Догоревшая скрипка

Новелла / Лирика, Философия, Другое
Аннотация отсутствует

Ветер дрябло щекотал языки пламени. Зимний холод испуганно путался в лабиринте леса. Сумеречное небо бездонными глазами смотрело на поникшие под тяжестью снега деревья. В смеркающемся мраке яркость огонька казалась растущей Луной, в беззвёздном небе. Куда ни глянь, всюду тьма, которая вот-вот поглотит последний огонёк неба.  

Треск лопнувшей струны всполошил жителей леса, собравшихся посмотреть на такое нечастое зимнее чудо, как костерок. Резкий звук встревожил сонный лес. Тут же лопнула вторая, и очередью остальные, кроме последней. Всё стихло. Темневший лес быстро зализывал раны, нанесённые резкими звуками. Снова забегали мелкие животные, лишь иногда поглядывая на догоравшую скрипку.  

Человек вздохнул. Опыт многих лет догорал у него на глазах. Самое время было упасть в море ностальгии, но место на бревне было не подходящим – шероховатая кора не была идеалом комфорта. Смотря на оплавившиеся в огне струны, человеку в голову пришла интересная мысль.  

–«Вот ещё одно доказательство, что человек природе не соперник. Много чего прекрасного создала природа, в том числе и музыку. К одному из самых великолепных музыкальных изобретений человечества она относится небрежно. Для природы это слишком мелко. А вот огонь… Огонь не умеет играть на скрипке».  

Человек протянул ладони к огню. Удивительно длинные пальцы завершались твёрдыми подушечками. Ладони потеплели, и бывший скрипач засунул их в карманы куртки. Он опустил голову, и ждал когда догорит скрипка.  

Для него музыка была нечто иным, чем для природы. И это естественно, ведь он был всего лишь человеком. Да и любил лишь человеческое. Всё, что связывало его с духовным – это был дуэт, в котором он играл скрипачом. А певица... О певице он не хотел вспоминать. Но невольно проскальзывающие шестерёнки памяти начали испуганно открывать ворота прошлого.  

***  

–Геннадий, а Геннадий, – сладко пропел голос из-за ширмы, – принеси мне платье с кресла.  

Мужчина в строгом смокинге дёрнулся, и отвел взгляд от колыхающихся стенок перегородки. Ранее он пытался углядеть очертание, тень, но не мог. Так же он не мог сделать первый шаг. Так же он не мог тщательно побриться или надеть сорочку. Он весь был каким-то незаконченным. Он часто недоговаривал фразу, его соответственно недослушивали и вскоре забывали что он сказал, и говорил ли вообще. От этого он всё больше смешивался с такой же толпой, как и он сам. С большими, бледными глазами, он редко выделялся, а награждённый черными курчавыми волосами – потерял в детстве, когда обжёг макушку керосиновой лампой.  

Женщины его не замечали, а своё мнение о них он полностью сказать не мог. Единственное, что закончил Геннадий, это школу и музыкальную консерваторию. Тогда они и познакомились с Фаиной. Полностью описать своё счастье скрипач был не в состоянии. "Она откликнулась, и рада общению", – думал Гена. Но, как оказалось в будущем, это был лишь очередной поворот судьбы.  

Выступление за выступлением. Ария за арией – и вот, влюбившийся Геннадий не мог отвести глаз от блистательной красоты Фаины. Медленно он грыз сам себя изнутри, но не мог молвить и слова. Дни скрадывались, когда скрипач проводил их в одиночестве. Он ходил по улицам серого города, и слушал кричащие звуки покрышек, безмолвные крики людей. От урны до урны пролегал его путь на работу. Когда сигареты кончались, он начинал задыхаться.  

И вот, долгожданное открытие дверей родного театра. Приветливый холл, с улыбающимися гардеробщиками. Большие люстры и лакированные перилы лестниц. Всё это было не для него. Он знал истинный вид театра, изнутри. Тёмные и пыльные коридоры, пахнущие как табакерки гримёрки. И огромное закулисье, где артисты частенько прятали алкоголь. Оправдываясь тем, что мол работа изнуряющая, а откуда-то эликсир жизни и вдохновения черпать то надо, они присасывались к горлышкам мутных бутылей, прячась от вездесущего ока режиссёра.  

***  

В тот вечер Гена спешил, летел. Он вдруг понял, что в его жизни он должен совершить хоть один шаг. Он изумлялся сам себе, что его подтолкнуло?.. Он сам и забыл, что на днях ему стукнуло сорок лет. Забыл о дне рождении, обо всём на свете. В голове летал только пышущий жаром портрет Фаины. Такой близки и недосягаемый...  

Пробегая в двери родного и знакомого до выщербленки на дверной ручке театра, Гена старательно пытался не помять огромный букет роз. Пробегая мимо молоденькой гардеробщицы, которая тут же запунцовела от вида роз, он уронил одну. Быстро оглядевшись он хотел поднять цветок, но столкнувшись взглядом с молоденькой гардеробщицей, он испугался. И тут же стыдливо ретировался прочь. Девчушка подняла розу, и с горящими глазками побежала разносить свежие сплетни.  

По малому количеству и возрасту людей, опытный в этих делах Гена понял, что выступление кончилось пару часов назад. Промелькнув мимо сборища старых дедков и бабулек – любителей сходить "по театру", он помчался вниз, вниз к сцене. Его сердце стучало, и опережало шаги по лестнице. Отдавалось биением в горле, кружилась голова. В воображении возникала чарующая и будоражащая картинка. Вот он заходит в гримёрку. С пышным букетом роз и отвернув голову протягивает цветы Фаине. Та, зардевшись, целует его в щеку, потом в шею, ниже...  

Вот заветная дверца, вырисовывается точно в памяти. Вот она распахивается и в ней видно ширму. Геннадий влетает в комнатушку и смотрит на перегородку. Стенки её колыхаются. Скрипач уж было развернулся обратно, но услышал вздохи блаженствия. Сначала женские, потом хрипучие мужские. Вот из-за ширмы выглядывает обнажённое плечо. Легкая ручка цепляется за вешалку и крепко её сжимает. Генадий оцепенел. Тут из-за ширмочки выглядывает пунцовая от удовольствия голова Фаины. Волосы взлохмачены, помады размазана.  

–Геннадий, вы что тут... – громко восклицает она, и пытается сорвать с вешалки пальто. Вешалка падает, роняя с собой ширму. Геннадию предстаёт картина. Картина его долгодумия и нерешительности. Картина, на которой мог оказаться он.  

Скрипач бросает букет, в лицо мужчины, нежно закрывающего Фаину, и убегает.  

***  

Человек у костра медленно растирал руки. Растирал не от холода, а пытаясь отвлечь память от прошлого. Догорающий огонь уже не грел, да человек всё равно собирался домой. Последний всполых лизнул скрипку. Раздался неприятный звук, лопающейся струны. Человек уходил в тьму леса. А костёр догорал, сыграв последнюю мелодию зашедшего творчества.

| 129 | 5 / 5 (голосов: 4) | 08:58 15.02.2018

Комментарии

Trencheg11:32 15.02.2018
Понравилось. Очень. Круто

Книги автора

Гробовщик
Автор: Leogodfroy
Рассказ / Лирика Философия Чёрный юмор
Аннотация отсутствует
18:57 06.02.2018 | 5 / 5 (голосов: 1)

Жизнь - сон
Автор: Leogodfroy
Новелла / Лирика Психология Сюрреализм Философия Фэнтези Юмор
Аннотация отсутствует
10:16 31.01.2018 | оценок нет

Крыша
Автор: Leogodfroy
Эссэ / Лирика Проза
Аннотация отсутствует
11:47 27.01.2018 | 4.66 / 5 (голосов: 3)

Мысли в голове
Автор: Leogodfroy
Эссэ / Лирика Философия
Аннотация отсутствует
22:46 26.01.2018 | 5 / 5 (голосов: 3)

Дневник в космосе. Часть 1.
Автор: Leogodfroy
Эссэ / Лирика Постапокалипсис Фэнтези
Аннотация отсутствует
20:28 26.01.2018 | 5 / 5 (голосов: 1)

Вечерние размышления. Часть 1
Автор: Leogodfroy
Эссэ / Лирика Мемуар
Аннотация отсутствует
22:11 22.01.2018 | 5 / 5 (голосов: 3)

Стеклянные деревья
Автор: Leogodfroy
Рассказ / Лирика Проза
Рассказ о двух людях с большой буквы. О том, как жизнь разбивается о лобовое стекло обстоятельств, не успев войти в колею славы. И о человеке, который стал взрослым в молодые года, совершает детскую ... (открыть аннотацию)ошибку.
19:17 21.01.2018 | 5 / 5 (голосов: 2)

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.

YaPishu.net 2017