Режим чтения

Пулеметный Волк

Роман / Боевик, Фантастика
Кто-то ездит на белом коне и несет в мир добро. Кто-то - на черном и несет зло. И есть Манул. Он ездит на БТРе и несет пулемет. Еще что-то нужно?
незавершенное произведение

Эвакуация и бой

Мародеры один за другим валились на стылую землю, оглашая ноябрьский воздух своими предсмертными криками. С ними не сражались — их забивали как свиней. Стоящий в начале тупика БТР медленно и методично расстреливал беззащитных перед ним противников, иногда вдруг набирал скорость и размазывал колесами по земле.  

– Я вас так отделаю, что мать родная, сволочи, не узнает! – орал пулеметчик.  

– Остынь. Патроны не бесконечны. – урезонил его сидящий рядом с ним мужчина в противогазе. – У меня есть средство получше.  

Он засунул руку под свое сиденье и вытащил оттуда баллистический щит, слегка потряс его и взял в другую руку канистру.  

– Аа… ясно все с тобой. Только смотри, сам не поджарься! – сказал ему пулеметчик, так и не оторвавшись от прицела.  

–Удачи, Манул. – лаконично сказал водитель и отъехал чуть-чуть назад.  

Манул осторожно распахнул люк, выставил перед собой щит и высунулся до пояса, убедился, что стрелять пока никто не собирается и спрыгнул с БТРа на землю. Он быстро расплескал содержимое канистры дорожкой от одной стены до другой, запрыгнул обратно на БТР, зажал между ног щит, чиркнул спичкой и швырнул ее на бензиновую дорожку. Столб пламени отрезал мародерам выход.  

– Вот теперь начнется мясо… – сказал Манул, усаживаясь на свое место.  

– Мясо уже закончилось. Ты его закончил – оборвал его недовольный пулеметчик.  

Манул рассмеялся:  

– Да ты просто образец доброты, Петрович! Ты жалеешь тех, кто полчаса назад хотел тебя выпотрошить!  

Тем временем водитель втопил педаль газа в пол, БТР с ревом двинулся вперед, сметая на своем пути коробки и мусорные ящики, за которыми прятались оставшиеся в живых мародеры.  

– Вроде все. – подвел итог водитель спустя примерно полминуты.  

– Да неужели! – выдохнул Манул. – я просто счастлив!  

Он вылез на броню, спрыгнул и пошел вглубь тупика с целью пошарить по карманам мертвых мародеров. Ему никогда это не нравилось, но иначе в постапокалипсисе никак.  

За двадцать минут нашлось семь обойм для АКСУ, которые Манул сунул в разгрузку, надетую поверх куртки в раскраске серого камуфляжа. Несколько банок тушенки были не так чтобы необходимы, но Манул взял и их, равно как и фонарь с упаковкой запасных батареек.  

– Ну что там? – окрикнул его сидящий на броне БТРа Петрович. – есть что-нибудь?  

– Для штуцера твоего ничего нет, только на АКСУ и два ножа. Ну плюс консервы.  

– Черт. – выругался Петрович. – еще неделю так, и придется его оставить.  

– Я тебе давно говорю.  

– Но он мне как родной!  

– И вообще, почему именно штуцер? – спросил Манул. – тут на обычные ружья патронов выше крыши, да и сами ружья ничего!  

– Ты ничего не понимаешь. – Петрович залез обратно в БТР.  

Манул последовал за ним, БТР тронулся и, понемногу разгоняясь, пошел под гору, к реке. Услышав шум двигателя, из окон начали высовываться люди, парень лет двадцати, тащивший прицеп то ли с картошкой, то ли с яблоками помахал им рукой.  

– Ну хоть сюда эти уроды еще не добрались. – пробормотал Манул, поглаживая свой АКСУ. – слышь, Лех, может, привал? Бутербродов поедим?  

– И как ты через противогаз есть будешь? – с усмешкой поинтересовался Леха.  

– Придется снять. – вздохнул Манул. – у меня в нем дырки для рта нету.  

– А че ты все время в противогазе ходишь? Вирусов здесь нет… – поинтересовался Петрович.  

– Ничего ты не понимаешь.  

Петрович расхохотался и принялся полировать штуцер, ни разу не выстреливший на памяти Манула. Весь тот месяц, что он ездит на БТРе в компании Петровича и Лехи, первый постоянно жаловался на недостаток патронов и в любой перестрелке пользовался исключительно «Стечкиным», но не переставал таскать с собой этот кусок арматуры, как иногда называл его про себя Манул.  

Он раскрыл лежавший у его ног рюкзак и в который раз принялся его осматривать. Вытащил старенький приемник, покрутил шайбу, и оттуда, понеслись непонятные звуки, нечто среднее между хрипами и приглушенным рычанием. БТР выехал на мост, и звук сразу стал довольно чистым.  

– Внимание, выжившие! Говорит Пустельга! По сведениям военных, мертвецы накроют город через два дня или меньше! По возможности, не оставайтесь в городе и ни в коем случае не выходите на улицы даже днем, если не смогли уйти! Пулеметный Волк, попытайтесь сдержать мертвецов, и, отступая, взять сколько сможете людей и доставить их в Убежище 17. Заранее благодарим! Конец связи!  

Эфир заполнился беспорядочными сообщениями от выживших со всех концов города, слушать которые не имело особого смысла. Манул выключил приемник.  

– Вот ведь умники. – проворчал Алексей. – заранее за нас все продумали, как же иначе? «Пулеметный Волк, будьте хорошими, жертвуйте собой ради других»… и так патронов мало! – он сплюнул на пол.  

– Вытирать будешь ты. – предупредил его Петрович.  

– Да ладно.  

– Стерильность прежде всего. А то еще заразу подхватим.  

– Да ладно.  

– Смени пластинку.  

– Фигня все это.  

– Да Леха да задолбал! – заорал Петрович. – на корм зараженным тебя пустить!  

– Тише, тише, народ. – попытался успокоить их Манул. – а то всякие криминальные элементы за километр слышат.  

– Так будто не слышат. – парировал Алексей и продолжил спор с Петровичем.  

Манул вздохнул, снял противогаз и открыл тушенку. Приелось уже, хоть банку жри, но не мясо.  

БТР тронулся дальше, покатился под уклон по частному сектору, раздавил пару зараженных и вырулил на шоссе. Там затормозил, пассажиры вылезли и расселись на броне.  

– Пустельга сказал, оттуда пойдут. – Алексей махнул рукой на шоссе. – вот тут и встанем. Главное — ретироваться быстро.  

– Не понимаю я этих выживших. – вздохнул Петрович, зачерпывая ложкой тушенку. – че бы сразу в Убежище не свалить, так нет же, засиделись до последнего, а нам своей шкурой рисковать!  

Вообще он был прав. БТР-90 «Бережок» был взят с разбитого зараженными военного блокпоста, не принадлежал никому, и, как следствие, его команда не имела никаких обязательств перед людьми и могла запросто бросить их на произвол судьбы. Люди так не считали, строили на машину свои планы и будто считали ее своей. Может, разубедить их? Убежище все равно пришлет своих людей, у них будут танки, вертолеты… зачем нужно еще и их приплетать? Патроны у них не бесконечны, пусть даже Убежище даст, если попросить.  

Но ладно, что уж тут. У них осталось примерно семьсот патронов для ПКТ, две ракеты для «Корнета», двадцать семь гранат для АГС и одна дымовая граната. Три раза мог выстрелить штуцер Петровича, имелось двенадцать обойм для АКСУ Манула, патронов сто для ПС и две средних коробки патронов для Лехиного «Вепря». Неплохо, можно продержаться, а потом заявить Убежищу, что они имеют право на снарягу из их пузатых амбаров, и получат свое — Комаров был родным братом Манула, он не откажет. Хорошо иметь связи, подумал Алексей. Если бы они месяц назад не подобрали на обочине Манула, плохо пришлось бы всем — у «Пулеметного Волка» не было бы патронов, у Манула — жизни, что, в общем-то, одно и то же.  

Через полчаса поедания тушенки и недовольства Пустельгой и прочими выжившими Манул услышал приближавшийся к ним гул моторов. В их поле зрения один за другим появились четыре точных копии их «Бережка» в сопровождении «Мишки», который, впрочем, не остановился и улетел дальше.  

Из переднего БТРа высунулся здоровенный детина в стрелковых наушниках и помахал им рукой, БТР остановился рядом с «Пулеметным Волком» и заглушил мотор  

– Что, соратники, сперли и радуетесь? – спросил все тот же военный с эмблемой ВС РФ. – ну ладно, у нас много, и тем уже не пригодится…  

К Манулу подошел человек в военной форме, с одним только пистолетом в кобуре.  

– Здесь будет один из самых жарких участков. Командование дало приказ снабдить вас всем необходимым, но вы должны нам помогать. Иначе — расстрел. Поняли? – он вопросительно выгнул бровь.  

Манул нахмурился, но под противогазом этого не было видно.  

– А с чего мы вообще должны зараженных с вами сдерживать, мы вольные люди, не военные.  

– Мы и так вам большой подарок сделали — разъезжаете на нашей собственности, ни черта не делаете, так его еще и не отобрали! Честно — я бы за такое на месте расстрелял, но командование сказало, мол, ладно, нам не до них. Повезло вам. – с этими словами он ушел к своим бойцам.  

Манул одним коротким, но выразительным словом подвел итоги всей сложившейся ситуации.  

Потом пошел сгружать боеприпасы, с удовольствием отмечая щедрость своего брата: тут всего на год было, да еще и высшего качества.  

Не забыл, видать, сволочь… – подумал Манул, затаскивая еще одну канистру бензина.  

Большая часть военных расселась на броне «Бережков» и травила байки, черпая походными ложками консервы. Из разговоров стало ясно, что военные владели гораздо более точной информацией и знали, что авангард мертвяков появится где-то через полтора часа, а самая жара наступит примерно через три-четыре. Танки сгруппированы в южной части города и на помощь прийти не смогут, но их прикрывает с воздуха Ми-24, который может накрыть мертвяков залпом и дать БТРам возможность свалить, если уж что прям совсем не по плану пойдет.  

Остаток времени до тревоги Манул сидел в десантном отсеке своего БТРа и слушая «Арию» по старому, временами барахлящему плееру.  

В люк просунулась голова Петровича.  

– Ты немного к атаке опоздаешь, не стоит поторопиться?  

– Не стоит. – отозвался Манул, но, конечно, вылез навстречу вечернему холоду, потоптался по броне и спрыгнул на землю. Попросил кого-то из военных дать ему бинокль и минуты две-три разглядывал мертвяков.  

– Через четыреста метров ПКТ открыть огонь! – крикнул полковник, кто-то гаркнул в ответ «Так точно», военные попрыгали по машинам, осталось только человек семь десантников и Петрович, Манул управлял пулеметом на «Волке».  

Зараженные, приволакивая ноги и временами падая, подбирались все ближе, не получая ни пулей по морде, ни «Корнетом» по площади. Потом затрещали пулеметы, передние ряды зараженных стали подкашиваться, их давили следующие и тоже получали свою порцию пуль.  

– «Корнет»!  

– Есть!  

Пять звучных взрывов разметали мертвецов, чудом уцелевших скосили свинцовыми косами ПКТ.  

– АГС!  

– Есть!  

«Волк» продолжал палить с пулемета, не обращая внимания на команды. Имел, впрочем, право.  

В БТР запрыгнул Петрович и взял несколько гранат, после чего, не говоря ни слова, вывалился обратно. Манул дал залп с АГС, оставив кровавые ошметки от пары десятков зараженных.  

Меньше их не становилось.  

Ми-24 послал в толпу несколько ракетных сполохов, образовав в ней внушительных размеров дыру, потом пустил еще одну противопехотную ракету и улетел по направлению к городу.  

Манул до того распалился, что, сам того не замечая, стянул с себя противогаз, что было для него крайне странно. Мертвяки переваливались с ноги на ногу, уставившись вперед невидящим взглядом, тряся часто отсутствующими конечностями. «Волк» пустил два «Корнета», но дыра в строю зараженных заполнилась почти моментально, как будто ничего и не происходило.  

– Перегрев! – крикнул Манул, попытавшись опять стрелять из ПКТ, который исходил белым паром.  

– Запрашиваю поддержку! Запрашиваю поддержку с воздуха! – скороговоркой повторял в рацию полковник.  

Ответ был отрицательным — другие тоже еле держались, «Мишка» прибудет не скоро. К полковнику подскочил бугай с ПКП «Печенег» в руках.  

– Нам придется отступить, все орудия перегрелись!  

– Отставить. Стоим до конца, даже ценой своей жизни. Это приказ. – бесцветно ответил полковник.  

Мертвяки, шлепая ногами по лужам во вмятинах на асфальте, подобрались к безмолвно стоящим «Бережкам» метров на семь, полковник все так же стоял, не обращая на них внимания.  

Впереди всех шагал старый дед с разорванным лицом и арматурой в руках, из седой бороды явно было выдрано несколько клоков, а оставшееся было все в крови. Дед подошел к полковнику на метр, хищно разинул рот и моментально получил туда две пули. Что-то серое вперемешку с красным покатилось по дороге.  

Это стало сигналом к наступлению.  

– ПКТ есть! – заорал Манул, перекрикивая разрывы «Корнетов».  

Рванувшиеся вперед мертвяки напоролись на яростный огонь военных и образовали небольшой, но быстро растущий холмик из своих тел.  

А сзади стоял внушительных размеров морф, с его клыков капала кровь, а на когтях остались кусочки плоти только что разорванных мертвецов. Из всего окружающего мира он видел только полковника, красное, аппетитное пятно на безвкусном сером фоне. Морф издал утробный рык, напряг задние лапы, чем привлек внимание своей цели. Тот обернулся и громко закричал от ужаса — морфов выжившие видели всего два раза и ни разу — так близко. Тварь гигантским прыжком через почти развернувшуюся башню БТРа почти добралась до полковника… и шлепнулась на землю. Полковник пытался отстреливаться от мертвяков, кое-как освободился, почти добрался до люка, но тварь оказалась быстрее. То, что когда-то было человеком, теперь было размазано по БТРу, как масло по бутерброду. Морф с куском торса в пасти прыгнул на землю и вступил в схватку с мертвяками, откуда вышел победителем.  

Вот только он не знал о существовании такой прекрасной вещи, как ПКТ. Пять пулеметов разом плюнули в него свинцом, а через пару секунд оставили от него только прошитую пулями гору мясо, на которую набросились зараженные, разрывая ее на куски и тут же пожирая.  

«Бережки» попятились назад, медленно развернулись и с повернутыми назад башнями и работающими ПКТ покатились прочь от стада мертвецов, которое уже сожрало минимум полтонны мяса и теперь двигалось вслед за ними.  

– Заградотряд на Южном шоссе смят и отступает, полковник Чевалев мертв! Там был морф!  

В городе на БТРы посадили людей по пятнадцать человек внутрь и по десять на броню и отправили в убежище. Перепуганные жители с чемоданами, рюкзаками, держащие на руках животных, кричали то ли от страха, то ли еще от чего-то.  

Через четыре дня пришло известие, что из защитников города не выжил никто, кроме команды Ми-24. На фотографиях, сделанных с вертолетов разведки, были видны развороченные когтями неведомых тварей бронемашины и размазанные по улицам остатки не успевших убежать выживших и военных.  

«Пулеметный Волк» покатил по дороге на восток, чтобы воевать с тамошними мародерами, подобрать пару новых членов команды, слушать по радио дебаты Пустельги и еще каких-нибудь личностей… в общем, жить, как живут сотни рейдеров по всему миру, который семь месяцев назад, в апреле 2022 года, съехал с катушек и покатился по городам стадами зараженных. Иногда будут возвращаться в Убежище, патроны тоже не бесконечны, пополнять придется.  

Манул сидел на своем привычном месте в десантном отсеке и задумчиво жевал колбасу. Шум моторов уже стал для него родным, даже убаюкивал, да и грохот ПКТ уже не бил по ушам молотком, как раньше. Только вот компания надоела, он вообще с людьми не очень в ладах был, а долгое время с одними и теми же — ад.  

Иногда на их личном канале раздавались отрывистые сообщения от самых разных людей, когда военных, когда простых выживших, но все вопросы были об одном — правда, что вы морфа видели? А как убили? А страшный он?  

На все вопросы один ответ — да, видели, расстреляли с пулеметов и не особенно он страшный. Но на деле эта тварь Манулу еще долго снилась, особенно вертикальные зрачки и складные, как у кузнечика, задние лапы. Если таких было несколько, то и удивляться не стоит, что они танки разрывали, еще как «Мишку» со своими-то прыжками не достали? Хотя пилоты не дураки, низко летать не станут…

| 16 | оценок нет 23:42 01.04.2018

Комментарии

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.

YaPishu.net 2017