Эврика! Глава 20

Роман / Альтернатива, Изобретательство, Приключения, Фантастика
21век! Время двигать прогресс! В городе Ретросити обычная девушка Диджей - ответственная за связи с общественностью, в том числе инопланетной как раз заканчивает колледж. Недавно ей наконец-то выделили комнату и если не считать невыносимого соседа Вэйва Фендера, весёлое и техническое будущее впереди! Вот только ещё в детстве не удавшийся Диджей эксперимент накрепко привязал её прошлое к ней самой. А вернее, к её второй половине. И это ещё цветочки. Гений по своей природе, однажды она решила создать себе помощника и создала самое опасное существо в мире - копию человека. Клона. Вскоре Диджей уничтожает неудавшийся проект, пока однажды ночью чей-то крик не будит её посреди кошмара. Её последнее изобретение, метившее на Грант похищает клон. Но кто его создал, если все следы проекта клонирования уничтожены?

– Отпусти! – выбросив вперёд обе руки, сейчас больше похожие на лапшу, а ещё больше на фарш, она мало того, не ощутила падения, так ещё и увидела под собой куда-то пролетающую пропасть.  

– О, Плутон!  

– Плутона здесь нет, здесь только маленький, глупый гений. И когда ты научишься не влипать в такие крупные неприятности? – он вздохнул, закатив глаза в театральном жесте в едином взмахе крыльев, планируя над лесом.  

Брови Диджей стремительно сошлись у переносицы в явном недоумении.  

– Крупные? – переспросила Штейн и на неё опустилась снисходительная улыбка с оглушающим новым взмахом. – Ты планируешь на десять метров! Не экономичнее было бы...  

– У, ты забыла? – он хитро прищурил свои лисьи глаза, а особенно сейчас, когда из них выглядывали искрящиеся зрачки.  

– "Вот это уже человек, глазки – как должны быть, правда... в виде провода. Мда... заметка... " – Диджей резко ухнула вниз, не сдержав вскрика и вцепившись в его шею до ногтей от испуга:  

– Ай... эй, ты со мной сбежала, чтобы в своих мыслях сидеть?  

– СБЕЖАЛА?! – она смачно зарядила кулаком мимо его смеющегося лица. Отчего клон вообще на полнеба закатился, сосредоточившись только тогда, когда она спросила:  

– А куда мы летим, напомни?...  

– Мы летим искать твоего ррряженого, – намеренно прорычал он, останавливая взгляд на чём-то, что она ещё не успела заметить. – Ну, или...  

 

Немного ранее:  

– Х... Хекс? так это был... ночной кошмар?  

Диджей попыталась сесть и тут же сжалась от боли, от удивления расширив глаза, получила затрещину по лбу с его сильных пальцев, сидя на руках, прям как ребёнок в люльке.  

– Не двигайся, бестолочь, я ещё не все раны залечил.  

– Залечил? Каким образом? Не видела поблизости ни одной аптеки, – Штейн усмехалась, но лицо его стало каким-то матёрым.  

– Вроде... ещё не старуха, а молодость свою совсем не помнишь.  

 

Клон смешно сморщил нос, поднимаясь от толчка в грудь и начиная расхаживать туда-сюда по комнате, которую девушка узнала только сейчас. Это снова был второй этаж старого, покосившегося дома, с ещё более косой крышей, что Диджей чуть шею себе не вывернула, пытаясь одновременно понять и вспомнить, был ли ураган? Потому что при всех сегодняшних... или вчерашних? событиях и погодных условиях, даже тайфун не заставил бы крышу из цельного бруса сдвинуться настолько, как будто её переставил очень большой ребёнок, строя себе косой домик для игры. Однако, ребёнком здесь и не пахло, да и на игры происходящее не было похоже.  

 

Особенно, когда она повернулась, чуть не выронив глаза, видя севшего, поджав к себе ноги, почти плачущего клона спиной к ней. Тот пытался почистить что-то, налипшее на коготь, одновременно простонав:  

– Жестокая... – и постоянно всасывая носом изрядную порцию воздуха.  

Штейн поднялась, в шоке схватившись за воздух и в падении попав обеими руками на плечи улыбнувшегося в пол клона.  

– Да что со мной? – недоумевала Диджей, еле переставляя ватные ноги хотя бы на несколько миллиметров.  

– Могу помочь, – пробурчал он, так и не поворачиваясь. – Вы ведь можете лечить друг друга.  

– Кто – Мы? – в конец закипела и забурлила Штейн, что чуть дым уже из ушей не валил.  

 

И тут же, всеми силами развернув нахального клона, на него и рухнула плашмя. Выдавив из себя непослушными губами:  

– От... пусти.  

Она так и повисла через его плечо, крепко удерживаемая руками, осталась болтаться с воплями, пока парень её куда-то тащил. Причём куда-то – означало ледяной дождь, внезапно до крика от боли обжегший всё её тело. Горел каждый сантиметр кожи без исключения.  

– Почему?! – заорала Диджей, столкнувшись с прямым взглядом, закрытым на одном глазу алой паутинкой. И опуская глаза по всему его телу к ногам, ужаснулась: "И он ещё держит её?!"  

 

– НегаВэйв... – оба сели. – Как ты нашёл меня?  

– Просто сказал: телепортация, – парень улыбался. И скосившись в сторону, впервые прошептал: – А мне нравится, как у тебя звучит это имя. Что? – поймал, приводящий в панику взгляд Диджей.  

– Твоя спина... – она только сейчас заметила, что клон опирался на стену, практически слившись с ней, если не на самом деле.  

Только сумев встать, девушка ловкой подсечкой перевернула раненого на живот, сев сверху на его ноги на всякий случай. И пока он не мог видеть слабого неонового освещения, царившего только в одной комнате дока, проведя исследования, вынесла свой вердикт:  

– Крылья... придётся ампутировать. Железо пережило коррозию. Может начаться заражение крови.  

– Чт... – Диджей сдержала его рывок, быстро зажав рукой рот и зажмурившись сама, с болью вырвала осколок трубы из выгнувшегося в пол с булькающим вздохом клона.  

– Прости, – они произнесли это одновременно. Отвернув голову сейчас с невероятно пустыми глазами, он дотянулся рукой, против боли свалив девушку рядом и воткнув когтистую лапу в её волосы, срезал резинку, в губы произнеся:  

– НЕНАВИЖУ.  

– Чт... – и рванул, не отрывая взгляда руку из-за головы, сдержавшись, чтобы не ударить её по лицу этим осколком.  

– Ты восстановишь мне крыло, поняла? – угрожающе шипел клон, притягивая её голову лапищей и сдавливая шею, словно пытался согнуть и сжать девушку до размера эмбриона. – Я не для этого рисковал!  

Он сорвался, застонав от боли. Диджей тут же попыталась подняться, но тёплая рука закрыла ей теперь всю половину головы, согревая и щекоча шерстью ухо.  

– Ты опять превращаешься. Надо обработать рану.  

– Оставь! Сначала крыло!  

– Хекс! – она всё-таки села. – Прекрати! – и видя мучение на его лице, прикрыла глаза, всё равно, даже в полной темноте, до дрожи в голосе ощущая это. – Я не буду делать это! Ты! Со всеми своими возможностями можешь не выдержать! А я не хочу... рисковать так... перед Нексус, – Диджей сама удивилась, как ей так быстро удалось придумать почти правдивый ответ. – Проси о чём-нибудь другом. Я благодарна за спасение жизни, – холодно говорила Штейн, не видя его открытых глаз, глядящих в чёрную пустоту вокруг. Весь мир в одно мгновение потерял для него даже выдуманные краски. – И отплачу тебе, но...  

– Это Был Приказ, – он расколол тишину дыхания голосом, сталкивая лицо с лицом и еле держась на одной руке, вцепившись пальцами в пол, оставлял когтями борозды.  

Девушка окаменела окончательно, продолжая тем же ледяным тоном:  

– Так как я не подчиняюсь твоим приказам, мне нужна более весомая причина.  

Он почти онемел, и Диджей вздрогнула, будто снова впервые почувствовав, как мягкие иголки-волосы воткнулись в шею.  

– Клон...  

– Я... чувствую себя счастливой только в небе, – она затаила дыхание, вставшее в горле горьким комом. – Но когда я в нём, то даже не вижу его.  

– Ты...  

– Мои проблемы исчезают только вместе с тобой, Диджи. Место, в котором я счастлив – это рядом с тобой, я хоть на время забываю о своих проблемах. Но... если так, я готов продать это, вместе со всем моим счастьем и заботами, за один полёт в небо. Полёт – единственное, отчего я счастлив. Я понял это, не отнимай и этого у меня. Лучше убей! На!  

Он вынул пистолет Чейна из-за пояса Штейнн так быстро, что она даже понять не успела. И направил на себя, схватив её палец и чувствуя, как её сухое лицо в царапинах начинает подрагивать, а маска безразличия трескаться этой влагой, которую держала внутри из последних сил.  

– "Осёл! Раненых нельзя транспортировать вот таким образом! "  

 

Чип практически взорвался в голове предупреждением, но Диджей уже сжала за затылок севшего, задыхающегося от боли в открытой спине клона, крылья которого просто лежали всеми своими трубками на полу, даже не реагируя на его попытки сдвинуть их.  

 

– Тем больше сил теряешь, – произнесла Штейн, услышав на ухо более, чем любой приказ.  

– Сделай меня счастливым, – прошептал он, падая в забвение.  

Еле успев поймать, Диджей снова сосредоточилась, когда даже не прямой массаж сердца не помог, внезапно вспомнив и сдавив зубы, схватила оба плеча копии.  

– "Я обещала себе никогда не применять этого! Эх... Нексус взбесится".  

Склонившись, Штейн закрыла глаза, с отчаянными дорожками слёз принимая в голову последнюю мысль, и уже удерживая палец на контроллере, прежде чем отключить себя:  

– "Если не получится"...  

Она широко распахнула глаза от шока, когда этот – уже полумёртвый, открыл свои глаза, ещё более внезапно атаковав её вопросом, от которого у Диджей похолодел позвоночник, а палец слетел с так и активированного мигающего контроллера.  

– Драйв, прежде чем ты проведёшь на мне операцию по удалению крыльев...  

Штейн онемела, челюсть начала медленно отъезжать в сторону.  

 

За несколько часов до этого:  

Их гений и слезоид буквально вылетели друг за другом из столовой дока, не желая, кажется, уступать дорогу ни тому ни другому. И тут же разделились в коридоре.  

 

– Опять поссорились, – вздохнула Никки.  

 

Кандракиец плюхнулся с ней рядом на уже месяц не расправляемую «сардинообразную» кровать подруги, она и спала и работала в кресле, подушкой девушке вообще служили: то стол, то клавиатура. Его величество опустил ей руку на плечо, двое склонили головы друг на друга, немного расслабившись и ожидая, сами не знали чего. Когда перед открывшим глаза Чейном возник силуэт клона. Неизвестно сколько тот уже так стоял. Оба представителя Кандраки тут же отскочили друг от друга.  

– Чего тебе? – буркнула Никки неприветливо.  

С удивлением заметив, что клон всё чаще повторяет движения Диджей – тот потёр сложенными пальцами подбородок и перевёл белые глаза на отклонившихся немного назад друзей, зрачки медленно и с помехами проявились, но теперь его руки шли непрекращающимися, резкими волнами.  

– Что означает – поссорились?  

– А... – они переглянулись, растерянно посмотрев на компьютерного парня, думая, как объяснить сброду генов что-то настолько простое, но исключительно человеческое.  

– Ну... поругались, – попробовала Никкитори. – Повздорили, не знаю... перестали понимать друг друга, короче, – его голова склонилась ещё больше в сторону, пройдя немного щекой в плечо, будто через голограмму, а не тело. – Ой,... хотя, это уже давно, – дёрнувшись с непривычки, шепнула она Чейну. – Они сами не понимают.  

– Давно? – но он уловил колебания воздуха.  

– А ты не подслушивай! – отсела от друга Никки. – Кузина тебя не учила?!  

– Мои звуковые сенсоры отлажены двести сорок часов назад, – яркие лиловые глаза кандракийки расширились, такое число не умещалось в её закружившейся голове. Чейн улыбнулся. – А на подзарядке я усилен.  

– Да ясно всё, ясно, – замахала рукой она, будто сушила маникюр. Ей таких разговоров, полных конкретики, и с Диджей хватало.  

– В чём проблема? Пусть перепрограммируют системный язык и заменят оперативную память, и всё, – не понимал клон.  

– Это люди! Они... у них нет оперативной памяти, просто это чувства, которые они скрывают, знаешь? Понимаешь, о чём я?!  

 

Она уже чувствовала, как потихоньку мозг в её голове начинает закипать, а может, не только в голове, но ей показалось, что в компьютерных глазах этого парня появилась некая осмысленность, поэтому Никки продолжила:  

 

– Но они не могут сделать шаг друг к другу. И всё потому, что они боятся разрушить свою социальную разницу и перейти на один уровень!  

– Это правда, – подал голос Чейн и поправил по привычке волосы в сторону. Без шлема, даже в обществе друзей ему было, мягко говоря, неудобно.  

– Уровень системы? – переспросил клон.  

– Мда, сердце можно назвать и системой тоже, только маленькой такой системы, заполненной разными чувствами, противоречащими друг другу, когда противоречие особенно сильное, люди ссорятся, – Никки осеклась на полуслове. Только бы он не спросил...  

– Чувства? – ещё более удивлённо посмотрел на неё клон, – что это?  

– Оооо! Я сойду с ума! Где Диджей?! Она тебе всё объяснит, я... я не могу больше!  

Кандраки расхохотался, уронив любимый шлем на пол. Клон удивлённо посмотрел на них и снова развернул сначала голову, потом всё тело,  

– Не делай так!  

– Как? – опять голова на невозможных градусах, а всё остальное так и стоит к ней спиной.  

– Ай, всё, короче! – кусок шторы упал на стол, яркие глаза воительницы чуть не выпали.  

– Ещё короче? – вместо его пальцев уже были какие-то толи щипцы, толи вообще лапы непонятно кого. Откуда кандракийцам знать, что такое волк?...  

– Аааа! Что ты сделал?! – Никки кинулась приставлять отпиленный лохмоть на место, – ну всё, Диджей теперь меня точно убьёт, повесит как предателя!  

Дверь отворилась. Никкитори застыла в самой, что ни на есть патетичной позе, как мраморная статуя.  

– А вот и мы! – двое вошли, держась за руки.  

 

Заметив Никки, Хан прыснул и поскорее отошёл к дивану, давясь еле сдерживаемым смехом. Штейн, удивлённо вскинув движением двух пальцев стекло шлема почти на лоб, внимательно посмотрела на бахрому на окне,  

– А что с моим тюлем? – приподняла бровь домиком девушка и снова перевела глаза на «невинную овечку» в углу и руки подруги. Чейн укатился на пол, разразившись диким гоготом, не в силах сдерживаться больше.  

 

***  

– И... и почему ты задаёшь вопрос о чувствах человеку, куда лучше разбирающемуся в технике? – решительно ничего не понимала Диджей. И тут он выдал:  

– У меня к тебе ещё 1024 вопроса, ответить – жизни не хватит. Ответь хоть на этот! – и требовательно схватил её за плечи, кажется, уже даже забыв о своей боли.  

– Хм... – девушка подумала с пару секунд, в своём любимом положении: уперев пальцы руки в подбородок и поглаживая его самыми кончиками. – Пожалуй, это способность человека ощущать эмоции, большинство из которых, зачастую, трудно выразить словами.  

– Например, любовь? – снова спросил он. Штейн поняла, откуда копия это знает, бросив взгляд на очертания стула в темноте.  

– Например любовь, – легко ответила девушка и медленно перевела глаза на движущуюся по поверхности его тень на стене. – Ещё вопросы есть? – добродушно спросила Диджей.  

Клон потеребил свою рубашку, помычав губами.  

– Один, – и остановил палец у неё перед глазами, мысленно отделяя половину лица Штейн – ту, что с меткой и царапиной под глазом, точно такой же формы, как у... Он задумчиво произнёс, чуть придвинувшись:  

– Ты сказала, мне патологически нравится Нексус. Предположим, я это понимаю.  

– Допустим, – сосредоточилась на его словах Диджей. Мысленно усмехнувшись на ответную фразу Вехикл в своей голове, которую она добавляла каждый раз и к месту и не к месту, особенно НЕ к месту, стоило Штейн произнести хотя бы начало слова. – "О, Леди Ултимо, это давно уже пора допустить! "  

– А что, если ты ошибаешься? Нет. А я смогу это почувствовать?  

– Это два вопроса! – подняла глаза девушка.  

– Ну пожалуйста, – клон сделал умоляющие лисьи глазки-бусинки.  

– "Ох уж", – но неожиданно даже для себя нащупав рукой за поясом крошечный плоский прямоугольник, на губах девушки растянулась самодовольная улыбка. – Ах да, я ведь в прошлый раз подумала над твоими словами о счастье...  

Клон весь обратился во внимание, сдавливая за веками сильно зарябившие глаза, которые он теперь никак не мог вернуть, подбираясь вслепую и проведя рукой вдоль всего тела Диджей, как тогда – в храме, остановил когти на плечах. Она перехватила одну его руку.  

–... Что быть человеком не значит – быть только похожим на человека.  

– Согласен, – сдерживая боль в голове буквально челюстями, вздохнул клон, так и не поднимая головы.  

– Я внедрю тебе чип эмоций. Там загружены основные параметры того, что испытываем все мы в определённые моменты в жизни. Ты не будешь чувствовать сами эмоции, но будешь ощущать то, что при них происходит, как электромагнитные импульсы. Реши сам, и когда активируешь программу, она создаст своеобразную сеть нервных окончаний, которые подскажут тебе должную реакцию на ту или иную ситуацию, а проявление некоторых эмоций ты увидишь в образе своей физической визуализации.  

Основные, такие как: страх, смущение, радость – теперь ты будешь ощущать всё это. И постепенно привыкнешь и сможешь сам на них реагировать и контролировать, как обычный человек.  

– Обычный человек? – парень вдруг почувствовал какое-то противовольное щекотание и растягивание на лице. – Диджей!  

Он беспомощно вытянул руку в сторону девушки, продолжая сидеть на полу. Штейн встала, отойдя в самый тёмный угол комнаты. На этот раз он должен не услышать или учуять её, но почувствовать, где именно она находится. Это сейчас – главная задача.  

 

– Ше... Шейн, по моему, не сработало, хотя, – он произнёс это минут через пять.  

 

И встал с колен сначала на корточки, собираясь понюхать воздух, намеренно зажал себе нос, правда, двумя лапами сразу, так что тут же рухнул носом на пол, чуть не расквасив тот. Диджей еле сдержалась, чтобы не спросить, в порядке ли он. Не издать ни звука. Она лишь сделала тихий вдох через перчатку, задерживая дыхание второй раз. И слыша уже за спиной, когда тяжёлые, спотыкающиеся шаги, а она могла видеть, как его "зомби-тень" постепенно опустила руки, стали более уверенными. Негативный лишь в последний момент случайно ткнулся ей в пятки босых ног, в шоке ощутив холод и вздрогнувшие плечи, улыбнулся счастливо:  

– Дрожишь...  

– А ты плачешь, это не вода. Слёзы.  

– Они... горькие?  

 

Штейн обернулась, видя клона не впервые так близко, но сейчас – каждый его шаг казался впервые, он даже дышал по-другому, не втягивал так сильно носом воздух, чтобы ощутить обстановку, и щупал всё вокруг, особенно стену над её головой, пока пальцы с медленно исчезающими когтями не упёрлись в макушку застывшей девушки. Она стояла, боясь шелохнуться.  

 

– Твои волосы... очень мягкие, – теперь он не спрашивал, был уверен. Осталось только вернуть зрение. И этот клон сможет жить так, как хочет. Не зверь в клетке. Человек.  

– Хм... посмотрим.  

 

Девушка осторожно потянулась рукой к его груди, и пальцы перехватила его ладонь, переставшая быть лапой. Диджей постаралась вглядеться в его лицо, испытывает ли он сейчас смущение или какую другую загруженную эмоцию, не замечая, что удовлетворённая улыбка клона медленно пропадает. И спросила встревоженно, пока не предпринимая новых попыток вытащить пробный чип, не до конца вошедший под кожу.  

 

– Есть изменения?  

– Не знаю.  

– Ты... так хочешь почувствовать любовь? – дошло до неё. – Это... не всегда приятно, Хекс.  

– Почему? Люди ведь, как ты, могут любить окружающих. Это... плохо? – поднял голову клон, впервые никуда не кося глаза и, внезапно порозовел от расстояния между ними.  

– Твоя система визуализации отлажена, – Штейн улыбалась ему, – ты ощутил смущение при приближении кого-то противоположного пола. Это естественно, правда, я взяла эту эмоцию, точнее, создала параметры... у одного человека, а не статистически – как остальные, так что это не совсем верно... – повернула голову в сторону окна Диджей.  

– Противоположны?  

Парень потянул её за руку, отступая от стены, которая оказалась не только холодной, он неожиданно понял, что кому-то вроде неё на спине – после драки и ночи без сна такое прикосновение к неживому камню может быть неприятно, Диджей отошла следом.  

– То есть, мы несовместимые программы?  

– Нет, – рассмеялась девушка, – я же не программа. Это и называется эмоции, чувства чуть посильнее, но...  

– Я хочу.  

– Что? – она слегка рассредоточенно посмотрела на него, – не поняла, прости.  

– Хочу почувствовать, – объяснил парень. Загнув ноги в одну сторону и опираясь на руку позади, гений задумалась, в конце концов спросив вслух:  

– Что может вызвать более сильное смущение? – её бровь изогнулась домиком.  

– Физическое прикосновение, – догадался ещё более внезапно для себя клон. Диджей на сей раз покосилась на него.  

– Ты о чём думаешь? – и обалдела, широко распахнув глаза, когда он улыбнулся, сожмурившись, совсем как котёнок.  

– Поцелуй меня, как маму!  

– П... поцеловать? Я?!  

 

Диджей врезалась спиной в ту же стену, отступив так резко и убеждая себя в мыслях, что в этом ничего страшного нет. К тому же, враждебного лица в темноте она совершенно не видит. Правда, мозг знает намного больше, а память – такая услужливая штука.  

– "Ночной кошмар", – прижав руки по швам и вдавившись затылком в холодный камень, прошептала Штейн.  

– Э... Негат-тивный... Хекс, твоя просьба нел-нелогична, – еле ворочала языком Диджей.  

– Почему? – парень перед ней нахмурился, усиленно что-то вспоминая.  

– Потому что я не могу поцеловать тебя просто так, – скрестила руки на груди девушка, только начиная объяснять, как он прервал её.  

– Боишься предать? – хрипло и тихо спросил клон, снова наклонившись к лицу, пока не был уверен, что поймал в темноте ошарашенный взгляд. – Знаешь, я не знал, что мне это известно, но чувствую, что должен тебе сказать. Нет действий более отчаянных, чем измена.  

Его осенило.  

– "Лифт! Я уже это делал! " – и видимо, сообразив что-то раньше, он попросту сорвал с пола так и болтающиеся за спиной крылья трубки, прогнувшись вперёд от боли.  

– Диджей, я хочу чувствовать как ты, проведи на мне эксперимент. Ты уже делала это, когда я был твоим компьютером, верно? Я помню этот образ и просто изменю визуализацию.  

– Но я не м...!  

 

И клон, сжавшись в спине, зажмуривая глаза и притягивая крылья с мучительным вздохом, изменил своё визуальное строение, став милым чёрненьким прямоугольным – чемоданчиком. Штейн несколько раз опустила подозрительные глаза на вставший на полу свой компьютер с изображением атома. Но не смогла не улыбнуться, погладив уголок пальцами и наклонившись к нему, прикоснулась губами к тёплому экрану.  

 

– «Тёплому? Система работает даже так? При этом без аккумулятора? Странно... – успевала одновременно думать она, – «или это мне тепло? Нет, даже жарко! » – И тут вдруг, через девушку словно прошёл разряд тока. Или прошёл на самом деле. – "Чёрт возьми! Поле реагирует с... " – распахнувшаяся с грохотом дверь не дала ей даже додумать свою мысль.  

– КАКОГО ГОРДЖА?!  

 

Диджей успела только заметить исчезнувшие в проёме тёмно-синие с чёрным оттенком короткие волосы, осыпавшиеся блестящими, как лоснящимися в темноте лучинками, но было побежав следом, нечто, вцепившееся ей в ткань костюма, удерживало. Остервенело развернувшись, через Штейн будто опустили айсберг. Обожжённое самой реальной молнией лицо перед ней:  

– Прости! Нега... – открыло глаза с пустыми зелёными оболочками. – "Вэйв??? "  

***  

Задрав голову к самому небу, парень от удивления чуть не перевернулся:  

– Эй, друг, что с тобой?! Ты едва не забил этот красавец в собственные ворота! – меломан даже наушники сбросил. Постепенно Фендеру удалось сосредоточить на нём свой стальной взгляд, сцепив пальцы на форме и выворачивая ногу в последнем – победном ударе, прежде чем он яростно чихнул.  

– Да будь ты уже здоров! – раза три за пять минут сказал Рэнджи. И снова беспокойство не скрылось в его глазах, лишь сменившись радостью. Ведь скоро домой.  

– "Апчхау! Мне тоже интересно, какой ГЕНИЙ думает обо мне в такой момент?! Чхи! "  

 

***  

– Привет, я... Что?! Какого горджа?!  

 

Штейн как сидела, развернулась с широко распахнутыми, безумно напуганными и абсолютно рассредоточенными глазами, так и застыла. Вернувший свой обычный облик парень, дотронулся до своих губ, пульсирующих красной сеточкой пальцем, ничего не понимая. Так же неожиданно, как отключился, мозг заработал снова. Чётко понимая, что это невозможно, Диджей противоречиво логике ощущала, что её вправду шарахнуло неслабым разрядом. Боль отдавалась во всей руке. Неужели, программа сработала на них обоих?! Так выходит, эта программа воздействовала на электромагнитные импульсы клона, каким-то образом уменьшив их частоту? Её собственная программа искусственных эмоций способна воздействовать на людей? Или на... нервную систему. Вопросов было много, вопросы не кончались. Более того, они строились по принципу Шерлока Холмса, только решался один, как из него тут же возникали ещё два.  

И тут, Диджей словно очнулась, поняв окончательно Кто перед ней, но было поздно что-то объяснять.  

 

– «Да и как такое объяснишь рационально?! Если выглядит как, своему истинному союзнику она говорит, что не может остаться даже друзьями, какими они никогда не были, фактически бросает его как напарника на произвол судьбы, а с общим врагом целуется за его спиной в качестве эксперимента? Хотя это и нельзя назвать поцелуем... Юху, привет жёлтый дом! » – от этих мыслей она мрачнела с каждой секундой, словно растянутого или же кем-то замороженного времени.  

 

Минутами ранее:  

Наконец, решившись открыть дверь и только войдя в её комнату, собираясь объясниться, поговорить, в конце концов рассказать ей всё, что накипело, он замер в двери, видя свой дневной кошмар наяву. Только ещё более кошмарный!  

– Хан! – оба, в один голос в ауте обернулись. Слезоида уже не было, а Диджей даже не успела встать, чтобы остановить его.  

Она схватилась за голову.  

– "Он же живой вернулся! А что с операцией? И где Никки?!"  

Девушка яростно пыталась связать с собой намеренно отключенную им связь, или даже разорванную. Только через полчаса штурма всей информационной системы Кандраки, наконец, успокоившись. И снова войдя на "Бородинское поле" – в комнату, даже забыла  

ключи от клетки.  

– Какой счёт?  

 

Решил пошутить клон, еле успев спрятаться в проёме стены, потому что Штейн открывала дверь, как оказалось, только для того, чтобы вылететь из неё на лестницу. Когда он не ответил на тринадцать попыток связаться, ждать больше было нельзя. Ей показалось, что если не сейчас, то потом непременно что-то случится. Диджей уже знала, что такое терять и не желала этого снова. Никому. Пусть будет неправильно или вообще катастрофично, но сейчас... надо... Отдышавшись после спринтерского кросса по городу, Штейн увидела знакомый силуэт у моста, невольно подумав в этом свете сигнальных вспышек о нападениях на границе: «Какой же он... такой... грустный». Но стоило приблизиться, силуэт исчез, показавшись знакомым парнем с более аккуратным ежом на затылке. Клон обернулся, спрятав улыбку в следующую секунду, как открыл глаза, заметив её затравленный взгляд:  

 

– Я хотел развеселить тебя, земная, не вышло?... Полетели искать?  

 

И тут же радушно предложил Диджей оба крыла, которые она резво оттолкнула, не желая иметь с этим клоном никаких общих дел, никогда больше, если из-за этого потеряет команду и единственную возможность – однажды вернуться домой. Клон собирался лететь следом, но только взмыв над тучами среди звёзд, ещё еле держась на крыльях и кажется, впервые ощущая нечто, обосновавшееся в его голове как: СОВЕСТЬ, с улыбкой развернулся посреди улицы и полетел искать короля. Быстро и почти на бегу выложив всё кандракийцу. Но Чейн, дослушав внимательно, против того, что проводил только что (Военный! ) совет, развернулся к двери зала, захлопнув все бумаги. И сказал такое, за что его могли и исключить и даже убить руками всё того же совета:  

–- Пора прекратить войну, – на бегу схватывая длиннющий провод, и несмотря на то, что захлопнул его прямо в двери, в полёте по коридору, приказал: – Никки! Действуем по плану.  

 

И так тщательно распутывая крылья от провода, клон, только увидев закрывшую окно зала тень, быстренько превратился, расшвырял вскочивших кандракийцев и, перекусив клыками остатки провода на себе, заодно съев тот, вырвался через окно, он не собирался драться больше. Ну его просто съедало любопытство, какие могут быть драки? Сначала надо найти Диджей. И в этом ему поможет следящий чип, который, сама того не зная, Штейн заглотила через его поцелуй. Хоть он и не хотел, однако идти против Нексус – нет, слишком рано, чтобы рисковать так сильно. Разве что... Впрочем, какая разница? Главное, чем быстрее он выполнит задание, тем скорее станет свободен. Небо, крылья, долгожданная свобода – что может быть желаннее?  

 

Да уж, этот день во всей памяти Кандраки можно было сравнить разве что с кошмаром. Казалось бы, только недавно они говорили о верности дружбе, о том, что это нечто нерушимое, но недоступное им, не снимая перед друзьями счастливых масок неких безумцев, но прошло всего несколько часов сладких улыбок и пустых разговоров, маски слетели надолго. Вплоть до сего момента.  

 

Ни одна команда уже не поможет. И это понимал не только король, издалека посматривая словно сквозь всю эту толпу на два, заранее забитых столика. За одним сидел парень, с тем же скучным взглядом, с каким прибыл сюда и тем же, какой Чейн видел в тот последний раз и последний день жестоких, космических гонок на лице земной девушки, прежде чем сослать Хана сюда, как более полезного, он знал – не мог просто между землянкой и слезоидом остаться такой долгий космический осадок, как между кандракийцами и горджами. Нет, Земляне сложнее, но – нет. И Чейн продолжал смотреть и анализировать, опираясь на поведенческие привычки людей на примере друзей интересующего его вида. Но чего не ожидал...  

 

– Принц Хан! – прозвучало так, что даже некоторые рекруты подпрыгнули, отрываясь от своих дел, чтобы оглянуться на парня, у которого возникло желание отойти в сторону, только куда ж в толпе денешься?  

 

Вот она, легка на помине. Откинув назад ярко-вишнёвые, похожие на снежную шапку, волосы, заплетённые сзади в настолько тугую косичку, что крысиный хвостик напоминают – она вместе со всеми смеялась над её шутками. Прихватив с собой из бара дополнительный стаканчик и завидев в их же компании ещё парочку знакомых персон, куда ж они без Шейна – своего Белого тигра, это ж океан без воды получится – суховато и приторно, Хан направился к выходу. Но как назло она позвала его. И ведь на весь зал крикнула. Нарочно.  

 

Скрипя зубами, а он ведь этого так не хотел, избегая взгляда, пришлось повернуться к бегущей навстречу сокоманднице.  

– Не называй меня так, – вздохнул в ухо Хан. – Ты чего-то хочешь?  

– Сдаётся мне, она просто подумала, может, тебе нужен бокал, или хотя бы стакан, сэр, – не забыла добавить Диджей, нарочно посмотрев на него из-за своего стола так пронзительно, словно в лицо слезоиду говорила: "Идиот".  

 

Он скривился, наморщив ровный, почти аристократический нос на её выражение сдвинутых к курносому носу домиком бровей: «О, какая жалость». Хотелось схватить её, завернуть в ковёр, так, кстати, лежащий на полу, и унести отсюда. И там крикнуть в самое ухо, чтоб до мозга дошло: «Хватит с меня! »  

 

– Хан. Меня зовут, Хан. И нет, спасибо, я буду пить из горлышка, непосредственно.  

 

Странно, он говорил удивительно спокойно, что абсолютно шло вразрез с привычным поведением. Вот что значит, напился. И сразу разными стали. Теперь никто не назовёт человека, скрывающего свою личину и слезода одинаковыми. Даже если по природе – это так. Вот только они, чёрт возьми, продолжают делать одно и то же, вот сейчас она руки положила на стол. И ему приходится сильно сдерживать свои, чтобы не сделать то же самое. Спасибо, вовремя заметил, а то получилось бы, как в прошлом году. И в позапрошлом и всех последующих «до», когда он повторял за другими как попугай. Как же это достало. Особенно, что она всё-таки пожала плечами в ответ, хотя давно должна была забыть о нём в своей шумной компании. Неужели, они оба и вспомнили об одном и том же?  

Бесит!  

 

Он вышел на прохладный воздух, качая головой. Большинство солдат Альянса давно перестали так называть погасшую звезду войны, но некоторые до сих пор не привыкли к тому, что теперь не он Принц, а никому до этого неизвестный Шейн, хотя прошло уже целых пятнадцать лет его популярности – пора бы потихонечку сползать с пьедестала. Обычно слезоида это не беспокоило, он просто привык делать им замечания. Но присутствие Шейна настолько сильно влияло на его настроение, что упоминание о прошлом причиняло боль. Возможно, ещё не привык. Никки хоть и разбавляет обстановку, но вернулась она недавно.  

Если бы его родители не перестали оплачивать его обучение, он бы не перешёл в разряд личных солдат короля и не появилась бы эта странная девчонка, он до сих пор был бы Принцем и не уставал это подтверждать. А теперь так называют Шейна, из-за того, что защищает других и не раз спасала Короля и их город. Да и мир – в размере планеты. Даже пусть в размере Солнечной системы. Но... и это всё? Где справедливость? Чем он это заслужил? Быть изгоем, быть таким же, нет, опуститься даже ниже её ступени в социальной лестнице! Бывший аристократ, а теперь на первом месте Шейн, который не только совершенно не пежонится от этого, но и пытается с ним дружить! Да как так вообще можно?! Совсем что ли желаний нет? Никакого тщеславия и полная фамильярность по отношению к нему. Это Он приставлен, не наоборот! Что может быть унизительнее...  

 

Хан мотнул головой от мыслей и, натянув капюшон получше, с тяжким вздохом остановился посреди городского сквера, хотя на Кандраки это было больше похоже на покорёженные войной и вырванные, вставленные корнем вверх деревья и проборожденные неизвестно чьими зубами, может, даже других кандракийцев – дорожки, вспоминая последние письма от родителей из каких-то там далёких восточных квадратов. А он застрял здесь, со всей этой шпаной! В городе, остановившемся в своём развитии, где-то на рубеже тысячников и Альянсов. И снова: – «Где справедливость?!»  

 

Посмотрел в небо в поисках всё того же ответа. Эх, а бабушка часто говорила: «Небо всегда поймёт». Выходит, её слова ничего не значили? А он так верил. Наивный.  

Вот и закончилось тепло, а с ним и короткое лето. Судя по небу, где бы он не находился, даже далеко в космосе – вечно угрюмо молчавшему, надвигалась буря, здесь и должно быть малолюдно. Большинство слезоидов в его городе – единственное, за что это место, можно любить – прячутся от дождя дома. Но Хан был исключением из этого общеизвестного правила «без зонта», лично прозванного так им. Он любил дождь, этот дождь был пустым, как свежая кровь тёк по улицам-венам и только капли звонко разбивались об асфальт, а утром так невинно повисали на носу с крыши дома, когда он шёл на прогулку. Но эти: ночные – пустые дожди, это время он любил с самого детства. Сидеть в парке, попивая сначала детские безалкогольные коктейли напару с другом Никки, а теперь и кое-что покрепче, ведь сейчас не хотелось видеть ни чьих лиц, не слышать голосов.  

 

И сейчас мог сколько угодно лежать на прохладной траве, подложив под голову старую полевую, местами затёртую куртку, и пить высокоградусный сьентур. Хану не очень нравился терпкий вкус, но в трудную минуту и это сойдет. На улицах послышались голоса кандракийцев, значит, ни с того ни с сего организованная вечеринка Чейна постепенно сворачивается. Даже этим воякам кандракийцам нужно спать. Ха, скоро его найдёт Никки, а если не найдёт, достанет из-под земли – перспектива не очень, но когда сбежать больше некуда – и туда сойдёт. Слезоид продолжал скользить туманными глазами по тучам, пока не услышал шуршащие шаги.  

 

Он, как уже взрослый для своих лет солдат, тихо выругался, приподнимаясь на локтях. Кто-то шёл в сквер, в то же место, где он сейчас, тихо что-то бормоча напевно и, явно не собирался поворачивать назад. Как и он не собирался уходить. Пока что. По крайней мере, пока не будет уверен, что угроза в лице любопытной сокомандницы миновала его на сегодняшнюю ночь.  

Пение становилось всё громче и громче. Но тело упорно наслаждалось вечерней свежестью, давно избавившись от куртки, внимания запахам и звукам приближающейся грозы. А его хозяин тоже упорствовал. Он против такого желанного безделья строил в голове отдалённые предположения, кто это мог быть. Ведь ещё можно было надеяться, что кто бы сюда не пришёл, он узнает его, если это конечно, не какой-то провинциальный турист, которого Принцу сейчас ну совсем не хочется брать под крылышко, поэтому Хан рассчитывал, что тот просто «благоразумно» заткнётся и оставит его в покое. Даже если он уже угадал.  

 

– Хани? Что ты делаешь на моём месте? – девушка возмущённо выгнула бровь.  

– "Ты что его забронировала? Я покупаю бронь", – слезоид обидно усмехнулся без единого звука.  

 

Конечно, это Диджей. Кто мог ещё найти его так быстро, как будто на нём огромная неоновая витрина с надписью: «Я здесь! »  

– Иди спать, Дидж, – рыкнул он. Не хотелось сейчас ввязываться в словесную или даже реальную драку. Просто впервые возникло желание, чтобы она ушла.  

 

К несчастью, Диджей оказалась не трезвее. Пожертвовав собой так ради этого, неожиданно, ещё у стойки под взглядом Чейна сообразив, что просто не знает, что сказать при встрече. Вот король и предложил "выход", а скорее, западню. Ух, какая ж гадость этот сантурн или как его там? Еле перебирая ногами, думала Диджей. "Из-за этой вредной отравы я очень плохо себя чувствую".  

 

Наконец, дойдя, она неуклюже плюхнулась на землю рядом и, схватившись за плечо, по-хозяйски хлебнула прямо с горла, внезапно увидев вместо бутылки обыкновенную воду. Опять ошиблась. Бьях, что ж ей так везёт сегодня? Теперь ещё хуже. Да ещё и сразу после него умудрилась сделать большой глоток. У Диджей всё перед глазами помутнело, она не отдавала себе отчёта. Побледнев и закашлявшись, девушка побыстрее вернула бутылку обратно. И сделав философское лицо, сказала:  

– Зачем ты пьёшь такую гадость? На вкус как... как... фекалии.  

 

Она была пьянее, чем он рассчитывал своим скудным сейчас, почти нетрезвым умом. Хан не выдержал, засмеявшись, в частности над тем, каким это опьянение могло быть хорошим поводом раз и навсегда избавиться от всех их постоянных недомолвок, недосказанностей, того же, возникающего слишком часто в трудные моменты молчания – с его и с её стороны – она что-то скрывает. Если бы не было всё так плохо. И тут смыслов было много. Во всяком случае, достаточно, чтобы напиться. Ему уж точно. А вот ей, – скосив чёрные глаза незаметно в сторону, Перед ним вообще Шейн? Гений – который пьян?...  

 

Диджей смеялась, широко улыбаясь его кислому виду, как впрочем, и всегда, только сейчас это была слишком уж искренняя издёвка. Как будто сама судьба локтем в горло ударила. Вот и нечем ему дышать, видя эту белозубую улыбку, особенно быстро дыхание испарилось, когда она внезапно спрятала беленькие клыки, до этого будто мечтая впиться в его сонные и мутные глаза, смотрящие и на неё и вроде бы на один цвет её лица, который Хан только и различал, пытаясь разогнуться. Когда Диджей так смачно шлёпнула его рукой по спине, говоря:  

 

– Забавный ты парень, слезоид, и глаза у тебя, такие же, невинные, как это пс... экс... сихотропное вещество, в этом напитке, приводящее меня сейчас к состоянию сильного когнитивного искажения.  

– Эгоцентрик, – проворчал на неё Хан, очнувшись от мысли и высвободив плечо неожиданно легко, понимая, что она Хотела причинить ему боль.  

– И волосы, – девушка не замечала, что поглаживает, дёргая и вцепившись в мягкие волны на его лбу, – тёмно-синие, как пятна после взгляда на фильтры солнца или лазерных пучков. Ты похож на... не знаю. Как вышло, что мы не нравимся друг другу?  

 

Не вопрос задала. Она серьёзно? Никто никогда ещё не сравнивал его с солнцем. Его? Принца, коллекционирующего сердца?  

– Потому что ты – гений, – сухо ответил Хан, поднимаясь и перебрасывая руку совсем уж «ненормальной» сокомандницы через плечо, а сейчас, скорее – через спину. Что никак не мог поймать её пальцы где-то на уровне лопаток, не обернувшись, чтобы не столкнуться с глазами, смеющейся, как девочка.  

 

Какой он её никогда не считал, поэтому, наверное, просто от ассоциаций из детства сейчас позволил снова перехватить у себя бутылку, почти играя с ней и почти улыбаясь. Ситуация возникла престранная. Если не сказать идиотическая и нереальная. Диджей, которая всегда учила их быть готовыми к любым неожиданностям, сейчас не только свалила всю эту неожиданность на него, но и сама не была готова ни к чему. Бросить её здесь ему не давал даже какой-то, наверное, природный инстинкт, она совсем как ребёнок, – стоило отпустить руку, Диджей плавненько полетела на землю, даже не выставляя руки. Поймав снова и покачнувшись, Хан мысленно почесал затылок. Да она и до дока не дойдёт, не говоря уж о комнате, от которой ключи – неизвестно где! Он вылетел и взять не подумал. Эх, вот счастье-то «привалило». Теперь ещё и от Чейна попадёт.  

 

— Мы с тобой всегда спорили и дрались на тренировках всерьёз, Дидж, — он со вздохом отнял бутылку, нутром ощущая галлюцинирующее состояние Штейн, выкидывая в траву вместе с остатками, которых было ещё поболее половины. — И начала нашу войну ты, когда увела у меня Никитори. А дальше было только хуже.  

 

Во выразился-то. Она хоть правильно поймёт в таком состоянии? А то вдруг это опьянение в результате ей ориентацию изменит. Но он никогда не говорил вот так – честно о причине. Нет, всё-таки, пить – плохо. Даже по великим космическим праздникам. Очень плохо. Зато, правда.  

 

Диджей заразительно легко засмеялась, чего он не мог ожидать, потому что это совершенно не соответствовало ходу своих собственных, довольно мрачных мыслей. И Хан сузил глаза, чувствуя, как кровь закипает до самого мозга, поднимаясь, как в градуснике.  

– Я очень рад, что ты находишь в этом что-то веселое, Шейн.  

– Да успокойся ты, друж...  

– Я тебе не дружок, – оборвал слезоид, сверкнув строгим взглядом в небо и устало выдохнув над её – снисходительным взглядом.  

 

Это всегда было как контрольный выстрел. Наивная девчонка со взрослыми глазами, в которых столько невысказанной боли, непонятного ему происхождения, что смотреть страшно, а не видеть – увидев однажды, потом почему-то ещё страшнее.  

– О, Плутон, Хан, это было так давно. К тому же, Никки была первой. С ней тебе точно было бы хуже, с твоей репутацией повесы было бы покончено с вероятностью миллион к две целых, девять десятых.  

 

Хан стиснул кулаки, и пытался успокоиться. Снова делая шаг по квацающей, как жадная пасть под ногой траве, будто шёл по болоту, а не дорожке. Конечно, она смеялась. Чего ещё было ожидать? Но не могла же она знать, о чём он думал в тот момент.  

 

– Спасибо, конечно. Но лучше было бы, если бы я сам как-нибудь это понял, – огрызнулся слезоид. И тут вдруг, фраза Никки из её уст:  

– Хватит распускать нюни! – удар по щеке, а рука у неё совсем не лёгкая – удары, того хуже. – И напиваться до беспамятства, пока твоё сознание не начало сублимировать несуществующее! – кажется, у неё это случилось даже раньше. Диджей начала автоматически сопротивляться чему-то, чёрные глаза блеснули в темноте ночи, он слегка притормозил. А почему нет? Разве это не отучит её? Или наоборот, не научит...  

 

При этом она сделала последним выпад, закатившись ему на колени и сваливая с ног в грязную землю, что всё лицо теперь было в луже.  

– Какая глупая планетка!  

Внезапно вслух выругалась Штейн, но он всё равно отнял несуществующую давно бутылку, и пока она не подозревала, что всё это время грызла и кусала кончик капюшона его куртки – это ж надо, так напиться было, куда только родители её смотрят. Тоже мне, гений! – так и проскальзывало в голове, одновременно, как он постарался сложить пальцы, будто на невидимом горлышке, заводя руку за спину. Буркнув:  

– Слезь с меня! – и сильно толкнув руками в живот.  

– Не могу, – тихо-тихо и как-то грустно ответила девушка, словно дело было совсем не в этом, принимая сидячее положение и всё-таки выхватывая его пустую руку-щупальце к себе поближе, ничуть не удивляясь, в отличие от Хана, хотя до сего вечера ему казалось, что на сегодня удивлений достаточно.  

– Чего тогда преследуешь меня?  

В небе сверкнула молния, и глаза Диджей блеснули вместе с ней.  

– Тебе-то что за дело?! – «Ты хотел первым от меня избавиться, ещё в Альянсе».  

 

О, кажется, ему удалось её зацепить. Это хорошо. Сейчас зашевелится, встанет и уйдёт сама, будто и не пьяна, что откровенничает с ним – (ну этот Чейн, получит король на орехи). Хотя, это уже маленькая победа. Так постепенно можно и секреты врага выведать. Жаль, отпраздновать нечем.  

 

– Что это? Неужели твой безвольный кузен пришёл в себя и дал тебе пинка под зад в сторону нашей «глупой планеткА»? – он сделал пальцами воздушные кавычки, что ещё больше разозлило Диджей.  

 

Её губы, сжатые в тугую, почти белую линию, дёрнулись, но слова заглушил удар грома. А затем она размахнулась, и часть лица обожгло болью. Слезоид даже понять не успел, как оказался лёжа, прижатым к земле, с взведёнными над головой руками и блокированными ногами. Он мог, конечно, выбраться, но был слишком пьян, чтобы понять это. К тому же, с этого ракурса её губы беспрестанно двигались, одновременно с сумасшедшими атаками грома и сыпавшихся на него кулаков. Она была в ярости. В очередной раз переворачиваясь щекой в землю и ловя лицом горячее дыхание, одновременно с криком:  

 

– Подонок, – Диджей, сидя на нём верхом и так, в придачу умудрялась дубасить его головой о землю.  

 

Так ненавидеть ей ещё никого не приходилось. Он был единственным во всём космическом пространстве, кто этого «заслуживал сполна», за все свои гадости и мерзкий характер, которого даже Никкитори, на что у неё "железный характер" не способна вынести. Да кто способен? В такие минуты Драйв Штейн мстила Принцу Альянса за все сердца мира, пылящиеся на его полках.  

 

Снова каждое её слово сопровождалось вспышками молний, такими же резкими. А он-то всё понять пытался, с чего это вдруг несуразная девчонка стала такой космически красивой. Её яркие синие глаза всё так же блестели, но они застыли, и через мгновение слезоид почувствовал, как этот взгляд самой настоящей молнией прошёл через него.  

– Стой! Нельзя касаться! Нас уда... – он свалился на землю рядом с только что, кое-как блокированной девушки.  

Освободив ей для действий и руки и ноги. Но повернув голову, увидел, что так же и она ловит губами ускользающий воздух рядом с ним, а её шея сильно обожжена. А ведь на ней как раз оказалась за момент до удара его рука, когда он душил. Значит, она что, спасла его? Опять?! он не собирается быть ей должен...  

Хан почувствовал, что начал задыхаться, вся кожа загорелась, но он игнорировал это, продолжая тянуться до объекта своего единственного внимания через острую траву. Пока Диджей сама не коснулась его рукой, настолько резко, что казалось, ещё до того, как слезоид успел шелохнуться. Их пальцы переплелись, и Хану тут же стало легче. Он сумел вдохнуть, слушая невероятно чёткое, отбивающееся в голове многократно:  

 

– В нас ударило молнией.  

И снова хрипло спрашивая:  

– Шейн, гордж тебя, что это было?  

 

Её губы едва шевелились и он даже чувствовал некоторое превосходство, из-за того, что собственный голос звучал не так слабо. Ах да, он же душил её в тот момент, когда их ударило. Но всё равно оставался доволен.  

Диджей отпустила руку, издавая стон, чтобы хоть немного повернуться и видимо сообразив, что у неё «неполадки» с шеей. Но стоило пальцам расплестись, его внезапно скрутило до самого живота. Слезоид буквально сложился пополам от дикой боли, в срочном порядке шаря рукой по траве в поисках прежнего средства от боли. Пока не услышал, скорее донёсшееся с ветром, чем от неё, глаза девушки по-прежнему были стеклянными:  

 

– Ты цел?  

 

И не догадываясь, что Диджей уже поняла, чей разряд и как она забрала на себя дополнительно, удивляясь, как вообще может дышать, видя смутно, что солдат Альянса кое-как сумел только сесть на корточки, тут же бухнувшись на колени и явно сдерживая тошноту.  

Странная мысль о своей бабушке вновь заставила его задуматься, в который раз за этот «плохой день». Их не просто ударило молнией. Оглянувшись, он предпочёл снова отвести глаза, не поворачивая головы и чувствуя дикую боль где-то в коре головного мозга, почти закричал:  

 

– «Из неё эта штука точно сделала розетку. Подождите, она была проводником? И немудрено, столько электрических и железных штучек на себе носить... так это на сколько ж вольт её долбануло? Разряд-то... точно, разряд с него ушёл в землю и частично вернулся в Диджей! Сама – тёмная лошадка, вот и пусть получает... » – собираясь уже привычно сжать кулак и обдумывать месть, он заметил, что не прошло минуты, Штейн согнуло снова из почти стоячего положения. Сейчас с искреннем восхищением спрашивая себя: "Как это у неё получается? " – и незаметно уставился на неё. Вдруг, она развернулась, мгновенно, словно исчерпав из себя всякое недомогание, и опустила руку ему на плечо. Хан с удивление заметил, что болезненно ездил на попе и крутился всё это время, только теперь ощущая, как боль отступает и, останавливая полные ужаса глаза на серьёзном взгляде Штейн. И она сидела так, пока мир не прекратил медленно вращаться у него перед глазами, а самих глаз не стало два, вместо четырёх. Но от этого как-то не полегчало. Определённо, происходило что-то странное. Даже паранормальное! Как это? Она после удара молнией целителем стала что ли? А сама-то еле сидит! сказки всё это, враки! К врачу её надо! Аааа! Какой врач? Плевать, что ему уже хорошо, после удара молнией, а ей – хоть ложись и помирай, его засадят! Он девчонку – единственную в Альянсе задушить пытался! под молниями... мда. И в какую психушку их сдадут в этом случае? Нет... Слезоид упорно пытался встать, не выходило. А эта – стоит! Правда, на дерево припала. Нет, придётся выкручиваться самим. На этот раз уж точно.  

 

Хан позволил ей помочь себе подняться, не отрывая молчаливого взгляда от бледной, как призрак, фигуры. Переведя глаза, произнёс:  

– Отпусти меня.  

– Я только хотела помочь, – бесцветным голосом явно выдавила из себя Диджей. Он вдруг почувствовал такую сильную, ту же – прежнюю жалость, то же желание позаботиться, к ней. Встав с другой стороны дерева и тоже припав к стволу на спину, всеми силами прогоняя глупое желание.  

– Нет, то есть, я хотел бы сказать, спасибо. Я хотел бы это сказать! Но не буду! А знаешь, почему?! – он продолжал вглядываться в небо со своей стороны, держаться за ствол – со своей стороны и заставлять себя произносить слово за словом. Действительно хотел показаться грубым. Только показаться. Не быть. Только сегодня. И робко оглянулся в последний момент... ведь так? Увидев её, такой же – отравленный, полный надежды на лучшее взгляд и с досадой закусывая губу, когда она отодвинулась от дерева, видимо, полагая, что может уже и идти сама. Глупо, даже для сумасшедшего гения, как Штейн.  

 

Но было в её глазах что-то ещё в тот момент. И он думал об этом, отстраняясь от дерева, чтобы упереть руки в бока, ещё немного подумать, не замечая дождя, пролившегося на них и всё вокруг, словно небеса разверзлись, решив наказать двух непослушных.  

Тошнота подступила к горлу. Диджей явилась из этого дождевого тумана ниоткуда, прямо перед ним, сдавив руки, он хорошо видел катящийся по девушке пот и застывший взгляд. Её прикосновения успокаивали его боль. Слезоид резко отпрянул, как только почувствовал себя хоть немного лучше, лишь бы отделиться от тёплого, такого приятного для тела, но отвратительного для души касания. И видимо, как камертон, к которому возвратились колебания, она почувствовала то же, что он мгновение назад, так как прислонилась к тому же дереву с его стороны, пытаясь удержать равновесие. Лицо было бледным, морщина сосредоточения сошлась на переносице и явно не собиралась уходить, пальцы сжались в кулаки по швам, а губы подрагивали от холода за сжатыми зубами. Она усиленно думала. И слезоид смотрел на все выражения её мыслей, прописанных на лице с такой тяжестью и отчаянием, ожидая результатов её уровня. Ресницы медленно дрогнули и, трепеща, поднялись. Эти глаза, пусть даже они бы оказались за тысячами стёкл таких же несуразных очков... В них отражался одинаковый с его – страх. И он заметил это, только не понимал значения. Видя только, как, пытаясь отдышаться, словно ей не хватало воздуха ещё сильнее, Диджей вышла из под навеса листьев и подставила обожжённую шею, и лицо под живительные струи почти дождевой воды. И кажется, кажется...  

 

– Хан... кажется, я знаю причину. И признаю, что ты был прав.  

– Ты скрыла это... от меня. Не смей, ни хочу ни слова, Шейн... фууух... что со мной?  

– Хан, если ты не настолько глуп, то простишь меня и тогда я расскажу, что... делаю здесь и почему... меня приняли в команду.  

– Слишком самоуверенно для просящей прощение на... коленях? Дидже... кхм.  

 

Хан подошёл, спотыкаясь, впервые как-то неумело схватив руки девушки, сидящей на земле, неплотно, но сильно стиснув их. Девушка подняла глаза перед собой, опуская голову на так вовремя подставленную открытую до сих пор от куртки грудь. Теперь, почувствовав силы, она стояла и грелась затылком, успокаивала дыхание в неумелых, таких странных для него объятиях, едва соприкасавшихся с ней щупалец. И только сейчас, безумно коря себя, он услышал сиплое и беспомощное – имя, которое ненавидел в этот миг сильнее всего на свете.  

 

– Нексус, клоны – были моей самой... большой... ошибкой. Но настоящая катастрофа не ограничивается лишь их созданием. Они убивают, уничтожают... тоже, из-за меня. Я здесь, чтобы исправить всё, не убив.  

– Что?  

– Дослушай же! И странный парень, которого ты ненавидишь – ты вправе ненавидеть, он... клон. И мой друг. И я пришла сюда, чтобы так же загладить предательство, если это возможно.  

– Предательство?  

– Не знаю, могу ли я вообще опираться на это, но... на Земле существует легенда. Так вот в ней Иуда предал Иисуса поцелуем. А я предала создание рук моего врага, вернув ему зрение.  

 

Никогда душа так не горела, никогда не было так страшно, никогда с момента прибытия на Кандраки этой земной девчонки он не плакал, только подняв голову, отпуская горячие струи и не позволяя вырваться и оглушить эту ночную тьму ни единому звуку.

| 45 | оценок нет 10:10 25.06.2018

Комментарии

Книги автора

Эврика! Глава 19
Автор: Ange-l
Роман / Альтернатива Изобретательство Приключения Фантастика
21век! Время двигать прогресс! В городе Ретросити обычная девушка Диджей - ответственная за связи с общественностью, в том числе инопланетной как раз заканчивает колледж. Недавно ей наконец-то выделил ... (открыть аннотацию)и комнату и если не считать невыносимого соседа Вэйва Фендера, весёлое и техническое будущее впереди! Вот только ещё в детстве не удавшийся Диджей эксперимент накрепко привязал её прошлое к ней самой. А вернее, к её второй половине. И это ещё цветочки. Гений по своей природе, однажды она решила создать себе помощника и создала самое опасное существо в мире - копию человека. Клона. Вскоре Диджей уничтожает неудавшийся проект, пока однажды ночью чей-то крик не будит её посреди кошмара. Её последнее изобретение, метившее на Грант похищает клон. Но кто его создал, если все следы проекта клонирования уничтожены?
12:38 16.06.2018 | оценок нет

Эврика! Глава 18
Автор: Ange-l
Роман / Альтернатива Изобретательство Приключения Фантастика
21век! Время двигать прогресс! В городе Ретросити обычная девушка Диджей - ответственная за связи с общественностью, в том числе инопланетной как раз заканчивает колледж. Недавно ей наконец-то выделил ... (открыть аннотацию)и комнату и если не считать невыносимого соседа Вэйва Фендера, весёлое и техническое будущее впереди! Вот только ещё в детстве не удавшийся Диджей эксперимент накрепко привязал её прошлое к ней самой. А вернее, к её второй половине. И это ещё цветочки. Гений по своей природе, однажды она решила создать себе помощника и создала самое опасное существо в мире - копию человека. Клона. Вскоре Диджей уничтожает неудавшийся проект, пока однажды ночью чей-то крик не будит её посреди кошмара. Её последнее изобретение, метившее на Грант похищает клон. Но кто его создал, если все следы проекта клонирования уничтожены?
10:14 12.06.2018 | оценок нет

Эврика! Глава 17
Автор: Ange-l
Роман / Альтернатива Изобретательство Приключения Фантастика
21век! Время двигать прогресс! В городе Ретросити обычная девушка Диджей - ответственная за связи с общественностью, в том числе инопланетной как раз заканчивает колледж. Недавно ей наконец-то выделил ... (открыть аннотацию)и комнату и если не считать невыносимого соседа Вэйва Фендера, весёлое и техническое будущее впереди! Вот только ещё в детстве не удавшийся Диджей эксперимент накрепко привязал её прошлое к ней самой. А вернее, к её второй половине. И это ещё цветочки. Гений по своей природе, однажды она решила создать себе помощника и создала самое опасное существо в мире - копию человека. Клона. Вскоре Диджей уничтожает неудавшийся проект, пока однажды ночью чей-то крик не будит её посреди кошмара. Её последнее изобретение, метившее на Грант похищает клон. Но кто его создал, если все следы проекта клонирования уничтожены?
08:15 09.06.2018 | оценок нет

Эврика! Глава 16
Автор: Ange-l
Роман / Альтернатива Изобретательство Приключения Фантастика
21век! Время двигать прогресс! В городе Ретросити обычная девушка Диджей - ответственная за связи с общественностью, в том числе инопланетной как раз заканчивает колледж. Недавно ей наконец-то выделил ... (открыть аннотацию)и комнату и если не считать невыносимого соседа Вэйва Фендера, весёлое и техническое будущее впереди! Вот только ещё в детстве не удавшийся Диджей эксперимент накрепко привязал её прошлое к ней самой. А вернее, к её второй половине. И это ещё цветочки. Гений по своей природе, однажды она решила создать себе помощника и создала самое опасное существо в мире - копию человека. Клона. Вскоре Диджей уничтожает неудавшийся проект, пока однажды ночью чей-то крик не будит её посреди кошмара. Её последнее изобретение, метившее на Грант похищает клон. Но кто его создал, если все следы проекта клонирования уничтожены?
13:51 07.06.2018 | оценок нет

Эврика! Глава 15
Автор: Ange-l
Роман / Альтернатива Изобретательство Приключения Фантастика
21век! Время двигать прогресс! В городе Ретросити обычная девушка Диджей - ответственная за связи с общественностью, в том числе инопланетной как раз заканчивает колледж. Недавно ей наконец-то выделил ... (открыть аннотацию)и комнату и если не считать невыносимого соседа Вэйва Фендера, весёлое и техническое будущее впереди! Вот только ещё в детстве не удавшийся Диджей эксперимент накрепко привязал её прошлое к ней самой. А вернее, к её второй половине. И это ещё цветочки. Гений по своей природе, однажды она решила создать себе помощника и создала самое опасное существо в мире - копию человека. Клона. Вскоре Диджей уничтожает неудавшийся проект, пока однажды ночью чей-то крик не будит её посреди кошмара. Её последнее изобретение, метившее на Грант похищает клон. Но кто его создал, если все следы проекта клонирования уничтожены?
14:41 04.06.2018 | оценок нет

Эврика! Глава 14
Автор: Ange-l
Роман / Альтернатива Изобретательство Приключения Фантастика
21век! Время двигать прогресс! В городе Ретросити обычная девушка Диджей - ответственная за связи с общественностью, в том числе инопланетной как раз заканчивает колледж. Недавно ей наконец-то выделил ... (открыть аннотацию)и комнату и если не считать невыносимого соседа Вэйва Фендера, весёлое и техническое будущее впереди! Вот только ещё в детстве не удавшийся Диджей эксперимент накрепко привязал её прошлое к ней самой. А вернее, к её второй половине. И это ещё цветочки. Гений по своей природе, однажды она решила создать себе помощника и создала самое опасное существо в мире - копию человека. Клона. Вскоре Диджей уничтожает неудавшийся проект, пока однажды ночью чей-то крик не будит её посреди кошмара. Её последнее изобретение, метившее на Грант похищает клон. Но кто его создал, если все следы проекта клонирования уничтожены?
07:31 01.05.2018 | оценок нет

Эврика! Глава 13
Автор: Ange-l
Роман / Альтернатива Изобретательство Приключения Фантастика
21век! Время двигать прогресс! В городе Ретросити обычная девушка Диджей - ответственная за связи с общественностью, в том числе инопланетной как раз заканчивает колледж. Недавно ей наконец-то выделил ... (открыть аннотацию)и комнату и если не считать невыносимого соседа Вэйва Фендера, весёлое и техническое будущее впереди! Вот только ещё в детстве не удавшийся Диджей эксперимент накрепко привязал её прошлое к ней самой. А вернее, к её второй половине. И это ещё цветочки. Гений по своей природе, однажды она решила создать себе помощника и создала самое опасное существо в мире - копию человека. Клона. Вскоре Диджей уничтожает неудавшийся проект, пока однажды ночью чей-то крик не будит её посреди кошмара. Её последнее изобретение, метившее на Грант похищает клон. Но кто его создал, если все следы проекта клонирования уничтожены?
06:18 25.04.2018 | оценок нет

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.

YaPishu.net 2017