Заметка о жизни

Рассказ / События, Другое
Аннотация отсутствует

ЗАМЕТКА О ЖИЗНИ  

В осенний день, который ничем не отличался от остальных, Петр Аркадьевич шел очередной раз на работу. Вдруг ни с того, ни с сего, он решил остановится и понаблюдать. Это занятие его не увлекало, и долго не продолжалось. Перед собой он увидел дорогу, что вела неизвестно куда: по правой стороне от этой дороги было пару домов, а по левой – лес, который так же вел в неизвестное ему никогда направление. Но произошло что-то неожиданное, к его большому удивлению. Напротив него стояла остановка с 5 людьми. Он наблюдал за ними. Они стояли непринужденно, ожидая. Наконец, к остановке подъехал совершенно черный автобус. Это его удивило, таких автобусов он никогда не видывал, и решил задаться вопросом: а почему он черный? Люди сели в него, и автобус уехал. Петр Аркадьевич посмотрел несколько минут уныло на пустоту и пошел на работу.  

Спустя несколько дней, возвращаясь с работы, наш герой прикупил себе газету. Отдав двухгривенник уже себе знакомой старушке, она с язвительной улыбкой протянула ему свежий номер газеты, и так же в ответ язвительно поблагодарив, наш герой решил побыстрее уйти. Придя домой, Иван Аркадьевич после своего вечернего ритуала приготовлений, который думаю есть у всех нас, открыл газету. Первое, что зацепило его внимание была первая статья, где гласило что сегодня 6 человек пропали без вести, насчет чего после (а как же без этого) дискутировалась проблема безопасности на улице. Но эта типичная статья никогда бы не увлекла нашего героя, если же к ней не было бы прикреплено пару фотографий. На них были те самые люди, что стояли тогда на остановке, и которых забрал таинственный чёрный автобус. Поморщив лоб, Иван Аркадьевич решил на следующее же утро рассказать кому-то об этом.  

Кому бы наш герой не рассказал эту историю, на следующий и последующие дни, все либо приходили в смех, либо как свойственно натуре человеческой – в безразличие. Это расстроило Ивана Аркадьевича, и пару дней он ходил очень нахмуренным. После, оправившись от этого, он решил просто забыть про этот случай, «Эээ, было да было! », проговорив себе, он отправился на работу. Но вдруг, снова что-то остановило его. Черный автобус. Он так же разъезжал по дороге, которой наш герой обыкновенно ходит. Снова забрал людей, и уехал. Петр Аркадьевич в таинственном восторжении, и одновременно недоумении поглядел вдаль. Он решил снова добиваться рассказом кому-то какого-то разъяснения для себя! Это его долг рассказать об этом знакомым!  

Опосле все его знакомые на работе хотели уже избегать его общества, дескать «Пристал со своим автобусом! А ранее считался порядочным тихим человеком! ». Петр Аркадьевич от безразличия людей избавился, но получил вместо этого теперь недоумение и отторжение. Он понял, что лучше так к людям не преставать, хотя его репутация «знатно» была испорчена, как он думал. И действительно от него стали держатся подальше и странно поглядывать. Ну и что же остается делать с секретным знанием, так необыкновенно добытым Петром Аркадьевичем, а, читатель?  

«Лучше написать об этом! Историю! Или записки! Точно! Хорошенькое писаньеце получиться! » – подумал он с озарением. И с такою оживленную мыслью, что будто пробудила нашего героя от глубокого сна, он теперь стал каждую свободную минуту, которая ему могла подвернутся, выделять время на описание чёрного автобуса и таинственного исчезновения людей. Он писал долго, неделями. Описывал, перечитывал. Писал, перечитывал. И сам себе удовольствия надивится не мог, когда перечитывал.  

Так же, от того, или может быть вовсе не от того, но спустя время случилось с Петром Аркадьевичем нечто необыкновенное. Теперь, идя по улице он заметил то, что раньше никогда не замечал. Идет он, и вдруг обратив внимание на дерево, он увидел на ветке сидящую старуху, что глухо хохотала, и вся была одета в черное и феолетовое. Хохотала, как бы задыхаясь, и смотря напротив себя в лес. На него она не обратила внимания, когда Иван Аркадьевич проходил. Он же глядел-глядел, а после опомнился и поспешил на работу. Что ж ему сделать теперь с этим знанием? Конечно то, что и с предыдущим. Он стал писать об этом(и конечно же говоря про себя «А и хорошенькое писаньеце получиться-то! »).  

Жизнь преобразилась для него совершенно. Она давала теперь никогда ему неизвестное чувство интереса, и одновременно тайны. Теперь, когда он ходил по улице, ему попадались совершенно разные и весьма престранные вещи. Идет с работы, и привидеться ему белая молодая девушка в бледном платье, гуляющая между машин, кружась вокруг них. То толпа людей в масках животных, и все с окрававлеными то ли дубинками, то ли оружием, прошли прямо мимо него, и так же всё незамечая. Однажды, он увидел как огромные следы чёрного вещества начали появляться прямо перед ним, что образовывали форму огромного чьего-то нечеловеческого следа, а после постепенно исчезали. Либо же три великана что шли, со стороны города, постоянно спотыкаясь, и шедшие в сторону леса. Были они все трое с одним глазом, и всё постоянно оглядывались. Даже на нашего героя один раз оглянулись.  

«Что ж за дичь такая! С ума сошел совершенно! Я же не пью, а не горячка ли это? » постоянно спрашивал себя подобные вопросы Петр Аркадьевич, и на которые – ответа не находил. Но это преобразило его жизнь, и вечерами, после работы, он всё это описывал, писал и собирал в наблюдения. После, как заварив чаю, и смотря на ночное небо, неожиданно к нему пришло размышление. Как это он до этого жил, незамечая всего этого, что как будто сон: учился, работал, всё как-то без интереса, всё как-то без смысла, на автоматизме что ли, и он всё никогда даже и не подумает о чем-либо. А тут, вдруг, мир вокруг для него является такой странной вещью, и совершенно ему непонятной. И как он раньше это всё не замечал? И как жил до этого, без чувств, без интереса? И ради чего жил? Что в жизни его такое было? Аль не было? «Что же это? Духи? А если духи, то как черный автобус мог забрать людей собой? И что это всё? » Все эти мысли его тревожили несомненно, как он допивал чай. Но, после махнув рукой, и проговорив про себя «Бредни да и всё», поставив чашку на тумбочку, он лёг на кровать, укрылся серым одеялом, сьежился и уснул крепким и непробутным сном.  

Проснулся он в странном настроении, и тут же припомнил все свои новые и весьма пасмурные рассуждения вчера ночью. Он встал, протер глаза, подошел снова к окну и тут ему пришла мысль : «А не сделать ли с этого книгу! И деньги получу! Да-с… Получу.. Да-с.. И на работу не нужно будет ходить, всё наблюдать буду.. Нужно непременно написать книгу! » И здесь, мой читатель, он и начал осуществлять свой грандиозный замысел. Помыслил он его как справочник о существах, которых не существует, и сосчитал это чрезвычайно интересным и необыкновенным. Он даже прикупил настоящий справочник ботаники, где описывались различные растения, и их свойства, став по этому примеру всё это описывать. Длилось это упорно, трудолюбиво, и всё он ходил и запоминал абсолютно всё что видел, а после это записывал. Так между работой, и сном каждую свою свободную минуту он тратил на письмо. Даже приучил себя во время ходьбы, если ничего не видит, надо бы что-то записать. Никогда в жизни этого у него не было, и это чрезвычайно его интересовало, оживило. Длилось это полтора месяца, и вот дописывая сто двадцать восьмую страницу, и в четвертый раз её перепроверяя, он поставил точку и закончил, как алхимик над раствором волшебства ходя в него и сыпля из разных пробирок искрящиеся жидкости, так и он проверяя окончательно завершил свой замысел, и свою книгу. Назвал он её: «Глоссарий существ несуществующих», и отправил запрос, с отрывками из неё в три редакции.  

Он ждал ответа неделю. Ответа всё как бы не было. Вдруг, когда шел десятый день, пришла маленькая телеграмма из второй редакции, которую он взял, принес домой и с внимательнейшим интересом открыл. В ней вот что было написано:  

«Многоуважаемый Петр Аркадьевич! Вы весьма, как уважающий себя гражданин, должны перестать нам присылать ваши выдумки, наша редакция и так ними полна, и если вы не перестанете, как делаете это уже целый месяц, то мы вынуждены будем подать на вас в полицию. Такого бреда, откровенного никогда мы не читали. Не пишите пожалуйста ваши больные фантазии.  

С ув. редактор Константин Лаврентьев. »  

Прочитав это, Петр Аркадьевич сначала ничего не понял, но ему вдруг стало неожиданно очень грустно, тоскливо, и что-то в его душе начало очень сильно ныть, наседать, что приводило его в страшнейшее отчаянье. Он даже сгорбился от сильнейшего чувства грусти у него внутри, что охватило его прозябшее тело.  

«Когда же я это им месяц уже это присылал? Я же закончил писать это неделю назад. И что ж сразу то бред? Я ж.. писал то что вижу.. Неужель бред? Неужель сошел с ума? ». И он начал быстро ходить из стороны в сторону, всё думая, и не думая, но в нем горела мысль что он определенно должен что-то сделать. С этой мыслью он вышел на улицу, и пошел в направлении ему неизвестном, но про себя он думал почему-то что прекрасно знает куда он идёт, как и совершенно точно осознает зачем. Пришел он, к удивлению, к себе на работу, прошел коридоры, комнаты все работающих людей, и подошел к молодому парню, скорее всего недавно здесь появившемуся, так как он его раньше не видывал, и который страшно ему понравился своей оживленной молодостью. Он подошел к нему и показал свою книгу.  

–Молодой человек, позвольте вас отвлечь на минуту – проговорил он это, он обтер рукою об свою книгу, поднял, протянул ее в сторону парня и подошел к нему. Тот удивленно отреагировал, и всё оставаясь на месте и глядя в упор на него.  

–Хочешь я открою тебе тайну мира сего? – и он протянул ему книгу.  

–В смысле тайну? – стоял в исступлении парень, думая что пред ним иль сектант, иль сумасшедший, и что надобно поскорее от него отвязаться. Тут Петр Аркадьевич стал перед ним, и как делали сенаторы Древнего Рима, открыл книгу, и жестикулируя, начал рассказывать:  

–Вы, люди, живёте совершенно серо, обыденно, и самое главное – слепо! Вы не видите, то что вокруг вас происходит, вы всегда говорите об обыденных вещах, не замечая ничего подлинного, и живете в одной лишь глупой серости. Всё это создает чрезвычайную бессмысленность вашего существования, неужели вы этого не понимаете? Вот зачем вы живете? Вы же мира вокруг себя просто-напросто не видите! А всё потому что вы слепы. И серы, невыносимо существуя в этой обыденности. Да для вас всех – жизнь это сон, который вы даже не осознаете. И вы так же бессмысленно и умрете, если так будете продолжать жить. Я хочу в вас пробудить хоть какой-то, смысл..  

И здесь он показал на свою книгу, из которой поочередно начал рассказывать о вещах, которые видел.  

Рассказывал, он, очень долго, и как кончил(а уже вокруг него собралась толпа) прошла большая пауза, а после – образовался смех. Смех очень громкий, невыносимый. Все начали показывать на него пальцами. Смех становился всё громче, как будто он был только лишь в его голове. Он не выдержал этого, заплакал, и в растерянности и бедствии – убежал.  

Далее всё было как будто во сне, о котором он нынче ораторствовал: идет он куда-то неизвестно куда, оказался на мосту, слышит очень громкую музыку, начинает подпрыгивать, тут неожиданно он возле остановки, и на него орет продавщица, рядом со змеем торчащим прямо из ее головы, и вроде как он его проглотил – как он оказался возле реки, ходит все. Ему захотело искупаться, он забежал в воду, но ему стало очень холодно, холодно, и он выбежал, и продолжал ходить. «Что я тут делаю? » пронеслось у него, и тут он вспомнил что, должен определенно что-то сделать. И он понесся бежать. «Бежать, нужно бежать! », и тут в нем поднялось очень странное, и сквозь его тело прозябующее ощущение невероятной, невозможной тоски. Ему стало очень грустно, невыносимо от чего-то больно, и он шел так, так шел. На него оборачивались и даже кричали «Вот нашарашился! » но ему было абсолютно на всех и всё, и почему то ему было до ужаса очень и очень тоскливо где-то в глубине.  

После он не помнит как оказался дома, ляг в одеяло и уснул. Так он пролежал неделю, не двигаясь, покуда в его квартиру не вошла хозяйка, за то что бы забрать месячную оплату. Но окликая, и не слыша ответа, она подошла, и посмотрела на кровать. Он лежал холодным мертвым телом, все так же сьезжившимся, и с очень странно-изображенным страданием на лице, пытаясь укутаться в одеяло. И смерть его была ей неизвестной, но неприятной вещью с которой пришлось теперь разбираться.  

КОНЕЦ.  

 

 

| 43 | 5 / 5 (голосов: 1) | 09:32 11.07.2018

Комментарии

Книги автора

Сімейна картина
Автор: Sam2ar
Рассказ / Реализм Другое
Аннотация отсутствует
15:41 10.07.2018 | оценок нет

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.

YaPishu.net 2017