Полное бессилие

Рассказ / Другое
53)
Теги: Вадим и Никита явтбнс

Очнувшись — как же сильно шею ломит! — он непонимающе моргнул. Кругом темно, хоть глаз выколи.  

 

Попытавшись сесть, Никита замер, невольно вспомнив о том, что после того конфуза, который произошел по его вине две недели назад, Вадим ужесточил тренировки аж в два раза. Сейчас… тело гудит точно так же, как после выхода из спортзала — за счастье до постели как-нибудь добраться… Задергавшись — почему-то руки оказались связаны за спиной, да и ноги тоже — Ник, превозмогая боль, повернул голову, мгновенно утыкаясь подбородком во что-то твердое и холодное — бетонный пол?!  

 

После того, как ушли с Вадимом со свадьбы, сразу поехали по городу кататься. Проезжая мимо, решили по набережной прогуляться… покидали камни в воду, посмеялись… Почти не говорили — с Вадимом всегда так, даже молчать нескучно и как-то правильно. Потом… решили поехать домой. Он — как обычно — шлем надевать не стал, из-за чего Вадим привычно бухтел полдороги. Сидеть за широкой спиной было спокойно и уютно. Закрыв глаза, только представил, как — после душа — поднявшись в комнату, улягутся, и у него наконец-то появится возможность не только вволю нацеловаться, но и чего поинтереснее сотворить… Только-только размечтался, как раздался какой-то скип и скрежет, а потом — темнота. И вот он очнулся, и снова темно, а ведь нечто подобное уже когда-то случалось…  

 

Вытянувшись на кровати во весь рост, Олег, широко зевнув, поднялся.  

 

Пошел уже второй день, как он врезался на угнанной старенькой волге в ненавистный байк прикарманившего его собственность ублюдка. Тот кусок мусора так красиво летел, что он аж засмотрелся. Такой всепоглощающей ненависти не испытывал ни к кому: ни к родителям, ни к брату, ни к сестре. Тот высокомерный тип бесил его намного сильнее, чем кто бы то ни было. И он перестал бы быть собой, если бы спустил с рук нанесенное, не имеет значения — кем, оскорбление.  

 

Как, могла, та, тварь, нагло, лапать, его, Никки?!  

 

Скрипя зубами, Олег, спустившись на первый этаж, открыл дверь подвала и, сбежав по лестнице, включил свет. Хотел полюбоваться, наверное, уже в сотый раз за сегодня на своего любимого мальчика, который всё это время валялся в отключке.  

 

— Эй, ты там живой? — хрипло спросил, вполсилы пиная скрюченное тело.  

 

Шевельнувшись, Никки открыл свои восхитительные голубые глаза, и он закусил губу, признавая и без того очевидный факт: хоть Никита и парень, а умеет, привлекая внимание, сводить собою с ума похлеще даже самой красивой девчонки.  

 

Столько времени мучений и дикой ревности! А сколько раз он мечтал размазать его рожу по стенке в кровь? и вот уже готов всё простить, лишь бы Ник посмотрел на него так, как смотрел четыре года назад — с похотью и диким желанием или с преданностью и любовью — без разницы…  

 

И тут Никита тихо выдохнул:  

 

— Олег…  

 

Не поверив собственным ушам, да и глазам тоже, он невольно завис на пару минут — глюк?  

 

— Чего ты лыбишься? — присел на корточки.  

 

Разглядывая симпатичное лицо, он провел по улыбающимся губам пальцами и окончательно выпал из реальности, когда Никита… лизнул их.  

 

— Соскучился что ли?  

 

Прикрыв веки, продолжая изображать из себя невинность, он слабо кивнул, и Олег, не скрывая веселья, усмехнулся:  

 

— Ну надо же. Неужели твой новый защитничек не смог удовлетворить твою задницу? Так я, выходит, буду получше?  

 

Промолчав, Ник, с трудом подавив давно запрятанную ненависть ко всему, через что пришлось пройти из-за этого долбанутого ублюдка и его не менее долбанутого братца, впился ногтями в ладони, стараясь не сорваться, и продолжал улыбаться как можно искреннее.  

 

— Ладно, уговорил — дам шанс загладить вину. В конце концов, ты же мой любимый Никки, — вытащив из кармана перочинный нож, он, наклонившись, начал перерезать веревку. — Знаешь, — остановился, — а я ведь все еще помню, как ты там орал свое: «Ненавижу», — схватив Никиту за обе щеки свободной рукой, посмотрел в глаза, раздраженно выдыхая: — Хоть раз оттолкнешь — на куски покрошу. Ты меня понял, гаденыш?  

 

Слабо дернувшись — причиняя невероятную боль, по губам проехались пальцы — он крепко зажмурился, ощущая ярость Олега, но ничего не произошло.  

 

Вскоре веревки ослабли.  

 

Ощутив тычок, Ник открыл глаза и, дернув руками, начал потихоньку выпутывать запястья, с ужасом осознавая, в каком плачевном состоянии находится — тело едва слушалось. Но это даже к лучшему — не придется разыгрывать из себя прежнего ни на что не способного безропотного мальчика, а в себя, благодаря спартанским тренировкам Вадима, он придет быстро — надо только поесть и нормально размяться.  

 

— Сколько я тут провалялся? — спросил едва-слышно.  

 

— Второй день пошел, — наблюдая за тем, как Никки тщетно пытается встать, он брезгливо поморщился, вполголоса добавляя: — Тебя такого даже трахать не интересно.  

 

Пряча взгляд, Никита, сжав челюсти, прикусил кончик языка, благодаря чему смог задавить в себе дикое желание вцепиться в ненавистную рожу зубами, ногтями — да чем угодно, лишь бы стереть поганую и нахальную улыбку! но за протянутую Олегом руку всё же взялся.  

 

 

Проводив полицейского взглядом, Вадим, все острее понимая, что ему что-то недоговаривают, нервно смял край одеяла. Никита все никак не появлялся, хотя Миша чуть ли не постоянно уверял в том, что с ним все в порядке — родители домой забрали… тогда почему? Ведь не зря же его уже второй раз за день расспрашивают о ДТП и полученных ранениях, но он совершенно не помнил как их получил.  

 

Когда выехал из города, трасса была абсолютно пустая. Чувствуя за спиной тепло Никиты, он только-только разогнался, как вдруг в мотоцикл со всего маху врезалась машина. Откуда взялась? без понятия, но света от фар — совершено точно не было. Он ведь не дурак и не камикадзе какой-нибудь! всегда был осторожным, но… все произошло настолько неожиданно и быстро, что вообще ни на что отреагировать не успел. Очнулся уже в палате.  

 

 

Прошла ночь и наступил новый день. Лежа у стенки, Никита кусал губы. Думать, будто Олег от него отстанет — верх идиотизма: что Олег, что Виктор — два сапога пара, да и внешне похожи… кажется.  

 

Никита вздохнул — так и не смог уснуть, размышляя о происходящем. Рядом сопел Олег. Так же как в недавнем прошлом. До изнасилования, до знакомства с Вадимом, словно… не было ничего, но ведь — было.  

 

Никогда не зацикливался на прошлом, предпочитая жить настоящим. Будущее?.. о нем он тоже редко задумывался. Да и к чему, когда оно довольно переменчиво? вот пусть сперва наступит, тогда и видно станет.  

 

Интересно, как там Вадим? Сначала было запаниковал, но… если он почти не пострадал в подстроенной Олегом аварии, то и с Вадимом должно быть все в полном порядке, а следовательно… а что следовательно? он же ищет его? ну конечно же, ищет — как же иначе?  

 

Полностью успокоившись и представляя насмешливую улыбку Вадима, он обдумывал, что говорить и как себя вести, когда проснется Олег — плевать каким способом, но он не просто должен — обязан! отсюда выбраться, а потому, чтоб добиться желаемого, хоть и не нравится ему, а придется врать.  

 

«А, может, просто встать и уйти? » — невольно подумалось, и Никита, поудобнее расположившись, начал осторожно перелазить через спящее тело.  

 

Мгновенно задрав, врезавшись ногою в грудь, Олег усмехнулся:  

 

— Куда-то собрался?  

 

— В туалет.  

 

— Ну пойдем — провожу, — легко поднявшись и сразу обувшись, он встал в дверном проеме.  

 

Опустив голову, он, приблизившись, еще сильнее захотел спихнуть ненавистного ублюдка вниз: всего-то и надо — толкнуть… И тут Олег, развернувшись спиной, начал спускаться.  

 

— Что это за дом? — разглядывая обстановку, поинтересовался он глухо.  

 

Неужели тут совсем нет ничего для того, чтоб шандарахнуть этого недоноска по башке?  

 

— А ты не помнишь что ли? — насмешливо спросил Олег вместо ответа.  

 

— Не помню. «Может, проще связать, когда уснет? Но как узнать, что не притворяется, как было только что? »  

 

— Это дача одного человека, которого больше нет, — остановившись в самом внизу, он обернулся и, посмотрев в глаза, медленно произнес: — Именно отсюда я тебя забрал четыре года назад.  

 

Пораженный новостью, Ник, замерев, заморгал, и Олег, видя это, с грустью пробубнил:  

 

— А я, дурак, верил, что побывав тут, ты хоть что-нибудь вспомнишь про… нас с тобой, — немного помолчав, указал на темно-коричневую дверь. — Туалет вон там.  

 

Пошатнувшись, он прошел мимо, чувствуя, как Олег чуть ли не сверлит его своим взглядом.  

 

Уже давно перестал задаваться вопросом, что творится у этого психа в голове — все равно не с состоянии дать ничего из того, что тот так сильно от него жаждет. Раз за полтора года ничего не вышло, то и через десять лет — будет всё... или то же самое, или во много раз хуже.  

 

Закрыв за собой дверь, Ник, окончательно придя в себя после аварии и двухдневного лежания в одной позе, свободно размял тело. Посмотревшись в зеркало и ощупав голову, нашел только шишку — на затылке. А вот что с шеей? очень сильно болит. Однако сколько бы не искал, а ни одной, даже милипусечной, царапины обнаружить не смог. «Отлежал, наверное».  

 

И тут раздался стук.  

 

— Ты там уснул что ли?  

 

Опомнившись, Ник осмотрелся в поисках чего-нибудь потяжелее, но ничего существенного кроме освежителя не нашел. Не может он время тянуть и дальше — Вадим волнуется из-за него! Собрав всю свою решимость, он взял в руки и, проверяя есть ли хоть что-нибудь, тряханул баллончик — пусто. «Предусмотрительный…»  

 

— Никита!  

 

Громко и властно заорал за дверью Олег, да так, что мороз по коже пошел. Толкнув, он, молча выйдя, даже не успел закрыть за собою дверь — оказался припечатанным к стене.  

 

Злой темный взгляд, а на губах — презрительная улыбка.  

 

— Обмануть меня хочешь и снова сбежать?! А вот хрен тебе, гаденыш, — открыв подвал и схватив за грудки, он силой оторвал Никиту от стены.  

 

В долю секунды сообразив, что тот задумал, он автоматически вцепился в футболку Олега и, выставив ногу, сделал подсечку. Удивленно моргнув, тот накренился, и он попытался скинуть с себя его руку, но не успел — Олег дернул его на себя, и они кубарем покатились в подвал.  

 

 

Вадим закрыл глаза. Никита… где он? что с ним случилось? почему он не приходит?  

 

Зверь внутри бесновался: то злобно рыча, бился о стены своим телом, пытаясь их проломить; то жалобно скулил, царапаясь когтями — все внутри словно разрывалось на куски, едва ли не скручивая пополам, и он уже не понимал — от физической боли или от душевной…  

 

За полтора месяца Ни­кита будто стал его неотъемлемой частью. С тех пор, как Ник по­явил­ся, он ни­ког­да не ду­мал о се­бе в единс­твен­ном чис­ле, всег­да ду­мал о них, слов­но они од­но це­лое. Ему ка­залось, что быть вез­де и всю­ду вмес­те — это са­мое обыч­ное и при­выч­ное де­ло: чувс­тво­вать теп­ло, сжи­мая Никиту в объ­ять­ях; вды­хать за­пах; смот­реть; слу­шать го­лос; ка­сать­ся ко­жи, губ; то­нуть во взгляде. С их первого взаимного поцелуя он забыл каково это — жить без Никиты и вообще дышать без него…  

 

Дверь палаты открылась, и он по инерции обернулся. Пришел Михаил. Внимательно за ним наблюдая — отводит глаза, бледнее, чем обычно — Вадим скривился: скрывает что-то важное, как пить дать.  

 

— Как ты? — откатив капельницу немного в сторону, он наклонился, желая поправить подушку.  

 

Прикрыв веки, Вадим выдохнул — смысл томиться в неведении? — пересиливая боль, схватил отца за грудки.  

 

— Где Никита?!  

 

— Отпусти меня, — как можно спокойнее выдохнул он, по инерции сжимая руками напряженные запястья сына, но не делая никаких попыток вырваться. — С ним — в-с-ё н-о-р-м-а-л-ь-н-о.  

 

— Тогда г-д-е он? — закашлялся.  

 

— Я же говорил уже — с родителями. Вадим, отпусти, — мягко попросил Миша, убирая руки. — Тебе нельзя напрягаться — швы разойдутся…  

 

— Да плевать я хотел на какие-то там швы! — процедил сквозь зубы. — Еще раз спрашиваю: где Никита?!  

 

Войдя в палату и увидев творящийся беспридел, Назар, метнувшись к кушетке, с силой сжал запястье сына, холодно приказывая:  

 

— Отпусти!  

 

Автоматически разжав пальцы, Вадим, скорчившись от боли, схватился за живот.  

 

— Папа, где Никита?  

 

— Не знаем мы, где твой Никита, — разнесся по палате спокойный голос отца.  

 

Что происходит? как это — они не знают?!  

 

— Назар, ну что ты такое городишь? — шепотом одернул он супруга. — Ему нельзя волноваться. Ну, еще неделя и снимут швы. Ну, я же просил! — истерично повысил голос.  

 

— И что? Ты думаешь, если он будет так дергаться, то у него всё заживет? Да ты только хуже делаешь! — повернув голову, холодно смерил сына взглядом. — Послушай меня ты, придурок малолетний, я тебе еще когда сказал уехать? Чего ты ждал весь последний месяц?  

 

— Что значит: не знаете?  

 

— На месте аварии был только ты один. Никиты там не было, — глядя в растерянное, очень бледное лицо, медленно ответил Вадиму Назар. — Если он тебе настолько дорог, так какого же черта ты не увез его отсюда сразу?!  

 

О-он его — повернув голову, вперился взглядом в лицо Михаила — все это время просто обманывал?!  

 

— Прости. Я не хотел, чтобы ты волновался, — инстинктивно напрягшись под мутным взглядом сына, он отвел глаза.  

 

— Не волновался? — задыхаясь от несправедливости, захрипел Вадим. — Ты хоть понимаешь…  

 

По палате разнесся громкий шлепок от пощечины.  

 

С ненавистью посмотрев на отца, который впервые в жизни поднял на него руку — не в спарринге, а вот так! — он скривился.  

 

— Захлопни свою пасть, щенок, не дорос еще на старших тявкать! — громко рявкнул Назар. — Ты будешь сидеть здесь и ждать! Ждать столько, сколько потребуется!  

 

В зеленых глазах горела самая настоящая ярость, и Вадим медленно сник, теряя запал.  

 

— Не будешь рыпаться, через неделю снимут швы, а еще через неделю выпишут! — продолжал он орать, злясь все сильнее и сильнее. — К тому времени он либо сам к тебе вернется, либо мы его найдем. Ты ничего не можешь сделать, а попытаешься — сдохнешь, как с-о-б-а-к-а! — глухо прорычал сквозь зубы. — На себя тебе плевать. Так подумай о нем! — увлажнив губы, Назар перевел дыхание. — Что ему делать, когда он вернется, а тебя не будет?!  

 

Сглотнув, Вадим опустил голову и покорно произнес:  

 

— Я всё понял.  

 

— Вот и молодец, — с облегчением вздохнул он, вмиг становясь спокойным, и тут же добавил: — Еще раз увижу, как вы двое выясняете отношения, обоим врежу, а потом пошлю.  

 

Виновато посмотрев на сына, Михаил с сожалением произнес:  

 

— Прости. Я всего лишь навсего хотел, чтобы ты хоть немного пришел в себя.  

 

— Я всё понимаю, но… что мне делать, пап? — поджал губы. — У меня из груди… словно сердце вырвали, — невольно всхлипнув, с горечью добавил: — Но больше всего меня бесит, что я… совершенно ничего не могу!  

 

Прикрыв веки, с болью в сердце Миша погладил его по щеке, тихо говоря:  

 

— Я хотел бы сказать: не теряй надежды, верь в него, и он вернется, но ты ведь… не перестанешь от этого волноваться и злиться.  

 

— Не перестану, — в конец расстроившись, посмотрел в окно. — Извини, что снова на тебя сорвался.  

 

— Я привык. Переживу, — слабо-улыбнувшись, Миша, убрав, засунул руку в карман.  

 

В палату заглянул Назар, и он поспешил уйти.  

 

Когда за отцом закрылась дверь, Вадим скривился: живот очень сильно болел — и все же… в сто раз невыносимее ле­жать на боль­нич­ной кой­ке и осоз­на­вать, что по­ка он тут прох­лажда­ется в ти­шине и по­кое, Никиту при­нуж­да­ют к сек­су... из­де­ва­ют­ся. И как бы не хотелось сор­вать­ся с мес­та, но он и вправду ничер­та не может.  

 

Любое прош­лое мер­кнет на фо­не та­кого нас­то­яще­го.  

 

По­нимание того, что, воз­можно, он ни­ког­да не уви­дит Никиту, ни его го­лубых глаз, ни улыб­ки; не по­чувс­твует теп­ла его те­ла; не ус­лы­шит го­лоса… отравляло все сильнее.  

 

Чего он должен тут ждать? Ес­ли Никита не вер­нется — что ему де­лать? мед­ленно схо­дить с ума? Сто­ит ли во­об­ще цеп­лять­ся за жизнь, ес­ли то­го, ра­ди ко­го он жи­вет, боль­ше не бу­дет ря­дом? Ко­неч­но же — не сто­ит… он очень четко это осоз­нал, а потому решил: если с Никитой что-нибудь случится, он найдет ту пирсингованную мразь и будет медленно, с особым смаком, отрезать от него по кусочку, а после того, как тот сдохнет, наложит на себя руки.

| 175 | 4.83 / 5 (голосов: 6) | 15:55 12.06.2018

Комментарии

Книги автора

Авария 18+
Автор: Yuki_black
Рассказ / Другое
52)
Теги: Кузнецовы явтбнс
23:55 08.06.2018 | 4.66 / 5 (голосов: 6)


День откровений 18+
Автор: Yuki_black
Рассказ / Другое
50)
Теги: Вадим и Никита явтбнс
18:48 02.06.2018 | 5 / 5 (голосов: 8)

О чем ты молчишь? 18+
Автор: Yuki_black
Рассказ / Другое
49)
Теги: Матвей/Анастасия явтбнс
08:36 30.05.2018 | 4.90 / 5 (голосов: 11)



Я думал, что ты натурал 18+
Автор: Yuki_black
Рассказ / Другое
46)
Теги: Вадим и Никита явтбнс
08:52 19.05.2018 | 4.71 / 5 (голосов: 7)

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.

YaPishu.net 2017