Ради одной улыбки

Рассказ / Детектив, Мистика, Проза, Реализм, Фантастика, Философия
Шестилетняя девочка Лэсси чрезвычайно умна для своего возраста. Ей даже иногда кажется, что она старше, чем есть, хоть этого и не может быть. Жизнь полна сюрпризов, почти каждый день случается что-то странное - это знаки из прошлого, на которые другой мог и не обратить внимания. Кажется, она многого не знает о себе... И, когда Лэсс остаётся у бабушки и замечает в шкафу книгу некой Норы, невероятная истина начала приоткрывать свои двери... Девочка, действительно, была права. Но она и не представить не могла- насколько!
Теги: девочка смерть ребенок книга гений дар
Группа: 2017 г.

 

(по мотивам реального сна)  

 

Перед большим стеклянным зеркалом стояла девочка. Ей было не более 6 лет, и белые локоны застилали маленький лоб. Старая женщина с ножницами в руках усердно срезала локоны и щебетала, что сейчас сделает модную стрижку.  

–Долго ещё? – высокий голосок девочки полнился слёз. Старуха, казалось, не слышала их и продолжала обрезать волосы.  

–Ты очень давно не стриглась! Заросла, как зверь, стала! Сколько я говорила тебе – ниже плеч волосы недолжны быть. Тебе не идёт с длинными.  

–Но и они были чуть ниже плеч…  

Старуха намеревалась обстричь бедняжку почти полностью. Наверное, потому, что она и сама любила короткие волосы. Пышная тёмная шевелюра торчала во все стороны. На носу висели огромные очки с толстым стеклом.  

–Мама…  

Старая женщина вздрогнула. Кажется, даже улыбнулась. Она отчего-то всегда делала так, когда дочка её так называла.  

–Ты что-то хотела?  

–Спросить… Когда я смогу отправиться к бабушке Бэкке?  

–Сегодня она на работе. Ты же знаешь – после – это после шести.  

–Я сяду на автобус сама. Можно?  

Старуха снова налилась гневом.  

–Даже не смей думать об этом!  

–Но тогда с бра…  

–Твой брат не поведёт тебя! Он тоже маленький. Ты забыла?  

–Ему уже 16…  

–Как вроде бы это так много! Вас поведу я! Если Фредерик не хочет навестить Бэкку, поедешь только ты.  

–Хорошо…  

Девочка с грустью опустила голову. Обстриженная, теперь она больше напоминала одуванчик, чем ту златокудрую принцессу, коей была всего несколько часов назад.  

–Почему ты всегда стрижешь меня так коротко?  

Старушка-мать обернулась. Она уже решила оставить дочь, но теперь повременила и оглянулась.  

–Лэсси! Сколько можно тебе говорить – с твоей формой лица…  

–У меня обычная форма…  

–…тебе идут только короткие стрижки! Всё. Я немного отдохну.  

–Хорошо, мама.  

В мутном огромном зеркале отразилось заплаканное личико. Большие серо-голубые глазки. Пухлые щёчки. Маленькие ручки и белое-белое платьице.  

«Мама слишком строга ко мне… – размышляла девочка, изредка кидая взор на отражение, – Она строга даже в том, в чём другие дети моего возраста имеют полную свободу... Вот, к примеру, прическа, с чего она взяла, что мне идут только стрижки? Никто не говорил так. Это она выдумала… Сама… Вот бы сама стриглась. Хотя так и есть. Но я видела её фотографии… – малышка на мгновение изумилась, – Мама слишком изменилась лицом. У неё изменились даже черты лица… Если это возмо… Нет, так не бывает, я знаю. Генетически и биологические подобное явление сводится к нулю совпадений…» – она оперировала терминами и думала о наследственности с такой лёгкостью, как если бы это было просто плёвое дело. К слову, никто не знал, что у малышки есть такие познания и откуда. Она никогда не говорила ни с кем на серьёзные темы, но в мыслях была слишком глубока и откровенна.  

«Сегодня я пойду к бабушке Бэкке…» – под бабушкой она имела ввиду совсем седую старушку, которая с большей вероятностью являлась бы бабушкой её маме, однако всё было не так.  

«Бэкка стала очень рассеянной и часто сидит и вяжет. В это время я могу просто спокойно сидеть. Просто думать… Её, кажется, не волнует, почему я в свои шесть лет, веду себя так «правильно». Этому есть объяснение, – но мне никто не поверит… Мне кажется, что я уже взрослая. Кажется, что я что-то помню. Я никогда не учила этого, но мне кажется… такое чувство, будто некоторые вещи я получила сразу же при рождении…  

И к слову о нём. Мама слишком стара. Ей уже почти 60, мне – 6, почему она родила меня так поздно? Это странно. Мне кажется, что неспроста…»  

–Лэсси, ты долго? Я уже не могу ждать! Ты слишком долго собираешь…  

–Иду, мама! – короткий ответ успокоил старушку. Она перестала беспокоиться.  

«Мама слишком строга… – по-прежнему кружилось в мыслях девочки. – Но я знаю причину и этого явления… Она столько лет проработала в школе. Уволилась лишь за год до того, как родилась я. И папа строгий – тоже учитель. И бабушка… Странно так, неслучайное совпадение, но это правда. Наверное, и мне уготована подобная учесть… Но я не хочу. Вижу себя в ином деле…»  

–Сегодня холодно, не забудь свой шарф!  

Лэсси незаметно пробралась в кухню.  

–Я только попью водички и… иду, иду! – под этим предлогом она посмотрела на градусник. «Снова 19 или 20! Ну почему она говорит, что холодно? Ничего подобного… Это наоборот – жарко. »  

–Лэсси!  

–Уже иду…  

Последние мысли девочки были прерваны. Дальше последовал разговор:  

–Мне сказала учительница… – начала старушка-мать, её тон был строгим, она точно добивалась этим узнать ответа. – Ты что вправду решила все заданные примеры?  

–А что их решать? Там просто всё… Мы изучали состав числа девять…  

–В таком случае тебе не в первый класс надо, а сразу во второй…  

–Учительница так и сказала!  

Мама что-то хмыкнула и, остановившись, завязала покрасивее бантик на голове Лэсс.  

–Ну, во второй класс ты не пойдёшь… – точно говоря сама с собой, вслух размышляла она, стоя на остановке и дожидаясь автобуса.  

–Братик не захотел идти…  

–Я догадывалась! Он только в компьютере любит сидеть! Стрелять без конца и резать, убивать неповинных…  

–Мама!  

Автобус уже почти подошёл.  

–Мы опоздаем!  

Но женщина точно не слышала её.  

–Ой… да, садись… – она опомнилась быстро, после стала вздыхать.  

–Мам, с тобой всё хорошо?  

На обвязанную бантами девочку в толстой куртке глазел почти весь автобус.  

–Зачем она её так… жарко ведь, – прошептал кто-то в самом дальнем углу.  

–Так это Хелен. Она умом тронулась… Ты что не знал?  

Мужчина покачал головой и больше не смотрел в сторону старушки.  

–Ты как неместный! О ней же весь город знает…  

–Значит, теперь не весь…  

***  

У порога бедной однокомнатной квартиры седую женщину с ребёнком встретила ещё более седая старушка.  

–Здравствуй Лэссечка! – сладко начала последняя, девочка нехотя прильнула к ней, обняла. Объятия почему-то не нравились ей, и каждый подобный жест казался девочке публичной показухой. Поэтому она каждый раз опускала глаза, чтобы не встречаться взглядом с бабушкой, да и не только с ней – каждым, кто хотел обнять или поцеловать её.  

–Она сегодня у нас красавица! – начала мама.  

Хелен стащила с девочки шапку и распушила короткие волосы.  

–Смотри, ма!  

Бэкка заулыбалась, но лишь на время, после быстро скрылась, сославшись на подгоревшую кашу.  

Лэсс сбросила с себя тяжёлое розовое пальто и расправила платье, после побежала в комнату. Море игрушек стояло так же, как и в прошлый раз. Зайчики, медвежата и куклы смотрели на свою хозяйку с грустью и выглядели как-то уставши. К слову, игрушки эти были старые. У некоторых поломались усы, у кого-то потерялся глаз или рука. Например, у большой куклы Наташи потерялась рука и волосы были давно нечесаны.  

–Они сегодня цифры закончили учить… На следующее занятие задали повторить фигуры и стороны света… А ещё по чтению – читать небольшие тексты, выучили букву «Р»… – подслушала девочка, стоя между дверьми и стенкой. Она часто так делала, и никто не видел её. Какая-то странная атмосфера расслабленности съедала её, а каждое новое движение напоминало ей дежавю. Это такое явление, когда всё, что происходит сейчас, кажется, уже случалось. И подчиняясь лишь ему одному, жила она уже который год. От самого первого воспоминания.  

Осмысленность пришла к Лэсс раньше, чем к другим детям в её возрасте. Ещё не умев ходить, она мыслила длинными предложениями, а пред глазами постоянно возникали какие-то картинки. Эти самые сцены – игрушки, походы к бабушке или в кино, занятия в школе, друзья и споры с ними – всё это мало-помалу начинало случаться и с ней. Например, в следующем году Лэсс должна была поступить в школу… Подготовительные занятия скоро окончатся, и можно будет вздохнуть.  

–Лэсси, дорогая! Я купила тебе много конфет… – закричала из кухни Бэкка. Девочка молча повиновалась и пошла на встречу с новыми вкусами. Не сказать, что она была сладкоежкой, но она никогда не отказывалась от подобного шанса. А ещё ей казалось, что когда-то она любила конфеты больше, чем было сейчас.  

–Ты же знаешь, они разонравились мне…  

Но бабушка почему-то не могла вспомнить причины.  

–Я говорила тебе, купи лучше шоколадные…  

–Наверное, ты говорила так маме…  

И нова прошёл один день, точно околдованный странным величием дежавю. Лэсси играла в куклы, после они делали задания. Старушка Бэкка заснула чуть раньше, и девочка долго лежала в кровати, думая о чём-то своём… Почему-то в сей миг её глазам предстали безграничные просторы космоса, таинственные миры и планеты… И всё было так ярко и живо, как будто вчера или часом ранее она видела их воочию!  

***  

На следующий день Лэсс упросила мать остаться ещё у бабушки.  

–Хоть на чуть-чуть! Один денёчек… пожалуйста… – просить у неё получалось мастерски. От этого она чувствовала себя гордой, хотя будет правильнее сказать, Лэсс не без этого слишком баловали родители.  

–Хорошо. Но вечером папа заедет за тобой.  

–Я согласна.  

Девочка положила трубку и стала следить за бабушкой. Та предложила ей вышивку и показала свои разные нитки.  

–А хочешь сама?  

Вскоре на канве, больше походящей на платочек, появился красный цветок. Большие красные лепестки тюльпана, зелёный изогнутый стебель и листья. И снова это странное чувство! Она видела этот помятый старый платочек… Он ведь уже столько лет хранился у бабушки под лампой! Девочка кинулась, вскочила и посмотрела на стол, но там стояла другая лампа, точь-в-точь такая же, как была здесь, задолго до той.  

–А давай теперь почитаем?  

Девочка подскочила к стеллажу книг и стала водить пальчиками по строчкам. Бабушка наивно думала, что Лэсс едва умела читать, но это было неправдой, и даже самые сложные названия – даже на других языках – давались ей легко и были понятны.  

–Что вы изучали на подготовке? Букву «р», Хелен сказала…  

–Нора Хартрайт… А это кто? – кажется, её привлекло именно большое число «р», а может, просто обложка.  

Бабушка тут же вздрогнула.  

–Давай другую книжку!  

–А эта про что?  

–Про любовь… сказка…  

–Сказки я очень люблю!  

Пришлось запомнить название.  

***  

–Фредь! – девочка вприпрыжку подбежала к брату и вытащила из-за спины сумку.  

–Что?  

–Я тут такое нашла! Смотри!.. – она, задыхаясь, показала ему какую-то книжку.  

–И… – он смолк. – Нора Хартрайт?  

–Ты знаешь, кто это?  

–Нет, не читал… – тут же затряс головой брат.  

–Пусти меня к компьютеру… посмотреть…  

–Мама не разрешает тебе, ты забыла?!  

–На пару минут… прошу…  

Но старушка была неподалёку.  

–Что у вас там происходит? – тут же подбежала она. Дети скрыли о правде. Лэсс засунула книгу обратно в сумку, а будучи у бабушки, спрятала её под диван.  

«Мне нравится это имя… Почитаю, когда заснёт! » – решила она и забыла. А после уборки найти не смогла, в шкафу также не было этого автора.  

***  

Таинственно исчезнувшая книга внезапно нашлась в квартире у мамы. Точнее не она, а ещё один экземпляр, другая такая же книга. Это была довольно лиричная повесть, полная ярких красок и приятных эмоций. Словом, после прочтения маленькая Лэсс была прямо таки без ума. Но что больше всего удивило её – знакомый мотив повествования. Даже сама структура предложений, они точь-в-точь соответствовали тому внутреннему голосу, который, как ей казалось, рассказывал детские сны. Возможно, ей показалось. Детям свойственно копировать чужие черты.  

Ещё одну книжку этого автора девочка нашла в чулане. Там была куча каких-то старых журналов и вырезок, многие – о литературе и городе. Она не вчитывалась в их смысл, но явственно запомнила одну картинку – девочку с книжкой в руке. На фоне её – огромный куст белых роз, а вдали проступают очертания дома… В статье писали, что это – и есть Нора. Та самая, Хартрайт, и что второе это псевдоним.  

Вторая книга так же произвела на малышку особое впечатление. В первую очередь – красотой, девочка влюбилась в строки, они притягивали её, и она каждый свободный миг теперь проводила сидя на большой подушке под шкафом. Каждый раз, когда оставалась наедине с занудным престарелым отцом, она листала страницы и изучала чужие миры.  

***  

Девочка росла быстро, а время тянулось медленно. Её волосы норовили снова стать длинными, и седая мать всё время их стригла, а бабушка Бэкка заставляла малышку играть в куклы и учить элементарные вещи, которые, как казалось самой девочке, она знала уже триста лет.  

Ей были не интересны игры и простые шалости, но она ни за что не подавала о том вида, молчала, не смела позволить себе разговор-признание. Она точно знала откуда-то, что «лучше молчать о проблемах, чтобы не получить их вдвойне. » И пусть эта истина немного неправильна, она жила, слушая лишь её. Во всём остальном была нормальным здоровым ребёнком, весёлым и жизнерадостным, с явными способностями к вокалу. Девочка чувствовала музыку так, как если бы выросла в семье музыкантов. И, учитывая довольно немолодой возраст своих родителей, часто шутила с ними на этот счёт. Мама не понимала шуток. Бабушка тоже не любила. Лишь папа, а по правде, седой и сморщенный дед, улыбался одними губами… Лэсси не понимала причину этих странных эмоций, хотела найти ответы, но не знала и близко, сможет ли их найти.  

Она не была близка и с братом. Фредерик был для неё слишком серым, да и тот не горел желанием общаться с «мелкой девчонкой». Он всегда был зол, плохая учёба изрядно портила нервы, и потому атмосфера в семье творилась не самая лучшая. Лишь Лэсси, как говорили все, и даже знакомые мамы, была единственным лучиком света, ярким и живым, точно солнце. Не зря же у неё были такие красивые золотистые волосы? Она улыбалась всем и даже совсем незнакомым, а как только пошла в первый класс, стала самой умной и уделяла большее внимания не учёбе, общению, а потому имела море друзей.  

Она практически не готовилась к занятиям и не учила уроки – она знала всё, и, даже листая учебники брата, кажется, понимала, что сможет понять и их. Сложнейшие формулы интегралов и задачки по органической химии… Это было сложно объяснить, но, к счастью для всех, оно же оставалось тайной. Лэсси просто говорила, что умеет быстро учить, и ей верили. Все. Даже мама, но больше всего, кажется, верила Бэкка, эта седовласая старушка-бабушка потакала всем желаниям девочки даже больше родителей… Впрочем, на то она и бабушка. Фредерик замечал за ней тоже.  

***  

Однажды, вернувшись со школы, Лэсси отправилась к бабушке. Она снова читала книжку, и бабушка, как не отговорила её взять что-то «попроще» или на её возраст, смирилась с тем, что её внучка – ярая поклонница Хартрайт. Она просто махнула рукой, и девочка уже читала про звёзды, сказочные миры открывались перед ней один за другим. Бабушка, тоже, наверное, была фанаткой. Не зря же в её квартире отыскалось не менее трёх десятков книг этого автора! Теперь просто скрывала, не хотела прослыть фантазёркой. В жизни Бэкка была очень практичной, и сложно было бы представить, что в душе она мыслит фантазией.  

–Откуда у тебя столько?  

–По молодости было… читала… – как-то уклончиво отвечала та, хотя Лэсс и сама знала, что бабушка перечитала всю библиотеку. И это не миф, про образованность Бэкки, кажется, знал весь город. Не зря она, ещё каких-то пять-шесть лет назад возглавляла высокую должность – была директрисой школы. А книги любила с детства, тогда в селе просто не было других развлечений. Почти сто лет назад… Это было понятно.  

–Почему ты ушла из школы? Мне бы помогла…  

–Старая, видишь, какая!.. – она постоянно указывала на голову, жаловалась на болячки и сердце. И это понятно – возраст…  

–Просто и ты ушла, и мама… А вокруг столько незнакомых людей! – малышка не учла одно, а возможно, даже не знала, что ушли они в один год.  

–Папа твой работает ещё. У вас когда-нибудь будут уроки искусства…  

–Но только в пятом классе! Или седьмом… – Лэсси глубоко вздохнула. Эта мысль слишком расстроила её, заставила стать очень грустной. На самом деле девочка просто боялась оставаться одна. Это было как фобия и, кажется, с самого детства.  

***  

Однажды Лэсс прочитала роман. Это была её первая книга столь большая по объему, и снова – Хартрайт. Не удивительно.  

В ту же ночь ей явился Он, крылатый парень из книги. Сначала стоял вдали, после подошёл, крепко сжал руку. Белый пух овеял её, как магия, и вместе они стояли, после сидели где-то.  

Этот милый мальчишка, возрастом не старше её брата, которого, как она запомнила, звали Ориби, по-прежнему держал её за руку и молчал.  

–Почему ты ничего не скажешь? – прошептала Лэсси.  

Крылатый опустил глаза.  

–Ты помнишь меня? – наивный взгляд, огромные сиреневые глаза, дрожащий голос.  

–Нет… А откуда?  

–Как так могло выйти?..  

–Как?  

Он покачал головой, после обнял её.  

–Прошло семь лет…  

–Шесть лет после чего?  

Он вздохнул и пропустил вопрос.  

–После смерти!  

–У тебя кто-то умер?  

–Да… – больше в тот сон он ничего не ответил, а на следующую ночь явился снова и, если Лэсс, ничего не напутала, даже предложил полетать.  

 

–Кто ты такой?  

–Ты ведь читала!  

–Но это всё…  

–Только не говори: «сказка! » Это – мой мир. Иного у меня нет! А теперь и не будет…  

–Но откуда ты знаешь про книгу?  

–Это всего лишь сон…  

–И правда… – девочка тут же поняла, что находится не в своей обычной реальности. Она хотела сказать что-то ещё, но не успела, к сожалению, осознав бытие сна, многие тотчас возвращаются обратно в реальность…  

«Он хотел мне что-то сказать… Он грустил… – снова и снова думала об этом юноше Лэсси, – Но что я могу сделать для него? Где он живёт? Мне бы хотелось подружиться и… Он всего лишь персонаж книги. » – неожиданно вспомнилось ей. И слёзы залили белую ткань подушки, и солёные капельки влаги слились с цветочным принтом. Она не призналась маме, почему плакала во сне, не решилась, а после забыла. Слёзы высохли уже через час, бледная кожа приобрела розовый оттенок, и ничто кроме памяти Лэсси и памяти стен её комнаты, не могли знать или помнить, о том, что случилось ночью…  

***  

И снова сон. Крылатый мальчишка. Грусть, застывшая в его глазах.  

–Почему ты плачешь?  

–Я бы хотела узнать: почему так весела ты?!  

–Объясни мне…  

–Не хочу…  

–Ориби!  

На имя он откликнулся тотчас.  

–Если ты знаешь меня… ты знаешь и то, что случилось… – однако эта странная фраза осталась для Лэсси загадкой. – Просто пойми это, пойми! Заставь её улыбнуться!  

–О ком ты?..  

Наверное, это был просто сон.  

***  

Первый класс уже подходил к концу. За окнами расцветала весна. На головах маленьких девочек становилось всё больше бантов, на устах – прекрасных улыбок. А Лэсси была теперь очень грустная. Она не могла понять слишком большое количество вещей и не имела ни одного друга, с кем бы могла поделиться. Школьники – малыши, с ними нельзя о таком. Взрослые будут смеяться. Родные – вообще не поймут.  

Однажды она заикнулась о том, что чувствует себя старше своего возраста. Бабушка назвала фантазёркой, мама стала орать. Только брат, пожалуй, лишь он один, отнёсся к этому заявлению спокойно – без истерик, выслушал всё до конца.  

–И что же тебе кажется?  

–Я не знаю, как это объяснить…  

–Ты ещё маленькая, вам свойственно всё придумывать!  

–Но я не придумываю!  

Фред согласился довольно быстро и, кажется, позабыл о том, что они вроде бы были в ссоре.  

–Тогда расскажи всё!  

Коснулись и странного сна.  

–Маме не говори, прошу!  

–Как скажешь…  

Последнего Лэсси боялась больше всего. Она знала, что брат первоклассный болтун, и вскоре всё, сказанною нею, будет знать весь дом или весь класс, или хуже – вся школа!  

–Я не скажу, – вдруг, став серьёзным, повторил он, точно прочитав тревожные мысли сестрёнки.  

–Хорошо. Но дело в том, что я и сама ничего не понимаю. Нечего тебе мне сказать!  

***  

Они сидели вечером на чердаке и рылись в старых вещах. Лэсс часто смеялась, а Фред рассказывал разные истории. Мама то и дело названивала своему сыну – подняться по лестнице вверх ей было намного труднее.  

–Нет, мам, всё нормально! Просто сидим с Лесей. Болтаем. Никаких секретов!  

Порой казалось, Хелен читает мысли…  

–Ой, смотри! – брат натолкнулся на какой-то странный мешочек.  

–Что это?  

–Заглянем? – он смахнул пыль.  

Девочка тут же чихнула.  

–Сейчас мама придёт…  

–Нет, позвонит. С её коленями она точно сюда не залезет…  

–В этом, Фреди, ты прав!  

В мешочке оказались волосы.  

–Какие длинные…  

–Да, весьма! Почти что по пояс.  

Сестра ухватила сверток и тут же приложила их к себе.  

–Цвет прямо, как мой… Один в один!  

–Это мамины… – нервно оглядевшись по сторонам, сказал он, – Она раньше отращивала…  

–Я видела на фото…  

–Она там совсем молодая…  

–А почему она сейчас так не любит?  

–Не знаю. Может, надоело. Тяжело ей…  

–Ты прав… -Лэсси снова вспомнила фото. Она видела их давно, примерно в начале года, там мама была на себя не похожа, только глаза, остальное как будто чужое. И вот снова странное упоминание тех лет. Грусть в маминых глазах давно застыла, окаменела, как бы хотелось ей заставить её улыбнуться!  

Улыбка… Тут она вздрогнула. Стала смотреть дальше, раскрыла какой-то конверт. Газета. Начало 21 века. 2016 год. Там было написано про Хартрайт и какой-то конкурс, а после про то, как она стала членом Писательского Союза их города.  

–Ничего себе! А я и не знала…  

С уголочка газеты на неё снова взирало то фото. Девушка с грустными глазами и книгой в руке, позади – розы. И тут она заметила ещё кое-что – розы на заднем плане! Там есть одно небольшое темное пятно. Фото чёрно-белое, и потому сложно сказать, что это. Тень или нет? Сперва она думала так, но сейчас в голову пришла другая мысль: волосы! У Хартрайт были длинные светлые волосы. Точь-в-точь, как у мамы!  

***  

Лэсси сидела в комнате и читала последний рассказ. Остальные произведения Норы она знала уже почти наизусть. Этот, имеется ввиду, книжка, она нашла её на балконе, тоже почему-то спрятанную. На сей раз – стихи, очень лёгкие и красивые. Лэсси не знала, что Нора была и поэтом, а сама она поэзию очень любила, зачитывалась, каждый раз сравнивала её с музыкой. Лёгкость рифмованных строк напоминала тихую песню.  

Она сидела на полу и выкладывала там же в линию все книги своего любимого автора. Самая первая, про космос, была написана ещё в 2014, точнее опубликована. Остальные спустя пару лет. Самая «новая» – 2020 год. Вероятно, именно тогда бабушка увлекалась этими книгами. Хотя странно, как было объяснить следующий случай? Буквально на днях она с Бэккой ходила в Торговый Центр, там она покупала себе книги: об истории, науке, несколько по профессии. И книгу Хартрайт! Старую. Не из тех, что десятками стояли на витрине почти в каждом книжном нашего города (если я забыла сказать, Н. Хартрайт была здесь едва ли не знаменитостью), а старенькую, потрёпанную, 2018 года выпуска. Здесь было что-то странное. И дело, кажется, не в цене. Наоборот, «старинная» книга стояла вполовину дороже! Это Лэсс никак не могла объяснить. А ещё, бабушка купила ту книгу, рассказы которой она уже читала в другом сборнике, тематическом собрании 2019 года, то есть те произведения, которые у бабушки уже были.  

И тут она кое-что заметила. Одна повесть всё же выбивалась из списка. Та, что нашлась на балконе, у неё и бумага была поновее, и картинки лучше. И надпись – издательство Орибень, город Сан-Сай, 2021 год! Она пролистала её ещё раз и нашла ту же надпись в конце.  

«Выходные сведения не могут врать! » – тотчас подумала она, но от открытия своего больше ничего не выяснила. Лишь через пару дней, дочитав стихотворную повесть (да-да, тут я ничуть не ошиблась, у Хартрайт было много подобных экспериментов), она заметила один странный момент и расстроилась. Последний лист, на котором были написаны отзывы современников Хартрайт и её биография, был разорван так, что осталось только начало.  

Она родилась в 1995 году! Значит, в 2014 ей было всего 19 лет? В 19 издала первую книгу. В 21 стала членом Союза Писателей. А потом… Самое интересное скрыто от глаз!  

–Мам! – на звонкий голосок тут же прибежала старушка.  

–Ты что-то хотела? Ах…  

–Эта книга… почему она порвана?  

Хелен рассеянно пожала плечами.  

–Как будто ты не знаешь, кто у нас тут всё рвёт? Да ты же, наверное, когда была маленькая! Или брат… Или наш пёс! – она стала говорить идею одну за другой, совершенно не думая о том, что так много «правды» тоже не может быть.  

–Я нашла её пару дней назад на балконе! До этого она была спрятана в какую-то банку… Так папа сказал. А там пыльно… Брат там не бывает! Это сделал не он! И не я!  

–Тогда не знаю! – обессилев, прошептала Хелен и медленно пошла к выходу.  

–Просто она такая красивая…  

–Знаю…  

–Ты тоже читала?  

–Да…  

–И так жаль, что листок разорван!  

И тут Лэсси поняла, что она сделает: заставит брата помочь! Возможно, он что-то знает… Но утверждать нельзя.  

 

–Фред?  

Рыжие всклокоченные волосы тут же обернулись на зов.  

–Чего тебе?  

–Один момент… Помоги мне! – девочка через силу заставила себя обнять братишку, после потащила его к компьютеру.  

–Эй, тебе нельзя к нему!  

–И ты так говоришь? Почему?  

–Но ты ещё маленькая… Там сложно.  

–Тогда помоги найти мне лишь один ответ!  

 

Фредерик смутился, услышав запрос своей сестрёнки.  

–Да что тебе с того? Помешалась… Ты только её одну и читаешь?  

–Нет, знаешь, не только.  

Для брата, который был очень далёким от книг, сказанные имена и фамилии почти ничего не значили.  

–Ну ладно. Уговорила.  

Он вбил в «поисковик» имя.  

–Смотри! Тебя интересуют её заслуги? Странный вопрос, однако…  

–Нет, чуть-чуть другое. – глаза девочки быстро бегали по строчкам, она почти не читала их, не замечая важных подробностей биографии и ища, и читая лишь цифры-годы.  

«Умерла в 2020 году. Несчастный случай…»  

–Ей было всего 25?  

Фред сухо кивнул и резко закрыл компьютер.  

–Всё! Увидела! Тебе нельзя сидеть здесь, уходи!  

Теперь в мыслях девочки зародилось ещё больше вопросов…  

***  

Она пошла в школу, а сама незаметно проскользнула в библиотеку.  

–Что тебе, девочка?  

Она сказала имя своего автора.  

–Хочу узнать информацию. Нам задали написать сочинение… – эта маленькая ложь спасла её от расспросов, а в помыслы старой библиотекарши совсем не входила проверка сказанных слов.  

–Сейчас, зайка! Я принесу… – она вернулась с увесистым томом, а после всё же задала вопрос: – А ты сама выбрала этого автора?  

–Почему вы спрашиваете?  

В глазах старушки невольно пролетела грусть.  

–Просто… Я знала её…  

–Откуда?..  

–Нора училась в нашей школе.  

Эти слова также стали для малышки новостью.  

–Правда?!  

–Я бы не стала врать… тем более тебе, малыш.  

–Мне? Почему?  

–А зачем мне кому-то врать? – библиотекарша отдала книгу и ушла. Слышно было, как за поворотом она громко высморкалась, после стихла.  

***  

«Значит, Нора Хартрайт училась в моей школе и жила в моём городе… Так вот почему в её произведениях мне чудятся знакомые места! Тот пляж, как будто наш, место, конечно, приукрашено, и события выдуманы фантастические, но суть – само место. Значит, это, действительно, оно! Гора с цветами – из другой повести, и ряд небольших домов над обрывом – все эти забавные картины так и стоял перед моими глазами! – думала малышка Лэсс и после стала ещё внимательнее. Она стала смотреть по сторонам, и в каждом уголке ей чудились строчки Хартрайт. Даже то дерево, поломанное, что растёт перед школой, у неё было что-то и про него…  

А ещё доска! » – девочка замерла, никогда прежде не обращавшая внимания на стенд с выдающимися учениками. Действительно, на одном из фото была изображена девушка лет 17-и с длинной золотой косой и в чёрных очках-лисичках. Ниже мелким шрифтом о том, кем она стала. Ещё ниже – годы короткой жизни. Теперь Лэсси знала, что посмертно Хартрайт получила огромное количество премий и государственных наград, но что ей было уже от них? Не лежать же в могиле из золота?..  

–Почему она умерла? – задалась вопросом девочка, когда пришла в библиотеку на следующий день.  

Старушка пожала плечами.  

–Ты ещё слишком маленькая знать такие горькие подробности… – и книги не дала, отказалась. Пришлось Лэсси решиться на отчаянный шаг – познакомиться с девочкой из старших классов и попросить ту принести ей книгу.  

Девочка оказалась нормальная, не задавала лишних вопросов. Кажется, она и сама писала и, как выяснилось позже, вдохновилась работами Норы. Поэтому их дружба оказалась довольно крепкой. Старшеклассницу не волновало то, что Лэсси всего семь лет, ведь малышка приврала ещё пару лет, и выглядела она взросло, а умом даже превосходила новую подружку.  

–Я принесла тебе книгу! – как-то раз сказала ей Каринда. Лэсси весело заулыбалась и обняла девочку.  

–И что там написано?  

–Это был несчастный случай…  

–Два слова? Как и в Сети?..  

–Так, значит, ты и там искала… Нет, тут написано ещё, но мало. Её убили.  

Лэсси зажала ладошками рот.  

–А ты что думала услышать, когда хотела получить ответ о подробностях? – Каринда захлопнула том. – Я правда слышала кое-что, от друзей Хартрайт…  

–Ты знакома с ними?!  

Каринда сделала вид, что не заметила, как малышка перебила её.  

–Сама нет, слышала. Это случилось однажды зимним вечером. Нора ехала куда-то или шла… Внезапно на её пути встал какой-то незнакомец, он достал нож и всадил той нож в самое сердце.  

–Какой ужас!..  

–Да…  

–А его потом нашли?  

–Какой-то дурачек, ранее судимый. Посадили в тюрьму. Скоро выйдет… Потом снова когда-то убьёт…  

Девочки обменялись печальными взглядами.  

–Надо было казнить!  

–Эх, этим бы всё равно никто не вернул Нору…  

***  

–Какие красивые цветы! – ахнула Лэсс, показывая папе фотографии.  

–Ты где взяла их?  

–В чулане… Там целый альбом, и я…  

–Согласен: красивые розы. Они у нас росли, после мама заставила срезать.  

–Но зачем?!  

–Ей не понравились…  

–А где росли? – Лэсс обладала удивительной способностью задавать сразу миллион вопросов и в итоге добиваться ответа.  

–На улице, – отмахнулся отец.  

–Покажи!  

Он нехотя развернулся, пожаловался на боль в спине.  

–Давай, потом…  

Но Лэсс уловила намёк и напомнила о желании снова.  

Когда отец вышел на улицу, чтобы полить цветы, она подбежала к нему и снова стала говорить про розы.  

–Да вот, там! – указал он на забор. Из земли торчал толстый обрубленный ствол.  

–Такой большой…  

–На всю стену был!  

Лэсси отошла в сторону, чтобы обхватить взглядом пространство и попыталась представить куст. И тут же отшатнулась и замерла. Вдали – дом, на переднем плане – розы. Куст больше человеческого роста… Именно в этом месте было сделано фото, которые она видела в книжке Хартрайт!  

«Как же так получается, Нора случайно проходила мимо нашего дома, увидела красивое место и решила там сфотографироваться? Это было примерно 10 лет назад, тогда куст был молод и цвёл огромными белыми шапками… Всё же это довольно странно…» – Лэсс помотала головой и убежала. Будучи в доме, она направилась к своему излюбленному месту: на чердак. Лишь там девочка чувствовала себя в безопасности, тишина успокаивала и точно придавала сил.  

Чтобы занять себя, она разглядывала старинные вещи, листала папки с фотографиями, изучала лица людей. Она почти никого не знала тут, только маму – узнавала по длинным волосам. Но тут замерла. На фото было две женщины. Одна, молодая, с косой, другая, лет сорока внешне, но очень похожая на маму.  

«А кто же эта вторая? Бэкка… А первая точно Нора… Нора! Выходит, мама знала её? Но почему никогда не говорила мне?.. »  

И таких фотографий было в альбоме много. Складывалось впечатление, что Хартрайт не просто дружила с мамой, а была ей почти как родная. Лучшая подруга! Но почему именно она? Они так непохожи… А вот Нора с моим отцом… У них гораздо больше общего! И немного есть с бабушкой… Значит, она была другом семьи? А вот здесь ещё совсем маленькая!.. » – Лэсс листала фотографии одну за другой, и глаза её наливались всё большим удивлением.  

 

«Нашей доченьке, Норочке. С любовью. На пять лет! Мама, папа, 2000 год. »  

 

Это стало финальной точкой.  

–Ах… Нора! Она мне – сестра?! Вот почему все молчат… Родители хотели скрыть, потому, что она погибла… Ровно за год до рождения меня! И вот почему они так стары… Но это невозможно! Нет! Мама бы обязательно рассказала!.. »  

–Лэсс? – голос Фреда вывел из оцепенения. – Мама зовёт тебя обедать…  

–Нам надо поговорить! – слова девочки были полны ужаса, в глазах слёзы.  

–Что у тебя стряслось?!  

–Я, кажется, поняла…  

Фотографии рассыпались из её маленьких рук на пол. Брат тоже замер.  

–Да, да!.. Лэсс, как ты смогла?! Зачем ты нашли их?  

–Это правда?.. – слёзы налетели на глаза, она зарыдала и кинулась в объятья Фреда.  

–Не реви… Да… Мы не хотели…  

–Объясни, почему так?  

–Если только потом никому…  

–Я не скажу маме! Расскажи!  

–Это будет долгая история… Давай поедим сначала.  

Лэсс, всхлипывая, медленно спустилась с вниз.  

 

–... А теперь я слушаю!  

Брат сидел к ней спиной, искал что-то в шкафу.  

–Что ты ищешь?  

–Листок.  

–Какой?  

–Ты поймёшь, как увидишь!  

–Это так важно?  

–Да…  

Теперь всё важное у Лэсс сводилось к прошлому Норы.  

–Это про неё… – брат не осмеливался назвать Нору сестрой, хотя она ему приходилась родной, кровной. Он знал её! Молчал!  

–Читай, – победно проговорил Фредерик. В руках замаячил тот самый оторванный листик из книги!  

 

«Нора Хартрайт, настоящее имя – Нора Рикдач, дочь обычных школьных учителей Хелен и Рихнет Рикдач, гений нового времени, свеча, погасшая в самом расцвете дня…»  

 

–Мама была опустошена, когда узнала про убийство… Она ненадолго сошла с ума, бросила работу, занялась скупкой всех книг Норы, при этом раньше она ненавидела занятие дочери, упрекала ту, насмехалась… А ещё бегала и кричала по городу… Она заставила эксгумировать тело, чтобы повидаться с Норой ещё раз… и тогда же отрезала волосы. Она сохранила их, ты видела… А потом она придумала ещё более безумную идею…  

–Она родила меня?  

–Не совсем… Она отрезала волосы специально… чтобы потом…  

–Я не понимаю…  

–Чтобы потом… клонировать! – сдерживая нарастающие эмоции, прошептал брат. – Да, ты не ослышалась… Она хотела вернуть Нору, но понимала, что смерть безвозвратна. Она родила тебя, точнее её снова… Ты – Нора! Но ты ничего не должна знать или помнить!..  

–Нет! – в этот миг странная память дала о себе знать, и девочка закричала: – Я помню! Я думала, что это – фантазии, но я помню почти всю её жизнь! Я читала эти книги, чтобы понять… и памяти становилось всё больше. Как такое могло быть, объясни?!  

–Только чудесами науки…  

 

–Что же мне делать теперь? – прошептала малышка Лэсс. – Что посоветуешь ты? Мне больше не к кому обратиться…  

–Возможно, это всё неслучайно… И ты говорила про сны…  

–Персонаж. Я вспомнила, он был её любимым… – дети боялись называть имя Норы и всё время старались его заменить. – Он говорил, что расстроен. Спрашивал, как я могла? Наверное, упрекал за смерть… Да. А это значит… он настоящий? Как он смог найти меня?  

–Он был её музой… Хотел продолжения… А вообще я мало что знаю о нём.  

–Я не смогу, не смогу закончить… я не умею писать так, как она. Я могу… только петь. – внезапно спохватилась Лэсс, задыхаясь от этих эмоций.  

–Музыка… То самое, о чём тщетно мечтала Нора… Эх, да. И вот оно как получилось! Возможно, он добивался ещё чего-то…  

–Того, чего мы не узнаем…  

***  

Брат и сестра были правы. И буквально через месяц они нашли на чердаке рукописи. Много, около полутора сотен книг.  

–Эти неизданные работы… Нора хотела бы издать их, верила и любила всем сердцем… Но потом…  

–Мы должны закончить её дело. И пусть у нас нет ни денег, ни знакомых…  

–Есть… – печально заулыбался Фред, – На счету Норы оставалось полтора миллиона, мама запретила брать эти деньги, мы промолчим. Она оставила их на «чёрный день» и на смерть.  

–Но почему бы не сделать этот день светлым? Ведь этого хотела она… Она бы была рада. И ради улыбки Норы…  

–Ради неё одной!..  

–Нора не смогла умереть, как другие.  

–У неё была цель, и нею она победила смерть, мне больно говорить это всё, Лэсс… Мы не должны подвести! Иначе она не простит.  

–Только не говори маме!  

–Клянусь. И, кажется, я уже говорил!  

 

–Тогда скажи ещё кое-что… – начали старую песню Лэсси, – Какой она была? Нора…  

–Ты снова заставляешь вспоминать! А я мало что знаю! Мне было 10, в тот самый миг, когда она…  

–Не говори…  

Он покачал головой.  

–Я знаю, что ты обязана знать. А больше никто не расскажет… Словом, Нора была не такая, как остальные дети. Со здоровьем не ладилось и с родителями – никак. Одни ссоры были, особенно из-за творчества. Как я уже говорил, Хелен потом скупила все её книги, а раньше кричала: «Это просто хобби! Это глупо, и не стоит тратить своё время! Лучше начать учиться…» А она и училась, будучи под давлением родителей, окончила школу с медалью, причем золотой, и универ хорошо – чуть-чуть до красного не хватило… Но зато два диплома.  

–Почему два?  

–Они не смогли помириться. Хелен видела её на одной профессии…  

–Педагога?  

Фред уныло кивнул, усмехнулся.  

–Я так и думала…  

–А Норе не нравилось это!  

–Семейная традиция…  

–Она её оборвала. Но зря училась сестра…  

–Если бы она только могла…  

–Теперь сможешь ты. Я уверен! – его рассказ длился долго и заставлял обоих детей проливать слёзы. – Норчик не любила объятия, а ещё слишком боялась людей. Именно боялась, да, это было как фобия… И развилась она после того, как в школе не заладилась дружба. Ровесникам было непонятно понятие «служения творчеству» и то, какая она правильная, и они в открытую говорила, что Нора больна, мол надо как все – детей в 15 рожать и с пацанами гулять… Представь только, Лэсс, что она чувствовала?  

–Я всё помню…  

–Всё, что я говорю?  

–Воспоминания приходят одни за другими. Что-то было с рождения, что-то – только сейчас. Но эмоции, они как живые… – на глазах девочки сияли дорожки слёз. Тихий дневной свет струйкой просачивался через окно и касался розовых щёк.  

–Не реви…  

Но Лэсс не могла остановиться. Тёплая рука брата обхватила её, прижала малышку к себе, слёзы продолжали катиться вниз – теперь на его свитер, прямо наперерез красивому узору из листьев.  

–И очки она носила не случайно!  

–А почему?  

–Не для того, чтобы лучше видеть. Зрение у неё было нормальное. Нора часто плакала… Да, даже когда была взрослая… Прямо как ты сейчас… Особенно по своему персонажу, она любила его… Хотела замуж… Но она думала о реальности и вспоминала одноклассников, ненавидела их… Не реви!  

–А потом? – Лэсс и сама понимала, что ведёт себя не должным образом. Это противоречит её жизненным принципам, но с другой стороны – она маленькая, и это совсем не страшно.  

–Она одевала их, чтобы скрывать опухшие глаза…  

–Пряталась…  

–Как же больно… А ещё… – Фред сделал глубокий вздох. – Я хотел рассказать главное. Про смерть. Это неправда, что говорят другие. Никакого человека, убившего её, не было. Мужик рядом – да, но он не виновен. Я знаю… Не зря он клялся и божился, что не трогал Хартрайт… Это она убила себя. От печали! Она была совсем одна, и никто не придавал этому значения. У девушки были только книги, придуманные персонажи заменяли весь мир. Она говорила, что сама так решила, что иначе будет только хуже, и потому «лучше молчать о проблемах, чтобы не получить их вдвойне. » – процитировал он отрывок из какой-то книги, – А я, дурачек, маленький был, смеялся с неё, повторяя мамины фразы… Она кричала, что даже я, малый, а уже против, что против неё весь мир…  

Бедная, бедная Нора!..  

Тишина наступила со вздохом. Всё и велось к ней – длинные паузы, опущенные глаза, всхлипы.  

–А потом? – Лэсси вытерла слёзы и попыталась немного развеяться.  

–Что тебе рассказать?  

–Почему ты говорил так? Не понимал?..  

–Был как тряпичная кукла…  

–В тот день…  

–Ты помнишь? Последний свой час, мы остались с тобой… – Фред незаметно стал называть малышку Норой. – Мы говорили о чём-то, а потом…  

–Ну же, я что-то сказала? – и Лэсс как будто поддерживала эту странную, ясную только им игру.  

–Сказала… – кивок головы сменился небольшой паузой.  

–Нора не знала, что это – последний день.  

–Нет… Не могла и представить. Но довольно часто говорила, что не может «так жить»…  

–В одиночестве и непонимании…  

–Она начала речь о книге. А я бегал и смеялся с сюжета… «Ты не понимаешь! » – помнится, заявила она. «Ты не в силах!.. » А в сюжете уже был намёк. Там девушка убивала себя, не могла больше жить и думала годами про смерть. У неё, конечно, была причина, но не помню о ней. И она откладывала её, каждый день, надеясь, что завтра придумает такой способ, чтобы было и быстро и не больно…  

–И как, придумала?  

–Нет. В голове лишь одно было. Нож. Кинжал… И у Норы был кинжал, настоящий. Она его на выставке какой-то купила, старинный.  

–Неужто со Средних веков?  

–Может, даже… Наверно. Именно его нашли потом вонзённым в её нежное сердце. Как и у того самого персонажа-муза. Она слишком много думала о крылатом… А ещё она была одна, лежала и истекала кровью где-то на окраине города, в чужом районе, на чужой улице, ночью, в тени высокого дерева и в свете ясной кроваво-красной Луны… Никто не успел помочь. И не успел бы…  

–Намёк… Ты мог понять его! Она была на исходе! Она бы могла жить! Фреди!..  

-Вот только она не хотела! Говорила, что жива лишь книгами, а потом, что «они всё равно не могут заменить мир»… Знаешь, в десять лет сложно было понять, что такое печаль, я лишь недавно понял, какая боль… Это ужасно! Возможно, теперь она счастлива… Но я не могу знать.  

А тот дядька он просто рядом шёл и был пьян, а ещё когда-то за кражу сидел, поэтому и решили… Люди ошиблись. Сломали и ему жизнь… Но что уже говорить? Всё кончено.  

***  

На этом у Лэсс Рихнет Рикдач кончились все сомнения. Прошло много лет, и в канун двадцать пятого года, воспоминания снова промелькнули все вихрем и исчезли. На сей раз уже навсегда. Крылатый парень больше не снился ей, к книгам Хартрайт прибавилось ещё 147 наименований. Тогда же он явился ей, но в реальности – возле издательства проходил парень. И ей, наверное, показалось, он улыбнулся, после исчез. На мгновение лишь смогла она различить крылья – белые, как вспышка света. Наверное, всё же иллюзия…  

Лэсси смогла не повторить ошибок сестры и прожить жизнь по-другому, но она всегда была грустная от мысли, что что-то навек упустила. Талант, волшебство, прошедшие годы? Когда она оставалась одна часто об этом думала и грустила, плакала по вечерам, но даже так боялась рыдания вслух. Она сделала всё, о чём просила Нора, и, должно быть, там она сейчас счастлива… Но ей никогда не увидеть её улыбки, не понять, счастлива ли она или нет? Сожалеет ли Хартрайт о том, что случилось?  

Воспоминания из прошлого сама Лэсс трактовала по-разному. Возможно, это была иллюзия, а скорее – одна душа на двоих. Только странно так получилось, что душа вернулась так быстро… С другой стороны это был единственный шанс Норы исполнить всё то, что хотелось, а с другой – это сложно как-либо объяснить...  

 

 

2017, 209  

| 488 | 5 / 5 (голосов: 7) | 09:09 10.12.2017

Комментарии

Oribikammpirr19:03 30.10.2020
gennadybadin, почему?..
Oribikammpirr19:03 30.10.2020
linapalii, спасибо!
Gennadybadin16:17 10.12.2017
Странно. Очень странно.....? 5+
Linapalii12:24 10.12.2017
Красиво и грустно.. .

Книги автора

Шоколадный единорог
Автор: Oribikammpirr
Рассказ / Лирика Сказка Философия Фэнтези
Это был самый обычный конь, и он считал себя самым обычным конём. Обычным из обычных, простым, не какой-то необыкновенной породы, разве что шоколадной окраски. Одна девочка с косичками поделилась с ... (открыть аннотацию)ним и соседним деревом своей тайной. …И с тех пор он также хотел слиться с природой заветных фантазий. А она, что же она сказала? От чего шоколадная шерсть без конца стала желать сделаться белой, хотя бы кремовой? Картинка. Она показала её, рассказав всего лишь любимую сказку… И с тех пор конь возжелал превратиться в единорога. Это стало навеки их общей мечтой.
Теги: конь лошадь единорог рога новый год мечты
11:04 25.01.2023 | 4.75 / 5 (голосов: 4)

Самурай нового времени
Автор: Oribikammpirr
Рассказ / Лирика Психология Реализм Философия
Солнце вышло – заиграло сильнее. И один робкий луч внезапно упал на меч. И одного этого луча вмиг стало достаточно, чтобы изменить мир. История про девушку, которая купила катану. По мотивам реальных ... (открыть аннотацию)событий. Фото автора, больше фото косплея см в группе "Вселенная Ориби Каммпирр" или подгруппе "Косплей Ориби".
Теги: мысли меч катана подупка тайна радость
12:24 17.01.2023 | 5 / 5 (голосов: 3)

Новый список рекомендаций
Автор: Oribikammpirr
Справочник / Литобзор Другое
На основе всего творчества автора, за 14 лет.
Теги: книги избранное кратко список рекомендации лучшее
10:38 30.12.2022 | 5 / 5 (голосов: 4)

Синий Огонь
Автор: Oribikammpirr
Рассказ / Лирика Реализм Философия Фэнтези
Окончание цикла про феникса. Дневник главного героя, или ещё один секрет, через который проходят волшебные птички. Об этом не пишут в сказках, но оно есть... Хронологически располагается после последн ... (открыть аннотацию)ей главы моей повести "История Феникса" (2022).
Теги: феникс сила птица возрождение синий лёд
13:16 14.12.2022 | 5 / 5 (голосов: 5)

Подборка новогодних произведений 3
Автор: Oribikammpirr
Сборник рассказов / Лирика Любовный роман Реализм Сказка Философия Фэнтези
Продолжение. Про Новый год и про зиму. Рассказы, сказки; стихи были в предыдущем сборнике, ссылки на предыдущие два сборника дам в комментариях к этому. Возможно, будет дополнен в ближайшее время.
Теги: новый год праздник ёлки чудеса радость магия
22:27 13.12.2022 | 5 / 5 (голосов: 1)

Перечень моих работ: 2022
Автор: Oribikammpirr
Справочник / Литобзор Проза
Список произведений, написанных за этот год + новый список рекомендаций.
Теги: рассказы повести романы книги итоги избраное
11:50 09.12.2022 | 5 / 5 (голосов: 2)

Рассказы о Любви 6: Счастливые и грустные
Автор: Oribikammpirr
Сборник рассказов / Лирика Любовный роман Мистика Философия Фэнтези
Новый сборник рассказов о любви, рассказы этого года. Можно дополнить повестью "Симметрия розы", но в целом повесть о другом, только через любовь передаются другие линии.
Теги: любовь чувства радость улыбка драма феникс
11:07 05.12.2022 | 5 / 5 (голосов: 2)

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.