Режим чтения

Параллельное Детство - Часть вторая

Роман / Приключения, Фантастика
Попадут ли ребята домой или все-таки останутся в параллельном мире...
Теги: дружба приключения параллельный мир подростки молодежь фантастика
незавершенное произведение

19. Аврора Тимуровна

 

 

 

Мотоцикл забуксовал у одного из подъездов старой шестиэтажки. Коричнево-желтая краска на дверных косяках у входа в подъезд пузырилась сухой коркой, дверей на проржавевших петлях не было. Да и вообще, весь дом был явственно заброшен на произвол судьбы. Это без труда угадывалось по разбросанным по периметру дворика покосившимся скамеечкам, утопающим в бурно разросшихся сорняках.  

– Так слезайте, дальше моя старушка не потянет! – объявила пожилая мотоциклистка, и резво соскочила со своего изрядно потрепанного, стального коня.  

Услышав это, сестры осторожно выудили ушибленного малыша из коляски и отвели на обочину. Юля тоже встала неподалеку.  

– А ну-ка, мальчишки, подсобите! – женщина призвала подлетающих  

к дому парней и налегла на заднее сиденье мотоцикла.  

Парни опустили подбитый флай-диск на растрескавшийся тротуар, сняли магнитные стельки и принялись все вместе проталкивать мотоцикл к входу.  

– Повезло, что доехали! – устало улыбнулся их спасительнице Тим.  

Та хотела ему что-то ответить, но Дима перебил первым:  

– Еще как повезло! Если б он заглох посреди улицы, эти спецназовцы нас бы мигом пришили! Такие разбираться не будут! Это куда пострашнее тех бородатых металлюг, скажи, Вик! – Вика, еще не отошедшая от недавно пережитой погони, только обессилено хмыкнула. – Павлушка, как ты там, нормально? – продолжал с еще большей живостью Димка – видимо, нервное потрясение делало его особо разговорчивым.  

– Нормально! – отозвался Павлик. Малыш уже мог стоять без поддержки девочек, хоть и опирался о колышек скособочившейся скамейки.  

Услышав голос братика, Димка просиял и, поднатужившись, с такой силой поддал мотоцикл вперед, что буквально одним рывком подогнал его к самому порогу.  

– Вам в подъезд затащить или как!? – с энтузиазмом поинтересовался он у их новой знакомой.  

– В подъезд… прямо туда и катите, – та махнула своей плотной короткой ручкой. -... Там сбоку у лестницы… сейчас….  

Женщина ловко проскользнула между мотоциклом и облупленным косяком в темноту. Справа от лестничной площадки послышался скрипучий отзвук заржавелого металла. Это открылся проход в подсобку. Парни вкатили в нее мотоцикл, и женщина торопливо заперла за ним дверцу.  

– Слушай, ученый, а там полным-полно места, диски вполне влезут… Думаю, она не будет против, если мы их туда поставим? – Димка вполголоса поинтересовался у Тима.  

– Не будет…, – невдалеке за их спинами раздался уже знакомый резковатый голос.  

– Ну и слух у нее!.. – удивленно буркнул парень уже почти шепотом.  

– Уже старая, но еще не глухая, – женщина вплотную подошла к парням: – Ставьте, если считаете нужным. Только аккуратно… Я сейчас вам открою.  

– Да, пожалуй, так и поступим... Только поломанный диск все же придется взять с собой. Возможно, я смогу его починить… – Тим задумчиво глянул через плечо мотоциклистки на улицу, туда, где на тротуаре, чернели прикрытые лопухами флай-диски…  

 

Стали взбираться на шестой этаж. Впереди, решительно и ритмично, не касаясь покореженных и сбитых перил, шагала их пожилая спасительница, за ней, помогая прихрамывающему малышу, шли девочки. Димка хотел донести Павлика на руках, но тот мужественно отказался, позволив старшему брату всецело заняться перемещением флай-диска.  

Лестничные пролеты были слишком узкие и низкие, чтобы безопасно пролететь на втором, неповрежденном, диске, и поэтому, ухватившись за металлические края летающей машины, ступенька за ступенькой, парни тащили увесистую ношу наверх пешком. И, пока остальные были уже на последнем этаже, мальчишки все еще маялись в начале пути.  

 

Хозяйке даже не пришлось отпирать дверь ключом, она просто нажала на дверную ручку и вошла внутрь. Видимо, она была единственной жительницей на этой площадке, а может быть даже в целом подъезде, если не во всем доме!  

Ребята очутились в, самой что ни на есть, обычной среднестатистической квартире. Широкая прихожая разветвлялась, с левой стороны переходя в небольшой узкий коридорчик, заканчивающийся уборной и душевой, а с правой, упираясь в арку небольшой гостиной и примыкающей к ней спальни.  

– Проходите, не стесняйтесь, – позвала ребят хозяйка, и приоткрыла, находившуюся под небольшим углом к входной двери, узкую, застекленную дверку, занавешенную тулью. Лица детей обдало легким сквозняком. Пунцовая косынка хозяйки скрылась за ажурностью занавески. Через мгновение округлое лицо женщины появилось вновь – ребят снова обдало сквозняком.  

– Быстрее мойте руки! А я пока борщ разогрею! Умывальник вон там, – она махнула рукой налево, и вновь скрылась за дверью.  

Ребята еще немного потоптались, разглядывая нехитрое убранство прихожей, и дружно направились мыть руки. Только Павлик, пока все возились у раковины, незаметно улизнул по следам хозяйки на кухню.  

 

Их новая знакомая уже успела вытащить из холодильника большую алюминиевую кастрюлю, и как-раз ставила ее на плиту, когда заметила застывшего в углу у мусорного ведра пацаненка.  

Малыш с интересом таращился на затертый цилиндр посудины.  

– А, проголодался! – улыбнулась женщина, повязывая передник, и зажигая конфорку.  

Малыш вздрогнул – он не ожидал, что его так быстро заметят.  

– Ага… – кивнул он. – А что в ней?  

– Как что? Борщ! – хозяйка нагнулась к конфорке, чтобы отрегулировать пламя. – Второго, к сожалению, не будет. У нас сейчас с провиантом туговато. Завтра, если все хорошо, наварю картошки. Ты любишь картошку в мундире?  

– Люблю! – радостно кивнул Павлик, и немного помедлив, добавил:  

– А когда мы будем кушать?  

– А как парни придут, так и будем…  

Она схватила с крючка кухонное полотенчико и пару раз промокнула им припотевший лоб:  

– Руки вымыл?  

Мальчонка отшатнулся назад и уперся в мусорное ведро.  

– Да, – соврал он, смущенно укрывая грязные ладошки в кармашках своих желтых шортиков.  

– А ну, покажи, – она отбросила полотенце и подошла к сорванцу.  

–Вот… – тот вынул на секунду руки, и так же быстро спрятал их обратно в карманы.  

– Так… – нахмурилась пожилая женщина – Ты давай без выкрутасов! Тут тебе не ваш дом отдыха! Ладоши впер-ред!  

И Павлику ничего не оставалось, как снова выставить руки на обозрение.  

Женщина вынула из карманчика своего походного жилета большие старомодные очки в пожелтевшей оправе, и стала пристально всматриваться в ладоши малыша. Ее еще моложавое лицо помрачнело. Осудительно качая головой, она медленно сняла очки с короткого носа.  

– Ишь ты, молодняк…. Видно, вы там совсем отвыкли от дисциплины… Можешь вымыть руки тут, в мойке.  

– Покачивая головой, она сложила очки обратно в карман жилета. – Пока не вымоешь руки, борща не получишь!  

С этими словами, женщина вернулась к плите, сдернула с крючка на стене разделочную доску, выбрала из мешка у батареи несколько красивых луковиц, и принялась проворно их отшелушивать.  

 

Павлик, по-прежнему стоял в углу у выкрашенный в голубой стены, молча наблюдая, как хозяйка нарезает лук.  

Но вот она снова повернулась к малышу, снисходительно вздыхая:  

– Открой, пожалуйста, дверь…  

Мальчишка с опаской потянул за ручку.  

– Девочки, идите сюда! – прокричала в коридор женщина, снова принимаясь за лук.  

В дверном проеме мелькнули хвостики Вики, за ними косички Гали, и следом растрепавшаяся повязка Юли. Сестры стали вместе, девушка чуть поодаль, за ними.  

– Помыли руки?  

– Помыли, – утвердительно кивнула за всех Вика, замечая зажатого между стенкой и дверью Павлика. – А ты что тут делаешь?  

Малыш стыдливо заулыбался, но не успел ответить, потому что на кухню, как нельзя, кстати, ввалились взмокшие от пота, перепачканные копотью, мальчишки. Парни с трудом удерживали на весу тяжелое колесо диска.  

– Можно, он пока полежит на балконе? – сдавленно произнес Тим, пятясь спиной в сторону распахнутой настежь балконной дверцы.  

– Конечно, можно, – ласково заулыбалась хозяйка, смахивая ребром ладони проступившие от лука слезинки. – Только осторожно, у меня там саженцы….  

 

Через пару мгновений, парни уже возвращались с балкона. Оба, хоть и выглядели изнеможенно, были явно довольны проделанной работой.  

– Завтра отнесем его на крышу. Там просторней будет, – обнадеживающе сообщил Тим, освобождая разнузданный воротник своей рубашки еще на одну пуговицу. – Думаю, я все-таки сумею его отремонтировать…  

– Ура! – не выдержав новостного накала и забыв об ушибе, весело подпрыгнул Павлик, и тотчас же страдальчески скорчился, припадая на ногу и хватаясь за больное колено.  

– Тише ты, не скачи, тут врачей нет! – взмахнула полотенчиком женщина. – Тимош, отвел бы его руки вымыть.... Ты меня знаешь, я за стол с грязными не пущу…  

– Ты что, еще руки не вымыл! – покраснел от смущения Дима, в отличии от остальных, не расслышавший ласкательного обращения женщины. Все остальные же были явно заинтригованы, но старались не подавать виду. – Извините, мы скоро вернемся... А ну пошли! – и парень рассерженно схватил за руку младшего братишку. – Ты у меня сейчас таких пиндюлей получишь!..  

– Пойду тоже помою руки, – смущено улыбнулся Тим, ускользая вслед за братьями в прихожую.  

 

Хозяйка, как ни в чем не бывало, вернулась к плите и приподняла крышку кастрюли.  

– Все, нагрелся! – она загасила огонь. – Ну, барыни, чего стоите? Берите тарелки, ложки и накрывайте на стол.  

Девочки стали растерянно осматриваться в поисках посуды. Юля первой приметила сложенные на сушилке тарелки, и сразу принялась осторожно переносить их на небольшой, квадратный, светло-голубой стол у стены. А Вика занялась столовыми приборами, оставляя сестру без дела.  

Меж тем, хозяйка уже полоскала под краном, добытые в мешках у той же батареи, огурцы и помидоры.  

– Вам помочь?  

Женщина с хитрецой взглянула на Галю.  

– Если хочешь…  

Она сняла с гвоздика еще одну разделочную доску и передала девочке. Затем, протянула ей ножик, попутно наблюдая за снующими с посудой девочками.  

– Можешь нарезать помидоры. Только осторожно, не порежься! Девчонки, салфетки в левом верхнем левом ящике... Вот, бери, еще свежие, сегодня утром нарвала, – женщина плюхнула вымытые помидорины в эмалированную миску.  

Галя улыбнулась пожилой хозяйке – ее нехитрые слова сразу напомнили ей радушную Веру Константиновну, за образом которой сразу вспыли очертания Диминых родителей. И тот час, по душе болезненной отчетливостью полоснуло лицо ее расстроенного отца. "Как же он, должно быть, сейчас волнуется" со страхом и горечью подумалось ей, и затосковавшей девочке вдруг до ужаса захотелось обратно домой, в свой мир.  

Тим был их единственным спасением! Там, в парке, уведя ее в сторону подальше от всех, он поклялся, во что бы то ни стало, вернуть их домой. Он не сказал, когда и как это сделает, но непоколебимость, с которой были произнесены эти слова, все-таки вселяла надежду. По сути, надежда – это все, что у них было…  

А еще, они повстречали на пути эту маленькую, пожилую, но боевитую женщину, и теперь им не придется прозябать ночью одним в призрачном, покинутом всеми мегаполисе.  

" Наверняка он ей сразу представился. Просто я этого не заметила. Иначе, откуда она знает, как его зовут" Галя покрутила спелую помидорину в руке " И откуда он должен знать про ее привычки… Может она успела ему что-то рассказать, пока они с мотоциклом возились. Да, конечно… А все-таки, почему она так ласково обратилась к нему. Не Тим, и даже, не Тимофей, а Тимоша. Ти-мо-шка – звучит забавно…" – Галя улыбчиво хмыкнула, и принялась с усердием за помидоры.  

 

Юля с трудом водрузила на стол последнюю, седьмую по счету, тарелку. Из-за обилия посуды на бедном столике практический не осталось свободного места.  

– Мою можешь убрать, я уже ела, – махнула в ее сторону хозяйка, шинковавшая последний огурец, и еле слышно, ворчливо добавила: – Интересно, чем их там кормят…  

Послушно вернув тарелку на место, девушка поправила скособочившуюся на лбу повязку, и устало присела на табурет.  

– В тесноте, да не в обиде, – произнесла, внезапно подошедшая к ней из-за спины хозяйка, перепоручив все заботы о салате Гале. В руках женщина держала корзинку, в которой, накрытая красивым рушником, лежала буханка домашнего ржаного хлеба. Юля вздрогнула и обернулась.  

– Как тебя звать, барышня? – она поинтересовалась у девушки, ставя корзинку прямо перед ней.  

– Юля, – смущенно отозвалась та.  

– …А вас? – без приглашения вклинилась в разговор, кладя на стол последнюю салфетку Вика.  

– Аврора, – просто ответила женщина.  

– Какое интересное имя! – искренне удивилась девочка. – А по отчеству?  

– Тимуровна, – улыбнулась хозяйка. Видимо, наблюдать такую реакцию на свое имя ей приходилось не впервой.  

– А я Виктория Владимировна! – с энтузиазмом добавила Вика. – …а сестру мою зовут Галей. Мы близнецы. Но вы, наверное, сами давно догадались… Это сразу видно! – не дожидаясь встречных вопросов, выдала Вика, и так же непринуждённо продолжила: – Аврора Тимуровна, а где тут у вас кружки? На сушке всего две...  

– Кружки? А вон в том шкафчике над раковиной. Там много, на всех хватит… – произнеся это, лицо пожилой женщины почему-то приобрело весьма задумчивый вид. – Когда-то тут жила большая,  

дружная семья… – грустно добавила она, и, видимо, решив перевести тему разговора, кивая на Юлю, шепотом осведомилась у Вики:  

– А что это у нее с головой?  

– Не знаю, – Вика пожала плечами, понижая голос: – Мы с ней только недавно познакомились. Ее Димка вчера в больнице подцепил, и теперь везде за собой таскает. Она какая-то странная…  

Аврора Тимуровна снова подошла к Юле.  

– Все в порядке? Ты очень бледная.  

– Все хорошо… не волнуйтесь... – Юля опять понурила взгляд.  

– Ну, раз так, тогда нарежь, пожалуйста, хлеба – как можно мягче произнесла женщина, придвигая корзинку поближе к девушке. – Надо будет тебе повязку сменить после еды… Галя, ты уже закончила?  

Девочка кивнула – она ссыпала нарезанные дольки помидоров с разделочной доски в общую миску.  

– Умничка! Передай Юле ножик, а я пока пойду, нарву зелени, – женщина направилась к балконной дверце. – И не забудь все хорошенько перемешать. Соль, перец на правой нижней полке; масло в холодильнике...  

 

Вернулись парни, улыбаясь девочкам умытыми и посвежевшими лицами. После визита к умывальнику, их прически тоже претерпели изменение, и теперь, у русоволосого Димки волосы стояли взлохмаченным ежиком, а у шатенистого Тима были по-гангстерски лихо зачесаны назад.  

– А вот и мы! – Помыты, вычищены и готовы к обороне! – шутливо отрапортовал Дима, беря свободной рукой под козырек. Второй он крепко удерживал за руку до взъерошенности отмытого, и оттого совсем невеселого, братика. – Вижу, вы зря времени не теряли, загрузились тарелками по полной, – он захлопнул ногой дверь, отпуская насупленного малыша, – Осталось только, спикировать кастрюлю в центр, и не дышать...  

Он подошел к явно обрадованной его приходом Юле и стал с удовольствием разглядывать нарезанный ею ароматный хлеб.  

– Радуйся, что ты сейчас ужинать будешь, а не прозябать в казематах… угрюмо хмыкнула Вика  

– Вик, казематы – это где? – удивленно поднял брови парень, поднося ломтик хлеба к носу: – Ммм… как пахнет! Почти как дома…  

На что Вика, хоть и не улыбнулась, но хмуриться все же перестала.  

– Дурак ты, Димка. Книжки читать нужно, а не зубоскалить. Между прочим, мы даже не успели поблагодарить Аврору Тимуровну за наше спасение!  

Павлик потянулся к зажатому в руке брата ломтику хлеба.  

– Димка, а можно мне тоже хлебушка понюхать...  

– Аврора Тимуровна – нифига себе имечко…. – Димка задумчиво протянул малышу хлеб – Держи, только не ешь пока, а то на всех не хватит, – и вкрадчиво улыбаясь, присел на табурет подле Юли. – Ее что, правда так зовут?..  

Юля утвердительно кивнула, еле сдерживая улыбку.  

– Викусик права... Нехорошо получилось. Человек нас к себе в дом пустил, а мы даже спасибо не сказали… – отозвалась, все еще возившаяся с салатом Галя.  

– Да, что-то я про это не подумал.... – Дмитрий продолжал многозначительно улыбаться девушке, не сводя с нее глаз.  

– А ты вообще думаешь? – раздраженно фыркнула Вика и отошла от занятых друг другом ребят.  

– Вик, да не нервничай ты так. Вот сядем за стол, тогда и поблагодарим…  

– Меня вот больше волнует, на чем мы это будем делать, – подал голос, подступивший к Гале Тимофей. – У нас явно не хватает стульев…  

– Нашел чему волноваться! – тараня округлым бочком балконную дверцу, в комнату протиснулась Аврора Тимуровна. Точнее, вначале появился старый обшарпанный табурет, а на нем пакет с пучком свежей зелени, кое-как придерживаемый ее короткой, но крепкой рукой; затем и сама хозяйка, а за ней еще один табурет, не менее потрепанный, чем первый.  

– Ну вот, – она придвинула табуретки к столику, – четверым уже есть, где разместиться. Ну, а остальное возьмем у соседей.  

– У вас есть соседи?! – поражено воскликнула Вика, – Ребята, вы слышали, мы тут не одни!  

– Рано радуешься, Виктория Владимировна, – пожилая женщина передала зелень Гале, и устало присела на принесенную ею табуретку. – В этом районе кроме меня людей нет. Все разъехались... Только стулья от них и остались… – на мгновение потухший, но все еще проницательный взгляд женщины встретился со стоящим напротив Тимофеем, и тут же посветлел. Не успев перевести дух, она была уже на ногах. Со свойственной ей прямотой, она шагнула к парню, предосудительно взирая на его рубашку.  

– Боже мой, Тимош, ты только посмотри на себя! И в таком виде ты собираешься садиться за стол? Ты ж имазюканный, как свинтус!  

И действительно, если плотная клетчатая фланель Дмитрия еще сохраняла товарный вид, то белый летний хлопок рубашки Тимофея оставлял желать лучшего.  

Кривя губы и растерянно морща лоб, главный сисадмин комплекса смущено зарделся. Галя первый раз лицезрела Тима таким обескураженным. Брови парня страдальчески сошлись на переносице:  

– …Это копоть... Она плохо смывается… Я пытался ….  

– Вижу, что мокрый, а не сухой… – иронично улыбнулась Аврора Тимуровна. – Так… тебе срочно надо переодеться! – и женщина решительно двинулась к выходу. – Где-то у меня лежали рубашки деда… – она задумчиво взялась за дверную ручку, – Юлечка, дорогая, поставь на плиту чайник…Я сейчас вернусь…  

Напряженные плечи парня расслабились, и он стесненно заулыбался, бросая на ребят отрывистые взгляды. Нервно проводя пальцами по мокрым волосам, он как будто что-то собирался им всем сообщить. Но тут в коридоре раздался приглушено обрадованный голос хозяйки.  

– Тимош, иди сюда… Я подыскала тебе что-то подходящее!  

Уши парня опять налились густой краской.  

– Ребят, я сейчас…  

Он буквально рванул с места, мгновенно исчезая за дверью.  

На кухне воцарилось недоуменное молчание.  

– Какая-то она странная … – Димка наигранно постучал пальцами по столику. – Знаком он с ней всего ничего, а ведет она себя, словно они век вместе прожили. При всем уважении, Галка, я бы никогда не позволил незнакомой женщине называть себя Тимошкой.  

Галя обидчиво закусила губу.  

– Я лично ничего такого тут не вижу. Просто не в пример тебе, Димка, он очень воспитанный парень, – вступилась за сестру Вика. – И вообще, как ты можешь говорить про нее такое. Аврора Тимуровна нам жизнь спасла!  

– Ну, не знаю. По-моему, все это странно. Мы ведь даже не успели ей представиться…  

Вика в растерянности опустилась на стул.  

– А мы думали, вы уже познакомились. Действительно, странно...  

 

Сжимая в руках ворох рубашек покойного мужа, Аврора Тимуровна не сумела справиться с волнением, и сама вышла из спальни навстречу внуку. Ей хотелось, чтобы он поскорее принял опрятный вид. Она почти была уверенна, что он выберет именно белую сорочку – эталон чистоты, скромности и элегантности, ведь все эти качества были всегда присущи мужчинам их семьи. Хотя, кто его знает, может его вкусы поменялись, ведь прошло так много времени!..  

 

Они столкнулись в коридоре, когда каждый из них шел навстречу друг другу. Мгновение, они стояли молча, совсем не зная с чего начать, хотя взгляды их были красноречивее любого сказанного слова. Но вот растроганная женщина протянула руки, чуть не выронив на пол выбранную одежду, и крепко обняла своего внука.  

– Мой мальчик, как же я по тебе скучала!  

– Бабушка…  

Сумев остаться наедине с внуком, Аврора Тимуровна все никак не могла на него наглядеться.  

– Ты так здорово вырос! – произнесла она с ноткой восхищения в голосе. – Теперь рубашки деда придутся тебе в пору, – и, наконец-то, освободив парня из крепких объятий, протянула ему выбранную ею одежду. – Выбирай!  

Выбор Тимофея почти сразу пал на белоснежную накрахмаленную рубашку с длинным рукавом. Аврора Тимуровна расплылась в довольной улыбке.  

– Я так и знала! – она вновь заключила внука в свои теплые объятья.  

Со стороны кухни донесся пронзительный свист закипающего чайника. Прошло с полминуты, а свист все никак не умолкал, бесцеремонно вклиниваясь и нарушая важность момента.  

Аврора Тимуровна нехотя отпустила плечи парня.  

– Ох, уж эти твои девчонки, воду вскипятить не могут! И чему их там только учат! – она недовольно поправила сползшие на нос очки, и позабыв о том, что так и не отдала внуку выбранную им рубашку, без промедления устремилась на кухню.  

 

Конфорка, на которой свистел чайник, была благополучно погашена. Аврора Тимуровна с упреком взирала на растерянных ребят.  

– Что ж вы, такие свободные, чайник с огня не сняли. Юля, я же просила…  

Было видно, что девушка жутко смутилась, и теперь сидела тише воды ниже травы.  

– Я не знала, что он свистит, когда вода закипает. У нас пользуются только электрическими...  

– Могла бы и догадаться, – устало вздохнула женщина. – Ну а вы что, обезьянки …  

Сестры виновато молчали, бегло переглядываясь с Димкой. Наконец-то Вика не выдержала, решив идти напропалую.  

– Аврора Тимуровна, мы тут кое-что с ребятами обсуждали и чуть из-за этого не перессорились, и из-за этого не обратили на чайник внимания, – девочка выждала многозначительную паузу. – Понимаете, вы так необычно вели себя с нашим товарищем, что мы подумали, что вы с ним хорошо знакомы.  

Дверца плавно приоткрылось, и на кухню зашел Тим. Вика это заметила, но все-таки, через запинку, продолжила:  

– Я не знаю, может, вы совсем и не знакомы, но Дмитрий, например, думает, что Тимофей ваш родственник, что вы его тетя или бабушка…  

Круглое лицо женщины буквально озарилось улыбкой.  

– А я и есть его бабушка – Аврора Тимуровна Ветроградова.  

Я думала, вы знаете. Тимош, ты почему ребятам не сказал?  

– Не успел… – смутился парень, растерянно приглаживая уже успевшие подсохнуть волосы.  

Вика снова подалась вперед:  

– Во избежание дальнейших недоразумений предлагаю всем еще раз представиться!  

– Не надо. Я отлично всех помню! – отмахнулась женщина, и как бы в подтверждение сказанного, стала показывать на ребят, называя их по именам. – Галя, Вика, Юля… а ты…  

– Дмитрий, – поспешил вставить парень, с нетерпением ждавший, когда вся эта сутолока закончиться и все, наконец-то, усядутся ужинать. Он был жутко голоден, а в такой ситуации ему уже было все равно, кто и чья бабушка...  

– Димка значит…. Ну а с тобой, Павел, мы познакомились раньше всех, – женщина устало опустилась на табурет, и только сейчас заметила, что все еще держит в руках ворох из мужниных рубашек.  

– Ой, забыла тебе отдать! Держи…  

– Спасиб, бабуль! – Тим ловко словил брошенную в его сторону одежду, и принялся проворно расстегивать свою рубашку, оголяя загорелый, только начавший оформляться крепкой мускулатурой, торс.  

– Тимош, не при всех же! – запротестовала Аврора Тимуровна, не привыкшая к фамильярностям, – Выйди в коридор. И вот эти в спальню отнеси, – добавила она, вручая внуку лежавшее на коленях белье. – Да, совсем забыла. У нас все еще не хватает стульев! Зайди к Лепешовым, возьми пару стульев в коридоре у притолоки. У них не заперто.  

– Хорошо. Я все сделаю. Что-нибудь еще?  

– Нет. Иди уже…  

– Аврора Тимуровна, а когда мы будем кушать? – поинтересовался уставший ждать Павлик.  

– А вот сейчас и будем, – женщина проводила взглядом уходящего внука, – а то борщ совсем остынет.  

Она встала и, сняв с крючка половник, подошла к плите. Вика тотчас же метнулась к ней.  

– Давайте я вам помогу, – она услужливо потянула руки к кастрюле.  

– Спасибо, не надо. Напомогались уже с чайником, – женщина тактично отстранила девочку, умело обхватывая посудину.  

– Мы просто так заговорились, что не заметили...  

– Эх, молодежь… Ладно, можешь заварить чаю, не зря же воду кипятили – она ловко, словно заправская повариха, стала разливать борщ по тарелкам. – Заварочный чайник в шкафу справа. Галь, помоги сестре…  

Галя быстро извлекла пузатый фарфоровый чайничек из недр шкафчика, и, молча придерживая его на весу за расписную ручку, подошла к сестре.  

– Аврора Тимуровна…  

– Да, Вика?  

– А где у вас чай?  

Хозяйка сбросила опустевшую кастрюлю в раковину.  

– Нормального чая не держу, нормальный – давно кончился, – она деловито вытерла руки о пожухший передник. – Есть только травяные сборы. Сами выращиваем, сами сушим, сами распространяем. Чтобы вырастить нормальный чай у нас нет ни семян, ни подходящего климата… – женщина протянула Вике объемистую, квадратную, жестяную банку. – Здесь мелиса, смородина, чабрец, шиповник и что-то еще, я уже не помню, но вам точно можно… В прошлом году… много не надо, три четыре щепотки… – продолжала она, с интересом наблюдая за возившимися с заваркой сестрами, – В прошлом году были такие сильные морозы… тут не то что об экзотике, об обычных овощах речи не было. Что могли, из теплиц кое-как спасли, а остальное погибло. Сами чуть не окоченели…  

– А разве тут нет центрального отопления? – поинтересовалась излишне любопытная Вика.  

– Милая моя, тут не только отопления, тут вообще мало что есть… Воду дают, и на том спасибо! – женщина с горечью взмахнула полотенчиком,  

В этот момент дверь на кухню снова приоткрылась. Это пришел Тим со стульями. У Гали даже дыхание перехватило, каким красивым он в тот момент ей показался с весело блестящими глазами в белоснежной рубашке с поднятым, как у франта, накрахмаленным воротничком.  

Да, белое ему несомненно шло!  

– Тимош, ставь сюда, – Аврора Тимуровна указала внуку на свободный пятачок, продвигая поудобней тарелки. – Давайте, девчонки, не стойте тут, рассаживайтесь, – поторопила она замешкавшихся сестер. – Ребята, все за стол!  

 

В воздухе царил аромат разлитого по кружкам травяного чая Авроры Тимуровны, привнося в сердца ребят, казалось бы, уже позабытую атмосферу домашнего уюта. Пустые тарелки от борща аккуратной горкой покоились в мойке, а на столе вместо них на блюдечках лежало печенье и красочными обертками пестрели карамельки.  

– Откуда у тебя эти конфеты? У вас же нет магазинов… -Тим рассеяно наблюдал за тем, как старательно Павлик разглаживает конфетный фантик.  

Аврора Тимуровна хитро прищурилась:  

– А у вас?  

– А у нас все общее. Причем здесь это?  

Женщина только хмыкнула в ответ, принявшись перевязывать скособочившуюся косынку.  

– У вас свои секреты, у нас свои... – она иронично подмигнула весело жующему малышу, утягивая на затылке красный узелок. – Неужели ты думал, что мы так быстро падем духом? Подумаешь, магазины закрыли! Наше поколение и не такое пережило...  

– А где тогда вы покупаете продукты? – поднял на нее глаза малыш.  

– Хорошие люди, Павлик, есть везде, – улыбнулась хозяйка, протягивая мальчику печенье. – Тимош, ты чего не ешь? Кушай.  

Главный сисадмин Северной Звезды бросил задумчивый взгляд на полузашторенное окно – лучики солнца, ласково пробиваясь сквозь него, окутывали помещение розовато-желтой вечерней вуалью – на одинокий пустой город медленно, но верно, опускались сумерки.  

– Спасибо, я не люблю сладкое, – Тим отложил недопитую чашку. – Пойду, еще раз проверю диск, может, удастся что-нибудь надумать.  

И под молчаливые взгляды товарищей, парень поспешил удалиться на балкон.  

– Аврора Тимуровна…  

– Да, Галя?  

– Мы с ребятами хотели бы вас поблагодарить…  

Услышав голос сестры, Вика чуть не поперхнулась. Обычно Галя предпочитала скромно молчать, отдав первенство беседы ей, и поэтому вступление сестры было для нее неожиданным откровением.  

– Все произошло так неожиданно, – продолжала Галя, взволновано сжимая пальцами чашку, – что мы даже не успели сказать вам спасибо. Если бы ни вы, я даже не знаю, что бы с нами было, – последние слова были произнесены с такой опечаленной серьезностью, что у Вики от слов сестры побежали по коже мурашки, и она поняла, что та рассказала ей далеко не все. – Если вам нужна какая-нибудь помощь, мы будем рады помочь. Правда, ребята?  

Подростки в один голос согласились.  

– Спасибо, если надо обязательно напомню, – хитро сощурилась женщина, – Бери, бери, Юль, не бойся... – она одобрительно кивнула тянувшийся к печенью девушке.  

– Просто удивительно, что вы вдруг так вот пришли к нам на помощь! – наконец-то вклинилась Вика. – Если б не вы, нас бы точно поймали!  

– Ничего удивительного, – Аврора Тимуровна пожала плечами, усаживаясь на пустующее место и наливая себе чаю. – Я просто проезжала рядом и вовремя вас приметила.  

– А что вы там делали? – не удержался Павлик.  

Аврора Тимуровна улыбчиво отхлебнула из чашки.  

– Как всегда, патрулировала улочки, выискивая потерянных ребят…  

– То есть как, в городе же нет детей? – растерялась Вика.  

– Конечно, нет, – женщина, вздыхая, подперла кулачком пухлую щеку, – Просто мы надеемся, что кто-то из них одумается и вернется к нам.  

Ответ хозяйки еще больше озадачил девочку.  

– И многих вы таких подобрали? – подключился к разговору Дима.  

– Пока ни одного… Хотя что это я! Вон какой улов – сразу целая гвардия! Наверняка кого-то из вас тоже ждут…  

– Мы не отсюда...  

– Да, – убедительно закивал Павлик. – Мы вообще с Димкой не городские, а деревенские!  

– Как деревенские? – Теперь пришел черед растеряться Авроре Тимуровне.  

– Это долгая история, мы потом вам объясним, – устало отмахнулся Дима, сгребая собранную Павликом конфетную горку обратно в корзинку. – Хватит конфеты лопать, а то слипнется!  

Женщина проигнорировала страдальческую мину на лице пацаненка, всецело импонируя Дмитрию в его воспитательных мерах.  

– Ну ладно… Главное, мой шалопай одумался и все-таки вернулся! – довольно подытожила она.  

– Я не вернулся, – донеслось с балкона через полуоткрытую дверь.  

Воцарилась неудобная пауза. Все культурно молчали, понимая неоднозначность ситуации.  

– Так… – женщина, наконец, подала голос, резким движением отстранив от себя чашку. – А ну-ка иди сюда...  

В открытую щель просунулась слегка растрепанная голова парня.  

– Бабуль, ты конечно прости, но, как только мы закончим одно дело с ребятами, я собираюсь обратно.  

– Как это обратно! Какое дело?!  

Тим нервно провел пятерней по уже сухим волосам.  

– Просто я должен вернуться обратно и как можно раньше, а остальное пусть тебе ребята расскажут. Кстати, ты не видела мой старый паяльник?  

– В углу за ящиками, там, где ты его и оставил. Смотри мне, рубашку не запачкай!  

– Не волнуйся, ба, я осторожно! – донеслось уже через захлопнувшуюся дверцу.  

Аврора Тимуровна повернулась к ребятам, пристально оглядывая каждого из них.  

– Ну, что еще за дела у вас, рассказывайте!  

 

В ближайшие двадцать минут женщина внимательно слушала ребят, которые попеременно делились с ней историями, произошедшими за эти необычайно насыщенные событиями два дня. Юля тоже с интересом вслушивалась в их рассказ, так как до сих пор имела о происходящем очень смутное представление. Были тут и описание похода, и курьез с медведем, и город с бандой мотоциклистов. Были и подземные крысы, и встреча Гали и Павлика с веселыми привратницами, что в дальнейшем привело к их знакомству с Тимом. Вика с Димкой рассказали и про радужный флай-борд и про их мытарства с пухлощеким Костиком в попытках найти медпункт. А Галя с Павликом проведали о Лисе и его друзьях. Наконец-то все узнали подробности Диминого побега из больницы, и то, как Галю спасла Лола, переодевшись прачкой. Вот только Вика всего мельком упомянула про дискотеку, лишь вкратце описав ее ночное знакомство с Фокусником, а Галя, дойдя до момента похищения орками и ее встречи с Лидером, вообще ограничилась парой фраз, утаив почти все подробности их беседы и своем дальнейшем пребывании в злосчастном особняке.  

– Ну, остальное вы уже знаете, – подытожила за всех Вика, довольная тем, что никто не потребовал уточнений по поводу ее ночного рандеву. – Нам только остается снова и снова вас благодарить!  

– Ну, ребят, вы даете! – неожиданно молодо и непосредственно воскликнула женщина. – Это просто потрясает!  

– Вы нам не верите? – недовольно хмыкнул Димка.  

– Верю… хоть и с трудом, – она привстала и громко произнесла в приоткрытую дверцу: – Если б не честность моего внука, никогда бы не поверила… Но раз он вам помогает…  

– Представляете, мы когда убегали, эти дядьки в черном, они… они нас из своей летающей штуки обстреливать начали! – Павлик все еще находился под впечатлением от Димкиного пересказа их недавней стычки с орками.  

– Представляю… – улыбнулась ему Аврора Тимуровна. – Чем ты, Галя, сказала мой внук заведует?  

– Он главный сисадмин комплекса…  

Аврора Тимуровна снова прильнула к приоткрытой дверце.  

– Тимош, я не поняла… Кем ты там заделался?  

В дверном проеме показалась голова парня.  

– Долго объяснять, ба. Что-то вроде самого главного по вычислительным машинам…  

– Так ты у вас там значит самый главный?  

– Ну, вроде того. Но только по компьютерам….  

– Мне и этого достаточно, – она перебила его, опускаясь обратно на табуретку. – А ну-ка, иди сюда!  

Дети переглянулись. Тим молча поднялся с пола и ступил на кухню. Хоть и спокойно, но крайне озадаченно смотрел он на бабушку, не понимая причину ее неожиданного негодования.  

– И что… – суровый взгляд маленьких светлых глаз Авроры Тимуровны буравил внука. – И что, ты не мог остановить весь этот беспредел?  

– Что ты имеешь ввиду? – уже совсем обескураженно ответил Тим.  

Аврора Тимуровна снова приподнялась с табурета.  

– Вся эта ваша организация. У нее же есть руководство… Ты наверняка мог бы походатайствовать.... Я, конечно, не знаю, что у вас там творится, но здесь у нас очень непростые условия…  

Тим нахмурился, раздраженно потирая переносицу.  

– Но вас же никто не просил оставаться. Вам дали выбор! Вы могли бы покинуть город вместе со всеми.  

– Тимофей Алексеевич, твердолобый ты человек… разве так можно!  

Женщина устало плюхнулась на свое место. – Вот, полюбуйтесь, такой же бесчувственный и принципиальный как его отец, – осудительно качая головой, она повернулась к сидящей рядом Вике. – Который бросил всех нас: свою мать, жену, маленького ребенка, и уехал в Сибирь, покорять научные просторы! Вы думаете, почему его мать ему свою фамилию дала…  

– Я не бесчувственный, – лицо взволнованного парня налилось краской. – Просто надо разделять понятия, а ты, бабушка, мешаешь все в одну кучу! Во первых, – несмотря на скрытое волнение, парень старался казаться как можно спокойнее, – даже если бы я очень и пошел жаловаться, если бы конечно знал на что мне нужно жаловаться, это бы ни на что не повлияло, потому что такие вещи вне моей профессиональной компетенции. Во-вторых, как я уже сказал, люди, которые тут остались, сами, осознано сделали этот выбор. Мы не обязаны вами заниматься. У нас хватает свих проблем! А в третьих…  

– Да… Ты прав… – женщина, вздыхая, медленно надела очки и смяла в руке салфетку. – Мы, наверное, сами виноваты, что тут остались. И я, наверное, совершила глупость, что не поехала вместе с твоей мамой в другой город.  

– Ба, не говори глупостей, причем здесь это. Ты все принимаешь слишком близко к сердцу, это же смешно!  

Аврора Тимуровна обидчиво поджала губы.  

– Это было бы очень смешно, если б не было так грустно.  

– Но я не понимаю… – Тим растерянно взглянул на бабушку, утирая со лба испарину.  

Аврора Тимуровна еще раз тяжело вздохнула,  

– Так вот, прежде чем бросаться своей радикальной идеологией, послушай меня….  

То, о чем поведала ребятам Аврора Тимуровна, не было чем-то из ряда вон выходящим, на подобии гигантских крыс или летающих дисков, тем более что на третий день в параллельном мире, ребята уже мало чему удивлялись. Но рассказ женщины заставил всех лишний раз задуматься и соизмерить реальности этого, необычного для них мира, и своего, не менее беспокойного, но явно более обыденного.  

Со слов Авроры Тимуровны за городом велся полный контроль. Банда Диких, а это – сорок с лишним байкеров, постоянно курировала городские улицы, наводя тихий ужас на оставшихся в нем обитателей. Да, в городе жили люди! Остатки тех, кто по каким-то причинам не захотел его покинуть или просто не успел. В основном пенсионеры, или взрослые, все еще ждущие своих детей, покинувших родной очаг взамен на лучшее будущее и даже не подозревавших, что выпало на долю их родителей.  

В городе был введен комендантский час. Выходить на улицу разрешалось ни более чем на несколько часов в день. Воду подавали только вечером, да и то холодную. Газа почти не было. Зимой часто вообще не топили. Вся энергия, получаемая за счет городской электростанции, тратилась на нужды Комплекса, и если немногочисленные взрослые, которые остались и работали на станции, еще получали дополнительные льготы, то брошенным на произвол пенсионерам приходилось несладко.  

Кроме того, на всех главных городских площадях был вывешен список правил, названный "Уставом Диких". Список содержал длинный перечень запретов и разрешений для горожан. Например, запрещалось иметь какой-либо контакт с жителями Комплекса. Уличенным в этом стирали память, и они высылались из города, навсегда забыв про своих близких.  

Еще запрещалось оказывать какое-либо сопротивление по отношению к байкерам! И если байкер заходил в дом с какой-либо просьбой, то хозяин квартиры обязан был исполнить любую его прихоть.  

Ну и конечно же запрещалось вести антипропаганду против директора Северной Звезды и его сподвижников! Любые негативные высказывания в адрес существующей власти, моментально и очень жестко пресекались! Обычно такой виновник сажался в одиночную камеру и был обязан провести в заточении не меньше двух недель. Если же нарушитель считал себя непричастным к данным преступлениям, то он имел право выступить на суде байкеров, и тогда его судьба зависела от решения их главаря.  

–... Такой сопливый мальчишка, а командует мужиками как заправский бригадир, – усмехаясь, покачала головой Аврора Тимуровна. – Я как-то видела его девку, правда издали. Близко я стараюсь не подъезжать, мало ли... Ну, шкильда шкильдой! Голова лысая, а на ней хохол красный, как у заморенного петуха!  

– Мы ее тоже видели! Димка помнишь, длинная такая, с серьгами!  

– Вы говорили, – женщина улыбнулась. – А вот про крыс я вериться с трудом. Хотя, чего уж там, с таким беспределом...  

– Прости… – неожиданно выговорил Тим, оседая на табурет. – Я ничего не знал…  

Аврора Тимуровна налила себе новую кружку чая и сделала осторожный глоток.  

– Надеюсь, теперь ты поменял свое мнение, и все-таки останешься со мной, – нарочито сдерживая улыбку, произнесла она, все еще многозначительно, но уже снисходительнее взирая на внука. – Конечно на время... Теперь, когда ты здесь, нам незачем тут оставаться. Мы можем проводить ребят в лес, а потом уехать. Ольга перед отъездом оставила адрес своей новой работы.  

– Я не могу, – лицо парня не выразило никакого намека на радость от услышанного. – Я провожу вас до портала и вернусь обратно в Комплекс.  

– Но ты же сам сказал, что не веришь больше, этому вашему, как его...  

– Лидеру! – подсказал Вике Павлик, пытаясь разглядеть через тюль окна в вечерних сумерках очертание подбитого диска.  

– Не верю, – Тим вздохнул, уныло смахивая с поверхности стола крошки. – Но это не означает, что я не верен идее…  

– По-моему, ваши "Золотые Орлята", это обычное кидалово. Ты вроде умный парень, должен понимать…  

– А с чего ты взял, что я не понимаю? – Тимофей довольно резко осек Дмитрия.  

– Ну, я думаю, что без взрослых навряд ли вы сможете чего-либо добиться. Меня вот отец всему научил: и сено косить, и трактор водить, и по хозяйству. Да я, если захочу, смогу сам дом построить! Я все умею! И все это благодаря моим родителям!  

Тим только сдержано пожал плечами.  

–Ты можешь думать, что угодно. Я за твою голову не отвечаю. Но чтобы построить идеальное общество, нужно уметь больше, чем просто мотыгой махать…  

Дима проигнорировал замечание парня, хоть произнесенные им слова его явно задели.  

– Хорошо. Пусть так, пускай вы знаете больше моего, – слегка насупившись, произнес он, – Но, как можно верить в идеальное общество?..  

– Не нужно считать нас идиотами, только потому, что мы верим в достижимость идеала….  

– Я и не говорю, что вы дураки… просто верите во всякую чепуху…  

Тим натянуто выдохнул, словно показывая, что Димкино нежелание понять его утомило.  

– Мы просто хотим справедливого, не зацикленного на материальных ценностях общества …  

– И что, ради этого стоит бросать родных?  

Замечание Дмитрия, казалось, на мгновение заставило Тимофея врасплох, но только на мгновение. Вспыхнувшие было растерянностью глаза, вновь отразились уверенностью в своей правоте.  

– Будущее всего человечества намного важнее личного интереса. Но, вряд ли, малообразованному обывателю, с типичной ментальностью деревенского мещанина это будет понятно. И пускай методы Золотых Орлят частично противоречат моим морально-этическим принципам, это отнюдь не является индикатором неверности той идейности, ради которой многие из нас пожертвовали понятием традиционной семьи.  

– Чего?! – плохо понимая замысловатость сказанного, Дима не знал сердиться ему или спорить.  

– Вот именно… – раздраженно вздохнул Тим. – Понятие социально ответственного гражданского общества тебе чуждо. Но понятие веры…. Это ты можешь понять?.. Я верю в себя и в наших ребят! Я верю, что мы сможем достичь позитивного результата, если приложим достаточно усилий и знаний! И пусть она, – Тим кивнул в сторону Юли, – не совсем понимает всей сложности предстоящего нам пути, но она тоже верит!  

– Она ошибается. Правда, Юля?  

Смущенная ситуацией Юля только слабенько улыбнулась, пожимая плечиками. По большому счету, она была согласна с Тимом, но в то же время ей не хотелось расстраивать Диму.  

– Видишь, твои заумные рассуждения рассмешили ее. Молодец, Юля!  

– А, по-моему, ей просто тебя жалко…  

– Что-о! – Диму вдруг обуяло негодование и, если бы не скромные габариты помещения и друзья, окружавшие его со всех сторон, он бы точно затеял в драку. – А ну, повтори, что ты сказал?!  

– Мальчики, не ссорьтесь! – по близняшески разом воскликнули сестры.  

Ножки табурета визгливо скрипнули о каменную плитку пола – Аврора Тимуровна вышла из-за стола.  

– Фу-у-х, давно я так чаи не гоняла! – по театральному во всеуслышание объявила она. – Засиделась я с вами, пора бы и делом заняться!  

Минуя взволнованных ребят, она подошла к растерявшейся девушке.  

– Пойдем, Юля, сменим тебе повязку, – женщина мягко взяла девушку за плечо. – А они пусть себе ругаются хоть до посинения… – и с этими словами хозяйка увела Юлю себе в спальню.  

С уходом Юли, энтузиазма у невзначай пристыженных парней поубавилось, хоть Димка все еще возвышался над Тимом, сжимая кулаки.  

– Ладно… – Тим поднялся из-за стола, игнорируя нависшую над ним крепкую фигуру парня, – пойду, займусь делом…  

– Эй, ты куда! Мы еще не закончили!  

Тим бегло взглянул на притихших с малышом сестер.  

– Галь, я пока поработаю, а ты успокой своего обидчивого друга, – с трудом сдерживая улыбку, произнес он, и поспешил ретировался на балкон.  

 

Над взъерошенной головой парня приглушенно светила старая лампа. Тим специально набросил на плафон тряпку, чтобы ее свет не был замечен в стемневшем воздухе. Что если Орки все еще рыщут по темным, одиноким улицам города в поисках сбежавших? И хоть разум подсказывал, что наемники давно вернулись в свой штаб и, до утра, скорее всего, ничего предпринимать не будут, на душе у парня было неспокойно. Что если Орки узнают о его сопричастности к побегу? Что если они уже знают! Его секретный проект, его детище, которое он кропотливо разрабатывал все это время!.. Теперь, после всех событий, связанных с прошлой ночью, Тим не был уверен, что Лидер, человек которому он так искренне верил, воспользуется его работой на общее благо людей нового будущего. В слухи о том, что всем нарушителям порядка стирают память, он не верил. Скорее всего, Лидер просто отстранит его от дальнейшей разработки, ведь проект почти завершен. Но вот что будет с теми, кто помогал им в их побеге... Меньше всего хотелось подвергнуть своих друзей и знакомых неудобству расспросов.  

"А теперь еще придется и вмешивать Кольку…" – парень устало вздохнул, отбрасывая паяльник в сторону. Пришло время связаться с Юнгой, и он нехотя потянулся за пластиковым бруском рации.  

 

 

 

 

| 519 | 5 / 5 (голосов: 2) | 08:53 05.02.2018

Комментарии

Sall20:49 04.08.2018
Большая работа.
Alfa24093219:12 31.07.2018
Супер!!!
Greatleadersrose22:52 10.07.2018
alliano, https://yapishu.net/book/120403
Greatleadersrose22:48 10.07.2018
alliano, это роман - ещё незавершенная вторая часть первой книги.
Alliano19:07 10.07.2018
Очень интересное произведение))
Greatleadersrose23:29 08.04.2018
Спасибо что сказали!
Kdaughter719:21 07.04.2018
я чего-то не поняла..."Параллельное Детсво" - это ляп?
Вторую букву "т" в слове "детсТво" пропустили?
Или так и задумано?

Книги автора

Параллельное Детство - Часть первая 18+
Автор: Greatleadersrose
Роман / Приключения Проза Фантастика
Однажды ребята пошли в лес, и там за ними погнался медведь...
Теги: дружба приключения параллельный мир подростки молодежь фантастика
07:24 05.02.2018 | 5 / 5 (голосов: 5)

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.

YaPishu.net 2017