Черные мысли. Кровавый чай

Рассказ / Мистика, Фантастика, Хоррор
В данном рассказе будет вестись о парне, судьба которого изменилась не в лучшую сторону. Его жизнь теперь не станет прежней из-за одной причины. Страсть употреблять вещество, которое наделяет его силой.
Теги: кровь жестокость истребление

 

Кровавый чай (Цикл Черных мыслей)  

Обычный день в деревни простых людей. Все работают, занимаются как обычно своими ежедневными делами. Все уже давно забыли о старой войне. Какой? О той, которая несколько десятилетий длилась между двумя государствами. Абсолютно все исполняют традиции своих предков о рождении детей, свадьбы или какого-нибудь народного праздника.  

Спустя около пятидесяти лет, после «Великой войны», рождаюсь я — Дасклер. Фамилии в нашем роду не было, ибо семья была не большой, ну а сама деревня не особо была населена. В нашей деревни проживало около сотни человек. Все были счастливые, радовались солнцу и каждому прожитому мгновению в своей жизни. Также, наша деревня была разделена на несколько семей. Все были полностью равные и никто не был в бедности или богатстве. У нас не было денег, не золото, ничего. В нашей деревни обменивались товаром на товар. Например: моя семья отдавала двадцать пять килограмм зерна за двадцать пять литров молока. Все были довольны таким способом обмена товара на товар. Ведь из-за того способа, на рынке было гораздо меньше разногласий между ценой и товаром. Все уже давно знали, что на что можно было поменять. Когда мне исполнилось 18 лет, отец с матерью отправили меня в «Храм Предков», это был некий храм в котором каждой молодой человек или молодая девушка должны были почтить своего предка за урожай, за жильё, за свободу и другое. В этом храме, молодые люди проводили обычно по 5-6 часов в день, для того, чтобы отблагодарить своего предка. Сами почитания должны были проходить год, каждый день, кроме праздников. Недавно, в нашей деревни открылась библиотека. Её подарил нам местный богатый купец, который жил недалеко в другой деревне. В библиотеки были собраны многочисленные собрания разных писателей, ученых, стихов, а также научных статей. После открытия библиотеки, люди не часто заглядывали в библиотеку, ибо времени на чтения не было, да и грамотных людей тоже. Хоть и моя семья и не сильно отличалась от других семей деревни, меня же с самого раннего детства уже заставляли учить буквы, считать и писать. Мои дни проходили быстро. Утром, когда встанет солнце, я отправлялся в «Храм Предков», чтобы как всегда просидеть там пол дня и слушать несколько часов своего учителя. После скучных, долгих разговоров о предков, я отправлялся на свою ферму, где ждали меня мать с отцом. Мне разрешали отдохнуть около часа: поесть, попить, почитать какую-нибудь старую книгу своих прадедов и после отдыха, я с отцом, отправлялись на «Голые поля». На тех полях у каждой семьи была своя территория, где они могли выращивать что угодно. На этих полях, мы с отцом работали почти все оставшиеся время, а вечером, когда солнце уже садилось, мы возвращались домой к матери, где ужинали и ложились спать. И так повторялось каждый день, каждое лето. Мать каждый день отправлялась на рынок, чтобы обменять наши товары на товары других людей, или же просто вставала на рынке у свободного прилавка и ждала, пока кто-нибудь другой не поменяется с ней товаром. В выходные дни, мы не работали, а отдыхали, кроме меня конечно. Я продолжал ходить в храм и слушать эти скучные рассказы про предков. Когда-то весной, когда я уже заканчивал свои походки в храм, в нашем небольшом доме закончились все книги ибо я их все прочитал. Однажды утром, в праздничный день, когда все семьи устраивали пир, выставляли столы с едой на улицы, чтобы каждый смог попробовать и оценить семью по качеству и количеству приготовленной еды, я направился с большим бидоном молока на рынок, выменять его на большой мешок муки. В праздничные дни в нашу деревню приезжали также другие торговцы из других деревень, чтобы обменять свои товары или же просто посмотреть на товары нашей деревни. От нашего дома, до рынка было совсем не далеко, да и по пути была библиотека, в которую я давно хотел посетить еще с её открытия. И вот, на пути к рынку, я заглянул в библиотеку. На входе меня встретила библиотекарша, сидящая за столом, в очках, читающую большую, зеленую книгу.  

– Добрый день сэр. Могу ли я вам чем-нибудь помочь? – Тихо, сказала библиотекарша, посмотрев на меня с легкой улыбкой.  

Я поставил большой бидон на пол, проигнорировав слова библиотекарши, отряхнулся от пыли и взглянув на большие полки книг сказал:  

– Вот это да! Такое количество книг я никогда не видел.  

И через мгновение, я сразу подошел к первой полке с книгами, чтобы посмотреть, что предложено в этой библиотеке. И сразу же за моей спиной стояла девушка, которая видимо была помощницей библиотекарши.  

– Вы впервые в нашей в библиотеке? Я раньше вас тут не видела. – Тихо мне в спину сказала девушка.  

Я слегка повернул голову вправо, чтобы одним глазком разглядеть кто там.  

– Да, я тут впервые, вот зашел на 5 минут посмотреть пару книжек. – Ответил я, вновь переведя взгляд на полку с книгами. Девушка подошла к той полке, на которую смотрел я, и пробегаясь глазами по книгам, рассматривала их. Мне стало уж больно интересно, что за это за девушка, и я медленно перевел взгляд в её сторону. Это была красивая, молодая девушка, с рыжими волосами и магически красивым личиком.  

– Мое имя — Дасклер, я из семьи «Озерных камней». – Сказал я, не переставая смотреть на неё каменным взглядом.  

– Ильвия, я тут помогаю сестре с книгами, скоро скорее всего уеду в город к родителям. – Сказала Ильвия, перекладывая некоторые книги с полку на полку.  

– То есть, ты не из семей деревни? – Сказал я.  

Ильвия развернулась в мою в сторону и с улыбкой на лице смотрела прямо на меня.  

– Ну… Я раньше жила здесь, но потом мои родители и все моя семья переехали в Стратгольд. Меня отправили сюда недавно, чтобы почитать память предков, в Храм. – Ответила Ильвия.  

– Видимо твоя семья, даже далеко отсюда чтут традиции своих предков. – Сказал я.  

Ильвия чуть усмехнувшись сказала:  

– Хах! Точно! Они и меня учат, чтобы я своим детям также говорила. – Ответила Ильвия.  

– У тебя есть дети? – С подозрением ответил я.  

– Нет, но когда-то будут… А ты тоже в храм будешь ходить в этом году? – Спросила меня Ильвия.  

Я глубоко вздохнул и ответил:  

– К счастью — нет. Сегодня в этот день у меня как раз заканчивается почитания в Храме Предков. Еще бы один год в этом храме я бы не выдержал.  

– О да! Я наслышана о том, как там скучно. И это целыми днями сидеть в этом «Проклятом храме», только для того, чтобы почтить память тех, кто жил на этой земле! – Повышая голос и опустив глаза в пол сказала Ильвия.  

– А ну ка тихо! – Закричала сестра Ильвии с другой стороны полок. – Ильвия? Ты чего там кричишь? Разве я тебе не говорила в библиотеке не кричать?!  

От крика сестры, Я и Ильвия быстро развернулись к полкам с книгами и смотрели в одну точку. С другой стороны, где заканчивались полки с книгами, вышла сестра Ильвии и подошла к нам.  

– Ильвия!? Ты почему не разбираешь книги по алфавиту в подсобке? Я же тебя предупреждала! Не будешь меня слушать, отправишься жить в храм.  

– Только не в храм! – Со страхом на лице сказала Ильвия, повернувшись в сторону её сестры.  

– Иди и работай! А вам молодой человек чего-нибудь подсказать? – Сказала сестра Ильвии посмотрев на меня.  

Ильвия ушла и тихо мне прошептала:  

– Еще встретимся надеюсь..  

Я кивнул головой и быстро выбрал случайно попавшую мне в руки книгу и сказал:  

–Я возьму эту книгу. На одну неделю, почитать. – Сказал Я, развернувшись в сторону сестры Ильвии.  

– Хорошо, пройдемте к столу, я запишу вас, что вы взяли эту книгу.  

Я кивнул головой, потом я подошел к столу, где сестра Ильвии что-то мне написала на бумажке, я забрал книгу, засунув её в штаны, под рубашку, взял свой большой бидон с молоком и вновь направился к рынку. Я уже видел много людей, стоявших у прилавках. Это был рынок. Когда я нес бидон, многие торгаши на меня уже посматривали и хотели его выкупить, но так и не подходили даже спросить, на чтобы я смогу поменять этот бидон молока. Дойдя до определенного прилавка, где многие из нашей деревни торговали молоком, я поставил бидон с молоком на землю и решил немного отдохнуть, ведь бидон был ужасно тяжелым. Я потянулся, зевнул и стал оглядываться из стороны в сторону, лишь бы найти покупателя. Но ко мне так никто и не подходил, скорее всего думали, что я молодой и из-за этого я украл этот один бидон и пытаюсь продать его за деньги. И вот Я стоял, ждал, ждал, но ко мне так и никто не подходил. На улице была ужасная жара, сильно пекло. И вот я уже собрался уходить, как ко мне подходит один мужчина, лет тридцати, весь в каких-то обносках, капюшоне и плаще, и говорит мне:  

– Эй парень, я давно не ел и не пил, много странствовал, я бы хотел купить твой бидон с молоком.  

Я чуть усмехнулся и повернулся в его сторону, сказав:  

– У тебя ведь ничего нет, на чтобы я смог выменять этот бидон с молоком.  

– Нет есть. – Грубым, хрипевшим голосом сказал незнакомец. – Я смогу обменять твой бидон молока, на очень интересный, заморский сахар.  

– Что за сахар такой? И где он? Ведь у тебя даже мешка нет. – Сказал Я.  

Незнакомец просунул руку под куртку и немного вытащил пакетик с с оранжево-красным сахаром, который больше был похож на перец.  

– Это сахар? Не похожи что-то, и почему так мало, небольшой пакетик всего за целый бидон! – С возмущением сказал Я.  

Незнакомец посмотрел по сторонам и тихо сказал подойдя поближе ко мне:  

– Это необычный сахар! Это Огненный сахар, его делают далеко на Юго-Востоке «Великие мастера». В нем содержится очень сильная смесь, которая придаёт силы, уверенности и мужества. И даже может придать тебе больше удачи в твоих делах. – Очень загадочна говорил мне это незнакомец.  

– Тьфу, чушь какая-то, это же невозможно! – С неуверенностью сказал Я.  

– А ты попробуй, если не понравится, смешай его с удобрением для поля, может хоть улучшит растительность в вашем поле.  

Этот незнакомец поставил меня в сложную ситуацию. В первым случае, если я не продам бидон молока, мне придется тащить его обратно домой, а потом еще слушать нотации от матери с отцом, что я плохой продавец и что из меня ничего не выйдет. А если я куплю этот «Огненный сахар», и приду домой с этим маленьким мешочком, то мне скажут, что я выменял на маленький товар. И в итоге я чуть-чуть подумал, посчитал и решил. Я обменяю бидон молока на этот сахар, но с тем учетом, чтобы этот незнакомец рассказал мне, как пользоваться этим сахаром. Незнакомец с радостью согласился и рассказал мне несколько свойств «Огненного сахара» и как им пользоваться. В основном, я понял, что это сахар пригоден только для того, чтобы пить чай, горячую воду и добавлять этот сахар, как удобрения. По пути домой я все осматривал, нюхал, вглядывался в этот сахар. Как по мне, это был простой, цветной сахар с разными алхимическими примесями. В каком-то смысле я считал это плохой идеей, менять бидон молока на сахар, но к сожалению бидон уже не вернешь, незнакомец скорей всего уже давно покинул нашу деревню. По пути, рядом с библиотекой я встретил Ильвию.  

– Я вижу ты обменял свой бидон с молоком. На что интересно? – Сказала Ильвия.  

– Вот смотри — Показал Я Ильвине мешочек с сахаром. – Вот на этот мешок с Огненным сахаром.  

– Огненный сахар? – Спросила меня Ильвия. – Что это еще такое?  

– Что-то вроде «Бодрого сахара», выпьешь его с чаем и станет гораздо лучше. – Ответил Я.  

– Надеюсь он того стоит. – Сказала Ильвия, смотря на меня с легкой улыбкой.  

Хотя по её лицу было абсолютно безразлично, что это за сахар, зачем он. Она просто стояла и смотрела на меня ядовитом, пронзающим взглядом. И тогда заметил, что я понравился ей. Но я никак не проявлял себя. Смотрел то мешочек с сахаром, то на Ильвию, а потом сказал:  

– Ильвия, ты уж извини, я не смогу много болтать, уже вечер и мои родители не любят, когда я возвращаюсь ночью. Я не хочу их тревожить и огорчать, хотя по моему поступку сегодня, я скорее все получу по затылку от отца.  

Ильвия опустила сказал в пол и по её лицу было видно, что она была огорчена. Как-никак она хотела поговорить со мной, ибо других людей либо не видит и не знает, либо просто не желает общаться с другими.  

– Ладно, я наверно тоже пойду, а то сестра разозлиться, что я гуляю тут по ночам. – Сказала Ильвия.  

– Удачи. – Ответил Я, и пошел в сторону своего дома.  

Придя домой, открыв дверь ключом, я вошел в гостиную, где меня уже ждал отец с матерью. Они сидели и пели горячее молоко с печеньями.  

– Сын, ты почему так долго? Мы с матерью уже заждались тебя. Ты обменял наш бидон молока на что-нибудь ценное? – Сказал отец.  

Я медленно подошел с обеденному столу и смутился.  

– Да, я обменял бидон молока на сахар. – Загадочно ответил Я.  

– Отлично сын, растешь! И где же мешок сахара? И что это за мешочек перца у тебя в руках. – Сказал отец.  

– Это и есть сахар! Огненный сахар! Из дальних краев. – С уверенностью ответил Я.  

– Надеюсь это вновь одна из твоих шуточек, Дасклер? – Спросила меня мать.  

– Нет. Я правда обменял бидон молока на этот мешочек Огненного сахара!  

В глазах отца и матери уже можно было разглядеть гнев, но пока никто из них не стал сильно кричать.  

– Дасклер! Ты с какого дерева упал? Как можно было обменять целый бидон молока, на этот мешочек сахара. – Повышая тон, сказал отец.  

– Но по словам того незнакомца из города, сахар обладает какими-то свойствами, а также может служить как удобрения. – Вновь с уверенностью сказал Я.  

И тут мать не выдержала и быстро встала со стула и громко закричала на меня:  

– Ты «Тупой как бревно»! Ты уже взрослый парень, ты должен уже осознавать, как иметь дела с торговцами. Так ты еще его купил у какого-то левого незнакомца..?  

– Но ведь я…  

– Как ты сможешь вести хозяйство, раз ты даже не можешь обменять товар на товар, Простую сделку! – Сказал отец, перебив меня.  

Я закатывал глаза и постоянно глубоко вздыхал.  

– Это так т отплачиваешь предкам? Они тут для тебя старались, работали, вспахивали землю а ты.. Тьфу.. – Сказала мать и отвернулась от меня.  

И тут мое терпение кончилось, от темы про предков меня постоянно тошнило и я не сдержался:  

– Да пошли ваши предки к черту! Я целый год ходил в ваш уродский храм и зачем? Чтобы потерять целый год!? Ведь за год я мог бы сделать множество других полезных вещей. Может я вообще не хочу всю жизнь работать на вашей гнилой земле, может я хочу в город, к королю, служить в страже! – Громко и гневно сказал Я.  

Отец не выдержал, взял доску лежащую рядом с камином и сильно ударил меня в плечо, что я аж упал.  

– Да как ты можешь такое говорить!? Мы вырастили, выкормили тебя, а ты невежа, только и читаешь свои книги про приключения, принцев и принцесс! – Закричал отец.  

Я с трудом встал с пола и со злости уже наставил руки на отца, чтобы ударить его.  

– Ну давай! Ударь отца, ударь мать, давай, ты же только на это способен! Ах да, даже на это не способен. – Усмехнувшись, сказал отец.  

Я прижал рукой, плечо, ведь все плечо было расцарапано и из него текла кровь. Отец встал из-за стола и пошел вместе с матерью в спальню, сказав:  

– Мы с матерью идем спать, а ты «Свинья», можешь идти на все четыре стороны, раз такой умный.. Ты даже и дня в этом суровом мире не проживешь!  

Я был невероятно зол! Я так хотел поставить отца на место, доказать, что я не тот, кем он меня считает, но очень его боялся. Все-таки мой отец был здоровым и сильным, хоть и всю жизнь провел на ферме. Но мой страх побеждал гнев, я никак не мог ему уже ничего сказать. Я боялся. Через 2 минуты я сел за стол, попить остывший чай. Горела лишь одна маленькая свеча, которая освещала лишь небольшую часть стола. Но меня все равно терзала ярость. Я по жизни всегда был злопамятным человеком, как и мой дед. Я сидел, сидел и думал, сколько же дней и месяцев отец издевался надомной. Я просто сидел и смотрел каменным взглядом в одну точку, на дверь своих родителей. Чай остывал, а греть новый ночью было нельзя. И я решил просто заправить большую кружку остывшего чая, Огненным сахаром. Тогда я просто считал, что возможно от сладкого я смогу допить чай быстрее. Я посыпал четверть кружки, сахаром, размешал и стал пить, продолжая смотреть на дверь родителей. Сделав 3 глотка чая, я стал чувствовать некое облегчение, тогда я подумал, что чай правда наделен каким-то свойством, но чувства были немного другие. И через мгновение, ко мне за стол садиться тот самый незнакомец, у которого я купил Огненный сахар.  

– Добрый вечер, ну как сахар? Сладкий? – Тихим, хриплым голосом сказал незнакомец.  

Я повернулся на него с раздраженным видом. Я чувствовал будто моих конечностей нет и я не могу встать из-за стола.  

– О да, он сладкий, и твои свойства работают. – Сказал Я, даже не поинтересовавшийся, как он попал к нам в дом.  

– Ну я рад. – Сказал незнакомец, взяв со стола кусочек хлеба. – Что? Повздорил с нечестным отцом? Я тебя понимаю, когда-то давно я ушел из дома, богатого дома, чтобы стать богаче, но вышло совсем по другому. Если ты вдруг хочешь сбежать отсюда, с Ильвией например, я могу дать тебе совет, как ты сможешь стать сильнее и увереннее, стать кем-то выше, чем просто фермером.  

– Откуда ты знаешь про Ильвию? Ты что, следил за мной? – Яростно ответил Я.  

– Нет, я просто видел тебя с ней, я был недалеко, даже слышал ваш разговор. – Сказал незнакомец. – Ну так ты хочешь быть «Львом, среди ягнят»? Или прожить также, служить предкам, строить фермы, слушаться отца…  

– Довольно! – Воскликнул Я. – Да, что мне нужно сделать?  

– Попробуй избавиться от помех на твоем пути, например от отца, от дома, от того, что тебя здесь держит. – Загадочно говорил незнакомец. – Мне пора, допивай чай и делай свой выбор. Помни, этот сахар — твоя сила.  

И незнакомец ушел так, что даже я не заметил.  

Мои глаза помутнели, залились красным цветом, по всему лицу уже были видны вены. Меня немного трясло и я будто немного чувствовал холод. Я решил встать со стола, чтобы медленно подойти к двери, ведущую к спальне родителей. Как только я решил подняться, я сильно ударил стол коленкой, свеча упала прямо на ту книгу, которую я взял в библиотеке и книга быстро загорелась! Я чувствовал судороги по всему телу и не мог не чес пошевелить, будто рук и ног нет. Я бы попытался остановить пламя, которое уже распространилась по всему столу, но не мог. Весь дом и склад начал гореть, но огонь не доходил до меня, я уже хотел сбежать, просто от страха, но не мог. Через некоторое мгновения я услышал крики на улице, визг коров и свиней, голоса людей. По ту сторону двери, где были родители, я видел лишь огромный всплеск огня. Я впал в панику. Я пытался звать помощь, кричать, но никто меня не слышал. Вдруг, медленно стала открываться горящая дверь спальни родителей. И как только она открылась, из столба пламени стал выходить человек, красный, будто его полностью обожгло. Его глаза горели желтыми огоньками, а рот был полностью зашит. На руках у меня появилась кровь, много крови, которая стекала по лавочки на пол. Этот человек стал медленно выходить из пламени, на его голове были видны рога, а руки будто слиплись с телом. Внутри человека была большая дырка от толстого лезвия, из которого медленно вытекала кровь, а сам человека пытался что-то сказать, что-то вроде:  

–За что.. Зачем…  

Но я не понимал этих слов, я даже не заметил как вокруг меня обвились раскаленные цепи. По телу пошла невыносимая боль. На лице появилась повязка, а передо мной, возле стола, уже стоял тот человек. Он упал на колене и стал молить о пощаде:  

– Не нужно, нет! Пощади!  

Я пытался что-то сказать, но мой рот был связан, а рук и ноги связанны цепью. В глазах стало темнеть, стала обрушатся крыша и стены, в глазах стало так темно, что я уже видел происходящего и все медленно стало стихать, я уже не слышал не криков, не искр, ничего. Я медленно погрузился в сон…  

Спустя какое-то время, я просыпаюсь на сгоревшем лугу, хоть этого пока и не замечаю, с кривым ножом в руках и весь замазан кровью, но не своей. Я, облачившись на столб, который стоял в поле вижу перед собой человека, согнувшегося, стоящего на коленях, на котором уже почти нет кожи, вокруг много крови и повсюду лежат пара трупов других людей. Обернувшись слегка назад, я замечаю, что дом, в которым мы жили сгорел, ничего не осталось. Я медленно подползаю к человеку, который стоит на коленях передо мной, откидываю его обугленную голову назад и вижу… Что это мой отец! Я вижу дырку пробитую у него на груди, вижу много крови. И вот черт я понимаю, что это сделал все я! Что я обронил свечу, поджог дом, да и еще проткнул собственного отца ножом! Но как? Я помню лишь только того человека, который выходил из комнаты родителей, я никого ведь не убивал, я не мог этого сделать! И вот я начинаю говорить себе под нос сумасшедшими словами:  

– О-о-о, это сделал тот незнакомец, да-да, это он сделал, это его рук дело, я разыщу его и убью!  

Я медленно встаю с земли, выкинув нож на землю. Я оборачиваюсь и смотрю назад, где была тропинка к нашему дому, со стороны озера. Я замечаю, как позади меня, метров в десяти стоят люди, другие семьи. По-видимому они стоят здесь давно. Некоторые женщины плакали и рыдали, детей уводили по своим домам, мужчины стояли почти рядом со мной держа в руках косы и вилы. Через минуту, ко мне подходит один мужчина, он был отцом высший семьи. Человеком, которым был главном в деревни и раздавал земли другим семьям. Он подошел ко мне держа старый меч своего отца в руках. Он неспешно подходил ко мне и говорил в медленном темпе, смотря на меня придирчивым взглядом:  

– Дасклер, зачем? Зачем ты убил свою семью? Из-за тебя чуть не сгорела вся деревня!  

Я обострёно смотрела на мужчину, державший на меня меч. Я уже сугубо понимал, что это натворил Я. И что-то шепча себе поднос, опусти глаза на землю начал говорить:  

– Этот сахар… Он дает силы, упругости и отчаянья.  

На моем лице появилась леденящая улыбка, на лбу стали появляться темные точки, а глаза помутнели. Я уже не слышал этого мужчину, мне все больше хотелось вновь употребить этот сахар. Он будто манил меня как «Лунная трава». И тут, мимо моих ушей проскакивает голос:  

– Ты будешь находится у нас в подвале, в цепях, пока мы на совете не разберемся, что с тобой делать. Так, быстро на колени и руки за спину! – Сказал мужчина впереди меня.  

Я встал на колени, но руками прикоснулся к земле. Мужчина стал медленно подходить ко мне и в тот момент, когда он стоял уже почти рядом со мной, я быстро правой рукой схватил кровавый нож, лежащий неподалеку, и проткнул грудь мужчины с мечом, что он даже не успел отреагировать. Все вокруг вздрогнули от страха и стали разбегаться в разные стороны, а я прислонил тело мужчины к себе и тихо на ушко сказал:  

– Не указывай мне, ты мне не отец.  

Мужчина не мог ничего ответить, поскольку быстро захлебывался в собственной крови. После сказанных мною слов, я вытащил нож из его груди и уже тело откинул назад. Я сильно вздохнул и осторожно повернулся в сторону сгоревшего дома, чтобы найти тот самый мешочек «Огненного сахара». Крепко зажав нож в руках я не спеша пошел в сгоревший дом. Из далека, со стороны других домов деревни, можно было уже услышать крики о помощи других людей, а некоторые с топорами и вилами выходили уже бежали в мою сторону. Войдя внутрь и обыскав дом, а точнее то, что от него осталось, я не обнаружил Огненного сахара. Но потом, на мгновение, мне привиделось видение… «Все в пламени, слышны крики людей и вокруг пролито много крови. Вот! Я вижу старый, отцовский сейф. Я открываю его и ложу туда мешочек. Через мгновение слышу голос матери:  

– Нет, остановись, пожалуйста не надо.  

Но потом, где-то за моей спиной обрушивается большая, деревянная балка. И я больше не слышу голосов, только лишь звуки пламени. »  

Это было воспоминание. По-видимому сахар именно так подействовал на меня. Мой разум стал затуманен. Я уже не понимал, что происходит вокруг. У меня будто появилась непомерная жажда. Я вновь хотел употребить напиток с добавкой этого Огненного сахара.  

Тогда я быстро открыл этот, еще горячий от пламени сейф, и обнаружил там не только тот самый мешочек с сахаром, а еще старые, драгоценные реликвии своей семьи. Это были разные статуэтки, украшения, кувшины и т. д. Я быстро взял мешочек и сразу же побежал в сторону озера, поскольку я слышал, что в нескольких метров от меня уже много людей, собравшиеся по-видимому убить меня за содеянное. Я хоть и быстро бежал по большому, засаженному кукурузой полю, за мной бежали некоторые люди. Прошло некоторое время и я все-таки добежал до озера. Рядом с озером, у небольшой пристани, росли высокие камыши, в которые я с трудом залез. Пробираясь через камыши и трясину, которая медленно тянуло меня на дно, где-то в центре камышей я обнаружил старую, почти затонувшую лодку. Я быстро взобрался на неё и лег на мокрое, заросшее водорослями дно лодки. Я просто лежал и смотрел на голубое небо, зажав в руках и прижав к груди мешочек с немного просыпанным Огненным сахаром. Я закрыл глаза. Теперь я слышал только голоса селян и панику. Голоса постепенно пропадали. Все медленно стихало. Я заснул…  

«Вот перед мной стоит Ильвия. Вокруг ничего нет. Я вижу лишь только библиотеку, осевший на землю туман и светлое, радостное лицо Ильвии. Она улыбается мне. Она держит в руках книгу, которую я взял тогда в библиотеке. И вот, я начинаю понимать, что тогда, когда я её в последний раз видел, она хотела мне что-то сказать. Но черт я не слушал, я глуп, я очень глуп. Она протягивает мне свою руку, а потом, этой же рукой указывает на мой дом, сгоревший дом. Я оборачиваюсь на сгоревший дом, а потом вновь поворачиваюсь в сторону Ильвии. Она медленно исчезает в тумане, а потом, библиотека начинает гореть. Я пугаюсь и делаю несколько шагов назад и сталкиваюсь с человеком и... » Я просыпаюсь. Это был сон. На улице вечер, сильно дует ветер и от небольших волн озера, вода попадает прямо на меня в лодку. Я медленно встаю с лодки. Я постепенно вхожу в своё сознание и понимаю, что я натворил. Я понимаю, что должен покинуть эту деревню, но у меня такое чувство, что я должен пойти к Ильвии. Даже не знаю, что я буду ей говорить, но почему-то я очень хочу с ней поговорить. Я вылезаю из лодки и быстро прохожу через камыши. Пройдя камыши, я медленно, чуть присев, начинаю идти в сторону библиотеки. Во всей деревни горят факелы и по тропам деревни патрулируют люди с разными видами оружия. Я осторожно прошел первый дом, скрытно пробрался через патрулирующих и быстро добрался до библиотеки. Я понимал, что библиотека будет закрыта в такое время, да и еще из-за моих совершений, скорее всего на несколько замков. Я обошел библиотеку и с задней стороны библиотеки, на крыше обнаружил открытое окно, которое и по-видимому вела в комнату Ильвии. Я стала медленно зализать по стене, цепляясь за уступы. И вот я залез в окно и увидел Ильвию. Она сидела за столом, спиной ко мне и что-то писала в тетрадь. Я сильно боялся, что Ильвия будет кричать и звать на помощь. Я старался медленно подойти к Ильвии и сказать ей тихо, шепотом на ушко, но. Сделав пару шагов, деревянный пол заскрипел и Ильвия резко повернулась в мою сторону и быстро встала со стола.  

– Постой, не кричи, не надо. Я боюсь себя не меньше тебя. – Шепотом я сказал Ильвии.  

Ильвия, с испуганным видом, прижалась к стене и глубоко дышала.  

– Не убивай меня, убийца! – Сказала она.  

– Я не хотел никого убивать, не хотел! Пойми пожалуйста! – С испугом сказал Я.  

– Что тебе нужно!? У меня ничего нет! – Сказала Ильвии, смотря на меня острым взглядом.  

– Пойми, я не хотел никого убивать, это все тот незнакомец! Я… Я не понимаю как это произошло. Я просто хотел увидеть тебя. Ведь меня больше не будет никто слушать. – Сказал Я.  

– Черт, не надо! Я прощу тебя! – Сказала мне Ильвия повышая тон голоса.  

– Потише, пожалуйста. – Ответил Я. – Я лишь хочу сказать, что это был не я, надеюсь ты меня поймешь. Это…  

– Уходи. – Сказала Ильвия, перебив меня.  

– Но…  

– Нет! Уходи, я не хочу тебя видеть, мне было достаточно видеть, как ты убил «Старшего отца». Уходи, или я буду кричать. – Вновь перебила меня Ильвия.  

В тот момент, я почувствовал как потерял все. Я потерял дом, потерял семью, даже надежду на объяснение. Я развернулся, подошел к окну и выпрыгнул. Накинув капюшон на голову, я не спеша пошел в сторону леса. Пройдя пару метров, я дошел до деревенского колодца, где все набирали воду. Я остановился у колодца и присел рядом. Меня настигла разительная злость. Я осознал, какую ошибку я совершил. Я понял, что этот сахар — зло. Я вытащил его из своей куртки и со злости бросил прямо в колодец. Я облокотился на колодец. Мне было стыдно за все. А потом был резкий мне по голове каким-то тяжелым предметом. Я упал и отключился. Я так и не видел, кто это был.  

Спустя некоторые время, я очнулся в каком-то старом подвале, привязанным веревкой к стене. Я был пойман. Передо мной стоял мужчина и смотрел на меня. В глазах все расплывалась и я не видел, кто это был, но я слышал, что он мне говорил:  

– Теперь парень, мы отправим тебя в Стратгольд, думаю тебе понравятся тюремные камеры этого города.  

И потом, этот мужчина ушел, оставив меня в темноте. Мне оставалось теперь только ждать, когда городская стража меня заберет и уведет в темницу, а может еще и казнит.  

Прошли одни сутки. Но ко мне в подвал так и никто не входил. Я был голоден и хотел пить. Через мгновение, я почувствовал запах дыма сверху. Но никто так и не пришел. Прошли вновь еще одни сутки. Я был полностью истощен. Запах дым не переставал уходить. Из-за сильного голода и жажды, я стал дергаться, вертеться, пытаться выбраться из веревки. Долго пытаясь, я вытащил одну руку петли. Я стал дергать и другую петлю, но она не поддавалась. Я стал искать в темноте хоть какой-то острый предмет, чтобы отрезать веревку. И вот! Я нашел старую, кривую пилу. Я быстро принялся резать веревку, что по неосторожности порезался, но веревку обрезал. Из-за сильного истощения, я стал ползать и искать выход из этого подвала. И вот, я нахожу дверь, которая была выбита. Я открываю дверь и выхожу из подвала держась одной рукой за живот. Выходя к свету, меня сильно ослепляет. Я ничего не вижу, но слышу голоса и крики, слышу звуки огня, чувствую дым. Когда я протер глаза, я увидел настоящий ужас. Вся деревня была в огне, а повсюду была кровь. Люди как бешеные резали друг друга и кричали. Дом, в котором я стоял, был уже обрушен и сожжен. Я упал на колени. Все дома горели, люди убивали друг друга, по всей дороги текли реки крови, которые прям-таки впадали в уже красное озеро. И нет, это не было не сном, не видением. Через мгновения я вспоминаю, как совершил еще одну, огромную ошибку, когда кинул мешочек с Огненным сахаром в колодец. Я понял, что все люди испили из него за два дня и стали такими же не управляемыми, как и был я. Я был очень слаб, и уже не мог идти. Я просто сидел и наблюдал, как люди убивали друг друга. В их глазах можно было разглядеть ярость, а в душе ненависть ко всему, что попадалась у них на пути. Я вновь уснул от усталости на полусгоревший лавочки, в надежде, что все исчезнет и будет как прежде. Но нет…  

Прошло некоторое время. Я очнулся в старой, набитой трупами телеги и сказал лишь одно слово:  

– Воды..  

И потом, еще через некоторое время, я уже очнулся в лазарете, в каком-то военном лагере. Только потом, когда я встал на ноги, я услышал от солдат, что в этой деревни выжил только я. Некоторые стали меня спрашивать, что произошло, как я выжил и т.  п. Но от страха я просто сидел и молчал. На сколько я был глуп тогда. И потом, я решил. Что может быть когда-нибудь, я изменю свою жизнь. И после этих долгих расспросов солдат, которые уже посчитали меня сумасшедшим, я отправился в странствия. В надежде, что на этих землях, я уже не причиню бед другим.  

Никита Хэйвуд (Заранее извиняюсь за ошибки в тексте)

| 51 | оценок нет 03:17 29.12.2017

Комментарии

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.

YaPishu.net 2017