Эврика! Глава 1

Роман / Альтернатива, Изобретательство, Приключения, Фантастика
21век! Время двигать прогресс! В городе Ретросити обычная девушка Диджей - ответственная за связи с общественностью, в том числе инопланетной как раз заканчивает колледж. Недавно ей наконец-то выделили комнату и если не считать невыносимого соседа Вэйва Фендера, весёлое и техническое будущее впереди! Вот только ещё в детстве не удавшийся Диджей эксперимент накрепко привязал её прошлое к ней самой. А вернее, к её второй половине. И это ещё цветочки. Гений по своей природе, однажды она решила создать себе помощника и создала самое опасное существо в мире - копию человека. Клона. Вскоре Диджей уничтожает неудавшийся проект, пока однажды ночью чей-то крик не будит её посреди кошмара. Её последнее изобретение, метившее на Грант похищает клон. Но кто его создал, если все следы проекта клонирования уничтожены?

МЕЖДУ СНОМ И РЕАЛЬНОСТЬЮ.  

 

Тело врезается в решётку. Ещё немного. Петли погнуты достаточно, чтобы выбраться. Ей самой и попытками её усмирить. Нужно только рассчитать момент, она же гений. Она сможет. Ещё удар! Боли не избежать, не важно. Прижать плечо можно и другой рукой. Нет дороже свободы.  

– Назад!  

Дубина в мощных руках обрушивается едва не на её голову, стоило прижаться к прутьям хоть немного. Но их уже можно пошатать. Петли ослабели.  

Рывок! И расправив скрюченные от верёвок руки, вцепившись болевшими от ударов – дубиной иногда и ей попадало, пальцами, словно генетически матировавший тигр она набрасывается на свою жертву.  

 

От удара в грудь, чтобы не дать себя поймать огромными клещами, Диджей изворачивается от «объятий», давая возможность железу перекусить цепь на её шее. Устройство с бряканьем падает на пол у облачённых в белое ног. Нет, это вовсе не рай перепутался с адом. Бегло осмотревшись, небольшая и узкая комната забитая столами и своеобразными колбами, где видимо держали когда-то таких же несчастных как она, больше похожа на закрытую за несоблюдение санитарных норм нелегальную лабораторию. Где психи генетики в полной мере удовлетворяют своё научное эго. Диджей это не нравится. Но что ещё больше ей не нравится, так это факт того, что она совершенно не помнит, как сюда попала, а соответственно теперь не знает, какие технологии были к ней применены и зачем на шее болтался маячок в ошейнике. Она не буйная! Но тогда...  

Почему? Мучительный вопрос вызывает только блеск ярости, и видимо, не только в разуме. Потому что медленно подняв свои синие глаза, этот неизвестный в белом халате и какой-то маске, вроде противогаза, закрывающей лицо, как-то передумывает её атаковать.  

 

Это ей и нужно. Она замечает за мощной спиной так сиротливо пристроившийся рюкзак через металлическое дырявое кресло, щедро, до лоснящегося блеска покрытое белой, местами облупившейся краской, Диджей вдруг понимает, что всё здесь достаточно ветхое. Значит, вырваться не составит труда. Когда руки словно тюремные петли хватают плечи – слишком долго раздумывала, всё, что остаётся, оттолкнуться от практически незапаханной халатом груди. И подпрыгнув, уцепиться руками в уходящую до самого потолка змеёй трубу. Дальше дело техники. Чуть качнувшись, прямыми ногами Диджей попадает точно в цель. Поворот, соскочив на стол, хватает небрежно на плечо свой реактивный рюкзак, сразу же закрепляет петлю через грудь. Потерять его в полёте ещё не хватало. Тогда ей точно гарантировано очень быстрое падение. В вечность. Неизвестно где она и какая здесь высота. И пока через первый виток трубы, боясь вдохнуть от удара, висит этот белохалатый, Диджей использует самую малую долю энергии своего ранцевого двигателя, толкает себя выше, не забывает цепляться руками по скользкой трубе. С витка на виток. Глаза не смотрят никуда, даже уши не ловят вой сирены. Ну же! До того маленького окошка, в которое поместится разве что сама она осталось совсем немного. Но из него видно небо. Это окно – её спасение. Как вдруг, почти добравшись и не слушая звука массивных прыжков, с злорадной мыслью:  

– «Не надрывайтесь так в бессмысленных попытках, неудачники! » – рывок, рука почти касается мутного от пыли стекла. За которым, если хорошо прищуриться, Диджей замечает силуэт.  

– «Конечно! Она была уверена, что друзья придут за ней! А как же иначе? Они никогда её не бросят». Но силуэт один. И практически кончиком курносого носа, влепившись в стекло, она стирает полосу пыли, чтобы заметить за ней знакомую половинчатую кривую улыбку.  

– «Фендер! »  

Сердце заходится от ужаса, страх медленно отступает, словно нехотя разжимает свои ужасные лапы. – «Как она могла забыть? Нет, единственное что помнит: парашют. Он выдал ей его. Он был с ней! Вот только куда и зачем летели? Мда, это проблема. Так, первостепенная задача, как только попадут домой, сразу же, не откладывая, нужно провести себя через дренажный аппарат в лаборатории.  

 

Надо только чем-то садануть в стекло. Но чем? Головой что ли?  

– «Думай, думай... »  

Так, они готовят лестницу, да и этот громила очнулся. А он сидит, смотрит на всю суматоху внизу за стеклом, так спокойно. Неужели сложно подать руку?  

– Помоги ты!  

Выкрикивает Диджей, хмурится и приветственно улыбается, когда светловолосая голова медленно поворачивается к ней. Он только сейчас заметил её? Рука тянется в ответ. К стеклу. Ближе, ближе...  

Вот и он, её правая рука, хотя у неё своя есть, но вернее его она никого не знает. Совсем рядом, даже его взволнованное дыхание можно заметить с обратной стороны запотевшего стекла. Внизу крики не затихают. Ловкие знакомые пальцы закрывают снаружи крючок. И вот, она уже летит вниз, утягиваемая крепкими руками, подальше от этой половинчатой улыбки.  

Что? Разве он может не помочь ей? Абсурд! Нет, здесь что-то не так. Фендер, сейчас не время для обид! Она же нужна ему. Диджей уже не помнит для чего, но знает, что нужна. Так почему он...  

 

Беспомощно вытянув руки к стеклу, ставшему теперь таким недосягаемым, ужас наполняет её готовый кричать разум. Мощные руки закрывают последний свет. Она снова в колбе. И теперь вспоминает всё. Так резко и внезапно. Парашют, падение, крыша и улыбка высоко в небе. Такая же, кривая, половинчатая. Она лежит на полу, сверху высоко-высоко на неё смотрят безразличные, холодные зелёные глаза. Едва ли через эту пелену отторжения можно заметить лёгкую, почти незначительную грусть.  

Злости не хватает места, она уже начинает заполнять лёгкие, как будто крутой кипяток, но даже кричать уже поздно. Жидкость, пущенная в колбу по трубкам почти добралась до горла. Секунда, воспоминания уплывают вместе с пониманием:  

Вэйв предал её.  

 

С широко распахнутыми глазами, вот ужас-то, Диджей едва подавила крик.  

– Мисс Штейн, почему вы спите у меня на занятиях?  

– Я не сплю!  

Испуганно вскрикивает Диджей, вскакивает на ноги и боится даже посмотреть на повернувшееся в её сторону недоумённо-презрительное выражение. На лице смотрящего расползается бледная улыбка. Диджей поспешно отводит глаза, едва слышно объясняет:  

– Простите, профессор Кей. Видимо, сказывается всё ещё тот эксперимент.  

Диджей шепчет последнее едва слышно, она всё ещё наблюдает краем глаза, как вытягивается в их сторону эта куриная шейка её соседа по комнате, так и охота её подкоротить. Немного, но с другой стороны...  

Опять потерялась в своих мыслях, прослушала лекцию Кея. Профессор с пониманием, но неодобрением качает головой и просит её выйти, тут же единым взглядом осадив того самого скромного наблюдателя – Вэйва. Её напарника.  

 

Захлопнув дверь с грохотом, от которого подпрыгнула каждая склянка в аудитории, Диджей тащится по коридору с безвольно опущенными перед собой руками и словно нарочно мысли её пересекаются с недавними событиями, взгляд случайно ловит часы. Сообщение от Чейсис (Чейс). Что-то насчёт Чипа, её помощника в "Купи и съешь" – самой популярной забегаловке города.  

 

Помощники, да кому они вообще нужны? Напарники... она гений и прекрасно справится сама. Верно? Единственный минус, уже привыкла. На протяжении двух месяцев лабораторных работ и составления статистики слышать постоянное зудение под ухом. Это ему не так, то не эдак.  

– «Кстати, интересно, Рэндж нашёл информацию, которую она просила? »  

Мысли сами собой начинают течь в более мирном направлении. Когда же закончится этот коридор?...  

Снова взгляд на старые часы. Время в "Винтерс" (колледже для одарённых) давно остановилось, а её – кажется, и не начиналось вовсе. Пара непринятых, – дыхание замирает. Стерн, её единственная любовь. Несчастная, правда. Что ж ей так не везёт? Теперь ещё и напарник предал, пусть во сне, что это была за лаборатория? Как они туда попали? Зачем вообще отправлялись куда-то только вдвоём?  

 

Разум как кипятком ошпарило. Неужели за это время они сблизились настолько, что Диджей уже начала фантазировать общие сны? Нет, не может быть. Она ведь только пытается быть хорошим другом. Да, не всё выходит гладко, особенно с этой его девушкой. И надо ещё подумать, как всё обставить с Британи, а то этот недавний поцелуй перед зеркалом даже её с толку сбил, не говоря уж о Вэйве. Но, что ж тут поделаешь. Волна она и есть волна. Непостоянная, неудержимая, прямо как этот ветер. А Фендер, пожалуй, даже больше на ветер похож.  

 

Взгляд невольно скользит за окно. Дожди здесь не редкость, но похоже, в этот раз циклон обещает быть посерьёзнее. И кто решил, что Ретросити – тёплый город? Она уже не помнит, когда вылезала из тёплой тёмно-красной куртки с капюшоном, в белую полоску. Даже их незамерзающий мачо – и тот в куртке ходит. А кто же теперь будет таскать ей мензурки и трубочки втихомолку из лаборатории декана? Подождите, это был всего лишь сон! А если каким-то образом и он видел его! Нет, это невозможно.  

 

Она махнула рукой с лёгкой улыбкой и даже не заметила, что сделала это перед носом охранника, Диджей спустилась по порожкам, легко толкнула тяжёлые двери и протиснулась через них на улицу. От яркой вспышки солнца среди туч глаза её тут же сузились и она по привычке опустила движением двух пальцев на лицо защитные очки.  

– «Но ведь сны – это наше подсознание», – тело сковывает напряжение, пока горло усиленно пытается протолкнуть неожиданно холодный комок воздуха. – «Получается, я где-то глубоко внутри хочу, чтобы Фендер предал меня? Подставил? Нет, я хочу... избавиться от него. Мне действительно тяжело с ним. И чем ближе, тем больше нарастает это давление неизвестной природы».  

 

Диджей со вздохом опускает глаза к порожкам и сама не замечает, как садится на них. Холодный камень сейчас – ничто, по сравнению с весом её мыслей – это целый Эверест.  

– Эх... "если бы не та лабораторная работа. Мисс Фолк бы не перепутала мою формулу и наши биополя бы не соприкоснулись, а теперь... от одного прикосновения, пусть даже случайного возникает электростатическое напряжение. Я никогда не придавала этому значения, но воздействие каждый раз происходит на физическом уровне. И я не могу найти источник".  

– Что же мне делать?  

Тоскливо протянула Диджей и взглянула на тучи, клубившиеся, словно прямо над ней. Даже мелкий навес этого не скрывал.  

– Чего хандришь? – послышался оптимистичный голос за спиной.  

– Рэндж! – Диджей подскочила и ухватилась за руки испуганного брюнета в наушниках, как за соломинку. – Ты должен поговорить с Фендером! Пожалуйста!  

С каждым её словом лицо его хмурилось всё больше и больше. Для товарища это болезненная тема. Как прикажете говорить с ним об этом?...  

– Нет, Диджей, нет.  

Попытавшись остановить её жестикулирующие руки, Рэндж только вздохнул на этот такой беспомощный, такой беззащитный взгляд, что руки выпустили её мелкие ладошки, руки Диджей тем самым вытянулись перед ней к коленям, что делало весь её общий вид ещё более вызывающим сожаление. Рэндж проглотил, неожиданно он почувствовал себя просто тошнотворно. А раньше-то всё удивлялся, почему все сдаются от этого её личика, думал, сам ни за что. Как жестоко порой к нам бывает наше воображение. Мы можем придумывать себя героями, а на самом деле кто-то на десять шагов впереди нас.  

 

Развернувшись от её улыбки, он зашагал прочь с территории, даже, кажется забыл, что собирался с другом на бейсбол, Рэндж уныло повесил руки перед собой, дёрнув с ушей наушники. Полил дождь, он только тряхнул головой, чтобы капюшон сам закрыл тут же намокшие кудри тёмных волос. Все его шикарные афрокосы растрепались – укладка насмарку.  

– Что ж такое?  

Он брёл по порожкам, пинал воздух и всё, что попадётся и не заметил, что на верхнем ярусе общежития кто-то есть и был всё время. Но тут же и забыл об этом. Отвернулся от порыва ветра, глазам предстало другое:  

Вэйв вылетел из заведения злой как собака.  

– Фенд! – окликнул его знакомый бархатистый голос.  

– Не сейчас, Рэндж! – и с той же скоростью пронёсся мимо.  

– Да что с ними обоими? Эх... я так долго подбирал слова.  

Парень остался на дорожке, он покручивал в руках свои наушники, надевать – мокрые на уши, не очень-то и хотелось, тем более, что те и так громыхали на всю улицу.  

 

Варьируя цепь своих явно недовольных не только из-за погоды мыслей, Диджей незаметно добралась до лаборатории, с грохотом приземлилась на землю в яму под собой. И отряхнула с себя куски земли, когда мамина голова показалась из-под машины в гараже отца неподалёку:  

– Драйв! Это ты, милая?! – Хелен Штейн ловко повернула в руке гаечный ключ.  

– Да, мам! – не слишком охотно, но чтобы не выдать себя, отозвалась Штейн.  

 

И пройдя всю свою длиннющую систему распознавания, вплоть до отпечатка языка, а как известно он у всех людей индивидуален, прошла по трубе через шлюз пешком, слегка загребающими движениями перебирая ногами. Но это была ещё школьная её привычка. Даже не включая системы "Никс" (нейро индивидуальной контрольной системы), добралась до лестницы, и полностью проигнорировала присутствие лифта, полезла по перекладинам до второго уровня, прошла мимо зубастого цветка мутанта, не дав ему такую вкусную фотографию Фендера и, тоскливо пнув коробку со множеством их под панель управления, включила основной компьютер, дёрнув рубильник на стене. В потолке загорелась единственная лампочка, прежде чем на всю комнату разнёсся механический голос Никс:  

– Сообщения – ноль.  

– Видимо, наш с тобой спутник ещё не засёк спутник-шпион.  

Штейн с улыбкой погладила просунувшуюся ей под руку железную кошачью голову и похлопала не очень довольную Кюри по ушам. И только успела приземлиться в кресло, выдохнув как великомученица, вдруг кошка подбежала к ней, протягивая в зубах поводок.  

 

Она уже привыкла к ежедневный прогулкам до старого закрытого металлургического завода. Ретросити давно стоял в своём развитии, на рубеже наверное, шестидесятых, как минимум. И кажется, Диджей была его последней надеждой.  

Но сейчас Штейн только лениво отодвинула так и тычившуюся металлическую голову ладонью.  

– Нет, Кюри. Сегодня мы не пойдём гулять с Клыком и его лишённым фантазии хозяином, ай,.  

Почёсывая шею, Диджей вдруг что-то нащупала там, она вытащила в пальцы явно сопротивляющийся всеми лапами микрочип, тут же сунула его под лупу, продвинув ту по столу рукой к себе.  

– «Или не лишённым? » – подозрения закрались в голову.  

– Нано жучок, как же я не подумала об этом раньше?!  

Диджей вскочила с места, напугав свою кошку. Кюри поскорее подкрутила к себе хвостик-штепсель, до этого щекоча им плечо никак не соглашающейся хозяйки, и ринулась за ней, смешно прыгая на своих трубчатых лапах.  

– Точно!  

Диджей как стрела добежала до машины времени, остановилась на мгновение, так и держа в пальцах дёргающееся устройство, на которое рычала Кюри. Пока синие глаза, казалось, были направлены мечтательно на давно созданное, ещё в школьном возрасте изобретение. Диджей прямо-таки уставилась на телефонную кабинку перед собой. По крайней мере, эта коробка с человеческий рост очень на неё походила. Но это было далеко не так.  

– Муррр, уррр.  

Низко промурлыкала кошка. Диджей погладила Кюри по голове. Мысли её совершенно не отвечали умиротворённому лицу. Диджей провела рукой по боку машины, она медленно на выдохе с таким упоением произнесла:  

– Тайм Бот. Запусти программу и ты в нужном периоде.  

– «Контроллер мозговых волн... «оригинальности» тебе не занимать, но в прошлых веках за воровство отрубали руки! »  

Незаметно наблюдая, Кюри вжала голову в своё кубическое тело от этого взгляда. Мысли Диджей набирали всё новые высоты. Она уверенно вошла в кабинку и повернулась к её секрету, нажала сразу несколько кнопок на панели.  

– «... Ну что ж, Фендер, ты решил, что можешь выставлять мне ультиматум на моей, смею подчеркнуть, – моей территории? Мы ещё посмотрим, кто кого. Ты не любишь бездоказательных свидетельств. Как, например... как там в твоём докладе жили самцы палеозавров? А вот не хочешь ли сам посмотреть?!» –  

И бросила во вспышку света крошечный механический жучок, позволяя тому исчезнуть, одновременно наблюдая, как волна на экране её компьютера исчезла. Вэйв больше её не прослушивал. Штейн сделала что хотела, однако ещё не отступила и на шаг от будки и продолжила пялиться куда-то в пустоту, медленно подняла горящие научным азартом глаза к поверхности стекла.  

– «Что бы этот Фендер про себя не думал, что бы он кому не говорил, а к моей лаборатории он никакого отношения не имеет. Эдакая рекомбинантная шутка природы с проявлением доминанты, превышающей все признаки азьм есмь Homo Sapiens мне здесь не нужна! »  

Уверенно взмахнула руками Диджей и оскалилась в своё едва различимое отражение в стекле.  

– «Стекло... опять стекло».  

Она отступила на пару шагов и развернулась, прошагала обратно тем же маршрутом, мимо своего рабочего кресла и даже стола. Диджей уходила. Кюри посмотрела в то же стекло, не понимая, что привело к такой реакции, и бросилась за хозяйкой, она давно забыла о поводке, так и сиротливо лежащем на полу.  

 

Но не успела Диджей покинуть лаборатории, как сверху на территорию двора кто-то опустился. Без всякого предупреждения позади раздаётся вой разряженного двигателя. Она узнала бы эту лохматую тень даже в полной темноте, только сжала кулаки и обернулась на нахальную мерзкую улыбку.  

Вэйв неспеша отключил свой ранцевый двигатель, ловко поправил на плечо рюкзак, делая вальяжный шаг в сторону её лаборатории, как к себе домой, но в этот самый момент Диджей обернулась и пришлось начать разговор, чтобы не чувствовать себя глупо. И тем более взятым врасплох. А Штейн явно не была настроена на беседу. Слегка шаркнув – предупреждение, своими конверсами по красноватой, немного выжженной земле, которую сейчас так часто усеивают крупные капли долгожданного дождя, Диджей уставляется на него самым прямым образом.  

Упрямая складка пролегает на бледном лице. Словно бы он спрашивает: «что такое? » напустив на себя привычного сарказма и помпезности.  

– Прости, трубок не будет сегодня, руки отваливаются после вчерашнего.  

Это намёк? Глаза Диджей злобно сужаются, в ответ он дарит свою умопомрачительную улыбку. Вот только не учёл, что это Драйв Штейн и чтобы она стала твоей поклонницей, нужно как минимум родиться Эйнштейном. Что ему, увы, уже не светит.  

– Это не я сбрасывала Клыка в канаву!  

– Да, – сделав покачивающийся шаг навстречу, он выставляет заслон из рук на груди и снова гомерически улыбается. – Твоя глупая кошка туда побежала. Но я не в обиде, она же всего лишь робот, что возьмёшь с машины.  

– Чего тебе надо? – процедила сквозь зубы Диджей.  

– Поводок забрать.  

Буркнул ей в лицо Вэйв, он наклонился вплотную к испуганно отпрянувшей девушке. И стоило ей вот так отойти, как полноправный хозяин проник в лабораторию.  

– Привет, зубастый.  

Он понервировал злой цветок, водя перед ним руками дразняще, который Диджей бросилась ловить, а то ведь такими прыжками горшок разобьёт! А у него там уже детёныши!  

И прошёл мимо нахмуренного лица, нарочно посмотрел на неё и ловко бросил в руку поводок, громко свистнул. Прямо к расширенным глазам Диджей из тёмного неприметного уголка вылетел этот огромный зубастый пёс. Штейн шарахнулась в сторону.  

– Покусай, но не ешь, – улыбнулся Вэйв. Клык на радостях бросился в сторону.  

– Покусай?!  

Диджей всё с тем же злющим выражением кинулась было на стол, но тут перед ней выскочила Кюри. Она зарычала на отпрыгнувшего пса, тем самым заставила отступить и удивлённого Вэйва. Тот нахмурился. Так и держа легонько поводок в пальцах самым непринуждённым образом. Но тут на оголённые клыки Кюри выпустила лазерную установку, удерживая её над псом.  

– Клык.  

Не растерявшись, Фендер быстро сел на корточки перед бульдогом и оттащил того немного, рыкнул: – Мы ещё встретимся, Драйв Гир. Как ты поняла, это было предупреждение.  

– Я – Диджей!  

Его улыбка исчезла. Злые глаза остановились на ней.  

– Только попробуй ещё раз опозорить меня перед Кеем, – он начал размахивать руками. – Ну считает он нас парой и считает. Тебе-то что за дело?! Лично мне плевать на этого поросшего старикашку. Я вообще не понимаю, какая ему разница, есть у тебя и меня парень... и девушка или нет?! Разве не важно, что мы знаем истину?  

Он выгнул бровь дугой и посммотрел вопросительно на всё это время молчавшую, так терпеливо выслушавшую его девушку.  

– Фендер, тебе не приходило в голову, что вторжение руководства в частную жизнь противоречит этическим норм...  

Диджей удивлённо застыла, не моргая, только шевелила сжатыми губами как рыбка. Вэйв резко убрал руку от её лица и ухмыльнулся, отошёл ровно на два шага, с паузами, словно мысленно отсчитывал. Диджей наблюдала за этим с каким-то нервным вниманием, он явно испытывал её на прочность.  

– Бла-бла-бла, – "моргал" он пальцами свободной руки, глядя в сторону. – Знаешь что, всё это бредни, Штейн. В конце концов, ты не можешь отрицать всего.  

– Это почему?!  

Подозрительно прищурившись и сложив руки на груди в элементарной защите, Диджей не могла разгадать значения его улыбки.  

– Тебе должно быть известно, – он указал на неё.  

Диджей нахмурилась, она сжимала постепенно кулаки по швам и лишь немного уводила руки за спину, хотя так и хотелось вцепить их во что-нибудь покрупнее замка из своих же пальцев.  

–... Что политика отрицания нередко несёт в себе скрытые мотивы? – как бы вскользь спросил парень, он не отрывал от неё лисьего прищура.  

– И какие же у меня мотивы? – с тем же подозрением сделала шаг на него Диджей, чем заставила отступить.  

Вэйв беззастенчиво подался вперёд, довольный своей маленькой победой.  

– Да то, что ты сама согласна с этим.  

Ухмыльнулся он и намеренно акцентировал на этом небольшую паузу. И дождавшись расширения синих глаз, невозмутимо продолжил, будто лауреат Нобелевской премии, объясняющий что-то нерадивому аспиранту. Парень спокойно развернулся, словно собирался уходить, он перекидывал поводок между кончиками пальцев, в расслабленной руке и представлял в хватке горло любимого кролика. И прежде чем вонзить зубы в несчастный ужин, добавил:  

– Или опровергать собственные принципы стало твоим жизненным кредо, умм?  

Вэйв с удавьей усмешкой пронаблюдал в полповорота головы, как она вдруг отвернулась, начиная как обычно перебирать перед собой пальцами. Синие глаза в страхе забегали по земле. Надо же, он попал в точку. Редко такое бывает.  

– Так что, – столь же невозмутимо подхватил из-под руки и чуть развернул за плечо к себе со стороны спины, Вэйв, еле сдерживая восторг, прошипел с той же ухмылкой, – держись от меня подальше, гений. Ай!  

Он практически запрыгал на одной ноге, на которую Диджей так смачно и неожиданно наступила. Но только слегка прижал одну ногу к другой, стойко выдерживал не один её взгляд. Он-то думал – всё, но оказалось, так просто она не сдастся.  

И развернувшись со своим невозмутимо-гордым видом, давно уничтожив любые намёки на румянец на щеках, Диджей холодно произнесла:  

– Надеюсь в следующий раз твой сарказм не пересилит ту крошечную долю разума, что оставили в наследство динозавры! Парень из пробирки!  

Усмехнулась она и, как ни в чём не бывало запрыгнула на свой стол, свесила с него ногу, болтая ей в воздухе легонько.  

– Я не один из Нега! – взорвался Вэйв.  

– А как мне узнать, что клона не ты создал, как-никак я не имею данных, каким образом твоя ДНК попала в эту сущность материи и энергии, – не отрывала вызывающего взгляда Штейн, словно бы говоря: «Мы ещё посмотрим, кто кого».  

Вэйв даже усмехнулся про себя. Тем приятнее будет разбомбить эту крепость. А пока оставалось только сдерживаться. Зачем? На сегодня он уже выиграл. Ей просто нечего сказать в ответ. Сегодня ночью и до завтра над замком Штейн будет висеть флаг Фендеров. И она ничего не сможет с этим сделать. Это ли не прекрасно?  

 

– И не смей вламываться ко мне в лабораторию, как в место общественного пользования и красть мои изобретения, Вэйв Фендер! – крикнула напоследок Диджей, практически через дорогу.  

– Кому нужны твои дурацкие изобретения? Готовься, скоро твоя комната будет моей, Штейн!  

Капля упала ей на нос, Диджей тут же скрылась в раздвижных дверях лаборатории, но поняла запоздало.  

– ЧТО? Одну минуточку!  

Но вылетев из лаборатории с уже готовой обличающей речью, снаружи никого не оказалось, только целый вихрь сухих листьев пролетел мимо.  

 

Диджей озадаченно села на корточки, уставилась перед собой на капли и даже задней мыслью не догадываясь выдвинуться чуть назад из прохода, чтобы не замокать. Под рукой оказалась голова, сверкающая искусственным интеллектом. Похоже, кошка тоже многого не понимала. Но тут мысли их обоих прервал отец. Дэрил выскочил из двери через двор, размахивая на крыльце руками. Диджей едва ли видела его через свой непроницаемый взгляд, она всего лишь подняла глаза и как-то тоже механически встав ровно на ноги, будто по щелчку невидимых пальцев кукловода пошла навстречу под ярое командование и крики Дэрила Штейна, даже несмотря на то, что Хелен уже принесла ему липового чаю, тот не успокаивался:  

– Драйв! Скорее в дом! Объявили штормовое предупреждение!  

 

Весь вечер Штейн сидела и мяла кулаки перед окном, после того, как связалась с деканом Кеем и с ужасом узнала – это правда. Она вот-вот лишится комнаты, если ничего не придумает, а ведь как раз собиралась на выходных вытурить Фендера и провести в своей лаборатории полную дезинфекцию. Работка для гения – не так ли?  

Уж сегодня Штейн мысленно оторвалась на всю катушку. За все годы как он только её не называл. И гном и коротышка и головастик и Техас и даже над фамилией придумал как издеваться – один только Франкенш чего стоил, за глаза называл профессоршей, и чёрт знает чем ещё. Но она скорее проглотит все мировые запасы жидкого азота, чем позволит этому нахалу завладеть своей же комнатой! Она отдала три года своей жизни "Винтерс", ради этого нелепого Гранта, не спала ни днями ни ночами, стала похожа на ходячий скелет, а он смеет забирать честно заработанное? Интересно ещё, каким способом. Но во имя Альберта Эйнштейна отныне и навсегда эра Фендеров закончилась!  

Диджей так задумалась способами реализации своих мыслей, что не заметила, как вытянула над столом руку, крепко приложив стакан с молоком. Она откинула подальше тёплый кругляшок свежего печенья и заявила, твёрдо встав:  

– Я хочу кофе!  

Но в самый замечательный момент, когда она уже только собиралась насладиться горячим напитком:  

– Целуй меня везде, красотка!  

Услышав это из динамика часов дочери, который она просто забыла сделать потише, вдобавок Диджей теперь сидела вся в ягодном соке. Дэрил напротив стола яро кашлял, он подавился вишнёвым пирогом.  

– Рэндж...  

Сконфуженно улыбнувшись разом выдохнувшим родителям, Диджей встала из-за стола и только сделала шаг, отставила свою чашку кофе от греха подальше, пока мама бегала и вытирала стол, прося мужа кашлять потише, а то ей ничего не слышно:  

– Мы выцепили этого Донжуана! Приходи завтра, в условленном месте! Всё как а...  

– Отлично! – Штейн что только не подпрыгнула. – Повтори место встречи! «Я что какой-то радиосигнал принимаю? »  

Диджей вытащила свою отвёртку из кармана брюк и быстренько принялась улаживать эту проблему. Пытаясь поднастроить свои недавно промокшие под этим ливнем часы, она случайно так очистила сигнал, что слышала теперь не только Рэнджа. – Что? – не поверила ушам сразу Диджей. И смех и улыбка мигом пропали с её лица. Голос разнесся, наверное, на полрайона.  

– Значит, ты видеть меня не можешь?! – разум взял своё. – «Рэндж поговорил позже, чем требовалось».  

Усмехнувшись про себя, Штейн не видела, насколько натянута её улыбка.  

– Ещё как можешь! Просто боишься!  

– У тебя галлюцинации на фоне подросткового максимализма, скепсиса и комплексов, – сделала ответный шаг Диджей. – Мой тебе совет, в следующий раз проводить презентацию, глядя в текст, вместо того, чтобы не сводить с меня своих кошачьих глазок! И так как подобного рода галлюцинации не лечатся самоконсультацией, сходи к врачу! – рявкнула Диджей, повернувшись от ярости.  

– О, вот как? Выдвигаешь мне ультиматум? Отлично, я схожу к врачу, я с удовольствием оттащу тебя туда, девочка гений! По тебе давно плачет такая удобная комнатка с мягкими стенами! Ничего не напоминает?  

– Ф... Фендер, о чём ты говоришь?  

– Скажи, а ты целуешь меня тоже тогда, когда тебе это надо? Скажи!  

Но глаза её замерли не столько на обернувшихся родителях, сколько на небольшой коробке на столе их кухни.  

– Господи... – прошептала невольно Диджей. – Фенд...  

– Я – Вэйв! И дам тебе встречный совет, лучше запомни это.  

– ЭТО ОБЩЕСТВЕННАЯ ЛИНИЯ!  

– Наша? – переспросил Фендер.  

– Нет, бедствие ходячее! Ты подключился к частоте городского радио! И вот ещё что...  

Диджей уже выдохнула, понятия не имея, что блондин на другом конце сейчас соскребает челюсть с пола. Буквально. Вэйв перевернулся с кресла, он тянулся до этого момента за дневником, спрятанным за полками почти под самым потолком комнаты.  

– Никакой Кей теперь тебе не поверит.  

– А...!  

– И я тоже не верю. Вэйв, – нарочно добавила она и отключилась.  

– А, Диджи, – отец взволнованно смотрел на неё. Плечи, руки, всё тело младшей Штейн дрожало от подпираемого вот-вот гнева.  

– Мама, ты сказала, что можно так поцеловать человека, когда не знаешь, что делать.  

Упавшим голосом говорила Диджей, словно не замечала Дэрила, открывающего за столом рот как рыба, тот уже и чай успел выплюнуть. Это ж надо, столько известий в один день и всё о его дочери.  

– Да, – подпёрла рукой голову Хелен. – Но, наверное, я... погорячилась, – пыталась объяснить она с виноватой улыбкой.  

Лицо Диджей оледенело окончательно.  

– Мы были на передвижной станции в секторе 5, там оказались космические бандиты.  

– Те самые, что пытались превратить нас в первичный бульон в прошлом году?  

Попытался подключиться к разговору Дэрил. Как отставной учёный он знал об инопланетянах не меньше дочери.  

– Это был единственный способ вовремя закрыть его болтливый рот, «потому что в руках у меня была бомба, если я так скажу, не выйти мне из дома до конца дней без конвоя», – руки у меня были заняты. – «Это же всего лишь щека! Великий Гейзенберг, почему он так отреагировал?!»  

– Ну, если ты так говоришь, Драйв. Значит, так и есть. Ты не обязана ничего объяснять.  

– Мам?..  

Штейн с надеждой посмотрела на неё, но ничего кроме жалости в лице родителей не встречала. А это она ненавидела. Чтобы кто-то испытывал к ней жалость? Никогда!  

Уже почти на выходе из кухни она внезапно остановилась и обернулась, посмотрела на Дэрила. Тот ничего не ел, боясь подавиться снова. Он уставился на дочь, брови его завернулись аж куда-то над мелкими круглыми очками.  

– Пап, не волнуйся, наше соединение прочно защищено, информация не была услышана никем. Можно Чейс и Вехикл останутся сегодня на ночь? Такая буря...  

– Эм... я... Диджи, – отец не знал, что сказать.  

– Конечно, можно.  

Парламентёром выступила Хелен, она как-то странно посмотрела на мужа. Штейн только вздохнула и, мысленно отсчитав:  

«5, 4, 3, 2... » – на звонок, от которого родители подскочили, а Хелен сказала, что тот надо бы сменить, с чем муж охотно согласился, Диджей открыла дверь, пропуская гостей в дом.  

 

И Чейс и Вехикл выглядели озадаченными и они всё ещё стояли на улице. Вехикл как-то боязно потирала себе голову:  

– ГириГи, а твоя лаборатория ещё открыта? Я, кажется, что-то странное прямо из телевизора слышала.  

– «Городская кабельная система», – мгновенно определила Диджей со вздохом. – «Мои поздравления, мистер враль, посмотрим, как ты на этот раз выкрутишься. Тебе понадобится чудо, чтобы достать эту запись».  

– И я тоже, Диджей. Я разговаривала с Эриком и вдруг услышала голос! Он был такой страшный и ничего непонятно, но мне кажется, откуда-то знакомый!  

Тараторила рыжая хохотушка необычайно серьёзно, хотя сегодня, когда отправляла сообщение Диджей Чейсис явно была навеселе. Штейн так и стояла в задумчивости она закатила глаза, медленно опустила обе руки на плечи подруг.  

– «Интересно, получается, каждый житель города слышал только отдельную часть. Но может, ничего страшного не случится. А с чего меня должно это волновать? Он каждый раз ищет способ, как бы ещё мне напакостить, пора и самому испытать гонения и притязания, хотя, – уже пропуская в дом и закрывая двери, – я врагу такого не пожелаю. Быть не похожей на других – это больно, никто не знает это лучше, чем я».  

– Успокойтесь, это слышали не вы одни, – Диджей тут же включила компьютер, невзначай бросила: – а по моим расчётам все жители города. Любопытно, где обрывается эта линия...  

Бормотала уже себе под нос Диджей, с умиляющейся улыбкой внутри себя представляла сейчас, скольких же «покупных» друзей потеряет этот «мистер совершенство» или как там его. Главное, чтобы информация и до спортивного клуба не просочилась, у него скоро какое-то важное первенство...  

– А ты не знаешь? – вдруг просияла Чейс. – Наш новый мэр сделал наше вещание повсеместным!  

– И я на канале! Все любят кукол! – с этими словами на руках Вехикл появились весёлые рожицы из носков, а на лице Штейн поселился истинный ужас:  

– Наши радиопередачи проходят через спутниковое вещание?...  

Обалдело произнесла Диджей, уже не раз она поймала боковым зрением взгляд мамы, они с отцом сидели на диване. Диджей – в своём компьютерном кресле, а девочки притащили себе каждая по шезлонгу, но пока только присели на край кресла рядом с ней, а практически на самой Диджей, уставившись на неё же.  

 

Когда через несколько минут, после того, как Вехикл воскликнула в абсолютно белый экран:  

– О, я знаю этот сайт! Это сайт, на котором ничего нет!  

– Есть!  

Последние клавиши, так и подскакивающие под пальцами Диджей вывели на экран мелкие бегущие в угловом окошке надписи.  

– Я подключилась к спутнику, – начала объяснять девушка.  

Медленно подняв и удерживая на лбу пальцами очки и щурясь, Чейс начала зачитывать:  

– Сан-Франциско, Аризона, Огайо... много, много букв. Что это, Диджей? – обе посмотрели на Штейн.  

– Список штатов, в которых напрямую включено наше вещание. На этот раз Вэйву не отвертеться.  

Штейн с самодовольной улыбкой потирала руки, откинулась в кресле.  

– Диджей, ты должна что-то сделать, Диджей! – брюнетка затрясла не ожидающую, чуть не упавшую от такого с кресла девушку. Чейс смотрела на неё умоляюще.  

– Почему я должна?! – взвилась Диджей. – Он всю жизнь издевается надо мной!  

– Но разве тебе его не жалко?  

Кричала в ответ Чейс, она припёрла удивлённую Штейн к стенке.  

– Что, что... что ты делаешь? – моргала быстро Диджей.  

– Но... ведь родители Вэйва сейчас в Оклахоме, и если это был его голос, то...  

– Оклахома?  

Диджей встрепенулась, она подлетела к компьютеру. Быстро выбила пару кнопок, она неутешительно произнесла через сжатые зубы:  

– Как я и думала. Спутник находится сейчас прямо там, на уровне орбиты.  

– Орбита, орбита, – задумчиво протянула Вехикл. – Это там, где твой злобный клон?  

С улыбкой спросила она. Диджей села как стояла, и не обращая внимания, что подруги её тормошат, только минуты через две выдавила:  

– Нексус...  

 

– Останавливай эту сумасшедшую!  

С криком в дом влетел Вэйв Фендер собственной персоной, что Диджей снова не успела ничего понять, оказавшись у той же стены. Перед ней стояли только две пары зелёных глаз. Она перевела взгляд на лицо Хелен.  

– Мама, ты что впустила этого... пижона в наш дом?!  

– Перестань, Драйв, будь вежливой.  

Хелен строго посмотрела на дочь, прежде чем с ласковой улыбкой подать Вэйву в руки чашку горячего чая.  

– Спасибо, миссис Штейн.  

Он принял. Стоя и опираясь спиной на стол, хотя компьютер на столе пищал и в это ежесекундно, не менее громогласно посвящала Вехикл. Диджей отсутствующим взглядом осмотрела Фендера, она собиралась вписать в его мирное попивание чая в тёплых папиных тапочках этакую перчинку, но тут заметила, что Фендер дрожит. Дрожит с ног до головы, умело скрывая как сильно продрог.  

 

Диджей атаковала совесть. Сколько же он проторчал на улице в такую бурю? На бледном, сейчас ещё более, носу то и дело повисали капли. Они скатывались на пол, снова и снова, лицо его не менялось. Даже, когда Диджей ушла, и подавно, когда она вернулась, не менялось до тех пор, как в это самое лицо ему не прилетело салатовое махровое полотенце.  

Вэйв откинул то от себя, держа повисшим на руках, Диджей встала, как стояла до этого, ни слова ни говоря, только лицо её теперь делила усмешка превосходства.  

– Ну, Вэйв Фендер, – добавила она спустя крошечную паузу. – Что же привело тебя из тёплой комнаты в такую погоду? Или бассейна при доме уже не хватает?  

– Прекрати, я здесь не для того, чтобы спорить с тобой. Это твоя негаклонша натворила, так возьми ответственность!  

Но парень резко схватил обе руки, сунул удивлённой Диджей свою кружку и, закрыв рот таким же образом, наклонил на неё.  

– Это же кос...  

Чейс закрыла рот рукой раскричавшейся Вехикл, сама набивая щёки печеньем.  

Оба с каким-то недоумением посмотрели в сторону замолчавшей брюнетки.  

– Чем докажешь, что это одна из Негативных сделала, а не твой мальчик из пробирки? – упёрла руки в бока Диджей. – Твой клон перехватил у меня управление спутником из-под носа и сейчас перехватывает второй, пока я тут с тобой «болтаю».  

Она поставила воздушные кавычки прямо у него перед носом. Вэйв поморщился и откинул от себя легко жестикулирующую руку.  

– Мой? Ты хочешь сказать что...  

Диджей победно упёрла палец в его грудь.  

– Да! Именно это я и хочу сказать! Ты сделал своего клона и подослал его, чтобы следить за мной и перехватывать мои идеи!  

– Да! Хорошо! – он рявкнул так, что хвостик Диджей подлетел над головой. Штейн испуганно вжалась затылком в стену позади себя. – Клона я обучил, а не она, но ты сама виновата, что оставила на меня лабораторию в своё отсутствие! Довольна?!  

– И очень жалею об этом! – но прервав их препирательства, Диджей абсолютно серьёзно развернулась к компьютеру. -... А у Нексус теперь хорошее подспорье. О чём ты думал?! Мы даже не знаем, на что способна эта парочка! А у меня нет никакого оружия против них! – кричала в ответ Диджей.  

– А, значит признаёшь, что не случайно?  

– Не дождёшься, Фендер! Не раньше, чем ты признаешь своё участие в создании Негативной копии Хекса!  

На этот раз его причёска ёжиком на затылке подлетела, но скорей уж от удивления. Он даже освободил ей место для действия, когда случайно отцепил руки от стены. Диджей тут же кинулась на второй этаж, схватила там четыре свёртка и на ходу, слетая с лестницы по перилам, поймала в пальцы наушник Вэйва. Тот собирался перехватить, но Диджей заговорила:  

– Рэндж! Нужна твоя помощь. Ты не мог бы связать меня с военной базой. Конфиденциально, – попросила Штейн, объясняя на ходу: – Мой компьютер атакован и мне придётся заблокировать систему, но твой нетерпеливый приятель объяснит лучше, ай!  

Диджей чуть пальцев не лишилась, так он натягивал наушник назад, к себе. Штейн быстренько подкрутила часы и сбегала на кухню, схватив оттуда лист. Прибежала обратно, сунула тот под нос удивлённой брюнетке.  

– Вехикл, – она развернулась к столу. – Береги этот код как зеницу ока. Если доберёмся до городской спутниковой системы, отключим сигнализацию и...  

– Погоди, я не преступник! Ты что, хочешь, чтобы мы ограбили телевизионную станцию?  

Вэйв размахивал перед ней руками, крича. Диджей крепко поймала обе эти руки и отбросила вниз от лица, говоря серьёзно:  

– Спутник нужно перехватить раньше, чем он попадёт в руки Нексус.  

– Но... – её лицо просто заполыхало. – Ладно, я согласен. Но отвечать будешь сама! – добавил парень на выходе из дома.  

– На сто процентов! – рассмеялась коротко Диджей и раздала всем свёртки. – Раскройте.  

Он осмотрел свой.  

– Зонт? – Вэйв поморщился.  

– Выглядит как зонт, но его назначение полная термо защита.  

– И что нам делать с этой тремо-трямпо-умпа-лумпа, короче!  

Вэйв выдохнул. Болтовня Вехикл уже доводила его.  

– Так, понятно, – он жёстко остановил удивлённую девушку и наклонился почти вплотную: – Нам обязательно брать этих клоунов? Я не заказывал цирк.  

– Чейс и Вехикл мои друзья! Если хочешь, оставайся! Тебя никто не принуждает!  

– Ну нет уж! Как доходит до дела, так сразу в кусты, да?  

Он опустил сжатый кулак на стену рядом с собой и не сводил просто тигриного взгляда от Диджей.  

– Я тебе не позволю!  

Диджей удивлённо обернулась от двери, но только нахмурилась в ответ, мысленно пригрозила ему: «позже поговорим».  

– Ну, пошли! – их остановил робкий голос.  

– Ребята, я подвезу.  

Дэрил тоже хотел поучаствовать. Диджей понимала это. Поэтому не оглядываясь, махнула рукой над головой:  

– Прости, пап. Ракета быстрее!  

И не успели они активировать каждый по указанию Диджей нужную кнопку на своём зонте, чтобы в одном прыжке оказаться на крыше, как стоило Диджей всего-то запрыгнуть через борт, буквально в ухо раздалось:  

– Зажигание!  

А через миг, уже в воздухе:  

– Брысь с моего места!  

– Молчи, я виноват, мне и исправлять. По словам Кея мы напарники, так что...  

– Пусть декан Кей назначил нас напарниками, но ракета моя! – протестовала Диджей.  

 

Чейс и Вехикл вопреки себе, более мирно пристроились сзади, на своих привычных «задворках», боясь и носа показывать наружу. Тогда как из-за манипуляций двух других маленькая ракета петляла по воздуху туда-сюда и только чудом не задевала крыши домов. Да, сегодня город слушал не только раскаты грома и странную исповедь через всё, что способно говорить, подключившись к электросети.  

Наконец, Диджей удалось улучить момент, когда они едва не столкнулись с пролетающим по тому же курсу самолётом.  

– Я же сказала, что слишком высоко.  

И с удовлетворением дёрнув очки на глаза и обеими руками крепко ухватила штурвал, уселась на своём нагретом месте капитана.  

– Пристегните ремни, мы заходим на посадку!  

– Уже?!  

«Обнимая» друг друга на каждый раскат грома, выкрикнули в унисон Чейс и Вехикл.  

 

Ребята оказались на каком-то выгоревшем поле за оградой. Он отошёл от ракеты к сетке последним, Вэйв оглянулся.  

– Ну и где здесь припарковать ракету так, чтобы нас не обнаружили. Или об этом ты не подумала, гений?  

– Разумеется, – саркастическим тоном ответила Диджей и ловко выудила из своего пояса какой-то пульт, одним нажатием кнопки сделала ракету невидимой, отбросив волосы с лица движением головы. – Вот так!  

– Хм...  

Вэйв на всякий случай дотронулся до корпуса, тот, как положено, оказался под рукой, он оглянулся.  

 

– Диджей.  

Вехикл буквально влипла в сетку, да так, что квадратики на лице пропечатались, что Чейс подскочила, как раз посветив на неё фонариком.  

– Эй, кто здесь?!  

Человек в форме выбежал из какой-то будки, оглядываясь будто цепной пёс.  

– Убери фонарь.  

Прошипел на ухо испуганно кивнувшей девушке Вэйв и скосился на Диджей, та вовремя закрыла рот Вехикл, присев так же сзади на корточки.  

Минуту спустя, погуляв перед их следящими глазами по территории и видимо решив, что променад под дождём не для него, охранник вернулся обратно в будку. Тем временем Диджей уже стояла под самой сеткой, едва ли в тени, от фонарной лампы её было довольно хорошо видно. Ещё бы. Та горела как прожектор, Вэйв то и дело щурился, Чейс уже третий раз поправляла очки. Вехикл вообще достала красный платок и завязала себе им глаза, теперь она щупала руками стоящую перед ней похихикивающую от щекотки Чейс, всё время спрашивая: здесь ли она.  

Оглянувшись от этой клоунады, Вэйв увидел у Диджей в руках что-то вроде рации. Пришлось задрать голову высоко-высоко, девушка протягивала тоненькую, едва заметную нить до самого верха сетки.  

– Что это ты делаешь? – сделав к ней пару шагов, спросил парень.  

– Это оптоволоконная нить. Она такая тонкая, что её невидно, – объясняла Штейн, перехватившись руками повыше, и ещё выше и ещё... – но на ней нанесена моя новая формула. Она позволит нам беспрепятственно пройти сквозь сетку и не быть обнаруженными. Сделает невидимыми нас самих, единственная проблема, нить не маскирует тени.  

– Это предоставь мне, – ухмыльнулся Вэйв и ловко снял со своей шеи медальон двух противоборствующих энергий Инь-Янь.  

– Фендер, стой!  

И раскрутил тот над головой, игнорируя практически бесплодные попытки Диджей – с её ростом, остановить его руки, запустил медальон в фонарь, разбил в том главную лампу.  

– Вот и всё! – их всех резко осветил свет фонаря.  

– А вот и нарушители... – охранник с растопыренными руками надвигался на них.  

– Да, – обернулась к Вэйву Диджей. – И заодно ты выдал нас.  

– Упс.  

Лн и сам не ожидал, что не учтёт этого. Но кто бы подумал, что так внезапно Чейс бросится не наутёк, когда Диджей только скомандовала:  

– Как только он побежит, бросаемся в разные стороны! Раз, два....  

– Диджей, беги! Мы его задержим!  

Чейс буквально сшибла с ног не ожидающего охранника, теперь пытающегося выхватить свой баллончик под формой, но Вехикл достала своих кукол из-за спины и напугала охранника куда больше, выкрикнув ему:  

– Ты здесь один? Один?! Отвечай, у меня есть носки и я не побоюсь их применить!  

– Чейс, Вехикл! – Диджей остановилась, не зная, что делать сначала. Спасать их или...  

– Беги, Диджей и расскажи о нас родителям и Рэнджу! Мы умрём героями!  

Драматично вопила Вехикл, она придавливала ошарашенного охранника уже в саму землю, тем более, что от такого ливня та сильно размякла.  

– Но это лучше, чем если Нексус захватит всю Землю!  

Чейс уж совсем предположила худшее, но однако исключать этого было нельзя. И Диджей понимала.  

– Штейн! Не тормози!  

Вэйв уже обратно добежал до решётки и уцепился руками, оглянувшись, полез. С ней был его наушник, но сам он успел перехватить её часы и уже обнаружил главную телевизионную башню.  

– Она права...  

Уцепившись рядом и тяжело дыша от подпирающего волнения, Штейн оглянулась на пару цистерн за другими сетками вокруг, позади них была лишь эта крошечная будка охранника и огромное поле.  

– «Что можно здесь охранять? Химикаты? »  

Не успела Диджей додумать, как её чуть не снесло с закачавшейся сетки. Вэйв перелез и уцепился за сетку, спрыгнул. Диджей понесло следом.  

– Ты зачем здесь?! – испуганно воскликнула девушка.  

– Нет времени! Представь, если они правы и твоя копия правда вознамерилась Землю поработить! Нужно учитывать всё, давай!  

Он, не спрашивая, дёрнул её резко за руку вниз. От неожиданности Диджей хлопнулась коленями прямо в лужу, подняла злые глаза, но приняла руку.  

– Ты должен мне новые брюки! – она бежала, не посмотрев на свои мокрые коленки.  

– Ещё чего! – Вэйв отпустил её руку и затянул в сторону. Диджей опустила очки на глаза. Они вовремя скрылись. – Я отвлеку охрану.  

– Это не поможет, – Штейн поймала его за рукав куртки, остановила и посмотрела в глаза. – Лететь придётся.  

– Хочешь пройти на территорию над ними?  

– Да. А что?  

Диджей уже снимала с себя рюкзак и толстовку. Вэйв немного опустил глаза, посмотрел на уровень земли у её ног.  

– Ничего, забудь, – парень посмотрел в сторону. – Но у тебя ведь нет парашюта? Что бы ты без меня делала?  

Откуда ни возьмись, снимает такой же рюкзак со спины, прямо из-под куртки, только петля на нём и отличает от обычных рюкзаков.  

– Зачем ты взял с собой...  

Изумлённо выкрикивает Диджей и невольно прижимает мокрые тут же озябшие пальцы к лицу.  

– Не ты одна видела сегодня десятый сон, – буркнул Фендер. И тут, оба резко попали в луч света.  

– Подожди, но это значит...  

Не успела спросить, Диджей понимает, что зависла в воздухе. Он остался на пустыре, среди множества людей в форме и их цепных собак.  

– «Это значит... »  

И через свои очки она хорошо это видит, прежде чем уловить какую-то тень, проскользнувшую мимо цистерны. И направляя себя туда, дёрнув петлю, Диджей больно повисла на ветке. Она понимала, что не осмотрелась и сама же попалась в ловушку. Как вдруг, через эту ветку вдобавок проходит разряд тока.  

 

И вот уже её схватили руки, до уровня пальцев покрытые белыми, пахнущими хлором рукавами. Видя всё вокруг как в тумане, Диджей протащили через какой-то длинный светлый коридор и резко бросили. Выставив перед собой руки в последней попытке удержаться в сознании, она с грохотом падает лицом в пол.  

– Тебе ещё рано пресмыкаться передо мной.  

– Нексус... – и закрывает глаза, шепча имя своего врага. – НЕКСУС!  

Резко вскрикнула она и увидела над собой какое-то заполошное лицо.  

– Мисс Штейн, почему вы спите на моём уроке? Вы так хорошо знаете тему, что считаете это позволительным для себя? Жду в кабинете де...  

Словно вспоминая вместе с протяжным звонком, за противным звоном которого не слышно стона поднятой с передней парты лохматой головы.  

– В своём кабинете.  

Заканчивает декан Кей и выходит. Диджей изумлённо смотрит перед собой, видя как в каком-то тумане уставшее лицо. И тут же вспоминает, ощупывает шею – ничего. Значит, Вэйв не виноват. Они оба выходят из кабинета последними. Почему он тоже идёт за Кеем? Или декан заметил обоих спящими? И что ещё более странно, почему она выключилась как лампочка во время занятий, несмотря на то, что на руке 34 кофейных пластыря приклеено? Много вопросов роилось в голове Диджей, скучно наблюдавшей за такой же заторможенной, покачивающейся походкой шедшего впереди Фендера. Но сталкивается с этими злыми зелёными глазами прямо на входе в кабинет под громогласное:  

– Мы пришли! Сейчас вы мне всё объясните.  

Кей как-то странно потирал руки, да и улыбался настолько необыденно, что у Диджей мурашки по спине пробежали. И всё, что оставалось, убедить себя, пялясь впустую на дверь в кабинет, снова клюя носом и почему-то не обнаружив ни одного пластыря на руке под формой, дак ещё и все колени её брюк были мокрые и грязные, будто она в луже на досуге искупалась:  

– «Это просто ночной кошмар. Ведь верно? »  

 

***  

«В пыли, как в дыму. Что это? »  

Сослепу шаря вокруг себя рукой, она нащупала что-то тёплое и твёрдое. Распахнув глаза, Диджей едва сдержалась, чтобы не вскрикнуть. Ночь, как-никак. И испуганно скомкала каменную подушку в руках на груди, выдохнула, узнав глаза над собой.  

– Рэндж...  

Меломан смотрел на неё взволнованно, с понимающей, но какой-то натянутой улыбкой.  

– Привет, Диджей.  

За его спиной послышался грустный тонкий голос.  

– Чейс?... Ребята, что вы здесь делаете?  

На мгновение, словно забыла о смертельно опасной машине, в которую превратилась за последнее время её система распознавания, она потирала кулаком глаза и провела рукой по лбу, что очки на пол слетели, значит, так уснула. Диджей оглянулась. Ничего не понимая. Ни в этой тряске за плечи – подъём ей обеспечили хороший...  

– Диджей, ты должна помочь! – уговаривал Рэндж. – Вот, Вехикл уже... – под ухо ей уже подсовывали телефон.  

Не особо соображая, Диджей с раздражением перехватила трубку и пробормотала сквозь полусон:  

– Вехикл, это Драйв... ДРАЙВ ШТЕЙН!... Так вот, – она подавила зевок, ткнувшись затылком в подушку, хвост съехал набок. – Я звоню по просьбе Рэнджа. Что бы у вас там не произошло, прости его. Он тебя очень любит, пока.  

На одном дыхании, монотонно выпалила Диджей и не обратила внимания на две пары круглых карих глаз, уставившихся на неё, грохнулась обратно плашмя на свой диван, захоронив лицо в пыли и перьях.  

Её снова усиленно толкали в спину.  

– Диджей!  

На этот раз Рэндж, весь в пунцовую крапинку, стоял, растопырив руки, он смотрел на неё и обвиняюще и грустно.  

– Ты меня утопила...  

– Ну что ещё?  

Нехотя пробормотала Диджей и повернулась на другой бок.  

– «Что? Какой взрыв? Какая вспышка? Какой вэйв? » – ВЭЙВ?!  

Лицо запылало, глаза «истыкали» молнии ярости. Тут же буквально сзевнув с лица остатки сна, она села, скинув ноги с дивана, к заботливо приготовленным тапочкам, одновременно разминая плечо свободной рукой, она осмотрела два силуэта перед собой и через непроходимую зевоту выдохнула, щёлкнув себя ладошками по щекам, вместо душа:  

– О Марс, о Плутон, если бы я могла изобрести вакцину с лимитом терпения, была бы первым испытуемым, в чём дело?  

Чейс оглянулась.  

– Лучше тебе самой посмотреть, Дидж.  

Ласково, но настойчиво попросила она.  

Занесла ноги в конверсы, совершенно не завязывая никаких шнурков, Диджей с паузами между шагами поплелась за ними на улицу из лаборатории, на ходу слушала и постепенно начинала вникать.  

 

Много времени ей не понадобилось, не успели они и через улицу-то перейти, как на дороге, выпуская из под колёс струйки гравия прямо перед ними остановился грузовик.  

– Этого не хватало.  

Не растерявшись, Диджей быстро пригнула удивлённых Чейс и Рэнджа за ближайшие кусты, опустила на глаза свои незаменимые очки ловким движением двух пальцев и пристально вглядывалась в происходящее.  

Два здоровых лба в тёмных, как будто проржавленных куртках вошли в проломленную основную стену розового дома, а точнее, остатков этого дома и вынесли оттуда что-то не менее мощное, поставили это в кузов и тут же укатили, только их и видели. Диджей так и застыла, она осматривала стены, через которые явно что-то до этого прошло. Что-то – что угодно! Но не взрыв!  

– «Похищение? Кому понадобился Вэйв? »  

Строились предположения в голове, пока Рэндж осторожно не пихнул её в плечо, а сзади в спину что-то ткнулось, Диджей чуть не на метр подскочила над землёй.  

– Мяу, мяу!  

– Кюри! – радостно оглянулась она. – Давай маячок!  

– Диджей, разве мы не пойдём за ними?  

Не успел Рэндж до конца спросить, прямо перед ними Кюри мгновенно разобралась, трансформируясь в большой мотоцикл. Диджей запрыгнула и рывком спустила педаль, только крепче поправила очки и исчезла где-то в облаках, оставляя за собой синий горячий след.  

– Поехали!  

– Но... на чём?  

Запоздало спросил меломан, он откашливался от клубов пыли. Оставшись одни, Рэндж оглянулся на Чейс и пожал плечами. Мгновенно посерьёзнел. Оба из них активировали свои рюкзаки и сорвались следом.  

– Подберём Вехикл?  

Оглянулся в сторону Рэндж, пока они парили над городом. С такой высоты редкие проползающие по улицам машины выглядели как муравьи, а двухэтажные дома казались размером едва ли больше котёнка.  

 

Не дождавшись ответа, Рэндж оглянулся. Он пролетал как раз над нужным кварталом и опустился ниже, маневрируя среди крыш и небольших балкончиков с цветами. А то упадёт один такой горшок на голову не умелому летуну, и поминай, как звали. Увидел подпрыгивающую и вытягивающую в рассеянном свете фонаря руки Вехикл, та едва окно своё не перескакивала, она требовала такой же рюкзак.  

Летя впереди всех, чуть бочком к Чейс, Диджей обогнула мощную ветку старого дуба. Теперь задача предстояла посерьёзнее. Она уже предполагала, куда мчится грузовик, а Кюри немного коробило от сильных электромагнитных волн. Но впереди был парк. А там деревьев без счёту. Однако грузовику с колёсами, как для вездехода, смять под собой и нежные берёзки и мощные дубы, по моему, ничего не стоило. Диджей едва вернула глазам нормальный размер и услышала невольно через динамик, закреплённый в очках для «дальнего сообщения», разговор Вехикл и Рэнджа.  

Они уже нагоняли. Рэндж осторожно держал Вехикл под руки, он проносился с ней над спящим Ретросити среди редких вспышек фар и мерного блеска фонарей. Но та требовала больше, чем «романтическую прогулку в погоне через покорёженные ветви и раздвоенные чуть не до земли стволы». А именно – такой же рюкзак.  

– У нас нет времени!  

В ответ на услышанное сурово заметила Диджей. Она повернула голову в сторону, чуть перевернувшись от лёгкого облачка тумана, встретила в ответ понимающую улыбку Чейс. Та старалась лететь как можно ближе, следя, чтобы Диджей не натворила глупостей.  

Словно прочитала её мысли, Диджей улыбнулась тем же манером, пролетела как нечего делать через целую цитадель обструганных веток, когда оглянулась и поняла, что ветки эти срезаны чем-то сверху. Чем-то вроде... – глаза нехорошо прищурились. И вдруг Диджей почувствовала нестерпимую боль в плече. Её что-то ослепило. Штейн начала терять высоту. Падая спиной вниз в потоках ветра с заливаемым маслом лицом, из пробитого запускателя, она немедля, проследив падение кошки куда-то в листья, одними губами скомандовала друзьям:  

– Врассыпную!  

Развела резко руки в стороны и охнула вслух от рези, прошедшей по всей спине. Но так и остановившись и глазами и дыханием на застывшем прямо над ними тремя вертолёте.  

 

Отдаляясь всё больше от своей команды и всё ближе к земле, думать о себе времени не было. На них буквально посыпалась дробь из каких-то непонятных, светящихся в темноте объектов. Жёлтые, зелёные! Попадая по ребятам, все они неизбежно окрашивались в красный и рассыпались тысячами ярких искр, будто некачественная пиротехника.  

Диджей любила думать и умела это хорошо, но перед лицом опасности всегда внутри происходит какой-то странный щелчок, будто кто-то разом выключает весь свет. И мы перестаём контролировать себя.  

 

Напружинив ногами прямо в воздухе и как могла перевернула себя в вертикальное положение, Диджей толкнулась от ветки и выстрелила собой в сторону вертолёта. Просвистела как пуля, на лету осматривая обстановку.  

Развернувшись, Рэндж прямой ногой отпасовывает кого-то в таком же рюкзаке, что она успевает приметить, подальше, и тот с грохотом валится в ворох веток, в самый низ парка. Но крик человеческий.  

Кто же их нанял? Не успевая додумать, Диджей, крутанувшись, выбрасывает чётко спланированный удар по его бочкообразной груди, мысленно посчитав:  

– «Один есть», – но радоваться рано. Оглянувшись:  

Вехикл ещё держится, хотя один глаз у неё уже заплыл здоровым синяком. Краем глаза видно, как Рэнджа подпирают к самому краю. Вот-вот у него не останется выхода, вот-вот он упрётся спиной в железную сетку ограждения. И кто вообще придумал запирать парк, пусть даже ночью? А вдруг какая-то особо отчаянная парочка захочет погулять под звёздами. Так никто и не подумал!  

Диджей резко скрывается под защитой деревьев, упуская злополучный грузовик, прекращает преследование и медленно отводит грустные глаза. Замечает Рэнджа. Тот, вырвавшись в воздух, уже второй раз натягивает на себя мощную ветку, разбивая своих противников, как кегли. Но на этот раз – мимо.  

– Диджей!  

С писком и срывающимся голосом Чейс рвётся из мощных рук, безуспешно.  

Да где же она? Уже искрутившись в воздухе почище всякого флюгера и устав всем поддавать направо и налево, Диджей вдруг замечает, что нападают не на неё. С последней мыслью в голове оборачиваясь: кто цель?! И не верит своим глазам, она застывает в нерешительности. Она была уверена на сто процентов, ладно, на 98, что нужна всем лишь сама она – Драйв Штейн. Но с чего вдруг этим волкодавам понадобилась простая работница индустрии кулинарных забегаловок!  

– Чейс! Не трусь! Покажи им!  

Орёт с земли Вехикл, беспомощно, вслепую болтая ногами и руками, прижимаемая тяжеленным громилой к земле. Сначала она сражалась один на один, теперь целых шестеро придавливают её к земле.  

– Чейс!  

В ужасе оборачивается растерянно Диджей, откашливается в сторону и пытается уловить следующее движение нападавших: – «Их движения неуловимы! А анализатор остался в лаборатории... »  

– Трусы! – отчаянно колотит кулаками по воздуху и всё время мимо, – покажите себя!  

Крик Чейс доносится до неё, как будто прямо в ушах. – Чейси! Используй свой баллончик!  

– У них маски!  

Крик всё дальше и дальше. Куда они уносят её?! Диджей срывается сквозь потоки встречных веток, оцарапываясь ими всеми и по лицу и по рукам, ни на что не обращая внимания, не слыша никого вокруг и только выдерживая удар за даром, хотя после этого ей точно понадобится лечить спину.  

Минуточку – быстрая оценка ситуации. Это же ещё одно спланированное нападение! Если позволить им схватить Чейс, они скорее всего смогут проследить и пойти следом, чтобы выяснить...  

– «Нет, Диджей, стой! »  

Ноги ловко разворачиваются в воздухе, не слушая голос разума. И уже словно не чувствует боли в плече и немоты во всей руке, она камнем срывается вниз.  

– Сзади... – одними губами, прибитый к земле тремя парами рук за свою куртку, шепчет Рэндж.  

В воздухе над Диджей раскрывается какой-то чёрный балахон. Стоит поднять глаза, не торопясь кто-то раскрывает руку и выбрасывает в сторону предмет мельче, чем ключ от автомобиля, но формы, как...  

– «Чека! »  

Успевает понять Диджей через мгновенный анализ с внутренней стороны очков, в ужасе опускает глаза, голову, а затем и вовсе сгибаясь пополам от такого подлого удара в грудь, выбившего всё дыхание. Летит в сверкающий всеми химическими реакциями заражённый туман.  

В ужасе видит, забрав её подругу на каких-то верёвках с крючками, вертолёт отходит.  

– «Убью! »  

В мозгах будто помутнело от ярости в одну секунду. Она забыла о друзьях и видит только эти большие толстые очки, отлетевшие в сторону. Ещё немного! Диджей готовится к удару прямо о фюзеляж, пять, четыре, три метра!  

Как вдруг, приходится забыть об этом. Целая пиксельная индустрия жёлтых объектов цифровой волной опускается на неё.  

С обеих сторон хватают двое. Они так дёргают одновременно её руки в стороны, выполнив захват со спины, что Диджей едва остаётся в сознании от боли, охнув вслух. Руки отпускают, она рухается вниз, потеряв управление и рюкзаком, который уже и вовсе на лоб налез, и своим телом.  

– Чейс!  

С глаз срываются в воздух слёзы. Нет боли, нет ничего. В падении разворачивается, захлёбываясь от ударов и нехватки воздуха, последний её шанс – кнопка реверса.  

Выстрел. И темнота.  

 

***  

Она рычит придушенно и хрипло, кашляет булькающим дыханием, сжатые руки в который раз опускаются в неповинную землю, на которую она приземлилась. Запах песка и пепла от буквально разорванного на спине в осколки двигателя душит ещё больше. Снова взмах и удар над головой не заставил себя ждать.  

– «Чёрт возьми! Никто не посмеет разлучить её с друзьями! Ни один! »  

– Все... живы?  

Не услышав ответа, Диджей замирает дыханием. Прокашливается и еле поднимается на ноги, с огромными усилиями провезя разбитыми руками по камням и земле руки под грудь, она чуть приподнимается, никого и ничего перед собой не видя.  

– Рэндж! Вехикл!  

Голос сокрушает стены, сотрясает их вокруг, но не страх. Он становится сильнее с каждой секундой тугого молчания и рыка небес от молний и грома. Откуда-то снаружи. Снаружи? Где она?  

 

Рывком вздёргивая себя на ноги и покачнувшись, Диджей проводит сжатой с осколками рукой по разорванной белой ночной футболке на груди, тут же опускает глаза и словно констатирует себе это, вдруг, только сейчас замечает, какой тошнотворный привкус железа образовался комком в горле. Ноги подводят. Согнувшись пополам, она снова падает на холодные камни, и зажимает живот, чуть не поскуливая, старается дышать глубоко. Но получается слишком быстро. И больно. Игнорируя это, ей нужно привыкнуть к полной темноте, Диджей всё равно оглядывается. Где же оказалась. Судя по тому, что только подняла руку, пальцы упираются в свод, это какая-то пещера. С другой стороны, как она сюда попала?  

Встать не получалось долго, зато понимание возвращалось к ней стремительно. Утыкаясь руками в землю в попытке подняться, даже вытягивает шею, словно это поможет:  

– «Так, Диджей, успокойся. Сперва нужно как-то определить, где ты находишься и как далеко от остальных. Рэндж, Вехикл, выжили ли они? Что это была за атака?... Начнём по порядку. Здесь слишком высокая влажность и много гнуса, – она прихлопнула комара на плече и тут же пожалела, болезненно проводит рукой.  

– Словно я на испытаниях орбитального лазера побывала»...  

– «Подождите, к парку Ретросити подходит рукав реки! Значит это... брод? »  

Диджей недоверчиво оглядывалась, вокруг были лишь поросли мха, да небольшие ответвления зелёного плюща, причём, как она могла судить, плющ этот ядовитый. Значит, скоро по телу пойдут ещё и болезненные волдыри.  

– «У меня нет времени! » – Кюри!  

Воскликнула девушка, вспомнив, что ни разу не видела её с момента нападения.  

– Где ты, девочка?  

Прошептала в динамик Штейн, часы были полностью разбиты. Проколоты явно какой-то острой палкой, скорее всего веткой зацепила, когда падала. С горечью поднимает из болотной зловонной жижи свои неподлежащие ремонту очки, она вздохнула и посмотрела перед собой. Значит, никакой связи у неё нет. Никакого способа связаться с остальными, узнать, что с ними!  

Стиснув зубы, Диджей успокоилась, тихонько продолжала пробираться вдоль стены, продвигая осторожно руку по каждой неровности, крепко прижимала пальцы к ранам, чтобы остановить кровь.  

– Чейс... я выберусь отсюда. Я найду те...  

Рука упёрлась во что-то тёплое.  

– Хм... ты уверена? – эта ухмылка, проглотив недошедший до горла вдох, Диджей медленно подняла глаза.  

– Фендер! Но как... когда ты...  

Она не выдержала, перестала размахивать руками и просто шагнула вперёд, опустила горячую голову на сильную, словно стальную грудь. Его особо-то и не обнимешь при встрече. Вэйв как будто каменеет.  

– Если бы ты знал, что случилось... как ты мог оставить дом открытым?! Что они укра...  

Только начав, Диджей остановилась и резко шатнулась назад, она медленно мотала головой.  

– Нет... нет, не может быть!  

Она отступала от медленных шагов навстречу, чуть не упав, вцепилась в стену пещеры и не отрывала взгляда от бледного чуть худого лица.  

Зелёные глаза перед ней, мигая как программа медленно становились ярко красными.  

– Господи...  

Прошептала Диджей, воткнувшись лопатками от этой половинчатой усмешки вплотную в стенку, словно пыталась слиться с ней.  

– Поверила? – рассмеялся голос. – Это последнее предупреждение, Диджей.  

В руку ей опускается маячок.  

Диджей медленно открывает глаза, дыша практически с рыком, медленно поднимает голову, чтобы осмотреть своими раскалёнными глазами всех, кто находится сейчас в кабинете декана Кея, всё крепче и крепче. Маячок с лязгом разлетается из пальцев на фрагменты, опускаясь на пол, стол, улетает незначительными деталями в окно. Декан Кей подпрыгивает, с испуганным покашливанием спутано надевая очки на нос. И уже никого не видит перед собой.

| 368 | 5 / 5 (голосов: 1) | 16:53 29.03.2018

Комментарии

Ange-l12:18 01.04.2018
skiffiks, Да, к сожалению с такой идеей, какая у меня в голове и писать это не легче.
Skiffiks10:36 01.04.2018
Очень тяжелый язык написания. Читал минут пятнадцать, поймал себя на мысли, что не понимаю о чем читаю. Уверен, что сюжет захватывающий, но понять это крайне затруднительно.

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.

YaPishu.net 2019