История не одной жизни. Глава 1

Роман / Любовный роман, Приключения, Фэнтези
(Буду выкладывать по главам. Самой интересно зайдет ли читателю) Тяжело пришлось селянам, когда разлилось море Мутное и затопило местные селения. Все разъехались кто куда, забрав семьи и уцелевшие вещи. Марья была еще ребенком, но и она понимала, что ее родного дома больше нет. На новом месте семью Марьи принудили войти в новую веру. Только тогда их приняли в деревне с улыбками на лицах. Студеной зимой умерли родители, и о ней стала заботиться ее бабка-ведунья. Научила она внучку Марьюшку, чему успела, а успела она лишь малость. Потому как взял ее в жены молодой княжеский ратник Вячеслав.

"Я проклята буду на веки собой,  

Если не буду однажды с тобой. "  

Белка_  

I. СЛЕЗА  

Осень. Желтизна только начала растекаться по листве, даря золото кронам деревьев. Стоявшее высоко в небе солнце еще напоминало о минувшем лете, радуя теплом и светом. Однако птицы уже собирались к дальним перелетам, хватая в воздухе неуспевающих мушек. В лесах суетились животные, готовя запасы на грядущие холода. В селе наполняли амбары и хранилища урожаем, запасались сеном для домашнего скота, стучали топорами, рубя бревна на поленья. Из лесу заливаясь звонким, как колокольчики, смехом, возвращались девушки с корзинами до верху наполненными лисичками, свинушками, подберезовиками, могучими боровиками и тонконогими опятами, да и просто сыроежками.  

–Аленка, не говори ерунду, раз этим летом он меня замуж не позвал, то и вряд ли позовет вообще. – отнекивалась первая.  

–Как это ерунду? Вер, он же глаз с тебя не сводит. – недоумевала Аленка. – Ты приданное все уже собрала?  

–Да. Но не в приданном дело. Вот матушка его выздоровеет и будем тогда о свадьбе думать.  

–Ох, не выздоровеет она. Мне мамка сказала, что ничего уже тете Клаве не поможет, пара недель и все...  

– Тяпун тебе на язык! -рявкнула девушка на подругу. А после выдохнула:  

–Да и так даже выйдет, все одно. Если замуж позовет, то не сейчас.  

–Эх... – вздохнула Аленка и посмотрела на синее небо касающееся земли за полем. – -Верка, глянь! Это еще что?  

– Беда, ох беда, бежим! -бросила корзину девушка.  

– А грибы? -изумилась Верка.  

–Не до грибов теперь. Cмотри! Rопольградские всадники скачут.  

–Cпаси, защити громовержец, обереги покорных тебе... – причитала невеста.  

На большом поле, каких целые сотни на Раси, показалась княжеская армия, блестя на осеннем солнце своими кольчугами и мечами.  

Это поле видало много плясок и гуляний, пение странствующих менестрелей, слышало не мало историй бродячих сказителей во время праздников. Люди всем городом, как они его называли (скорее это было селение) выходили на русалии и танцевали кто как мог. Девушки плели венки, и надевали их себе на голову, кружились в хороводах, смеялись, и пели. Молодые прыгали через высокие костры, вели шумные игры. Парни да мужики показывали свою прыть удалую, то канат перетягивали, то боролись в рукопашных состязаниях, да и шапку гоняли. На деревянных мечах бились мальчишки, а молодчики так и на настоящих, доставшихся им от их отцов и дедов, а те в свою очередь, когда-то если не сами выковали, так на поле брани подобрали. Люди во время праздненств много пили, валялись пьяными и веселыми, утаптывая траву под своими телами. А к ночи все расходились по своим домам, потому как боялись: ведь кто ж знает, что за нечисть ночью по полям в праздники шастает?  

Так вот. На этом поле, что вблизи этого села, появилась княжеская армия. Их доспехи блестели от яркого солнца, которое жарило их тела в кольчугах да латах, в отличие от одежи селян. Тряпичные стеганные доспехи, если это так можно было называть, были единственным защитным обмундированием этих людей. Во главе войска стоял высокий, широкоплечий богатырь Радимир Воевода. Был Радимир знатным. Знатным по происхождению своему и воинским заслугам. Был он крепок и бородат, черноволос. Великое множество раз вел он воинов своих на подобные городки, и всегда возвращался с победой. Велика мудрость на невооруженных нападать! Что воям какие-то там селяне да ремесленники- сброд. Еще бы! Если воины в походах, да в борьбе мужскую удаль закаляли, то местные эту самую удаль на пользу семьям своим расходовали. Одни с утра в поле работать уходили, другие стада животных разводили, и ничем кроме сохи да простенького плуга в руках серьезней оружия-то не держали. Не считая, конечно кузнецов, коих в маленьких городках не более пяти наберется, а то и еще меньше. Вот они то и оружие изготавливали, и топоры для нужд домашних, серпы да косы для работ в полях.  

Пешие воины вышагивали впереди, а конные позади их. Радимир остановился и послушные воины тоже встали смотря на своего военноначальника. Ох, как же они уважали его, считали чуть ли не самым выдающимся воином Раси! Поспорить, конечно, было бы сложно, ведь за столько лет, сколько он посвятил воинскому делу и не погиб, ему и вправду надо отдать должное. Сам не погиб и своих на поле старался не бросать. А войско пришло потому, что князь Копольградский давно хотел заполучить эти земли, сначала по-хорошему призывая принять веру Пречистого и любящего Дара, но староста городка отказался. Тогда князь велел платить оброк с урожая, и те вроде бы согласились. Но это отверг сам князь, веля захватить землю и насильно освятить священными травами селян и очистить их души от грехов и пороков черноверства. А каждому выжившему велел повесить на шею священный знак Великого любящего Дара. Радимир повернулся лицом к воинам и воскликнул:  

–Вперед! Они невежественные отрепья! Им не победить нас! – призывно кричал воевода.  

Княжеская армия, вооруженная мечами булатными, с криками бросилась атаковать врага. Княжеская армия боролась за веру и землю. Что было важней неизвестно. Вера была новая, чужая, заморская, но с каждым боем становилась все родней, все таки, столько людей гибли во имя Пречистого. Разве может стоить столько крови не верный бог? Все в него поверившие решили остальных образумить, и засьавить их расплачиваться жизнью за черноверство свое. Так что вопросы веры были государственной необходимостью, чтобы прикрывать потребность в земле. А земля была плодородная и очень нужная. На такой плодородной земле как эта росла золотистая рожь, богато плодоносили фруктовые деревья, овощи достигали небывалых размеров. Такая земля была нужна государству. И преследуя эти цели умирали тысячи простолюдинов и сотни воинов.  

–Бойтесь армии господней проклятые черноверы, ибо слово божие сильней греховных страстей ваших! – призывал сдаться селян Радимир.  

Он так давно ходил во все эти походы, что сам устал видеть мертвых молодых и стариков, покалеченных женщин и трясущихся от страха детей. Он каждый раз ждал, что людишки сейчас одумаются и сдадутся без боя. Но этого не было почти никогда. И сейчас селяне с мотыгами да вилами защищали свой городок у Мутного моря всем сердцем, всеми своими душами, медленно отходившими в мир загробный. Они с остервенением бросались на воинов князя, сбрасывая их с коней, которым тоже досталось от еретиков.  

–Бог с нами, Дар в оружии нашем! В бой! Разгромим это мужичье! – не унимался Радимир.  

Жажда крови просыпалась с новой силой- умел Радимир воскресить боевой дух. Всадники рубили крестьян на скаку, пешие воины резали простолюдинов как мясники на базаре свой товар.  

Оборонявшиеся взывали к своим богам, и бежали на захватчиков со всем колющем и режущем оружием, которое они смогли раздобыть. Кто из дома захватил оружие, а кто прямо здесь, на поле боя, подхватывал брошенное оружие покойников. За их спинами был город. Город, где остались их семьи, их спокойная размеренная жизнь. Еще вчера каждый из них был занят своим обычным делом. Кто-то целовал жену, гладил собаку, ловил рыбу, копал колодец, а теперь… А теперь половина из них мертвы.  

Они защищали свой город, даже не город, а правильнее сказать укрепленное селение, но это был их единственный дом. Город противостоял, потому что хотел показать князю, что он не всех может подобрать под себя. Много таких же гордецов уже пали под натиском армии княжеской. Борьба за территорию, и веру. Вера в Пречистого пришла совсем недавно на земли Копольграда, но укоренялась там с большой скоростью. Князь женился на милой Елизавете из заморского государства, и главным договором между государствами было принятие новой веры, веры единения. Этому городку хотелось, что бы княже понял, или хотя бы увидел, что он не все человеческие умы может перевернуть заморской верой. Селяне бились насмерть за своих богов, которым они несколько раз в год приносили дары. И где же они эти боги? Отвернулись, забыли боги о тех, кто гибнет за их честь, во имя имен их. Своими делами занимаются и не смотрят на беды людские, не слышат стоны верноподданых своих. Может прежние боги сами уже мертвы и встречают их в загробном мире. И кто же их убил? Новый Бог? Любящий и всепрощающий Дар?  

Один молодчик из этого городишки, совсем еще ребенок, прыгнул на спину солдату, и закрыл ему глаза. Дружинник попытался сбросить его, махал мечом на право и налево, но тот крепко обхватил его ногами за пояс. Подскочил второй мальчишка и полосонул воина по шее серпом. Воин пал. Мальчишки победно заорали и бросились на следующего противника. Дружинники, они же товарищи друг другу, и в помощи во время боя никогда друг друга не бросают. И тех мальчишек не стало. Один воин проткнул бежавшего с серпом мальчика, а другого скинул сам и вонзил в его тельце меч. Два обычных сорванца, ребятки лет двенадцати, умерли рядом. А вчера они дразнили девчонок, и бросали камешки в голубей. Задорные весельчаки и шутники. Один из них упал позавчера с козы и поцарапал колено, а теперь он мертв. Мертв не из-за гниющей царапины на колене, а от рук опытного вояки. А ведь у этого самого воина тоже сын есть, сын- даровер, а не отродье черноверов.  

Княжеское войско подступало к стенам городка. Озверевшие, от неминуемой победы захватчиков, простолюдины орали и били княжескую рать. Но даже если не напором, то количеством человек и оружия, армия князя побеждала. Один из селян, видимо кузнец, лупил молотом всех, кто ему под руку попадется, и полуживые уставшие от бесконечных сражений воины падали. Кузнецу кроме своей кузни терять было нечего. В том году его супружница умерла при родах и малютку- дочку тоже не удалось спасти. Теперь ему терять было нечего, ему уже давно жить расхотелось, а тут случай подвернулся. И он грудью шел напролом, защищая своих же соседей и товарищей. Когда кузнец замахнулся молотом в очередной раз, один из воинов пригнулся и ударил кнутом ему по лодыжкам. Плеть врезалась в кожу мужика, но тот лишь наморщившись крикнул и ударил смельчака по голове кувалдой. Череп воя раскололся и человек рухнул одним куском на землю- матушку. Быстро подскочив, всадник армии рубанул и голову кузнеца. Силач пал.  

Вскоре пал и город. Теперь эти земли считались княжескими. Всех оставшихся собрали и вели под угрозой смерти в море. Их освятил привезенный из Копольграда священник. Ему предстояло еще много работы, ведь надо было отпеть бойцов, которых уже начали клевать вороны. Местных выживших освятили в веру всеобщей любви. Кто отказывался, тех не уговаривали, а казнили сразу, как бы те не умоляли. Священник пречистил живых воинов, и теперь их души чисты и кровь смыта с их рук. Столько крови пролито... Для чего? Этот городишко вряд ли бы потянул платить дань Копольграду, поэтому и дрался не на жизнь, а на смерть.  

«Огромную дань пришлось бы платить в казну за свое вероисповедание, и долго бы народ так не протянул. А теперь и вера присвоена и такую нескромную дань платить не надо. Зачем было сражаться без шансов на победу? »- размышлял Радимир, глядя на поголовное купание селян, точнее тех которые остались живыми, а именно еле живые мужики, женщины и дети.  

После захвата селения вояки обходили поле брани, кто мародерствовал, а кто делом занимался- искали выживших соратников. Много пало воинов, и сильных опытных мужиков и совсем молодых отважных парней. Но еще больше погибло простолюдинов. Тех, которые так самоотверженно защищали свои семьи и свою веру. Тех, которые перед вторжение армии княжеской молили своих богов о защите и помощи в бою. Никакой помощи не было. Почему? Может потому что языческие боги устали от беспомощных людей, или они сами потерпели крах в сражении за их души. Тем, не менее, все было кончено.  

Тишина на поле боя настораживала. Живых почти не осталось, да и к живым-то их отнести было сложно, скорее умирающие. Небо не темнело от гнева на люд кровожадный, казалось, ему было все равно. Осенний воздух пропитался запахом мертвечины. Вороны гуляли меж телами, отрывая наиболее приглянувшиеся куски. Вскоре непродыхаемая влажность растеклась как туман и небо заплакало. Оно плакало по погибшим. Скорбь по нам грешным, убивающим друг друга за идею, скорбь по нашим глупым душонкам жаждущих свободы и власти одновременно, по нашей бесконечной глупости.  

Плачь природа, плачь. Смой всю эту чернь, и вознеси светлые души к небесам. Смой следы ранений с их душ. Открой путь для их шагов в бесконечность. Лейся, лейся ливень сильней и быстрей, пусть кровавые ручьи скорее впитаются в матушку- землю, и взойдут свежие молодые сильные травы, которые будут тянуться к солнцу, не зная, что силы им дала человеческая кровь. Кровь, которая совсем недавно растекалась по венам, питала его сердце, пульсировала в жилах.  

…Я умер. Девочка моя я больше не прижму и не поцелую тебя. Машенька, голубушка, цветочек ты мой аленький, прощай. Мы теперь встретимся в загробном мире. А ты ведь меня предупреждала…- закрывая от дождя глаза, шептал умирающий воин. Холодная вода падала крупными каплями с неба, стекая по его лицу ручейками, и промывая его раны.  

У него не было ни сил, ни возможности шевелиться, из груди текла кровь. Воин вздохнул и обмяк.  

Белая полупрозрачная лунная дорожка, шириной не больше метра, уходила прямиком в небо. Странно, ведь темнеть еще не стало, а свет от луны и сама она были отчетливо видны. Звезды пели и звали. Кружились от этого света и этого пения ночные бабочки и всякая мошкара, как бы приветствуя в своеобразном вальсе новую душу. Где-то далеко по дорожке гулял старичок с посохом- это страж ворот, что ведут в навий мир.  

Вечерело. Небо с каждым шагом Вячеслава все больше отливало багрянцем. Он шел. Вячеслав не чувствовал ветра, да и не дышал воздухом. Он вообще не дышал. Его сердце не билось. Тепла как и холода он не ощущал. Белый саван и не единой царапины на теле, плывущему вверх по белесой тропинке. А где-то внизу осталось его тело, мертвое и искалеченное. И тела его соратников и врагов лежали где-то там- внизу. Зеленое, с прожилками жухлой травы, поле покрылось кровавыми пятнами.  

Когда все затихает, и твои уши уже не слышат голоса друзей и вообще ничего не слышат, глаза не видят чужой отваги, не важно отваги соратников или врагов, рот не может крикнуть «в бой! », значит ты тяжело ранен. Но если при всем при этом твои легкие не дышат, значит ты умер.  

«Я умер, умер. Вот она моя лунная дорожка, но куда я теперь попаду? К Пречистому или Темному? »  

–Здравствуй воин. – поздоровался некто.  

Вячеслав обернулся, оглянулся, и в воздухе возник образ рогатого старика. Того самого, который поджидал каждого после смерти, того кто провожал в мир иной, того кого Вячеслав не знал. Не знал, потому что церковь его приписывала к разряду чертей, да или вообще отвергала его существование. Потому что это бог черноверов.  

–Кто ты? Сур? – немного недоверчиво спросил воин.  

–Если хочешь, то да. – лукаво ответил ОН.  

–А на самом деле? – гордо спросил павший воин.  

–Пожалуйста, дело твое – Велс. Я сторожу врата на лунной дороге. Идем.  

–А куда? – безнадежно спросил покойный, опустив голову.  

–Какая тебе сейчас разница- проворчал старик. – Ты сейчас что делал?  

–Бился, и видимо, насмерть. Защищал веру Богу угодную. А ведь, если землю святую защищал, значит на небеса.  

– Много ты болтаешь. Каждый из этих селян, тоже веру свою защищали, что ж им их собственные небеса подавай. Проще: вы друг друга убивали. А убийство грех. Велииикий грех! Вот мы и подошли. Дай свою руку, воин.  

–Я не хочу, я еще не готов смириться.  

–Никто не хочет. Хочу, не хочу… Только ты уже мертв, и если взглянешь на свой саван, то поймешь что ты себе уже не принадлежишь. Ты уже просто душа. И твое мнение здесь уже ничего не значит. Боги с тобой разберутся. Смирился со смертью?  

–Нет, с этим смириться не возможно. Жить хочу. У меня даже детей не осталось. Жена молодая дома ждет. – Вячеслав опустил голову.  

–А ты не устал жизнь свою по кусочкам терять, не устал себя на корм каждый бой пускать? Не устал множество раз жену одну горевать оставлять? Она там слезы по тебе льет каждый раз, когда ты в бой идешь. Теперь уж она сама к тебе присоединится. С тобой захоронят. За тебя все решено. Пора. Руку давай, мальчишка.  

Возле Вячеслава закружила молодая листва, и лепестки весенних цветов. Послышалась нежная песня, далекая, но родная. Она как будто овевала сладким теплом, окутывала мягким воздухом. И родной, родной запах витал рядышком.  

Вячеслав изогнулся выпятив грудь, и будто бы потеряв вес, стал совсем воздушным и поплыл назад к земле.  

–Кажется, я еще не готов умирать. Меня зовет сама Жизнь. – дух Вячеслава вернулся в его потрепанное битвой тело.  

Велс потянул носом воздух и прислушался.  

–Сама Жизнь. Ну-ну. Голос на ведьмин похож. У меня даже в горле першить стало. Узнаю что это за ведьма с магией жизни балуется, что за ведьма у меня душу отняла, убью. Или…нет. Не убью. – призадумался Велс.  

 

 

… -Эй, смотри он живой. В смысле, жив еще. Знаешь его? – проходящий мимо воин увидел, как моргнул Вячеслав, когда его душа вернулась в тело.  

–Да это ж Вячеслав «Крепкая рука». Ты его не узнаешь что ли? – рыжий, крепкий мужичок в доспехах, ближе наклонился над Вячеславом.  

–Господи Великий, как же они его покромсали, а дышит ведь. – удивился светловолосый.  

–Смотри, под ребро проткнули, черти проклятые. Вот что, отнесем-ка его в лагерь, а там и в столицу его отвезут. Семья у него там.  

– Охота тебе возится? – вздохнул светлый.  

–Он меня месяц назад спас, когда мы севернее были, не помню как городок назывался, их уже столько было… В общем, я ему жизнью обязан, должник я его. Понял? Так что лучше помоги мне, а то рука еще ноет. -Перевязанное тканью плечо еще кровоточило, но уже не так беспокоило. Рыжий почесал больное плечо.  

–Ладно, – белобрысый парень почесал макушку, – вроде бы оружия из него не торчит, значит выдергивать ничего не придется, я беру под руки, а ты ноги тащи. – решил светлый.  

На том и порешили.  

Вячеслав Федорович, Вячеслав «Крепкая рука» был уважаемым солдатом. Одним из тех, кто бьет врага с львином рыком, с звериной силой и быстротой. Сам он кровожадно убил около сотни черноверов, а то и больше, кто ж считал, тем и заслужил почет и уважение в княжеской армии, и наградой ему был дом в столице. Вячеслав не раз вытаскивал друзей с поля боя, даже в самом, казалось, безнадежном состоянии тащил на себе до их лагеря, бился плечом к плечу с соратниками и никогда не боялся умереть. Но не теперь. Теперь ему хотелось жить, жить в мире, и он все что мог для этого делал. Может быть он уже навоевался, показал всем свою храбрость и отвагу, или так стала близка ему молодая жена, что он все готов ради нее бросить. А ведь был он в княжеской армии уже с десяток лет. Множество шрамов всегда вместо него красноречиво говорили о его подвигах. Каждый раз гордый от очередной победы возвращался он домой, обнимал и целовал жену, а та готовила праздничный ужин. Собирались их друзья и его соратники пили, гуляли, веселились. Баяли истории заслуг своих, да и просто шутили и пели. Жил он с ней душа в душу до очередного похода. Каждый раз расставаясь с ним она плакала, сердце ее раскалывалось, она умоляла его остаться. И только покидал он город стольный, как принималась она ворожить. Но он этого не знал. А если бы узнал, то первый бы сдал бы ее для казни, как ведьму и черноверку.  

Сквозь собственные мысли он слышал от своих сослуживцах о хорошем куше: и что богатсв "для князя" собрали, и про девок в селе отменных... На войне, как на войне.  

Теперь же его еле живого везут на повозке в Копольград. Путь предстоял не близкий, но он не хотел умирать вдалеке от дома, и надеялся в последний раз увидеть свою молодую жену.  

 

 

***  

Вот и Кополь. Кополь, или как его еще называют Копольград, большой именитый богатый торговый город, столица Раси, находился под опекой Юстинской знати. Когда-то Рась жила мирно, но с тех пор как Князь взял в жены юстинианскую королевну, то по земле расов потекла кровь. О красоте королевны Елизаветы складывались баллады. Заморские принцы и князья спешили повидать ее, посвататься. Но лишь князь Раси-Михаил оказался ей люб. В те далекие года Рась считалась отсталым государством. Считалось, что тамошние люди всерьез думали о колдовстве о лесных духах и прочей ерунде. Поэтому чтоб выйти замуж за Михаила ей пришлось уговорить его принять веру ее народа и освятить народ Раси. Ей там предстояло жить и там рожать сыновей. Она не могла позволить себе быть оскверненной черновером. Тем более что в Дара верил почти весь известный мир. Князю же было все-равно во что верить, ему нужна была Елизавета. Ведь кроме того что она была красива как летнее утро, королевна была наследницей могучего Юста, что обещало богатство и процветание для Раси. Верой, привезенной из-за границы, в Копольграде сквозило ото всюду. Объединение верой было всего около полувека назад, и народ сильно менялся, хотя изменения текли вяло. Все те же домовые прятались по чердакам, кикиморы по болотам, лешие, русалки, природные божки, боги дней и ночей, судьбы и удач, смерти и ворожбы. И вся эта красота стала зваться одним словом- нечисть. От нее плевали трижды через левое плечо, сыпали туда же щепотку соли, стучали по дереву, чтоб не сглазить, просили поддержки Благого Дара.  

Протоптанные большие улицы да площади, деревянные терема и каменные домики, церквушки из белого камня, лоточники и яркие нарядные люди. Большой город, и добавить к этому нечего.  

Город просыпался на рассвете. Бегали с повозками торговцы, желая встать за прилавок быстрей другого. А проснувшиеся горожане неторопясь шли к торговым лоткам за покупками. Все разбредались кто куда. Даже попрошайки и вульгарные девицы шли на свои рабочие места в такую рань. Совсем скоро откроются кузницы, магазинчики с травами и готовыми лекарственными снадобьями, распахнут свои двери перед посетителями всевозможные харчевни и забегаловки. Залягут на боковую, хозяева ночных трактиров. Чуть позже зазвонят колокола храмов Дара, и проснется князь. И к этому времени у палат княжеских построятся горожане в очередь, дабы попасть к князю с прошением. Уже сейчас мешются под ногами, бегающие и тявкающие, бездомные собаки. Задрав хвосты лосняться к ногам прохожих бездомные коты. Теперь город ожил и жужжал как улей. Все суетились и шумели.  

Повозка, где недавно лежал Вячеслав, въехала в город еще ночью, когда слышно было только писк мошкары и стрекотание кузнечиков. Вячеслав спал. Спал он и тогда когда его внесли в небольшой деревянный домик, который принадлежал врачевателю. Домик местного лекаря Ипполита был не большим, но добротным. Рядом с ним была пристройка, где лекарь мог выхаживать больных. Ипполит считался опытным и грамотным врачевателем. Лечил он не только воинов и обычных горожан, но и дворян. Бывало, что и сам святейший князь к нему обращался. Но в основном его заработком было врачевание воинов. Причем чаще успешно, нежели наоборот.  

Ипполит спал. Осенняя ночь была холодной, и старик спал недалеко от печки, старые кости ломило от холода, и он проснулся. Потерев глаза руками, он встал с пастели, надел лапти и пошел попить воды. Кувшин стоял на столе рядом с его кружкой. В комнате было тепло, несмотря на то, что где-то поддувало, и сквозняк гулял по полу. Он сел на стул, тот как-то грустно скрипнул, и старик налил воды. Отпив пару глотков, и вытерев капли с усов, Ипполит только хотел отправится под одеяло, как почему-то засмотрелся на звезды. Где-то там с богом была его супруга, он хорошо помнил ее, и всю жизнь винил себя в ее смерти. Еще когда они были молодыми он не смог вылечить ее хворь, и она скончалась. У них остался сын. Тогда он был маленьким мальчонком и ничего не запомнил о матери. Ипполит растил сына один, так и не сумев встретить другой такой же чудесной женщины, какой он считал свою жену. Сын вырос умным и грамотным и ушел в церковь, посчитав, что этого хотела бы его матушка, и так он к ней ближе. У Ипполита были ученики, и это отвлекало его от грустных дум, все-таки хоть им он мог передать свои знания. Старик засмотрелся на небо. Ночное небо не молчало, оно что-то ему шептало. Тихо, и видимо слышно только ему одному. Он тяжело вздохнул и побрел к пастели. Спал он плохо: ворочался, что-то бубнил, как-то нервно дергался во сне. Какие-то черти прыгали во сне и мешали нормально спать. А потом лекарь еле слышно прошептал «да» и провалился в глубокий сон. С чем он согласился?..  

Пару часов спустя раздался стук в дверь. Суховатый среднего роста старичок, с впалыми от усталости глазами, поднялся с пастели, накинул рубаху и подошел к двери. С улицы доносились мужские голоса, явно чем-то обеспокоенные. Из окошка, он увидел повозку и двух мужчин. Ипполит открыл дверь, кутаясь в собственной рубахе, он велел внести раненного в пристройку. Лекарь снял с гвоздя, приколоченного около двери в его избу, ключ от замка и отправился открывать дверь в пристройку. Здесь у лекаря были не только койки для раненных и больных, которые сейчас пустовали, но и шкафы с разными снадобьями и зельями. Отдельный шкаф был предназначен для трав. В этом шкафу он знал каждый листик и корешок, от ромашки, валерьяны, редкого эвкалипта, до опасной белены, и сухих мухоморов, но все это он применял в исключительно в лечебных целях.  

Больного внесли двое мужчин и переложили на койку. Старик зажег свечи на столе, и затопил печь.  

–Ипполит Тимофеевич, друг это мой, поставьте его на ноги. –попросил рыжий.  

Старый Ипполит пригляделся, и почти сразу узнал постоянного пациента. Он вздохнул, приложил ладонь ко лбу.  

–Жить будет, вот, только жар сгоню, да раны обработаю. Сколько его везли такого?  

–Трое суток. – ответил соратник.  

–Ого! – удивился старик. – И не помер по дороге!  

–Может жену его предупредить? Она вроде бы тоже врачевать умеет.  

–Марья- то, – хмыкнул лекарь, – умеет, умеет, но не умеет того что я могу сделать. Не тревожьте ее сердце молодое. Через день мужа своего целехоньким увидит. Все молодцы, расходитесь. Днем загляните. А сейчас спать.  

Ипполит проводил воинов за дверь, а сам подошел к больному. Откинул одеяло, провел рукой по ране под ребром. Врачеватель сел на постель больного, вздохнул, осмотрел другие раны.  

–Как же он не умер? Чудо какое-то. Его столько до меня везли. Такое впервые вижу. – искренне удивлялся опытный лекарь.  

В его голове мелькнуло слово «ведьма». Но он почему-то этого не заметил. Пару часов назад в его сне к нему приставали рогатые и крылатые создания. Он бежал от смерти, а не шел к ней навстречу, хотя смерть носила лицо его покойной супруги. Может поэтому он и решил, что это слово может быть остатком после ночного кошмара.  

Лекарь проверил пульс на шее раненого, что-то едва слышно пробубнил, и пошел к заветным шкафчикам. Взяв с полок нужное количество баночек и резко пахнущих трав, Ипполит разложил на столе, где стояли толстые круглые восковые свечи. Пламя дрожало и по стенам бегали непонятные силуэты теней, одна другой неприглядней. Ипполит покачал головой, отворачиваясь от теней. Чуть дальше, левее от стола была небольшая дверца, где старик хранил сухие поленья и хворост. Взяв охапку хвороста и пару палок по-толще, он бросил их в печь, где тут же прожорливое пламя затрещало от удовольствия. Вскоре, в комнате стало тепло. Старик перебирал травы, и что-то шептал, видимо молитвы. Найдя все, что ему нужно, он вышел из лечебницы, и направился к себе в избу. Вернулся он уже с тряпками, и ведром воды. Поставив ведро у печки, он вытащил из-за нее таз. Видавший виды таз, часто служил своему хозяину для примочек. За печкой лежал и ковш. Ковшом перелив из ведра в таз часть воды, он еще раз подошел к больному воину.  

–Эх, Вячеслав, в тот раз я же тебя предостерегал. Надо было дома с Марьюшкой оставаться. А ты… Старик налил какой-то раствор в воду в тазу, и смочил там тряпку. Он аккуратно, бережно промыл раны, смазал их какой-то мазью и забинтовал чистыми бинтами-тряпками. В печке парился настой из трав. Когда он был уже готов, Ипполит напоил им еле открывающего рот Вячеслава. Вячеслав едва приоткрыл глаза, выпил настой и снова уснул. Уснул и старик возле него, сидя на стуле.  

Во сне Ипполит бродил по затуманенному болоту, искал какие-то необыкновенные светящиеся травки. Как вдруг, луч прорезал густой туман и стал расширятся. Старик шагнул ближе и увидел, что это не солнечный луч, а лунный, и не луч, а скорее дорожка. К нему спускался рогатый старик с посохом в руке.  

Ипполит хотел было убежать от черта, но ноги его не слушались.  

–Я за тобой, Ипполит. Идем. – протянув руку к старику подозвал его рогатый.  

–Я не могу, у меня там раненный лежит. – вполне серьезно, но как-то неуверенно произнес лекарь.  

–Этот раненный уже три дня как покойник, нечего с ним возится. – хмыкнул старик с посохом.  

–Ты лжешь, лукавый, изойди. Я еще жив. И его вылечу. Я слишком много людей спас, что бы за тобой идти. Мое место на небесах рядом с Великодушным. – уверенно заявил Ипполит.  

–Что же это за люди такие в последние дни. Все со мной спорят, « мне на небеса надо, я заслужил, я жить хочу, я еще не могу и прочее. Все знают лучше меня. " -Рогатый развел руками. – Послушай меня. Ты к своей жене хочешь?  

–Да, но не сейчас. – отрезал лекарь.  

–Хорошо. В любое время. Пока меня не позовешь, я к тебе не приду. Живи, сколько хочешь. Но с одним условием. – прищурил левый глаз рогатый.  

–Каким? – нахмурился старик. – Ипполит уже стал привыкать к рогам этого старика, и почему-то он перестал его бояться.  

–У меня дело на земле есть, а без твоего тела, я с ним не справлюсь. Поможешь мне, я помогу тебе. – вкрадчиво проговорил нечистый.  

–На сколько ты хочешь мое тело? – спросил врачеватель.  

–День. Даже не сутки, а всего лишь день. С тобой все будет хорошо, я подарю тебе за это избавление от боли в суставах, я же вижу, как ты мучаешься.  

Действительно, эта боль стала все чаще напоминать врачевателю о том, что он не всесилен. Невозможность взять не большую щепотку измельченной травы, согнуть локти и кисти рук при массаже пациентов и тяжесть в ногах мешали ему и причиняли по меньшей мере неудобства. Как это лечить он не знал. Припарки и повязки из собачей шерсти довали недолгий, но приятный момент облегчения. Но боль всегда возвращалась снова.  

–Хорошо. Я так понимаю: весь договор – на словах? – недоверчиво спросил лекарь.  

–А ты хочешь где-нибудь кровью расписаться? – ухмыльнулся рогатый.  

–Ну, если так надо…-промямлил старик.  

–Не говори ерунды. Я Велс- я не обманщик и не лгун. Я бог, и ты согласился...  

Промямлив что-то во сне, лекарь Ипполит проснулся возле постели Вячеслава. Хоть старик и уснул на стуле, но на удивление у него ничего не онемело и не болело. Он вспомнил свой сон, потрогал лоб солдата. Воина не лихорадило, и Ипполит пошел к себе в избу. На дворе стояло еще темное пасмурное осеннее утро, но он не чувствовал холода. Ему определенно хотелось есть. Оставив Вячеслава и заперев дверь в пристройку, он направился в харчевню недалеко от избы. Харчевня «У лося» был типичным для того времени местом, где можно было хорошо поесть и выпить столько, сколько влезет. Строение было двухэтажным, где на первом этаже можно было хорошенько поесть, а на втором жил ее владелец Ефим Семенович с семьей. Старика там любили и часто угощали, не беря с него денег. Ипполит не раз лечил семью Ефима, и как-то выходил его сына Егора, когда тот упал с молодого и ретивого коня. В трактире было уютно, и тепло. Ипполит как будто в тумане что-то заказал, поел, и не поблагодарив вышел. Его мутило, голова кружилась и присев на холодную землю, он увидел свое отражение в луже. Бледный, худощавый с мешками под глазами, он провел пальцами по своему лицу, и только сейчас, когда начало светать, заметил, что некогда серые глаза стали черными, как смола. Он посидел возле лужи еще, и когда голова перестала кружиться, попытался встать. Из харчевни вышел Егор.  

–Эй, дедушка Ипполит! Чо с тобой? – Егор подбежал к старику и взял его под локти. – Дай помогу подняться. Пойдем к нам, мамка поможет тебе. Отсидишься, отлежишься и я помогу дойти тебе до дома.  

–Нет, нет, нет. Спасибо Егорушка, но нет. Не могу я сейчас отлеживаться, и к тому же полегчало мне. Но за помощь спасибо, внучок. Я это запомню. Пойду к себе. Бывай.  

– Ну, смотри, дед Ипполит. Ежели совсем худо, лучше прими мою помощь, не отказывайся. Я твой должник на всю жизнь. -развел руками Егорка.  

–Вот оно как! У меня тогда должников, столько что и не перечесть. Мне лучше, я сам дойду. До свидания Егорушка. Не хворай.  

Ипполит направился по дороге домой. Велс сидя в теле Ипполита, подсчитывал сколько же у него на самом деле должников и ухмылялся эти мыслям.  

Войдя, в избу он окинул взглядом ее убранство, подошел к красному углу и взял иконку в руку.  

–Ты что ли бог? – хмыкнул старик, некогда бывший Ипполитом. Он увидел там как будто старого приятеля, цокнул языком, покачал головой, и положил желтенькую картинку образом вниз.  

– Вот так все и получается. Сначала ты божество для человека, но как только находится кто по наглей тебя, то ты становишься врагом. Ох уж эти люди. И ведь обидно, что ничего в них нет ценного, кроме души. Светлой, чистой энергии жизни…  

В темной комнате на лежанке, покрытый тонкой, видавшей виды, льняной тканью боролся за жизнь Вячеслав «Крепкая рука». Сила воли у него тоже была крепкая, поэтому он все еще дышал. Он был очень слаб, бредил, в сознание не приходил, его трясло и лихорадило.  

Иногда Вячеслав чувствовал себя лучше и чуть приоткрывал глаза.  

«Благостивый Дар, я жив! – мелькало в его сознании. Но я себя не ощущаю. Я как будто пьян, я и боли то не чувствую, а ведь я почти умер. – Руки, как и ноги его не слушались. И он не совсем понимал, жив ли он сам. Даже, если и жив, то все тело явно живым себя не ощущало. – Тот старик, – продолжал рассуждения боец, – Велс, кажется, обещал мне Подмирье за такое количество убийств ни в чем не повинных людей. А я жив. Что же меня вернуло к жизни? Может меня по ошибки на тот свет забирали? Что со мной было? Помню только мягкий голос моей любимой. Она как будто пела. Только не понимаю, почему я слышал именно ее, а не какой-то другой голос. Может она меня не хотела отпускать. Но как же такое может быть? Простому человеку, а тем более молодой девушке это не под силу, если только…»  

Ему в голову стали лезть страшные и черные подозрения, но их вовремя остановили шаги.  

В пристройку вошел Ипполит. Он посмотрел на больного, и улыбнулся. Ипполит куда-то пошел вглубь комнаты.  

«Кто это ходит? »- Едва приоткрывая глаза, Вячеслав слабо различал темный силуэт в комнате.  

Старый лекарь подошел к нему, склонился, нахмурил брови, от чего морщины густо покрыли его лоб.  

«Это Ипполит. Хорошо. Он не раз меня вытягивал, но обычно здесь уже была Машенька. Она меня выхаживала в лазарете. Может, ей еще не сказали, что я почти дома, и главное жив? На сон потянуло. » -Он прикрыл глаза и уснул.  

Лекарь НЕ-ИППОЛИТ достал баночку с настоем, добавил туда несколько капель чего-то. Налив этот настой в ложку он поднес ее к губам больного, приоткрыв дряблыми пальцами его рот, он влил жижу в глотку. Вячеслав мирно спал, когда врачеватель поил его настоями не лечебными, а отравительными, но тот все еще цеплялся за жизнь. В его сознании звучал тот голос, и та самая мелодия, что вернула его к жизни. С каждым часом, точнее, с каждым глотком яда, эта мелодия становилась все тише, а голос медленно переходил на шепот. Сознание Вячеслава, все больше поддавалось отраве.  

«Чем он меня поит, я не могу шевелиться, не могу открыть глаз, я онемел. »  

Превозмогая себя, Вячеслав открыл рот и послышался скрипучий голос:  

–А-а, Маша…-прохрипел воин.  

Врачеватель обернулся, чертыхнулся и покапал сонной дряни в лечебные травы. Свечи огнем отблескивали в глазах врачевателя затянутых черной пеленой.  

Раздался стук в дверь.  

–Эй, Ипполит Тимофеевич, это я, Ванька. Помогать пришел. – раздался мальчишеский голосок из-за двери.  

Лекарю ничего другого не оставалось, как подойти к двери.  

–Ну, здравствуй Ваня. Ты чего пришел-то? – просипел старик.  

–Так, я ж, помогать пришел. Тем более что сегодня вы меня учить должны. Я о-о-очень помочь хочу. – протянул мальчик.  

–Я сегодня сам справлюсь, а завтра ты заходи. Иди, погуляй, вот тебе монетка, купи чего-нибудь себе и своим друзьям-сорванцам. – лекарь достал пару медяков из кармана и дал в мальчишескую ладонь.  

Мальчик монеты взял и просиял своей беззаботной улыбкой. Но тут же вспомнил о родителях, которые и отдали его в ученики к Ипполиту.  

–А как же...?- хотел было сказать мальчик.  

–Мамке с папкой на глаза не попадайся. Все иди, иди уже. – Ипполит быстро выпроводил ученика за дверь и поспешил к недоубитому ратнику.  

Ванька обрадовался и побежал к ребятам ждавших его недалеко от дома лекаря. Мальчишки с упоением рассказывали друг другу те истории, которые, они часто слышали от мужиков возвратившихся домой после очередного захватческого похода. Ванька был слегка расстроен, ведь он хотел похвастать ребятам, о том какого воина он видел самолично, и какие раны на его теле удалось обработать самостоятельно. Пришлось расстраивать мальчишек, откладывая свой рассказ на завтра. Но что поделать, как сказал учитель, так тому и быть. Зато у него теперь были деньги и он, и товарищи могли полакомиться чем-нибудь на базаре.  

Ипполит уже стоял у стола и мешал какие-то капли с какими-то мазями, и глаза его мрачно горели при свете свечей. Кто-то другой захватил власть над лекарем и теперь убивает Вячеслава. Силы недобрые, черные, опасные. Лекарь подошел к Вячеславу, склонился над телом воина, прислушался к сердцебиению- сердце ритмично билось. В нем были жизненные силы, но слабые, уходящие. Лекарь обошел его не сводя глаз, и начал водить руками над его грудью, нашептывая непонятные слова. Музыка, еще разливающаяся в сознании еле живого воина, стихала. Ведьмино колдовство, которое так долго держало его здесь на земле, рассеивалось, уходя под потолок зеленоватой дымкой. Ипполит смотрел на этот изумрудный пар и криво улыбался.  

–Марья! – выкрикнул Вячеслав и обмяк. -Это твой голос, милая, я узнал тебя. Ты моя жизнь. -прошептал Вячеслав в последний раз.  

Голос и музыка смолкли.  

–Ну, здравствуй. От меня так легко не уйдешь: рогатый вышел из тела врачевателя Ипполита и растворился в воздухе.  

Старый врачеватель упал на пол без сознания. Вячеслав умер.  

Лунная дорожка, не замечая стен и потолка, вывела Вячеслава к воротам.  

–Теперь-то тебя ничто не вернет. Кстати, Марья твоя жена что ль? – Велес раскатисто рассмеялся. – У такого честного христианина жена- ведьма! – не унимался рогатый.  

Вячеслав, посмотрел на свое холодное тело где-то внизу, отвернулся, тяжело вздохнул, и шагнул в ворота, каким не было ни ширины ни высоты, потому что мерками земными их не измерить, и пропал в нави. Исчезла и дорожка.  

–Она последняя ведьма, владеющая магией жизни. Может мы с ней о чем-нибудь договоримся. -думая вслух, чернобог вошел в мир нави.  

| 64 | 5 / 5 (голосов: 5) | 18:44 12.06.2018

Комментарии

Belka_06:34 13.06.2018
lyrnist, ох, терпения Вам :)
Belka_06:33 13.06.2018
linapalii, сама расстроилась. Столько усилий...)
Lyrnist01:23 13.06.2018
Интересно... Почитаю.
Linapalii00:55 13.06.2018
Интересно накрутила фантазия. Что-то выхввчено, перехлёстнуто с историей или бытием, ачто-то вразрез. Будем посмотреть с интересом продолжение. Разочароввна, что цмер Вячеслав. Жаль
Belka_20:08 12.06.2018
sara_barabu, значит буду выкладывать для себя. Надо его перечитать и добить. Самоорганизация.
Sara_barabu20:00 12.06.2018
belka_, попробуйте, я по своим наблюдениям сужу. Когда по одной главе выкладывают, обычно автора хватает на 4-5 глав. Дальше и самому, наверное, надоедает, и читательский интерес сходит к нулю, что тоже на мотивации очень сказывается. Зачем дописывать если никому не интересно. По частям лучше всего. Во-первых объем не так пугает, и история имеет свое завершение
Belka_19:51 12.06.2018
sara_barabu, а если выкладывать по главам, а потом в одну кучу собрать?
Belka_19:48 12.06.2018
sara_barabu, да... был период в жизни чтения исторической и религиозной литературы. Произведение лет...много...лежало. Сейчас оно для меня как "не моё". Нигде никогда не выкладывала. Давала прочитать близким на том и успокаивалась.
Sara_barabu19:46 12.06.2018
Позволю себе небольшой совет. Лучше выкладывать более менее завершенными частями, если вещь большая. По главам если, интерес быстро теряется.
Sara_barabu19:44 12.06.2018
Интересная работа, атмосферная, прочитала с удовольствием. Настроение хорошо выдержано, видна работа с первоисточниками, чувствуется, что автор готовился. Интересно, что будет дальше
Zver19:17 12.06.2018
belka_, но надеюсь прочитать все!)
Zver19:17 12.06.2018
belka_, я так и понял))
Belka_19:09 12.06.2018
knight, с легкостью) штук 20 валяются "в столе".
Knight19:06 12.06.2018
Работа хорошая. Детальное описывание и интересный сюжет. Жду продолжение!
Belka_19:06 12.06.2018
zver, круть) имена и события вымышлены. Все совпадения случайны и являются веселенькой недофантазией автора :)
Belka_19:03 12.06.2018
zver, из этой книжицы глава "Ведьма". Вымысел, перевымысел, недосмысл) это как про БП понаписано вариаций, а я от основ БП пошла) типа как параллельная реальность или подобная ерундень.
Zver18:55 12.06.2018
Как история просто супер) хотя меня подковырнуло внутри, но это же вымысел в конце концов)) 5!)
Zver18:53 12.06.2018
Очень интересно! Выкладывай))

Книги автора

Обнимай меня
Автор: Belka_
Рассказ / Постапокалипсис Сюрреализм Фантастика
Звездопад не всегда бывает романтическим событием...
Теги: Россия одиночество дороги
02:02 06.06.2018 | 5 / 5 (голосов: 6)

Ведьма
Автор: Belka_
Рассказ / Лирика Любовный роман Мистика Сказка Фэнтези
По просьбе друга откопала старое и забытое. Ничего супер оригинального. Эпизод из жизни ведьмы и колдуна-отшельника. (Отрывок из основного текста в моменты экспериментов с фэнтази).
Теги: ведьма лес лошадь... впрочем ничего необычного
13:04 31.05.2018 | 5 / 5 (голосов: 7)

Надо отпускать
Автор: Belka_
Рассказ / Философия
Пройденный этап в жизни. Воспоминание чувств.
Теги: несмешное сааафсем
23:35 26.05.2018 | 5 / 5 (голосов: 9)

Путь одного пакета
Автор: Belka_
Рассказ / Естествознание Проза Реализм
О милом пакете я слово держу. Да ну его вовсе... в окно.
Теги: пакет цель незначительность
11:17 21.05.2018 | 5 / 5 (голосов: 8)

Яблоневая кошка
Автор: Belka_
Рассказ / Проза
Про пятнистую лошадь говорят что она "в яблоках". Почему в "яблоках" не может быть кошка?
Теги: кошка забота путь
00:22 19.05.2018 | 5 / 5 (голосов: 9)

Берегиня (отрывок)
Автор: Belka_
Рассказ / Проза Сказка
К чему приводит любопытство и стоит ли с ним бороться?
Теги: лес идилия
22:50 15.05.2018 | 5 / 5 (голосов: 7)

Осторожно, человек!
Автор: Belka_
Рассказ / Детская Естествознание Проза
В лесу живут медведи. Страшные и опасные всеядные громадины. Их зубы как ножи. Медведь может убить человека одним движением. Нельзя этого допустить.
02:24 09.05.2018 | 5 / 5 (голосов: 9)

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.

YaPishu.net 2017