от страха. Анри хмуро наблюдал за тем, как солдаты заполняет его замок, проникают в кабинет, переворачивают портовые докладные. Он не переживал что попадет под руку императора, зная, что его люди ничего не найдут. И все же в нем преобладали противоречивые чувства, с одной стороны ему не нравилось то, что делал Дан-Ахан, с другой эти земли перестали голодать при его правлении. Кривая усмешка промелькнула на его губах, когда вспомнил как был против действий Дан-Ахана еще несколько лет назад. Ко всему привыкают, особенно когда, рискуя ты получаешь хороший куш. Да и их целители существенно улучшили здоровье его сына. Не исцелил, но мальчик мог заниматься со всеми на равне.  

Мужчина отвернулся от окна и налили себе наливки. Времена менялись, поведение Истабьена тоже. Ходили слухи что третий сын по неясным причинам был огражден от двора. Это терзало его, смутное предчувствие засело глубоко в его душе. Его семья была связана клятвой верности много веков назад с Артоном. Он много знал о том зачем именно вайрамы приходят в этот мир. Эти знания передавались из рода в рода, так же как кровь помнила произнесённую верность. И порой, ему казалось что-то тянуло его. Все, чаще выполняя переправку контрабанды и не вникая что именно он переправляет, кровь в его венах вскипала словно противилась тому, что он делал. Лорд вздохнул, заставляя отбрасывать навязчивые мысли. Но все эти совпадения  

–Что творится здесь, Анри?  

Маркус положил толстую папку на стол и внимательно взглянул на хмурого мужчину. Лорд раздраженно взглянул на советника, но заставил себя сдержать грубые слова  

–Как ваши люди найдут что-либо тогда будешь задаваться этот вопрос. Пока что это мне стоит задавать его. К чему эти розыски? Рыбаки теряют прибыль сидя дома. Думаешь Истабьену это пойдет на пользу?  

–Я не тот человек, с которым стоит играть. – Маркус открыл документы и протянул их лорду – ты самоуверен, потому что знаешь, что мы ничего не найдем, не так ли? Дан-Ахан нашел себе хорошего покровителя. Но ты, Анри, ты же никогда не был на стороне алхимии  

–Пустой разговор, Маркус. Приходи, когда у тебя будут доказательства.  

–Ты пожалеешь, Балденор. Но боюсь будет поздно  

– Это угроза?  

–Считай, что да.  

 

Тайлин рассматривала клинок, тонкое красивое лезвие манило ее, так и просилось ей в ладонь. Девочка вздохнула, как бы она не просила, но ни Нардо ни мама не хотели разрешить ей занятия, указывая на то ей нужно учиться переговорам и языкам, а не махать мечом словно солдат. Она хотела выпросить Арри чтобы он научил ее хотя бы держать меч. Он всегда попадался на ее просьбы. Девочка подошла к кровати и разочарованно вздохнула. Брат спал. Но ждать, когда он проснется, она не могла, если няня зайдет ее проверить, будет скандал. Посопев, она потянула брата за плечо. Мальчик пошевелился и сонно сел. От того что он не проснулся, его сущность была проявлена, заставив девочку испуганно застыть. Ужас в ее широко раскрытых глазах заставил его проснуться, и он растерянно прикоснулся к своему лицу. Пальцы мальчика дрогнули, когда он коснулся чешуек на левой щеке.  

–Лучик, не бойся, – он попытался прикоснуться к ней, но девочка завизжала, спрыгивая с кровати – не кричи, все хорошо.  

Но девочка, плача соскочила с кровати и бросилась к дверям, совсем забыв, что никто не должен знать, что она сбежала. Она плакала навзрыд, безуспешно дергая дверь.  

–Нерри, где Нерри  

–Тайлин  

Девочка обернулась и расплакалась еще больше, когда брат поднялся с кровати, чешуя спускалась по шее вниз на грудь и живот.  

–Не надо!  

Двери резко отворились и Таркилл вместе с высшим и наследником ворвались в комнату. Мужчины, побледнев замерли, уставившись на преображенного мальчика. Нардо подхватил сестру на руки, со страхом пытаясь понять, что тагри ей сделал. Но девочка плакала, не давая толком рассмотреть наличие повреждений. Ааррон из-за всплеска эмоций не мог совладать со своей силой и убрать проявления. Он и так пытался их прятать до последнего, но сейчас из-за такого же испуга, как у сестры он не мог справиться с собой.  

–Стой там, где стоишь, тагри – Нардо прижимал девочку к себе пытаясь хоть немного успокоить – Таркил ты знал?  

–Нет, сир – маг был все еще бледен и не мог отвести взгляд  

–Они бояться кровной магии. Осторожно, Нардо  

–Я ничего не сделал. Она, она просто испугалась – Ааррон сделал шаг к брату, но высший, боясь, что вайрам кинется на наследника выпустил плетение пытаясь унять силу мальчик. Ри, испугавшись, этого жеста, неосознанно выставил щит, полностью расщепляя магию высшего и рикошетом сбивая Нардо с ног. – Нерри!  

–Заберите их – Истабьен как был в походной одежде, так и вышел из портала, пуская кровную магию в силу сына. Ааррон вскрикнул, сущность дернулась и проявление пропало. – Бери его Дарблейн. ЗАСНУЛИ ЧТО ЛИ! – император взглянул на длинный порез на рукаве Нарррледа – быстро к Катани. Нардо! – Ист встряхнул сына и почувствовал, как сжимается сердце, взгляд карих мягко встретился с сыном – Иди, дальше мы сами.  

Время забавлялось с ними, вместо того чтобы быстро бежать, оно замирало на длинные промежутки, затем снова начинало свой ход. Тайная, древняя, страшная магия полыхала в одной из башен ковена. Она замирала над теми, кто вызвал, требуя отплаты, желая взять свою. Мужчина взглянул на бледную императрицу и сжал ее ладонь  

–Ты уверена? Пути назад не будет?  

Изабелла отвела взгляд сухих запаленных глаз от лежащего на столе мальчика  

–Сначала Лир, затем Тайлин, Нардо. Мы должны защитить их. – Она встретилась с застывшим от боли взглядом мужа – Мы должны.  

Мужчина кивнул магу, разрешая начать процесс, но Иззи перехватила его. Мужчины молча наблюдали за тем, как она подходит к сыну и ласково касается его волос.  

–Что мы будем чувствовать, потом?  

Маг заставил себя взглянуть в полные муки глаза  

–Лишь то, факт что у вас был сын. Сила сотрет его с души. Эта же магия приглушит память о нем у всех, кто давно его не видел. Мы еще не начали и  

Изабелла провела по бледной щеке мальчика, словно стараясь сохранить его тепло. Когда она обернулась взгляд ее зеленых глаза был жестким  

–Начинаем.  

 

Обстановка в Варге подрагивала от напряжения. Армия и маги Ар-Дилира выровняли баланс, позволяя столице на некоторое время восстановить свою работу. Воины Ар-Дилира под руководством Наррледа смогли выйти на большинство двойных агентов Барджога. Молодой человек сумел вывести сына короля из-под покушения, но спасти жену и дочь им не удалось. Айсбори жаждал мести, отчего принятые ним решения имели не всегда успешные решения. Заостренные на подавления восстания внутри государства люди короля не смогли остановить покушение на него и сейчас Айсбори доживал последние дни. Отравление задело все его жизненно важные органы, но имея стальной характер он все еще удерживал власть в своих руках, давая возможность Наррледу налаживать действия верной ему армии и магов. Мужчина тратил все силы чтобы успеть ввести своего сына во все сферы. Но Норман, будучи не сильным магом, заставлял приближенных волноваться о том, что мальчик не сможет в полной мере выстоять против Барджога. Их волнения в какой-то мере были оправданы, передавать страну пусть и хорошо обученному пятнадцатилетнему юноше, во времена, когда страна утопала в крови было не слишком стабильным решением. Это волновало короля, пусть Истабьен и дал слово что он пришлет верных Норману людей для управления, но у него самого сейчас была смута.  

Меч срезал прядь волос с лица, но молодой человек успел сделать шаг прежде, чем его сильнее заденет. Их застали врасплох, подкупив охрану и запустив слежение. Нардо рывком вырвал одного из своих людей из-под плетения.  

–Не применять силу! Здесь слишком мало места. Где мальчик?  

–Здесь я – Норман резко увернулся и успел прикрыть спину Нардо отбивая удар – Слева!  

Вспыхнула вспышка и их накрыло крошками разверзнутой стены  

–Фабиан!  

Фигура пошевелилась и маг, сплевывая пыль медленно поднялся, взгляд синих глаз со смешком окинул замершего друга, и он усмехнулся  

–Нужно постараться чтобы убить меня. Огонь?  

Нардо выглянул в щель  

–Нельзя. Слишком узкие улицы. Я разнесу здесь всех, включая гражданских.  

–Нет. Бойня нам не нужна – Норман скинул с себя камзол и стянул куртку с одного из людей Барджога – Я отвлеку их на пару сотен, выводите советников – парень жестко взглянул на внимательно смотрящих на него молодых мужчин – они убили мою мать и сестру. С рук это не сойдет. Я создам иллюзию. У вас будет от силы четверть часа  

Фаби встряхнул головой выбивая крошку с волос и усмехнулся  

–А он мне нравится  

–Хорошо – Нардо кинул принцу пульсар – на случай  

Норман кивнул, надевая треуголку и растворяясь в проеме.  

Ночь накрывала столицу тихой, полной лишь звуков ночных сверчков и звуков цоканья копыт конников. Тишина здесь была впервые за долгое время. Она ласкала слух, приносила уставшим от постоянной войны людям спокойствие. Солдаты короля заполнили полностью не только всю столицу, но и были во всех городах и поселениях страны. Совместные усердия людей Истабьена и верных Айсбори воинов и магов подавили восстание, сумев захватит всех тех, кто не сбежал. Впервые за несколько лет, был слышен лай дворовых собак. Иногда, несмелые голоса разносились по пустым ночным улочкам. Им придется пережить небольшой период прежде, чем люди смогут поверить пришествие мира. Город дышал. Эти серые величные стены пережили еще одну смуту на своем веку. Но последнюю ли?  

Молодой человек тяжело оперся о стену, стараясь не терять сознание. Лазареты были переполнены, да и идти туда ему было совсем не с руки. Сцепив зубы, он стянул пропитанную кровью рубашку и взглянул на рану в бок.  

–Ссарна.  

Просто перемотать не получиться.  

–Я обыскался тебя. Твою ж.. ты что совсем из ума выжил? – Фабиан схватил друга за локоть и насильно усадил поближе к окну.  

–Тихо так.  

–Ты действительно хочешь поговорить о романтике теплых ночей Варга?  

Норман заглянул в комнату, взгляд серо-зелёных глаз быстро пробежался по каплям крови, бледному лицу наследника. Прикрыв за собой двери, юноша закатил рукава и быстро вымыл руки.  

–Поверни его поближе к свету. Там, в столе херес. Пусть выпьет  

Маг перехватил принца, когда он разложил хирургические инструменты на табурете, Фаби нахмурившись присматривался к неясным железным приборам.  

–Что ты собираешься делать  

–Я считаю, что магия магией, но умение спасать жизнь лишь с помощью знания анатомии и ловкости рук лучшее что мог придумать человеческий мозг. – Норман скривился от вытянувшихся лиц молодых людей – отцу тоже это не очень нравится. Закуси это.  

–Ты уверен, что не убьешь меня?  

–Это не первая операция. Фабиан крови не боишься?  

–Ты языкат.  

Послышались смешки, снимая напряжение. Нардо тяжело дышал, пытаясь не дергаться. Но ссарна, то, как быстро нить проходила сквозь него, парень штопал его так словно он был сапогом. Пальцы замерли и сдавили рану.  

–Тебе повредили мышцу. Фабиан, вымой руки, нужно чтобы ты зажал. – Норман взглянул в белое словно мел лица Нардо – Дергало же внутри, то горячо, то холодно?  

–Да.  

–Зажми здесь, я зашью. Скажешь целителю, он полностью исцелит ее. Сейчас разрыв я залатал, это избавит тебя от нагноения. Все.  

–Ты умеешь удивлять. – Нардо сжал локоть Нормана – Спасибо. Твоему отцу не о чем беспокоится, Дартон будет в хороших руках.  

–Я принес немного еды – Миро поставил подносы и подумав склонился в поклоне  

Молодые люди переглянулись и напустили на себя заносчивый вид  

–Ты забыл с кем говоришь, маг?  

–Прошу прощения, сир, сиры? Тьху  

Первым не выдержал Фабиан и хохот разнесся по кабинету, заставляя несших варту солдат, скрывать улыбки.  

 

Холодные стены замка застыли в тягучести витавшего вокруг напряжения. Страх пропитывал казармы, проникал сквозь крепко закрытые окна, заседал пружинной в головах людей. Темный, варварский он нес в себе худшее из проявлений человеческой души, заслепляя разум, вытягивая на поверхность жестокость, не подвластную понимаю даже ее владельцам. Черный камень хранил в себе чувства, впитывая их с наплывавших в него воинов императора. Часть специально обученных гвардейцев и магов прибывала на постоянное место обитания. В них тоже был страх, но страх иной, страх, который жаждал самоутверждения.  

Фруктовые сады среди каменных стен, раньше ожившие при прибытии сюда вайрама, теперь снова отмирали, полностью олицетворяя разорванные чувства мальчика. Не смотря на гомон и лязг оружия, на постоянные тренировки, создавалось ощущение что тишина поглощала все звуки в себя. Молчаливая, она несла в себе гнет тех, кто все еще мог чувствовать искаженность в том, что происходило. Как бы страх перед древним и опасным существом, демоном которого знали по историям как коварного, жестокого и жаждущего власти, не владел ими, все же один взгляд на застывшее лицо заставлял их тщательно отводить взгляды. Как бы наполнившие эти стены мужчины не знали и не понимали кто перед ними, они все равно видели перед собой ребенка.  

Прислуга и так сторонившаяся мальчика, после событий произошедших месяц назад начали бояться его вплоть до веры в то что один лишь его взгляд может навлечь на них болезнь или того хуже смерть. Никто не знал, что именно было сделано высшим магом. Более того практически все они не слышали никаких слухов о том, что с ним что-то делали. Но видя армию в этих стенах, люди надумывали суеверия. Демон. Что можно от него ожидать?  

Катани скинул верхнюю одежду и окинул взглядом прохладу комнаты. Минимум мебели, застывшие стопки книг, засохшие краски – все это указывало на то, что покои были нежилыми. И лишь остывший обед выдавал что здесь все-таки кто-то бывает. Мальчик сидел в большом овальном кресле, взгляд темных глаз был бездумно уставлен в вытянувшееся от пола до потолка окно. Мужчина тяжело вздохнул и взяв стул присел рядом. Принц не пошевелился.  

–Ты ничего не ешь. Артур беспокоится  

Мужчина помолчал и осторожно коснулся плеча своего принца. Тепло промелькнуло в васильковых глазах, когда два красных зрачка упрямо уставились на него. Мягкая улыбка осветило лицо целителя.  

–Ты же знаешь, что я не боюсь тебя, Ааррон. Позволь мне осмотреть тебя.  

Мальчик отвернулся, закрывая глаза и поджимая ноги под себя. Не понимал на что хочет смотреть целитель. Катани увидел, как мальчик сжал ткань рубашки. Перейдя на свою истинную силу, мужчина рассматривал мелкие трещинки, пересекающие всю душу вайрама. Целитель сжал зубы, чувствуя ярость. Что нужно было сделать чтобы оставить раны в душе? Что-то шевельнулось в нитях принца заставив мужчину вскрикнуть и вскочить на ноги.  

–Это печать, Катани. – Ааррон криво улыбнулся, отчего мужчину передернуло от выражения этих глаз. Ребенка больше не было. Слишком большая мука была в этих глазах  

– Я постараюсь помочь, сир. – Катани прямо взглянул на Ааррона отчего тот пожал плечом  

– И больно больше не будет?  

Катани сжал зубы, видя, как нечто древнее проскакивает в черных глазах, в какой-то миг ему показалось что он перед ним сидит древнее как сам мир существо. Ри отвернулся  

–Скажи им что бы они не боялись. Их страх режет меня.  

–Ты должен поесть. И занятия, не стоит их пропускать. Мы оба знаем как ты силен, не так ли?  

Ааррон промолчав, притянул тарелку своей силой, подогревая мясо. На миг рисунок проявился на его лице, заставив охнуть, но реагируя на искренне возмущение мальчика печать скрылась. Катани растеряно смотрел за тем, как рисунок превращается в небольшую ящерецу и замирает на шее мальчика. Она слегка пульсировала, словно переминаясь. Арри вдруг широко улыбнулся  

–Она живая. И ей не всегда нравится то, что она делает. И мне кажется это он.  

–Но… это невозможно.  

Арри пожал плечом и потер щеку  

–Также как стереть кого-то с души, целитель?  

 

Катании вытер руки и развернул наследника на себя, опытные пальцы прошлись по боку вдоль свежего шрама. Пациент дернулся, но промолчал.  

–Тот, кто вас зашивал имеет золотые руки.  

–Угу, ты не поверишь. -Нардо хмыкнул – будущий король Дартона. Так что мы нажили хороших связей.  

– Но ему же  

– Пятнадцать.  

Катани лишь цокнул языком, позволяя своей силе полностью исцелять рану, восстанавливая ткани. Нардо облегченно вздохнул и поднялся, накидывая рубашку  

–Спасибо.  

Целитель промолчал, наблюдая за тем, как молодой человек устало разбирает вещи. Видно, было что он устал, печать пережитых событий в Дартоне осталась на его лице. Наследник так ни разу и не спросил о младшем брате, ни он, ни кто-либо из императорской семьи. Благо Дарблейн соизволил объяснить ему что именно сделали с ребенком. Люди. Когда он уходил с клана, давно в прошлой жизни, он надеялся, что сможет понять причину по какой человеческие души, сами уничтожают себя и все вокруг. Мужчина вздохнул, нужно было оставаться на своих землях, возможно там бы он смог сделать намного больше. Нардо взглянул на целителя  

–Тебя что-то беспокоит, Катани – он успел заметить, как эмоции скрылись за маской – Ты можешь сказать мне все на чистоту, ты же знаешь это  

–Боюсь это не то, о чем вы готовы слушать  

Нардо налил херес и присел на угол стола  

–Я весь во внимание  

Катани помолчал, нервно меряя покои  

– Мальчик тяжело переживает случившееся.  

–Ты прав, я не хочу слушать о тагри.  

–Нардо, послушай. Мальчик не хотел навредить, ты же знаешь, что он просто испугался  

Взгляд карих глаз жестко замер на мужчине  

–Ты видимо не понимаешь кто он, целитель. И ты думаешь это первая его такая атака? В четыре он напал на Лира, прекрасно зная, что он не сможет защититься  

– Это невозможно, наследник. – Катани сжал зубы увидев насмешку в карих глазах – Поверьте мне. Мальчик не может навредить ни вам ни  

–Я понимаю, что ты знаешь его с рождения. Я понимаю, что ты привязан к нему. Но также я понимаю, как он умеет влиять на сознание других.  

–У него кроме вас никого нет, Нардо.  

–Мне тоже тяжело, Катани. – Наследник отвел взгляд от бокала и взглянул в васильковые глаза мужчины – Он был моим братом.  

–Был?  

– Был, целитель.  

 

Девочка стояла напротив зеркала нахмурив брови. Оно звало ее, и она знала куда именно. Но страх, страх не давал ей сделать то, что она хотела. Девочка вытерла слезы. Она все еще помнила во что превратился Арри. Чудовище из сказок няни. И он обидел Нерри. Девочка всхлипнула, чувствуя, как горячая обида больно колет ее изнутри. Ее Арри оказался плохим. Очень плохим. Не сдержавшись, она разрыдалась в голос. Но все же упертость победила и сердито размазав слезы по щекам, девочка шагнула в зеркало. Она, все еще плача, осмотрелась, открытое окно впускало грубые голоса солдат, их смех. Девочка, шмыгнув носом приставила табурет и выглянула в окно  

Кассар не успел отбить удар и клинок вылетел из его рук. Мужчина удивленно уставился на пустые руки потом перевел взгляд на принца  

–Как вы… браво, мальчик!  

–Благодарю, учитель  

Капитан крякнул и сжал плечо ученика, его глаза сверкали гордостью  

–Прекратите это, сир. Иногда нужно проявлять эмоции, это делает вас более близким к простым людям  

Ааррон сдержано улыбнулся, но все также остался спокоен  

–Как ты это сделал, мальчик? Признаюсь я никогда не видел такой скорости и грации. Это твоя магия?  

Ааррон слегка пожал плечами и поднял клинки  

–Нет, это учения одного из древних народов. Я наткнулся на трактат пару месяцев назад и меня заинтересовал их взгляд на бой. – Ааррон взглянул в глаза наставника не желая обидеть его – Не сочтите это неучтивостью, Кассар, для меня честь учиться у вас  

–А, мальчик, я похож на женщину что ты боишься задеть мои чувства?  

Мужчина увидел, как искренняя улыбка появляется на лице принца делая его немного мягче, превращая его в того девятилетнего мальчика каким он должен быть.  

–Не думаю, что из вас бы могла получиться миловидная женщина, с вашим то характером – Ааррон со смешком увернулся от подзатыльника, он вытер клинки и повел уставшими плечами  

– И что же это за учения?  

–Для них, бой — это танец. У вас с ними общее умение чувствовать клинки, они также учат тому, что меч — это продолжение воина, он его часть. Но у них бой идет больше на внутреннем зрении чем на тактике. Они – принц замялся, подыскивая верные слова – они чувствуют противника на уровне силы, ощущений, эмоций. Я хотел бы попробовать с вами бой с закрытыми глазами.  

–Я слышал о таком, Ааррон. Такой бой требует много времени и труда – Кассар прямо взглянул в черные очи – думаю вам под силу научиться. Вы очень тонко чувствуете искусство боя. Еще раз?  

Ааррон слегка улыбнулся и взмахнул клинками занимая позицию. Он практически шел за мечами, чувствуя их силу, их тяжесть, учитель слегка поддел его и принц почувствовал как кровь потекла по предплечью. Но ни он ни учитель не обратили на это внимание, зная, что рана быстро затянется. Кассар слегка усилил атаку отчего принц на мгновение растерялся и это дало преимущество капитану. Пару резких выпадов и Ааррон замер в широко разведёнными руками в сторону, он тяжело дышал чувствуя, как лезвие холодит его шею.  

–Ты слишком уходишь в себя, мальчик. Почему моя атака сбила тебя?  

–Я – Ааррон замялся не зная, как выразить вспышку страха, возникшую при выражении лица наставника – я просто не ожидал такого разворота боя.  

Мужчина слегка склонил голову, потом внимательно посмотрел в глаза ученика, догадка промелькнула в его мыслях, и он опустил оружие  

–Я никогда не наврежу вам Ааррон. Вы должны доверять мне. Я обучаю вас, в мои цели не входить отбить у вас умение к фехтованию. Тем более вы так способны  

Ааррон покраснел, готовый провалиться сквозь землю, сильная рука приподняла его голову  

–Я не разделяю того, что делает с вами маг. Вам не стоит бояться меня.  

–Извини, Кассар.  

Мужчина слегка кивнул и взмахнул кликом завершая разговор.  

–Еще раз мальчик, и будь внимателен.  

Они кружили вокруг словно ничего кроме их боя не ничего существовало вокруг, только две фигуры, искусно идущие за танцем боя, живущие в нем. Мужчина сделал выпад и выбил клинок из рук принца, взмах и мальчик упал тяжело дыша. Мышцы рук и предплечий ломило от напряжения. Сильная рука помогла ему подняться на ноги, принц оперся об колени пытаясь восстановить дыхание. Солнце начинало пригревать, обещая жару  

–Еще раз, мальчик  

Ааррон зажмурился и медленно разогнулся, отогнав усталость взял в руки клинки и занял позицию. В этот раз он двигался медленно, следя не только за движениями противника, но и ощущая его намерения. Мягко переступая по кругу, он изучал манеру наставника, так словно он не был знаком ему. Этот отмеченный битвами мужчина сейчас максимально осторожно в свою очередь следил за учеником, за его покрытым потом, но ничего не выражающим лицом, холодным взглядом. Ааррон сделал выпад и проскользнул под ногами наставника, прочерчивая полосу по сухожилиям на ногах. Если бы меч был настоящим, мужчина больше бы не поднялся. Кассар обернулся и взглянул на бледное лицо принца  

–Хорошо, очень хорошо, Ааррон. Завтра продолжим. Ааррон?  

Мальчик, отвев взгляд от окна, вытер пот и кивнул  

–Благодарю за урок, учитель.  

Тайлин быстро слезла с табурета и отбежала в угол комнаты, ожидая и в тот же час боясь появления брата. Она знала, что он будет злиться. Но если он сделает ей больно и  

–Выходи уже. – Ааррон поставил сладкие пончики так чтобы сестренка видела  

Взгляд зеленых глаз неотрывно следил за ним, и все же ей было страшно. Мальчик вздохнул и отошел к стенке с книгами.  

– Отойди дальше  

– Может мне вообще уйти? – Ааррон вздохнул. – Я не трону тебя, лучик. Ну что ты как маленькая?  

Девочка, фыркнув, подбежала к тарелке и хватив пончик отошла на пару шагов.  

–Ты старше всего на три года. Нет  

Девочка увидела, как на миг боль промелькнула в глазах брата и почувствовала стыд. Но она хорошо помнила то чудовище в чешуе. Мальчик отвернулся, четко видя ее мысли. Девочка, посомневавшись, несмело подошла к нему и коснулась его руки.  

– Ты зверь? – девочка отступила увидев, как злость вспыхнула в черных глазах, но мальчик уже взял себя в руки, скрывая эмоции – у тебя были эти странные на лице  

– Было страшно? – Арри вздохнул увидев, как девочка, опустив голову, кивает – это называется проявление. Это не опасно, Тайлин. Просто у меня такое тело.  

–Покажешь? – девочка закусила кончик косички – Я больше не буду кричать, честно-честно  

Ааррон вздохнул и закрыв глаза позвал свою силу. Он глубоко погружался в реку своей магии, но печать, древняя, созданная на силе отречения отца и матери заглушала ее. Ее сила шевельнулась, запуская свои когти в себя. Ри вздохнул, пытаясь доказать ей что он лишь хочет сделать так что бы малышка не боялась. Печать посомневалась и отпустила его, давая понять, что это лишь услуга. Тайлин отшатнулась, когда на нее уставились два красных глаза, изумрудная переливистая чешуя топорщилась на левой стороне. Лица.  

– Твои глаза  

– Как у змеи, да? – Арри скривился – мне тоже не очень.  

– Можно ее потрогать?  

Тайлин осторожно подошла, протягивая ладошку к его лицу. Ааррон нагнулся  

– Только осторожно, об нее можно порезаться  

Ри слегка улыбнулся, когда сестра, посапывая, пальчиком провела по его лицу, заставляя жмуриться. Отчего чешуя закрылась, заставив ее ойкнуть  

– Извини, я не специально.  

–Тебе больно, когда оно вылазит?  

Ааррон удивлённо взглянул на сестру, понимая, что не задавался этим вопросом. Подумав, он пожал плечом  

– Вроде нет. Ну все, больше не могу.  

Тайлин разочаровано вздохнула, вызвав улыбку брата.  

– Мама запретила с тобой говорить, и Нерри сердиться. Ты сделал ему больно  

Ааррон помолчал  

– Я не хотел.  

– А почему ты тагри? – девочка увидела, как застыло лицо брата и засопела – это плохое слово?  

– Нет, лучик. Так называют таких как я. Иди, тебя уже ищут  

– Как ты знаешь?  

Ааррон взглянул нее на секунду показывая глаза вайрама  

– Я же демон  

Девочка хихикнула и схватив пончик ушла сквозь зеркало. Ааррон словил себя на том, что он широко улыбается, в первые за несколько месяцев не чувствуя боли. Печать хмыкнула, заставив его еще больше улыбнуться  

 

   

 

5  

 

Была глубокая ночь, время суток, которое он любил больше всего. Ее темень всегда импонировала ему, позволяя не скрывать ни себя ни свои помыслы. Молодой человек взял писание на илиите и устроившись удобнее в кресле, закинул ноги на стоящий рядом стол. Ему понадобилось очень много труда чтобы вытащить книгу с закрытых архивов империи. За эти года Нуá-Родýса дали ему практически все что могли. Но ему было этого мало, он не собирался на этом останавливаться. Перелистнув страницу, задумчиво рассматривал формулы плетения. Взгляд пробежался по покоям, и губы скривилась в гримасу, нужно подумать про свой кабинет за пределами имперского дворца. То, что он не мог тренировать свою силу начало сильно досаждать ему. Слишком бы даже сказал. Давно рассматривал кряж Абоссинских хребтов, эти места безлюдны, магов там практически нет, поскольку эти мерзлые земли вытягивают магию. Усмешка пробежалась по его губам. Весьма идеальное место для него и его магии. Тем более земли Тауроны отдали все что смогли. Да и не стоит Ойстейину знать, чем именно он занимается. У них были разные взгляды на то, как он будет перенимать власть. Лир холодно улыбнулся своим мыслям, сар совершил огромную ошибку, недооценив его. Из блеклого, лишенного уверенности в себе и сил подростка он превратился в весьма умелого темного мага. И Нуá-Родýса не имеют ни малейшего представления чему именно он научился за все эти года. Также как они не догадывались что Марче верен теперь ему, а не Хенриху. Глупые люди. Но ему все это лишь на руку. Чем больше они упускают, тем проще ему будет возглавить не только трон и Нуá-Родýса но и начать занимать территории других стран.  

Лиррелл поднялся и подкинул дров в камин. Не любил использовать силу в таких простых вещах. Сила — это нечто тонкое, она требовала более искусного применения нежели ворочание дерева среди пепла. Языки пламени поднялись вверх, распуская тепло вместе с запахом вишни. Взгляд наткнулся на стопку писем, почувствовал раздражение. Мало того что ему приходится продумывать как избавиться от вайрама, так еще и Нардо вставляет палки в колеса. Смута постепенно перерастала в скрытое ведение войны. Ниорга наступала, распределяя одаренных и превращая землю в разных регионах, отчего Истабьену приходилось кидать все силы на то, чтобы удержать войну на своей стороне. Пока что ему это удавалось, но лишь потому, что им так нужно было. Лир налил херес и поболтал его в бокале. Отец был очень умен. Его стратегия ведения переговоров и войны порой заставляла их с алхимиками менять все свои планы, что приводило к потери времени и ресурсов. У Нуá-Родýса были свои планы на тагри, они хотели в дальнейшем заполучить его силу. Лир скривился. Вайрам. Если они позволят ему дожить до четырнадцати никакого дальнейшего не будет. Сила тагри это лавина, которая разотрет их в пыль и не заметит это. И никакие знания алхимии и применения темных истоков им не поможет. Молодой человек прошелся по комнате, нервно стуча по хрустальной ножке бокала. Пока что, та информация что он смог раздобыть твердила о том, что вайрам может полностью изменить мир, его сила приравнивалась к силе Истока. Он смутно понимал, что Исток — это сила мира, истинная, наиболее мощная. И именно сейчас она отмирала, что давало им шанс применять темную магию и добиваться результатов. Но Ааррон, он был тем катализатором, который выжжет их, сотрет их силу. И если он не сможет убрать его, их план с треском провалится.  

Молодой человек потянул силу жизни младшего брата и сцепив зубы отшатнулся, ударная волна настолько сильно прошлась по нему, что оставила борозды в его жизненных силах. Вайрам выстраивал мощные щиты. Он уже видел его работу на всей имперской семье. На всех кроме него. Лир усмехнулся, мальчик не так уж глуп раз не выставил щит на нем. Он с детства не верил ему, остерегался. И это еще один повод что не стоит недооценивать мальчишку. Да он ребенок, но ребенок с огромными знаниями, которые несет сама только его кровь. А что еще он смог изучить сам?  

Молодой человек залпом выпил херес и сел за открытый талмуд. Грани. Вот что ему стоит изучать. Грани.  

 

Изабелла нервно мерила комнату, прислушиваясь к тихим переговорам мужа. Памури практически пала, то, что она увидела там, эти частично мертвые земли. Неестественность во всем этом ставила в тупик ковен. Но все эти события, все они наталкивали на мысль о вайраме. Какими бы сильными алхимики не были, но так истощать земли не могли даже они. Да и эти одаренные неестественной силой молодые маги, частично еще дети. Кто это делал? Ниорга? Откуда у них такие возможности. Пойти в открытую на Хенриха они не могли так как прямых доказательств за все эти года они, так и не смогли собрать. И это еще раз доказывало, что события, происходящие в империи, несли собой дурной, предшествующий большим потерям характер.  

Истабьен вышел с кабинета, взглядом останавливая жену и провел послов Содружества. Императрица прошла к столу мужа и бегло осмотрела его записи. Ее зеленые глаза нахмурились еще сильнее, не ужели Содружество не согласится продлить договор?  

Мужчина прислонился к косяку и устало потер щеку, взгляд карих глаз пробежался по взволнованному лицу, и он улыбнулся.  

–Что?  

– Ты знаешь как ты притягательна когда так смотришь? – он в два шага подошел к ней и ласково обнял, чувствуя ее напряжение.  

Иззи провела ладонью по его лицу и поцеловала в скулу  

– Что они сказали?  

– Отказ. – Истабьен шумно вздохнул и подошел к окну, открывая его настежь. Прохлада вечернего воздуха коснулась его разгоряченной головы. – Их беспокоит то, что мы позволяем алхимии существовать среди нас. И они поставили условие либо мы всех искореняем  

–Но разве нам хватит сил бороться с Нуá-Родýса?  

Ист развернулся и взглянул жене в глаза, что-то было в его взгляде что заставило ее напрячься.  

– Всех Иззи. Всех у кого есть расположенность к алхимии. – Истабьен кивнул увидев, как побледнело лицо жены от понимания.  

–Ты верно сделал что отказался. Мы никогда не пойдем на такое. И еще, Лир был на переговорах с Тауроной  

–И что им нужно? Хотят открыто объявить войну?  

– Они готовы пойти на компромисс, если мы позволим им вмешаться в земли Памури. Ты же не пойдешь  

–Нет. – мужчина жестко ударил кулаком по подоконнику – Никто не нарушит границы. Я гарантирую.  

Иззи закусила губу, не зная, как высказать ему свою тревогу, отчего Ист вздохнув подошел к ней и мягко развернул на себя  

– Когда это ты боялась говорить со мной прямо? Неужели я настолько изменился за эти года? Иззи?  

– Что, если за этим стоит тагри? Таркил и Дарб говорят его сила растет с такой скоростью, что они не могут ее контролировать. И то, как он себя ведет с Тайлин  

Мужчина нахмурился  

–Это существо на нее влияет? Разве мы не оградили ее?  

–Я не могу утверждать – Изабелла встревоженно взглянула на мужа – но девочка привязана к нему, и он часто приходит к ней. Что если он манипулирует ней. Ведь мы так и не смогли понять, как он влияет на разум  

– Не могли, но – Истбаьен протянул ей отчет высшего мы нашли как можно его ограничить, еще со времен Артона. Есть плетение, которое позволяет силу вайрама перетягивать в кристаллы  

–Такие как  

–Да. Так как мальчику перестали давать тарциты, его сила стала ощутимей. – мужчина почесал бровь – но если давать их дальше они полностью отравят его, а у нас есть на него планы.  

Императрица нервно прошлась по кабинету, на миг, всего на один короткий миг, в памяти возник трехлетний кудрявый малыш, грудь пронзила боль, заставив ее пошатнуться  

–Иззи?  

–Все хорошо, хорошо. Планы?  

–Пока лишь планы. Как буду уверен – скажу более точнее.  

Изабелла устало улыбнулась и прижавшись к мужу, мягко провела по его усталому лицу  

– Ужин с вином?  

– С твоих рук все что угодно, милая.  

 

Горячая жесткая волна тянула его за собой, окуная всю глубже в водоворот событий. Он тонул в них, захлебывался, не мог различить сумбур рвущих его картинок на отдельные части. Агония. Вот что он чувствовал вокруг. Эта река состояли из нее, страх, хаос, смерть. Земли умирали, умирали мембраны, и этот голос, он звал его, нес в себе боль. Он жаждал его. Его силу, она нужна ему, от нее зависит его жизнь.  

Ааррон проснулся, судорожно хватая воздух, пот тек по лицу, пропитывал его тело. Встряхнул головой пытаясь отделиться от зова, но он все еще вибрировал в нем, был в каждой клетке его тела, мешая мыслить и дышать. Сглотнув, слез с кровати. Он уже хорошо знал, что именно значат эти кошмары. Понимал, что эта сила – сила эмпатии людей по всему миру. Но как он это слышал, не мог понять. Взъерошив влажные волосы, накинул рубашку. Была средина ночи, судя по луне. Схватив со стола пару яблок, прошел в закрытую часть крепости. Его встретил перелив силы, она пропитывала здесь каждую щель. Привыкший к таким проявлениям мальчик запалил освещение и пошел среди длинных витиеватых стеллажей с книгами. И все же, пусть и прошло несколько лет как он навещал эти стены, он все еще удивлялся обстановке. Если основная часть замка казалось не жилой и заброшенной, то здесь же во всю бурлила жизнь. Некая, неясная ему магия поддерживала библиотеку в отменном состоянии, высаженные по всей территории фруктовые деревья давали фрукты круглый год. Не понимал, как она могла находиться в замке. Чем больше изучал составляющие мира, тем больше закладывалось подозрение что она спрятана между мембранами или же гранями. Слишком странно здесь вело себя время. Да и то, как он всегда чувствовал, где ему искать тот или иной материал, так словно библиотека чудным образом знала его мысли и чувства. Он уже знал о существовании таких мест. О них упоминалось в разных забытых толмудах написанных на мертвом языке. Но быть в одном из таким мест, это было весьма чудно.  

Арри схватив пару апельсинов залез в гамак и притянул книгу. Мир менялся также, как и менялись люди, жившие в нем. Столетия за столетиями. Иные маги, иные взгляды. Цикличность в пике агонии человечества поражала его. Всегда, когда мир начинал рушится приходил вайрам. Он рождался, проходя сквозь время. Он был всем для мира. Ри нахмурился не совсем понимая, что имеется ввиду под выполненной работой. Да и силы, которые описываются из тома в том. Не чувствовал их у себя. Или это все из-за того, что с ним сделал маг? Он помнил ту мощь мира, когда был совсем еще ребенком. Сейчас он ощущал лишь отголоски, если раньше он знал все что думают и чувствуют окружающие, теперь же он мог улавливать лишь сильные чувства. Он был практически глух. Мальчик вздохнул, притягивая книгу к себе и погружаясь в знания еще больше.  

Печать вытянулась вдоль его плеча, впитывая знания с таким же интересом, как и ее арестант.  

 

Маги со страхом наблюдали за тем, как высокий белый молодой человек осматривает бревна беррев. По тому как суживались его глаза видно было – он недоволен выполненной работой. Каждое его движение пронизывала стальная сила, она лилась вокруг него, распространяя свои гибкие черные плети. Он не прощал ошибок. Сумели хорошо выучить его характер за эти года. Маг выпрямился, и окинул взглядом работающих магов, они боялись его, было видно по их силам. Верно делали. Тем более ему нужна подпитка. Лиррелл, хмыкнув, плавным шагом пересек двор, зная, как он выглядит со стороны. Только здесь он мог не скрывать себя, полностью позволяя темной магии хаоса менять его на молекулярном уровне.  

–Темный, вы не предупреждали о прибытии  

–А я должен, Отто? – усмешка проскочила на бесцветном лице – ты же сильный маг, Отто, а не эти желторотики, не стоит так бояться меня. Я ценю верность. Что слышно от Марче?  

Мужчина вытер пот с лица и присел напротив  

– Совет начал замечать упадок и странное преображение сил. Король пытается поднять смуту и  

–Скажи Марче пусть не волнуется. Они нам не опасны, слишком поздно спохватились. Я внедрил одаренных практически в каждый город. Одна лишь моя отмашка и власть у меня. Скажи-ка мне лучше, что есть для меня?  

–Мы продумали как обработать стены внутри скалы. Я собрал для вас строителей и архитекторов. Есть маги  

–Нет. Никакой магии. Все должно быть сделано вручную  

Мужчина растерянно замолчал  

–Но, но даже Миосар была  

–Я сказал никакой магии, Отто – Лиррелл пустил свою силу, заставляя мужчину сжиматься от страха – у тебя есть полгода, за полгода вы сможете выбить в скале все то, что мне нужно. За переправку не волнуйся.  

–Хорошо, как прикажите, Темный  

Лиррелл усмехнулся и направился в крутой лестнице, ведущей к подвалам  

–Еда готова?  

–Д-да  

–Хорошо, свободен. И передай тем, кто срезал беррев, еще раз увижу не правильные срезы, выпью к ссарне  

Отто, побелев как полотно, вжался в стену и закивал. Ничего не мог поделать со страхом, который терзал его при присутствии Темного. Эта сила, она была темна как сама ночь. Мужчина вытер пот и бросился выполнять указания  

 

Девочка лет одиннадцати неотрывно наблюдала за замершими вокруг душами. Они стремились к ней, но что-то сдерживало их, не позволяя окунуться в реку ее силы. И это причиняло ей боль. Видела, что с ними что-то не так, да и все вокруг, сколько она себя помнит было не так. Люди вокруг, их души, земли, стенающие с каждым годом все больше. Слеза покатилась по ее щеке. Девочка вздохнула и отвернулась. Она хотела домой. Но дома больше не было, острова поглотил океан. Огромная ненавистная ей вода.  

Ли с болью наблюдал за терзаниями девочки, чудо что они смогли найти ее. Девочка, рождена от союза ваарэты и кровного мага, несла в себе уникальную силу. Ее судьба менялась от дня в день. Но все же знал, что именно она была той, что сможет вернуть душу Тхаали с той стороны. И это не будет актом доброй воли, ее сила притянет его обратно. Вздохнув, мужчина подошел и ласково вытер влажные щеки ребенка. Он мягко перехватил ее ладони, позволяя ее силе находит верный путь. Девочка вздрогнула когда зараженные коснулись ее, но чистота ее души исцеляла их, помогая проходить дальше.  

Виор шумно выдохнул осознав, что именно сделал ребенок. Моринг был прав, она действительно кристально чистый даймант. Осталось лишь сберечь эту чистоту среди загнивания вокруг  

 

Фабиан неотрывно следил за ребенком, убирающимся на заднем дворе. Его чутье подсказывало что здесь что-то крылось, нечто неправильное, нечто темное. Нечто такое что совсем не могло быть просто алхимией. Мальчик устало отложил лопату и выпрямился. Шапка съехала набок, отчего светлые волосы торчали с разных сторон. Легкая усмешка пробежалась по губам молодого человека. Он уже совсем выжил из ума раз в мальчишке находит присутствие темных сил. В ребенке. Кому сказать – засмеют. Вытерев ноги, зашел внутрь харчевни, морщась от слишком резких запахов варева, принимавшего здесь за еду. Но выбора особо не было. Ему нужно было проверить север от столицы. И то, что он видел совсем ему не нравилось. И маги эти, странные, их появлялось все больше. Он пока что не нападали, но делали все возможное чтобы армия стояла в напряжении сутки на пролет. Неужели Нардо прав и совсем скоро все это выльется в жёсткую войну? Заказав тушенной картошки и пару кусков хорошо прожаренного мяса, маг удобно расположился в углу, согреваясь после холода улицы. Зима должна была бы уже спадать, но судя по морозам это было лишь их желание. Она совсем не меняла свои планы, порой разъяряясь сильнее чем стоило бы.  

Разведка была права, предоставляя информацию о том, что смута среди селян и мелких городов становится все больше. Фермера, терявшие свои земли, а следовательно, и возможность к существованию, начинали поднимать голову, требуя у империи помощь. И как бы Истабьен щедро не пополнял карманы казны разных регионов, эти деньги не всегда доходили до их назначения. За эти стояли дома. И как он выяснил, большая часть знати втайне, способствовали Ниорге, в надежде на то, что Хенрих сможет обеспечить им большим доходом нежели честный император.  

От дум его отвел мальчишка, теперь разносивший заказы. То, как он нес тарелки, скорость и пластика. Что-то было в этом не правильное, но его сила не видела присутствие магии в его жилах. И все же. Мальчик, словно почувствовав его взгляд, резко обернулся и прямо взглянул в глаза мага. Фабиан почувствовал, как холодок прошелся по его лопаткам, когда лицо ребенка слегка поплыло на миг отражая темную силу. Он вцепился в клинок и заставил себя отвести взгляд, не давая повода спугнуть его. Мальчик усмехнулся и прошел мимо. Фаби, чувствуя, как бешено бьется сердце, чуть повернул голову продолжая наблюдать. Дети. Кто-то или что-то меняет детей. Вот откуда берутся одаренные.  

 

Катани устало гасил свечи оставляя лишь пару для легкого освещения, двое суток безумной борьбы с отравленными ранами и принц начал оживать. Мужчина вздохнул и склонился над мальчиком, с каждым годом он все больше становился похож на Артона. Словно его сын, а не праправнук. Целитель поправил одеяло и провел рукой по лбу, горячка спала, это хороший признак. Дверь легонько хлопнула, и девочка несмело застыла на пороге. Ласковая улыбка осветила лицо мужчины  

–Заходи, Ларана. Не бойся  

Девочка несмело подошла к кровати и взглянула на спящего принца  

–Он будет жить?  

–Да, самое страшное уже позади. Ты почему не в кровати, ночь на дворе?  

Ларана отвела взгляд и провела рукой по косам,  

–Это все из-за меня с ним, да?  

Катани вздохнул и поднявшись прижал девочку к себе  

–О чем ты, милая?  

–Если бы он не спас меня, он бы был целым?  

Сильные руки резко развернули девочку и внимательно заглянули в глаза  

–Что ты знаешь?  

Ларана закусила губу, но увидев, что Катани не злиться, глубоко вздохнув решила ответить  

–Его магию закрыли. Арри, простите, его высочество, говорил, что он похож на рыбу, которая бьется об лед. Эхо идет, но воздуха нет.  

–Это не из-за тебя, девочка. Магия принца слишком сильна, и ее ограничили еще до того, как он излечил тебя. В том что произошло нет твоей вины. И в том, что он сейчас болен тоже  

Лараны вывернулась из рук целителя и подошла к постели  

–Арри любит наблюдать как Трин помогает своему отцу, он говорит, что так он чувствует себя тоже чьим-то сыном.  

Мужчина сжал руки, пытаясь подавить гнев  

–Ты слишком близка с ним, Ларана?  

–Мы часто гуляем в шахматы, а еще, Арри научил меня читать и писать  

Брови мужчины взлетели вверх, вот как. Эти лишенные родителей дети нашли поддержку в друг друге, и стерлась грань между ними. С какой-то стороны это хорошо, но пойдет ли это на пользу девочке?  

–Он говорит, что для всех мы должны быть принцем и служанкой, так безопасней для меня.  

–Его высочество прав, ты должна понимать разницу между вами. Он не твой друг по играм, девочка, он принц  

Ларана провела пальцем по простыням и обернулась к мужчине, взгляд ее фиалковых глаз пробрал целителя до кости  

–Он может дарить жизнь и забирать ее – голос девочки легка дрогнул, а от ее слов Катани почувствовал озноб – я видела, как он это делает. Он умирал вместе с косулей, ее боль была его. Но мы помогли ей, она была растерзана волками. Это его магия заставляет чувствовать ее боль, да?  

–Не знаю, девочка. Вполне вероятно  

–Но…. как же ему помочь?  

Мужчина вздохнул, кто бы знал  

–Будь другом. А сейчас иди к себе, а я посижу здесь. И, Ларана, никому не говори какие игры вы ведете с его высочеством, хорошо?  

–Да, целитель.  

Мужчина проследил взглядом за девочкой и прикрыл двери на засов. Он был на ногах почти третьи сутки. Когда принца принесли полностью окровавленного, бездыханного он почувствовал панику, а когда осознали, что стрелы были отравлены и кровь по какой-то причине не может побороть яд ужас поселился в душе. Помнил, как сообщили императорской семье, но из правящей семьи так никто и не прибыл. Мальчик много лет уже не ждет никого, даже в бреду он не призывает брата как раньше. Катани вздохнул и потер переносицу, он приподнял бинты и зашипел сквозь зубы, яд снова начал свое действие. Это чем же были намазаны стрелы? Жар снова возвращался. Катани пустил магию пытаясь охладить тело принца, постепенно это помогло. Притянув кресло, мужчина сел рядом с кроватью. Сон почти сморил его, когда принц сквозь жар что-то начал шептать. Перейдя на внутренние зрение, целитель увидел, как вспыхивает сила мальчика, но также быстро гаснет  

–Саан да леа сс хааммм ад  

Фигура мальчика вспыхнула, но сил не хватило призвать магию. Ааррон застонал и попытался снова и снова сил не хватило призвать силу. Катани склонился над ним намереваясь обтереть, как слабые пальцы мальчика вцепились в его руку и в ту же секунду целитель почувствовал, как из него начали тянуть силу, он в ужасе дернулся, но что-то не пустило его  

–Саан да леа сс хааммм адррра актаме нар Лаассс  

Целитель отшатнулся почувствовав что его выпустили, мужчина завороженно наблюдал за тем как тянуться тонкие нити света по замку к мальчику, их было множество, они причиняли боль, соприкоснувшись нити образовали шар. Сгусток света замер над грудью принца, потом медленно опустился и прошел в него. Тело мальчика выгнулось и приобрело белый ореол. Катани чувствовал, как глубоко бьется в нем сердце, он лишь слышал об этом ритуале, краем уха, исцеление с помощью Света. Это было лишь легендой. Как оказалось нет. Мальчик глубоко вздохнул и приоткрыл глаза, он повернул голову в сторону целителя, и мужчина вздрогнул, увидев вертикальные зрачки вайрама. Пару мгновений они смотрели друг другу в глаза и Катани показалось что его осмотрели до души и отпустили. Маленький клубок света вышел из принца и замер в воздухе, неуловимое движение пальцев Ааррона и сгусток вошел в ничего не успевшего понять целителя. Катани почувствовал, как жар прошелся по телу, и через мгновение сила начала наполнять его. На пару мгновений он почувствовал, как что-то призывает его, кричит, молит его, пульсирует, мужчина глубоко вздохнул, стараясь подавить боль от этого зова  

–Ааррсссамм  

Его отпустило, так словно кто-то перекрыл канал, Катани взглянул на мальчика, но принц уже был без сознания. Его лицо приобретало краски, дрожащими руками мужчина приподнял бинты и увидел, что раны исцелились. Не было ни намека на их существование.  

–О Ссаарна  

Катани укрыл принца и вышел из покоев  

–Принц проспит несколько суток думаю, исцеление заняло много сил как моих, так и его высочества. Вызовите меня как его высочество придет в себя.  

–Как прикажете целитель.  

Ааррон пришел в себя от яркого света, бьющего в глаза, пошевелившись, он медленно сел и тут же почувствовал, как кружиться голова. Потерев лицо, мальчик осмотрел комнату. Был тихо, что произошло, почему так… Резко всплыли воспоминания, он застонал. Он ехал на прогулке, со стражей, зов, он его чувствовал, пусть слабее, но всё же. Он хотел дотянуться до него, и это было его ошибкой. Все произошло так быстро. Ааррон вздохнул и слегка встряхнул головой. Перед глазами вспомнилась нить которой был обозначен убийца, нити императрицы почти всего его обволакивали. Если бы он не был шокирован этим, то возможно смог бы избежать. Но он не смог поверить. Да и потратил часть сил на зов. Ааррон схватился за грудь вспомнив боль от пронзивших его стрел. Дрожащими руками сорвал с себя бинты и облегченно вздохнул увидев, что раны затянулись. Катани! Ааррон почувствовал, как ужас пронзил его. Он, он тянул его силы чтобы исцелиться! Нерри прав, он чудовище! Какое же он чудовище! Принц медленно встал с кровати и сделав пару шагов упал  

–Ваше высочество! Зачем вы встали. Мы так за вас испугались, сир. Как вы себя чувствуете?  

–Все хорошо, Артур. Спасибо. Дайте мне поесть. И сока.  

–Конечно, конечно! Сейчас позову Катани он  

–Нет.  

Мужчина удивленно взглянул на принца от холода в голосе.  

–Не стоит беспокоить императорского целителя. Со мной все в порядке. Просто принеси еды и дай одежду  

–Как прикажете, мой принц.  

Ааррон лишь кивнул. Артур с тревогой наблюдал за тем, как принц все также молча одевается, что-то было в его выражении лица что заставляло его беспокоиться.  

–Сколько я был без сознания?  

–Неделю, сир  

Ааррон закусил губу, намереваясь спросить приходили ли к нему, но отбросил вопрос, прекрасно зная, что услышит в ответ  

–Катани все время не отходил от вас. Позвольте спросить?  

–Спрашивай  

–Вы успели увидеть кто на вас напал?  

–Нет  

Артур взглянул в лишенное эмоций лицо принца и понял, что мальчик говорит не правду. Но видимо причины скрывать у него были.  

–Свободен  

Дворецкий лишь покачал головой и вышел. Мужчина, хмурясь шел на кухню, слишком уж мальчик истязает себя.  

–Принц просил принести ему поесть  

–Он очнулся?  

–Да, и сделайте быстро пока он не передумал  

Кухарка улыбнулась и кивнула.  

–Сейчас приготовлю его любимый сырный суп с гренками. Как он?  

–Все в порядке. Не приходили с тайной канцелярии?  

–Нет, не слышала я о таком.  

Артур хмуро налил себе кофе и откусил булку. То-то и оно. Столько времени прошло, а искали ли вообще убийцу принца? В наследнике он был уверен, но все же? Что скрывает тагри? А то, что Ааррон знает кто убийца, он был уверен на все сто процентов. Уж слишком хорошо он знал принца. Ладно, это не входит в его обязанности, все что он должен это следить за тагри и докладывать короне. Главное, чтобы мальчик думал, что он верен ему. Все остальное не его головная боль.  

 

Высший устало потер лоб, чувствуя как усиливается головная боль, не смотря на данные его подопечными лекарства. Мужчина отвел взгляд от книги и потер шею, морщась от острых иголок, вонзавшихся в его тело. Долго же он так просидел видимо, раз снова начали болеть позвонки, так отдаваясь. Вполне возможно, и головная боль оттуда же. Поднявшись, он прошелся по архиву с блаженством ощущая, как разминаются мышцы ног и спины. Видимо уже был глубокий вечер, судя по тишине вокруг. Этот обряд. Дарблейн, закусил губу, ощущая себя убийцей. Расщепить вайрама, это оказалось действительно возможно, но на данный момент ему не хватит ни сил, ни знаний. И снова в этих формулах присутствовала темная магия. Но расщепление, из того, что он прочитал это был весьма специфический, жестокий обряд. Обряд, который разрывал душу вайрама, отделяя, полностью запечатывая магию и оставляя лишь человеческие возможности. Но переживет ли Ааррон это? Сейчас, сейчас он точно не будет говорить об этом Истабьену. Он не сможет убить ребенка, а ведь это будет именно убийство. Каким бы ни было это существо, опасным ли, древним ли – пока что оно не совершило ничего чтобы заслуживать такой участи. Да и возможность полностью изучить его слишком уже привлекала.  

Регенерация вайрама была просто немыслима, та скорость и то, как его организм уничтожал любой яд, разжижая его по крови – это было нечто неимоверное. Он уже не раз намекал Истабьену о том, что мальчика можно было бы попросить помочь им в исследованиях. Но Маркус все время мешал этому, каждый раз напоминая императору о том, что мальчик все же его сын. И отдавать младшего принца под руки ковена это сверх меры, каким бы он ни был.  

Дарблейн налил горячего чая и довольно цокнул языком, когда попробовал его на вкус. Хорош. Весьма. Вообще мальчик был очень умен, очень пытлив. Слышал, как о нем отзываются его наставники, и то, как ему даются языки. Что говорить если способ чтения книг не поддаются понимаю. Та скорость, с которой он просто перелистывал страницы. Первое время он не верил, но после того, как Ааррон в двух словах рассказал о прочитанном. Диво. Еще одно подтверждение о том, как малы их познания о мире и о их самих в целом.  

Допив ароматный напиток, высший, вздохнув, сел за стол, притягивая к себе написанный на мертвом языке талмуд. Расщепления – единственный их выход для обезвреживания вайрама. Ему придется принять это решение, но до этого нужно тщательно изучить сам обряд  

 

Таркилл наблюдал за тем, как фехтует принц, его съедала тревога от того, что мальчик, не оклемавшись, от покушения сразу же приступил к занятиям. Кассар не жалея ни себя ни принца с жестокостью наступал на него. Ааррон пошатнулся и упал от толчка  

–Вставай, мальчик. И скажи-ка мне, почему ты дерешься именно с простыми мечами, а не со своими клинками?  

–Потому что я не могу их сейчас контролировать.  

Принц уловил непонимание в очах мужчины и вздохнул  

–Они поют мне, каждый раз как я достаю их – они призывают к бою.  

Кассар почувствовал дрожь и шокировано взглянул на мага, брови Ааррон слегка приподнял брови  

–Что?  

–И давно ты их слышишь, тагри?  

Ааррон проигнорировав насмешку, слегка передернул плечами  

–Сразу как нашел дуруки. Это же очевидно. Это древняя магия.  

Тариклл почувствовал холод  

–Древняя магия? Что ты об этом знаешь?  

–Тебя интересуют мои знания, маг? Они намного глубже чем ты можешь себе представить.  

–Ты считаешь это достоинством, тагри? Ты забыл кто ты? Ты согласовывал свое обучение с императором? Тебе дали разрешение?  

Ааррон почувствовал, как его обдало жаром потом холодом, но эти эмоции никак не отразились на его лице  

–Это твоя забота контролировать меня, а не моя, маг. Разберись с этим сам  

Таркилл почувствовал ярость и послал заклинание собираясь покорить волю принца, но мальчик лишь приподнял бровь и насмешливо улыбнулся.  

–Кассар, продолжим?  

–Да, сир. Еще раз с оборонительной позиции  

Ааррон слегка нахмурился  

–Но я же ее использую безупречно?  

Касарр хмыкнул в усы  

–Пришло время мне поучиться у вас, ваше высочество. Я хочу понять, как вы это проделываете  

Ааррон слегка улыбнулся и встал в стойку. Таркилл чувствовал ярость вперемешку с ужасом. Это существо полностью вышло из-под его контроля. Более года он чувствует это, но сейчас. Древняя магия? Что они вообще знают о знаниях тагри? Каковы его познания вообще? Какой границы они достигают. И есть ли эта граница? Император и наследник отправят его в Каар-Тале если он не справится с тем, что на него возложили. А все эта тварь виновата!  

–Ваше высочество!  

–Да? – Ааррон тяжело дыша опустил меч и обернулся на Артура  

–Вас ожидает дознаватель тайной канцелярии и наследник. Думаю, их интересует что вы видели, когда было совершено покушение.  

Кассар успел заметить, как тень легла на лицо принца  

–Хорошо, сейчас иду.  

–Я тоже должен присутствовать, мои люди охраняли вас и  

–Не стоит, капитан. Вашей вины нет никакой. Думаю, наследник вас вызовет если вы ему понадобитесь  

Капитан успел уловить завуалированный намек на то, что раз за это время его не вызвали то и сейчас он особо не нужен. Принц был прав.  

–Благодарю за урок, наставник  

Кассар усмехнулся  

–И вас, сир  

Ааррон улыбнулся глазами и легко направился к замку, его сердце предательски билось в горле. Дознаватель? Зачем Нерри дознаватель. И, маг, он был чертовски прав! И зачем было говорить о том каково его знание? Но все же, Нерри. Нерри не позволит ему навредить. Ааррон вздохнул, подумав о том, что за все это время брат ни разу за него не заступился. Более того, он навещал его только тогда, когда империи нужны были ответы. Не более.  

–Ваше высочество, рад видеть вас.  

–Прекрати кривляния, тагри  

Нардо раздраженно отложил документ и взглянул на потного брата, наследник слегка скривился  

–Ты не мог бы сначала привести себя в порядок? Мне противен твой вид  

–Разве мой вид не вызывает у тебя отвращение независимо от условий?  

–Таркилл, думаю двадцать ударов с твоей магией научат его вежливости.  

Ааррон молча взглянул на брата, ярость вспыхнула, но он сдержал ее.  

–Прошу простить мою несдержанность, сир  

Наследник насмешливо взглянул на мага и кивнул на мальчика  

–Трусость у него в ходу я вижу?  

Щеки Ааррона вспыхнули, и он зло взглянул на молодого человека  

–Это будет честь принять наказание с ваших рук, сир  

Нардо сощурился, он четко увидел насмешку в словах брата, его губы скривились  

–Еще двадцать за неуважение. Ты еще здесь тагри?  

Ааррон почти кипя вылетел из кабинета, не глядя на Артура он, быстро умылся и накинул на себя чистую рубашку. Глубоко вздохнув, он зашел в кабинет и взглянул на нахмуренное лицо наследника, потом перевел взгляд на мага. Мальчик поджал губы, понимая, что Таркилл уже доложил о дуруках и древней магии.  

–Я к вашим услугам, наследник.  

–Замечательно, тагри. Мне нужно чтобы ты рассказал о том, что случилось при покушении.  

Ааррон пожал плечами  

–Я могу показать, сир. Все что я успел заметить, это было слишком быстро.  

Нардо задумчиво осматривал брата, он явно не выглядел больным или умирающим  

–Скажи мне, как ты так быстро излечился? Мне говорили, что ты был отравлен.  

–Да, сир. Видимо моя магия ускорила процесс.  

–Видимо.. Хорошо, покажи мне.  

Ааррон сел и позволил брату проникнуть в свое сознание. Спустя время он почувствовал, как боль начинает проникать во всю его сущность, пронизывать его, рвать его. Не удержавшись, мальчик вскрикнул. Он тяжело дышал чувствуя, как наследник проникает глубже чем следовало, его напор был сильным, устремленным на то, чтобы добыть знание. Ааррон почувствовал, как паника начинает накрывать его, на миг он вновь оказался в тисках мага, его снова выворачивали, пытаясь добыть сведения. Нардо отпустил брата, его тошнило от того, что вспомнил тагри. На миг ему стало жаль мальчика, и он протянул стакан воды  

–Прости. Выпей.  

Ааррон сквозь слабость сжал стакан и сделал глоток, его всего покрывала липкая дрожь.  

–Полегчало?  

–Да. Спасибо, Нерри – Ааррон говорил тихо, его все еще била дрожь, взглянув в застывшее лицо брата он поправился – наследник. Извините мою вольность.  

–Ты слишком много себе позволяешь, тагри. Дуруки, расскажи мне о них  

Ааррон мельком взглянул на дознавателя  

–Сакрам здесь не по твою душу, тагри. Я слушаю  

–Я давно читал о владении меча. Я хотел постичь это искусство полностью. И в трактате “О взаимодействии меча и воина” я нашел упоминание о воинах, владевших живыми мечами. Якобы клинки и воин были связан во время боя, были одним целым. Только для владельца они пели песнь боя.  

–И как ты наткнулся на них?  

–Нечаянно. -Ааррон успел заметить насмешку во взгляде брата – Правда, наследник. Я не знаю, как объяснить, я, я просто чувствовал зов. Словно что-то тянуло меня. Так я и нашел их. Я читал, что в основном особая магия крови сродни этим мечам.  

Нардо встал и прошелся по кабинету  

–Таркилл, возьми мечи. Тагри, ты пойдешь со мной к Дарблейну.  

Ааррон промолчал, он несмотря на брата прошел в портал и замер возле стола, чувствуя, как пальцы Нардо держат его стальной хваткой. Наследник взглянул в бледное лицо брата и отпустил его.  

–Сир?  

– Дарб, мне нужно знать силу тагри. И еще, Таркилл не в силах его контролировать, ты можешь что-то сделать с этим?  

Маг взглянул в бледное лицо мальчика и вздохнул  

–Как вы себя чувствуете ваше высочество? Вы рано встали на ноги  

Ааррон улыбнулся вежливости мага  

–Благодарю, уже лучше сар.  

Нардо почувствовал кислоту во рту, понимая, что он не проявил никакого внимания к самочувствию брата. Существа, поправил он себя мысленно.  

–Мне нужно осмотреть вашу силу, принц. Позвольте  

Ааррон промолчал, не понимая к чему эта мнимая вежливость, словно если он откажется, его не будут трогать. Маг настороженно наблюдал за выражением глаз принца  

–Я не дикое животное, сар. Не стоит меня бояться  

–Ты темная тварь, тагри. Будь рад тому, что тебе вообще оставили жизнь  

Мальчик мельком взглянул на наследника.  

–Я благодарен, сир. Не видно?  

–Тарикл, еще десяток.  

Ааррон опустил взгляд и заставил себя смолчать.  

–Ааррон, прошу, подойдите ко мне. Не волнуйтесь, это не причинит вам вреда. – Дарблейн осматривал силы вайрама и восхищенно охал. Он был неимоверен, с каждым годом сила становилась неимоверное, словно сама была источником жизни. И это под печатью, на что же бы он был способен, не оградив они его?  

–Ну что?  

–Он возрос, потенциал вашего брата, его магия, боюсь это свыше моего понимания и знаний.  

–Ты можешь что-то сделать?  

–Я еще здесь, Нерри, не стоит говорить так словно  

–Еще десять  

Ааррон побледнел и замолчал. Он встретился с довольным взглядом наставника.  

–Ааррон, подойдите к кристаллу. Положите руки на него.  

Мальчик, поколебавшись, все же сделал так как велел маг. Камень под ладонями начал нагреваться и вспыхнул жаром, Ааррон вскрикнул, намереваясь оторвать ладони, но кристалл присосался к нему и начал тянуть силу. Он почувствовал, как из него практически вырывают силы, боль была так сильна что он забыл, где он находиться. Ааррон выгнулся и закричал. Нардо сжал зубы, заставив себя смотреть на то, как мощный поток силы выходит из тагри и переходит в носитель.  

–Ммаарракмммм асс да  

–Саперо!  

Ааррон вскрикнул, когда магия Дарблейна обожгла его. Маг сделал пас и кристалл отпустил тагри. Мальчик, пошатнувшись упал на колени, он прерывисто дышал, стараясь прийти в себя. В голове шумело, во рту был привкус желчи, он чувствовал себя так словно его выжали и выкинули словно тряпку.  

–Принц, вы меня слышите?  

Ааррон слабо кивнул  

Маг встревоженно наклонился над мальчиком, он сочувствовал ему, но другого выхода не было. Сильные руки помогли ему подняться и усадили на стул  

–Вот выпейте, вам полегчает  

–Не нужно. Все в порядке, сар.  

–Дуруки, Дарб. Они поют ему  

Мужчина взглянул на бледного принца и встретился с его взглядом, в нем была обреченность, маг отвел взгляд и встретился с полными иронии карими глазами наследника  

“ты поддаешься его магии, маг. Он лишь демон. Я знаю, я сам иногда обманываюсь, видя в нем ребенка. Но это не так. Ты ведь знаешь это”  

“Да, сир. Это тяжело, все мы имеем сердце”  

–Он вайрам, Нардо. Его магия и магия этих мечей одно целое. В этом нет ничего страшного.  

–Он говорил, что не может их контролировать. Поэтому сегодня занимался с обычными клинками  

–Что это значит, тагри?  

Ааррон взглянул на наследника, на его широкие скулы, на карие глаза, на рыжие волосы, открытый лоб. Он восхищался его умом, его умением вести переговоры его тактикой. Он был его братом, всегда будет. Но перед ним сейчас был наследник трона. А он лишь тот, кто создает проблемы ему и все императорской семье. Угроза, как говорил ему наставник.  

–Ты оглох?  

–Извините, сир. Эти мечи, их магия создана для битвы. Они призывают к крови. Всегда. Но также они знают то, чего хочу я и подчиняются мне. Иногда они словно мое продолжение, а иногда их песня слишком сильна и мне приходиться сдерживать их, покорять своим разумом.  

–И что же тебе мешает это делать сейчас?  

–Я еще не отошел от ранения, мой принц.  

Дарблейн отвел взгляд при этих словах.  

–Ясно. Дарб, спасибо за помощь. Таркил, выполни то, что я тебе сказал. И сделай это без магии, иначе целитель меня съест живьем  

–Как прикажете, принц. Тагри, пойдем  

Дарблейн увидел, как мальчик на миг сжал подлокотники потом медленно поднялся и поклонился  

–Благодарю вас, сар, сир. Мирного дня.  

–Мирного дня, сир  

Катани подтащил кресло и сел напротив мальчика. Он всматривался в нити жизни и силы принца и содрогался. Кто-то выпил его основательно. Молчание затягивалось. Ааррон вздохнул и взглянул в васильковые глаза врача  

–Катани, мне, мне правда жаль. Нерри прав, я чудовище  

–О чем вы, сир?  

–Я помню, я взял твои силы чтобы исцелиться и  

–Чтобы исцелиться? Оо, нет, Ааррон. Ты призвал свет. Тебе не хватало силы на заклятие. Ты отпустил меня сразу же  

–Свет? Я не понимаю  

Катани мягко улыбнулся  

–Ааррон, ты призвал Ар тхааа Ле  

Брови принца взлетели, истинную магию?? Но  

–Как?  

–Увы не знаю. Мне самому интересно был бы узнать. Я видел чудо, о котором лишь мечтал увидеть. Вы сами магия, мой принц. Вы знаете это?  

Ааррон молчал, он действительно не помнил ничего что произошло и  

–Ааррон?  

–Почему ты не рассказал наследнику?  

–Потому что я не боюсь вашей магии, сир. В молодости, я жил в одной стране, где истинная магия почиталась, она была воздухом. Вы не чудовище, Ааррон, вы очень сильный маг. Что с вами сделали?  

–Забрали лишние силы. Я слишком опасен, теперь меня легче контролировать.  

–Вы и так были слишком слабы!  

Ааррон пожал плечами  

–Я шел туда как свинья на забой. Это даже забавно.  

–Наследник должен был  

–Наследнику все равно, целитель. -Ааррон не удержался и вздохнул – Я должен быть благодарен что мне позволяют жить.  

–Мне жаль, мальчик  

Ааррон кивнул и взглянул на Катани  

–Идите домой, я посплю.  

–Ваша спина  

–Это наименьшее что причиняет мне боль, Катани  

Мужчина сжал зубы понимая, о чем говорит принц. Он встал и поклонился  

–Отдохните, мой принц  

–Ты тоже  

Ааррон закрыл глаза и глубоко вздохнул. Он чувствовал ноющую боль в груди, почему каждый раз как Нардо что-то делает или говорит, это причиняет неимоверную боль, словно об него вытирают ноги. Так словно они лишь грязь под их ногами. Мама, неужели она действительно заказала покушение? Неужели она так его ненавидит? Он же не сын для нее, все время забывает.  

 

Ойстейин молча рассматривал образцы. Сильные, полные яда и жажды крови они застывали, обманчиво красивым цветением. Мужчина, хмурясь, всматривался в молекулярный строй. Он был не таким как при создании. Что-то было изменено. Но что. И кем. Маг сжал губы, чувствуя тревогу. Еще и Таурона вела себя порой странным образом. Что-то ускользало от его внимания. Что-то очень важное.  

–Киан, кто-то добавлял изменения в эти виды  

–Это сделал я, сар  

Мужчины обернулись на прохладный голос темного, молодой человек увидел, как на миг потемнел взгляд Ойстейина и выгнул бровь  

–Что-то не так?  

–Ты должен был согласовать это со мной  

Лиррелл улыбнулся, отчего сар почувствовал озноб. А мальчишка уже давно не тот, кем его считают. Вот что он упускал все это время.  

–Извини, Ойстейин, но я не первый год занимаюсь изменением молекулярной структуры. В этом я знаю больше, чем твои маги. Да и продвижение слишком медленно, ты не находишь?  

– Слишком быстро нам тоже не надо.  

Лир пожал плечом и вольготно улегся на кушетке, он видел напряжение, идущее от сара, но эти игры начинали ему порядком надоедать. Тем более, совсем скоро он перевезет большую часть Нуá-Родýса в Абоссинские хребты. И Ойстейин ему там совсем не нужен.  

–Я полностью разделяю твои мысли сар. И – Лир ухмыльнулся, на днях я принесу вам силу вайрама. Это же ты так хотел?  

–Но как?  

–Я сын Истабьена, сар. Не стоит забывать этого  

 

Свена, закрыв вязью, помещение, быстрым шагом прошлась по кабинету высшего. Всегда любивший порядок, маг, тем не менее, складывал все бумаги лишь ему одному понятным хаотичным способом. Женщина раздраженно отложила книги, намереваясь вскрыть пару конвертов. То что Лиррелл действовал исключительно в своих целях, она начала замечать уже давно, какая то часть нее все еще относилась к нему как мальчишке но другая часть боялась его, боялось той страшной силы проскальзывающей порой в его движениях. Он был сильным магом, и то, как порой он смотрел на Ойстейина приводило ее в дрожь. Она знала чью сторону ей стоит взять, если она хочет выжить. Выхватив тонкий конверт, женщина осторожно вскрыла его. Значит Дарблейн собирает сведения с Тауроны. Вот как, маг что-то чует. И кто же этот крот? Этого еще не хватало. Свена провела ладонью над листом, стирая защитную магию того, кто писал и меняя данные. Пусть считают, что там все спокойно.  

Но у нее было свое задание. Особое. Выудив из кипы докладов шероховатый пергамент, она позволила своим мыслям преобразоваться под почерк Таркила, возникло серебристое свечение и написанное боевым магом начало изменяться на нужную Нуá-Родýса информацию. Пришло время пускать корону по следу вайрама. Пусть считают, что мальчик начал использовать манипуляции, навязывая мысли и чувства. Он должен быть угрозой для трона, только тогда Темный сможет до конца воплотить свой задум. Им нужно больше его кристаллов. Ойстейин собирается изучать эту силу. Но Лиррелл, знала, что у него большие планы чем изучение. Он хотел ее преобразовать, оставляя частички в разных местах, тем самым снова указывая на вайрама. Он хотел полностью изменить экосистему. Сделать ее новой, с новым разумом. На это нужно время, много времени, но он им даст его. Пришло время перемен.  

 

Времена в Бросско в последние года становились напряженнее, часть территорий графства страдала от засухи сильнее чем-когда либо. За последний год эти земли видели дождь лишь единожды и то вода лишь слегка прибила землю. Сирдах отдавал свою мощь на полив и возрождение, порой истощая своих магов и вызывая недовольство императора. Во времена, когда вот-вот должна была грянуть война, его действия были лишним расточительством. Разумом он был полностью согласен с Истабьеном, но сердце, сердце истекало кровью каждый раз как он видел, насколько измучена его земля и его люди. Некогда фруктовый край превратился в призрака, увядшие деревья стояли темными тенями по всей округе словно напоминая им всем что их нынешних больше никогда не будет. Люди боялись, ходили слухи о том, что все чаще среди простых селян появляются маги, темные, жестокие. Страх, липкий, поглощающий разум и сердца медленно расползался по землям, запуская свои липкий пальцы в дома.  

Их соседство с Хенрихом всегда было весьма трудным, теперь же, когда начали все открытие всплывать факты о том что Ниорга плотно сотрудничает с продажей ниида и рабов, их границы были готовы к вторжению и обороне. Хенрих, зная, что за его спиной стоит сила Нуà-Родýса позволял себе открыто хамить и науськивать людей друг на друга. Все больше селяне говорили о том, что изменения в их землях связаны с темной магией. Люди, и так боявшиеся магов, теперь же лишь при одном их упоминание приходили в ужас. Магия начала ассоциироваться с чем-то лишённым добра, с силой, которая способна лишь разрушать. Все больше города принимали сторону алхимии, в надежде что раз они преобладают, значит приняв их сторону они смогут обеспечить себе жизнь  

Людьми манипулировали, разбивая их на два лагеря, создавая тем самым больше оснований к гражданской войне, подталкивая один город на другой. Пока что это было сделано лишь малой толикой, но вскоре грозило вылиться в большое кровопролитное противостояние.  

Сирдах вместе с наследником старательно выискивали тех, кто подрывал доверие к короне и казнили их. Нардо, вовремя перекрывающий ходы Ниорги, позволял городам существовать в мире, не зная какой хаос начинал творится вокруг. Все также в штатном режиме приходили торговцы, приезжали артисты, работали фермы, учебные заведения. Только приближенные знали каким трудом давался этот мир. Наследник, менявшийся под давлением грядущих событий, становился угрозой Нуá-Родýса. Все больше его действия приобретали жесткий характер. В народе знали, если за дело берется глава тайной канцелярии все невиновные будут отпущены, остальные же либо казнены, либо того хуже отправлены в Каар-Тале.  

Хорошо отработанная Лирреллом стратегия начинала пускать свои первые плоды, позволяя пускать работу канцелярии по ложному пути. Он лишь добрался до границ Бросско, позволяя им жить своей жизнью, лишь изредка пуская одаренных туда, ему хватало того страха что смогли навести его маги.  

Временя так привычной жизни для Бросско подходили к концу, но графство лишь догадывалось об этом.  

 

Маркус наблюдал за тем, как наследник перебирает письма, судя по кругам под глазами, принц не спал уже несколько ночей  

–Принц, вы когда в последний раз отдыхали?  

Нардо лишь с досадой повел плечом и продолжил вчитываться, по мере прочтения его лицо все больше мрачнело. Под конец взгляд откровенно горел яростью  

–Плохие вести?  

–Мой человек докладывает, что тагри управляет ментально большей частью солдат в крепости. – Нардо потер висок, чувствуя боль от этих сведений  

–Прошу прощения?  

Нардо раздраженно взглянул на свечу и начал поджигать пергамент  

–Они все преданы ему словно он будущий император. Сбывается то, чего мы так боялись  

Советник растерянно взглянул на наследника  

–Но, но ему же только одиннадцать, он же совсем мальчишка  

–Вот именно, что будет дальше? Если уже сейчас он плетет интриги. Таркил еле справляется с ним, нам то и дело приходиться его контролировать  

–И каким же способом, сир?  

–Дарблейн забирает у него силы на накопитель, как раз будет мощный транслятор магии  

–Забирает? Но это же опасно для здоровья принца  

–Принца? – Нардо усмехнулся – Нет никакого принца, Маркус. В теле моего бывшего брата сидит демон. В его замке магические потоки просто зашкаливают. Ты знал, что он изучает кровную магию?  

–Но зачем?  

–Не знаю, мне тоже очень интересно узнать. На днях тагри посмел прийти порталом к Тайлин. Мать чуть с ума не сошла. А если бы он ей навредил?  

–Не думаю, что мальчик хотел что-то плохое сир. Он очень одинок  

–Маркус, Маркус, я покажу как-нибудь тебе на что этот мальчик способен. И поверь, тебе не понравится то, что ты увидишь.  

–И что вы намереваетесь предпринять?  

Нардо устало потер переносицу  

–Пока не знаю, сейчас столько проблем на границах, что к тагри я как-то не успеваю добраться. Адена к нему ездила?  

–Да, сир. Она говорила, что мальчик имел болезненный вид. Вроде бы его наставник слишком сильно его наказал и  

–Да, знаю. Ему нужно показывать его место. Он должен бояться  

Маркус промолчал, вспомнив полный гнева голос портнихи. А он то думал сказать наследнику чтобы с мальчиком обращались по мягче. Вот как.  

–Его наставники хвалят его. Говорят, у него тяга к знаниям сродни болезни. Ему все мало и мало  

–Это меня и беспокоит. Что если вайрам изучает то, что мы тщательно скрываем, что, если тайные знания попадут к нему и он отомстит всем нам?  

–Не могу ответить тебе Нардо. Но я согласен с тобой. Знания опасны.  

Наследник вздохнул и открыл ставни позволяя осеннему воздуху освежить помещение.  

–Надо что-то делать. Отец думает над решением. Дарблейн говорит магия тагри становится неуправляемой и это при том, что они запечатали его  

“Отказались с помощью обряда, мальчик. Знаешь ли ты об этом? Видимо нет”  

–Говорят принц часто идет наперекор?  

–Да  

–Думаю это лишь возраст, вы тоже были не слишком послушны в эти года  

Нардо хмыкнул  

–Может быть, но я не был угрозой трону, советник. Прошу, помоги мне с ним. Я слышал он к тебе расположен?  

Маркус взглянул в карие очи принца  

–Есть немного. Вы хотите, чтобы я за ним шпионил?  

–Пусть он верит тебе, пусть думает, что ты на его стороне.  

–Как прикажете, мой принц  

–Благодарю.  

 

Печать перебралась со спины мальчика на шею, набирая выпуклость и становясь отдельным существом. Ящерица шумно выдохнула, пуская небольшие клубочки пламени. Арри скосил на нее взгляд и лишь вздохнул, все также упорно удерживая плетение в руках. Граненные нити замерли в воздухе подрагивая словно живой организм. Мальчик осторожно обошел их, всматриваясь в рисунок в книге. Вот значит, как выглядит его мир. Каждая грань имела свое уникальное значение. Еще одно пространство для существования. Печать шевельнулась, заставляя принца зашипеть от боли, когда ее коготки пустили ограничение  

«Не шали, Орро, я лишь учусь. Прекрати»  

Ящерица, посомневавшись, ослабила давление, но все же крепко держала его в своих тисках, не позволяя полностью брать силу. Ри закрыл глаза, заставляя себя окунаться в поток информации, витавшей вокруг. Медленно, жест за жестом, он потянул нити формулы, растягивая ее, позволяя своей магии напитывать, давать силу. Пространство вспыхнуло, и библиотека поплыла, заменяясь на одну из граней мира. Ааррон открыл глаза и замер. Сердце бешено билось. Души, сотни, тысячи, миллионы. Они все были обращены к нему, боль пронзила его, когда их голоса настигли его. Они были заперты, им нужно было идти дальше, эта сторона отмирала, она была безжизненной. Орро ощетинился, пытаясь оборонить своего арестанта. Ааррон вздрогнул, когда девочка лет семи подошла ближе. Ее глаза были широко открыты, коротко обстриженные волосы пересекала лента. Она несмело улыбнулась и протянула к нему ладошку  

«Тхаали. Ты пришел»  

Ааррон облизал губы, когда души стали принимать четкий образ, пару мгновений они всматривались в него затем приклонили колени. Он скосил взгляд на девочку, отчего она снова улыбнулась  

«Что они делают? »  

«Тхаали, они будут помогать тебе»  

«Помогать? Что происходит? »  

Девочка закусила губу, всматриваясь в надорванную душу стоящего перед ней вайрама. Взяв его за руку, она взглянула на все еще преклонённых душ  

«Пойдем, еще не время. Я помогу. Я Элли»  

Ааррон сбил кресло и упал на пол, голова кружилась от потраченных усилий. Оглянувшись, понял, что он отчего-то вышел в свои покои, а не закрытую часть. Отшатнулся, когда увидел девочку. Она поежилась, отчего он инстинктивно пустил свою силу сохраняя. Дух застенчиво осмотрелся и залез на стол. Орро фыркнул, заставляя мальчика слегка отогнать его, тревога печати передалась и ему  

«У тебя необычный друг, Тхаали»  

«Кто ты? Почему ты так меня называешь? »  

Элли серьезно взглянула ему в глаза, на миг он увидел, как дрогнула ткань мира, и сторона душ стала практически видимой.  

«Ты наше сердце. Придет время ты узнаешь»  

Боль прошла сквозь него обжигая его кожу, печать дрогнула, проникая ему под кожу, выставляя щит от чужих чувств.  

Крик летел на весь первый этаж замка, он был полон агонии. Женщина покрывалась уже пятнами ожогов по всему телу. Слуги с ужасом метались по кухне стараясь остудить обваренную кожу Норы. Артур смочил ткани приложил к уже распухшему лицу. Кто-то причитал  

–Отойди!  

Прислуга в ужасе наблюдала за тем, как принц отбрасывает бинты и тряпки  

–Может позвать целителя и  

–Нет. Замолчите все. – Ааррон взглянул на служанку, и та в ужасе отшатнулась от красных зрачков. – Дайте нож.  

–Ваше высочество, вы  

–Дай мне нож, Артур – принц резко выхватил рукоятку и рубанул себе ладонь, сложив ладошку он начал по капле капать на ожоги.  

–Ассса амм лаа ннкамарраллл … Ассса амм лаа ннкамарраллл  

Артур, замерев с открытом ртом наблюдал за тем, как капельки крови устремляются вдоль тела женщины словно наделенные разумом, там, где они проходили ожоги начинали спадать, сменяясь на здоровую кожу. Мужчина перевёл взгляд на принца и увидел, что с каждым улучшением его лицо бледнеет все больше.  

–Рраааххса.  

В кухне стояла тишина, принц медленно поднялся и обвел взглядом с благоговением смотрящих на него людей.  

–Она должна выспаться. А так она полностью в порядке. Артур, проследи чтобы наказали тех, кто недосмотрел плиты и печь  

–Да, мой принц. Вас, вас провести?  

Ааррон закрыл глаза прислушиваясь к себе  

–Нет, все хорошо. Думаю, вам стоит приготовить мне травы.  

–На ночь?  

Ааррон слегка скривился  

–Думаю, империи не понравиться такая сила в моем исполнении.  

–Вы спасли ей жизнь  

–Я лишь еще раз показал свою могущество.  

Мужчина промолчал понимая, что мальчик прав. И, наверное, чуть ли не впервые он пожалел о том, что ему придется доложить об этом. Мальчик вышел и столкнулся с Мартеном, мужчина поклонился  

–Вы хотели проехаться, сир. Все в силе?  

–Да, пойдем. Давно мы не выезжали. Таркил тут?  

–Нет, ваше высочество  

Ааррон хитро улыбнулся от чего мужчина вздохнул понимая, что будет очередная проказа. Словно подтверждая его мысли принц вскочил на коня и открыл портал  

–Пройдемте? Познакомлю вас с океаном  

–Сир, вам  

–Оставь это мне, Мартен. Ты лишь выполняешь мой приказ  

–Да, мой принц  

Стражники с усмешкой наблюдали за тем, как вытянувшаяся фигура принца бегала босиком по воде и заливисто распевала песни. А мальчик тем временем разделся и бросился в воду.  

–Сир! Сир стойте!  

Выругавшись, Ягед бросился было в волны, но сила принца удержала его  

–Ааррон, вернитесь сейчас же! Ааррон!  

Принц с улыбкой выплыл на берег и встряхнул головой, счастливая озорная улыбка отразилась на его лице, делая его мальчишкой, живым, задорным.  

–Вы не имеете права использовать магию против нас, сир! Я должен  

Ааррон фыркнул, и волна окатила Ягеда с ног до головы, отчего отряд не выдержав, разразился бурным хохотом. Мужчина гневно сделал шаг намереваясь схватить принца за ухо, как волна жара высушила его  

–Прости, Ягед. Но это же прогулка. Смотри как здесь красиво и  

–Вам не положено покидать пределы Ардиньи  

Улыбка сбежала с лица Ааррона делая его снова бесстрастным. Он слегка склонил голову отчего стражник мимо воли отступил  

–Не нужно мне напоминать мое положение, Ягед. Я прекрасно знаю, что мне за это будет. Ты должен лишь сопровождать меня, не более. Помни свои обязанности. Это я говорю тебе куда идти, а не ты мне. Думаешь я не знаю, как вы все относитесь к тому, что вас направили сюда, в забытой Саррной поместье? И к кому, к несовершеннолетнему принцу? В то время как ваши соратники под управлением наследника браво сражаются на границах? Думаете я так глуп? – Ааррон усмехнулся отчего дрожь прошлась по спинам воинов, эта улыбка никак не соответствовала одиннадцатилетнему мальчику коим он еще являлся – Но вы посмотрите на это под другим углом, вам оказали честь и доверие отправив сюда, охранять и следить за мной. Я очень сильный маг, Ягед, ты даже не представляешь на что я способен. Я могу убить вас всех, не тратя много сил, уйти сквозь пространство не использую магию и оставить вас здесь. Здесь на берегу океана, в неизвестной вам части мира. И кто вас найдет? Как долго вы здесь проживете, без, еды, воды и оружия? Так что уважайте оказанное вам доверие. – Развернувшись, принц молча оделся и вскочил на коня. Ехали в молчании. Ааррон ехал, покачиваясь в седле, он ласково поглаживал шею жеребца, полностью уйдя в мысли. По ночам его снова донимал зов, иногда он был так силен что его кидало в бред. Видимо сила настолько возросла, что нити снова начинали внимать к нему, их крик ничего не могло остановить. Какова же тогда его сила на самом деле? Если даже будучи ограниченным кровной темной магией он так силен? Ему было страшно и одновременно любопытно осознать свою мощь. Он подозревал что он был чуть ли не единственным сильнейшим магом империи, и о его магии не знал никто, те знания что были у Дарблейна лишь капля от его возможностей. Ведь его щиты покрывали всю императорскую семью. Ааррон скривился, ну исключая Лира. И никто не подозревал об этом, а ведь императорская семья была одними из древнейших и сильнейших магов. И сила защиты не спадала даже когда он был при смерти. А это значит, что защита существует отдельно от него, она полноценна, разумна. И это замечательно. Ааррон потянулся к сестре и ощутил ее беспокойство, девочка отчаянно хотела откуда-то улизнуть. Легкая улыбка проскользнула по лицу принца, видимо снова сидит за вышивкой или уроками пения. А ведь ей больше нравились уроки конной езды и фехтование. Мальчик послал ей немного успокоения. Наказания от императора бесили его. Ааррон вздохнул чувствуя, как начинает ныть где-то в груди. Что с ним сделают за сегодняшний поступок?  

–Сир  

Принц вздрогнул и обернулся, пару мгновений его взгляд был отрешенным потом мальчик вопросительно взглянул на охрану  

–Думаю нам пора возвращаться, сир. Слишком уж долго мы на прогулке  

–Да, ты прав, Ягед. Давайте вернемся, прошу  

Конный отряд прошел сквозь портал и замер посреди двора, мужчина напряглись, увидев императорский конвой. Ааррон обвел взглядом гвардейцев, отметил кипящего от ярости наставника, полные бешенства глаза отца.  

–Как вы посмели вывести его из поместья!  

–Это был мой приказ, отец. – Ааррон спешился и слегка поклонился, он довольно улыбнулся, когда лицо Истабьена перекосилось от ненависти при слове “отец”- Не стоит бросать направленный на меня гнев на невинных людей.  

–Они не подчиняются тебе тагри – Ист говорил спокойным голосом но от его тона пробирал ужас  

–И чтобы они смогли мне сделать? Меня должен контролировать, маг, отец, но его не было.  

–Как ты смеешь называть меня отцом, демон!  

Ааррон промолчал, успел заметить высшего.  

–Сар  

–Сир, давайте пройдем в ваш кабинет  

Истабьен расположился в кресле, по тому, как он сжимал в руках хлыст, видно было что мужчина в бешенстве.  

–Дарб, полог тишины, но так что стражники слышали нас. Для перестраховки, вдруг эта тварь решит применить свою магию.  

Ааррон отстраненно наблюдал за действиями мага, понимая, что от него ничего не зависит. Дарблейн взглянул на темные кудри принца  

–Ааррон, прошу, положите руки на кристалл. – Мужчина мягко улыбнулся – вы уже знакомы с процедурой.  

Ааррон прямо взглянул на мага и отступил  

–Я ничего не сделал плохого  

–Таркил – Истабьен почти рычал  

Маг схватил принца в охапку и практически насильно положил его руки на кристалл. Ааррон дернулся, пытаясь вырваться, но было поздно, камень начал пульсировать, втягивая в себя силы жертвы. Он старался сдерживать себя, но боль была настолько сильной что крик вырвался из груди.  

–Ваше величество, что случ  

–Пошли Вон!  

Ягед с Мартеном замерли, увидев напряженную фигуру принца  

–Убирайтесь!  

Мужчины поклонились и вылетели за двери. Фигура принца задрожала  

–Император, я думаю хватит  

–Продолжай  

Дарблейн с сомнением взглянул на принца, но продолжил удерживать поток. Лицо мальчика серело с каждым мгновением, мужчина собрался уже прекратить, но окрик императора остановил его. Маг перешел на внутреннее зрение и резко оборвал связь. Ааррон безвольно упал на пол  

– Кристалл выпил все силы из его высочества. На данный момент он лишен магии.  

Дарблейн склонился над принцем и прощупал пульс.  

–Он дышит. Таркил перенеси его высочество в его покои. Ему нужно прийти в себя. Думаю, он долго будет без сознания. Вызовите целителя если принц не придет в себя через несколько часов. Занятия с магией пока придется отложить, принц сейчас ней не владеет.  

– Он должен четко знать границы Таркилл. Или нам заняться им самим?  

Мужчина побледнел и поклонился  

–Я исправлю положение, мой император  

–Хорошо. Пойдем, Дарблейн.  

 

 

Наследник устало скинул покрытую кровью рубашку и скривился, взглянув на себя в зеркало. Покрытое щетиной лицо, круги под глазами, взлохмаченные волосы. Кровь застыла на шее. Молодой человек закрыл лицо руками, чувствуя тошноту. Не мог поверить в то, что человек, пытавший языка всего пару часов назад был действительно он. Что с ним происходит? Кем он становится? Нардо со злостью ударил каменную стену кулаком, мышцы перекатывались на напряженной спине. Эти крики. Ссарна. Это еще хуже, чем на войне. Там он делал это для того, чтобы выжить. Он понимал, что сейчас тоже ведется война, скрытая, страшная. Но не мог найти себе оправдание. Раздраженно включил воду, становясь под обжигающе горячие капли. Они били его, стегая также как стегали собственные мысли. Хватит ли ему силы предотвратить упадок и смерти сотен тысяч людей, если всего лишь пару часов канцелярии выбили его из колеи. Он становился чудовищем. Но большее чудовище те, кто творят с землями и людьми немыслимое. Он видел мальчишку. Фаби показал ему. Дети. Кто делает это с детьми?? Вытершись, замер увидев, как друг накладывает на стол и запечатывает покои. Почувствовал злость  

–Что ты здесь делаешь, Фабиан  

Маг обернулся и взглянул таким же тяжелым взглядом на друга  

–Был тяжелый день. День принятия ужасных решений. Лично я намерен нажраться.  

Нардо помолчав, накинул рубашку и взял протянутый бокал с хересом. Взглянув на Фаби он залпом выпил его, протягивая снова  

 

Ааррон проснулся от грохота, сонно потерев глаза он медленно сел на постели  

–Ваше высочество, с вами все в порядке? Сир?  

–Да, Ягед, я просто опрокинул стол.  

Принц зажег свечу и присмотревшись увидел сестру, его брови удивленно взлетели  

–Лучик? Что-случилось?  

–Мне страшно  

Ааррон вздохнул и накинул рубашку, он подошел к замершей возле зеркала девочку, растрепанные косы доставали до пояса, настороженные зеленые глаза. Мальчик с досадой замер  

–Ты боишься меня? Тайлин?  

–Нерри говорит ты хочешь причинить нам зло  

–Тогда зачем ты пришла сюда?  

Ааррон вздохнул и отвернулся от сестры, он начал растапливать камин  

–Ты голодна?  

–Да  

Ааррон кивнул и начал доставать остывший ужин, быстро нарезав бекон он сделал бутерброды и протянул сестре  

–Бери и садись поближе к камину, так теплее будет. Ну что ты копаешься?  

Девочка вскинула подбородок и слегка брезгливо скривилась, копируя императрицу  

–Ты должен обращаться ко мне на вы, я твоя принцесса, тагри  

Ааррон внимательно посмотрел на сестру, потом слегка поклонился  

–Принцесса, вы так и будете там мерзнуть? Прошу к камину  

Девочка, пожав губы залезла в кресло и практически впилась в бутерброд. Принц с улыбкой наблюдал за тем, как сестра облизывает пальцы и последовал ее примеру.  

–Так почему ты, вы пришли сюда?  

–Нерри нету, Лир вечно задирается.  

–И остался я?  

Девочка пожала плечами  

–Ты отведешь меня потом домой?  

–Я не смогу,  

–Но ты раньше  

–Его величество запретил мне пользоваться магией. Его слово закон  

Ааррон увидел, как девочка недоверчиво взглянула на него и вздохнул, что он ей еще может сказать? Что его выпили до дна? Что он все еще только-только начинает восстанавливать магию? Что лишь недавно зажили следы от плети?  

–Не ешьте так много, будет болеть живот. Тайлин?  

Девочка сердито нахмурилась, но послушно отложила бутерброд.  

–Что вас напугало?  

–Не знаю – она вздохнула и поежилась. Принц поднялся и принес рубашку, присев он ласково взглянул на сестру  

–Протяни руки, ну же, лучик, ну это же я  

Тайлин сопя наблюдала за тем, как брат осторожно застегивает на ней пуговицы, потом шутливо целует в нос  

–Ты выросла  

–Так с леди себя не ведут!  

–Леди не ходят ночью одни  

–Дурак  

Ааррон рассмеялся и поднявшись притянул матрац к камину, взбив подушки он кивнул девочке  

–Ложись давай, уже скоро утро.  

–А ты?  

Мальчик улыбнулся  

–Я рядом, не бойся.  

Таркилл бледнея ворвался в покои тагри и замер, пропуская императрицу. Женщина быстрым шагом прошла по покоям и замерла, увидев спящих в обнимку детей. Она отшатнулась за тем зло обернулась к магу  

–Что здесь происходит?! Почему эта тварь разгуливает по империи! Разве вы не  

–Мама?  

Тайлин испуганно села на постели и потерла глаза, потом перевела взгляд на брата и слегка толкнула его. Мальчику понадобилось чуть больше времени чтобы прийти в себя,  

–Лучик, ты чего?  

Ааррон резко сел под взглядами стражников и императрицы. На миг страх сковал его, медленно поднимаясь он поклонился  

–Моя королева.  

–Ты, ты – Изабелла выдохнула, стараясь унять ярость и страх за дочь – как ты посмел выкрасть мою дочь! Ты, тварь, что ты хотел этим добиться?  

Ааррон слегка скосил взгляд на испуганную сестру и сжал кулаки  

–Прошу простить меня, моя королева. Я лишь хотел увидеть сестру и показать ей мои покои.  

–Покои? Покои? – Императрица подошла вплотную к сыну и грубо схватила его за волосы – ты поплатишься за это, тагри. За своих детей я сожгу любого. Ты меня понял?  

Ааррон не мигая смотрел в полные ненависти зеленые очи матери, он чувствовал, как болезненно сжимается сердце от ее слов  

–Я тоже ваш сын, королева.  

–К Дарблейну его. Я хочу, чтобы он оградил моих детей от этого демона. И не разрешайте ему покидать покои, сделайте так чтобы он не мог использовать свои силы вообще. Всем все ясно?!  

Ааррон перевел взгляд на бледных гвардейцев, потом зажмурился, его снова будут высасывать? Куда уж дальше? Ну да, он же лишь животное  

–Да, императрица.  

–Тайлин, милая, иди ко мне. Испугалась? -Изи ласково провела по волосам девочки и прижала ее к себе – Все хорошо, сейчас пойдем домой, не бойся  

–А Аарри?  

–Он больше тебя не побеспокоит  

Ааррон молча наблюдал за тем, как уходит порталом Изабелла с принцессой и гвардейцами.  

–Тагри, лучше будет если ты не будешь сопротивляться  

Ааррон бесстрастно взглянул на мага, думая о том, что если из него снова будут извлекать силу, то вероятней всего он умрет. Возможно, этого и добивается императрица? Тем более если покушение на него создала она.  

–Тагри?  

–Пошли.  

 

Маркус стремительно влетел в кабинет и взглянул в уставшее лицо наследника  

–Прекрати это, немедленно!  

–Что прекратить, советник? И почему ты так нервничаешь?  

–Вы знаете, что у вашего брата регулярно забирают силы?  

–Предположим.  

–Предположим? Нардо, да вы же убиваете мальчика!  

Карие глаза наследника вспыхнули яростью, он резко встал враз похож на хищника, и советник отшатнулся  

–Мальчика? Ты сказал мальчика? – Нардо сжал кулаки – Да что ты знаешь об этой сущности, советник? Ты видишь в нем ребенка, я вижу, намного больше. Ты знаешь, что он экспериментировал с древней магией жизни и смерти? А то, что он пытался внушить Тайлин неприязнь к Лирреллу?  

Маркус побледнел и сел в кресло, его руки дрожали  

–Вы, вы уверены в том, что говорите, сир?  

–Ты сомневаешься в моем владении ситуацией?  

–Нет, что вы, просто, просто он же  

–Ребенок?  

Нардо налил вина и горько усмехнулся  

–Да, я тоже иногда так думаю. Всего лишь ребенок. – мужчина вздохнул и взъерошил волосы – вайрам умело этим пользуется. Его магия, она не знает границ. Совсем случайно Дарблейн узнал, что тагри следит за нами. Ему лишь нужно представить того, кого он хочет увидеть и потянуться к нему. И его мысли, его разум у него под властью. – Нардо криво усмехнулся – Он так воспользовался телом Тайлин и вместо нее треснул мальчишек что приставали к ней  

–Принцессу? – Маркус облизал пересохшие губы – О Ссаррна, я не думал, что все так  

–Ужасно? Да советник. Отец не хочет, чтобы была паника, мы и так тщательно охраняем знания о том, что в нашей семье есть вайрам. Представь, что было бы если прознали об этом. Его кровь – она бесценна, его бы выпотрошили как свинью. Если бы вышло, конечно, учитывая его силу. – Наследник горько улыбнулся – А ты говоришь, мальчик.  

 

Катани наблюдал за тем, как принц упорно пытается нагреть воздух. В помещении действительно было холодно, а зима за окном разбушевалась не на шутку. Вздохнув, Ааррон криво улыбнулся  

–Извини, целитель, придется довольствоваться тем, что есть. Камины правда не очень греют, но хоть так  

–Ничего, сир. Давайте просто поужинаем? Ваша кухарка вас обожает  

Аарон покачал головой и отпил горячий отвар  

–Дарблейн считает, что с помощью ритуала на крови я привязал ее к себе. Все может быть  

–Уверен это лишь благодарность. Вы спасли ей жизнь.  

Ааррон пожал плечами и отрезал кусок оленины. Его лицо было серым в свете свечей, скованность в движениях говорила о том, что совершенно недавно он пережил наказание. Мальчик молча ел, не особо чувствуя вкус еды.  

–Тебя все еще тошнит?  

–Иногда, с каждым разом это тяжелее переносить. Что мне сделать чтобы не было так отвратительно?  

–Не знаю, Ааррон, я не маг, я лишь целитель. Я пытался уговорить Наррледа, но  

–Это бесполезно, Катани. Для них я тагри. -Ааррон слегка улыбнулся, признавая безвыходность ситуации – это правда что на наследника было совершено покушение?  

Взгляд синих глаз замер на принце  

–Как вы узнали?  

–У меня свои способы – Ааррон коварно улыбнулся потом фыркнул – подслушал, когда был у Дарблейна. Видишь, эти процедуры также идут на пользу.  

–Ты все шутишь  

–А что мне остается делать? Кстати, Таркилл в последний раз был не так суров. Как думаешь он тоже попадает под мою магию?  

–Ты находишь смешным то, что происходит? Ты действительно не понимаешь в какой опасности ты находишься? Еще какая-нибудь выходка с твоей стороны и ты можешь лишиться жизни. А тебе смешно?!  

–Да, да. Так что там с Нерри? Насколько я могу его чувствовать он был ранен, но не сильно. Яд из крови вывели?  

–Да, сейчас ваш брат во всю готовится к переговорам с островными странами. Политика  

–А Лир? Что ты знаешь о нем? Он все также замкнут и непонятен?  

–Не знаю, ваше высочество  

Ааррон пристально взглянул на лицо мужчины и вздохнул  

–Извини, я задаю слишком запретные вопросы. Ты волен не отвечать.  

–Хорошо, что вы понимаете, ваше высочество  

Мальчик из-под ресниц взглянул на мужчину и отвернулся. Допив отвар, он подошел к камину и пошевелил дрова, пламя вспыхнуло согревая высокую фигуру принца. Он все больше вытягивался в рост, не по годам, прямо.  

–Бранка говорит вы очень хороши в тактике ведение войны. Ему нравится ваше мышление, а еще он не находит слов чтобы описать вашу проницательность и тактичность  

–Вот как, я то думал этот старик только и делает что сердиться на меня.  

–Я вот к чему веду, Ааррон, почему тебя так расхваливает Бранка, и ты постоянно наказан?  

Ааррон пожал плечами  

–Видимо плети и моя вежливость взаимосвязаны?  

–Ааррон  

–Да ладно целитель, я и так уже похож на раба. Какая разница больше или меньше? И тем более это от меня не зависит. Что бы я не сделал я все равно вызываю недовольство наставника. Так что не стоит беспокоится. Лучше выведи меня на прогулку? Я устал уже от вида этих стен. Мне запрещено выходить даже за ворота.  

–Может это и хорошо? Сейчас, когда ваши силы истощены, вы в еще большей опасности  

–Покушения? Тут ты прав. -Мальчик улыбнулся и мужчину передернуло от этой холодной улыбки – Но я же тагри, не думаю, что корона будет слишком расстроена. Тем более, когда у них собрана сила вайрама.  

Катани поднялся и положил руку на плечо принца, он задумчиво осматривал четко выраженные скул прямой нос, высокий лоб, глубокие глаза и уже становящимся чувственными губы  

–Чему ты улыбаешься?  

–Тому, что еще пару лет и все леди будут упадать за тобой – мужчина улыбнулся, увидев негодование в глазах мальчика, потом ласково взъерошил жесткие волосы- Ты вырос, Ааррон. Я вижу перед собой не мальчика, а уже будущего юношу. Ты умен, тактичен, хорошо владеешь собой, твои учителя обожают тебя, ты знаешь это? Я горжусь тобой  

Ааррон смутился, но не отвел взгляд, он слегка сжал запястье мужчины  

–Спасибо. Для мне очень важны твои слова.  

 

Дарблейн задумчиво мерял помещение шагами, мысли тяжело ворочались, прикидывая все плюсы и минусы того, что предложил император. Поистине идея очень и очень хорошая. С таким щитом и его контролем они смогут не только выстоять против одаренных, но и полностью разбить планы Дан-Ахана. Сила мальчика была неимоверно. То, что он увидел в последний раз как занимался с ним, принц очень умен и тщательно скрывает это. Мальчик вообще непроницаем, эта всегда холодная насмешливая маска. Быть честным он испугал его. Его, одного из самых сильных магов Ар-Далира. Что они знали об Аарроне? Где границы его силы, его разума, его умений? Несмотря на печать и на то, что силы вытягивают он все еще непредсказуем.  

–Ну что ты скажешь, высший?  

–Это хороший шанс, сир. Но и риски – Дарблейн остановился и взглянул карие глаза императора – нам придется снять ограничения. Останется только печать. Он не сможет использовать силу во всю свою мощь, но мы не знаем, насколько она возросла. Тем более, когда подтверждается информация о том, что вайпам помогает алхимикам. Это очень-очень рискованно  

–У нас нет выбора. Это алхимия, маг. Мы не выстоим против Нуá-Родýса. Мы будем ограничивать его на каждом шагу, так чтобы каждый его вдох был тщательно продуман с твоей стороны, сар. Давайте ему тарциты в это время, они чуть ослабят его. Раз вайрам жив, пусть отрабатывает свою жизнь  

–Нам бы помогла возможность исследовать его. – Дарблейн увидел, как на миг злость вспыхнула во взгляде мужчины – так мы сможем понимать на что он способен, хоть частично и будем ослаблять его так как нам нужно  

–Хорошо. Делай все что считаешь нужным. Мальчишка должен стать щитом империи.  

 

6  

Ягед заглянул в комнату, приглушенный свет освещал покои. Принц читал, закинув ноги на стол, брови были нахмурены, выдавая нетерпение.  

–Сир, уже второй час ночи. Вам бы поспать  

–Иди, Ягед. Я разве не отпустил всех?  

Мужчина поднял разбросанные книги и переложил их на кровать  

–Вам вставать через пару часов  

Ааррон потер глаза и взглянул на охранника  

–Если у меня снова не выйдет сплести эту чертову защиту, Таркил сдерет с меня кожу, и, боюсь, это не метафора.  

Мужчина заглянул в летописи  

–Тарабарщина какая-то  

Ааррон широко улыбнулся  

–Не могу не согласиться. Но высший и Таркилл не разделяют нашего с тобой мнения. Иди ложись, я знаю, что из-за моего графика охрана не высыпается.  

Мужчина хмыкнул и прошелся по комнате, проверяя все уголки  

–Считаете, что опытные солдаты не могут выдержать график юнца?  

–Скорее демона. – Ри отложил книгу и притянул другой том. Ягед захлопнул книгу  

–Ложитесь, спать, Ааррон. Вы устали. Сомневаюсь, что сейчас вы можете здраво мыслить.  

–Иди, Ягед. Скоро лягу.  

Мужчина вздохнул, мальчик последние два года практически не вылазил с занятий. Подняв разбросанную одежду, солдат сложил ее на комод, в комнате было прохладно, снова маг запретил отапливать. Подкинув дров, запалил камин, принц, полностью поглощенный чтением, не обратил на него никакого внимания. Ягед покачал головой и вытянулся на кушетке. Мальчишка был упертым, если первое время его раздражало то, что его заслали сюда, то постепенно он привык к нему. Возможно, мальчик и казался первое время слишком самоуверенным, но это была лишь маска. Мужчина скосил взгляд на пытавшегося создать защиту принца. Он вытянулся, даже слишком для своего возраста. Покачав головой, мужчина позволил себе заснуть. Ааррон, чертыхнувшись, отпустил нити, голова раскалывалась, не понимал, как создать этот чертов щит. Последние три занятия с высшим и Таркиллом прошли в напряженной обстановке. И с чего они решили, что он специально не выполняет плетений. Ри потер виски, глаза слипались, тяжело вздохнув, он все же лег на кровать, надеясь на то, что решение придет завтра.  

–Мы проспали, сир, поднимайтесь!  

Ягед вылил воды на все еще сонного принца, от чего тот застонал и медленно сел. Мужчина швырнул тагри одежду и защитные рукава.  

–Давайте, вас уже заждались!  

–Ссаррна… который час?  

–Начала восьмого.  

Ааррон потер глаза и, прищурившись, взглянул на метавшегося охранника, начала восьмого.  

–Я опоздал на час?  

–Собирайся, ссаррна б тебя побрала! -Ягед прикусил язык, когда взгляд темных глаз спокойно замер на нем – Извините, ваше высочество  

–Пусть принесут дуруки.  

Ягед вышел, раздраженно кивнув солдатам, ладно мальчишка не встал, но как мог он пропустить вахту и часовых. Мужчина потер щетину, маг выбьет из него весь дух. Схватив завернутые клинки, он пнул двери покоев и замер, уставившись на полностью собранного подростка. Взгляд темных глаз пробежался по мужчине, и он закинул клинки за спину.  

–Тебе бы следовало побриться, но на это нет времени. Поэтому – Ри осторожно провел по подбородку мужчины, убирая щетину. Взгляд темных глаз слегка потемнел, уловив священный ужас в серых глазах своего телохранителя. – Если тебе нужны еще люди, у тебя пару минут.  

–Гвардейцы уже там.  

Ааррон лишь кивнул и открыв портал потянул за собой мужчину.  

–Прошу прощения за опоздание.  

–Ну что ты, тагри, мы рады, что ты решил навестить нас.  

Ааррон взглянул в прищуренные глаза наставника, тагри, вот как. Высший, промолчав, расставил кристаллы выставляя защиту по периметру комнаты. Если сила вайрама вырвется это удержит ее, не позволив ранить его самого.  

–Мы потеряли час, ваше высочество. Давайте приступим. Я хочу, чтобы вы еще раз расщепили атаку. Скажите, как будете готовы  

Ааррон кивнул и перешел на внутреннее зрение, сила затрепетала  

–Начинайте.  

Сила наставника коснулась его столь быстро, что мальчик не успел сменить элементы, его обдало горячей волной, и принц отлетел и ударился о стенку.  

–Чего ты ждал, тагри? Еще раз  

Дарблейн задумчиво наблюдал за тем, как принц раз за разом поднимается и снова отбивает атаки. В последние месяцы его поведение становилось все больше слишком самоуверенным. Практически два года ему давали привилегии и, видимо, вайрам почувствовал себя сильным. Другие наставники тоже жаловались, мальчик не слушал, опаздывал, иногда не являлся. Все чаще покидал Ардинью, не спросив на это разрешения. Нужно поговорить с наследником, как бы то, что они дали ему слишком много доступов, не стало причиной смертей. Ааррон встряхнул головой, пытаясь отогнать звон в ушах, зрение смазалось, и он слышал, как ему что-то говорит наставник, но что именно понять не мог.  

–Ваше высочество, что все это значит? – Дарблейн подал мальчику воды и терпеливо ждал, пока он напьется. Принц выглядел изрядно помятым, кудри топорщились, рубашка покрылась пятнами пота, на скулах заживали следы ожогов. Ааррон вытер губы и хмуро взглянул на высшего  

–Не понимаю, о чем вы, сар  

–Мы уделяем этому плетению уже третий месяц. Ранее, вам давались щиты и плетения на несколько уровней тяжелее.  

–Не говоря уже о том, тагри, что ты несколько лет, как используешь щиты, неподвластные нашему пониманию. А этот тебе не дается.  

Ри пожал плечами, чувствуя раздражение.  

–Я не понимаю этой формулы. В ней нет логики  

–Я не раз показывал вам, мой принц, как менять элементы, чтобы расщепить ту или иную силу. Мы неоднократно с вами плели его вместе. И у вас получалось.  

–Ты обвиняешь меня во лжи, сар?  

Таркил поджал губы от дерзости подопечного, но брошенный в его сторону взгляд высшего остановил его.  

–Разве мой тон был обвиняющим? Я лишь пытаюсь понять, что стоит за вашим поведением, мой принц.  

–Ты забываешься, маг. – Ааррон раздраженно поставил стакан на стол и потер плечо – ты сейчас намекаешь на то, что я иду против твоей силы?  

Высший, помолчав, прямо взглянул в холодные глаза вайрама.  

–Мы два года занимаемся с вами, Ааррон. Вы знаете, что стоит на кону. Император и наследник тщательно следят за вашими успехами. Вижу, данная вам свобода заслепила вас. Я прошу вас, услышать меня, Ааррон, если вы не выполните, плетение сейчас, я буду вынужден сообщить о том, что вы не желаете становиться щитом. Уверен, император примет любое ваше решение.  

Ааррон почувствовал усталость вместе со злостью. Он взъерошил взмокшие волосы и передернул плечам.  

–Ссаррна, маг, то, что я не могу просто сплести его, тебе в голову не пришло?  

–Не стоит держать нас за дураков, сир. Таркилл, продолжайте.  

Ааррон заставил себя сдержать резкие слова и встал в стойку. Ему изрядно надоело защищаться, не понимал, как именно, выставлять эти элементы, они были глухи для него. Он успел сложить щит всего за секунду до того, как сила наставника ударила в него, его отнесло на несколько шагов назад, но все же сила не коснулась его. Видел, как дрожит щит перед ним, но все же он не расщеплял силу мага, он сдерживал ее. Уже лучше. Таркил, нахмурившись, перехватил нить и толкнул волну на мальчика. Ри хрипло вскрикнул, когда сила прошла сквозь него, ломая кости. Высший увидел, как проявилась сила вайрама, и истинная магия расщепила ударную волну. Таркила отбросило в противоположную часть зала. Лицо Ри все еще было покрыто чешуей, он, глубоко дыша, чувствовал, как срастаются переломы. Дарблейн помог мальчику подняться, он был недоволен тем, как шла практика, видно было, что угроза подействовала, но в тот же час, мальчик еще раз показал свою силу. Так, словно намекая им на то, чтобы они не забывали, что именно он может.  

–Вы должны справляться с атакой с помощью щита Саарбиля, а вы используете свою силу.  

–Его сила навредила мне, я не смог сдержаться.  

–Вы должны уметь справляться с болью, сир. Вы обязаны сдержать атаку магов вражеской армии, приняв ее на себя. Принять и удержать, невзирая на боль.  

–Легко сказать.  

Высший вздохнул, чувствуя, что разговор не вышел.  

–Вы уже не мальчик, мой принц. На войне ваше легкомысленное отношение к занятиям скажется смертями людей. Людей, у которых есть семьи, жены, дети, которые будут также молоды как вы. За одним исключением – они будут надеяться на вашу помощь.  

–Я так понимаю, что мне в этой ситуации никто помогать не будет.  

–Вы не желаете меня слышать. На сегодня занятие окончено. Я переговорю с наследником о ваших занятиях.  

Ааррон хмыкнул, стараясь скрыть тревогу, мельком взглянул на полного гнева наставника и едва не вздохнул. Высший убрал кристаллы, приготавливая комнату для занятий с Тайлин.  

–Вы свободны, ваше высочество. Да, и, боюсь, мы вынуждены напомнить вам, что вы все еще наш ученик. Раз вы не используете свои силы должным образом, я вынужден ограничить вас, исключительно в целях обучения. – Маг сделал пасс, и вайрам вцепился в стол, на лице начал проявляться рисунок. Печать зашевелилась, стягивая потоки, обдавая его жаром. Ри почувствовал вину Орро за то, что приходится делать. Лицо тагри потеряло краски, он пошатнулся и облизал потрескавшиеся губы. – Ваш телохранитель, обязан приводить вас, либо же уведомлять нас о вашем неповиновении. Но, увы, я вижу, только, что он потакает вам – Дарблейн взглянул в застывшие темные глаза – я не буду думать о том, причастна ли здесь ваша магия разума, мой принц, а сделаю вывод, что Ягед начал пренебрегать своими обязанностями. За это он будет покаран. Таркил, проследи чтобы Ягеду дали тридцать ударов кнута.  

–Ты не посмеешь.  

Высший выгнул бровь, игнорируя ярость подростка.  

–Уверен, впредь, вы будете задумываться о последствиях. От вашего поведения зависит не только ваша безопасность. Я хочу, чтобы вы усвоили это.  

Ааррон, поджав губы, быстро взглянул в застывшее лицо охранника, ярость клокотала в нем, она так и просилась наружу.  

–Таркил, принц в полном вашем распоряжении – Дарблейн взглянул и довольно кивнул, увидев понимание в его взгляде – я дам знать, когда будет следующий урок. Как сможете использовать плетение Саарбиля, мы продолжим. До этого я не вижу смысла тратить на вас свое время.  

–Ты не имеешь полномочий, маг, чтобы наказывать солдат императора.  

–Это не я его наказываю, а вы, мой принц. Не смею задерживать.  

Ааррон чувствовал лишь холодную ярость, ярость скорее на себя, чем на высшего. Взглянув на идущего рядом наставника, тяжело вздохнул. Спина Таркила выдавала всю силу его гнева. Мужчина, словно почувствовав на себе его взгляд, обернулся и смерил тагри тяжелым взглядом. Взгляд мага прошелся по цветущему рисунку на лице принца, по тому, как тот шел мягкой походкой. Ааррон взглянул на мага и выгнул бровь  

–Не можешь дождаться когда уже сорвешься? Столько времени себя сдерживать, а тут шанс  

–Придержи язык, тагри. Тебе мало того, что за твои поступки будет расплачиваться другой?  

–Ягед не будет расплачиваться. – Ааррон усмехнулся – совмести приятное с полезным, я виноват, его удары я возьму на себя.  

Таркил покачал головой и взглянул в полные холода темные глаза, знал, что за этим спокойствием стоит тревога  

–Ты щит, тагри. А это значит, что любое твое решение влечет за собой последствия, которые повлияют на других. Это одно из них. Ягед, думаю не стоит вам говорить, что вы должны делать?  

Лицо Ааррона застыло, когда телохранитель кивнул и, на ходу раздеваясь, направился в сторону конюшни. Подросток схватил мага, неосознанно пуская свою силу сквозь пальцы. Таркил перехватив его магию и отшвырнул подопечного, на миг, превратив его сознание в сумятицу хаоса. Солдаты прошли мимо, когда маг склонился над мальчиком. Сила прошла сквозь пальцы, заставляя тагри захлебнуться от печати. Мужчина рывком поднял принца на ноги и швырнул в сторону конюшни.  

–Смотри на что ты обрек того, кто прикрывал тебе спину.  

Маг, сжав зубы, наблюдал за тем, как кнут взметается в воздух, скосив взгляд на тагри, увидел, как пылают яростью его глаза. Мужчина вздохнул и сжал плечо принца  

–Его могли казнить, Ааррон. Ты не думал о таком, не так ли? – Таркил покачал головой увидев, как потемнели глаза мальчика – ты все еще считаешь себя частью императорской семьи, мальчик. Ты угроза для них, не хочешь принимать этого, тогда просто помни, что только от того, что ты к кому-то благосклонен, подвергает человека смертельной опасности. Ты в ответе за жизни. Не хочешь беречь свою, береги чужие.  

 

Мужчина перечитывал строки не желая верить в то, что сейчас видит. Сжав пергамент, он взглянул на стоящего спиной к нему брата. Вся его спина выдавала напряжение.  

–Ты уверен в этих сведениях?  

Лир пожал плечом и, хмурясь, обернулся  

–Мне принесли их друрк-хатим, что ты предоставил мне. Что мы будем делать?  

Нардо нервно прошелся по кабинету не в силах поверить. Мальчишка, сколько ему, лет тринадцать?  

–Считаешь я собрал не верные  

–Нет! – наследник заставил себя взять в руки эмоции и обернуться к брату – Я благодарен тебе за помощь. У меня не хватает ни сил, ни времени, чтобы следить за тагри. Просто не могу поверить в то, что мальчишка идет на такие меры.  

–Ты сам говорил, что он не скрывал своих манипуляций с видами магии, да и то, как он ведет себя с солдатами. Я лично видел, как они ходят перед ним на задних лапках. Я могу еще чем помочь тебе?  

–Нет. Пока что занимайся переговорами. – Нардо сжал плечо брата – Спасибо что прикрываешь нам спину.  

Лиррелл блекло усмехнулся, но наследник увидел это и сильнее сжал его, давая понять, что его слова не пустой звук.  

Следы магии вайрама нашли практически везде, где появлялся тагри, и эти игры с ментальной магией. Видел, как ковен порой боится его, как младшие маги просто наотрез отказывались оставаться с тагри один на один.  

Мужчина сел в кресло и закрыл лицо руками. Брат, он же его младший брат. Мальчик, который так горько плакал по ночам. И теперь, этот мальчик собирается смести их всех, дабы занять трон. Нардо тихо застонал, пытаясь справится с болью, терзающей его душу.  

 

Кассар, поджав губы, ждал пока ученик отдышится. Ему не нравилось, как мальчишка вел себя в последнее время, не мог понять это сопротивление либо же он устает. Принц стоял согнувшись, явно не собираясь продолжать занятие. Мужчина цокнул языком и перешел в атаку. Ааррон, едва успел увернуться от меча, инстинктивно отбивая его силой. Наставник проскользнул рядом и ударил в плечо рукоятью. Ученик, охнув, отлетел в песок, рядом вонзился меч, заставляя его перекатится и мягким прыжком подхватить свой. Взгляд Кассара был холоден, он не давал ему времени на атаку, рубая быстро и сильно. Брови мальчика приподнялись, учитель явно намеревался наказать его. В последнее время у него не ладилось как с магами, так и с мечниками. Ри дернулся от еще одного пропущенного удара и в раздражении отбросил меч, открываясь перед наставником. Кассар, не успев остановиться, сбил его с ног.  

–Ссаррна! Ты что творишь?  

Мужчина оперся о клинок, хмуро наблюдая за тем, как ученик лежит на песке, всматриваясь в небо.  

–Вставай. – Мужчина нахмурился, увидев, как принц вяло кивнул – Три круга, клинок перед собой. Вперед.  

Ааррон, застонав, перекатился и встал на ноги, подхватив клинок, он побежал, кляня самого себя. Благо тренировка с Кассаром была последней на сегодня. Если бы он знал, что подготовка его к войне будет такой жесткой, он бы просто сразу согласился отдать все свои силы.  

–Быстрее, ноги выше. Руки на уровне груди! Будешь сачковать, добавлю круг. Ты понял?  

–Да, учитель  

Кассар, склонив голову на бок, следил за тем, как ученик наматывает второй круг, мальчик выглядел неряшливо, когда пришел на тренировку, в последние месяцы он позволял себе опаздывать, не выполнять задания. Практически все учителя жаловались на халатность принца. Таркил снова начал действовать с ним жестко. Возможно, и ему стоило прибегнуть к такой методике, мальчик расслабился от поблажек.  

–Третья атака.  

Ри раздраженно сверкнув на мужчину взглядом, тем не менее, принялся выполнять. Руки были деревянными, ему не нравилось то, как он работал с мечом.  

–Стоп. – Кассар пересек площадку и забрал клинок – Какого фейра, Ааррон? Что происходит  

–Я просто устал – Ри увидел, как заходили желваки на скулах мужчины – учитель.  

–Устал. Ты не уйдешь, пока не выполнишь всю связку. Мы можем заниматься до утра.  

–Кто же меня заставит, Кассар?  

–Я, тагри. – Нардо кивнул мастеру и снял перчатки – вижу слухи правдивы. Тебе дали шанс выжить, но походу это было зря.  

–Какая честь видеть, вас здесь, наследник – Ри насмешливо поклонился. – Разве ты не должен быть на пиршестве?  

Нардо заставил себя сдержать рвавшиеся острые слова и взглянул на Кассара  

–Не стоит скрывать происходящее. Его готовят как щита империи. Снова невыполнение?  

–Да, сир – мужчина мельком взглянул на застывшее лицо своего ученика – возможно, он бы прислушался к вам.  

Нардо взглянул на брата, и почувствовал злость, она так и распирала его. Мужчина поднял меч, и протянул брату.  

–Пора проверить чему ты научился.  

Ааррон раздраженно взглянул на учителя, но он проигнорировал его. Замечательно просто.  

–Ну?  

Ааррон глубоко вздохнул и встал в стойку, по правде, он давно жаждал пофехтовать с братом, но не таким образом. Ненависть, идущая от него, пугала его. Ничего хорошего из этого сейчас не выйдет. Кассар присел на скамью и достал флягу, Найрим упал рядом. Мужчины с интересом наблюдали за тем, как мягко кружат противники, наследник мягко рассматривал тактику, лишь иногда делая выпады. Они кружились, не решаясь напасть друг на друга. Ааррон напряженно следил за обманчиво-спокойными движениями брата, Нардо сделал выпад, и лезвие коснулось предплечья. Мальчик скосил взгляд, но царапины не было. Быть честным, он боялся навредить брату, если бы клинки были защищены, но сейчас каждое движение приходилось продумывать. Найрим усмехнулся, когда наследник проскользнул и сбил тагри назем. Не давая ему подняться, он взмахнул мечом, но мальчик успел увернуться. Кассар напряженно следил за тем, как ученик уворачивается от серии ударов.  

–Тебя, что, ни чему не научили, тагри? Эти два года ты ничего не делал?  

–Берешь пример с себя, наследник? – Ааррон довольно хмыкнул, увидев, как вспыхнули яростью карие глаза брата. Найрим вскочил на ноги, когда наследник, резко атаковав, вонзил меч под ребро. Ааррон тихо вскрикнул и упал на колено, он растеряно провел пальцами по влажной ткани и взглянул на брата. В карих глазах горело удовлетворение. Холод прошелся по спине, и мальчик, загнав чувства глубоко внутрь себя, медленно поднялся. Игры закончились. Нардо усмехнулся и, взмахнув мечом, ринулся дальше. Ааррон перехватил рукоять и плавным движением перетек с боку брата, клинок прошелся вдоль руки, распарывая рукав и задевая кожу. Найрим хмыкнул, и взглянул в напряженное лицо мастера  

–Вы боитесь, что тагри навредит наследнику?  

–Нет. Но наследник выглядит раздраженным  

Найрим перевел взгляд на наступающего на мальчика принца и нахмурился. Действительно, движения Нардо становились все более жесткими, видно было, что ему надоело вести бой. Ааррон отлетел от удара в плечо и едва успел отбить атаку. Плеч и рук он не чувствовал, и отбивать сильные удары брата становилось все тяжелее. Заставив себя подняться на ноги, он на миг запнулся, и согнулся от удара плашмя, наследник проскользнул под правым плечом и Ри почувствовал, как резко полоснуло его лезвие проходя навылет. Сжал зубы, когда почувствовал жжение кровной магии. Нардо обернулся, вытирая клинок о брюки, он широким шагом направился к бледному Кассару. В висках стучало, нужно было еще раньше заняться контролем обучения. Мальчишка ничего не умеет. Он также силен в магической защите? Ссаррна!  

–Что это значит, Кассар? Почему он не может отбить простые атаки  

–При всем уважении, сир, но ваши атаки сложно назвать простыми. Он еще учится.  

–И, видимо, неуспешно?  

Найрим поднял клинок и взглянул на бледного Ааррона, рубашка потемнела, он пытался игнорировать ранение. Рана под ребром практически затянулась, но все еще давала о себе знать. Мужчина подал меч и проследил за хмурым взглядом тагри.  

–Ты неплохо держался.  

Ри скосил взгляд на телохранителя и промолчал. В голове стучало, кровь заливала рукав, падая в песок. По тому, как наследник кидал на него взгляды, и по тем эмоциям, что исходили из него, занятия станут интенсивней. Ри молча направился к учителю, не желая, чтобы тот оказался виновным. Он хорошо запомнил урок с Ягедом. Нардо взглянул на бледное лицо брата, затем на капли крови, стекающие по его запястью.  

–Вызовите целителя. Пусть перевяжет его.  

Кассар встревоженно взглянул в непроницаемое лицо ученика, перевел взгляд на руку и поджал губы, понимая, что мальчик ранен с магией наследника. Нардо сжал плечо брата, заставив его вскинуть на себя взгляд.  

–Я хочу, чтобы ты понимал, тебе дали шанс. Если ты не намерен ним воспользоваться, мы лишим тебя всего.  

–Как благородно, Нерри. Мне приятно знать, что брат волнуется за меня.  

–Держи язык за зубами, тагри. Я обсужу твою программу с ковеном и императором. Если думаешь, что мы не знаем о том, как ты влияешь на людей, то ты ошибаешься.  

Брови мальчика взлетели вверх, и он насмешливо усмехнулся.  

–У тебя часом нет горячки, Нардо? Что за бредовые идеи – Ри сцепил зубы, когда пальцы брата сдавили рану, не удержавшись, он перехватил запястье наследника, пытаясь вырваться.  

–Думаю мальчику стоит пойти к целителю, он слишком бледен.  

Братья перевели взгляд на Кассара, наследник поправил рубашку и отошел, вытирая руку.  

–Свободен. Кассар, прошу объяснить мне все, что здесь происходит.  

–Мой принц…  

Ри проводил их взглядом, чувствуя тошноту. Как мог Нерри ранить его? Как мог почувствовать удовлетворение от этого? Он его брат.  

– Я возьму мечи?  

Ри почувствовал благодарность, когда Ягед взял клинки, мужчина сжал его локоть видя кровопотерю.  

–Голова кружится?  

–Все в порядке.  

Ааррон, из-под ресниц, наблюдал за действиями Катани, краем сознания видел, как нервничает целитель, но все мысли были о том, что именно Кассар говорит брату, как именно это скажется на самом же учителе и всех, кто его окружает.  

–Тебя снова высекли?  

–Что? – он расстеряно взглянул на мужчину.  

–Это не первый раз за эту неделю?  

–Это лишь обучение. Почему ты нервничаешь? – Ри кивнул, увидев ответ в эмоциях – ты же знаешь Нерри. Он вспыльчив, скоро отойдет.  

–Ответь на вопрос – Мужчина встревоженно взглянул на раны – я не слышу здесь никакой магии. Почему они не заживают? Убери его – Катани махнул рукой на печать, заставляя ее прятаться в тело, расплываясь иероглифами.  

Мальчик устало потер щеку и повел плечом, на миг забыв о ранении.  

–Когда слишком часто, сложнее исцеляться. Ранение не сложное?  

–Нет, наследник не задел мышц. – Катани, нахмурившись, провел ладонью по спине, мягко полилась сила, исцеляя следы от кнута. Ри, не удержавшись, облегченно выдохнул. Хоть эту ночь он выспится, боль все время не давала ему этого. – Надеюсь тебе это поможет?  

Ааррон фыркнул.  

–До завтра, думаю. Спасибо, я хоть посплю. Как твои дела, целитель? Давно тебя не видел.  

Катани, цокнув языком, дал принцу подзатыльник, заставив его рассмеяться.  

–Ты истощен. Занятия слишком выжимают тебя. Ты говорил об этом Нардо?  

–Они думают, что я бойкотую. Похоже на меня, верно? – Ааррон улыбнулся, увидев, как потемнел взгляд синих глаз, став практически темным – правила ужесточили. Но я должен быть, щитом, так что все честно.  

–Тебе следовало бы быть более осторожным.  

Ааррон взглянул на камин и растеряно пожал плечами.  

–Ты преувеличиваешь, как бы Нардо не злился, но он мой брат.  

Нардо, нахмурившись, перебирал учебные записи тагри, часть тактик не было выполнено, плетение и концепция тоже отсутствовала. Молодой человек почувствовал, как безмерная усталость ложится ему на плечи. Не так-то просто контролировать его. Ярость на тагри прошла, и теперь он чувствовал вину за то, что ранил его, удивление и растерянность во взгляде мальчишки терзала его.  

–Сир?  

–Прости. Я так понимаю, он начал чувствовать слишком много свободы? – Нардо взглянул на мастера – Полно, Кассар, ты знаешь кто он, и как это все может обернуться. Считаешь, я не думаю каждый день о том, в какой опасности находишься ты и все, кто его обучает, вплоть до Таркила и Высшего. Только не говори, что ты не сталкивался с его умением управлять разумом.  

–Сталкивался, сир, и меня это искренне беспокоит. Так же, как беспокоит то, что принц в последние полгода ведет себя слишком развязно. Он умело обращается с клинками, его техника, давно превзошла мою. И все же, порою, он не может отбить элементарные атаки. И я не могу сказать делает ли он это специально, либо же, действительно, что-то не выходит. Его преподаватели не знают как с ним себя вести, он все чаще начал не являться, не выполняет то, что от него требуют. Знаю, что с магом у него тоже проблема. Таркил снова ужесточил обращение с ним. Но пока плодов это не дает.  

Нардо, нахмурившись, прошелся по помещению, ему нужно было раньше обратить на тагри внимание. Как это скажется на состоянии дел империи? Что именно замышляет вайрам, какие интриги он плетет, в чем преуспел. Что они вообще знают о его умениях, знаниях?  

–Нардо?  

–Гоняй его, нам нужно чтобы он был щитом, одаренных становится все больше, они появляются не только в семьях магов, все чаще сила проявляется в семьях простых селян. Кто-то управляет ими. И мы не можем быть уверенными, что к этому не причастен тагри – Нардо прямо взглянул в побледневшее лицо Кассара – его обучение идет два года, они появились именно в этот период. Период, когда тагри дали все доступы. Ты понимаешь, о чем я?  

–Боюсь, что да. Нам ужесточить тренировки?  

–Да. С магами я обсужу это. Слышал Таркил его наказывает?  

–Да, но это не помогает. Мы не видим ни страха, ни результата  

Нардо взъерошил волосы, в глубине души он боялся, что эта ситуация дойдет до отца и тагри просто сотрут. С досадой подумал, что он все еще относится к нему как к брату  

–Сделайте так, чтобы он боялся, начните с малого, для начала пусть начнет бояться кнута, этот страх на первый взгляд слишком прост, но он будет понимать, что находится под властью. Он должен знать, что Вы ним управляете, а не он вами. Делайте все, что нужно для этого.  

–Хорошо.  

Катани обернулся на входящего наследника, он выглядел уставшим и раздраженным. Взгляд карих глаз был холоден, отчего целитель почувствовал тревогу.  

–Я сниму кровную магию, залечи его. Сиди ровно, тагри  

Ааррон, из-под ресниц, следил за мимикой брата, пытаясь понять к чему привел разговор, пострадал ли учитель. Но брат был полностью закрыт ментально, лишь эмоции раздражения исходили от него. Ри дернулся, когда пальцы целителя прошлись по ранению, но тут же прохлада коснулась плеча, исцеляя рану. Ааррон благодарно кивнул и накинул рубашку, вечер затянулся, и он ждал, когда весь этот спектакль закончится и он сможет уснуть.  

–Нерри, ты останешься? Уже довольно поздно  

–Сир, задержался. – Таркил кивнув присутствующим в комнате, прошел к столу и налил себе воды. Одежда мага была обуглена, плащ местами покрыт пятнами крови, на лице следы сажи. Ааррон, прищурившись, бегло осмотрел наставника и почувствовал облегчение, когда не нашел повреждений.  

–Что случилось?  

–Знай свое место, тагри – Нардо увидел, как замкнулось лицо вайрама – тебя вызывали?  

Маг вытер губы и усмехнулся  

–Академия, эти желторотики сведут меня с ума, всего лишь практика боевых магов. Все целы, увы.  

–Хорошо. Зайдешь завтра ко мне в канцелярию, не успею принять тебя во дворце. Проследи чтобы ему дали тридцать ударов.  

–Хорошо, мне проводить тебя?  

Нардо устало покачал головой  

–Нет, был длинный день. Катани, благодарю что пришли так быстро, знаю ты был занят. Пойдем я провожу тебя, Найрим, заглянешь к Высшему. Всем доброй ночи. – Нардо взглянул в застывшее лицо брата и почувствовал оскому – тагри, с этого момента все поблажки снимаются. Любое твое неповиновение будет строго караться. Возможно, кнут и сила Таркила привьют тебе уважение к твоим учителям. Не заставляй меня применять силу. Рекомендую услышать меня  

Ааррон насмешливо поклонился, чувствуя злость  

–Благодарю, мой принц  

–Сорок ударов.  

 

Маг рассматривал карту, отмечая на ней области, где уже начали вносить измененные зерна. Нужно лет 5 чтобы они сами, естественным путем, начали развиваться. А именно это ему и нужно было. Новая эко система, полное изменение людей, их разума, сил. Мужчина довольно усмехнулся. Столько труда, но он оправдан. Хенрих должен был прислать еще подопытных. И где только они с Марче их находят. Древние силы. Он уже умеет их преобразовывать, делая их гибкими для его восприятия и его сил. Все развивалось так, как ему нужно было, узел интриги начинал закручиваться в нужном ему направлении. Все было так как ему нужно, почти все. Вайрам. Ему нужно было избавиться от него, они хотели сделать его щитом. Если он не сможет помешать этому, часть его сил будет потрачена зря.  

Лиррелл нервно прошелся по залитому вечерним, приглушенным светом помещению. Мальчишка был слишком умен. Как бы не хотелось отрицать этого, но тагри, явно, знает намного больше, чем показывает. И эти щиты. Желваки заходили на скулах Темного. Это была истинная сила. Они обладали своим разумом. То, что он хочет создать своим трудом, вайрам создаёт на одном дыхании. И мальчишка уже начал присматриваться к нему. Видимо, все же, его сила фонит, раз вайрам неосознанно чует ее. Мужчина потянул пару нитей силы жизни пленника и облегченно вздохнул, чувствуя ее прилив. Знал, как пугались его подчиненные, когда он вот так просто мог забирать чью-то жизнь, находясь при этом за сотни лиг. Довольная улыбка пролетела на тонких губах и, на миг лицо мужчины поплыло. Лир взмахнул головой, отгоняя хаос в нем. Иногда он брал вверх, и над этим тоже стоит задуматься.  

И все же вайрам. Покушения не удавались, так, словно нечто невидимое защищало его от наемных убийц. Еще и постоянный контроль ковеном и дурук-хатим, существенно обрезали его возможности. Как бы он не внедрял ненависть в сердца и разум ковена и семьи, все же, что-то удерживало их от полного контроля. Что говорить, если Истабьен принял противоречивое решение сделать тагри щитом, направив против одаренных и Нуá-Родýса. И это при том, что они считают мальчишку причастным к изменениям.  

Лиррелл задумчиво взглянул на доклад, с другой стороны, в этом решении была логика, если бы тагри действительно был тот, кто управлял всем этим, взять его разум под контроль и заставить идти против своих же людей. Еще одна тактика отца, которая частично сметает его планы.  

–Вы вернулись, сар  

Маг, медленно пересек кабинет и сел в кресло. Его лицо было больным в свете камина и солнечных лучей. Он все еще выглядел слишком молодым, но в ордене знали, что Ойстейин сдает позиции. Так же как знали, кто именно помог ему с этим. Блеклые глаза принца замерли на маге, и он подпитал его силу  

–Благодарю, мой господин  

–Не стоит. Терять тебя не входит в мои планы. Скажи мне, почему одаренных до сих по не перекинули на острова?  

Маг вздохнул, чувствуя раздражение  

– Вы, как всегда, слишком спешите. Эти земли и так пресыщены вашей магией. Будет резонанс  

–Ты прав. Дан-Ахан готовится?  

Ойстейин слегка скривился, не разделяя того, что хочет Темный  

–Начинает потихоньку внедрять одаренных в поселения. Ему удалось взять под ментальный контроль часть армии островов  

–Хорошо, очень хорошо.  

–Что с вайрамом?  

Лиррелл подал отчет и довольно усмехнулся, увидев удивление мага  

–Вы далеко продвинулись. Как вам удалось так тонко вытянуть его силы с кристалла и сплести с темной магией на границах?  

–Это не стоит усердий. – Темный холодно взглянула на Ойстейина – я давно уже не тот ребенок, которого ты знал  

–Я вижу, Лиррелл. – маг поднялся и прямо взглянул в светлые глаза – То, что ты хочешь воплотить, слишком опасно. Слишком тонки грани, они могут полностью разрушить тебя и все что ты создашь  

–Могут. Но игра стоит свеч. Свяжись с Тауроной, скажи, чтобы подготавливали лааринийцев. Эти дикари как раз то, что нам нужно для изучения.  

–Разве их не истребили?  

–Нет, Марче и Никодим оказались весьма хитры, рассчитывая использовать их разум в дальнейшем в скрытую  

–Гражданские войны  

–Именно они.  

–Но зачем они тебе?  

–Они станут хорошим трамплином в будущем, если вайрам все также будет угрозой. Я полностью изменю их структуру. Пусть переправят их в Абоссинские.  

–Как прикажете. Императрица?  

–Полностью под моим контролем. – Темный усмехнулся – пока что все идет по плану. Даже если они используют мальчишку против нас, мы все равно будем иметь преимущества  

–И какие же?  

–Тарги знает намного меньше, чем я, он ограничен, все что он сможет – это смести Дан-Ахана. А он лишь разменная монета в этой игре. Мнимая победа немного притупит их азарт. Лаариницы же позволят нам посеять смуту наново и дать возможность изучить вайрама.  

–Но как?  

Лирелл холодно улыбнулся.  

–Всему свое время, маг.  

 

Танири захлопнул двери и удивленно приподнял брови, увидев свет в дальних рядах зала. Неужели наследник снова засижива-ется до поздна, изучая древнюю магию? Старик медленно пошел на свет, думая над тем, что времена становятся все тревожней, знал какие слухи ходили. Императрица делала все возможное для поддержания людей, и сохранения договоров с партнерскими объединениями. Он удивленно замер, увидев вихрастую голову мальчика. Знал какой строгий запрет наложили в эти года на посещение закрытых отделов. Почему мальчик здесь?  

–Ваше высочество?  

Ри, все еще находясь во власти талмуда, поднял голову и пару мгновений всматривался в стоящего перед ним архивариуса. Постепенно взгляд сфокусировался, и подросток искренне улыбнулся.  

–Танири! Я безумно рад тебя видеть, как твои пальцы?  

Мужчина почувствовал тепло от улыбки мальчика и от того, как он всегда помнит о его недуге.  

–Не сильно беспокоят, мой принц. Почему вы здесь в такой поздний час?  

Улыбка сбежала с лица Ааррона и он криво улыбнулся.  

–Ты хотел спросить почему я нарушаю закон и как пришел сюда? – мальчик увидел тревогу в глазах архивариуса и почувствовал себя преданным. Это все еще тот старик, который приносил ему шоколад и пирожные? Неужели даже для него, он теперь лишь тот, кого следует остерегаться. Заставив себя подавить чувства, он указал рукой на книги – в тех книгах, что есть у меня, нет информации о плетениях искусственной магии. Нет объяснения ее сути.  

–Искусственной? Что вы имеете в виду?  

–Вся магия, что владеют наши маги она не истинна, не дана миром. Они ее пробуждают, плетут формулы. Все кроме целителей и дознавателей – у них магия истинная – поэтому им не нужно искать в себе источник, использовать силу согласно законам материи.  

–Никогда не слышал такого разделения, сир.  

Ааррон пожал плечом и тут же поморщился, когда ткань задела рубцы от плети. Будет ли время, когда плеть не будет ложиться на него день ото дня?  

–Люди не разделяют магию, они не видят грань, разделяющую истинную и искусственную.  

–Откуда же вы узнали об этом?  

Ааррон из-под ресниц взглянул на узловатые пальцы старика, сарказм, прозвучавший в голосе архивариуса невозможно было не услышать. Мальчик устало вздохнул, натягивая на себя маску. Он запомнил достаточно много страниц, потом разберется с ними, благо его память позволяла вытворять такие трюки. Он уже собрался расставить книги с помощью магии, но старик остановил его  

–Я сам расставлю, ваше высочество.  

Ааррон кивнул и накинул жилет, от движения губы слегка скривились в гримасе боле, но Танири тактично промолчал. Принц застегнул пуговицы и бегло осмотрев мужчину, мягко взял его за руки. Архивариус вздрогнул, когда магия вайрама проникла в него исправляя израненные суставы. Ааррон искоса взглянул на замершего старика и тихо улыбнулся  

–Меня долго не было, и ты забыл кто я? Такое случается, не так ли? Не стоит скрывать, что я был здесь, не хочу, чтобы у вас были проблемы, да и в этих талмудах нет ничего такого чтобы империи стоило волноваться. Доброй ночи.  

Прежде, чем старик ответит, мальчик ушел порталом. Прохлада ночи коснулась его, заставляя довольно зажмурится, ночной воздух ласкал скулы, заползал под одежду, холодя раны. Двор был пуст в это время и оттого величествен в своем одиночестве. Слышались тихие разговоры стражников, горели факелы, расчерчивая темноту ночи на искривленные линии. Небо переливалось россыпью звезд, словно маня на прогулку. Ааррон потер переносицу, вставать нужно было через пару часов, но спать он не мог, спина мешала, ятря его. Он шел вдоль стены на ходу проверяя плетения в защите. Таркилл старался как мог, какой это уровень? Ри хмыкнул, жестокость в обучение это одно, но все же маг продумывал защиту очень тщательно. Порядком устал от постоянных тренировок, от того, как все от него требовали слишком много. Необоснованные обвинения со сторон наставников удивляли его. Возможно, Катани прав, не стоит забывать, что он лишь отвергнутый короной сын. Или не сын? Брови мальчика нахмурились, зачем он думает об этом? Разве неясно, что ни императрица, ни император не помнят о нем. Дыхание перехватило от обряда. Эта боль не утихала в нем, была каждый миг. Понимал ли сар, что именно он тогда сделал? Знал ли, что разорвал его душу? И это не в переносном смысле. И теперь, эта боль была с ним каждый миг, словно напоминая ему, что таким как он не разрешено существовать. Того кто стирают с души матери и отца мир отвергает. Если бы он не был вайрамом, выжил бы он? Уверен, что нет, этот обряд бы испепелил его. Впрочем, именно это он и сделал. Ааррон глубоко вздохнул, чувствуя, как перекрывает дыхание от тяжелых мыслей. Не стоит размышлять о таком, для этого он не имеет права, он щит, тот кто должен ценой своей силы и жизни сдержать магию одаренных. Он лишь расходный материал. Орро чуть приподнялся над кожей вайрама, отчего мальчик ласково погладил его, посылая мысль о том, что это не его вина.  

–Ваше высочество?  

Ааррон хмуро взглянул на идущего к нему стражника, мужчина кивнул, выказывая уважение и осмотрелся по сторонам, проверяя горизонт  

–Не ожидал встретить вас в такое время  

–Все в порядке, просто решил пройтись вдоль постов  

–Вас что-то беспокоит? -Урзуф кашлянул, осознав, что фраза прозвучала двусмысленно. – Я не хотел сказать, что  

–Я понял – Ааррон улыбнулся, сглаживая обстановку – сегодня хорошая ночь. Решил подышать.  

–Ночь действительно хороша. И все же, я бы рекомендовал вам отдохнуть. Совсем скоро рассвет. Мастер будет негодовать если вы опоздаете  

Ааррон кивнул, и засунув руки в карманы брюк, пошел обратно. Безусловно, солдат был прав, ему нужно было поспать. Почему здесь всегда было холодно? Что лето что зима, стены замка, казалось, состояли из постоянного льда. Зимы в последние годы становились через чур жестокими. Осторожно коснулся холодных плит чувствуя, как истинная магия тихо поет ему. Эти моменты сглаживали для него все неприятности положения. Он чувствовал себя живым, нужным. Он толкнул двери покоев, на ходу раздеваясь, ткань порядком натерла спину и теперь он жаждал поскорее избавиться от одежды. Запалил кристаллы и замер, встретившись взглядом с телохранителем. Мужчина сидел, закинув ноги на стол и хмуро рассматривал вошедшего  

–Ягед?  

–Где вы были? – мужчина слегка скривился – я не прошу вас отчитываться передо мной, но мне хотелось бы знать, за что я буду отвечать перед наследником.  

–Никто из моих людей более не подвергнется наказанию. – Ааррон прямо взглянул на мужчину и увидел, как на миг страх пролетел в его серых глазах. – Я был в архиве императорской семьи. Мне нужны те знания, которых мне не дают. Ты не смог бы меня остановить, но и сопровождать тоже не смог бы. За такое казнят.  

Ягед промолчав, поднялся, взглянув на то, как подопечный облегченно вздыхает, оголяя исполосованную спину, почувствовал стыд. Мальчика пороли каждый день, за малейшую мелочь. Прекрасно знал с какой целью это делают. Им нужен был его страх.  

–Я был непозволительно резок, прошу прощения  

–Твое право  

–Вы мой принц, мне не стоит забывать об этом  

–Я лишь тагри.  

Мужчина вздрогнул от усталого тона мальчика, постояв пару минут, он вышел, закрывая за собой дверь. Ааррон растянулся на кровати, с облегчением чувствуя, как расслабляются занемевшие мышцы. Он застонал от удовольствия и засунул голову под подушку, позволяя себе пойти за усталостью и все-таки уснуть.  

 

Дусха начинала чувствовать на себе первые признаки изменений в империи. Всегда приветная столица, стояла угрюмым камнем, лишь изредка разверзаясь сильными дождями. Воздух, сухой и жесткий нависал над жителями, проникал в их дома, их сердца. Тревога, неясная, смутная, терзала умы, мешая людям, жить. Страх грозившей войны становился сильнее, ближе. Слухи, умело подбрасываемыми людьми Темного создавали нервную обстановку, заставлявшую армию императора постоянно держать столицу на контроле  

Некогда переполненные академии и школы, теперь замирали полупустыми коридорами. Знатные дома боялись допускать будущих магов и глав дом. Все сильнее начали ходить разговоры о том, что островные территории смогут выйти из границ Ар-Дилира, тем самым лишив империю львиной доли заработка. И заработок был лишь прибылью, если острова отделяться – империя потеряет множество полезный в медицине компонентов. С одного только вида морских грибов Ибзарý они получали множество полезных настоек, порошков и особого напитка для восстановления сил магов. Одаренные начинали все чаще объявляться и нападать на патрулирующие отряды ковена. Они потихоньку отбирали себе землю, выстраивая за видимым хаосом четкий план. Темный умело руководил каждым шагом, оставаясь при этом не запачканным.  

Нардо следил за длинной вереницей грузовых карет, покрытые пылью, они ехали в сторону таможенного здания. Торговцы все чаще старались въехать в спасительные стены города, в надежде защититься от смуты на дорогах. Мужчина успел перехватить мага, дернувшегося в сторону одной из карет. Взгляд карих глаз указал в сторону, якобы сидящих, на свежем воздухе мужчин. За грузом следили. Кто и что провозил сюда. С какой целью. Наследник кивнул своим людям, и докурив, пошел в сторону академии. Дурук-хатим выследят и груз, и его заказчика. Уж он то знал, как они умели вести след. Вести, которые принес ему Лир были еще тревожней, чем прежде. Напряжение витавшие между Тауроной и Ар-Дилиром стало практически ощутимым за эти года. Да и их наглые требование выходили за рамки. Отец, в порыве, чуть было не начал открытую войну, но вовремя сдержался. Благо Лир смог договорится об обмене некоторых поставок беррев и ниида и пару сил ковена. Это смогло удержать две страны от разрухи. Мужчина нахмурился, весьма странно что Таурона, не слушавшае все эти года никого из советников и послов, реши-ла пойти на уступки Лиррелла. Безусловно, он был искусен в играх со словами, то, как он манипулировал порой просто лишало дара речи. И все же. С чего бы им идти навстречу Лиру?  

Нардо споткнулся, чувствуя, как отдает не до конца зажившее ранение после одаренного. Что-то коснулось его разума, еле уловимо, но все же он смог уловить это. Желваки заходили на скулах. Тагри. Стоит еще раз пересмотреть то, как ограничивают его магию. Не хватало еще, чтобы существо смогло взять его разум под свой контроль  

 

Бранка, из-под ресниц, рассматривал ученика, взлохмаченные кудри, ссадина на скуле, темные круги под глазами, слишком ровная спина, скованные движения. Мальчик выглядел не лучшим образом.  

–Что вы мне скажите, сир?  

Ри, вздрогнув, растеряно посмотрел на мужчину и понял, что видимо его спрашивают о книге.  

–Ничего интересного. Не книга, а тоска. Как вы читаете это?  

–Сир, вы провоцируете меня?  

–Но вы ведь именно этого от меня и ожидаете. – Ааррон отложил талмуд и откинулся на спинку, отчего тотчас скривился и сел ровно. – Война меж двумя странами была проиграна изначально.  

–Что вы имеете ввиду?  

Ааррон пожал плечом, но увидев раздражение, промелькнувшее в глубине глаз учителя, со вздохом продолжил  

–Король Оттолло был слабаком, умным, но слабым. Его люди ему не принадлежали, армия не воспринимала его как правителя. Ресурсы его армии были ограничены и вместо того, чтобы разрушить вражеское государство изнутри, он решил пойти на них войной. И был разбит. Что и следовало ожидать  

–Разрушить изнутри, что вы под этим подразумеваете?  

–У него были хорошие шпионы, он мог заслать их, внедрить в окружение Боу-нсай-ара, заставить приближенных ему верить, и, затем, сделать так, что бы его близкие его предали. Но ему не хватило на это сил. Он решил, что война надежнее  

–Весьма умный план, Ааррон. – Бранка внимательно взглянул в лишенные эмоций темные глаза – но у меня лишь один вопрос – откуда в вашем столь юном разуме такие темные мысли?  

Ааррон выгнул бровь  

–Темные? Разве это не одно из распространенных ведений войн? Интриги, заговоры, одни верхние дома против других.  

–И все же. Вы меня поражаете, в таком юном возрасте суметь построить столь коварную тактику это  

–Мне тринадцать, учитель. И я вайрам – Ааррон отложил книгу и поднялся, чувствуя раздражение – вы должны ожидать от меня такого рода тактик. Или не для этого вы ходите сюда?  

–Не стоит грубить, мой принц. – мужчина склонил голову на бок, пытаясь понять эмоции мальчика, но его лицо, как всегда, ничего не выражало  

– И в чем же, позвольте спросить, выражается грубость? Вы выбираете именно такие исторические труды, в которых ведение открытой войны приходит к поражению. Каких именно ответов вы ожидаете от меня? Кидаться сломя голову в атаку, слепо идя на поводу азарта – это не мое. Если мы говорим о защите страны, то его король либо же император должен уметь правильно распределять свои силы и своих людей.  

Бранка почувствовал холодок под рубашкой и взглянул на принца  

–А вы сравниваете себя с императором, мой принц?  

Ааррон с досадой понял, что снова сказал, не задумываясь о том, как это воспримется. Ссаррна, до чего же сложно быть всегда корректным  

–Я лишь рассуждаю как лучше выиграть войну, учитель  

–Понимаю, понимаю.  

Ааррон с удивлением почувствовал тревогу, он действительно переживал о том, как Бранка подаст эти слова наследнику и императору. С чего ему бояться этого? И все же, внутри него натянулась струна в ожидании осуждения. Нужно следить за своим языком и мыслями, разве не этому его учили с пяти лет?  

–Я рад, что вы действительно меня понимаете учитель. – Ааррон мягко улыбнулся, стараясь смягчить разговор – в последнее время все словно с ума сошли и мне порой приходится тщательно обдумывать свои слова.  

–Не стоит, Ааррон.  

Мальчик вопросительно взглянул на мужчину, и он вытащил артефакт из-под рубашки  

–Вы не сможете навеять мне свои суждения, хотя порой вам так и хочется это сделать. Могу признать, вы искусны в этом, мой принц  

Ааррон промолчал, заставляя себя скрыть гнев и растерянность. Артефакт? Кто еще из его учителей боялся его? Это Нардо дал Бранке его, или кто-то по его указанию? Если это действительно так, не значит ли это, что ему стоит опасаться и Нардо? Он поджал губы, глупости. Какого фьёра он должен не доверять Нерри? Да он вспыльчив, скор на руку, но все же он его брат.  

–Удивительно что вы приходите сюда, учитель, заранее опасаясь наших с вами уроков  

–Опасаться это не то слово, которое я бы применил в данном случае, сир. Скорее, я лишь иду впереди событий. Предупрежден значит вооружен, мой принц, не так ли?  

–Умно. Не буду задерживать вас, учитель.  

–Разве я сказал, что занятие окончено?  

–Разве не я отдаю здесь приказы, учитель?  

Мужчина вздрогнул от силы, вибрирующей в голосе принца, сложив талмуды он слегка поклонился  

–Я буду вынужден доложить об этом, Ааррон. Вы не первый раз проявляете халатность к нашим занятиям.  

Ри пожал плечом  

–Как пожелаете.  

Ааррон подождал пока закроется портал за Бранкой и раздраженно прошелся по комнате. Не помнил, когда в последний раз мог нормально общаться хоть с кем-то из наставников. Видимо, все же с ним что-то не так, раз все разговоры заканчивались подобным образом. Он устал от этого, от бесконечных занятий, от постоянной практики, от того, что каждая минута была расписана за него. Ему нужен был отдых, всего лишь день, один день. Это все чего он жаждал. Но его желания никого не волновали. Он щит. Все что ему нужно сделать это стать щитом.  

–Сир, вас ждет мастер клинка. Раз вы освободились  

Ааррон закатил глаза, и схватив клинки, спустился вниз. Злость, он чувствовал ее, каждый шаг был пронизан нею. Не хотел сдерживать ее, она должна уйти вместе с боем. Кассар увернулся от атаки и едва сумел отбить второй клинок. Кивнув солдатам, он позволил им вступить в бой. Ри плавно развернулся, пытаясь сдерживать рвущуюся из него силу, дуруки пылали в его руках, от них шел огонь обжигая его, заставляя идти за их волей, их силой разрушения. Кассар шумно выдохнул, когда мальчик в неимоверном прыжке снес ударом двоих солдат, слегка повернувшись в бок, он перехватил клинок другой стороной и замахнулся  

–Ааррон! Хватит! – Кассар уже бежал к принцу с замиранием сердца видя, как клинок летит в неуспевающего увернуться гвардейца. Принц вздрогнул и успел силой отвести клинок в сторону, от чего тот пролетел в дюйме от лица солдата и впился в стену казармы. В воздухе зависла напряженная тишина. – Что это было!  

Все еще чувствуя силу клинков, Ааррон медленно опустил меч и взглянул на наставника  

–Я потерял контроль. Я виноват  

–Виноват? Еще мгновение и Дюро был бы мертв! Они не ты, тагри, людям свойственно умирать! -Кассар, не сдержавшись, снес ученика ударом рукояти – Может мне это расценивать как покушение на личную гвардию императора?!  

Ааррон сплюнул кровь и сел, вытирая губы, почувствовал, как отозвался клинок в его руках, требуя крови. Сцепив зубы, он вложил его в ножны, и поднявшись, пошел за вторым. Они все еще звали его, хотели боя, хотели мести, требовали довести танец до конца. Мужчины наблюдали за тем, как мальчик, опираясь ногой в стену рывком вытягивает клинок и прячет его.  

–Мы можем продолжить, но с простыми клинками. Дюро, я приношу извинение. Я забылся.  

Кассар, прищурившись, рассматривал подростка, ни одной эмоции. Бесчувственен как камень. Что это было? Решил показать, что он не так уже и бессилен, как думают?  

–Я не буду рисковать своими солдатами, тагри. Продолжим, когда прибудет Таркилл.  

–О, ссарна, Кассар. Я лишь не смог удержать клинки силой. Ты ведь знаешь их силу. С простыми клинками этого не будет  

Мужчина подошел вплотную к вайраму и взглянул прямо в холодные глаза  

–Как я могу быть уверенным, что ты не применишь магию, чтобы навредить? Почему я должен верить в то, что сложившаяся ситуация лишь дело эмоций, а не завуалированная угроза?  

Желваки заходили на скулах Ааррона, но он скрыл тревогу.  

–Значит тебе есть над чем подумать, наставник. Позови как созреешь к бою.  

–Мальчишка! Сорок ударов за дерзость. О том, что произошло, я доложу наследнику.  

Ааррон обвел спокойным взглядом солдат, и равнодушно пожав плечом, пошел в замок. Он настолько позволил себе уйти в зов клинков, что едва не убил. Что если бы Кассар не смог бы дозваться к нему? Что если бы он не успокоился пока не смазал клинки кровью? Разве он не чудовище? Возможно, страх учителей имеет под собой мотивы? Ааррон хмуро толкнул двери покоев и швырнул клинки в сундук. Если он хочет использовать их, то сначала он должен обуздать их. Краем сознания понимал, что его усталость и раздражение влияло на управление клинками. Каждый раз, когда его эмоции брали вверх, клинки полностью забирали его собой, требуя танца смерти, требуя не просто боя. Скинув потную рубашку, мальчик прошел в душ, капли теплой воды снимали злость. Он сцепил зубы, когда вода коснулась следов от плети. А вечером новая порция. А ведь еще Бранка. Ри прислонился лбом к мрамору на стене и тяжело вздохнул. Почему он все чаще ощущает себя словно загнанная дичь? Быть честным, он начал бояться плетей. Если у наставника была цель вызвать у него страх, то в этом он преуспел. Все чаще он чувствовал отчаяние на грани слез, когда кто-нибудь из солдат брался за плеть.  

–Сир?  

–Заходи, Артур. Меня ищет маг?  

Дворецкий поставил обед и подал полотенце мальчику  

–Нет, сир. Принес обед. Вы пропустили завтрак. Вы неважно выглядите, позвать целителя?  

–Не нужно. Все в порядке. Приготовь на вечер старые простыни. Не стоит пачкать эти  

–Снова наказание  

–Как всегда, Артур. Снова мясо? Разве я неясно выразился в последний раз?  

–Сир, занятия истощают вас, вам просто необходимо его есть.  

–Просто пусть принесут суп и рагу  

Артур замялся, заставляя принца обернуться на него  

–Что-то не так?  

–Ваш рацион одобрен императором, сир  

–Вот как. Ну что ж, рад что отец вспоминает обо мне хотя бы таким образом. Я услышал тебя, Артур, можешь не волноваться. У вас не будет проблем с этим. Поблагодари Нору за обед. Можешь идти  

Вытерев влажные волосы, Ааррон раскрыл том по тактике и плетению щитов. Искусственная магия, всегда не любил ее, она была мертва для него. Вздохнув, закрыл глаза восстанавливая в памяти листы из архивов императора. Плетение состояло из мелких узелков, и порядок некоторых повторялся. Это нечто сродни кода при написании скрытых посланий. Ааррон нахмурил брови и осторожно начал плести тонкий щит, он подрагивал, переливаясь серебристым цветом. Мальчик осторожно коснулся и удивлено охнул, когда щит отреагировал на него, словно маленький щенок, ласкаясь к создателю.  

–Что за... -Присмотревшись, он увидел вкрапления своей силы, и разочарованно вздохнул. Ну почему его сила проявляется везде, где он появляется, независимо от того хочет он этого или нет. Плетение барахталось вокруг словно маленький ребенок. Искусственная магия ожила под действием вайрамовой крови. – Прости – Ри передернул плечами от того, что пришлось разрушить плетение. Вот почему он чувствовал боль от разрушения простого плетения, а его мать и отец смогли спокойно вырвать его из души ничего при этом не почувствовав?  

–Ваше высочество.  

–Заходи, Ягед, ты обедал?  

–Еще нет, сир.  

–Присоединяйся. Здесь хватит на двоих.  

–Благодарю, сир, но мне велено проводить вас на конюшню.  

Ааррон удивленно оторвался от формулы плетения и взглянул на охранника. Мужчина смутился.  

–Маг прибыл, сказал выполнить указ Кассара  

–Обычно это делали вечером. – Ааррон качнулся на пятках – Бранка. Ссаррна. Хорошо, идем.  

Ягед наблюдал за тем, как принц пружинистым шагом спускается по лестнице. Мальчик шел так, словно не его сейчас будут пороть словно раба. Мужчина вздохнул, мальчик хорохорился. Он видел это. Если бы его в юности пороли бы так же как Ааррона за каждую дерзость или неповинность, то он бы и не жил наверное. Ааррон скосил на него взгляд и скинул с себя рубашку.  

– Подержи. Наставник, ты выглядишь потрепанным. Все в порядке?  

Таркилл промолчал, не желая поддаваться на манипуляции вайрама, он кивнул стоящему рядом целителю.  

–Залечи его.  

Ри взглянул на бледное от страха лицо мужчины и, не удержавшись, позволил красным зрачкам заполнить глаза. Саас отшатнулся, приложив к сердцу ладонь в защитном жесте. Ягед отвернулся, стараясь скрыть усмешку от выходки принца.  

–Пятьдесят ударов.  

Ааррон сцепил зубы, но заставил себя смолчать. Прохлада целителя коснулась его спины, и он шумно выдохнул от облегчения.  

–Спасибо, целитель.  

Мужчина, промолчав, отшатнулся и быстрым шагом отошел к магу. Таркилл насмешливо отвел руку в приглашающем жесте.  

–Прошу, мой принц. И не хочу слышать ни звука. Ты понял меня, тагри?  

Ягед сделал шаг чтобы возмутиться.  

«Молчи Ягед, иначе навлечешь беду на обоих».  

Таркил быстро взглянул на замершего солдата, затем на спокойно протягивающего руки тагри. Но лицо Ааррона ничего не выражало, как и так желаемого страха. Ссаррна!  

Ягед отвернулся от обвисшего на руках мальчика.  

–Исцели. – маг подождал пока целитель закончит свою работу, затем похлопал подопечного по лицу, заставляя застонать – очнулся? Брам, продолжай.  

Мужчина помялся, но взглянув в ледяной взгляд мага принялся за работу. Ягед приподнял мальчика, помогая ему встать на ноги.  

–Саас, исцели его. Ааррон – Маг подождал пока тагри взглянет на него – через четверть часа на площадке, прихвати дуруки. Ты должен уметь справляться с ними – Таркилл взглянул в белое как мел лицо ученика и устало вздохнул – Я не думаю, что ты хотел навредить кому-то, мальчик. Но вот поверит ли в это корона.  

Ааррон перешел на истинное зрение и увидел, что наставник не испытывает наслаждения от того, что только что сделали с ним. Понимание этого принесло ему облегчение.  

–Спасибо.  

Ягед подал подростку тренировочную рубашку, тот кивнул в благодарность, его пальцы подрагивали, видно было, что он еще не отошел от порки. Пусть раны и зажили, но ту боль, что он пережил так быстро забыть он не мог.  

–Ягед, я лишь твой объект охраны. Не стоит испытывать ко мне чувства – Ааррон усмехнулся – это не приведет тебя ни к чему хорошему.  

–Благодарю за совет, сир, но я понял это сразу же как меня выпороли из-за вас. – мужчина почувствовал стыд, увидев, как застыли плечи мальчика – Это была шутка, сир.  

–Да. Я понял.  

Ри прислонился к прохладной стене, чувствуя тошноту. Все еще чувствовал, как кнут сдирает с него кожу, раз за разом. Он облизал пересохшие губы и сделал три глубоких вдоха, но тошнота не прошла. Ягед подхватил тагри когда он опустился на пол и его стошнило. Мужчина смочил полотенце и приложил его к серому лицу принца, видно было как мальчика бьет дрожь. Щеки Ааррон вспыхнули, когда он понял, что вырвал на пол. Теплая рука мягко провела чем-то холодным по лицу заставляя дернуться.  

–Все хорошо, мальчик. Такое случается, когда долго терпишь сильную боль. Знаешь сколько раз мне тошнило в лазаретах. Откинь голову назад – Ягед обтер ему лицо и открутив флягу прислонил горлышко к губам – Выпей. – мужчина мягко фыркнул, когда тагри задохнулся от обжигающей наливки и попытался отстраниться – еще глоток. Вот так. Полегчало?  

Ааррон вытер влажное лицо, он слабо улыбнулся, шум в ушах прошел, и он попытался встать, но сильная рука в перчатке удержала его.  

–Посидите. У вас есть еще пару минут. -Ягед протянул ему тарелку с остывшим обедом – вот поешьте. Хорошо, что вы не поели до порки.  

Ааррон слабо рассмеялся, вызывая ответную улыбку на лице своего телохранителя.  

–Ягед, сколько тебе лет?  

–Тридцать пять, сир.  

–У тебя есть дети?  

–Нет. У меня есть младшая сестра – мужчина искренне улыбнулся и от этой улыбки Ааррон почувствовал тепло – характер у нее как у повидавшего жизнь солдата.  

–Главное, что он у нее есть.  

Ягед обернулся и хмыкнул. Мальчик уже поднялся и застегивал пуговицы. С каждым его жестом он менялся, пропадали эмоции, застывали холодом глаза, черты лица приобретали насмешливую холодность. Казалось, каждое его движение тянуло силой, властью, хладнокровием, бесчувственностью. Мужчина отвел взгляд, понимая, что увидел нечто очень интимное. Впервые в жизни он видел, как кто-то так виртуозно одевает на себя маску.  

Кассар оперевшись о клинок наблюдал за тем, как принц, не спеша подходит к тренировочной площадке и обводит солдат взглядом. С досадой осознал, что снова не видит ни одной эмоции. Если первое время он сомневался в том, что у мальчишки нет чувств, то с каждым днем он убеждался в этом все сильнее.  

–Я все еще не думаю, что использовать дуруки это хорошая идея, наставник  

Таркил внимательно взглянул в нахмуренные брови тагри понял, что мальчик боится.  

–Ты должен владеть ними. Я сдержу твою силу. Или ты начал сомневаться во мне?  

Ааррон потер переносицу, думая, как бы подобрать слова, чтобы маг понял, что именно могут мечи.  

–Это древняя магия, Таркилл. Она пробуждает все те темные чувства, что есть внутри меня, она как азарт на войне, ей нужно больше чем просто тренировочный бой. Я сейчас не в том состоянии, чтобы быть сильным противником этой магии  

–Не в том состоянии? -Таркил почувствовал ярость – Мальчишка, ты думаешь, ты будешь в подходящем состоянии на поле битвы? Думаешь, когда будут умирать рядом с тобой твои люди, твои друзья, ты будешь в нормально состоянии? Или ты думаешь, что ты будешь испытывать наслаждение от того, как твоя сила вырывает кишки из вражеских солдат? Думаешь тебе будет легче от того, что они по другую сторону? Хотя возможно такой твари как ты и не понять этого  

Кассар увидел, как побледнело лицо Ааррона, он сжал рукоять клинка с такой силой, что побелели пальцы. Ри встряхнул головой, стараясь закрыться от воспоминаний наставника, он чувствовал привкус крови и пепла на своих губах. Отвернувшись, вайрам быстрым жестом вытащил клинки, опуская их острием в песок. Такой твари как ты… Ааррон глубоко вздохнул, заставляя себя открыться пению дуруков, их сила проходила сквозь него, звала, дрожала от предвкушения. Но эти люди, стоящие вокруг, они не были угрозой, не были теми, кто должен умереть от его руки. Ри почувствовал, как сила клинков отозвалась на него принимая условие. Танец, им нужен был танец, его нужно было завершить. Главное бой, а не кровь на клинках. Ааррон почувствовал удовлетворение и окинул взглядом солдат  

–Я готов.  

Ягед, замерев, наблюдал за тем, как бросаются солдаты в сторону замершего с клинками принца. Казалось, его фигура состояла из одного напряжения. Мальчик слегка обернулся, позволяя нападавшему пролететь мимо него, он резко ударил солдата клинком плашмя по голове, выбивая из боя. Ааррон наблюдал за тем, как двигаются гвардейцы, время замерло для него, ритм сердца бился слишком медленно, он с досадой наблюдал за тем, как приближаются к нему двое, атакуют наискось. Медленно. Слишком медленно. Ему нужен бой, а не пляска юнцов. Ягед сжал меч, когда принц опустился на колени проезжая по песку, его движения были слишком быстрыми, практическими смазанными. Лезвия дуруков поднялось вверх, и мужчина с ужасом понял, что мальчик сейчас перережет связки солдат. Ааррон подбросил дуруки и схватил их за клинки, лезвия разрезали ему ладони, но не почувствовал этой боли. Резкий толчок, и солдаты упали, как подкошенные от удара в связки. Таркилл шумно выдохнул, когда понял, что удар пришелся рукоятью. Но когда тагри поменял положение клинков? Этого он не смог засечь. Сжав зубы, Ааррон сделал круг на коленях, сбивая еще троих. Отчего так медленно? Он хотел боя, хотел танца. Ягед понял, что сжимает рукоять меча слишком сильно. То, что происходило на площадке, вызывало в нем ужас. Принц казался тенью, холодной, быстрой, бесшумной, жестокой. В своей жизни он ни разу не встречал человека с такой тактикой. Бой длился всего пару минут, но в то же время, казалось, он длится целую вечность. Мальчик, человека, который сейчас сносил лучших среди мечников, он называл мальчиком? Не хотел бы он попасть под его клинки. Таркил подобрался, когда из солдат остался лишь Кассар. Каждое движение мастера было пронизано напряжением, он успел увернуться от клинка тагри и нанести ему удар. Губы Арри слегка дрогнули в довольной улыбке, он мягко сделал шаг в сторону, позволяя учителю подойти ближе, одно движение и Кассар отлетел на песок. Ааррон двумя мягкими шагами приблизился к учителю. Кассар успел приподнять клинки, но мягкий взмах и лезвия замерли накрест возле его шеи. Таркил сделал шаг, намереваясь остановить вайрама. Сила вибрировала в нем, довольно пела, танец был завершен, но он мог бы станцевать еще и еще, и еще.  

–Ааррон  

Кассар увидел, как дрогнул взгляд темных глаз, и принц, словно преодолевая видимую лишь ему силу, медленно, слишком уж медленно, отнял клинки и развернулся. Ягед облизал губы, когда потная фигура мальчика обернулась к ним. Его лицо словно застыло от холода, клинки, подрагивая, чертили полосы по песку, он шел мягкой, вкрадчивой походкой. Сила, с него лилась сила боя, она пропитывала все вокруг, ятрила разум. Ягед отчетливо осознал, что пятится от страха.  

–Ааррон, хватит.  

Мальчик повернул голову на голос мага, пару мгновений он рассматривал его, затем вложил клинки в ножны. Но сила все еще была в нем, он чувствовал, как нечто иное тянется к нему, жаждет его, отчаянно пытается достучаться. Зов. Некоим образом его эмоции стали слишком бурными, и зов смог дотянуться. Ааррон сжал зубы, когда безумие коснулось его, агония, боль, они были вокруг, он весь состоял из них, был ними, он умирал. Таркилл увидел, как сила вайрама полыхнула вокруг, и в тот же миг, начал расцветать рисунок. Попытался пройти защиту тагри, но его смяло от этой мощи.  

–Ааррон, хватит, отпусти это. Ааррон, ты делаешь себе хуже. Убери силу.  

Ягед увидел, как рисунок начал расцветать на лице мальчика, переходя на шею, грудь, руки. Казалось, он жил на нем своей дивной жизнью. Ноги Ри подкосились, и он упал лицом в песок. Маг опустился рядом, жестом останавливая Кассара. Таркил положил ладонь на лоб тагри чувствуя, как того бьет дрожь. Каждая мышца в теле мальчика была напряжена до предела, он дышал часто и тяжело. Судорога прошлась по нему, вырывая хриплый вскрик.  

–Тихо, мальчик, ты должен урезонить свою силу иначе печать не уйдет. Ааррон, убери силу. Вот так, хорошо. Хорошо. Дайте воды. – мужчина обтер лицо подопечного и влил пару капель в пересохшие губы.  

Ааррон шумно выдохнул, чувствуя, как отпускает его печать, зрение смазалось, и он видел лишь размытые фигуры вокруг. Где-то на грани разума он чувствовал вину Орро за то, что пришлось с ним сделать.  

–Легче?  

–Да.  

Таркил помог принцу подняться, он был бледен, но все также холоден. С досадой вспомнил слова, которые сорвались с языка в порыве.  

–Ааррон, мои слова…  

–Ты прав. Не стоит забывать, что я тварь, наставник. – Ри безразлично взглянул на мага, отчего тот сжал губы зная, что слова задели мальчика – это облегчит нам с тобой работу, расставляя все на свои места. Прошу прощения если мои атаки были слишком сильными  

Послышались смешки, но все же напряжение, смешанное со страхом так и осталось витать среди мужчин. Мальчик снова напомнил им кто он таков на самом деле.  

–Хватит слов, тагри. Бери простые клинки, посмотрим, как ты станцуешь с ними.  

–Как скажешь, наставник.  

 

–Меня сильно пугают перемены в мальчике, сир. Его мышления слишком уж изворотливы, слишком хитры. Да и то, как он ставит себя на место императора.  

–И его сила возросла, слишком возросла, он не покоряется. Что бы мы не делали.  

–Вы хотите сказать, что не справляетесь с ним?  

–Вынужден признать это.  

Нардо задумчиво смотрел на тренировку своих людей, новости с каждым днем становились все хуже. А ведь он был против этой идеи с самого начала. Но нет же, им захотелось поиграть в игры. Молодой человек вздохнул и обернулся к сидящим мужчинам.  

– И теперь, вы ждете от меня каких-то решений?  

–Нардо, мы должны продумать, что будет дальше. Тем более, вы знаете, как мальчик начал относится к заданиям. Что, если он уже планирует захват власти.  

–А ведь я предупреждал вас с советником, не так ли, Высший? Но вы решили, что сильнее его. – наследник качнулся на пятках, чувствуя раздражение – Плети не помогли?  

–Пока нет. Страха мы не увидели.  

–Бранка, что значат твои слова – характеризует себя с императором?  

Мужчина откашлялся, сомневаясь над тем, верно ли он поступает.  

–Его тактика, способы ведения войны всегда приводят к бесконтактному бою. Безусловно это умно, но практически каждый раз он говорит от лица короля либо императора. Так словно.  

–Его власть дело времени.  

Мужчины встревоженно наблюдали за тем, как принц меряет кабинет нервными шагами. Кассар отметил, что братья похожи между собой, в движениях, иногда мимике.  

–Кассар, что ты скажешь?  

–Занятия с ним становятся все опасней. Я прекратил с ним тренировки без присутствия Таркила. Один раз, он уже чуть не убил одного из моих людей, прикрываясь магией своих мечей  

–Но ты считаешь, что он лгал?  

–Уверен, сир. Мальчик единственный за несколько сотен лет кому подвластен танец смерти. Не зависимо от того дуруки ли в его руках либо же обычный клинок. Он убийца, все в его движениях в бою кричит об этом. Мне жаль.  

–Что с твоими занятиями, Дарблейн?  

–Переменно. Он три месяца не мог выполнить плетения Саабриаля. Нам пришлось практически выбить его из него. Ааррон владеет истинной магией, меня настораживает то, как он разбирается в магии Мертвых, он чувствует себя в ней как рыба в воде. И мы ничего не можем сделать, так как у нас нет никого, кто бы смог разобраться с этим. Не могу сказать, что он не выполняет заданий, но порой это выглядит так, словно он делает нам одолжение. Я все больше убеждаюсь, что мы должны расщепить его.  

–А мы способны на это?  

–К сожалению все еще нет. Мы с ковеном делаем все возможное, но этот обряд.  

–Ясно.  

–Нардо, как бы вы не отрицали, но Ааррон привязан к вам, он относится к вам как к брату – Маркус поднялся и прошелся вдоль стены – как бы опасен он не был, но он верит вам.  

–Замечательно, меня должно убедить то, что он играет в любовь к семье и тем самым не строит никаких планов? Маркус, эти два года одаренные выскакивали как грибы после дождя. Все следы привели к тагри. Думаешь я не хочу, чтобы он был лишь моим младшим братом? Думаешь я получаю удовольствие от того, что приходится перепроверять каждый свой шаг зная, что вайрам может погубить наши жизни просто так, для забавы?  

–Нет, но  

–Хватит. Неделю назад я потерял десятерых разведчиков, один из которых был хорошим боевым магом. Одаренные сжигают земли, отравляют селения.  

–Вы были ранены.  

Наследник резко повернулся к Бранке и тот почувствовал стыд  

–Откуда ты узнал об этом.  

–Ааррон спрашивал о вашем самочувствии.  

Наследник хмуро взглянул на советника и выгнул бровь.  

–Это тебе ни о чем не говорит? Что если он создал это нападение? А то, что именно его сила провоцирует их появление уже доказано. Ты сам это видел.  

Маркус отвел взгляд, забыть бы он не смог.  

–Фабиан говорил, что бой был страшным.  

Нардо сжал зубы, вспоминая, как истошно кричали его люди от темной магии.  

–Да.  

Мужчина вздрогнули от хрипоты в голосе наследника. Принц взъерошил волосы нервным жестом и обвел присутствующим тяжелым взглядом.  

–Будьте очень осмотрительны с тагри. Высший, проследи чтобы у всех была ментальная защита от него. Доклады о том, что некоторые гвардейцы привязаны к нему подтвердились?  

–Да, Нардо. Я сделаю все в моих силах. Что будем делать с мальчиком?  

–Сделайте уроки с ним наиболее жесткими. Пусть работает над щитом. Я хочу, чтобы у него не было свободного времени, ни секунды. Даже ночью. Я обсужу с императором щиты слежения. Ты сможешь это выполнить сар?  

Дарблейн нахмурился, видно было, что маг тщательно взвешивает силы.  

–Смогу, но я смогу выставить щиты только когда тагри будет полностью вымотан. Я бы даже сказал лучше всего применить метод, который мы использовали все эти года.  

–Хорошо. Я дам тебе знать. Все свободны. Маркус, останься, у меня есть к тебе доклад.  

 

Девочка закуталась в одеяло и выглянула на шум возле дверей. Было темно, но выдавать себя она не хотела, зная, что ей запрещено сбегать с замка.  

–Может, вам стоит, все же, позвать целителя?  

–Нет – Арри прислонился к холодной стене, он был выжат, сар вытянул из него все силы на практике. – есть у нас что-то кислое, сок какой-то. Меня сейчас стошнит.  

Ягед встревоженно взглянул в покрытое сажей лицо принца, присмотревшись он увидел ожоги на его лице.  

–Сир, у вас…  

–Да, знаю. Скоро пройдет, не успел отразить атаку и меня задело. Такое же на руках, на груди все сошло уже.  

–Теперь я понимаю зачем вы берете с собой чистую одежду. Сок, говорите, сейчас принесу.  

–И прихвати себе ужин.  

Ааррон отлепился от стены и начал раздеваться, намереваясь залезть под душ, и замер, почувствовав присутствие еще кого-то в покоях. Пустил магию и шумно выдохнул.  

–Лучик, ты меня напугала. – Ааррон взмахом запалил свечи и встревожено осмотрел сестру. Девочка поежилась и слезла с кровати – ты замерзла. Давно ждешь?  

–Почему у тебя так холодно, тагри?  

–Если ты пришла грубить, Тайлин, то уходи. Я не в том настроении, чтобы молчать.  

Девочка поежилась и слегка отступила от полураздетого брата, он пугал ее, и в то же время, ее тянуло к нему, как к теплому огоньку. Тонкие бровки свелись к переносице, выдавая настороженность, брат, не обращая на нее внимание, перешел на свою магию, нагревая пространство. Подкинул дрова, стараясь скрыть силу.  

–Зачем ты притворяешься? – Тайлин подошла поближе и взглянула на подростка, тонкая ладошка выпуталась с одеяла и осторожно стерла сажу. – Тебе больно?  

Ааррон скосил на нее взгляд и улыбнулся.  

–Конечно больно, лучик. Притворяюсь чтобы ты не боялась.  

–Это глупо. Я же вижу, что ты делаешь. Ты подрался?  

–Нет. Я занимался с саром. Не все выходит сразу. Кто-нибудь знает, что ты сбежала?  

Девочка пожала плечиком и залезла в кресло. Ааррон, нахмурившись, взглянул на нее.  

–Тайлин? Что-то случилось?  

–Мне просто было одиноко. Я тоже занимаюсь с саром, но со мной такого не бывает.  

Ааррон усмехнулся.  

–Ты дочь императора, лучик. Не приравнивай себя ко мне. Я лишь тагри. Хочешь есть?  

–Сир, был только яблочный, и то, немного, если – Ягед осекся, увидев принцессу – сир?  

–Все хорошо, Ягед. Лучик, прояви уважение.  

–Доброй ночи, солдат.  

Мужчина увидел, как сердито взглянул принц на сестру.  

–Доброй ночи, ваше высочество. Принести ужин для принцессы?  

–Суп, гренки и яблочный рулет. Тайлин, научись проявлять уважение к старшим, Ягед один из лучших телохранителей короны.  

–Не нужно, сир.  

–Нет – Ри сердито взглянул на смущённую девочку – ты ничем не выше его. Твой статус не дает тебе права пренебрегать людьми. Думаешь, мама была бы рада такому поведению?  

–От куда тебе знать, что думает мама! Она ненавидит тебя так же, как и все!  

Ягед увидел, как побледнело лицо мальчика от этих слов, но он быстро скрыл боль.  

–Принеси ее высочеству ужин, Ягед. Благодарю. Тайлин, с твоего позволения я пойду в душ, можешь посмотреть библиотеку, чтобы я не смущал тебя.  

–Арри  

Девочка, закусив губу, проводила спину брата, почему она всегда не думает, что говорит? Наконец-то согревшись, она пошла вдоль рядов книг, впитывая их запах. Взобравшись на кушетку, она увидела рисунки. Боясь, что брат словит ее на подсматривании, девочка осторожно вытянула эскизы. Портреты солдат, прислуги, они словно дышали на нее с листков. Они были живыми, светящиеся усталостью и улыбками глаза, покрытые морщинами лица. Тайлин удивленно вздохнула, когда увидела Нардо, гневный взгляд, сжатые губы, каждая черточка вдыхала в него жизнь. Таким видит его Арри, всегда злым?  

–Тебе не говорили, что копаться в чужих вещах некрасиво, Тайлин? Иди поешь, ужин принесли.  

Ааррон спрятал листы в ящик стола и накинул свежую рубашку, сердился на себя за то, что слова сестры задели его. Он взглянул в окно, ночь, почему она здесь?  

–Ты идешь?  

Ри взглянул на растрепанные косы девочки, на нахмуренные бровки, и не удержавшись, улыбнулся, сделав шаг, он щелкнул ее по носу, вырвав возмущенный вскрик.  

–Почему ты его так нарисовал?  

–Как, лучик?  

–Злым?  

–Потому что тогда он, действительно, злился.  

–Но Нерри хороший.  

Ааррон улыбнулся.  

–Разве я говорю, что он плохой? Просто он часто злится, вот я и нарисовал его таким. Возьми еще рулета. Что с твоими ладошками? -он мягко взял ее за кисти рук видя ее страх – Я никому не скажу  

–Я каталась на Тутте. Он сбросил меня  

–Ты сама залезла на жеребца? – Ааррон расхохотался и быстро чмокнул ее в ладони, исцеляя царапины – не делай так. Разве тебя не обучают верховой езде?  

Девочка сердито вздернула подбородок.  

–В дамском седле! А я хочу как мужчина, так же намного удобней!  

Ааррон фыркнул и поднялся, протягивая ей ладонь.  

–Пошли, я научу тебя, но Тайлин, без меня такого не делай, ты можешь убиться.  

–Сейчас?  

–Струсила?  

Ааррон улыбнулся, когда девочка, фыркнув прошла мимо него, он успел перехватить ее ладонь прежде, чем она выйдет с покоев.  

–Думаю, не стоит чтобы тебя видели, не так ли?  

Ягед схватил мальчика за плечо.  

–Сир, это закончится плохо.  

–Как и всегда, Ягед. – Ри хмыкнул – больше или меньше, какая разница. И я же не выхожу за пределы замка? Пойдешь с нами?  

Мужчина с усмешкой наблюдал за тем, как подросток учит девочку езде верхом. Час от часу смех слетал в ночной воздух. Он проявлял столько эмоций сейчас, словно тот подросток, что был большую часть жизни и мальчик, терпеливо обучающий сестру верховой езде – это два разных человека. Принцесса была с характером, она выбрала самого строптивого коня и не побоялась оседлать его. Ее хрупкая фигурка смотрелась забавно на этом боевом жеребце. Ри перехватил поводья и вскочил в седло рядом с Тайлин.  

–Что ты делаешь, это неприлично!  

–Мы оставили с тобой правила приличия уже давно, лучик. И все же, я не посторонний мужчина, не так ли? Не бойся.  

Ягед лишь покачал головой, когда принц мягко толкнул жеребца пятками и перешел в галоп. Жеребец несся по кругу., перелетая препятствия. Пройдя несколько кругов, Ааррон остановил коня и спустил девочку назем. Ее щеки раскраснелись, а в зеленых глаза горел восторг. Тайлин нетерпеливо переминалась с ноги на ногу, но брат уже заводил жеребца в конюшню. Ри вышел и улыбнулся ее разочарованию.  

–Уже поздно лучик, мне вставать через пару часов. Да и тебе пора спать. Пошли искупаешься, ты пахнешь лошадью.  

–Когда мы продолжим?  

–Давай так, ты будешь приходить раз в неделю. Хорошо?  

–Договорились.  

Ягед закрыл окно и шторы, отрезая лунный свет, он взглянул на раздевающегося принца  

–Ваша сестра похожа на вас, сир.  

Ри застыл и медленно обернулся, взгляд темных глаз замер на мужчине, отчего он почувствовал холод.  

–Что же натолкнуло тебя на такие мысли?  

–Она склонна к таким же взбалмошным поступкам, как и вы.  

Мужчина увидел, как облегчение промелькнуло на лице принца и почувствовал удивление. Что именно ожидал услышать мальчик? Ри улыбнулся и пожал плечом.  

–Этим, мы с ней, пошли в императрицу. Спокойной ночи, Ягед.  

–Разбудить вас?  

–Да, боюсь, что я могу проспать.  

–Неудивительно, сир.  

–Ягед – Ри встретился взглядом с выходящим охранником – ни слова о том, что принцесса сама пришла сюда. Если кто будет говорить – это я ее привел.  

–Я не дурак, мой принц  

Ааррон улыбнулся и упал на спину, позволяя сну забрать себя в плен.  

 

Кряж Абоссинских хребтов хранил в себе скрытые вечным холодом плодородные земли. Они застывали среди резких ледяных ветров и постоянной мерзлости снега. Хребты растягивались на огромные лиги, не имея ни конца ни края. Покрытые белым снегом холодные скалы стояли, переживая правление за правлением своего государства. В них была сила, она спала глубоким сном, скрывая свои источники. Некогда, созданные, из-за противостояния двух разрушающих сил, хребты вытягивали искусственную магию любого мага, попадавшего к ним. Их чуждались. Боялись их вечного холода, не позволяющего выжить никому кроме особого вида волков и диких рысей. Льдины возвышались здесь гранёными монолитами, озаряясь светом каждый рассвет. Утренние лучи пронизали их, преломляясь и превращаясь в необъятную взору радугу. Но эту красоту не видел никто, кроме замерших вне времени скал.  

Среди замерзшего в жестком холоде кряжа, жила созданная человеческим трудом крепость. Две небольших башни жили глубоко внутри этих могучих скал, плавно перетекая на возвышенные площадки для мечников и магов. В них горела сильным, ярким пламенем темная сила. Благодаря особенности кряжа, она разрасталась, не боясь резонировать. Хребты непроизвольно скрывали разрушительные темные силы, во всю развивающиеся с подачи Темного. Лиррелл сделал верный расчёт, когда решил обустроить себе лабораторию и тренировочные площадки. Благодаря тому, что кряж полностью вытягивал силы магов, эти места не брали в расчёт, что открывало ему неограниченные возможности.  

Несмотря на то, что лаборатория была выбита внутри скалы, в ней, все же, сохранялось ощущение тепла. Мягкое, искусственное освещение разбивало широкий полукруг помещения на небольшие секции. Не любивший солнечный свет, Лир смог создать нужный ему угол попадания освещения для того, чтобы в любой точке комнаты было светло. Высокие потолки и косые отсеки стен с полками для ингредиентов, вытягивались вдоль одной из стен, полностью открываясь глазу. Посреди лаборатории стоял широкий каменные стол, покрытой специальной смесью тарцитов с примесью ниида. Они создавали плотный защитный слой, не позволяющий разным смесям проникать в камень. Благодаря тому, что все подручные средства находились вокруг рабочей поверхности, маг в любой момент мог вытянуть нужное ему. Высокая фигура мужчины внимательно наблюдала за тем, как ведет себя паросток фруктового дерева. Совсем зеленый, он распускал свои листочки, словно тянулся к так нужному ему свету. Легкая улыбка пробежала по губам мужчины, когда листья резко вытянулись вверх за его ладонью. Хорошо. Очень хорошо. Придет время, и он ускорит изменения среди флоры. Пока что, из тысячи видов приняло и изменилось лишь десять. Но и это был большой прогресс, в первое время строение растений отторгало его магию. Сейчас, этот росток персикового дерева был наделен своим разумом.  

–Эйдо, парник открыт?  

–Да, сар. Сегодня поменяли температуру и угол света, как вы сказали  

–Хорошо. Вот отнеси его. Проследи чтобы другие ростки не тянулись к нему. Это важно. Где Киан?  

–На площадках. Позвать, сар?  

Лир покачал головой и махнул рукой, отпуская юношу. Ввести изменения оказалось не так легко. Одно событие цепляло по цепочке за собой остальные. Изменить структуру воды ему удалось, но сделать так, чтобы организмы, живущие в ней, не вымерли, было довольно сложной задачей. Пока что, проводя эксперименты в портах Тауроны, он смог найти компромисс и отсеять те виды, которые принимали изменённую структуру. Но этого было мало. Мужчина выключил свет, оставляя ряд ярких ламп над стоящим в дальнем углу аквариуме. Осторожно подцепил пару капель и растянул формулу. Она была не до конца цельной, так, словно граненые углы молекул не до конца контактировали с друг другом. Лир осторожно пустил свою силу, слегка подправляя грани. Дрожь прошлась по его рукам, когда молекулы соединились, и он, не удержав силу трансформации, отпустил капли в аквариум. Пару мгновений ничего не происходило, затем тугое свечение прошло по воде, и мужчина, затаив дыхание, наблюдал за тем, как начинает меняться структура, вбирая в себя частицы хаоса, так, словно он изначально был частью ее.  

Лиррелл шумно выдохнул и расхохотался. Два года. Ему понадобилось два года бессонных ночей, обожжённых нитей для того, чтобы наконец-то найти верное решение. Замечательно, теперь остается понаблюдать как изменения поведут себя на землях Марче. Нужно будет связаться с ним и обсудить какую часть он может отцепить себе. Как бы он не взял их земли себе под контроль, но все же нужно проявлять к ним уважение, создавая видимость выбора.  

Лиррелл налил себе вина и довольно вытянулся на кушетке. Теперь можно продолжить дальше изучать грани. Пока что, ему удалось почувствовать лишь грань времени и пространства. Он полностью научился работать с ней. Но остальные грани, они были недоступны для его понимания и это приводило его в ярость. Ему стоило преобразовать свою силу так, чтобы она стала Истинной темной, чтобы она стала Хаосом. Только тогда некоторые грани и мембраны будут в его расположении. Сейчас, ему нужно было понять как освоить грань душ. Это единственная грань, которая позволяла найти точки соприкосновения мира с ФраЭнами. Еще будучи ребенком, он нашел книгу о том, как некогда Вайрамы привели с собой существ, похожих на людей капля к капле и в тот же час имеющих темную разрушительную силу. Они были созданы в их мире для удерживания некого баланса. Но этот мир не мог их принять, разрушаясь от их силы. Поэтому вайрамы перевели их за Грань Душ, создав еще один мир, существующий соприкасаемо с этим. А ему нужна была сила этих существ. Это именно то, что ему так не хватает, и то, что этот Мир не сможет ему дать.  

 

Архивариус потер тянущие пальцы и прислонился к тяжелой колонне. Мальчик сидел посреди читального зала, книги были разложены вокруг него, словно стены. Вихрастая голова склонена над талмудами. Старик вздохнул, императорская семья четко дала указания насчет его приходов сюда, но отчего его сердце твердило, что этот мальчик лишь отверженный ребенок?  

–Что вы здесь делаете, мой принц?  

Ааррон устало потер глаза и взглянул на мужчину, ласковая улыбка осветила его лицо  

–Танири, извини за бардак. Я как буду уходить все расставлю по местам  

–Я уже предупреждал, что вам нельзя быть в этой части архивов  

–Это лишь книги о кровной магии и удерживанию щитов Вергеля. Здесь лучше читается.  

Старик покачал головой, и подвинув стул сел напротив него. Мальчик не врал, но будет ли рад наследник тому, что он изучает его магию?  

–И зачем вам кровная магия?  

–Я часто встречаю ее плетения в других видах. Кровная магия может исцелять, не только тела, Танири, но и души. Но она же может причинять муки. Странно верно? Как пример, только кровная магия моей семьи может навредить мне, а вот сила других кровных магов для меня несущественна. Но разве это правильно, что моя же семья может вредить мне?  

–Даже не знаю, мой принц. Я никогда не размышлял на эту тему. Вы ищите пути как избежать ее силы?  

Ри пожал плечами и подпер щеку рукой  

–Просто пытаюсь понять. Не обращай внимание. У тебя еще есть горячий шоколад, что ты давал мне раньше?  

Мужчина задумчиво взглянул на ссадины на пальцах  

–Вы подрались?  

Ааррон растеряно взглянул на свои руки и усмехнулся  

–Нет, неудачное падение на учениях. -взгляд темных глаз замер на старике, видел, что архивариус сомневается в том, имеет ли он право быть здесь, в том, кто он есть на самом деле. Все сомневаются, все учителя, иногда даже он сам сомневается в том, не чудовище ли он. Захлопнул книгу, понимая, что придется вернуться в замок.  

–У меня еще есть немного сладких трюфелей. Будете?  

Танири кивнул, увидев, как загораются темные глаза мальчика. Ребенок, он еще такой ребенок. Или убийца. Как понять кто вайрам на самом деле? Но его знания говорили о том, что люди сами плетут себе судьбы. Но в этой истории судьба мальчика предопределена. Его изначально отвергли, не дав шанса. Ни единого. Танири улыбнулся, когда принц довольно закрыл глаза, попробовав напиток. Он выглядел уставшим. Слишком уставшим для его возраста. И он снова вытянулся.  

–Вы скоро будете таким же высоким, как и наследник  

–Я буду выше – Ааррон широко улыбнулся – должен же я как-то бороться с упертостью Нардо.  

–И кто бы говорил мой принц?  

Старик рассмеялся вместе с мальчиком  

–Этим мы все в императрицу. Даже Тайлин такая же. Где ты берешь шоколад?  

–Моя жена его варит, она сама с востока.  

–Передай ей, что у нее золотые руки. Правда  

–Благодарю. Ей будет приятно.  

Ааррон, из-под ресниц, наблюдал за эмоциями мужчины, видел, как переплетены в нем привязанность к нему и страх, как становится ему неловко с каждой минутой, проведенной с ним. Устал от того, что все вокруг боялись и ненавидели его.  

–Спасибо, Танири. Не буду забирать твое время.  

–Я разложу сам, не стоит  

Ааррон внимательно взглянул на старика и с удивлением почувствовал боль. Был сложный день, острые слова Нардо, нетерпимость Высшего. Здесь он мог побыть тем, кого примут. Мог. Раньше.  

–Мирной ночи, Танири. У тебя не будет проблем из-за того, что  

–Разве вас это волновало, когда вы сюда пришли?  

Ааррон сморгнул, словно его ударили  

–Ты прав. Не волнуйся, я сам скажу наследнику.  

Ночь была холодной, ветер проникал под тонкую рубашку, заставляя его ежится, проветривал горячую голову. Понял, что уже в третий раз проходит картину, он боялся. Это вызвало в нем удивление. Таркилл был бы рад, узнав это. Они так старались чтобы он боялся плетей, чтобы он почувствовал, что какой бы ни была его сила, они все же сильнее. Это им удалось. Хмыкнув, подросток прошел порталом в покои брата. Комната встретила его тишиной. Не сдержавшись, он прошелся по комнате, заглядывая в книги. Взгляд наткнулся на раскрытые письма, присмотревшись, притянул походной дневник к себе. Было стыдно делать это, но эта комната была пропитана миром брата, а ему так не хватало его. Формулы, зарисовки карт местности. Арри улыбнулся, даже почерк Нардо был напористым, буквы закруглялись к верху и слегка топорщились, так, словно пытались доказать кому-то, что они ничем не уступают своему хозяину. «Тагри становится все больше опасней. Нужно принять меры, как можно быстрее и как можно жестче. Что задумало это существо? » Ааррон резко оттолкнул от себя страницы и резко поднялся, сердце билось, слишком быстро, причиняя боль. Почувствовал, как злые слезы застилают глаза и быстро вытер их рукавом. Справившись с эмоциями, он вырвал листок и быстро написал записку. Не стоило оставаться здесь, тем более в его покоях.  

–Сир, вы вернулись?  

Ягед встревожено взглянул в каменное лицо мальчика, что-то случилось, он уже научился понимать его.  

–Меня искали?  

–Нет. Вы голодны?  

–А ты уже ужинал? – Ааррон устало прислонился к камину и махнул рукой – тогда бери себе ужин и прихвати что-то и мне.  

Закрыл лицо руками, вот кто он для него, существо. Почему ему каждый раз так больно, разве не пора привыкнуть? Телохранитель толкнул дверь ногой и начал расставлять тарелки, запах сыра и бульона заполнил комнату. Взглянул на сидящего с опущенной головой принца, мальчик был подавлен. Не удивительно, после такого дня.  

–Необычная игрушка  

Губы подростка дрогнули, и он покрутил деревянную статуэтку жеребца  

–Ручная работа.  

–Можно? -Ягед смутился – никогда таких не видел  

–И не увидишь. Это Нардо сделал, давно.  

Ягед увидел, как на миг маска дрогнула, и боль пролетела на лице мальчика. Смутившись, что увидел нечто личное, мужчина отдал статуэтку и придвинул стол с едой  

–Давайте поедим пока не остыло. Запомните, сир, где бы вы ни были, и что бы с вами не происходило, вы должны хорошо есть. Это поможет вам встать на ноги, если вы упали  

Ааррон хмыкнул  

–Ты философ, Ягед.  

–С вами приходится. Вас сильно задело сегодня. Все сошло?  

–Пару ребер еще сломаны, но до утра срастутся. Ты был похож на призрака, когда меня откинуло  

Мужчина покачал головой, отламывая кусок ветчины и протягивая бутерброд мальчику  

–Не знаю о чем думает ваш наставник, но ссаррна, я думал вас убило  

–Это так мило. Видишь слеза прокатилась  

Ягед улыбнулся на шпильку, вызывая ответную улыбку подростка. Мальчик вытер руки и прошел к камину. Мысли роились в голове, ему не давали времени на то, чтобы полностью слиться с миром, он так уставал что не помнил, когда последний раз чувствовал мир как самого себя. Учителя относились к нему с настороженностью, даже Бранка, этот ворчливый старик начал искать подвох в каждом брошенном слове. В таком мире живет Нардо? Продумывает каждый свой жест, взгляд, подбирает слова. Но разве это правильно? Чувствовал себя зверем которого пытались загнать на охоте. А возможно так и было. Существо. Губы дрогнули в болезненной гримасе. Ссаррна, как мог брат так думать о нем? Что он ему сделал? Неужели он забыл, как приносил ему по ночам виноград, когда кошмары донимали его? Звон тарелок отвлек его, заставляя обернуться. Мужчина собирал посуду, убирая за собой  

–Ложитесь спать, Ааррон. У вас был тяжелый день. Не стоит думать на ночь. С утра гляди по-лучше будет  

 

Маркус с улыбкой наблюдал за тем, как молодые люди фехтуют, их движения были импульсивными, порой жесткими, и все же, они, то и дело, перекидывались колкими шутками, вызывая смешки у солдат. Его сын проскользнул под рукой наследника и ловким ударом сбил его назем. Мужчина улыбнулся, видя, как сверкают глаза сына. Он был его гордостью, его жизнью. Нардо сплюнул и резко дернул друга увлекая в песок. Послышался дружный хохот, когда молодые люди начали соперничать уже в рукопашную, катаясь по земле. Нардо фыркнул и сбросил друга с себя, перекатившись он поднялся подавая ему ладонь  

–Ну Фаби, в этот раз ничья  

Юноша покачал головой, но принял помощь  

–Ну не скажи, еще увидим чья возьмет до конца этого месяца. Отец?  

–Маркус, давно ждешь  

Советник улыбнулся  

–Достаточно. Хотел поговорить о некоторых изменениях  

Нардо, нахмурившись, наскоро ополоснулся и накинул рубашку, на ходу забирая доклады. Одаренные стали терять свои силы, ровно в то время как они нагружали вайрама. Ссаррна, подозрения подтверждались, а ведь он в глубине души надеялся на то, что тагри не при чем. Взяв себя в руки, мужчина продолжил читать. Плетения, которые использовал вайрам были слишком изворотливые, он практически не использовал формулы, которые ему давал высший и Тракил. Он изворачивался каждый раз используя свою.  

–Насчет охраны Ардиньи подозрения тоже подтвердились?  

–Боюсь, что да. Солдаты пусть и опасаются тагри, но они преданы ему. Также подтвердились сведения, что селяне на его территориях полностью поддерживают его. Его магия дает им очень многое. Он влиял на умы людей, своих наставников. Как далеко он зашел, что именно они открыли для него, прекратив ограничивать его?  

–Нардо?  

–Извини, задумался. Фаби, собери дурук хатим, ты знаешь что нужно им поставить  

–Да. Я пришлю доклад  

Нардо махнул рукой, взгляд выхватил четкие цифры нападений, почувствовал ярость. Отец был прав, они должны от него избавится как можно скорее. Эта тварь может лишь манипулировать и наслаждаться болью других. Заставил себя глубоко вздохнуть, вспомнил как нашел записку в своих покоях. Что тагри делал там, что именно он искал, какую информацию он смог извлечь из документов в его покоях? Как часто он являлся туда никем не замеченный? Нардо сел и вытащил толстый конверт.  

–Здесь вся доступная информация о действиях одаренных, об их проявлениях, о том, как именно они атакуют. Изучи это с ковеном, пусть они рассмотрят все варианты. Если вам нужен будет Ааррон, чтобы изучить его силу, дай знать. Уверен, отец одобрит это решение. Маркус, мне придется уехать с визитом в дальние земли. Их маги обещали нам поддержку, это то, что мы можем добиться в данный момент.  

–Ее величество приложила много усилий для этой сделки.  

–Да, мы пошли на большие уступки, больше двух лет мы сотрудничали с ними. Надеюсь, это заключительный этап. Проследи за тагри, Маркус. Тайлин, я волнуюсь за нее, девочка слишком привязана к нему.  

–Вы хотите сказать  

–Магическая привязка, да, я думал над этим. Но это лишь мысли, пока подтверждения я не увидел. Надеюсь и не увижу, иначе моя сестра потеряет свой разум в лапах вайрама.  

 

Ларана закуталась в плед и подошла к сидящей спиной к ней подростку, он даже не повернул головы на ее приближение. Его спина была напряжена, так, словно он что-то удерживал на расстоянии.  

–Выпей, и ты весь промок.  

Ааррон слегка развернулся, и девочка лишь покачала головой, увидев покрытую чешуей кожу на лице.  

–Ааррон, вернись.  

Принц отвернулся и все также уставился в стену дождя, по лицу стекали капли, оттеняя напряжение на лице, стиснутые губы, складку меж бровей. Грянул гром, и ливень усилился. Девочка вздохнула и прикрыла мальчика частью пледа. Ааррон пришел в себя спустя время, он чувствовал, как ладошка Лараны гладит его спину.  

–Ты дрожишь, замерзла?  

–Я звала тебя, а ты  

–Я был занят. – Ааррон взглянул на дрожащую девочку и поджал губы, он провел ладонью и девочку окутал теплый воздух, согревая и высушивая одежду. – Пойдем.  

Ааррон спрыгнул на пол и увлек подругу в портал, Ларана вцепилась в ладонь, когда они ступили во двор.  

–Зачем ты так делаешь – она, зашипев шлепнула его.  

Принц дернулся, но промолчал.  

–Прости, я, я не знала.  

Взгляд темных глаз смешливо пробежался по виноватому выражению, и он слегка улыбнулся  

–Все в порядке. Завтра приедут с императорского дворца. И – он обернулся и резко вскинул руку, вырывая из темноты девочку, – Принцесса? – Ааррон быстро оглядел измятое платье сестры, растрепанные волосы, дрожащие губы, и гнев вспыхнул глубоко в груди – Лучик, что случилось?  

Тайлин, дрожа, не решалась подойти к нему, принц сжал зубы, и мягко подошел к девочке, скинув рубашку, он накинул ее на сестру и взяв за руку повел на кухню.  

–Ларана, пусть принесут горячий бульон, и пирожки. – он слегка сжал ладонь девочки, извиняясь за приказ.  

–Я мигом.  

Тайлин послушно шагала за братом, казалось, что она ничего не видит кроме его уверенной руки. Ааррон молча вел сестру по коридорам уверенным шагом, сворачивая в закрытую часть замка. Проведя рукой по стене, он вошел в библиотеку, и ма-гия, словно отзываясь на его приход, согрела их ласковыми лучами. Ааррон вздохнул, и атмосфера в помещении стала мягче, вечерней. Он придвинул кресло, усадил в него девочку, развернулся и растворился в пространстве. Прежде, чем Тайлин успела испугаться, подросток вернулся с миской бульона и тарелкой пирожков.  

–Поешь, потом все расскажешь. Сейчас все хорошо, не бойся.  

Девочка, словно во сне, начала кушать, по мере того как она согревалась, ее все больше начала бить дрожь.  

–Тайлин?  

Зеленые глаза замерли на спокойном лице брата, она растеряно взглянула на него, потом обернулась стараясь понять, где они.  

–Тайлин, это библиотека. Всего лишь библиотека.  

–Она поет.  

Ааррон вздрогнул, и взглянул на сестру истинным зрением. Сердце сделало скачок, когда он увидел, как нити магии тянуться к ней признавая ее. Древняя кровь, в не тоже есть немного этой магии. Ужас пронзил его, когда он понял, что с ней могут сделать тоже что и с ним.  

–Лучик, послушай меня. Ты просто устала. Что случилось?  

Девочка поджала ноги и разрыдалась, Ааррон ласково присел рядом и взял ее ладошки в свои ладони. Волна успокоения накрыла девочку, и она начала успокаиваться под его магией.  

–Он, он, я боюсь его, не, не знаю, просто…  

Ааррон ласково откинул локон с лица сестры.  

–Позволь мне посмотреть?  

Тайлин пару мгновений смотрела в темные глаза брата, потом неуверенно кивнула. Тонка нить потянулась к разуму девочки, словно ветерок, он шел за ее беспокойством, страхом, стараясь видеть только его, слышать только его  

“Лиррел скинул покрытую тиной одежду и стер капли крови с лица, спина застыла, когда он почувствовал присутствие сестры. На миг его черты дрогнули, заставив девочку вжаться в стену  

–Подсматривать не хорошо, малышка”  

Ааррон резко встал и сжал зубы так, что прикусил себе щеку. Его била дрожь. Он давно знал, что его брат странный, и это двоение. Откуда у лишенного силы человека такое раздвоение? Он где-то видел такое. Но где?  

–Арри?  

Принц вздрогнул и мгновенно успокоился, он обернулся и ласково улыбнулся сестре, ее глаза были широко открыты  

–Я испугал тебя?  

–Твоя спина.  

Лицо мальчика застыло на миг, но через мгновение он пожал плечом.  

–Это часть моего обучения, лучик. Извини, что ты это увидела. Не подумал, что тебе будет неприятно.  

Девочка нахмурилась и, прежде, чем принц успел понять, что она собирается сделать, ладошка легла на бок и горячая волна окатила Арри.  

–Кровная магия? Это сделал папа?  

Ааррон выдохнул, когда боль ушла, он благодарно сжал ладошку сестры  

–Я сам виноват, Тайлин. Лиррелл тебя никогда не навредит, не бойся его, хорошо?  

–Он чудовище.  

Ааррон вздохнул и ласково провел по косам принцессы  

–Тайлин, ты же понимаешь, что тебе нельзя здесь быть? – Ааррон устало улыбнулся, когда сестра сердито поджала губы – Завтра сюда прибудет император, тебе нужно уйти до того, как они придут. Иначе у меня будут серьезные неприятности.  

–А мне что до твоих неприятностей, тагри?  

Ааррон сморгнул, не ожидавший удара, он отступил от сестры и слегка склонил голову в бок.  

–Я проведу вас в покои, принцесса. Уже поздно.  

Тайлин помолчала, но не сдвинулась с места, неуверенно коснулась локтя брата  

–Прости. Я не хотела обидеть тебя  

Ааррон скосил на нее взгляд темных глаз и печально улыбнулся  

–Я тот, кто я есть, лучик. Все в порядке. Ты все еще ходишь сквозь зеркала?  

Тайлин отвела взгляд, и мальчик откровенно хмыкнул  

–Смотри чтобы не прознали об этом, это магия таких чудовищ, как я. Приличным леди она недоступна.  

–Но  

Ааррон прекратил смеяться и прямо взглянул в зеленые глаза сестры, когда он заговорил, его голос был тих, отчего еще более страшен  

–Ты же не маленькая, Тайлин. Ты знаешь кто я, что я. Моя магия запретна, за нее сжигают. Ты же не хочешь, чтобы тебя ненавидели и презирали как меня? Думаю нет. Держи это при себе. В том что ты умеешь нет угрозы, но ты уверена, что они это поймут? Я бы не был.  

–Я не презираю тебя, Арри  

Ааррон иронично выгнул бровь и взял ее за руку позволяя ей же самой почувствовать свои эмоции. Щеки девочки вспыхнули, когда она ясно ощутила, страх, толику отвращения, неприятие, и легкое покалывания привязанности. Принц отпустил ее и мягко улыбнулся  

–Это ничего, лучик. Ничего. Нам свойственно бояться того, что мы не понимаем. Побудешь здесь или приготовить тебе покои?  

–Отведи меня домой.  

Ааррон взял ее за руку и шагнул в портал, они споткнулись о кушетку и едва не упали.  

–Ваше высочество, вы в порядке?  

–Да, – девочка сердито взглянула в сторону двери и закатила глаза, отчего мальчик едва не фыркнул – Я просто захотела пить.  

–Хорошо, принцесса  

Ааррон улыбнулся, быстро чмокнул ее в макушку и прежде, чем девочка смогла возмутиться такой фамильярностью, ушел  

Его вырвали с глубокого сна, грубо вылив холодной воды. Застонав, Ааррон приоткрыл глаз и увидел шагающего по комнате наставника, скосил взгляд в окно и застонал громче. Ночь. Какого фьёра его будить ночью?  

–Вставай, скоро прибудет император.  

–Ссаррна, маг, три часа ночи. У меня был еще час до занятия с гвардейцами. Чтоб тебя  

–Ты хоть понимаешь, что сегодня за день?  

Ааррон взъерошил волосы и встал с кровати, спать хотелось безумно, еще и зов привносил кошмары в его сны. Сегодня он горел, был тысячью душ погибающими в пожаре. Где это, в империи ли вообще? Какая часть мира?  

–ты вообще меня слышишь, тагри?  

–Да. Дай мне привести себя в порядок, маг  

–Почему твоя спина зажила?  

–Не твое дело  

Таркил в два шага преодолел расстояние и отшвырнул принца к стене, раздражение вперемешку с гневом практически лилось из него  

–Не смей так говорить со мной, тагри  

Ааррон молча смотрел на него, легкая усмешка слегка тронула уголки губ, и принц рывком высвободился.  

–Решил вернуться к манере отвращения ко мне, маг? Как это любезно с твоей стороны.  

Таркилл стоял тяжело дыша, гнев все еще жег его, он наблюдал за тем, как высокая для его возраста фигура принца купается, за тем как перекатываются мышцы на спине под изуродованной плетью кожей. Мальчик накинул на себя рубашку и обернулся  

–Извини  

Ааррон, проигнорировав, наставника вышел из покоев и пошел на площадку, взяв мечи он мягко взвесил их и начал разминаться. Его движения были размеренными, мягкими, легкими, постепенно он ускорялся и Тарркил удивленно отметил как меняется его лицо, как обостряются скулы, становятся холодными словно лед глаза, его тело было телом убийцы, стремительным, быстрым, несущим за собой смерть  

–Мальчик  

Ааррон замер на полуобороте и опустил клинки, он выжидательно смотрел на мага  

–Извини, я был груб. Сегодня император намерен проверить на что ты способен, не зря ли дали тебе шанс  

–С людьми ничего не случится -Ааррон безразлично взглянул на наставника, и, видя, что он не понял его, вздохнул – Ты что думаешь император прикажет только меня атаковать? Я щит империи. Я обязан положить жизнь на то, чтобы оградить земли от чужой магии.  

–Думаете, ваш отец прикажет испытывать вас с помощью атаки на солдат?  

–Уверен. -Ааррон склонил голову и взглянул на идущего ему навстречу Кассара – за людей не волнуйся  

–Я волнуюсь за тебя, болван  

Ааррон улыбнулся уголками губ  

–Я услышал тебя, наставник. Неужели ты думаешь я не усвоил уроки?  

–Нет просто  

–Я демон, Тарркил. Советую не забывать об этом, императору не понравиться твоя привязанность.  

–Я услышал вас, сир  

Ааррон приветственно махнул рукой капитану, судя по выражению на его лице, приезд императора тревожил и его. Надо же как они не верят в его силы.  

–Может вы бы отдохнули до приезда императора? Вчера мы с вами занимались до ночи. Вы хоть спали?  

Ааррон пожал плечами и оперся о меч, земля была полна влаги после дождя, он впитывал в себя ее силу, ее покой, чувствовал каждую капельку влаги, ее путь, как они устремляются все глубже и дальше, несся за собой насыщенную живительную силу. Эта влага устремлялась, отдавая саму себя, свое существование, превращалась в плодородный чернозем, становилась силой травы, деревьев. Кассар переглянулся с магом, принц стоял, закрыв глаза словно статуя, казалось, он был где-то вне времени, за пределами, замка, империи.  

–Ааррон! Ааррон очнись!  

Принц вздрогнул и медленно, словно выходя из трясины, взглянул на бледного мага.  

–Что?  

–Мы звали тебя больше четверти часа! Что с тобой?  

Взгляд темных глаз слегка потемнел, потом принц поднял меч и закинул его на плечо, легкая улыбка пробежалась по губам.  

–Ничего чтобы стоило твоего волнения. Я просто задумался.  

–Я похож на глупца, мальчик?  

Ааррон хмыкнул.  

–Нет наставник. Но это моя магия. Иногда она как река, стоит в нее окунуться и она уносит так далеко что ты забываешь обо всем.  

–Не понимаю.  

Мальчик взглянул на наставника и провел рукой по его камзолу.  

–Ранее, до, того, как меня ограничили, я мог бы тебе сказать кто создал эту ткань, кто ткал эти нити, как нити образовались. Как давно это было. кто брал их в руки, какой запах был у этих рук. – Ааррон встретился с широко открытыми глазами мужчины и мягко улыбнулся – Я вайрам наставник. Я уже говорил, что вижу больше, глубже чем люди. Иногда я чувствую радость людей, иногда их агонию, их горе, ярость боль. Оно все во мне. То тише, то глуше. – принц слегка встряхнул головой и криво улыбнулся – что-то существо во мне разговорилось. Позавтракаем, господа?  

Электричество в воздухе практически искрилось, высокая фигура принца уверенно стояла на месте и отбивала удары гвардейцев. Казалось, он намертво прирос к земле, его лицо было совершенно спокойным. Так, словно он не вел бой. Так, словно высший маг не атаковал его и людей. Словно это не отнимало у него неимоверных усилий. Император взглянул на Дарблейна и он слегка кивнул. На миг лицо Ааррона исказилось от гнева и он, вполоборота выбив оружие противника, пустил нити в сторону магии высшего. Дарблейн слегка сжал губы, но сила принца остановила заклятия по отношению к сыну конюха. Мелькнули красные зрачки, и магия вайрама расщепила формулу. Дарблейн пошатнулся. Ааррон раздраженно крутанулся на месте и прекратил бой. Он шел стремительно, каждая черта его лица выражала ярость. Таркил словил себя на мысли что он любуется ним, высокий, почти с рост Истабьена, уже широкие плечи, весь в черном, отчего еще больше подчеркивалась белизна кожи, с тонкими, выточенными чертами лица он был страшен и прекрасен в своем гневе. Это был уже не мальчик, это был мужчина. Здесь и сейчас. В этот миг он знал на что он идет, что он собирается сделать, что ему это будет стоить.  

–Что это было, сар? -голос Ааррон практически вибрировал от гнева, в темных глаза полыхал красный огонь. Краем сознания он чувствовал, как его кровь пытается заглушить гнев.  

–Я лишь испытывал вашу реакцию и умения отбивать атаку, которую вы совсем не ждете. Прошу не отвлекайтесь.  

Принц дернул плечом, но не отвел взгляда от лица мага, он почувствовал, как его щит дрогнул от удара магии императора, но устоял, лишь слегка подрагивал, издавая тонкие вибрации. Кассар сглотнул и перевел взгляд на своих людей, больше трех часов продолжалась проверка принца, его спина была мокрой от боя, но ничто не выдавало усталости, устал ли он, сколько сил занимала у него концентрация боя и удержание щита? Дарблейн слегка усмехнулся и Арри почувствовал тонкий зуд, ментальная атака, он почувствовал оскому, но лишь воздвиг стены выше, выставил зеркала. Меч просвистел так стремительно возле тагри, что на миг, Таркилу показалось, что готовится еще одно покушение. Ааррон выкинул дуруки и то, что произошло потом, заставило затаить дыхание и Истабьена и всех присутствующих. Движения Ааррона были настолько плавны и быстры что, казалось, он лишь танцует, он вихрем пронесся по площадке сметая на ходу как магию высшего мага, как и атаку стражников. Он был воздухом, он был временем, мечи вели его, пели, призывали окрасить их кровью, насытить их. Их магия переплеталась с магией крови вайрама, трепетала от гаммы чувств, находила ярость, боль, усиливала ее, призывала к бою насмерть. Признавала лишь ее. Истабьен, поднявшись, неотрывно смотрел за стремительной фигурой сына. В какой-то миг, всего лишь миг, он вспомнил, что этот высокий мальчик его сын, его кровь, его. Ааррон споткнулся и вскинул взгляд на отца, на один четкий миг волна тепла укрыла его, насытила его, переполнила, дала воздух в кровь и легкие и также резко ушла сменившись отвращением и безразличием отца. Принимая отвращений императора Ааррон, осознал, что все это время он жил в тёмном лишённом колодце чувств, что все. что он ощущал, было лишь толщей воды. На один лишь миг солдаты и маги увидели, как ярко отразилась боль на лице принца, окатила их с головой и пропала в омуте так уже знакомого всем спокойствия. Принц отвел взгляд и выбил меч из рук Кассара, пару мгновений он тяжело смотрел в очи учителя, кровь стучала в ушах, требуя большего. Он жаждал боли, хотел чтобы все они знали то, что знает он, что бы чувствовали агонию мира, умирали вместе с ним, что…  

–Мальчик…  

От этого тихо произнесенного слова Ааррон вздрогнул, и взгляд черных глаз стал прежним. Он глубоко вздохнул и обернулся к императору. Медленно приклонив колени, принц вскинул взгляд в его сторону.  

–Для меня честь служить вам, мой император. Вам и империи.  

Истабьен молчал, все еще чувствуя отголоски чувств к тагри. Это причинило боль. Он похоронил сына, много лет назад. Был уверен, что ничего кроме ненависти не испытывает, но все это это время тварь носила тело его мальчика. Его…  

–Таркил, ты хорошо его дрессируешь. Думаю, через пару лет он сможет доказать свою преданность. Ты, встань.  

Ааррон поднялся, все еще несмотря на отца, он чувствовал его боль, ненависть, ярость. Император жаждал его крови.  

–Моя дочь вчера была здесь. Как ты посмел прикоснуться к ней  

Ааррон сжал руки за спиной и слегка скосил взгляд в сторону Ягеда, мужчина виновато потупился.  

–Прошу простить меня, мой…  

–Простить? -голос императора вибрировал от ярости – тебя, тагри?  

Ааррон вскинул голову и прежде, чем он что-либо сказал, Кассар понял, что мальчик надерзит, и закрыл глаза стараясь, подавить вздох.  

–Ты хочешь отыграться. К чему искать причины. Сделай это. Ты ведь император.  

Истабьен широким шагом подошел к сыну и уставился в полные насмешки глаза. Он сжал кулак, стараясь сдержать себя, губы мальчика дрогнули в кривой улыбке и это стало последней каплей. Рык сорвался с уст Истабьена, и он резко наотмашь ударил, снося мальчика назем. Ааррон даже не пытался защититься, он лишь сдерживал рвущуюся из себя ярость.  

–Мой император, прошу. – Дарблейн сделал пасс и оградил принца от магии крови, мальчик тяжело дышал, но не произнес ни звука. Он медленно поднялся и прямо взглянул в глаза Истабьена, на лице начинал проявляться рисунок, что вырвало вздох с уст высшего – Истабьен. Хватит.  

Гвардейцы стояли, напряженно ожидая развязки, они были готовы вступиться за принца, но это было бы предательство короне, но мальчик, он. Лицо Ааррона стремительно теряло краски, он сцепил зубы, но упорно молчал.  

–Мой король, прошу.  

Истабьен, сквозь силу своей ярости, взглянул на Дарблейна, серые глаза мага источали тревогу, мужчина резко развернулся и отпустил сына. Легкий вздох сорвался с губ тагри, когда боль отпустила его. Император накинул капюшон на голову и взглянул на Тарркила.  

–Его подготовка меня устраивает. Но воспитание, займись им, маг.  

–Да, мой император.  

Ааррон дождался пока отец растворится в портале и позволил себе упасть на землю, сердце билось где-то под ребрами, словно разрывая его, жидкий огонь тек по венам, отвечая на призыв печати. Орро запускал свои коготки, не имея возможности ослушаться приказа создавшей его души. Чьи-то голоса кружили над ним, что-то говорили.  

Дарблейн присел и провел рукой по щеке принца.  

–Терпите, сир, всего пару минут. Сейчас, сейчас.  

Ааррон моргнул и понял, что на него смотрят с тревогой глаза высшего, он облизал губы и попытался сесть, но его пошатнуло.  

–Тихо, ваш отец погорячился, но и вы тоже, что вы вечно дерзите.  

Ааррон медленно поднялся, и слегка улыбнулся.  

–Гены, сар, это лишь гены.  

Дарблейн пару мгновений смотрел на отряхивающегося мальчика потом расхохотался.  

–А вы правы, сир. Ваш отец был еще тот – маг осекся и серьезно взглянул на принца, потом сжал его плечо – Отдохните, Ааррон. И я жду вас на занятия на следующей неделе.  

 

Архивариус перенес стос книг и критически окинул архивы. Пора бы уже привести курсантов чтобы они навели здесь порядок. Да и помощник ему бы не помешал, возраст даёт свое, все тяжелей и тяжелей ему становится держать архивы в порядке.  

–Танири, можешь показать, где фолианты о древнем народе?  

–Сир? Дайте мне минуту  

Нардо присел на стол и наблюдал за тем, как старик перелистывает журнал, принц взглянул на длинные ряды книг и, присмотревшись, заметил знакомую фигуру брата  

–Что здесь делает тагри, Танири?  

Старик обернулся и проследил за выражением лица мужчины  

–Ваш брат приходит сюда периодически, он помогает мне справляться. Иногда читает  

–И что же он читает?  

Архивариус мысленно вздохнул, стараясь не навредить мальчику  

–В основном те книги, что требуют от него наставники, история одна из его любимых направлений, военное дело, поэзия  

–Поэзия?  

Старик слегка улыбнулся  

–Ваш брат очень тонко чувствует искусство.  

Нардо покрутил книгу и направился к склонённому над книгой тагри, его лицо было сосредоточенным, брови нахмурены, мальчик даже не заметил приближения наследника. Мужчина присел и пробежался по строкам, “Жизнь и творения Арида сан Маэра”. Надо же, неожиданный выбор для демона  

–Кто тебе разрешал покидать пределы замка и являться в хранилище императора?  

Ааррон вздрогнул и пару мгновений смотрел на сидящего на против мужчину, мальчику понадобилось пару минут, чтобы прийти в себя.  

–Нардо, привет.  

–Наследник, ты хотел сказать. Ответь на вопрос  

Ааррон слегка нахмурился, потом откинулся на стуле и с любопытством взглянул на брата, на его походный костюм, на уставшее лицо  

–Я не знал, что должен получать разрешение, чтобы попасть в семейный архив  

–С каких пор ты принадлежишь к семье правящих?  

Ааррон хмыкнул и прищурил глаз намеренно выводя брата из себя  

–Полагаю с рождения  

Нардо отвернулся и отложил фолиант, он не знал, как заставить эту тварь слушаться. Чтобы они не делали все бесполезно. Он угроза, и, возможно, нужно было бы  

–Сир, вот то, что вы просили.  

–Спасибо, Танири. Ты испытываешь мое терпение?  

Ааррон словил укоризненный взгляд старика и вздохнул  

–Это было некрасиво, Нардо. Тем более ты устал.  

Нардо скривился и устало взглянул на брата, намереваясь съязвить  

–Ааррон, ваш шоколад  

Выражение детской радости на лице тагри заставило его прикусить язык. Тагри с улыбкой взял пиалу и с блаженной улыбкой вдохнул запах шоколада  

–Спасибо, люблю его. Нерри, будешь? -Ааррон взглянул на брата – я не трогал его,  

Нардо поджал губы  

–К чему эта ремарка, тагри? пей свой шоколад  

Ааррон молча пригубил горький напиток, сейчас в этот момент ему было хорошо, даже Нерри не был раздражен, как всегда. Ну не до такой степени.  

–Твои обучения проходят успешно, как я слышал?  

Мальчик отложил пиалу почувствовав перемену в тоне брата и мысленно вздохнул, почему моменты хотя бы эфемерной близости так коротки?  

–Да, отец остался доволен. Я наткнулся на трактат о кровной магии. Ты знаешь, что ты владеешь поистине неимоверной силой? Это просто невероятно и – Ааррон осекся увидев, как изменилось выражение лица брата, и он сжал книгу так что побелел пальцы. Когда Нардо заговорил, у мальчика прошелся холод по лопаткам.  

–Кровную магию, тагри? Что ты хочешь узнать? Как противостоять ей, метишь на то, чтобы снести престол? – Наррлед смотрел в холодные глаза брата, ни одной эмоции не отразилось на лице этого чудовище, лишь легкая ухмылка словно предлагала самом делать выводы. Это еще больше взбесило наследника, он поднялся и смерил брата полным ненависти взглядом.  

–Откуда ты узнал об этом трактате?  

–Из другого трактата, – Арри заметил вспышку гнева и неза-метно вздохнул, зачем он вообще заявился сюда днем. Знал же чем это может закончится. Нардо закатил рукава и перехватил его пальцы, заставляя смотреть в глаза. Что-то было в карих глазах наследника, что заставило Ри напрячься. Перед ним сидел не его брат. Перед ним был глава тайной канцелярии.  

– Советую тебе дать добровольно мне все что я захочу увидеть.  

Нардо потянулся к разуму вайрама, чувствуя, как дрожит он от каждого его прикосновения. Безумное количество коридоров, лабиринты за лабиринтами. Наследник нахмурился, отчего его сила вспыхнула, вырывая тихий вскрик с уст брата. Образы замелькали, открывая наследнику все те данные, что он требовал. Наконец отпустив тагри, Нардо взглянул в белое лицо Ааррона.  

–Тебе все еще причиняет боль ментальная магия?  

–Да, как говорят книги это лишь особенность моей магии.  

Нардо вопросительно взглянул на тагри, и он пожал плечами.  

–Вайрамы читают других на уровни крови. Нам не нужна ментальная магия чтобы понять настроение и помыслы других. Скорее нам нужно умение защищаться от чувств, мыслей окружающих нас.  

–Ты читаешь мысли?  

   

–Я же ограничен, Нерри. Я могу лишь чувствовать эхо сильных эмоций, не более.  

Нардо промолчал, потом отодвинул книгу и притянул пиалу с шоколадом, вспыхнули искры, и шоколад нагрелся.  

–Вкусно, правда? – Ааррон улыбнулся и поднялся за следующим трактатом, – мне нравится в нем тот момент, когда ты его ешь. Так словно ты дома, и сейчас тебе принесут хороший чай с пирогом.  

Нардо застыл, потом отставил пиалу, пустив тонкую нить своей магии он понял, что Ри не лжет. Мужчина почувствовал легкую тоску, идущую от брата, и сжал зубы напоминая себе, что это лишь магия демона, не более. Тем более никто из его наставников не видел ни разу от него нормальных эмоций. Никогда, лишь холод и насмешка. На большее он не способен  

–Нора иногда делает мне пирог, когда мне очень плохо. Но наставник всегда запрещал. А сейчас, сейчас не до этого – Ааррон кинул книгу и присел рядом  

–Не до этого?  

–Навыки боевого мага и щита забирают почти все время. – Ааррон вздохнул и улыбнулся – Таркил считает, что еще пару лет и я смогу быть в обороне армии на войне. Но думаю император применит меня намного раньше  

Нардо заинтересовано взглянул на Ри  

–И с чего же?  

Мальчик, не отрывая взгляда от книги, лишь повел плечом.  

–Чем раньше империя избавиться от меня, тем лучше.  

Нардо сжал зубы чувствуя злость, на Ри, на ситуацию, на того демона, который завладел телом брата.  

–Думаю ты прав.  

Ааррон вскинул взгляд на лицо наследника и медленно поднялся, прихватывая с собой книгу.  

–Мой долг умереть за империю, ваше высочество. Хорошего вечера, с вашего позволения, мне нужно обратно.  

–Иди.  

 

Мужчины причалили к скалистому берегу грота и осторожно выбрались на скользкие камни. Звук шагов отбивался от влажных стен, эхом уходя дальше в пещеры. Лиррелл поднял голову, всматриваясь в покрытые паростками гриба потолки. Влажность пещеры позволяла некоторым видам водорослей расти прямо на скалистых стенах грота, создавая люминесцентное освещение. Осторожно прикоснулся к влажной стене и понюхал, брови выгнулись, особый вид муардо? Вид мха вызывающие послабление разума и галлюцинации.  

– Где еще у вас растет муардо?  

Марче обернулся и растеряно взглянул на принца, взгляд блеклых глаз замер на нем, взывая на миг страх. Легкая улыбка проскользнула на тонких губах Темного.  

–Марче, не стоит бояться меня – голос темного был мягок – разве я не дал тебе все то, что ты так жаждал? Ты важен мне.  

Советник отвел взгляд и вытер пот.  

–Извините, сир. Мне не знакомо название, о котором вы спрашиваете.  

–Ничего. Я дам задание своим людям осмотреть ваши гроты и бухты – Лир усмехнулся – и предоставлю тебе порошок с этого мха. Он хорошо сводит с ума, мой друг. Уверен тебе пригодиться.  

–Впервые слышу. – Марче позволил себе улыбнуться под холодным взглядом блеклых глаз – буду благодарен. Этот грот наилучшее место под ваши требования. Мы отделили дно от подводных течение, ручная работа как вы и просили.  

–Замечательно.  

Темный закатил рукава и прошелся вдоль небольшого, но весьма глубокого озерца. Вода была настолько чиста, что можно было разглядеть как вдалеке темнеет дно. Возле поверхности во всю носились мелкие яркие рыбёшки, питавшиеся планктоном. Мужчина коснулся воды, разгоняя их. Хорошо. Очень. Хорошо. Влага, перекрытые источники солнечного света, полностью закрытая фауна. Именно то, что ему нужно для создания особой водной экосистемы.  

– Я составлю список нужных видов мальков. Пусть твои выловят их. – Лир жестко взглянул, на мужчину – Только выловят. В этот грот вхож только я.  

–Конечно, сар. Мы сделаем все, как вы скажете. Никто кроме вас не посмеет пересечь эту границу. Я лично прослежу.  

Темный поднялся и сжал плечо советника.  

–Ты много делаешь для меня, Марче. Я не останусь перед тобой в долгу. Есть новости с Мильдиры?  

–Они успешно подминают под себя земли Арссса и ведут войну с Уруг-Маир. Мы сумели переправить туда несколько сотен одаренных и сталь. Они весьма благодарны вам и…  

–Благодарны? – Лиррелл сузил глаза, рассматривая другие пещеры, соединяющиеся с гротом. – Мне стоит наведаться к ним для того, чтобы расставить некоторые аспекты по местам. Благодарны, надо же – он хмыкнул, отчего Марче вжался в стену, видя выражение холодной ярости на лице Темного. – Хорошо, я займусь ними позже. На данный момент мне достаточного того, что ни делают. Знаю у тебя были ко мне вопросы?  

–Вы сказали наведаться? Но, но боюсь, что мои маги не смогу удержать портал на такое расстояние.  

Лиррелл раздраженно пустил свою силу, заставляя советника заткнуться от боли. Маг склонил голову и прищурив глаза, рассматривал стремительно бледнеющее лицо. Когда он заговорил, его голос проникал в кости Марче, заставляя их вибрировать на грани разрушения.  

– Разве я просил тебя о портале, советник? Ты забываешь кто я? Я могу напомнить тебе.  

–Нннет, прошу я…  

–Вопросы. Я жду.  

Марче сполз вниз по стене, все еще чувствуя, как горят его кости, вытянув шелковый платок он вытер потное лицо.  

–Ваш брат, Наррлед вышел на несколько наших каналов и теперь перекрывает их. Несколько моих людей попали к нему в руки.  

–Я же предупреждал тебя, Марче! – Лир сжал зубы, чувствуя злость – мой брат очень остр умом, как бы он не прикрывал это вспыльчивостью. Ты был настолько глуп, что смог обмануть себя?  

–Мы следили за всеми каналами, но.  

–Но его руки протягиваются далеко за пределы Ар-Дилира. – Темный скривился, нервно меряя скользкие камни широкими шагами – надеюсь ты проработал их разум?  

–Да, все до единого умерли, как только попали в руки вашей канцелярии. Наследник становится большой помехой.  

–Мы не можем убрать его. Сейчас у меня нет времени, чтобы занять его место и при этом вести так нужную нам работу. – Лир взглянул на советника – Но мы можем временно убрать его. Найди мне хорошего наёмного убийцу, лучника.  

–Его подготовить?  

–Нет, найди, а я сам поработаю над ним. Мы сделаем так, чтобы он думал, что нанят тагри.  

   

 

–Но,  

Темный улыбнулся, отчего мужчина непроизвольно сделал шаг назад.  

–Найди человека. И пару месяцев наследник будет занят другим.  

–Я думал вы вскоре займете трон и…  

–Думай лишь когда я прошу тебя об этом.  

Марче облизал губы и судорожно кивнул, не желая вызвать еще больший гнев своего хозяина. Лир взглянул на него и раздраженно махнул рукой.  

–Свободен. Бери лодку и возвращайся. И забери с собой своих людей. Они более здесь ни к чему.  

Приглушенное зеленоватое освещение грота доставляло ему удовольствие так же, как и влага, витавшая в воздухе. Оставшись один, мужчина скинул с себя камзол, позволяя сырости проникать под шелковую рубашку. Он закрыл глаза, позволяя своему сознанию и силе, живущей в его разуме и душе, сливаться с нитями вокруг. Пару мгновений они сопротивлялись ему, оставляя еле заметные для него порезы на нитях жизни. Но, постепенно, его сила проникала в каждую структуру нитей этого места, она сплеталась с ними, становилась ними, передавала им часть разума. Темный довольно улыбнулся и отпустил силу. Слышное лишь ему гудение отзывалось на его присутствие, принимая его как своего творца. Не нужно быть вайрамом, чтобы сотворить нечто иное. В глубине сознания шевельнулось колкое понимание того, что он лишь преобразовывает уже сотворенное кем-то, не более. Но он отмахнулся от этой досады. Нужно уметь брать то, что можешь взять. И он не собирался отступать от этого. Со временем все в этом мире будет его. Нужно лишь убрать тагри. Его проявления силы уже начинали досаждать, вливая жизнь там, где она совсем не нужна была.  

«Сар, у нас возникла проблема»  

Раздраженно вздохнув, мужчина схватил камзол и пустил печать, наглухо закрывая грот.  

–Что произошло?  

Киан отшатнулся от возникшей из пространства высокой фигуры Темного и едва не выронил пробирки. Лир раздраженно перехватил его.  

–Я был занят.  

–Мы корректировали некоторые плетения в Запретном лесу и…  

Темный развернулся столь стремительно, что говоривший маг попытался скрыться с глаз, сила Лира перехватила его, сжимая в тисках.  

–Что значит вы корректировали? Разве не был дан указ: «Не соваться туда? »  

Киан заставил себя вмешаться, видя, как начинают расщепляться от хаоса полы плаща Ийорли.  

– Лес немного навредил вашим плетениям, и маги решили это поправить. Сар, прошу.  

–Это вызвало всплеск, и теперь ковен и наследник посылают туда своих людей?  

Киан облизал губы чувствуя липкий страх.  

–Наследник собирается туда лично.  

Сила Темного расщепила Ийорли, оставляя после него лишь кучку праха. Лицо Лиррелла поплыло, изменяясь от Хаоса наполнявшего его, превращая в единую силу.  

–Имена.  

–Сар  

–Имена  

–Ордо, Манур, и, и  

–И?  

–С ними был я – Ойстейин прямо взглянул в полные силы глаза принца. – Я тоже виновен.  

Ухмылка на миг исказила лицо Лира, преображаясь в оскал. Мужчины упали на колени, когда боль расщепленных хаосом магов прошла сквозь них. Лир плавно перетек к Ойстейину и схватил его за волосы.  

– С тобой я разберусь по-другому, в тебе есть еще немного силы, маг. ПШЛИ ВОН.  

«Марче. Наемника мне через час! »  

 

Наследник упорно игнорировал шагающего рядом брата, как бы тот ни пытался завязать разговор, он делал вид, что не слышит. Нардо раздраженно вздохнул и вышел на тропу. Здесь даже средь бела дня была темень, словно лес плел свои ветви ограждая землю от влияния извне. Он чувствовал себя слепым, глухим, так словно его магию закрыли, высосали. Это же чувствовал тагри после обрядов? Они шли несколько часов, прорываясь сквозь кустарники и лианы. Нервы наследника были натянуты до предела, его отряд распределился по территории леса, стараясь охватить как можно больше. Разведка не могла добраться до этих земель, словно лес поглощал жизни людей и выплевывал лишь их сведенные с ума тела. Мужчина скосил взгляд на шагающего рядом брата, он был напряжен даже слишком. Смутная тревога всколыхнулась в глубине души наследника, зря они взяли его. По тому как взгляд черных глаз тагри всматривался в глубину чащи, складывалось подозрение, что вайрам что-то затеял. Да и этот разговор, пытался ли он таким образом отвести их внимание от чего-то важного?  

Шум за спиной отвлек его от мыслей и Нардо снова проклял мага за то, что он настоял взять тагри с собой.  

–Нардо  

Карие глаза выхватили покрытую неясным свечением поляну, парень, словно идя наповоду лишь ему ведомого голоса, в два шага оказался на краю, наследник перехватил мальчишку.  

–Стой.  

Ааррон отмахнулся от руки брата и присел, осторожно протянул ладонь, и мужчина с удивлением увидел, как свечение отзывается на жест тагри, как нити одна за одной сплетаются и обретают очертания косули. Холодок прошелся по спине наследника. Слишком уже уверенно действовал вайрам. Ни он ли за этим всем стоит?  

–Это дух, ее заперли здесь, сначала выжгли ее душу, затем запер в этом месте. – Ааррон говорил тихо, но в тишине этого места его шепот казался грохотом.  

Нардо завороженно наблюдал за тем, как свечение вспыхивает и распыляется ветром по лесу.  

–Что ты сделал?  

–Лишь дал ей возможность стать частью всего этого. – лицо Ааррона на миг перекосилось от боли, стараясь совладать с отголосками чувств животного он медленно поднялся и не глядя на наследника бросил ветку на поляну, ветвь, не долетев до земли обуглилась.  

–Алхимия. Какого дьявола…  

–Древняя алхимия. Такое мог сделать только очень сильный маг, Нардо. Отойди от края, это темная магия. Мне она не так опасна, как тебе. – Арри взглянул на брата – я ничего не знаю об этом, но думаю здесь без высшего не разобраться.  

–Да что ты. – Нардо сжал плечо тагри заставляя его смотреть в глаза – Для того, кто не знаком с алхимией, ты слишком уверенно с ней работаешь, тагри. Тебе придется многое объяснить, когда мы вернемся.  

–Если вернемся ты хотел сказать – Ри увидел, как застыли холодом карие глаза и в глубине них промелькнула тревога. Подросток скривился – Извини, глупая шутка.  

–Мои люди следят за тобой, не забывай этого.  

Ааррон проигнорировал реплику и пошел дальше по тропе, он чувствовал себя неуютно еще с того момента как выехал с отрядом. Полные презрения и страха взгляда, беспокойство за наследника, ненависть людей. Ааррон сцепил зубы, стараясь подавить стон. Нардо не сделал ни одной попытки, чтобы разрядить обстановку, напротив же, он всем своим видом показывал, что за каждым его жестом следят. Он и не подозревал какова сила отвращения и ненависти брата. Да и что, собственно, он себе думал? Лишь то как позлить Нерри? Достучаться до него? Ааррон искоса поглядывал на полного негодования брата, на его вспотевшую спину, на сжатые губы. Он почувствовал тепло, казалось, прошло время а Нерри совсем не изменился, та же вспыльчивость упертость, все также он умел находить общий язык с солдатами, все также преображалось его лицо, когда он смеялся. Что-то задело его, чье-то сознание. Ааррон замер и резко вскинул голову переходя на истинную магию, кровь отозвалась, и он почувствовал жажду смерти, внутренним зрением он увидел, как наемник вскидывает лук и жмет спусковой крючок. Ааррон сделав неимоверный прыжок и ударил Нардо в грудь сбивая с ног. Ри еще успел увидеть выражение бешенства на лице брата, когда тот подумал, что он на него напал, через секунду воздух вышел из легких и Нардо увидел, как арбалетный болт пронзил наискось бок и грудную клетку тагри. Ааррон перевел взгляд на торчащее древко, и медленно осел назем. Нардо оглянулся в поисках стрелявшего, но темнота леса хранила свое молчание.  

“На восток, Нерри, я оглушил. За оврагом”  

Нардо осторожно положил брата на бок и обернулся в сторону бегущих к нему солдат.  

–На восток за оврагом. быстро, пока магия Ааррона держит его!  

Нардо склонился над тагри, его лицо уже начало терять краски, судя по хрипу вместо дыхания, было пробито легкое.  

–Наследник, мы нашли еще две поляны и – Найрим взглянул на теряющего сознание младшего сына императора – Что произошло?  

–Покушение, он спас мне жизнь – Нардо поднялся и перехватил меч – в самый последний момент. Сделайте носилки, тагри нужно отправить к целителю.  

Ааррон со всех сил старался держаться на поверхности сознания, с каждым вдохом ему становилось труднее, сквозь шум в ушах он слышал чьи-то голоса. Сильные руки приподняли его и переложили на скорую руку сделанные носилки, рывок и он вскрикнул, когда древко задело ткань.  

–Осторожней!  

Нардо, взъерошив волосы, взглянул на брата, со рта тагри шла кровь. «Если мы выживем» Не его ли рук это покушение? Но зачем было спасать? Передумал? Что, если оставить его здесь? Смерть этого существа — это спасение империи, лишение ее угрозы, вечного страха? Магии здесь нет, пока они дойдут, а при желании можно сделать заминку и тагри просто захлебнется в крови.  

Ааррон открыл глаза и сквозь пелену взглянул на брата, на какой-то миг его сознание коснулось эмоций и мыслей брата, и он услышал то, как решает наследник жить ему или нет. В груди Ааррона что-то обломилось, он сделал вдох и выплюнул кровь, сердце стучало в ушах. В один миг он понял какой глупостью было думать о наследнике как о родном брате. Для них он лишь угроза, а он в своем ребячестве не хотел понимать этого. Нерри, его брат, просто позволит ему умереть, так просто. Одним махом оборвав его жизнь словно, он усохшая трава.  

–Стойте.  

Найрим взглянул на наследника и медленно опустил носилки  

–Если мы не поспешим, ваш брат умрет. Наконечник был отравлен, и пока мы дойдем большая вероятность, что целитель просто не успеет. Дорога длинная…  

Солдаты напряженно ждали указания, понимая, что сейчас принц решает жить его брату либо же умереть. Ааррон отвел взгляд от лица брата и с тяжело бьющимся сердцем взглянул на кроны деревьев. Там, высоко над головой, ярко горело синее небо, стараясь отогнать боль от предательства Нардо, он во всю вглядывался в синий клочок пространства. Он хотел умереть, растворившись в мире, в его дыхание, вот так, уйдя в стихию, раз и навсегда.  

–Сир, – мужчина склонился над истекающим кровью Аарроном, – если мы еще задержимся он умрет. Яд уже парализовал его. – Мужчина вскинул взгляд на наследника – мальчик спас вам жизнь, сир.  

Нардо взглянул на уже потерявшего сознание брата.  

–Хорошо, нужно максимально быстро выбраться из лесу. Там я открою портал, и мы перенесем его. Пленник связан.  

–Да ваше высочество.  

Нардо кивнул и вскочил на жеребца. Отряд ринулся в галоп, наследник уже корил себя за слабость. Единственно верным решением было позволить ему умереть.  

–Мы еще можем позволить ему умереть, Нардо.  

Молодой человек взглянул на своего личного охранника и тот кивнул, бросившись ускорять всадников. Время, казалось, растягивалось на долгие часы, Ааррон еще несколько раз приходил в себя не слишком осознавая, где он, с каждым мгновением дышать ему становилось тяжелее, он захлебывался в крови, отчего сознание покидало его.  

Нардо наблюдал за тем, как целитель перевязывает рану и осторожно опускает мальчика на белые простыни.  

–Долго тагри будет приходить в себя?  

Катани взглянул в уставшее лицо наследника.  

–Он спас вам жизнь, а вы так и не в состоянии произнести его имя?  

Нардо поставил бокал на стол и поднялся.  

–Привязанность к этой твари ни к чему хорошему ни приведет, Катани. -Нардо, смягчившись, сжал плечо мужчины – Это лишь демон, целитель, не стоит обманываться его внешностью. Я оставлю солдат по замку, не хочу, чтобы были волнения. Уведомь как он будет в состоянии вести разговор.  

 

Маркус с ужасом слушал доклад дознавателей, в голове не укладывалось то, что он сейчас слышал. Не мог же мальчишка сотворить такое. Он же ещё ребёнок! Взглянул на бледное ли-цо наследника и почувствовал боль от потрясённого выраже-ния в глубине карих глаз. Видимо, как бы Нардо не выстраивал работу с вайрамом, часть его все равно относилась к тагри как к младшему брату.  

–Вы уверены?  

Взгляд белых глаз дознавателя замер на императоре.  

–Мне жаль. Но мы не нашли иных признаков магии.  

–Вы не находите странным, что вайрам оставил воспоминание о себе? – Нардо взглянул на дознавателя – Зачем ему специально оставлять свой след?  

–Я лишь говорю, что увидел в разуме пленника, сир. Не мне судить о планах вашего брата. Да и воспоминания пленника косвенные, нигде я не увидел его имени либо же лица.  

–Но косвенно мы выходим на него?  

–Боюсь, что так, ваше величество.  

Истабьен закрыл глаза, стараясь унять головную боль и ною-щее сердце.  

–Хорошо. Нардо, займись пока что тем, что вы нашли в За-претном лесу. Остальное я возьму на себя.  

–Хорошо.  

 

Ааррон открыл глаза и прислушался к шуму, спустя долгих несколько минут он понял, что шум в ушах это лишь движение его крови. Жив. Почему-то не почувствовал никаких эмоций касательно этого факта. Память услужливо обрисовала ему события, неуверенность в лице наследника, убить или оставить жить. Арри глубоко вздохнул и медленно сел, отчего комната начала выписывать круги. Опустив голову, он подождал пока слабость пройдет и медленно поднялся на ноги. Пальцы прошлись по ранению, его магия излечила его. Пошатываясь, он дошел до окон и распахнул их, настежь позволяя свежему воздуху ласкать тело. Только сейчас он осознал настоящее отношение короны к нему. Настоящую угрозу по отношению к его жизни. Каким же он был дураком, когда специально провоцировал отца и брата. Он хотел, чтобы они заговорили с ним, они же видели в нем лишь угрозу их жизни. Ааррон сжал подоконник, взгляд выхватил гвардейцев, несколько сотен, пару магов. Все эти люди, все кто был с ним с самого начала, охранял его. Он узник, они лишь его стражи. Как он мог не видеть всей картины происходящего? Как мог быть настолько самоуверенным? Он жив лишь только потому, что ему позволяют жить. Принц закрыл глаза стараясь унять тянущую боль в сердце. Все еще не верилось, что наследник решал жить ему или умереть. Все эти солдаты, Кассар, они нужны были здесь лишь для того, чтобы в случае тревоги убрать угрозу, угрозу коей он является. Охрана, вот как он думал. Только охраняют они не его, а от него. Почувствовав оскому, принц шумно выдохнул и резко развернулся, намереваясь оборвать никому не нужные терзания. Он узник, лишь еще один солдат на службе империи. И вероятней всего, что жизнь ему оставили лишь для того, чтобы он положил ее на войне, выполняя свой долг. Умывшись, принц вышел из покоев и не глядя на стражников медленно спускался по каменным ступеням. Отчего-то замок ему ощущался по-другому, так словно он проснулся от сна и увидел все в настоящем свете.  

–Сир,  

Ааррон замер и взглянул на Ягеда, что-то видимо было в выражении его лица отчего мужчина слегка замялся.  

–Слушаю.  

–У нас приказ не выпускать вас из замка, сир.  

Ааррон кивнул и усмехнулся.  

–На кухню я имею право пройти?  

Стражник смущенно кивнул и отступил. Принц молча спустился вниз и завернул в арку, в кухне, как всегда, стоял хаос. Видимо наличие солдат прибавило работы, а рук не хватало. Не обращая внимания на бегавших людей, Арри схватил кусок пирога, налил кружку сока и пристроился за столом.  

–О Ссаррна, ваше высочество!  

Женщина, размотав передник подхватила тарелку принца и быстро начала накладывать ему запеченный картофель, тушенное мясо и бобы. Ааррон лишь улыбнулся, после того как он спас ей жизнь, казалось, суеверный страх поварихи исчез.  

–Мы думали вы все еще не пришли в себя, ешьте, ешьте, вам нужно набираться сил. Вон одни кости и остались то от вас.  

–Все в порядке, Нора, спасибо. Много людей прибыло.  

Нора подперла рукой щеку и вздохнула.  

–Ой, ваше высочество, несколько сотен, так и рыскают кругом, не присесть даже. Мы волнуемся. Слышали, вы спасли жизнь наследнику? Вы наш мальчик, мы так им и сказали. – словив смеющийся взгляд принца, женщина охнула и закрыла рот руками, осознав с кем говорит – ох, простите мне, сир, но мы же вас вот таким маленьким знаем.  

–Все в порядке, Нора. Кто ж, как не вы, будет на моей стороне.  

Женщина поднялась, почувствовав горечь в словах принца, она придвинула тарелку к нему поближе и вздохнула.  

–Ешьте, Ааррон. Никто вам здесь не помешает.  

Ааррон благодарно кивнул и задумчиво взглянул на тарелку. Несколько сотен. Вот как. Впрочем, какая ему разница? Если императору спокойней, когда вокруг него небольшая армия, пусть будет так. Беспокоится о том, в чем ты не в силах разрешить одна из больших глупостей. Доев, Арри поднялся и выловил стоящего возле дверей стражника.  

–Сир, целитель ждет вас.  

–Понял.  

Катани закрыл плотно дверь и все еще сердито наблюдал за тем, как принц расстегивает рубашку, что-то в его поведении изменилось, так словно он узнал что-то что тяжелым бременем легло на него.  

–Что произошло между тобой и наследником? – вопрос сорвался прежде, чем Катани успел прикусить язык, он увидел, как застыли плечи и руки Ааррона, как застыло его лицо и поджались губы.  

–Ничего, что требовало бы твоего времени, целитель. -Ааррон кинул рубашку на спинку стула и повернулся к мужчине, его лицо все также оставалось спокойным – Так как долго меня будет посещать последствие яда?  

–Не знаю, Ааррон, мы так и не поняли, что это за яд. – мужчина мельком взглянул на все также спокойное лицо принца и провел пальцами по рубцу, отчего пациент слегка вздрогнул – все еще чувствуешь?  

–Жжение, словно рубец горит изнутри.  

–Яд. Твоя кровь справилась с большей его частью, но нужно время. До того момента как ты полностью не излечишься, ты не должен уходить сам.  

–Я услышал тебя, целитель.  

Ааррон накинул рубашку и почти застегнул ее как в комнату вошел высокий бледный человек. Длинный балахон скрывал очертания его тела, лишь длинные тонкие пальцы с изумрудным отливом переплетались между собой. Чем больше вошедший заходил в комнату, тем больше Катани, казалось, что не хватает воздуха. Так словно кто-то вытянул его весь и оставил лишь липкую жижу.  

–Налвир? – Ааррон взглянул прямо в белое лицо – чем могу вам служить?  

Катани шумно выдохнул, когда голос принца разбил магию дознавателя. Ужас прошелся по спине мужчины, когда он осознал факт того, кто пришел в покои принца.  

–Ваше высочество, простите, за столь ранний визит, но у меня есть приказ поговорить с вами наедине.  

Ааррон заметил, как входит Ягед, и его гвардейцы и, словно невзначай, кладут руки на мечи. Люди, которые все эти года были рядом с ним, пришли, чтобы защитить человека императора.  

–Я к вашим услугам,  

–Это возмутительно! Принц еще  

–Все в порядке, целитель – Ааррон повернулся в Катани и он с удивлением отметил спокойствие мальчика, так, словно он догадывался о том, что так и будет. – Пройдемте в мой кабинет, думаю там будет удобней всего.  

Белесые глаза мужчины замерли на лице принца, и он протянул артефакты.  

–Сир, прошу нам…  

–Я понимаю. – Ааррон откатил рукава рубашки и позволил надеть артефакт. Его окатило горячей волной и в тот же миг он почувствовал, как сила угасает. Умно.  

Дознаватель взглянул на целителя и тот непроизвольно отшатнулся.  

–Принц плохо переносит нашу магию, я бы советовал вам быть неподалеку.  

–Ааррон спас ж…  

–Хватит. Катани, останься, боюсь, дознаватель прав и мне может понадобится твоя помощь.  

Ааррон зашел в кабинет и расставил стулья, так чтобы свободного места оказалась предостаточно.  

–Ааррон, прошу, присядьте. Сюда – -Налвир поставил стул и жестом пригласил принца. – Чем быстрее вы откроетесь нам, тем проще будет процедура. Нам придется привязать вас, это для вашей же безопасности.  

–Приступайте. Что мне нужно делать?  

–Мне нужно чтобы вы показали мне все что происходило в Запретном лесу. – Мужчина мягко улыбнулся – попытайтесь расслабиться, мне жаль, что я вынужден причинить вам боль.  

–Хорошо, я готов.  

–Идите на мой голос, расслабьтесь, Ааррон, глубоко дышите, все хорошо, вот так, хорошо, хорошо.  

Катани беспокойно ходил перед дверями отчаянно вслушиваясь в тишину. Что все это значит? Знает ли наследник? Мальчик под подозрением? Если и так, то, где логика? И почему так долго?  

–Вы ничего не услышите, целитель, они используют полог тишины.  

Мужчина замер и взглянул в глаза Ягеда.  

–Разве вы здесь не для того, чтобы охранять принца?  

–Я служу императору.  

Мужчина поджал губы и отошел к стене.  

Налвир удерживал сознание принца не обращая внимание на то, как выгнуто его тело и что периодически крик слетает с его уст. Найдя то, что ему нужно мужчина удовлетворенно просматривал воспоминания. Почувствовав, как дрожит натянутая нить между ним и Аарроном дознаватель отпустил его. Ааррон хрипло дышал, чувствуя, как судороги пронзают тело, рубашка на спине промокла от пота, перед глазами плыло.  

–Ааррон, может воды, сир?  

–Дда.  

Налвир кивнул и кто-то поднес воду к его губам. Постепенно Арри приходил в себя, страх прятавшийся глубоко внутри сейчас всплыл наружу, кольцами давя его. Он ощущал всю беспомощность против империи, в этом замке нет никого, кто бы смог помочь ему в случае, если дознания Налвира перейдут в другую сторону. Как никогда он ощутил всю суть своего положения. Его прислуга имеет большую защищенность перед короной нежели он.  

–Как вы себя чувствуете, сир? Позвать целителя?  

–Нет, – Ааррон сглотнул – давайте продолжим.  

Мужчина кивнул и двое гвардейцев схватили стул.  

–Расслабьтесь, принц, я довольно деликатен с вами, просто попытайтесь расслабиться.  

Налвир медленно, деталь за деталью, рассматривал воспоминания, каждая примятая веточка не ускользала от его пытливого взгляда. Он подмечал то, что даже не подметил принц. И его высочество действительно в самый последний миг почувствовал присутствие наемника. Он ощупывал сознание принца стараясь найти как можно больше деталей. Ааррон выгнулся на стуле, слезы текли по щекам вместе с криком, он задыхался, но магия дознавателя не пускала, выворачивала его.  

Катани оторвался от стены, когда увидел быстрым шагом идущего наследника. Полы его плаща разлетались на ходу, на лице ничего кроме холода.  

–Нардо! Что происходит? Мальчик еще не…  

–Не твое дело, целитель. Тебя позовут если ты понадобишься.  

Нардо зашел в кабинет и взглянул на Налвира, потом перевел взгляд на сидящего откинув голову тагри. Мышцы на теле брата были натянуты до предела, он дышал часто и хрипло, пальцы вцепились в подлокотники, зубы были стиснуты так сильно что побелели губы. Видимо тагри пытался сдерживать крики, но судя по бледным лицами гвардейцев попытки не увенчались успехом.  

–Передохни.  

Мужчина отпустил мальчика, и он откинулся на спинку стула.  

–Развяжите его. Почему он связан?  

–Сир, лишь для того, чтобы он не навредил себе. Его реакция слишком сильна.  

–Откройте окна. Тагри, подойди, подыши, станет легче. Дайте ему воды.  

Ааррон поднялся на ноги, но его повело, сильные пальцы наследника сжали его локоть и подвели к окну. Арри ничего не видел, находясь под влиянием магии дознавателя. Он почувствовал, как сильные пальцы Нардо слегка нажали ему на шею, заставляя склонить голову подставив ее ветру.  

–Дыши глубоко, глубокий вдох, резкий выдох. Легче?  

–Да, сир. – Ааррон открыл глаза и взглянул на кроны деревьев, его тошнило, голова раскалывалась. Тело подрагивало от перенапряжения.  

Нардо удерживая брата на ногах, взглянул на дознавателя.  

–Почему начали без меня? Кто отдал такой приказ?  

–Император, сир.  

Нардо почувствовал, как напрягся тагри, он протянул ему во-ду.  

–Пей. До дна. И что вы узнали?  

–Ваш брат действительно почувствовал наемника в самый последний миг. Но все же остается не ясным причины почему он не смог увидеть его раньше. Тем более его обучают как щит империи.  

–Легче?  

Ааррон кивнул не в силах говорить, он вытер лицо и медленно выпрямился.  

–Извините, я в полном порядке. Продолжим?  

–Благодарю за понимание, принц.  

Нардо наблюдал за тем брат садиться на стул и позволяет себя пристегнуть, только сейчас он заметил артефакты, желваки заходили на скулах. Это уже было лишним. Тем более прямых доказательств не нашли.  

–Сир, прошу  

–Расслабится, да, я запомнил.  

Ааррон хрипло вскрикнул и замолчал, стараясь приковать все внимание к дыханию.  

–Просто отвечайте на мои вопросы. Почему вы почувствовали наемника за пару мгновений до покушения?  

–Не знаю, видимо сыграла магия леса. Не могу сказать.  

–Как давно вы знали, что вы будете идти с наследником в эту поездку?  

–Три дня.  

–Расскажите по минутам, что вы делали все эти дни, с кем встречались, о чем говорили.  

Ааррон удивленно взглянул в белесые глаза мужчины, его считают виновным в покушении?  

–Я был на занятиях с высшим, когда мне сказали, что я буду сопровождать наследника. Мы занимались около трех часов, и меня сопроводили в замок. Из замка я никуда не уходил. Вторую половину дня – Ааррон вцепился в подлокотник, стараясь сдержать дрожь тела.  

–Продолжайте, сир, не сопротивляйтесь моему зову.  

–Я не не, – Ааррион закричал, когда магия опалила его разум насильно вытягивая воспоминания – занимался с Кассаром, потом, была, была тактика и поли, политика – Нардо содрогнулся, когда тагри закричал, крик был хриплым, что подтверждало его догадку о том что он кричал и раньше.  

–Достаточно.  

–Но сир,  

–Я сказал достаточно. Отпусти его.  

Ааррон, не в силах пошевелится, наблюдал за тем, как его освобождают. Он не чувствовал безопасности от того, что наследник вступился. Он уже не был так глуп.  

–Что ты скажешь о том, что узнал.  

–Я не могу сказать говорит ли ваш брат правду, наследник. В том, что произошло, слишком много Но. Почему принц не смог раньше засечь наемника, но смог применить к нему свою магию? Каковы шансы того, что вас туда заманили специально? Возможно ли, что ваш брат преследовал какую-то цель, намереваясь выставить все так, что он спас вам жизнь? Зная, что магия его крови спасет его?  

Ааррон медленно поднялся, каждый заданный дознавателем вопрос падал на него словно каменные плиты. Заговор, покушение на наследника престола, вот кто он в глазах трона? Убийца.  

–Ваше высочество? Сир?  

Ааррон, встряхнув головой, взглянул на Налвира.  

–Благодарю за сотрудничество. Знаю, как тяжело вам было. Еще раз благодарю за то, что пошли нам навстречу.  

Ааррон провел ладонью по лицу.  

–Я лишь выполнял свой долг перед империей. Артефакты?  

–Пока будут с вами. – мужчина успел словить выражение догадки на лице принца — это лишь временная мера, пока ситуация не про…  

–Я под подозрением?  

–Я бы не называл это так сир, просто меры предосторожности.  

Катани замер, когда открылись двери и вышли стражники, за ними шел принц походкой изрядно выпившего человека, лицо мальчика было серым, рубашка вся промокла от пота, руки подрагивали, он медленно сделал шаг в сторону и прислонился к стене,  

–Думаю пару часов глубокого сна и его высочество будет в полном порядке.  

Катани лишь кивнул, ему не верилось, что мальчика опрашивал дознаватель, мужчина успел словить полные ужаса взгляды гвардейцев, и почувствовал бешенство, когда понял, насколько жестким было дознание. Нардо быстро отдал распоряжения своим людям, он уже почти растворился в портале, как Ааррон отлепился от стены и, сделав пару шагов за ним, выпрямился.  

–Наследник  

Нардо обернулся, и встретился с ровным выражением черных глаз.  

–Благодарю, что вы решили оставить мне жизнь, сир – Ааррон слегка поклонился. Нардо почувствовал как его окатило ледяной волной, видимо тагри был в сознании и видел его раздумья.  

–Не дай мне повода пожалеть, тагри.  

Ааррон непроизвольно вздрогнул, но все также спокойно взглянул в карие очи брата.  

–Для меня честь отдать свою жизнь за императора и империю.  

Нардо отвернулся, стараясь скрыть на миг промелькнувшую в душе боль.  

–Надеюсь на это.  

Ааррон развернулся и медленно пошел вдоль стены, его шатало, чьи-то руки подхватили его за локоть.  

–Я сам. Оставьте меня.  

–Ааррон, что это значит? Что значила фраза…  

Принц сцепил зубы и обернулся к целителю.  

–Ничего, целитель. Абсолютно ничего. Ты можешь идти. Мне нужно отдохнуть. Ягед, помоги мне дойти.  

–Как прикажете, сир.  

–Ааррон  

Принц склонил голову вцепившись в перила взглянул в синие очи мужчины.  

–Все хорошо, Катани. Иди, боюсь, я сейчас не в состоянии вести беседы. Потом.  

Катани почувствовал стыд и кивнул, он смотрел вслед медленно шагающей фигуре принца. Ааррон кивнул Янеду и закрыл дверь, не пройдя и двух шагов он опустился на пол и сдавил голову руками. Мир вокруг перевернулся с ног на голову. Если он раньше считал, что его просто презирают то сейчас, он точно знал, что его считают истинным чудовищем, тем кто способен на все ради власти. Какая ирония, вайрама подозревают в способности пойти против своей крови. Бред. Если бы они понимали его магию, таких мыслей не возникло бы. Но он слишком много хочет от них. Ааррон хрипло рассмеялся  

–Сир? -Ягед встревоженно заглянул в приоткрытые двери  

–Выйди. – Ааррон не открывая глаз захлопнул двери силой магии. Он чувствовал лишь опустошение внутри себя, так, словно что-то выгорело внутри него, оставило лишь золу вместо души. Хорошо еще, что он научился держать свои мысли под контролем, так чтобы никто не видел его истинных эмоций. Он знал, что окружающие считали его холодным как лед, считали, что отсутствие эмоций — это последствия его магии. Правда же была в том, что иметь эмоции была для него роскошью. Ему хватало всей той ненависти, отвращения и суеверного ужаса от окружавших его людей, куда ж еще позволять себе показывать боль. Он лишь тагри. Ааррон поднялся и прошел к столу, налив воды, наблюдал за тем, как дрожит его рука, это привело его в ярость. Брат, его родной брат сомневался в том, что ему стоит жить. Вспышка боли вылилась в гнев и принц швырнул бокал о стену, стекло рассыпалось по полу, но ему не хватило этого, в своем гневе он опрокинул стол, разломал стулья, взгляд наткнулся на портреты, схватив их в охапку он пару мгновений смотрел на родные лица и волны боли сотрясали его, в порыве он запалил камин и начал рвать рисунки на мелкие кусочки. Бумага снегом падала в огонь и вспыхивала. Тяжело дыша, Арри оперся рукой о стену, вспышка прошла, оставляя после себя пропасть. Дверь приоткрылась, и дворецкий осторожно шагнул в комнату, его взгляд пробежался по поломанной мебели, осколкам стекла, разорванным клочьям бумаги  

–Сир?  

Ааррон, на ходу раздеваясь, направился в ванную, намереваясь смыть себя следы магии дознавателя.  

–Принеси мне чистую одежду, скажи, чтобы меня не тревожили до конца дня.  

Артур молча кивнул, он встревоженно взглянул на лишенное эмоций лицо принца.  

–Сир, могу спросить?  

–Да  

–Вы под подозрением?  

Ааррон вынырнул из воды и встряхнул мокрыми волосам, взгляд пробежался по мужчине, по темным волосам, на висках проявилась седина.  

–Вам не стоит волноваться. Никто из прислуги не пострадает.  

Мужчина подал полотенце мальчику и взглянул на артефакты.  

–Нас всех взволновал дознаватель, сир. Он, он пытал вас?  

Ааррон слегка усмехнулся.  

–Нет, Артур, никто никого не пытал. На наследника было совершенно покушение, это всего лишь одна из мер предосторожности. Успокой слуг, вам ничего не грозит.  

–А вам, сир?  

Ааррон прохладно взглянул на мужчину, отчего тот словил себя на мысли, что мальчик, сам того не зная, копирует манеру Нардо.  

–Это не те вопросы, которые тебе следует задавать мне. Ты свободен.  

Ааррон задумчиво толкнул ногой сломанные ножки стола.  

–Мы уберем, сир  

–Нет, ничего здесь не трогай. Иди Артур. Я хочу побыть один.  

–Да, сир.  

Ааррон подошел к окну и подставил лицо солнцу, было ощущение какой-то трясины, и его затягивало все глубже и глубже. Взгляд пробежался по гвардейцам, по магам. Закрыл глаза, стараясь отогнать нарастающую головную боль. Дознаватель прав, ему нужен хороший сон. Взглянув на стопку книг, криво усмехнулся. Если он хочет выжить, впредь ему стоит более тщательно следить за своими словами и поступками. А тем более, показывать свои знания. Он больше не изгнанный сын императора. Он предатель короны. Если уж возникло такое подозрение, его зерно останется навсегда. Он слишком хорошо это знал. А сейчас сон, глубокий сон.  

 

Тайлин поджала под себя ноги и сорвала травинку. Она снова сбежала с занятий, не в состоянии усидеть на месте. Тревога снедала ее, не давая спать, учиться, думать. Девочка положила подбородок на коленки, зелёные глаза жёстко следили за тем, как тренируются солдаты. Неужели Арри действительно ока-зался чудовищем и попытался убить Нерри? Значит ли это, что все, что он ей говорил было ложью, что мама и Лир правы и тагри манипулировал ею. Злые слезы закапали тонкую ткань юбки, оставляя следы. Тайлин сердито вытерла щеки, чувствуя себя глупышкой. Все это время она сердилась на братьев за то, что они так жестоко отзывались об Арри, что они не любили его, не верили ему. На самом же деле все оказалось, наоборот, это она была слишком наивна, чтобы пойти на его уловки. А ведь она ему рассказывала о маме, о том, что делает Нардо. Не это ли на самом деле ему нужно было? Информация, вот что он вытягивал из неё, так нужные ему ведомости. Она уже успе-ла прочитать очень много трактатов об политических уловках. Ее пытливый ум заставлял ее тянуться за знаниями, которые в большинстве своём использовали мужчины. Но для неё они были тем хлебом, что заставлял ее насытиться.  

Горький всхлип сорвался с ее губ, когда в памяти возникла ночь, когда сущность внутри брата проявилась напугав ее. Что если на самом деле Арри хотел навредить ей, но она, испугав-шись и привлёкши солдат помешала ему?  

–Малышка, вот ты где – Лиррелл присел напротив и ласково улыбнулся – ты испугала нас, мы думали с тобой что-то про-изошло. – мужчина вздохнул, увидев страх в ее глазах – я ис-пугал тебя тогда? Ну прости, ты же знаешь, что я был на зада-нии, милая. Тайлин?  

Девочка шумно выдохнула и приняла протянутые ладони бра-та. Лир прижал ее к себе, ласково поглаживая растрёпанные косы.  

–Мама злится?  

–Немного – Лир улыбнулся и вытер ее щеку – но ты же со мной, тебя никто не будет ругать. Пойдём, у меня есть пару пирожных  

Тайлин заглянула в блеклые глаза.  

–Откуда ты знаешь, что я их люблю.  

–Ты же моя малышка, разве нет?  

 

Нардо крутил договор совершенно не слушая советников, перед глазами все еще стоял тагри, с его черными как ночь глазами, точеными чертами, холодным лицом. Так, словно ему неведомы человеческие эмоции. Но “Благодарю что разрешили мне жить” не так уж он и хладнокровен? Что было за этой фразой? Скрытая угроза, обида, боль? Или же он предупреждал его о том, что знает помыслы наследника?  

–Ваше высочество?  

Маркус, уже давно наблюдавший за отсутствующим лицом принца кашлянул и пнул его под столом. Молодой человек вздрогнул и обвел сидящих полукругом мужчин тяжелым, словно ото сна, взглядом.  

–На сегодня все. Продолжим завтра.  

Карлем переглянулся с военачальником, но молча поклонился и пошел к двери, Нардо даже не заметил их ухода, так и остался сидеть, уставившись в отчеты. Катани неоднократно говорил, что мальчик тоскует, но это была игра магии вайрама, уж он то не раз испытывал ее на себе. Но все же, что-то было в неестественно прямой спине, в темных очах. Что-то, что задевало и его. Грызло его. Как мог он хоть бы на секунду задуматься над тем убить брата или оставить его жить? Но, ведь он не брат, это лишь демон в теле человека, лишь демон, так отчего же ему не легче? Подавив тяжелый вздох, наследник поднялся и откупорил вино, подумав пару мгновений, накинул плащ и, сотворив портал, вышел во дворе замка тагри.  

Ааррон отбросил ударом гвардейца и крутанулся на месте, уходя от еще одного нападения. Чувствовал, как рядом дерется Ягед, видеть его не было возможности, но был уверен, что пока что с ним все в порядке. Не было времени следить еще и за его борьбой, внутри отчего-то колотилось ликование, словно он так и ждал момента ввязаться в драку и вот она пришла сюда сама. Меч промелькнул совсем близко и черканул его по боку, Ааррон споткнулся и взглянул в побелевшее лицо Кассара. Учитель, его учитель и, принц отбросил мысли на потом и резко отвернувшись от мужчины проскользнул под ногами гвардейца, снося сразу троих с ног. Ни разу его меч не нанес ранение, он старался, как мог.  

Нардо замер, наблюдая развернувшиеся перед его взором сражение. Больше десятка гвардейцев окружили тагри, его рубашка была мокрой от пота, лицо походило на маску лишенное эмоций, лишь глаза горели каким-то внутренним ярким огнем. Наследник успел уловить лишь как Кассар делает шаг, и его меч проскальзывает вблизи брата. Ааррон увернулся от меча и вскочив на ноги замер с клинками в руках.  

–ХВАТИТ!  

Арри вздрогнул и медленно перевел взгляд на брата, карие глаза полыхали холодом.  

–Кто мне объяснит, что происходит?  

Ааррон почувствовал, как озноб прошелся по лопаткам и представил, как это выглядит со стороны, он и Ягед вдвоем против гвардейцев императора, чем не предательство? Он медленно опустил клинки и слегка пошатнулся, кровь уже залила штанину, но все еще находясь в горячке боя он не чувствовал боли. Нардо холодно обвел взглядом мужчин и взглянул на тагри, что-то промелькнуло в его темных очах, и он уронил дуруки.  

–Наследник, я лишь оттачивал бой, но видимо мы немного увлеклись.  

–Ваша версия? Кассар, Прандар, объясните, что все это значит?  

–Сир, мы -мужчина замялся не зная, как объяснить их вспышку.  

Ааррон перехватил взгляд Ягеда и сжал зубы, это лишь его вина, он же сам спровоцировал.  

–Ваше высочество, здесь лишь моя вина.  

–Ты сейчас мне хочешь сказать, что пошел против людей императора?  

Кассар заметил, как побелело лицо принца, но он не отвел взгляда от карих очей наследника.  

–Не было и в помыслах, сир. Я тренировался с Касссаром и вашими людьми. В какой-то момент, я, увлекшись, слишком резко сделал выпад и его восприняли как нападение на учителя. -Ааррон быстро взглянул на мужчину и перевел взгляд на брата – в последнее время обстановка немного накалена в связи с моим положением, ваши люди восприняли это как угрозу. А я, будучи в горячке боя не смог вовремя остановиться. Ягед же думал, что меня собираются убить и бросился на помощь. За что я ему благодарен.  

–Допустим, но при чем здесь твое положение?  

–Император предоставил своих людей, чтобы предотвратить угрозу, как мы с вами оба знаем, этой угрозой являюсь я. А последние события, связанные с вашим покушением лишь, обострили обстановку. -Ааррон откатил рукава показывая артефакты – я все еще под надзором Налвира, сир. И -Ааррон пошатнулся и почувствовал головокружение.  

–Сир! Вы ранены!  

–Пройдет через пару часов, все в  

–Кто его ранил?  

Кассар, сжав меч, сделал шаг вперёд, но тагри перехватил его  

–Никто, сир, я лишь по неосторожности не успел уйти от руки учителя. Это случайность.  

Нардо сжал рукоять меча так, что пальцы свело судорогой. Ааррон успел словить его чувства и устало прикрыл глаза.  

–Ничего не произошло, я уверен, что мой учитель никогда бы не причинил вреда ученику.  

–Ученику возможно, думаешь я так глуп, тагри и не вижу, что на тебя была атака?  

–Они лишь выполняли свой долг. А долг их заключается в том, чтобы защищать корону.  

Нардо взглянул прямо в холодные глаза брата и уловил идущее от него напряжение, тагри боится его?  

–Вот именно и  

–Брось, Нардо. Мы оба знаем, что все эти люди здесь дабы остановить меня если они почувствуют угрозу. Они почувствовали, их не в чем винить.  

Наследник помолчал, думая над тем какую цель преследует этот демон, защищая тех, кто обязан его убить? Уловив движение Ягеда, схватившего тагри за предплечье не давая упасть, он вздохнул.  

–Ты ранен, нужно остановить кровь. Отведите его высочество в его покои. Его высочество не является подозреваемым, прошу впредь учитывать это. Ягед, что стал, помоги ему.  

Кассар обернулся к принцу намереваясь извинится, но словил лишь лишенный эмоций взгляд. Арри слегка кивнул.  

–Учитель, благодарю за урок.  

Нардо раздраженно схватил брата за локоть и увлек его порталом в его покои. Ноги тагри подкосились, и он практически упал на кушетку. Нардо сосредоточено рвал его рубашку на тонкие полосы, успевая при этом отдавать распоряжения насчет лекарств и ужина. Ааррон отрешенно наблюдал за суетой, думая о том, что при покушениях такого не было, а здесь лишь царапина и сам наследник распоряжается. Нардо взглянул на глубокую и рану и откатил рукава, намереваясь залечить ее. Ааррон дернулся от его же-ста, испытав на миг страх, и схватил его за руки.  

–Ссаррна, Ааррон, дай мне вылечить тебя – наследник, не поднимая головы пустил поток силы, он практически чувствовал взгляд брата на себе. Закончив, он поднял голову и встретился с пронизывающе-внимательным взглядом, на лице тагри читалось удивление вперемешку с беспокойством -Что ты так смотришь?  

–Ты назвал меня по имени.  

–И что?  

Ааррон поднялся, намереваясь снять с себя одежду, он, не глядя на брата, криво улыбнулся.  

–Впервые за восемь лет.  

Нардо промолчал не зная что сказать, и как вообще себя вести.  

Почему-то почувствовав давно забытые братские чувства, ему не хотелось их разрушить. Сам не мог понять себя.  

–Сир – Артур зашел с подносом и отваром, он на миг пересекся взглядом с наследником и прошел дальше – Ааррон?  

–Ставь все на стол, я сейчас. И скажи, чтобы принесли мяса под сыром для Нардо. И  

–Отвар я принес. Вам помочь? Ягед сказал вас ранили и  

–Все в порядке, – мальчик вышел вытираясь, голова болела после вспышки, да еще и наследник, что ему нужно?  

–Ваше высочество?  

Ааррон вопросительно взглянул на мужчину.  

–Я спрашивал нужно ли вам что на ночь?  

–Нет, ты свободен.  

–Что за отвар?  

Артур взглянул на мужчину.  

–У принца головные боли из-за артефактов.  

–Артур! Можешь идти.  

Ааррон проводил дворецкого тяжелым взглядом и подтянул к себе кружку, сморщив нос, он залпом выпил лекарство. Нардо увидел, как передернуло брата. Арри, не обращая внимания на внимательный взгляд наследника, расчистил столы от книг, подтянул стулья, кинул на них подушки, мельком окинул взглядом покои, и заметил Элли, девочка встревоженно следила за тонкими нитями магии замка. Принц выгнул бровь  

«Тебе не кажется, что оно меняется?!»  

«Да, давно уже, Элли. Не тронь это. "  

–Ты будешь вино?  

–Давай – Нардо заинтересовано наблюдал за тонкой фигурой брата, за тем, как он по-хозяйски сдвигает мебель, расставляет приборы. Его лицо сейчас выражало сосредоточенность, сбросив маску холода, оно было совсем еще юным, но все же отпечаток событий был в том, как он хмурил брови, морщил лоб, в темных как омут глазах. Его тянуло к нему, но и отталкивало понимание того, что это лишь оболочка. Нардо отвернулся, стараясь подавить раздражение.  

"Элли, что с деревьями? Почем все вянет? "  

Девочка соскочила с подоконника и пожала плечиками.  

"Мне кажется что-то убивает их. Все вокруг. Разве ты еще не понял? Миру нужен Тхаали. Ему нужен ты. "  

Ааррон растеряно взглянул на нее, не особо понимая, о чем говорит дух и поставил графин на стол. Слуги уже разложили ранний ужин. Мальчик внимательно посмотрел на брата, что ему нужно? Что это, игра?  

–Сказать, чтобы приготовили ванну? У тебя усталый вид.  

–Не настолько чтобы принимать в ванну твоем доме – прежде чем сорвались слова, Нардо пожалел о них, он мельком взглянул на брата, но он лишь кивнул и подвинул ему мясо.  

–Позвать мага чтобы он проверил еду?  

–Разве ты не ощущаешь яды?  

Ааррон мельком взглянул на брата, пытаясь понять это просто вопрос либо же он прощупывает почву.  

–Не все имеют запах, и, ты доверишь мне проверить твою еду?  

Нардо долгим взглядом обвел спокойное лицо брата, но не увидел никаких признаков эмоций и это взбесило его.  

–Мне воспринимать это как угрозу?  

Холод прошелся по лопаткам мальчика, он отложил вилку и прямо посмотрел в карие глаза наследника.  

–Ты мой брат, Нардо. Ты считаешь я могу покушаться на жизнь брата?  

–Честно?  

Ааррон слегка скривился и откинулся на спинку стула.  

–Давай.  

–Ты тагри и этим все сказано. Я ответил на твой вопрос?  

–Вполне. Артур!  

–Да, сир  

–Позови сюда мага, пусть проверит еду наследника. И побыстрее, не хотелось бы чтобы ужин его высочества остыл, пока вы копаетесь.  

Нардо хмыкнул.  

–Не нужно, Артур, все в порядке, я уверен, что еду проверили перед тем, как подавать мне. Ты свободен.  

Мужчина поклонился и вышел. Ааррон молча наблюдал за тем, как наследник ест, как так могло все перевернуться? Как тот брат, которого он знал, который приходил к нему ночью, когда ему снились кошмары, приносил сладости, как он мог воспринимать его как угрозу? Мог задуматься над тем стоит ли оставлять его в живых? Что он сделал не так? Что? Эта ненависть, откуда она? Почему находясь в окружении опытных воинов, он должен переживать за свою жизнь? Почему он должен опасаться Нардо? Родного брата? Как такое возможно? Ааррон вздрогнул от брошенной в него оливки и перевел взгляд на брата.  

–Ты что заснул?  

–Задумался. Извини.  

–Некоторые вещи не меняются, да? Ты всегда был не здесь.  

Ааррон улыбнулся.  

–Возможно. Что ты говорил?  

–Как успехи в академии?  

Мальчик отпил воды и взглянул в окно.  

–Я прошел четвертый уровень защиты. Щит стал стабильней и может быть независимым на длинные расстояния и на большое количество людей. Бранка доволен мной в ведении переговоров, говорит я очень ловок в манипуляции.  

–Кто бы сомневался.  

Ааррон слегка сжал подлокотник, но внешне остался также спокоен.  

–Научился контролировать вспышки силы и обретать им форму. В военной тактике я лучший из всех. Изучил влияние магии на наши земли, немного удивлен тем, что так и не изучили природу течения Арталаса. Изучил наомий. -мальчик пожал плечами – думаю, я готов к тому, чтобы империя использовала меня как оружие.  

–Это звучит как доклад – Нардо с усмешкой поднялся и прошелся по комнате.  

–Я думал доклад вам и нужен был, сир.  

Наследник взъерошил волосы и искоса взглянул на брата, он походил на изваяние, холодное, лишённое эмоций лицо казалось высеченным из камня.  

–Мне просто было интересно в чем ты преуспел.  

–В манипуляции – Арри внимательно следил за тем, как меняется выражение лица брата, он вздохнул про себя, и зачем он играет с огнем? Мало было леса?  

–Ты специально выводишь меня, не так ли?  

Ааррон широко улыбнулся.  

–Я же говорю, манипуляция это мое.  

Нардо выгнул бровь и насмешливо взглянул в черные очи мальчика.  

–То-то я смотрю, ты похож на раба, тагри. Мало получаешь? – Нардо увидел, как окаменело лицо брата и подумал о том, что все-таки эмоции этому существу известны. – Неприятно?  

Ааррон отвел взгляд и лишь пожал плечом, легкая улыбка пробежала по губам.  

–Я лишь тагри, Нардо. Что мне до того, как я выгляжу? Жив и хорошо.  

–Вот как? Совсем нет дела?  

Ааррон мельком взглянул на нити магии и инстинктивно потянулся к ним, пытаясь понять их сущность.  

"Нет! "  

Дух оттолкнул его с такой силой, что его опалило холодом. Ааррон откашлялся и обернулся к брату.  

–А кому есть?  

Нардо отвернулся.  

–Извини, это было грубо с моей стороны.  

Ааррон хмыкнул.  

–Грубостью было решать жить мне или умереть, Нерри. А это лишь безразличие, не более.  

Нардо резко обернулся и в два шага приблизился к мальчику, в карих очах горел огонь гнева.  

–Ты забываешься, тагри.  

–Правда? Видимо, я то и дело это делаю. Жалеешь, что не убил?  

Нардо схватил брата за грудки и встряхнул, карие очи горели ярстью.  

–Жалею. Это была слабость с моей стороны – Нардо увидел, как застыли глаза Ри, от холода в его глазах его вспышка сошла на нет. И он пожалел о сказанном. Разжав пальцы, наследник отступил. – Ааррон…  

–Нет, ты лишь честен со мной – Ааррон поправил рубашку. Что собственно он ожидал от разговора с наследником? -Нам с тобой нужно поучиться у Лира. Вот он точно умеет играть в таких ситуациях.  

Нардо фыркнул и словил усмешку на губах тагри, но в глазах она не отразилась.  

–Он порой слишком увлечён юбками.  

Ааррон улыбнулся.  

–Это похоже на него, быть всегда навеселе. Как мама?  

–Императрица в полном порядке, почему ты спрашиваешь?  

–Может, потому что она моя мать? – Ааррон вздохнул и поднялся, он скосил взгляд в сторону наследника – Извините, сир, я забылся. Вы останетесь на ночь?  

–Да, нет настроения выслушивать доклады сегодня.  

–Останешься здесь? Я пойду в другие комнаты.  

Нардо взглянул на брата, помнит? Это было так много лет назад, а он не забыл.  

–Если тебе не доставит неудобств.  

–Ну что ты, Нерри. Я прикажу чтобы тебе сделали ванну и почистили одежду. -Ааррон с улыбкой взглянул на брата – Видимо мы разучились разговаривать, не будем еще больше усугублять. Мирных снов.  

–Мирных.  

Ягед напряженно следил за Аарроном, принц сидел неподвижно уже больше часа, словно изваяние. Его лицо было мрачным, видимо мысли метавшиеся в голове мальчишки не приносили ему удовольствия. Что, собственно, он хотел? Чтобы мальчик был весел после того, как гвардейцы чуть не прикончили его? Все еще видел пред глазами слегка удивленное и решительное лицо принца, когда солдаты бросились на него. Мальчик безусловно великолепен во владении мечами. Если быть честным, он еще не видел такой тактики, как у него. Все еще помнил страх, когда принц вел бой с дуруками. Животный страх. И судя по выражению Кассара он тоже. А ведь он учит его, столько лет. Что еще скрывает мальчишка?  

–Ягед, прекрати так вздыхать.  

–Сир, с вами все в порядке?  

Ааррон, не оборачиваясь слегка скривился, сбрасывая с себя маску. Слишком устал он сегодня для дальнейшей игры.  

–Да. Почему ты вступился за меня сегодня?  

Мужчина удивленно посмотрел на все еще сидящего мальчика.  

–Я верен короне, сир.  

Ааррон резко обернулся, и мужчина почувствовал холодок, когда взгляд черных глаз слишком уж остро замер на нем.  

–Вот именно. Так почему ты был не на их стороне сегодня?  

Ягед вздохнул.  

–Вы же совсем еще мальчонка, только то, что вымахали, а так  

–Думаешь я не составлю угрозы?  

–Думаю, что, если бы вы хотели спалить здесь все к фьёрам, вы давно уже бы это сделали.  

Ягед увидел, как темные глаза стали печальными, и принц лишь улыбнулся уголками губ, скрывая горечь.  

–Спасибо. – Ааррон отвернулся прежде, чем стражник смог что-то ответить. – Иди спать, Ягед, полночь уже. Пусть меня посторожат другие.  

–Ну что вы такое говорите, сир. Посторожат, надо же выдумали.  

–Правду, Ягед. Лишь правду.  

Мужчина промолчал и замялся.  

–Сир?  

–Да?  

–Позвольте, спросить.  

Ааррон фыркнул и уже веселясь взглянул на мужчину.  

–Ягед, с каких пор ты спрашиваешь у меня разрешения? Как тащить меня под плеть, так помнится ты не учитывал моих пожеланий, а здесь прям сама вежливость.  

Щеки мужчины слегка побледнели от этих слов, и Ааррон, вмиг посерьезнев, вздохнул.  

–Прости, это не было угрозой, так что ты хотел?  

–Артефакты, сир. Почему вы все еще носите их?  

–Кроме дознавателя и наследника никто их снять не в состоянии. Налвир не появлялся, видимо императору удобней держать меня в узде. А наследник, как видишь, не горит желанием снять их. Я ответил на твой вопрос?  

–Простите, сир. Просто, разве они не влияют на ваши занятия магией?  

Ааррон внимательно взглянул на мужчину и криво улыбнулся.  

–Не так сильно, чтобы снимать их.  

–А на ваше здоровье?  

–Слишком много вопросов, Ягед, боюсь не на все я могу тебе ответить.  

–Извините, сир. Спокойных снов вам.  

–И тебе, Ягед, и тебе.  

Дым разносился по воздуху скрывая тела. Их было множество, дети, женщины, старики, мужчины. Смрад разносился так сильно, что невозможно было дышать. Крики ужаса и боли звучали так близко, они пронизывали насквозь, заставляя испытать их горе, ужас, впитать в себя всю ту кровь, что пропитала землю. Он обернулся не понимая, что он здесь делает, взгляд выхватил тряпичную куклу и сердце пронзила боль. Дети. Кто мог так зверски убить детей, изнасиловать и вырезать женщин? Дым рассеялся и ноги подкосились от увиденного, сожженные дома, окровавленные тела, замершие в муке лице детей. Боль захлестнула, казалось он умирает с каждым из них, испытывает их агонию, боль, ужас…  

Нардо сел на постели, сердце бешено билось, рубашка промокла от пота, перед глазами все еще стояли тела. Он запалил свет и дрожащими руками налил воды. Кошмар был настолько явным, словно это был вовсе не сон. И.. Наследник замер, вспомнив, что такое уже было, давно. Ааррон, сны, тагри всегда видел слишком яркие сны, а это значит, что…  

–Где покои Ааррона?  

–Сир?  

–Где спит мой брат? -Нардо нетерпеливо взглянул на растерянного стражника – Веди меня, не спи!  

Наследник быстрым шагом ворвался в комнату и зажег свет. Его догадка подтвердилась. Тагри лежал, разметавшись на постели, его лицо было лишено красок, он стонал, гримасы боли искажали лицо.  

–Почему вы не разбудили его раз слышите такие стоны?  

–Его высочество часто видит кошмары, сир.  

Нардо зло взглянул на мужчину и в два шага оказался у кровати, склонившись над братом он встряхнул его, но мальчик не приходил в себя.  

–Сир, простите.  

–Что?!  

–Это не поможет. Мы никогда не могли разбудить его и…  

–ПОШЛИ ВОН!!  

Нардо, ругаясь, набрал воды и вылил на брата, тот дернулся, но все также остался в плену кошмара. Мужчина почувствовал холодок, что, если это магия? Часть той магии, о которой они ничего не знают. Но почему тагри видит такие кошмары? Схватив брата за голову, он закрыл глаза и сосредоточился.  

"Аарри, иди ко мне. Очнись. Ааррон, это сон, очнись, давай, тагри, ну же! "  

Ааррон открыл глаза и уставился на склонённого над ним наследника, ужас того, что он увидел все еще крепко держал его, мальчик облизал губы.  

–Очнулся? Все хорошо, это лишь сон, тагри, слы…  

–Дети, там были дети.. Они наслаждались тем, что сделали, они  

–Ааррон! Это был лишь сон!  

Взгляд черных глаз замер на наследнике, и мужчина отшатнулся от пылающего в глубине глаз огня.  

–Сон? О нет, Нерри, это не сны, не сны. – Ааррон отвернулся и его вырвало.  

Нардо растерянно подал ему воду и полотенце, он смотрел на то, как дрожат руки тагри.  

–Что значит не сон?  

–Моя магия, она чувствует эмпатию, иногда сила эмоций настигает меня во сне. Так словно кто-то зовет меня, словно кому-то нужно отдать боль. -Ааррон закрыл лицо руками и трижды глубоко вдохнул, стараясь прогнать новый позыв рвоты.  

–Ты говорил кому-то об этом?  

Нардо увидел, как застыли плечи брата, и он медленно обернулся, каждая черточка его тела выдавала напряжение. Он боится?  

–Нет, я, я подумал, что если я скажу еще и об этом – Ааррон взглянул куда-то мимо наследника и он непроизвольно обернулся, но не увидев там никого, снова взглянул на брата – то меня спалят над рекой, как говорится в предании. – принц скривился – ведь я лишь существо. Я, я – Ааррон вздохнул и перевел взгляд на брата, в черных глазах промелькнула обреченность – Прошу, не говори им, Нерри.  

Нардо вздрогнул от ужаса в голосе тагри.  

–С чего ты решил, что тебя спалят? Что за бред? – Нардо налил воды и залпом выпил, его самого била дрожь.  

Ааррон, уже совладавший с собой, открыл окно, позволяя прохладе остудить пылающую голову.  

–Ты прав, высший бы придумал что-нибудь другое.  

–Он может помочь разобраться, тагри  

Ааррон обернулся и молча посмотрел на брата, не выдержав его взгляда наследник отвернулся.  

–Я обязан доложить об этом Дарблейну, возможно он знает, как оградить тебя от них.  

–Конечно, сир. – голос Ааррона был бесцветным, отчего Нардо заставил себя внимательно посмотреть в лишенное красок лицо, но мальчик уже скрыл эмоции и вопросительно взглянул на него – Я тебя разбудил?  

–Да, твой сон настиг меня, как это бывало раньше.  

Ааррон непонимающе посмотрел на него  

–Ты не помнишь? Когда ты был младше, наша связь была слишком сильна, и я часто видел твои сны. Так как это произошло сегодня.  

–Извини.  

Нардо помолчал и потер переносицу.  

–Позвать Артура?  

–Нет, спасибо. Иди спать, я справлюсь.  

Наследник еще раз внимательно посмотрел на бледное лицо брата и вышел. Нардо шел по темному коридору чувствуя смятение, он был уверен в том, что эти сны — это самая настоящая древня магия. Истинная магия. Что если ее сила может настроить тагри против них, тем более поводов для ненависти у мальчишки более чем достаточно. Нужно было его устранить тогда. И все его чувства. Если бы он не обманывался его внешностью. Ссаррна!! Мужчина закрыл двери вязью символов и замер у стены. Взгляд карих пробежался по комнате, подмечая каждую деталь, выискивая малейший намек на фолианты. Карие глаза слегка потемнели, когда он нашел то, что искал, вытащив книгу он замер, прочитав название. Алхимия, древние учения Хаоса. Холод прошелся по спине, они сами открыли доступ тагри к знаниям. Опасным знаниям, древним, тайным. Что еще он знает, что изучает? Какие данные скрываются в его голове? Рассвет застал его в кабинете брата, помещение походило больше на хаос нежели на некогда опрятный кабинет. Книги, записи, листы чертежей, рисунки лежали на полу, на столе, стульях. Они были везде, мужчина потер уставшие глаза и открыл окно, прохладный воздух слегка встормошил его. Его догадка оправдалась, он нашел с десяток запретных книг в библиотеке тагри. Откуда он их взял? С какой целью ему знания о тайной магии? Аспектами темной? Еще одно доказательство того, что тагри причастен к одаренным. Неужели он так работает с Нуá-Родýса? Как много он знает и умеет, как много того, о чем они даже не подозревают? Как он, как глава Тайной канцелярии мог это допустить?  

–Принесите мне завтрак и разбудите Ааррона. Накройте на двоих, здесь.  

–Будет исполнено, сир.  

Нардо расстегнул рубашку, закатил рукава и сел на стул, его мысли были тяжелы как грозовые тучи. Нужно будет узнать каждую деталь о его жизни, опросить каждую мышь в его окружении. Почему Артур ничего не докладывал о его увлечениях? С ним он еще разберется. Лучше бы он просто покрывал существо из-за его магии, нежели тагри оказался таким ловким, что даже шпионы ничего не знают о нем.  

–Привет, Нардо, ты выспался? – Ааррон замер, он молча рассматривал перевернутые вещи, неужели Нардо..Взгляд черных глаз вопросительно замер на брате.  

–Доброе утро, тагри. Твой сон натолкнул меня на одну мысль, и знаешь что?  

–Что?  

Нардо улыбнулся и от этой улыбки Ааррона пробрала дрожь.  

–Моя догадка была верна. Ты изучаешь древнюю магию. Тайную магию.  

–И?  

Брови наследника выгнулись.  

–Ты даже не собираешься скрыть это?  

Ааррон, неотрывно смотря на наследника, пожал плечом.  

–Эти знания нужны мне для того, чтобы управлять своей магией. Почти всегда я действую интуитивно, но это неправильно. Поэтому, да, я изучаю древнюю магию.  

Нардо откинулся на спинку и окинул брата тяжелым взглядом.  

–И где, позволь, узнать ты достал эти фолианты? Ведь они все как один под запретом.  

–В семейных архивах, где же еще.  

–В семейных? Ты хотел сказать в архивах императора, тагри?  

Ааррон никак не отреагировал на слова, за маской хладнокровия мелькали в бешенном ритме мысли, что происходит? Что значит этот обыск? Каков будет последующий шаг?  

–Твои сны. Ты скрыл их, что еще ты скрыл? Что ты покрываешь? А, скажи-ка мне тагри? Каковы твои цели?  

–Цели? О чем ты? Я лишь тренируюсь стать щитом.  

Нардо усмехнулся и от этой усмешки у Ааррона подкосились ноги, перед ним сидел не его брат, это лицо, эта ухмылка, перед ним был глава Тайной канцелярии. Стараясь разрядить напряжение, мальчик слегка улыбнулся.  

–Право, Нерри, ты пугаешь меня до чертиков. Теперь я понимаю, как ты добываешь нужные тебе сведения.  

Нардо бархатно рассмеялся и от этого смеха принцу стало еще страшней, он непроизвольно отступил назад.  

–Ты даже не представляешь, тагри, Как я добываю знания. Не один из моих методов тебе не понравиться, поверь мне.  

–Завтрак, ваше высочество.  

Артур зашел в комнату и мельком отметил лишенное красок лицо Ааррона и ледяное, словно сталь лицо наследника. О, он знал это выражение, ничего хорошего оно не предвещало. Нардо с усмешкой наблюдал за братом.  

–Сядь, тагри, давай поедим. Нам с тобой еще предстоит долгий и весьма трудный разговор.  

Ааррон, уже практически совладавший с собой, сел и закинул ногу на ногу, он из-под ресниц наблюдал за тем, как служанки расстилают скатерть, раскладывают столовые приборы.  

–Нардо, ты решил сегодня запугать меня? -мальчик повернул голову и вопросительно улыбнулся.  

Взгляд карих глаз наследника заметно потемнел и от того стал еще острее.  

–Видимо, мой вчерашний фамильярный тон заставил тебе подумать, что ты имеешь право говорить со мной на равных, тагри?  

Ааррон успел заметить, как дрогнули руки женщины и пару капель соуса капнуло на белую скатерть, он достал салфетку и накрыл каплю, параллельно пуская нить успокоения женщине.  

–Что ты сейчас делаешь, тагри?  

–Успокаиваю, как видишь. Ты пугаешь мою прислугу, Нардо  

Артур взглянул на лишенное эмоций лицо мальчика, он казался совершенно спокойным, но что крылось за этим спокойствием.  

–На кого ты еще воздействуешь, Ри? Возможно, Налвир поможет тебе объясниться?  

Артур заметил, как пальцы подростка сжали вилку, но внешне он остался совершенно спокоен. Арри взглянул на брата и выгнул бровь.  

–Объясниться? Ты, находясь в моем доме, перевернул вверх дном мои личные вещи. Это ты должен объясняться, а не я.  

Нардо молча смотрел на мальчика потом расхохотался, от его смеха отшатнулся Артур, улыбка совсем не вязалась с острым словно лезвие ножа взглядом.  

–Браво, тагри, твоей выдержке можно только позавидовать. Видимо, ты забыл, что здесь ничего не принадлежит тебе, Ри. Ты жив лишь милостью императора.  

Ааррон насмешливо взглянул на брата.  

–Я думал твоей милостью, Нерри.  

–Наследник, ты хотел сказать, тагри. Для тебя, я наследник. Мне вырезать это на твоем разуме?  

–Ты это сможешь? -Ааррон все еще подначивал его, стараясь скрыть страх и ярость – Думаешь ты сильнее меня? Меня, владеющего истинной магией? Ты так уверен, в себе, наследник.  

Артур скосил взгляд на мальчика и увидел, как горят огнем вертикальные красные зрачки. Воздух, казалось, сейчас полыхнет таким же алым цветом. Ааррон улыбнулся, видя, как искажается яростью лицо брата, он практически впитывал в себя его ненависть. Когда в комнату ворвались гвардейцы, мальчик даже не повел бровью. Его сердце бешено билось, практически причиняя боль, но в порыве ярости, он уже не мог остановится чтобы не разъярять брата еще больше. Страх заводил его, но все же, как бы он не испытывал страх, в глубине его сознания билась мысль о том, что Нардо никогда не причинит ему боль, не сможет пойти на то, чтобы причинить вред. Ведь не убил же он его, прекратил дознание Налвира зная, что его магия причиняет ему невыносимую боль.  

–Сир?  

Нардо взглянул на Кассара и успел заметить, как зрачки брата снова приобретают свой черный цвет, казалось его лицо застыло еще больше, когда он услышал голос своего учителя.  

–Выведите прислугу, очистите здесь место. -Нардо поднялся и подошел к брату, заставляя подняться и его – скажите, чтобы никто не заходил. Думаю, Налвир покажет мне все, что мне нужно тагри. – Наследник улыбнулся, отчего гвардейцы инстинктивно отшатнулись – Ты сам этого хотел, тагри. Хотел убить меня, да не все вышло? Никто не смеет играть в тихую против короны. Тебе же лучше, если ты это усвоишь прямо сегодня.  

Ааррон побледнел, он хорошо помнил магию дознавателя, испытав ее на себе уже не забудешь. Ему казалось, что все что происходит лишь его очередной кошмар, от которого он не в силах избавится. Намереваясь налить воды он сделал слишком резкий шаг и лезвие меча замерло на его аорте. Взгляд черных глаз мальчика замер на лице Кассара, стараясь подавить отчаяние он криво улыбнулся.  

–Учитель?  

Нардо успел заметить, как дрогнуло лезвие от этого обращения, мужчина встретился взглядом с мальчиком, но не отвел меча.  

–Не делай глупостей, Ри.  

–Тебе не кажется, Нардо, что все зашло слишком далеко. Может хватит? И ты просто задашь мне хорошую трепку на правах старшего брата?  

Нардо качнулся на пятках и прямо взглянул в темные глаза брата, он успел уловить в них недоверие.  

–Мой брат мертв, тагри. Неужели я не дал тебе это понять еще много лет назад? Ты почему-то считаешь, что корона не ведает на что ты способен? Думаешь люди императора так же, как и я не знают, что от тебя можно ждать? Что именно ты стоишь за всем, что сейчас происходит в империи?  

–Вижу короне многое известно, наследник. Рад за вас, сир.  

Нардо кивнул и мальчика силой усадили на стул, Арри отстранено наблюдал за тем, как ряд гвардейцев выстраивается возле двери, как появляется дознаватель, как ремни крепко связывает его руки к подлокотникам.  

–Тайная магия, Налвир, мне нужно знать все, что знает он. Это не разговор. Мне нужны эти знания.  

Бледные глаза дознавателя замерли на мужчине, словно уточняя уверен ли он. Нардо почувствовал безмерную усталость, он взглянул на бледного брата.  

–У тебя есть выбор, тагри. Либо дознаватель работает с тобой сейчас, либо же мои гвардейцы отведут тебя к императору, и он решит, что с тобой делать. Ты меня слышишь?  

Ааррон вздрогнув перевел взгляд на Налвира, потом на брата, оба знали, что он выберет, пойти к императору равнялось смерти.  

–Сейчас  

Нардо криво усмехнулся и взъерошил волосы.  

–Я рад, что ты понимаешь положение вещей, Ри. Приступай.  

–Сир, – Кассар взглянул на двери – может  

–Нет, приступай, Налвир  

Кассар стоял, вцепившись в рукоять меча так, словно она могла дать ему опору. Мужчина мельком взглянул на стоящих рядом солдат, все были также бледны, как и он. Истошный крик снова взорвал помещение, заставив его содрогаться, и мимо воли, бросить взгляд на принца. Мальчик захлебывался в криках, было невыносимо видеть это. Ааррон закрыл глаза чувствуя, как слезы текут по щекам, голова горела изнутри, грубая сила дознавателя всколыхнула в нем ментальные атаки, и он отчаянно выстраивал стены, не позволяя себе открыться, что приводило к еще большей боли.  

–Ваше высочество, вы же сами делаете хуже. Не заставляйте меня ломать вас. – белесые глаза замерли на наследнике – ваш брат подвергался ментальным атакам?  

–Да, какое это имеет отношение?  

–Его страх заставляет его выставлять стены. Слишком толстые стены. Если я буду груб, боюсь, он больше никогда не сможет противостоять ментальной магии. А ведь его готовят как боевого мага?  

Нардо взъерошил волосы, размышляя над тем, как поступить.  

«Отец, я нашел рукописи о Хаосе у тагри. Учения об алхимии.  

Пусть Налвир поработает с ним  

Уже. Но, если мы продолжим он может быть не в себе. Что будем делать? – Нардо почувствовал сомнение, идущее от отца.  

Продолжай, мы готовили не только его как щит. Если он угроза – убери его»  

–Тагри, взгляни на меня. – Нардо дождался пока затуманенные глаза брата замрут на его лице и почувствовал судорогу, ему отчаянно захотелось прекратить это – я даю тебе последнюю попытку. Либо ты открываешься, либо я  

–Что происходит? – Такрилл ворвался в кабинет и замер, неотрывно смотря на своего подопечного – Мой принц, что случилось?  

–Маг, – Нардо холодно взглянул на мужчину – с тобой тоже будет отдельный разговор. Подожди своей очереди, и без глупостей, Таркилл, ты меня знаешь  

Мужчина отвел взгляд от тагри и медленно перевел взгляд на наследника, он почувствовал, как тонкий холодок заползает в душу.  

–Я всегда был предан вам, мой принц.  

–Надеюсь на это. Налвир, продолжай.  

Ааррон вжался в спинку, чувствуя как все его тело начинает сотрясать дрожь, казалось, голова его сейчас разорвется, магия дознавателя резким махом смела его стену, но разбилась о другую, мужчина охнул и пошатнулся, тело принца выгнулось и упало на пол вместе со стулом. Гвардейцы подобрались, когда мальчика начали сотрясать судороги. Налвир оперся о стену, его руки дрожали от отката магии вайрама  

–Ваш брат знает один из мертвых языков, сир  

Нардо вздрогнул  

–Что значит знает?  

–Говорит на нем читает, пишет, в свободном владении.  

–Но, это невозможно  

Белесые глаза дознавателя замерли на лежащем без сознания мальчике  

–Возможно, если только он использовал тайную магию для его изучения.  

–Продолжай.  

Ааррон дрожащими руками вытер кровь с лица, краем сознания понимал, что кто-то, что-то говорит ему, но суть ускользала, его безумно тошнило, а голова, этот гул, он сжигал его изнутри. Попытался встать и его слегка занесло в сторону, словно пьяного, как же, наверное, он ничтожно смотрится со стороны? Чьи-то руки настойчиво удерживали, не давая упасть лицом вниз. Словно преодолевая давление воды, он вскинул взгляд и встретился с взглядом полным гнева мага. На кого он злится, на него за то, что втянул его или же на наследника, за то, что он сделал? Ааррон встряхнул головой и взглянул на стоящего спиной к нему мужчину, на напряженную спину, широкие плечи, рыжие волосы. Маг словил тагри, когда его повело от резкого движения, на этот звук мужчина обернулся и Ааррон пару мгновений рассматривал жестокое лицо, рыжие волосы, безразличный взгляд, лишь мгновение спустя он по-нял, что это Нардо. Это осознание слегка опешило его, и он усмехнулся  

–Я не узнал тебя, Нардо. Видимо я схожу с ума.  

Налвир переглянулся с принцем и Ри успел заметить, как облегчение промелькнуло на лицах окружающих  

–Как вы себя чувствуете, сир?  

–Более-менее. -Ааррон провел рукой по лицу и растерянно взглянул на кровь. Он почувствовал, как сильные руки мага усадили его, дрожь прошлась по лопаткам  

–Все закончилось, Ри. – Нардо все также стоял возле окна, словно не решаясь подойти к нему. – как тебя зовут?  

Ааррон вопросительно посмотрел на брата  

–Ааррон  

Нардо кивнул и взглянул на дознавателя  

–Думаю с вашим братом все будет в порядке, сир?  

Ааррон встряхнул головой чувствуя, как магия Налвира кружит вокруг него, образы захватили его, смяли, он застонал  

–Ааррон? Ааррон!  

Он удивленно понял, что лежит на холодном полу, отчего-то было слишком тесно здесь, и рубашка, отчего она такая мокрая. Что-то влажное прикоснулось к его лицу, ресницы дрогнули, и он увидел тонкие пальцы целителя. Попытался сказать, но почему-то ничего не вышло, словно что-то держало его.  

–Что с ним?  

Катани, не ответив, продолжил вытирать кровь с лица мальчика, пальцы мужчины подрагивали, он все еще не мог отойти от шока, увидев, что принц пришел в себя он почувствовал облегчение. Темные глаза замерли на его лице, и мальчик попытался что-то сказать, его губы шевельнулись, но сорвался лишь стон.  

–Я спросил, что с ним?  

–Не знаю, сир. После первого общения маэстро с вашим братом, мальчика сильнее начали мучить странные сны. Видимо это как-то связано и что-то подобное произошло сейчас.  

Ааррон перехватил пальцы Катани и сжал, заставляя обратить на себя внимание,  

–Иди  

Нардо переглянулся с магом думая о том, что мальчик таки сошел с ума.  

–Ааррон, тише, тише.  

Ри зажмурился и попытался сформулировать мысль, но отчего-то слова расползались, словно капли воды сквозь решето.  

–Иди, нельзя – взгляд черных глаз встретился с синими – от меня, иди, преда..предатель. Думают, я. Уходи. Иди.  

На скулах Нардо заходили желваки, когда к нему дошел смысл сказанного. Катани мягко улыбнулся и разжал дрожащие пальцы мальчика.  

–Глупости. Все в порядке, Ааррон. Ты понимаешь меня? – взгляд синих глаза потемнел еще больше, когда он увидел отчаянную попытку принца ответить – просто прикрой глаза. Хорошо. Сколько пальцев? Ну же Ааррон, сколько пальцев ты видишь. – Катани сжал губы, когда понял, что принц не может сосчитать – ну хорошо, оставим это на потом, хорошо?  

–Шум, слишком. Холодно, почему?  

–Я просто окатил тебя водой, ты немного был не в себе. Голова, шум в голове? Ничего, ничего, и не такое проходили, да? – Катани почувствовал облегчение, когда улыбка промелькнула на обескровленных губах мальчика.  

–Он сможет встать, Катани?  

Ааррон прикрыл глаза и медленно, словно во сне, попытался приподняться, но от этого движения потемнело в глазах. Нардо наклонился и, прихватив брата за плечи, резким жестом поставил на ноги, отчего ноги того подкосились, и он едва не упал, но сильные руки наследника удержали его.  

–Артур, приготовь все в его покоях. Налвир, ты свободен – Нардо кивнул высокой фигуре – Благодарю тебе, ты хорошо выполнил работу.  

Ааррон скривился от этих слов, но у него ни осталось сил ни на эмоции, ни на тирады. Ему хотелось спать, как бы ни пытался сформулировать мысль ничего не получалось.  

–Нардо, позвольте мне – маг перехватил подопечного – давай, шагай, тагри. Ты должен идти.  

Нардо молча наблюдал за тем, как укладывают тагри на кровать, глаза брата были затуманены, все еще чувствовал дрожь от того, как тагри не узнавал их на протяжении нескльких часов. В какой-то момент, он действительно подумал, что свел его с ума. Брата, младшего брата.  

–Элли, Элли.  

Катани вздрогнул, когда усталая улыбка проскользнула на лице принца, он смотрел куда-то мимо них. Дух подошел ближе и встревоженно заглянул в лицо мальчика, ее магия кружила вокруг него, но не могла коснуться и это пугало ее.  

–Элли, холодно. Тебе?  

Нардо застыв наблюдал за тем, как импульс тепла срывается и уходит в пространство, на лице брата застыло выражение муки.  

"Тхаали? Тихо, тихо. Прекрати"  

Ааррон шумно вздохнул и закрыл глаза, голоса витали вокруг него, звали его, хотели его, он был ними, терял себя.  

–Мальчик? Мальчик ты меня слышишь?  

Ааррон сквозь силу взглянул на мужчину, но не узнал его, кто он? Еще один стражник? Что ему нужно? Убить его, сжечь?  

–Аааррон, тихо, тихо, выпей, вот так, молодец. Теперь ты поспишь. Хорошо?  

–Он будет в порядке?  

Мужчина отошел от постели и взглянул в карие глаза наследника.  

–Вы узнали все, что вам нужно было, сир?  

–Да.  

–Остальное не имеет значение. Если он придет в себя, я уведомлю вас.  

–Что значит если?  

Катани усмехнулся.  

–Вы же прекрасно осведомлены на что способна магия дознавателей. Может быть такое, что ваш брат, о, прошу прощения, тагри, – Катани с насмешкой сделал ударение на прозвище – останется с помутнённым рассудком. Идите, ваше высочество, я как целитель, останусь здесь.  

   

 

 

7  

 

Старый мир горел в пучине войны, заполонившей его. Щупальца Мильдиры распространились практически на все территории государств, выпивая все соки с, итак, отмирающих земель. Алхимия, процветающая в Мильдире меняла ход событий старого мира, ускоряя распад в этих частях еще больше. Пустоши запускали свои нити все больше в земли Арссса, уничтожая плодородную зеленую землю. Знаменитые на весь старый мир фруктовые сади и густые тягучие чащи превращались в усохшие, а местами мертвые земли. Как бы ардиры не пытались остановить отмирание земель, их сил было недостаточно. Несмотря на войну, которая выжигала силы и людей, ардиров больше волновало отмирание мембран. Несмотря на то, что земли Арссса хранили в себе вековые традиции и знания, они не могли связать умирание мира и то, что происходило с людьми. Частично, Со прислушивался к Ли, понимая что все начинается с душ, но противостояние армии Мильдиры отнимало у него все силы и ардирам не хватало ни времени ни сил чтобы следить за мембранами. Как бы Со не считал что Иордан извлекает выгоду из того, что им не хватает людей на работу с мембранами, все же он переоценивал замыслы Мильдиры. Их знаний не хватало на то, чтобы они были близко знакомы с глубинным строением мира. Древние народы забывали, что Мильдира была основана изгнаными темными магами с Нового Мира. Смотря глубоко в проблемы Мира, земли Соуулха и Арссса упускали одну из больших проблем упадка мира.  

Алчность влекла за собой войны, жестокость, жажду властвовать, что разрушало мир подобно съедающей черной пасти. И Мильдира, идущая на поводу своих желаний, широко раскидывала длинные щупальца, стараясь не только захватить как можно больше территорий, но и почувствовать свою весомость.  

Темный, умело играя на самолюбии Иордана, поставлял ему одаренных и оружие практически ничего не прося взамен. Он кормил их с рук, делая из года в год ручными, и все больше перетягивал тренировочные площадки для своих магов на их земли. Пустоши тянули его к себе, интересовали, их структура, то, как они несли в себе разрушение – он чувствовал это. Где-то глубоко в его крови часть этого хаоса отзывалась, принимая его как главного. И все же Лиррелл делал огромную ошибку, не беря в расчет древние народы, считая, что его сила инноваций, сплетённая с новым видом разумной темной магии, может решить практически все вопросы. Все что его интересовало от древних народов это знания. И он выуживал их, но понять до конца все также не мог. Лишь частично ему хватило сил, чтобы приблизится к пониманию Грани Душ.  

Мильдира шла на его запросы, вылавливая некоторых людей с земель Соуулха, поставляя ему их через Таурону. И все же то, как они это преподносили заставляло Темного обращать свой взор более внимательно чем прежде. Они думали, что идут ему на уступки, не понимая кто именно перед ними.  

Мужчина рассматривал иссушенную потрескавшуюся землю, тянувшуюся вдоль цветущего поля пшеницы. Так, словно зелень кричала о своей власти здесь. Сощурившись, Лир выудил пару плетений, губы дрогнули в насмешливой гримасе, и он начал вплетать свою силу позволяя рушится так долго служившим алхимическим формулам. Это немного собьет спесь Иордана и его магов. Лиррелл, идя на поводу некоего зова пустоши, медленно пошел в сторону потрескавшихся земель. Сила разрушения, пронизывающая их отзывалась легкой вибрацией в нем. Он не мог видеть рванные мертвые нити, висевшие вокруг, но он чувствовал силу Хаоса, царившую здесь. Он взывал к нему, жаждал его, знал его. Мужчина замер, позволяя своему восприятию соединится с темными нитями. Лир охнул, когда сила, проникла в него, осторожно ощупывая его, рассматривая. Углы губ принца дрогнули, и он почувствовал, как Хаос внутри него отозвался. Силы не только приняли друг друга, они начали сплетаться, вбираясь мощным потоком в мага.  

Сознание Лира взорвалось, заставляя его падать на колени. Поток успел выровняться, подчиняясь желанию Темного мага, улавливая его боль. Мужчина, дрожа вытер пот с лица, взгляд выхватил серебристые нити, ярко горевшие под его кожей. Постепенно свечение спадало, полностью растворяясь в его венах. Лир осторожно потянул силу и задохнулся от той мо-щи, что откликнулась на зов. Зрение изменилось, и он увидел, как расчертилось пространство на тонкие, еле заметные стенки. Они дрожали, так словно были живы, сила, вплеснувшаяся в него, задела их, ускоряя распад. Темный перехватил стремительно чернеющую нить и пустил свою силу, призывая ее преобразить, дать новую, иную жизнь. Жизнь, связанную с Хаосом. Мембрана тонко задрожала, пытаясь сопротивляться, но сила Темного была наделена особым разумом, она мягко проникала внутрь, оседая в тканях, становясь ее частью.  

Работающий на побережье Лириона Со, упал на колени, чувствуя, как прожигает его сознание вопль, пронизывающий Мир. Что-то слишком темное пришло на их землю.  

«Тхаали. Где же ты? »  

 

Маркус рассматривал лицо сына, оно было настолько умиротворенным, что казалось его мальчик крепко спит. Мужчина дрожащей рукой погладил холодную щеку и застонал. Эта проклятая империя забрала у него все! Сначала жену, а теперь и его единственного ребенка, его мальчика. Он же совсем еще мальчишка, еще даже и пожить не успел. Когда наследник принес ему страшную весть он сначала не поверил, потому что это не могло быть правдой. Не могло быть его реальностью.  

–Фабиан, мой мальчик.  

–Маркус, нужно начинать. Слышишь?  

Мужчина, давя в себе стон, кивнул и отошел от труны. Империя проведет его сына в последний путь как одного из самых верных короне людей. Но кому нужны эти почести? Они что вернут ему сына? Облегчат боль? Исправят то, что сделали с его мальчиком? Истабьен сжал локоть друга и словил полный ненависти взгляд.  

–Зачем ты пришел?  

–Фабиан был мне как сын.  

–Тогда почему его кладут в землю, а твои дети живы? – советник скривился, когда увидел боль на лице императора – не знаешь, что сказать, да Ист?  

–В тебе сейчас говорит горе. Пойдем, ты должен присутствовать на церемонии.  

–Убирайся! Будь прокалят ты и империя!  

–Маркус…  

Мужчина с искаженным от ярости лицом взглянул на императора  

–Как мог позволить отправить его в самый ад! Как? Разве вы не готовили для этого Ааррона? Почему эта тварь еще жива, а мой мальчик мертв!  

Пак перехватил советника и кивнул бледному как смерть Истабьену.  

–Прошу не принимайте его слова близко, мой император.  

–Он прав, но мы поговорим о моем сыне позже. – Истабьен словил мутный от горя взгляд друга – если бы я мог, тагри бы занял его место. Но он не в состоянии. Ты поймешь. Мне жаль, Маркус, мне правда жаль.  

Нардо наблюдал за тем, как подходят отдавать честь маги, дурук-хатим, простые солдаты, воевавшие с Фабианом. Мужчина сжал зубы, это лишь его вина, если бы он не применил магию дознавателя тогда, если бы тагри не тронулся умом, его лучший друг был бы жив. Но он был самонадеян, думал, что поступает верно, ведь если бы тогда он привел тагри к отцу, вероятней всего что отец либо казнил либо отдал его в руки высшего. Сильная рука сжала плечо принца, заставив его вздрогнуть. Генерал взглянул в темное от горя лицо наследника и вздохнул.  

–Ты ни в чем не виноват, мальчик. Не смей корить себя. Темные маги напали внезапно, никто даже не думал, что это засада либо партизанские полки. Они просто попались им на пути. Ты не виноват.  

–Мы готовили на его место Ааррона.  

Мужчина покачал головой.  

–Думаешь, если бы ты потерял брата, тебе было бы легче?  

Нардо промолчал, зная, что тайну магии тагри знают лишь близкие к короне люди. Солдат он не берет в расчет, они все связаны клятвой. Сейчас он чувствовал лишь ярость на самого себя и безмерную боль от потери друга.  

 

Ягед тяжело вздохнул, наблюдая за отрешенным лицом принца, черные глаза были стеклянными, так, словно разум принца был далеко. Мужчина слегка тронул подростка за плечо и подвел под навес, хватило того, что принц промок до нитки, пока он не кинулся его искать. Сняв с себя плащ, мужчина накинул его на исхудавшие плечи Ри. Что-то дрогнуло в глубине глаз принца, и он медленно повернулся в сторону стражника. В глубине черных глаз всплывали мысли, по тому, как нахмурились брови мужчина понял, что парень пытается вспомнить как его зовут.  

–Ягед?  

–Да, принц, это я. Вы снова ушли, не сказав куда. Разве так можно? И вы промокли до нитки.  

Ааррон попытался сосредоточится на голосе стражника, но голоса и эмоции, витавшие вокруг него уносили с собой, только прикосновение к его руке вернуло его обратно.  

–Да?  

–Давайте вернемся в ваши покои, вы поедите и…  

–Я не сумасшедший.  

Ягед смутился и отвел взгляд.  

–Никто так не считает, мой принц.  

–Ложь – Ааррон повернул голову на перелив голосов, не осознавая, что делает, он пошел за ними. Мужчина, сжав плащ, бросился следом, догнав высокую фигуру, он схватил его за руки и ласково улыбнулся.  

–Ааррон, давайте вернемся, ну же сир. Там тепло и – Ягед вздрогнул, когда взгляд черных глаз замер на нем, и ему показалось, что на него смотрят тысячи душ, так, словно из самого дна черных глаз, тысячи пытались прорваться наружу. Ааррон, схватившись за эмоции Ягеда, медленно вернулся к нему, усталая улыбка мелькнула на губах.  

–Прости, я снова был не здесь?  

–Все хорошо, давайте вернемся? Ааррон?  

Арри встряхнул головой всей силой стараясь отстранится от эмоций витавших вокруг него, они были так тяжелы, они врывались в него, сминали его, терзали его, он был ними,  

–Сир?  

–Идем, ты прав.  

Мужчина увидел, как мальчик сделал шаг намереваясь идти отчего-то в противоположную сторону и перехватил его.  

–Не туда, сир.  

Ааррон, сцепив зубы, оглянулся по сторонам, он стоял посреди заднего двора, слева сновали конюхи, пряча сено от ливня, ржали кони. Словно очнувшись ото сна, он взглянул на свои руки, потом перевел взгляд на кроны деревьев. Он впитывал в себя запах влажной земли, насыщенных запах цветения артнии.  

–Сир?  

Ни говоря ни слова Ааррон развернулся и широким шагом пошел в сторону замка, его походка была мягкой, быстрой. Ягед шел следом, искоса наблюдая за преображением, казалось, разум снова вернулся к мальчику, надолго ли. Ааррон споткнулся и упал на колени, ненависть, ярость, боль, гнев, голоса, мысли, они сминали его.  

"умер молодым"  

"нужно сделать доклад наследнику и  

"они все умерли, кто это сделал? где была корона"  

–Хватит, хватит!  

Ягед присел рядом с принцем и взглянул в белое лицо, взгляд темных глаз горел мукой.  

–Громко, вас слишком много. Хватит, голова, моя голова.  

Догадка промелькнула в мозгу мужчины, но он не был уверен на все сто, осторожно, стараясь не спугнуть принца он поднял его на ноги, мальчик оперся на него словно изрядно выпивший человек. Ааррон шел ведомый сильными руками своего стражника, он был в разных местах одновременно, он был солдатом, он был маленьким ребенком в ожидании пахоты, он был зверем на охоте, он был счастлив, он умирал от боли.. Ягед прикрыл двери и усадил принца на кровать. Мальчик бормотал неразборчиво, то громче, то совсем шепотом.  

–Тихо, сир, тихо. Давайте разденемся, вам нужно обсохнуть. Вот так, видите, так легче.  

Ааррон провел рукой по груди и растеряно перевел взгляд на стол, он был в покоях, но как он туда попал не помнил. Безумно болела голова, снова тошнило. По тому что комнате было темно он понял, что настал глубокий вечер. Еще один день потерян в водовороте эмпатии. Она сметала его, как справится с ней? В минуты просветления он не успевал найти ответ, приступы практически истощили его. Открыв окно, он запалил свечи и поднял разбросанные книги. Какой сегодня день? Какой месяц? Хлопнула дверь, и мужчина прошел к столу, он мельком взглянул на принца и покачал головой.  

–Ты снова ничего не ел?  

–Катани  

–В этот раз ты вспомнил? Это дается тебе все тяжелей и тяжелей  

Ааррон пожал плечом и отвернулся.  

–Тебе не стоит приходить так часто  

–Часто? Меня не был более трех недель – по тому, как застыли плечи принца целитель понял, что мальчик не помнит этих дней, сердце сжалось от боли – Ты не помнишь, да?  

–Прекрати, или ничего не чувствуй или уходи.  

–Так почему ты не ел?  

–Я обедал брынзой с горячим хлебом.  

–Это был мой обед, сир – Ягед вошел внутрь и взглянул на Катани, потом словил растерянный взгляд мальчика и вздохнул – это был я, не вы. Кажется, я знаю, что происходит с принцем.  

Ааррон фыркнул, чувствуя, как водоворот снова начинает захватывать его.  

–Я сам знаю, что со мной, это вы не понима…  

Мужчины наблюдали за тем, как застывает лицо принца, уносясь глубоко в себя. Катани вздохнул и отвел мальчика от окна.  

–Так что же ты хотел сказать?  

–Вы говорили, что принц владеет эмпатией. Сильной эмпатией.  

–Да.  

–Что, если пытка дознавателя повредила его защиту от чужих чувств и эмоций? И теперь они его поглощают, поэтому ему так трудно сосредоточится и порой вспомнить кто он и где он.  

–Потому что он всецело теряется в этом.. Да, такое возможно. Но боюсь, в этом случае помочь ему может только он сам. Он должен научится выставлять стены как раньше. Наследник не приходил?  

–Нет, Таркил заглядывал, он беспокоится о мальчике, извините, его высочестве, говорит, что в империи усиливаются атаки темных магов,  

–Опасается еще одного покушения на Аарона?  

–Да  

–Никто не знает о его самочувствии. Ааррон, ты должен поесть. Ааррон? Мальчик, ну что же ты?  

Целитель усадил Ааррона и перешел на внутреннее зрение, все также полыхала его сила, смешанные цвета, так, словно кто-то перемешал его возможности. Мужчина взял принца за подбородок, заставляя смотреть на себя.  

–Выпей, тебе нужно поспать без снов. Давай. Вот так, хорошо. Ягед, последи за его сном. Если снова будут кошмары, пошли за мной.  

–Хорошо.  

 

Нардо шел по выжженной земле, чувствуя, как бессильная ярость съедает его. Это было уже пятое селение, которое выжгла темная магия. И они ничего не могли сделать, тагри все еще не в себе. Высший и его магия бессильна перед тем, что творит клан алхимиков. Кто возглавляет его он пока не смог вычислить. Его шпионы либо же пропадали, либо их находили мертвыми. И все как один умирали страшной смертью. Нардо окинул взглядом разбитые дома, мертвые тела детей. Когда он найдет того, кто стоит за всеми этими смертями – он заставит его переживать все что переживали эти люди. Каждый из них. Мужчина вздохнул, еще и Маркус, после смерти Фаби ушел в запой, прошло три месяца, но советник не выходил из этого состояния. И к тагри нужно было зайти, Катани старательно избегает говорить о нем. Но Артур докладывал, что брат практически все время находится не в себе. Нардо закусил губу, когда глубоко в душе загорелся маячок вины. Тагри или нет, но он его брат. И он собственными руками свел его с ума. Брата. Когда он превратился в чудовище? Как это произошло? Наследник закрыл лицо руками и еле слышно застонал.  

–Ваше высочество, вам нужно отдохнуть. Вы на ногах больше трех суток.  

–Нет, мы должны добраться до Праля.  

Невих устало взглянул на таких же замученных гвардейцев.  

–Нардо, люди и лошади обессилены. Я понимаю твое стремление, но если мы все упадем посреди пути.  

–Хорошо. Только давай уберемся от сюда. И, их нужно всех похоронить.  

–Конечно, сир  

Невих наблюдал за тем, как наследник расстилает плащ и ложится прямо назем возле костра, больше месяца они в дороге, видно, что принца гложет смерть Фабиана, и еще что-то ведомое лишь ему. Он осунулся, похудел. Стал более замкнутым. Как глава тайной канцелярии он слишком много брал на свои плечи, уж он то знал. Мужчина вздохнул и принес принцу флягу.  

–Вы даже не ели. Выпейте горячего, это отвар.  

–Нет, благодарю. Отдыхай, Невих. Всем рано вставать.  

Нардо, пролежав пару часов, поднялся и отошел в темноту, мысли обуревали его, хоть он и безумно хотел спать, но вертевшиеся мысли не давали ему покоя. За всем этим стоял кто-то приближенный к престолу, в этом он был уверен, но кто и как? У кого такие длинные руки? Кто владеет магией способной подмять под себя алхимиков? То, что алхимики действуют не сами было очевидно. Иначе почему они столько лет были тише воды и резко начали подрывать границы? Или же это месть темных магов на то, что сделали с тагри? А что, если на самом деле вайрам не сошел с ума, а лишь использует это время для распространения заразы умело делая вид что слаб? Нардо потер пальцы и прошел к костру, огонь согревал его, сам того, не заметив он ушел в сон.  

 

Ааррон, сцепив пальцы, пытался составить предложение, но мысли ускользали и это бесило его. Он хотел фьёров пирог и не мог сказать этого! Нора, уперев руки в бока, терпеливо наблюдала за его потугами. Ааррон сделал шаг, намереваясь просто взять то, что ему нужно, но женщина покачала головой и это еще больше взбесило его.  

–Ну-ну, пока не скажете не дам. И можете не смотреть на своими демоническими глазами, меня это не пронимает.  

Ааррон сжал кулак и глубоко вздохнул.  

–Я, пекла ты, Нора!  

–Да, Нора, я Нора. Давайте, сир, вы же можете, еще чуть-чуть  

–Пирог. дай мне этот фьёров пирог!  

Ааррон замер и словил смеющийся взгляд поварихи, он выдохнул и медленно сел на табурет. Руки подрагивали, теплая рука приласкала его волосы  

–Что же вам мешает, сир?  

Нора тяжело вздохнула и притянув стул села рядом, ее натруженная рука ласково приподняла подбородок принца.  

–Вы все еще не доверяете мне, сир?  

–Я тебе? Нет, я, – темные глаза слегка потемнели, стараясь уловить мысль – ненависть, ты, все. Я?  

–Я боялась вас, да, мы простые люди очень суеверны. Но разве сейчас вы чувствуете от меня что-либо кроме любви?  

Ааррон встретился взглядом с женщиной и покачал головой,  

–Так что же мешает вам? Не похожи вы на слабоумного. Я-то вас знаю.  

Ааррон взглянул на свои руки, стараясь не терять реальность и не идти на поводу голосов и эмоций.  

–Эмпатия.  

–Я не образована, мой мальчик.  

Ааррон криво улыбнулся.  

–Эмоции, во мне. Всех. Много. Так много. Сильно.  

–Бедный, мой мальчик. – женщина ласково провела по бледному лицу – что же вы чувствовали все это время, с самого начала? Вы уж простите нас, мы лишь простые люди.  

Ааррон сжал ее пальцы в благодарность и поднялся, он чувствовал, как его начинает уносить все сильнее и сильнее, а те крохи что он отдавал на защиту таяли слишком быстро. Слишком.  

–Ааррон?  

–Прости. Пирог?  

–Ой, совсем заговорили вы меня. Вот, ешьте.  

Ааррон, сосредоточившись на запахе грибов и сыра, начал есть, он висел между запахами кухни и между гулом мыслей, терзавших его. Иногда ему казалось, что он уже почти привык к нему, но всегда оказывалось что недостаточно.  

–Ааррон, вас целитель ищет- Ягед встретился с затуманенным взглядом – Катани, сир это…  

–Да, я, я знаю. Его.  

Мужчина кивнул и пошел следом за мальчиком, он отметил, что рубашка висит на нем.  

–Вы еще больше похудели, так от вас скоро ничего не останется.  

–Катани?  

–Да, верно. Катани. Все забываете, да?  

Ааррон промолчал и вошел покои, на входе он споткнулся и руки Ягеда удержали его, по вмиг застывшим плечам, мужчина понял, что принца снова начинает одолевать приступ. Черный взгляд тагри замер на обернувшегося к нему мужчине, сила его боли практически сжимала его, и Ааррон всеми силами пытался удержаться в реальности не потеряться в ней. Серые глаза посетителя замерли на нем и Ри содрогнулся от силы ненависти, мужчина жаждал его смерти, винил его. В чем? Потеря, смерть.  

–Мне жаль.  

–Жаль? Что-то я часто слышу эти слова от твоей семьи.  

Ааррон скосил взгляд на Ягеда, тот лишь тяжело вздохнул. Принц медленно прошел к графину и налил воды.  

–Вы – Ааррон сжал графин, стараясь досказать, но видимо мужчине этого не надо было.  

–Почему тебя не отправили, а? Почему ты жив, а мой сын…  

–Маркус! -Катани схватил советника за локоть – ты обещал подождать внизу. Ааррон, прости.  

–Ненависть. Ничего, Катани, они все. Даже отец. Ничего. Он потерял сына.  

Целитель успел словить усталость на лице тагри, принц подошел к целителю.  

–Знаю?  

Вопрос, заданный в резко наступившей тишине, оказался слишком громким, и советник вмиг протрезвел, он растеряно взглянул на целителя, но взгляд голубых глаз ничего ему не сказал.  

–Да, ты его знаешь, Ааррон. Снова?  

–Да, он, я, -мальчик сжал кулак и взглянул на советника – давно?  

–Это советник, Ааррон, Маркус, не помнишь его?  

–Что происходит?  

Катани мельком взглянул на мужчину и усадил мальчика, его руки подрагивали, целитель налил отвар и протянул стакан  

–Выпей, ты не спал четверо суток, тебе ведь становится лучше. Значит ты можешь. Я прав?  

Ааррон кивнул и залпом выпил горькое лекарство, он взглянул на советника, его лицо казалось знакомым, но не мог вытянуть его из вереницы воспоминаний. Чужих воспоминаний.  

–Ааррон, мы вернемся к этому, позже. Я обещаю. Сейчас ты ляжешь спать. Это приказ, мальчик. Маркус, выйди, ты делаешь хуже. Я потом объясню. Я прав?  

–Да. Но  

–Свечи, да, я знаю. Сейчас запалим, вот так. Хорошо-хорошо.  

Маркус наблюдал за тем, как расслабляется лицо тагри и он падает в почти обморочный сон. Катани поднялся и взглянул на советника  

–Пройдем в его кабинет.  

 

Мужчина рассматривал возвышающуюся на горизонте Чёрную крепость. Некогда бесплодная вокруг земля теперь же несла изменения в лучшую сторону. Взгляд замер на густой чаще. Надо же, даже будучи не в себе вайрам умудряется поддержи-вать и питать свои земли. Взгляд блеклых глаз стал жёстким. Ему начинало порядком надоедать то, каким образом он избе-гал покушений. Так, словно эти монолитные черные стены за-щищали своего вайрама. Никто из его людей не смог до конца добраться до тагри. Беспокойство шевельнулось глубоко внут-ри, когда магия крепости почуяла его силу и задела. Лир сжал зубы. Братишка становится настоящей проблемой. Сомневался в том, что это помешательство бесповоротное. Уж слишком сильна была магия тагри. Лир задумчиво прошёлся по дороге, нужно было либо решить, как убрать его, либо же переводить вину за агрессию со стороны Дан-Ахана на вайрама. Нуá-Родýса слишком сильно начали попадать под жёсткие руки Нардо. Ещё одна сторона наследника, которую он недооценил. Ссаррна. На миг сила всплеснулась, и тонкий зуд прошёл в пространстве реагируя на тёмную магию. Мужчина сделал шаг назад, заставляя себя успокаиваться. Безусловно всплеск заме-тят, но свяжут с тагри. Усмешка тронула его губы, но также быстро пропала. Ситуация выходила из-под контроля. Ему это не нравилось. Слишком сильно он ушёл с головой в создание новых видов, забыв о политике. Придётся навёрстывать в крат-кие сроки и весьма осторожно. Лир вытянул часть кристалла и заставил силу резонировать, зная, что стены замка не смогут уловить тёмную магию среди яркого потока силы вайрама. Медленно, сжимая зубы от усилий, он пустил тонкий поток вдоль высоких стен, оставляя еле заметный след чёрной магии. Пусть едва заметной. Но все же заметной. Осталось направить совет и ковен в нужном направлении.  

Башня Нуá-Родýса стояла в затишье, как в прочем и все по-следние года. Благодаря тому, что площадки были перенесены за ее приделы, здесь больше не витали запретные черные пото-ки алхимии. Даже Ниорга стала более спокойной благодаря усердиям Лира. И пусть Истабьен и совет считали, что это трудоёмкая работа политических переговоров Лиррелла, по факту Темный делал лишь так, чтобы ему было удобно вести работу, не навлекая лишних подозрений. Принц зашёл в широ-кое помещение и скинул верхнюю одежду. Маг, вычитываю-щий доклады лишь, кивнул на его появление. Все ещё молодое лицо мужчины выглядело лучше нежели в последнюю их встречу. Ойстейин поправлялся благодаря силам Тёмного, но оба знали, что это лишь милость. Лир схватил пару листов и хмуро пробежался по ним.  

–Впредь, вся почта будет приходить на Абоссинские. Мне не нравится давление империи на нас.  

–Я считал вы пустите нас как отвод глаз, сар  

Лир внимательно взглянул в уставшие глаза мага и поджал гу-бы  

–Возможно я кажусь тебе заносчивым сукиным сыном, Ойстей-ин. Но я знаю кто позволил мне стать тем, кто я есть. Я умею быть благодарным. Все что я делаю – даст вам такие же права в будущем, как и мне. Я хочу, чтобы весь мир был наш, Ойстей-ин. Нуá-Родýса не пострадают.  

–Твои слова облегчили мне душу, мальчик. Но как мы сможем избежать гнева, алхимия слишком очевидна в том происходит с землями.  

–Мы пустим Дан-Ахана под ноги Нардо и его людей. Но все же, нам нужен тот, кем мы можем пожертвовать с нашего ор-дена  

–Имеешь ввиду, слить его как предателя против короны?  

–Именно. Хенрих давно начал вести игру на свою сторону. На неделе будет совет и ты, Ойстейин, будешь присутствовать на нем. Ты скажешь, что Хенрих просил тебя о помощи с разра-боткой ниида, это лишь контрабанда, способ заработать. Ис-табьен не будет слишком зол по этому поводу, это не новость для имперской семьи.  

–Почему ты решил, что император и твой брат станут слушать меня, тем более в сфере событий  

–Им придётся. Ты все ещё слаб, и мы сыграем на этом. Ты ска-жешь, что Хенриху потребовалось больше чем просто ниид, скажешь, что он, не приняв отказ, начал за твоей спиной со-трудничать с островами. Что он напал на тебя  

–Дан-Ахан сильный алхимик. Это может сработать  

–Мы заставим